Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Совести много не бывает


Совести много не бывает

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Участники: Эддисон Хадсон и Ливия Андреоли
Место: дом Эдди
Время и погодные условия: 21 октября, вечер, +20, облачно
О флештайме: после неудавшегося кастинга Ливия решает заглянуть к Рыжей и извиниться

+1

2

Дело было не в том, что ей предложили, дело было не в том, что засовывание пальцев – да хоть руки! – в жопу какого-то мужика было слишком мерзким и грязным даже для нее (а это было мерзко и грязно даже для нее, с учетом того, что она далеко не брезглива, брезгливые горничными долго не проработают), дело было в том, как они к ней относились. Работа ей не светила, это совершенно очевидно, это было понятно с самого начала, но они все равно требовали делать ее всякие гадости, издевались, зная, что потом пошлют ее, насмехались…
Как будто Эдди не знает, как она выглядит. Как будто она не смотрит на свое отражение в зеркале, тошнотворное, искалеченное,  каждый день. Она пришла для того, чтобы показать товар и возможно заключить сделку; сделку с ней решили не заключать с самого начала, но вместо того, чтобы сразу озвучить свое решение, над ней решили еще и поиздеваться. Интересно, смешно им было? Весело? Радостно? Что они чувствовали, измываясь над ней, что они чувствовали, осознавая, что она не сможет им никак ответить, даже попытаться?
Каким бы Дерек ни был мудаком, он никогда не давал ей почувствовать себя униженной, он никогда не ранил ее чувства… до тех пор, пока не сбежал от нее, разумеется. Ее пытались лишить всякого человеческого достоинства, и она теперь жалеет, что не пошла на это. Пять сотен баксов были бы ей не лишними сейчас.
Она сейчас стену красит – мятный цвет, нежный. Окна этой комнаты – большие, такие, кажется, называются, французскими – выходят на южную сторону, на веранду, и отсюда будет хороший вид, да и сама комната хорошая, уютная, особенно если обставить ее красиво, да полы обновить. Пока же комната пуста и едва ли теперь кому будет нужна, но Эдди все равно продолжает безнадежное дело. Этот дом мог бы стать по-настоящему шикарным, будь у нее деньги, но сейчас это – скорее «остатки былого великолепия»: два этажа и мансардное помещение; первый – кирпичный, второй – деревянный, он появился куда позже основной части строения. Веранда выходит на задний двор, но ее необходимо полностью переложить, а амбар метрах в пятидесяти от дома, который мог бы служить гаражом, а то и гостевым строением, и вовсе легче снести. Шикарные видовые окна по мнению Эдди превратились в источник сплошных растрат, ведь протопить махину стоило недешево, но выглядели вполне достойно, особенно если их перекрасить. Эдди подозревала, что дом был построен еще во времена рабовладельчества, что объясняло его планировку: шикарная, огромная кухня, оставленная без внутренней отделки, сделанная из того же камня, что и внешняя стена, и большая гостиная по другую сторону широкого холла; была на первом этаже и маленькая гостиная, которую Эдди использовала и как гостиную, и как столовую. На втором этаже – еще пять комнат, каждая из которых предполагает использование в качестве спальни, и еще две – в мансарде (и Хадсон решительно не понимает, зачем кому-то вообще могли понадобиться подобные хоромы), но использует рыжая, кроме кухни, только три из восьми комнат: две спальни на втором этаже да гостиную на первом. И со всем этим ей нужно что-то делать, представляете? Сейчас большая часть полов на втором этаже и в большой гостиной снята (и из-за этого Чарли необходимо контролировать каждую секунду), рабочие меняют трубопровод, а потом возьмутся за крышу и обновление фасада, им ведь уже заплачено, но значительную часть работ Эддисон планировала выполнить сама.
Эдди красит, Шарлотта рисует на только что окрашенном - стоило бы ее наругать, но это совершенно бесполезно, как и сам ремонт. Она просто поработает немного, а потом решится все-таки сделать то, что должна сделать. Сегодня, или завтра, или через неделю - рыжей надо просто собраться с духом и сделать то, что должна.

Дом примерно в этом духе, но первый этаж сложен из камня; состояние - прям такое :D

http://fc02.deviantart.net/fs30/i/2009/251/1/2/Old_Farm_House2_by_NHuval_stock.jpg

Отредактировано Addison Hudson (2014-10-29 17:57:36)

+1

3

Ливии не нравилась Эдди. Она не считала ее умной, поступки девчонки приводили в недоумение и вызывали стойкое желание вправить мозг. С другой стороны, вдалбливать что-то таким, как Хадсон, было просто бесполезно. Разные уровни самосознания - она никогда не поймет Ливию, а Ливия не поймет ее. Однако оставить все, как есть, Андреоли не могла. Это она втянула ее в тот позор, который рыжей пришлось пережить на кастинге. Не по ее вине конечно мужчины начали насмехаться над Эдди, но толкая ее в ремесло, от которого девчонка была далека, Ливия все-таки могла ожидать чего-то подобного. В итоге над Эдди не только поглумились, но еще и едва не надругались. Так или иначе, но она такого обращения не заслуживала. Еще там, в номере Парадиза Ливию начало душить чувство если не жалости, то несправедливости точно. Эддисон конечно не стала дожидаться хозяйку в ее кабинете, отдав предпочтение быстрому побегу - к слову, на ее месте Ливия поступила бы так же. Впрочем... на ее месте она пожалуй никогда бы не оказалась.
После "теплого" расставания с Пульсоне и Фрэнком Ливия хоть и пыталась не думать о том, что произошло, но невольно снова и снова возвращалась мыслями к Эдди. Наконец, выругавшись, она попросила своих помощниц поднять документы по персоналу отеля, чтобы отыскать данные об адресе ее бывшей горничной. Так, закончив дела в Парадизе, Ливия отправилась к ней домой, по пути стараясь подобрать нужные слова. Как назло ничего путного в голову не шло и наконец Ливия плюнула и решила, что сориентируется по ситуации. Если Эддисон вообще впустит ее на порог, конечно.
За компанию Ливия взяла с собой вышибалу Джека, который последние несколько дней, если точнее, то с тех пор, как ее машину угнали, работал ее водителем. Да и страшно ей было одной к Эдди-то заявляться. Кто ее знает, может и кочергой какой-нибудь со злости огреть.
Когда они подъехали к обветшавшему дому, итальянка сначала подумала, что Джек ошибся адресом.- Смотрите сами, - пробубнил парень, показывая ей монитор, - навигатор не врет. Это здесь.
Ливия задумчиво посмотрела сначала на дом, потом на навигатор и снова на дом. - Может, она при поступлении на работу адрес не тот указала... - Андреоли еще минуту медлила с решением, стоит ли стучаться в двери дома, который на пару с садом выглядит столь заброшенным и опустелым, но в итоге попросила Джека подождать ее - она все же посмотрит на хозяев, ведь свет в окнах горел. Утопая в некошеной траве, Ливия с трудом пробралась к парадному входу и постучала. Вероятно когда-то дом был довольно красивым. Колониальный стиль Ливии всегда нравился, от него веяло величием и одновременно уютом. Запускать его до такой степени было верхом безалаберности или же полным отсутствием денег.
Нет, адресом она не ошиблась. Через светящееся окно Андреоли рассмотрела женский силуэт с рыжей копной волос. Это могла быть только Эдди. И кажется она занималась покраской стен. Что ж, она не кидает дротики в ее фотографию, и то хорошо. А ремонт вполне миролюбивое и успокаивающее занятие.
- Эм... привет, - не зная стоит ли улыбаться, как-то колеблясь сказала она, когда на пороге ее встретила Хадсон. - Я тебе пятьдесят баксов привезла. Которые должна. - ну не с порога же она извиняться будет? Извинения вообще дело такое. Ливии было с ними сложно. - И еще сверху за бензин и прочее. - добавила на всякий случай. - Впустишь?

