В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Собака Баскервилей ‡Часть вторая


Собака Баскервилей ‡Часть вторая

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Нет ничего лучше таких дел, где все словно сговорилось против тебя. Тогда-то и начинаешь входить в азарт. [q.]
http://i65.fastpic.ru/big/2014/1107/c6/82afc4aaf6c15b4cac0e4bd479d8cbc6.gif  http://i65.fastpic.ru/big/2014/1107/f8/1c1e89f845124549e96a14eefd0c21f8.gif
gabriel norris & julia curtis
Прошло всего пару недель после того дня, когда Габриэль и Джулия выехали на анонимный звонок по поводу найденного на пустынной дороге изуродованного трупа. Погодные условия еще более испортились, похолодало.
Все началось с задержания наркобарона, его угроз, почти обыкновенного вызова, выстрела в плечо, "полевой" операции, больничной палаты и брошенной фразы: "Мы еще надерем им зад".
А чем все это закончится - одному Хуаресу известно.

Отредактировано Julia Curtis (2014-11-07 11:21:22)

+1

2

Никогда не забуду
Чей-то мудрый совет:
Жди опасности всюду,
Где опасности нет. [q]

внешний вид

Лучи солнечного света тонкими полосами пробивались из-за неплотно закрытых штор и падали прямо на лицо Габриеля, все еще лежавшего в постели. Спокойный и крепкий сон уже давно покинул детектива. Он не знал, как долго уже лежит в постели. Часы этого бездействия казались ему вечностью. Норрис перевел взгляд на часы, стоявшие на тумбочке. Восемь тридцать утра. В последний раз, когда он смотрел на них, они показывали без десяти семь. Габриель вздохнул и снова откинул голову на подушку.
Прошла уже неделя с того самого дня, когда они с Джулией "путешествовали" за городом под проливным дождем, скрываясь от шайки яростных преступников. Неделя с того момента, когда его подстрелили. Плечо, по словам врача, заживало довольно-таки хорошо. И все же эти прогнозы не позволяли ему вновь вернутся к работе. Ему не позволялось даже одним глазком заглядывать в новопоступившие дела. Единственное, что Габриелю было позволено - приходить на работу и наслаждаться спокойствием своего кабинете, болтовней с коллегами и беспрерывными чаепитиями. Как истинный англичанин, детектив, конечно, любил сей благородный напиток, но за эту неделю он ему действительно поднадоел.
Решив, что на дальнейшее времяпрепровождение у него явно не хватит нервов, Норрис приподнялся на локтях и, развернувшись, опустил ноги на пол. Потянувшись, детектив схватился за плечо. Оно снова начало неприятно ныть. Габриель негромко выругался и, встав на ноги, поплеся в ванную.

Спустя двадцать минут, уже позавтракав, Норрис стоял у входной двери и пытался попасть в замочную скважину ключом, который он держал в левой руке. Раза с третьего ему все-таки удалось благополучно вставить ключ и закрыть квартиру. После этого он направился к служебной лестнице. Габриель не особо любил лифты, а, если быть точнее, неприятное чувство в животе. Да и спуск по лестнице можно назвать неплохой разминкой, помогавшей влиться в ритм нового дня.
Пройдя мимо своей машины, Норрис аккуратно провел по капоту и спокойно произнес:
- Прости, малышка, но сегодня я, пожалуй, снова прогуляюсь, - ему нравились пешие прогулки, хотя раньше он редко таким образом добирался до работы. На машине путь составлял чуть больше пяти минут, а пешком - десять. Не так уж много. Зато можно вдоволь надышаться свежим воздухом.
По пути в департамент, Габриель снова погрузился в свои мысли. Возможно, кто-то назовет его законченным трудоголиком или попросту психом, но он действительно скучал по работе. Ему не хватало того хладнокровия, которое он проявлял в общении с преступниками. Не хватало спокойствия, с которым он погружался в изучения нового дела. Ему не хватало адреналина, который бушевал в его сердце при выполнении задания. "А может я действительно ненормальный?", - пронеслось в голове детектива.
Неожиданно, из этих рассуждений его вырвал телефонный звонок. Он вытащил мобильный из кармана и, проверив номер, ответил:
- Доброе утро, Фредди.
- Доброе, детектив. Я так понимаю, ты уже в пути?
- Да, уже совсем скоро буду в участке. А почему ты спрашиваешь? Скучаешь без меня?
- Конечно, Лайми. Не могу прожить и минуты. А на самом деле... я звоню тебе сообщить, что утром был найден новый труп. И тело весьма... ну... скажем так необычное.
- Не понимаю, конечно, зачем ты мне все это говоришь и тем более по телефону, но, так и быть, я спрошу: чем же этот труп необычен?
- Не вижу в этом ничего странного, я же коп. А труп интересен тем, что это смертник и весьма необычный. Он умер от передозировки наркотиков. Но прежде чем ввести себе смертельную дозу, парень вырезал себе на груди "Хуарес будет свободен". Слегка пафосная надпись, не находишь? - но Норрис не ответил на этот вопрос. Он положил трубку и ускорил шаг.
Через три минуту детектив стоял на порогу департамента. Но там он не стал долго задерживаться. Габриель направился к лестнице и быстро начал спускаться вниз. Пробежав по темному и длинному коридору, детектив остановился у двери в морг и распахнул ее, пропустив вежливый стук. В середине комнаты Габриель увидел Джулию, облаченную в зеленый халат. Она смотрела на него слегка удивленным взглядом, но от этого Норрис не растерялся.
- Это и есть тот самый смертник?