0

4

В одной из мансардных комнат, Эддисон нашла детскую колыбель и игрушки; на выцветших стенах были видны силуэты огромных цветов, красных, желтых, оранжевых (по крайней мере, такие цвета могла предположить Эдди по их призракам), а среди них витиевато выведено: Аделаида Хадсон. Дедушке никогда не нравилось имя Эддисон, ему нравилось красивое, гордое - Аделаида. Странно, что рыжая совсем не помнила этой комнаты, но очень хорошо помнила самого деда, вернее его образ: большие и теплые руки, большие и теплые глаза.Тогда он казался ей очень старым, а сейчас она понимает: ему едва ли исполнилось сорок, когда он умер. Если бы это не случилось так рано, то жизнь этого дома, жизнь ее матери и ее самой - она была бы совсем другой. От этого становится совсем тоскливо, и рыжик полдня убила для того, чтобы спустить вниз кукольный дом, миниатюрную копию самой фермы; кроме дома, там был амбар со съемной крышей и множество фигурой животных на заднем дворе. Вот было бы здорово, если бы дом сейчас выглядел так же, как когда кто-то не очень умело, зато старательно изготавливал его копию для своих детей...
Она не тронет Шарлотту, это очевидно. Она позвонит в социальную службу и попросит их забрать ребенка, и Чарли даже ничего не поймет. Так будет лучше для всех. В конце концов, то, что Эддисон так не повезло, не значит что так же не повезет и Чарли. В конце концов, ей было десять, а это слишком много для усыновления, и она была маленькой необразованной дикаркой, а Чарли совсем не такая: она умненькая для двух лет, болтает бойко, знает цвета, как всякие животные разговаривают и много марок машин, а еще она хорошенькая, ее обязательно по любят и позаботятся о ней.
Малодушная Эдди, трусливая Эдди, она все еще судорожно пытается придумать хоть какой-то способ не умирать.
И, возможно, этот способ стучит ей в дверь.
Она подхватывает девочку на руки (как-то уже оставила у Эддингтона ее наедине с красками и повторения эксперимента не хотелось) и идет открывать.
-Добрый день. - удивленна, чего скрывать. Она не ждала Ливию, уверенная, что та не найдет причин ехать сюда, тем более что пятьдесят баксов не имеют больше значения. - Угу. Спасибо. - она нахмуривается, но пропускает гостью в холл, который выглядит весьма пристойно, ведь здесь стены уже окрашены, а пол и лестница - оцеклеванны. - Вы что-то еще хотите? - правила вежливости подсказывают: - Чаю? - она чувствует себя смущенной и слабой, как ученица рядом со школьной учительницей, внезапно пришедшей в гости.

+1

5

Вместе с Эдди на Ливию с интересом смотрела еще пара детских глаз. На руках у рыжей сидело то милое создание, которое итальянка уже видела на фотографии в машине Хадсон. Ее дочь. Кажется, имени ее Ливия не спрашивала либо просто не удержала эту информацию в голове. В любом случае хорошо, что ребенок еще слишком маленький, чтобы понимать, о чем собираются разговаривать взрослые. Лив обменялась с ребенком продолжительным взглядом, и в конце концов уголок ее губ дернулся в подобии улыбки. Эдди на удивление ее не прогнала метлой, а еще и чаю предложила. Ну надо же! Ливия не ожидала. В пору было бы нагрубить ей, высказать всю правду в лицо и выгнать ее, а Эдди еще и вежливой пыталась быть. И за пятьдесят баксов спасибо говорила. Да что уж там, и так по окружающей обстановке было видно, что рыжая девица позарез нуждается в деньгах.
- Нет, чая не надо, - отказалась Андреоли, оглядывая комнату, в которой очутилась. Несмотря на то, что она кое-как была приведена в божеский вид, (свежая краска и лак бесспорно придавали новизны и чистоты), все остальное выглядело весьма удручающе. Бедная обстановка, почти что ничего лишнего из мебели. Сплошное старье. - У тебя ремонт? - Интересно, как давно она его начала? Судя по тому, что она успела увидеть через окно, справляется Эдди исключительно собственными силами. - Ах да, ты говорила кажется что-то об этом... - Ливия вспомнила, что Хадсон уже рассказывала о вынужденном ремонте и закладной. - Дом хотят снести? Я так понимаю, тебе выделили срок для его реставрации? - Просто формальная отсрочка. Наверняка домом уже заинтересовались солидные фирмы по недвижимости, а Эдди еще и рискнула спасти его. Безнадежно. Дом отберут, как пить дать. Ей не хватит ни времени, ни денег, чтобы закончить ремонт. Если так прикинуть, то, чтобы саморучно покрасить такую огромную площадь, понадобится года два, не меньше. А если учитывать, что Эдди это делает в свободное от работы время? Впрочем после того, как Андреоли выгнала ее из Парадиза, времени этого наверное у нее хоть отбавляй. Спрашивать, как ребенок переносит пары лака и краски, Лив не стала. Из Хадсон та еще безбашенная мамочка. Хотя и винить ее вроде как нельзя. Ясно, что больше ребенку находиться негде.
Пока Андреоли неспешно проходила вглубь гостиной, с виду обновленные половицы предательски скрипели под ее каблуками. Взгляд ее упал на стоящий посреди комнаты макет, и Ливия с трудом узнала в нем этот самый дом, в котором сейчас находилась. Не только дом, но и довольно обширный участок земли вокруг... было похоже на целую ферму. - Дом принадлежал твоей семье? - спросила она, продолжая неспешно рассматривать макет. Если это было так, то семья Эдди была очень и очень обеспеченной. Почему же все пришло в такое запустение? Хотя да, вспомнив о том, что Эддисон не блистала интеллектом, Ливия решила, что вопрос отпадает сам собой - нет грамотных управленцев. Если их ферма разорилась, то денежный поток автоматически прекратился, а без денег ветшает всё. Парень, от которого она родила, не то, что инвестировать не мог, но еще и обокрал ее - это Ливия запомнила. Жить в таком доме без денег было по меньшей мере нерационально. - Ты должна была давно продать его, если не было денег на его содержание. - Все нормальные люди так делали. Ливия была уверена, что многие строительные фирмы с огромным желанием заполучили бы такую завидную по объемам площадь. Они уже вероятно охотились на нее. - Земля тоже в собственности? - Скорее всего да, иначе Эдди давно бы здесь уже не было - платить за аренду было просто не с чего. Удивительно, как ей еще хватало налоги выплачивать. Сумма-то небось немаленькая.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-10-30 11:46:21)

+1

6

Зачем она пришла?
Для того, чтобы деньги привести? Да Эдди в жизни в это не поверит; Ливия могла прислать кого-то из своих рабов, могла прислать деньги почтовым переводом и не утруждать себя визитом в эту дыру, могла придумать еще тысячу и один способ, как выплатить этот долг, а, скорее, забыла бы о нем, ведь для таких людей, как она, пятьдесят долларов, да даже пять сотен – это не деньги, а нечто невнятное.
Зачем она пришла?
Опять поиздеваться, наверное. Найти еще одну болевую точку, еще раз ущипнуть посильнее, и посмотреть на реакцию, посмотреть, как долго она терпеть еще будет. Когда Ливия заходит в дом, Эдди закрывает за ней дверь и видит то, что женщина приехала не одна – ее спутник весьма угрожающей наружности ждет ее на улице. Это ничем хорошим Эдди не грозит.
То, что Ливия улыбается Шарлотте, кажется совсем уж нехорошим. Сейчас рыжая больше похожа на мышонка, которого гипнотизирует королевская кобра. Всего несколько дней назад, она чувствовала себя почти на равных с ней, чувствовала возможность выиграть битву, а сейчас, на своей территории, когда, кажется, и стены должны поддержать – так откровенно беспомощна, глупа, бесполезна?
-Да. Я вам говорила, что у меня ремонт.
– она не понимает, к чему все эти чертовы вопросы? – Они сказали, что Шарлотта не может жить в таком доме, и что я должна привести его в порядок к зиме, иначе ее у меня заберут. Иначе они заберут у меня дом. Я взяла деньги под залог на его ремонт – она зачем-то повторяет это, по кругу, и безропотно позволяет Ливии пройти в малую гостиную.
-Да. Здесь никто не жил после смерти деда, много лет. Я вернулась уже с Шарлоттой.
– она не собирается посвящать Андреоли во все подробности произошедшего, просто обрисовывает ситуацию в общих чертах. Она сбежала сюда после своего позора в Лос-Анжелесе. Подпорченная профессиональная репутация убила ее надежды на аренду собственной квартиры, и если она потеряет дом, то идти ей будет попросту некуда. В лучшем случае, если ей очень повезет, она получит муниципальную квартиру, но для этого надо быть той еще упорной и наглой пройдохой, а не как Эдди.
-Я учту ваше мнение. – ее нос невольно морщится. Продать, ага! Единственное предложение, пришедшее ей на почту в прошлом месяце, не покрывало даже полной суммы займа, ведь строительные компании чуяли слабых и знали, что им достаточно просто подождать. Эдди даже не понимает, как проста была схема, в которую она влипла: сначала требование, которое она явно не сможет выполнить без дополнительных средств, потом социальный работник, рекомендующий конкретного заемщика, затем - явно невыгодное, но в некоторых ситуациях единственно возможное предложение от потенциального застройщика. Пока ферма стояла без хозяев, она не слишком привлекала внимание, но вот в последние несколько лет, когда южное шоссе стало активно застраиваться, земля здесь стала казаться относительно перспективной. – Два гектара, по документам.

надеюсь, не переборщила с финансовой махинацией

+1

7

Вероятно Эдди не понимала, зачем Ливия появилась в ее доме. Если хотела бы отдать несчастные пятьдесят баксов, то давно бы оставила деньги на столе и уехала, но вместо этого она рассматривала дом и задавала вопросы, которые по идее не должны были ее волновать. На самом деле Ливия просто тянула время, не зная, как подойти к главной цели своего визита - извиниться. Да и история с домом по ходу их беседы действительно заинтересовала ее. То, что говорила Хадсон, звучало как какая-то нелепица: соц. работники внезапно обратили свое внимание на одинокую мамашу, живущую в запустелом доме? Да ладно!  Не верилось Ливии в такую уж бдительность социальных органов. Скорее всего  просто кому-то из застройщиков приглянулась земля, на которой стоял дом, и выяснив, что в собственниках числилась малообразованная девчонка без связей и денег, они просто решили обманным путем выманить у нее землю.
- Я пришлю тебе своего юриста, - спокойно сказала она. На сей раз звучало это категорично и повелительно, а не вопросом "помочь ли тебе?". В прошлую встречу, когда она предложила свою помощь с работой в порнухе, вышло все как-то, мягко говоря, не очень. На сей раз места злости Ливия в своем сердце не оставила. С нее и правда теперь уж причиталось. - Два гектара - это солидные цифры, - Андреоли повернулась к Эдди, взглянув на нее впервые с той минуты, как она впустила ее в дом. Девчонка снова выглядела зажатой и напуганной - видимо она заметила Джека, закурившего у машины. Да и от Ливии она наверное уже не знала, чего и ждать. Только ее вид и подтолкнул итальянку к делу, ради которого она собственно и пришла. - Слушай, я хотела извиниться, - снова отвела глаза и запустила руки в карманы брюк. - За то, что втянула тебя в ту историю с кастингом. Что ты не для порнухи, было и так сразу ясно... - она осеклась, понимая, что фраза вышла не очень-то ободряющей. - Не из-за того, что ты внешними данными не вышла, - она тут же поспешила поправиться, - а потому что ты не шлюха. - Ну вот, вроде уже лучше, даже похоже на комплимент. Наверное. - Я была тогда ужасно зла на тебя из-за произошедшего на дороге, поэтому и сделала тебе это дурацкое предложение. Извини. - она покачала головой и замолчала, не зная, что еще сказать. Немного поколебавшись, она еще неоднозначно пожала плечом: - Если хочешь, можешь вернуться на работу в Парадиз. - Это ничем не поможет девчонке, которая вот-вот лишится дома и ребенка, но по правде Ливия не знала, что может предложить вот так сходу. Дело с землей конечно весьма заманчивое, она обязательно поговорит еще на эту тему с Гвидо или Фрэнком, возможно и им покажется это интересным, но кормить девочку призрачными надеждами раньше времени не хотелось. Она и так наелась сполна.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-10-30 13:00:10)

0

8

-Угу. Присылайте. -можно было бы пуститься в спор и отказаться ото всякой возможной помощи, но Эдди не видит в этом никакого смысла, как и в самом юристе. В отличии от Ливии, она не видит в своей истории ничего странного или подозрительного, искренне считая, что ей просто не повезло. Так, по мнению Эдди, живут десятки и сотни тысяч людей: пытаются соответствовать возложенным на них обязательствам, а потом понимают, что просто не тянут ношу. Это несправедливо, очень, но это...нормально. Не то, что бы рыжик не завидовала тем, у кого все складывается хорошо и гладко, но свое место она тоже знает, и на большее особо не претендует.
То, что происходит дальше, заставляет Эдди сначала выпучить глаза - будто они и без того не огромные - а затем нахмурится. Тот факт, что Ливия просит извинений - а этого рыжик ждала от нее меньше всего в жизни, вот уж точно не от гранитной будто бы красавицы - конечно льстит, но и форма этих извинений...
Эдди знает, что она не красивая; вернее не так - она не подозревает, что в принципе, может быть миленькой и даже хорошенькой, если подойти к этому вопросу разумно. Но одно дело, когда ты сам это знаешь, а другое, когда кто-то, кого природа не обошла дарами, вот так вот небрежно это подтверждает,будтобы и не понимая, как звучат его слова.
-Не шлюха. Но это ничего не значит. Мне нужны деньги, и если с вами не вышло, попробую у кого-нибудь еще. - на самом деле, она и не думала о том, чтобы пройтись по объявлениям вроде "набираем девушек без образования, достойный доход", но не говорить же что-то вроде "ах, какая ерунда, я все равно вечерком решила повеситься; кстати, не захватите Шарлотту? Она есть мало, особо не капризничает...".
-Спасибо за предложение. Я подумаю над ним
. - возвращение в Парадиз, конечно, вернет статус кво ее семейному бюджету, но не решит первоочередной проблемы, и ей придется все-таки изыскивать дополнительный заработок.
Если до этого кто-то и считал, что Чарли ничего не понимает, то сейчас она рушит это впечатление всего одним вопросом:
-А кто такая шлюха? - правда, последнее слово у нее звучит как смесь "соплюхи" (кто это, Чарли знает) и "слюды" (Эдди понятия не имеет, что это такое), виной тому не слишком развитый речевой аппарат, соответствующий, впрочем, юному возрасту вполне соответствующий. Девушка заказывает глаза и вздыхает. Ну и что ей сказать? "Красивая тетя, которая не слушалась мамочку"?