+1

3

Кто уязвим, тот и смертен [q.]
appearance.

    Все утро меня колотит мелкая дрожь, которую я пытаюсь потопить в бесконечной работе. Сумасшедшее утро, оно ознаменовалось очередным убийством. Вернее, широким жестом от уже хорошо известного всем "народного злодея", синьора Хуареса. Только мне удалось немного оклиматься от пережитого, стоило только отойти от успокоительных средств, как сам дьявол вновь напомнил о себе. Этот человек не оставит нас в покое и доберется своими длинными и липкими щупальцами до каждого, кто упек его за решетку. У него слишком послушная и верная стая псов, чтобы так просто уйти в тень тюремного угла и позволить своему громкому имени потухнуть в потоке других, менее сильных. Все утро колдую над поступившим телом, изучая оставленное прямо на нем кровавое послание. Нужно быть не людьми, а как минимум вышедшими из под станка машинами, чтобы вытворять такие жестокие вещи. В лаборатории я осталась одна, соврав, что никаких особенных поручений в отдел не поступало и клятвенно заверив коллег, что смогу справиться с ними в одиночку. Не за чем втягивать сюда кого-либо еще. Само собой, от Даны как главы отдела ничего не скрыть, но я решила оттягивать время, насколько это возможно.
    Оборачиваюсь на грохот, издаваемый от распахнутой настежь двери и в удивлении изгибаю одну бровь. Разумеется, детектив Норрис занимал далеко не первую строчку в моем списке тех людей, которые могут заявляться к нам в отдел в такую редкую рань, однако его неожиданный визит был весьма кстати. Произошедшее сегодня утром слишком тесно было связано с ним и его ролью во всей этой темной истории. Грубо говоря, именно по его милости и с его легкой руки запустилась эта мясорубка, но я буду последним человеком, который поставит ему это в вину - ведь он просто выполнял свою работу и очень даже успешно. - И тебе доброе утро, Лайми, - усмехаюсь и, обойдя секционный стол, кладу папку с документами на полку к остальным рабочим бумагам и приподнимаю белую простыню, которой был все это время накрыт труп, демонстрируя Норрису все красоты обезображенного тела. - Ну, если в этом кабинете есть еще парни с надписями "Хуарес будет свободен" на груди, то нет, это не он. - Саркастично замечаю я, быстро пролистываю недавно пришедшие из городской больницы результаты экспертизы, бегло пробегаю по ним взглядом, - Его зовут Жозе Карлос и у него передоз героином. Но этот парень не был наркоманом, - поднимаю глаза на Лайми, делая небольшую паузу. На самом деле я уже вдоль и поперек изучила все имеющиеся у меня данные самостоятельно, не позволив Дане даже близко приближаться к бумагам по этому делу. С нее хватит седых волос, а я не допущу, чтобы кто-то еще измарался во всей этой грязи и тем самым подставил себя под дуло пистолета. - Смерть наступила быстро, и скорее всего он даже не почувствовал боли, когда написал вот это, - я сглотнула, кивнув в сторону мертвого тела. Признаться честно, за время своей работы я повидала много разных случаев, но такое на своем веку я видела в первый (и очень хочется надеяться, что в последний) раз. - Смертельная доза для обычного человека составляет около 0,05 - 0,075 грамм. В нем сейчас этой дряни напичкано больше раз в пять-шесть. В данном случае, можно сказать, что он ею буквально нафарширован. Вполне возможно, что прожженный наркоман со стажем отделался бы госпитализацией и оклемался бы под капельницей и наблюдением врачей.. Но этот.. - я снова взглянула на труп, - Его либо заставили, либо он просто тупой дрессированный фанатик этого сукиного сына Хуареса, - тяжело выдохнув, присаживаюсь на краю стола и устало потираю переносицу. Моя маленькая, но красноречивая лекция окончена. Не могу сдержаться от кипящей внутри меня злости, еще не остывшей после того ужасного черного дня. - Может быть сначала ему дали небольшую дозу, чтобы внушить ему весь этот пафосный бред.. А потом скормили еще, чтобы наверняка, - пожимаю плечами и закусываю нижнюю губу, - Лайми, они не остановятся. Эти люди страшнее, чем можно себе представить. Я застопорилась, так и не произнеся вслух самого главного. Я испугалась. От пробежавшего мороза по коже меня слегка передернуло и стало как-то не по себе. Кажется, мы столкнулись с целой опасной сектой. Обняв себя за плечи, спрашиваю:
    - Что будем делать? - странный вопрос, прозвучавший из уст обыкновенного медицинского эксперта. Обычно мы не влезаем в расследования, выполняя лишь свою часть работы и давая всем материалам дальнейший ход, однако это дело было особенным, оно касалось лично меня, моей жизни и безопасности близких мне людей. Отправлять все на самотек я не собиралась, но и полномочий брать контроль над ситуацией полностью в свои руки у меня не было, как, впрочем, и у Норриса, которого из-за травмы на неопределенное время отстранили от привычной службы. Как быть? Действовать "подпольно"?