+1

9

По реакции Эдди сложно было понять, прощает она ее или еще больше начинает ненавидеть. Вполне возможно, что от проявления агрессии ее сдерживает только эта малышка, которая сейчас повисла у нее на руках. Но с другой стороны рыжая ведет себя слишком аморфно, как-будто и вовсе не собирается ничего дальше предпринимать. Как-будто опустила руки и просто ждет свершения своей судьбы. Вполне возможно, что так в какой-то степени и было. Даже предложение о возвращении в Парадиз не придало ей никакой радости. Но что Ливия могла еще ей предложить? Заплатить за нее залог? Сумма вероятно немаленькая, и вот так сходу выложить конверт на стол она не могла даже при своем довольно хорошем финансовом состоянии. Дать ей работу попрестижнее и платить больше? Какую? Она могла бы взять ее горничной к себе, но у нее уже была Марта, женщина, которая полностью устраивала Лив и менять которую она не хотела. Предложить ей пожить у нее, взяв на временное содержание? Тоже сомнительная затея. Личное пространство Андреоли оценивала слишком высоко, чтобы впускать в него постороннего. А Эдди, как ни крути, была ей чужаком.
Услышав ответ о том, что она и дальше будет пробовать себя на поприще шлюхи, Ливии оставалось разве что вздохнуть.
- А я-то думала, после того унижения, которое ты пережила сегодня днем, ты сделала какие-то выводы, - отозвалась она, прямо смотря на Эдди, пытаясь разгадать, что творится у нее в голове. - Слушай, я могу для тебя подыскать какую-нибудь нормальную работу. Ты что-нибудь еще умеешь? Есть какое-нибудь образование? - раз ее дед был человеком обеспеченным, то вполне возможно, что и Хадсон не осталась без заветной "корочки". Сомнительное конечно предположение, но лучше спросить. - Я могу попробовать устроить тебя официанткой в хороший ресторан, например. Там платят щедрые чаевые. Только и подносы таскать надо учиться. Просто так в этой жизни ничего не дается. Нужно прилагать усилия, а не бегать по сомнительным кастингам в надежде, что на тебя свалится кусок золота за то, что ты кому-то расстегнешь ширинку. - Внезапно ее дочка задает вопрос, который ставит в тупик не только своей формой, но и содержанием. О, просто прекрасно. Ливия не успела и порог пересечь, как уже научила ребенка основным терминам своего бизнеса. И главное произнесла-то она это слово всего однажды и то без особого акцента на нем. Мда, учитывая специфику ее работы, пожалуй мать из Ливии вышла бы еще хуже, чем из Эдди. - Оу, она умеет говорить, - все, что смогла произнести Андреоли после озадачившего вопроса малышки. Самое идиотское замечание, которое только можно было сделать. Девочке почти три, а в этом возрасте дети и правда становятся не только слишком любознательными, но еще и начинают болтать, предавая секреты взрослых, но Ливии-то об этом откуда знать? Школу материнства она не проходила.
Эдди молчала, не зная, что ответить дочери, и ее колебания навели Ливию на свой следующий вопрос. - И что? Однажды ты будешь готова рассказать ей значение этого слова, поставив в пример себя? - глупо надеяться, что ее проповеди отрезвят Хадсон, но зачатки разума стоило попытаться пробудить. - Или ты намерена сложить руки и перестать бороться за нее? Отпустить в детский дом, а самой пойти на панель? Или как ты себе представляешь свое будущее?

+1

10

-Гордость – это гордость, она для таких как вы. А у меня ребенок, и я должна позаботиться о ней, и если для этого мне придется унижаться, то я буду унижаться, чтобы вы ни думали. – она поджимает губы. Ливия думала, что приехала с самыми лучшими намереньями, но на самом деле рыжая чувствует себя так, будто бы над ней снова стали издеваться, причем едва ли не более изощренно. Ливия что, думает, что Эдди нравится то, что она не живет, а выживает, нравится то, что ей приходится копаться в чужом дерьме?
-Я не ходила в школу до десяти. У меня только школьный аттестат, и тот не очень хороший. Я умею готовить, я умею шить, я умею убирать, я умею все, чему меня научат.
– она сейчас даже самой себе напоминает вулкан, который вот-вот готов взорваться, так что от греха подальше, она сажает Шарлотту в кресло, откуда та, впрочем, сразу же выбирается. Ей нравится сумочка Ливии, красивая, и достаточно выделяющаяся для того, чтобы привлечь ребенка.
-Вы думаете, я не пыталась устроиться куда-нибудь еще? Вы хоть знаете, сколько раз надо мной смеялись в таких местах? Я недостаточно хороша для щедрых чаевых и для официанты, я слишком уродливая, если верить таким, как вы.
– ее голос становится все громче и громче. Попытка Ливии извиниться привела к полному провалу: Эдди буквально вне себя от злости. – Вы понятия не имеете, что я делаю, вы понятия не имею, как сильно я стараюсь, и если вы думаете, что все так только потому, что я ленивая или недостаточно стараюсь – можете развернуться и идти на все четыре стороны.
Она – старалась. Черт бы вас побрал, она только и делала, что старалась, она готова умереть если будет знать, что это обеспечит ее дочь, она готова пойти на все. И если Ливия считала, что Эдди может лишь жалеть себя (хотя, стоит признать, это она делает феерично), она сильно ошибается.
-Даже если я когда-нибудь ей расскажу, чем занималась, она поймет. Потому что все, что я делаю, я делаю ради нее.
– она тоже скрещивает руки на груди: - это уже не ваше дело. Я не вижу у себя будущего, но вас это касаться не должно. О дочери я позабочусь.

+1

11

Гордость для таких, как она? Да откуда эта рыжая вообще знает, что из себя представляет Ливия? Что ей известно о ее жизни? Вот именно - ровным счетом ничего. Да, сейчас она может и задирает голову высоко, позволяя себе цинично ухмыляться при виде таких, как Эдди, но еще совсем недавно Ливия представляла из себя лишь марионетку, просто куклу, которую Марчелло приобрел себе для утешения души и тела. У нее была дорогая одежда, бриллианты, роскошный дом, - словом, все, о чем мечтают девушки, но к комплекту прилагался тиранический и почти что психопатичный характер супруга, который не отводил своей жене никакой другой роли, кроме нарядной спутницы на дни рождения друзей и любовницы, желания которой в общем-то обычно он не спрашивал. Малейшее отступление от его решений каралось оплеухой, а порой и не одной. Через восемь лет брака Ливия из живой и общительной девушки превратилась в  безвольное создание, которое априори соглашалось со всем, что говорил ей муж, не смея идти поперек. Так что, определение слова "гордость" в то время ей просто пришлось вычеркнуть из своего словаря.
- Никогда еще унижение не приводило к решению проблем, - спокойно ответила она, несмотря на постепенный рост раздражения у Эдди. - Чтобы что-то изменить, нужно действовать. - То, что Эдди даже в школу пошла с задержкой, стало для Ливии еще одним удивлением. Что ж за семья такая у нее была? При деде-то фермере! - Значит, ты пойдешь учиться, - Ливия уверенно кивнула, игнорируя нарастающую агрессию Хадсон. - Параллельно будешь работать в Парадизе, пока не закончишь университет или хотя бы техникум. График у тебя будет с послаблениями, чтобы ты смогла успевать. Если ты действительно хорошо готовишь, то можно попробовать кулинарный институт. Или что-то связанное со сферой услуг, я еще подумаю. Тогда и будущее у тебя появится... У тебя, и у твоей дочери, которая будет расти в лучших условиях, чем, я полагаю, росла ее мать. - Ливия замолчала, ожидая реакции Эдди на ее слова. Она сюда не только извиниться пришла, но и помочь. И если она в силах замолвить где-то за Эдди слово, почему она не должна этого сделать? Неспроста же все-таки пересеклись их пути? - Дочь у тебя не отнимут, если ты будешь обеспечена работой и жильем. Работа, считай, у тебя есть, с жильем что-нибудь придумаем. По поводу твоего дома я поговорю с одними людьми и узнаю, можно ли еще что-то сделать. Если нет, то переберешься пока в один из номеров Парадиза. - вот и все. Просто и ясно. В паре предложений Ливия представила Эддисон пока еще не развернутый, но довольно четкий план ее жизни на первые несколько месяцев, а может и лет. На взгляд Ливии, отказываться от того, что она ей предлагала, было просто непозволительной глупостью. Но выбор конечно всегда стоял за самим человеком.

0

12

-А это уже мне решать, поможет или не поможет. С вариантами все равно плохо.
Меньше всего ей нравится, что кто-то решает за нее, как ей жить. Дерек вон тоже указывал, Дерек вон тоже утверждал, что знает, как им обоим будет хорошо, он тоже говорил, что она должна делать, и в результате она оказалась там, где оказалась. А эта уверенность Ливии в том, что Эдди должна поступать именно так, а не иначе… она уже постаралась один раз помочь – и помогла так, что ее над ней сначала посмеялись, потом оскорбили, а потом унизили. Она еще подумает… Эдди сжимает губы.
Это Ливия, владелица борделя.
Это Ливия, которая общается с опасными, очень опасными людьми.
Это Ливия, которая уже один раз «помогла» ей.
Она не уверена, но, кажется, этот интерес к Эдди появился у Ливии после того, как она увидела фотографию Чарли. Вдруг, она продает не только взрослых женщин, но и маленьких девочек? Ну, то есть – какие у нее есть секреты? У рыжей нет веских поводов доверять Ливии, более того, у нее нет веских поводов считать ее хорошим человеком, и подобные проявления доброты с ее стороны кажутся рыжей очень подозрительными. Она ведь пуганая уже, она слишком болезненно относится к подобному, и теперь даже не знает, что ей делать. План, разумеется, выглядит заманчивым, но не окажется ли он ловушкой? И не окажется ли Эддисон не более чем игрушкой для Ливии, этаким благотворительным проектом, который может в любую секунду надоесть или стать слишком затратным, стать ненужным?
-Вы можете думать, а я, пожалуй, подумаю над этим в свою очередь. У меня не слишком много поводов вам доверять, учитывая все, что было. – она это и о Парадизе, и о порнографии. – Вы уже сделали нечто не слишком хорошее, чтобы мне навредить из-за обиды, и я не знаю, могу ли вам доверять.
Сердце у нее отчаянно бьется, но не только от страха, но и от страстного желания. Это ведь было бы для нее возможностью, тем шансом, который она так судорожно искала в этой жизни.

+1

13

Ливия никогда не старалась найти объяснение своим поступкам. Возможно потому что зачастую их просто не было. Она всегда была импульсивной, напористой и предпочитала действовать вместо того, чтобы думать и размышлять. При всем при этом она не считала себя столь уж безрассудной и на откровенные глупости пожалуй способна не была. Чего ради она собралась помогать этой рыжей? Да бог ее знает. Просто решила посмотреть на ситуацию с другой стороны: почему бы и не помочь, когда есть такая возможность? В конце концов, ей тоже в свое время много кто помог, в том числе Гвидо и остальные члены Семьи. Так почему бы и ей не дать старт этому рыжеволосому чуду? Безнадежных людей все же не бывает, есть просто невезучие. И Эдди до сей поры причислялась именно к таким. Теперь же в ее руках было все изменить, но вместо того, чтобы возрадоваться и кинуться Андреоли на шею с возгласами "спасибо", девчонка заартачилась, сообщая о своем недоверии.
- Нет, ты и правда дура, - в сердцах сказала Ливия, отворачиваясь от нее и натыкаясь взглядом на ребенка, который играл с ее сумкой, оставленной на кресле. На какое-то мгновение в голове мелькнула мысль, что она тоже могла бы уже быть матерью, если бы не выкидыш, который, будучи не в адеквате, спровоцировал Марчелло своим ударом. Пожалуй, если бы она родила, многое в ее жизни сложилось бы иначе, и она не сделала бы того, на что решилась без ребенка. На месте Эддисон, которую, как казалось Ливии, должно волновать в первую очередь благополучие своей дочери, она бы давно переступила через все обиды и приняла предложение Андреоли. - Значит, чтобы стоять на трассе или сниматься в порнухе, сомнений у тебя нет, а довериться мне - настоящая дилемма? - с раздражением спросила Ливия, скрещивая руки на груди. -Вот что... Я тебя убеждать ни в чем не собираюсь. Мое дело предложить - твое принять или отказаться. Я не священник и не твоя мать, чтобы дурь из тебя выколачивать. Где меня найти, ты знаешь. - Не намереваясь и дальше продолжать зарождающийся спор о нравственности и морали, Ливия довольно настойчиво расцепила ладошки ребенка на своей сумке, забрала ее с кресла и стремительными шагами двинулась к выходу. - Не прощаюсь, потому что надеюсь, что благоразумие у тебя все же имеется.

+1

14

Из смс-переписки:

"Чейн, я в ближайшее время могу уехать. Не уверен, что вообще появлюсь на студии снова. Будь готов к тому, чтобы взять мою часть дел на себя"

- "Что случилось? У тебя проблемы?"

"Скажем так, сейчас кое-кто был бы очень счастлив не видеть меня больше. Я приеду сегодня на студию и обсудим ситуацию детально"

- "ОК"

"Есть одна просьба. Возможно, со мной будет одна девчонка - скажи своё мнение; возможно, она сможет сниматься"

- "Хорошо. Привози её"

Чейн был не намного более многословен в виртуальном общении, чем в живом... Но пока что был единственным помощником Сонни на студии, который не был лоялен Фрэнку или к Семье Торелли вообще, поэтому в самом крайнем случае - доверять Пульсоне мог только ему. Если будет открыт огонь, если Агата не защитит - Чейн будет единственным, кто вообще будет способен вытянуть его из этого дерьма... и хотя хороших причин ему доверять нет, пожалуй, выбора просто не останется - меньше всего ему нужен ещё и он в качестве врагов, вместе с своим боссом. А на статус Агаты, как сестры дона, Пульсоне не возлагал особых надежд, на самом-то деле - учитывая, как тщательно Тарантино хотела скрыть их отношения, в них Фрэнку, или самому Гвидо, и поверить-то будет трудно. Гвидо и вступаться-то за него вряд ли поспешит - кто Пульсоне был такой для него?..
Так что, может - это и правда? Может, татуировка с дамой пик на её плече действительно значит что-то... такое? Проклятье или что-нибудь в этом духе? И где-нибудь там, на том свете, он присоединится к её бывшим, которые ушли из жизни? Единственная мысль, которая утешает хоть немного - они могли бы, пожалуй, многое рассказать об Агате. Только зачем эти знания ему будут нужны на том свете?..
Единственное, о чём он пожалеет в конце, так что подвёл её. Возможно, стоило бы оставить посмертную записку, но Сонни уже даже не знал, что может сказать в ней. "Люблю тебя"? Может, лучше уж "Забудь меня"... то, что ты забываешь, никогда уже не причинит боли.

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/2217d535-1797-47dd-bf9a-01292d1dfec6/jonny_cash_-_ain_t_no_grave_(zaycev.net).mp3|Ain't no grave[/mymp3]

Одна из причудливостей технического прогресса, с которой Сонни пришлось столкнуться по выходу из тюрьмы - это современный автонавигатор. Выручал он его в незнакомом городе уже не раз, вот и сейчас - показывал тот адрес, который он туда ввёл, списав с экрана мобильника... и дорога увела его куда-то за город. Создавалось даже такое ощущение, что это он сам себя везёт копать себе могилу, и потому приходило чувство паранойи, заставляя каждые три минуты оглядываться в зеркало заднего видна - не едет ли кто следом? Спихнуть с обочины, застрелить... всё это было ему знакомо, хоть и тоже начало забываться постепенно. Сонни провёл в разъездах весь оставшийся день, пожалуй, всё, что ему оставалось - это сделать как можно больше сейчас. Свести своё присутствие, здесь, в этом городе, или вообще в жизни, к какому-то итогу. Завершить, что он начал - с Чейном и "Пульс Интерпрайзес", на типографии, и с рыжей "витаминкой" тоже... только Агату оставить напоследок, чтобы можно было попрощаться как следует, перед тем, как он уедет.
Кто, впрочем, знает, что делает Фрэнк прямо сейчас - не её ли пуля будет гудком к этой "поездке"? Он работал с ней. Он работал на неё. Никого не было ближе, никого ближе он и не хотел - это было бы логично. Только Сонни уже становится наплевать - он начинает уставать от чувства ненужности, встретившего его у ворот тюрьмы, и бывшего единственным встречающим тогда...

Сонни почему-то не особенно удивило, что девчонка живёт на ферме. Да что там... не так давно он и сам жил за городом, пусть и недолго. В трейлерном парке... где во много раз менее привлекательно, нежели на ферме - это как гетто для белых... в которое государство деньги даже не пытается инвестировать, впрочем - если в бедных кварталах строят высотки, "белые отбросы" к своим трейлерам никого не подпускают. Наверное, им даже нравится жить так - это их свобода. Их родина, их земля, их собственность... И у них хоть что-то есть. Даже у этой Эдди есть целая ферма - у Пульса нету ни черта, если вдуматься. Ну и где его родина?
Вот он увидел её дом, и всё окончательно стало по местам... Эдди - она тоже "белый отброс", и кроме этого участка у неё просто нету ничего - даже чтобы начать его возделывать или использовать как-то. Вот и висит земля на шее мёртвым грузом, натирает кожу до красноты. Реднеки. С представителями этого сословия они с Лолой много общались за время своей "ссылки"...
Что его удивило - так это автомобиль возле дома. Такая машина принадлежать Эддисон просто не могла... да и смотрелась она здесь, как слон посреди Арктики - элемент явно лишний, появившийся здесь по необходимости и наверняка не навсегда. И пробывший здесь недолго - иначе и автомобиль запылился бы, и костюм человека возле него тоже выглядел бы не таким новым и деловым. Про человека, впрочем, можно было тоже сказать, что он явно не фермер и не хилбилли... и выглядел знакомо. Пульс остановил автомобиль, припарковавшись рядом...
- Ты кто? - парень явно не горел желанием пропускать его в дом. Ответ, впрочем, пришёл раньше, чем он успел ответить - это один из громил из "Парадиза"! Именно он оттаскивал Фрэнка от него несколькими часами ранее. - А Ливия что здесь делает?..

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-11-04 10:25:15)

+2

15

Шарлотта успела сумку не только рассмотреть, но и попробовать добраться до ее содержимого (это ей не удалось – малышка пока не слишком хорошо ладила с молниями, к тому же, она однажды защемила пальчик, и с тех пор старалась их не трогать), а когда эта затея претерпела крах, решила попробовать на вкус незнакомый – идеально гладкий, очень твердый – материал. Собственно говоря, эти ее попытки и прерывает Ливия, но сильно пострадать сумка не успела: не то, чтобы Чарли испытывала недостаток в зубах, но открыть рот достаточно широко для того, чтобы вцепиться в сумку поудобнее, ей не удалось. Сумку вовремя отбирает Ливия и Шарлотта несколько раз громко хлюпает носом. Не ревет и ладно.
-И на трассе, и в порно, я буду точно знать, что все зависит только от меня. А вот если вы в какой-то момент наиграетесь в свои куклы, и решите, что вкладывать в меня – Ливия, давайте не будем смеяться и согласимся, что даже если Эдди проучиться в школе заново, она все равно не сможет получить стипендию даже в колледже, не говоря уже об университете, а значит, образовывать ее придется вам за счет «Парадиза», а подобная щедрость выглядит несколько нерентабельной. – вам больше не выгодно или просто не хочется, то я могу оказаться в еще большей жопе. Без дома, без работы и без надежды. – только с разбитым сердцем, разбитым заново, но об этом она умалчивает. Она ведь хочет поверить, хочет хоть немного расслабиться и позволить себе обмануться тем, что кто-то позаботиться обо всем вместо нее. Эдди ведь всего лишь двадцать два, а она чувствует себя так, словно на ее плечах все беды этого мира.
Она придет к Ливии, как бы сейчас не корчила из себя гордую.
-До свидания.

Дом находится на некотором отдалении – добрых три сотни метры – от трассы, и дорога, ведущая к нему, заканчивается тупиком; когда за окном раздается шум подъезжающей машины, очевидно, что это гости. Сердце Эдди судорожно сжимается до боли, ведь вдруг это социальная служба? А кто еще может к ней приехать, скажите на милость? Разумеется, каждый раз, когда к ферме кто-то приближается, то рыжая мечтает – или боится, тут сам черт ногу сломит – что это Дерек приехал, но обычно новости только плохие. Зато Чарли бросается сначала к окну, а затем, чуть не сбив Ливию, ко входной двери – правда, ручка для нее высоковата.
-Дяди. Там дядя! И машинки!
– Эдди приходится самой открыть входную дверь, выпустив Чарли на крыльцо, и та замирает на нижней ступеньке. Сонни для нее – настоящий гигант, учитывая, что малышка почти не видела мужчин.

+2

16

Ливия недовольно поморщилась, вляпавшись в детские слюни на своей сумочке, и сбавила шаг. Ладно, в машине были салфетки, которые приведут ее Prada в порядок. Вероятно, если бы Эдди была повнимательнее, то не позволяла бы ребенку совать в рот все что ни попадя. Но снова обойдемся без нотаций.
У дверей она обернулась на слова Хадсон и выслушала ее на сей раз молча, не перебивая. Она не собиралась делать из нее свою куклу. Вообще-то дел у Андреоли и так было по горло, так что она не от скуки приехала в эту дыру. И по правде говоря, мастерить из Эдди принцессу не представлялось ей таким уж веселым занятием. Девчонка была уперта, вредна и похоже довольно глупа, так что легкости и забавы от их общения ждать не стоило. Или она всерьез считала Ливию больной на голову маньячкой, а себя жертвой ее фантазий? В работе Андреоли было конечно много чего ненормального (наверное вообще всё), и психика может у нее и двинулась, но явно не в ту сторону, в которую думала Хадсон.
- Я готова оплачивать тебе учебу. - твердо сказала она. Сильно экономить из-за пары сотен тысяч долларов в год ей не придется. К тому же она Эдди все-таки не в Гарвард отправлять собирается, губу пусть не раскатывает. - Но только если ты сама хочешь учиться. Если тебе это не нужно, если тебя устраивает тот образ жизни, который ты ведешь, то можешь сказать мне "нет". Я тебя не съем и никакие морали читать тебе не буду. Ты прекрасно знаешь, в каком месте я работаю - для меня не в новинку видеть девочек, призвание которых быть шлюхами. И это вовсе не делает их плохими или глупыми. Просто мне кажется, что это не твое, - она сделала паузу, пристально смотря на рыжую, после чего небрежно пожала плечом, - хотя я могу и ошибаться.
В этот момент за окном раздался шум мотора, и Ливии пришлось отступить с дороги, которую дочь Эддисон проложила для себя к двери. - Шустрая она у тебя! - может даже чрезмерно. - Как ее хоть зовут? - она ухмыльнулась, потрепав ребенка по волосам. Девочку впрочем теперь интересовал уже новый гость, которого она поспешила встретить на крыльце. - Пульс? - Ливия не смогла скрыть удивления, но порыв задать вопрос "ты еще жив?" сдержала. - Вот это встреча, - как-то не особо радостно сказала она. Подсознательно Лив почему-то стеснялась своего желания помочь Эддисон и не собиралась никому рассказывать об их сегодняшнем разговоре. Ей казалось, что ничего, кроме смеха, этот ее порыв помочь ни у кого не вызовет. Хозяйка борделя уговаривает девчонку не заниматься проституцией. Ну и правда же, смешно. - Ну вот, - она повернулась к Эдди и разыграла воодушевление, - сейчас Сонни наверняка предложит тебе нечто, что понравится тебе больше моего варианта. - Изложит ей ту модель поведения, которую Эдди уже вбила себе в голову, и иначе уже своего будущего не мыслила. Он же снова про порно будет говорить? А может и нет... Ливия хотела было уйти, но остановилась, решив послушать, что же за работу все-таки Сантино решил предложить Эдди. Может что-то еще более грязное? В конце концов, она не знала, за что он отсидел столько лет в тюрьме. Кто его знает, вдруг он сейчас рыжую наркоту через границу переправлять заставит! Сам-то поди сбежит от мести Фрэнка, а девчонку подставит. В любом случае, несмотря на его желание казаться приветливым и своим в доску, Андреоли слишком плохо знала Пульсоне, чтобы верить в него. По крайней мере пока.

+2

17

Хозяйка борделя уговаривает девчонку не заниматься проституцией. Зэк со стажем отговаривает кого-то садиться в тюрьму. Смешного-то в этом чего? Говорят, жизни учатся на ошибках - дураки учатся на своих, умные учатся на чужих, и тем не менее, каждый совершает ошибки... И собственные ошибки учат всё равно эффективнее. Только вопрос в том, что тут нужно знать разницу - учиться самому или учить других; Сонни едва ли стал бы доверять кому-то, кто учит остальных на примере чужих ошибок... Потому что такой "учитель" знает о них? Ливия была владелицей борделя - она каждый день общается с теми, кто по каким-либо причинам решил заниматься продажей своего тела за деньги, ей, пожалуй, виднее. Сонни - тоже уже успел повидать достаточно тех, кто продавал свои тела, только по-другому... впрочем, принцип тот же - и проститутки "Парадиза", и порнозвёзды "Пульс Интерпрайзес", удовольствие решили сделать работой - а в итоге, при таком раскладе случается неизбежное: работа перестаёт быть удовольствием. Говоря за себя самого - Пульсоне едва ли рискнул бы так поступить однажды. Касаемо не только секса, но и вообще всего - вот, допустим, нравилось ему трескать морковь, но если бы ему предложили стать её дегустатором, он наверняка бы уже через месяц и видеть не смог бы любимое лакомство. Впрочем, надо смотреть по ситуации... а мисс Хадсон свою рассказать не успела.
И Сонни, впрочем, тоже не был уверен, что успеет что-нибудь рассказать о том, что видел и слышал этим вечером. Хотя в его жизни - это далеко не первый раз, когда он не был уверен в том, что его жизнь не оборвётся через час-полтора, так что - можно сказать, что это чувство было привычным; да и оставалось ему только делать то, что нужно было делать... нужно было устроить девчонку - завершить, что начал. Возможно, это ему поможет уйти от смерти и на этот раз, возможно - нет, но сделать это было необходимо.
- Опа... - ребёнок Пульсоне сумел затормозить даже эффективнее, чем водитель Ливии, потому что детей Сонни здесь увидеть как-то совсем не ожидал... да каких детей? Эдди, по сути, сама ещё была ребёнком недавно - двадцать два года, при условии ещё, что она не соврала насчёт возраста, сколько ей было, когда он сел?.. В школу только-только пошла? И это её ребёнок, то есть?.. - Ливия. - Сонни козырнул, приложив два пальца к голове - вот к тому, что её здесь встретит, он уже был подготовлен... Ребёнок, ферма, Эдди, Ливия - теперь уже он и сам её никуда не отпустил бы, пока не понял, что именно у них тут происходит. Тем более, его видеть явно не ожидали и не особо-то рады... - Эддисон. - кивнул и хозяйке всего этого великолепия, заставив себя подойти ближе к крыльцу навстречу выбежавшей из дома малышке. Так близко детей Сонни не видел уже очень давно... не считая, может, сына Агаты, но он явно был старше этой девочки, возраст которой, впрочем, Пульсоне и определить-то было сложно. Да что там... он и до тюрьмы не так уж часто общался с детьми - последний раз по-настоящему продолжительное общение с ними у него было тогда, когда он сам был ребёнком; впрочем, они и в этом случае были старше, чем дочка Хадсон. На армейской же базе солдаты и дети находились по разным местам по причинам вполне понятным, в тюрьме и вовсе не было детей, а взглянуть между - кто из нью-йоркских гангстеров подпустил бы его к своим детям без крайней на то необходимости?.. Таковой как-то и не возникало. Так что побаивался Сонни малышку. Если он ей казался гигантом, то ему, в свою очередь, как-то страшно было, повредить её нечаянно, что ли, даже лишним взглядом или прикосновением... Хотя трудно не согласиться с тем, что в его возрасте уже давно пора бы завести своих детей и перестать бояться чужих. Надо было бы купить ей что-нибудь, что ли... знать бы, что тут живёт ещё и ребёнок, заранее - можно было бы хоть шоколадку Чарли привезти. Ей же можно уже шоколад? - А это кто?.. - спрашивает у обеих. Ливия знает этого ребёнка? Знала ли вообще о его наличии?.. И уж не девочка ли вообще стала причиной того, что Андреоли здесь появилась? - Вообще-то, да, я пришёл поговорить. - остановившись на почтительном от Чарли расстоянии, начал Пульсоне. Разговор определённо не для детских ушей, но куда деть малышку? Не с Ливией же оставить его. Или с её телохранителем... - Мы ведь не договорили в номере. - как это даже назвать, собеседование, кастинг, осмотр?.. Как не назови, но они с Фрэнком явно сбились к тому, что назвать стоило бы по-другому, а девчонка смылась в самый разгар этого "другого", так что, возможно, стоит ей рассказать и про то, что она упустила - это было бы честно. Но нужно ли?
- А что за "твой вариант"? - перевёл недоуменный взгляд на Ливию. С одним таким её вариантом он уже успел ознакомиться, даже, пожалуй, с двумя сразу - где Эдди была горничной в "Парадизе", и где не стала одной из его девочек. И судя по тому, что он видит и слышит сейчас - ни один из них не сработал, и проблем у Хадсон не то, что не убавилось, так ещё и прибавилось немного. А масштаб трагедии Пульс при этом видел ещё даже явно не полностью... - Так я... зайду?

+2

18

Ливия ничерта не понимает. Она и не поймет никогда – она совсем другой человек, человек совсем иного рода; Эдди уверенна, что такая холенная, уверенная в себе красотка, только и знала в жизни, что хорошее, что ее любили и ласкали, и что она понятия не имеет о том, что такое «настоящая жизнь», когда все очень плохо. Что уж тут, рыжая достаточно эгоистична для того, чтобы быть убежденной в том, что несчастной в этом мире может быть лишь она сама; помните то – «мир – театр, люди в нем актеры» (ну вы что хотите, она не самый хороший знаток Шекспира)? Там Эдди уверенна со смелостью маленького ребенка или подростка в самый разгар гормональной бури: весь мир, это ее театр, и она играет главную роль в какой-то извращенной трагедии, тогда как цель существования всех остальных, это просто оттенять ее.
Удивительная самоуверенность для человека, который может неделями не смотреться в зеркало, боясь и стыдясь (как будто это она виновата в своем уродстве; хотя, если бы она тогда не начала сопротивляться, то, возможно, сейчас ее жизнь сложилась куда как лучше, Эдди ведь знала, что рано или поздно это случалось со всеми сестрами), того, что может там увидеть.
-Я пришла к вам просить о работе, когда еще работала в Парадизе, потому что не могла платить по закладной. И если я вернусь в Парадиз, мне все равно не будет хватить денег. Я хочу выбраться из этого дерьма, но сначала мне надо сначала разобраться с долгами и не потерять дом
. – в ее голосе определенно звучит тоска. Это ведь ее дом, единственное, что вообще есть у Эддисон в этой жизни, и единственное, за что ей остается держаться, чтобы совсем не пойти ко дну и не подвести Шарлотту. – А потом уже думать обо всем остальном, и об учебе тоже. – Эдди морщится: - Я уже поняла, что вы считаете меня уродливой. Я это и без вас каждое утро в зеркале вижу.
Шарлотта, это хороший повод отвлечься от неприятного разговора:
-Шарлотта. Как и все трехлетние дети, слишком любопытная.
– Чарли не может оторвать взгляд от Сонни, сосредоточенно разглядывая незнакомца; она настолько задумчива, что сунула в рот большой палец, явно пытаясь понять, что это вообще за загадочное – низкогоголосое, высокое, широкоплечее, да еще и почти без волос – существо. Когда он поднимается по ступенькам крыльца, то на первой из них остается грязный след, и Чарли опускает в него ногу, сравнивая размеры.
Размеры оказались несоизмеримыми, и она вновь уставилась на Сонни – даже чуть не падает, поднимаясь за ним.
-Проходите. У меня дома скоро соберутся все преступники Сакраменто или что?
– она запускает Чарли последней, и не скрывая удивления смотрит на Пульса. – О чем вы хотели говорить? Вы с самого начала не собирались давать мне работу.

Отредактировано Addison Hudson (2014-11-06 23:42:52)

+2

19

Эдди была до такой степени убеждена в собственном уродстве, глупости и немощности, что с завидной стойкостью убеждала в этом и всех окружающих. Ей бы не помешало немного уверенности в собственных силах, ибо уверенность в себе - это уже пятьдесят процентов успеха. Поэтому Ливия старалась всегда держаться и говорить уверенно и прямо, даже если на самом деле сомневалась. Вдаваться с рыжей в спор Андреоли больше не хотела. Она уже и так сказала ей все, что собиралась, и даже сверх того.
- Не понимаю, причем тут твое уродство? - Ливия устало подкатила глаза. - И какая разница, что я о тебе думаю? Чужое мнение должно волновать тебя меньше всего, запомни это, - без лишнего нравоучительного тона произнесла она. - Если бы я боялась, что обо мне скажут или подумают, то сейчас не стояла перед тобой такой, какая есть. Иметь репутацию хозяйки борделя не самая завидная участь, знаешь ли, - говорим на чистоту. Эдди и так уже поняла, что и сама Ливия, и все ее друзья, с которыми она свела рыжую сегодня, зарабатывают на жизнь не самыми легальными вещами.
Но продолжение разговора перебил появившийся Пульсоне.
- Привет, Сонни, - поздороваться-то надо было, -хотя вроде виделись всего пару часов назад. Не думала, что ты так скоро приедешь к Эдди. - Да, и правда, если бы знала, то перенесла бы свой визит на завтрашнее утро. - Не надо на меня так смотреть, это дочь Эддисон, - с ухмылкой поднимая руки в капитуляции, сразу пояснила она мужчине и прошла за ним обратно в дом. - В телефонах не разбираешься, детей боишься... - тихо сказала ему Ливия, подтолкнув Сонни в бок и улыбнувшись. - Как давно ты вышел? - в принципе Сонни не создавал впечатление дикаря, по крайней мере пока не шарахнулся от Шарлотты. Сегодня в Парадизе перед уходом он сказал ей, что провел в тюрьме пятнадцать лет. Довольно солидный срок. Для Ливии и ее два года стали пыткой, пятнадцать же и вовсе казались чем-то нереальным. Это же почти четверть жизни! Она бы наверное такого точно не выдержала. Продолжать расспросы дальше было сложно ввиду присутствия Эдди, и Ливия оставила удовлетворение своего любопытства до лучших времен. Если эти самые лучшие времена для Сонни конечно настанут. - Мой вариант? - Ливия сделала глубокий вдох, переводя взгляд на рыжую. Ей совсем не хотелось пускаться в долгий пересказ их только что состоявшегося разговора, но что-то отвечать ведь было надо? - Я предложила Эдди вернуться на работу в Парадиз, - да, это пожалуй наиболее нейтральная правда, которая не вызовет недоумения. - В смысле на должность горничной, - добавила, пресекая всевозможные домыслы Пульсоне. - А у тебя какие идеи? Будешь стараться убедить Фрэнка все-таки взять Эдди или у тебя есть еще какой-нибудь порнобизнес на стороне?
Она скривилась, услышав, какое "чудесное" определение дала им рыжая - преступники. Хоть на самом деле это было и так, название это не очень-то ласкало слух. - Предпочитаю, чтобы все-таки нас считали бизнесменами. И это ты еще не встречалась с настоящими головорезами, малышка, - Андреоли жестом попросила Хадсон притормозить в оскорблениях.

+2

20

Вечер становился всё интереснее и интереснее... и если в такой прогрессии пойдёт и далее - Сонни уже не очень удивится, если в этом старом доме встретит вампира или зомби; пока что, впрочем, и ребёнка было вполне достаточно, хотя и Ливию он увидеть тут изначально как-то не ожидал. С другой стороны - вот, кажется, и идеальная ситуация для обсуждения того самого "предложения", которое Андреоли хотела сделать с самого начала - поскольку все в сборе, за исключением Фрэнка, которого и с самого начала стоило бы просто обойти - многое упростилось бы... возможно, что каждый остался бы доволен.
- Привет. Я тоже не думал, что тебя здесь встречу...
- честно признался Пульсоне, усмехнувшись. Он сам встречу переносить не собирался в любом случае - расклад был таков, что у него попросту времени могло бы не оказаться; так что и растягивать разговор с Эддисон он не собирался - он пришёл сюда вести дела, закончить их, но никак не уговаривать кого-либо. Всё надо сделать за одну ночь. Возможно, что он его уже завтра днём тут не будет, а возможно - даже утром, зависит от исхода разговора с Чейном - при котором Эддисон либо будет присутствовать, либо не будет... при определённом варианте было бы даже возможно такое, что рыжая уехала бы вместе с ним - но теперь, увидев ребёнка, Сонни в этом уже засомневался. Материнство - не то положение, при котором можно всё бросить... хотя и не совсем то, что годится для квалификации в порнозвёзды.
- Привет, Шарлотта. - улыбнулся, наконец, Сантино, увидев, что девочка смотрит на него неотрывно. Скорее с пристальностью, чем с любопытством. Может, и догадывается, что от него исходит что-то негативное, злобное, криминальное, хоть и объяснить это пока не способна? Говорят, дети это чувствуют. Чувствуют, когда перед ними плохой человек. Хорошим Пульсу себя считать точно было бы ошибочно... Тем более, что и её мать только что подобрала наивное, и одновременно - самое меткое определение для них с Ливией. Преступники. Просто и точно. Сонни только усмехнуться оставалось, поднимаясь на крыльцо... Бизнесмен из него-то уж точно так себе, а нормальные люди в тюрьмах не сидят.
- Четыре месяца назад. - мрачно отозвался Сонни, не видевший в этом повода для улыбок. То-то и оно, что он провёл в тюрьме около трети своей жизни - и если он стены колонии уже покинул, то вот для того, чтобы тюрьма из него полностью выветрилась, времени наверняка понадобится больше... он дышит свободой, но всё ещё чувствует запах камеры. Но исходит он теперь не от стен, не от камеры, а от него самого. - И Эдди согласилась? - перевёл взгляд на Эддисон и Шарлотту. Впрочем, ему-то какая разница - не похоже, что роль горничной вообще устраивала рыжую, раз ей понадобилось зарабатывать деньги другим способом. Скорее всего, рассчитывала получить больше и сразу - значит, была для этого какая-то причина? И кажется, Пульсоне начал потихоньку соображать, какая именно. Ребёнок, дерьмовый и требующий затрат дом, отсутствие - явное отсутствие - отца у ребёнка и хозяина у дома. Слагаемые, обычно в сумме дающие задницу... и крайние меры для её преодоления.
Что-то в этом было знакомое. Впрочем, и не слишком... Сонни лишь понаслышке знал о том, что пришлось пройти Агате, чтобы сохранить за собой право воспитывать сына. Или даже это право, на законодательной основе, так и не было сохранено?..
- Фрэнк решает меньше, чем сам считает. Кое-кого на студию привёл и я тоже.
- кое-кого, кто явно понимал в этом виде бизнеса куда больше их обоих, вместе взятых, и если по-хорошему, то Эдди надо было показывать сразу Чейну, ни Фрэнку и не Пульсу. Женат он не был, принципами был не связан, пушкой размахивать не стал бы, кулаками тоже. - И если даже убедить его не выйдет... не у меня - так у моего знакомого есть. - да и кто знает, может, мистер Вудман и Чейн устроят и его тоже, если с Фрэнком им так и не получится сработаться. "Пульс Интерпрайзес" - не единственная студия, которой занимался Чейн. - И этот знакомый хотел бы тебя увидеть сегодня, Эдди. Я никогда не говорил, что не хочу давать тебе работу... как раз наоборот. - это умозаключение рыжая уже сама себе дорисовала, Сонни же, как раз наоборот, пытался помочь ей войти в "штат" актрис... или будущих актрис, что, впрочем, не так уж важно. Фрэнк же явно был более категоричен в своих убеждениях... - Милое местечко у тебя, кстати... ремонт делаешь? - оценил Пульсоне, наконец, оглядевшись по сторонам. Явно дела с ремонтом не идут, поверх свежей краски видны детские каракули, атмосфера между тем для ребёнка совсем неподходящая... Детям разве полезно дышать краской?
Вот не для этого он пришёл сюда...
- Давайте, девочки, начистоту - из-за этой ситуации я, очень возможно, нахожусь в глубокой...
- Сонни хотел было аж руками показать, насколько "глубокой", но осёкся, взглянув на Шарлотту. Она таких слов не знает ещё, верно? И ещё года два-три не должна знать, наверное... - ситуации. И очень вероятно, что с Фрэнком мы друзьями больше не будем. Поэтому я тебе сейчас либо помогаю, Эдди, либо нет - и ты моешь полы в "Парадизе", или делаешь ремонт, или что ты там делаешь - как сама хочешь?.. Деньги тебе нужны, я так понимаю.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Совести много не бывает