Отредактировано Julia Curtis (2014-11-05 22:36:55)

+1

4

http://media.tumblr.com/f249584bbb6d63b674865b04c38e47ef/tumblr_inline_mrhylsptbA1qz4rgp.gif

- Что будем делать, Габриель?
- 404 Not Found.

Норрис вслушивался в каждое сказанное Джулией слово, анализируя его и составляя в своей голове лишь ему понятный отчет. Все всегда удивлялись его странному и слегка непонятному способу понятия психологии преступников или вот таких фанатиков. Помнится, кто-то однажды попросил рассказать Габриеля об этой схеме "понимания". Выслушав получасовую лекцию от "профессора" Норриса, тот смельчак осознал, что понять этот бред сумасшедшего способен понять только закоренелый псих. Ну и Габриель, конечно же.
Детектив бы и сейчас надолго застрял где-то глубоко в чертогах своего разума, если бы не вопрос Кертис:
- Что будем делать? - как бы ему хотелось знать ответ на этот вопрос. Мужчина поднял взгляд на девушку и после минутного молчания ответил:
- Я не знаю, не знаю, Джулс, - он потер здоровой рукой лоб и продолжил: - Даже если бы я и хотел взять это дело, мне бы его ни за что не дали. Хотя зачем я тебе это объясняю... - Габриель оперся о стоявший за его спиной стол и глубоко вздохнул. Если бы не это чертово плечо... За все свои долгие года службы Норрис ни разу еще не оказывался в подобном положении. Поэтому осознание своей беспомощности выводило его из себя и превращала в невротика. Порой ему просто-напросто хотелось превратиться в Халка и разгромить все, что попадалась бы на пути. И в этот момент нервы британца сдали: со всей силы он ударил больной рукой по столешнице, что предметы, лежавшие на ней, на долю секунды оторвались от стола. Резкая боль пронзила плечо, от чего в глазах потемнело, ноги подкашивались. Он едва дошел до стены, после чего сполз по ней на пол. Габриель не понимал, что только что с ним произошло. Обычно ему всегда удавалось сдерживать свои эмоции внутри, запирать их на замок глубоко в душе.
- Отлично, мало того, что я теперь недееспособен, так еще и в истеричку превращаюсь. Жизнь к тридцати двум годам пошла в гору, черт побери, - Норрис улыбнулся и посмотрел на Джулию. На пару мгновений его взгляд застыл на ее лице. Губы расплылись уже в довольной улыбке.
- Я знаю... знаю. У нас есть выход, Джули. Мы будем вести это дело и никто другой, - держась за стену, Габриель встал на ноги, после чего продолжил говорить: - Я не могу вести это дело самостоятельно как детектив, ведь так? Так. Зато это дело можешь вести ты, Кертис, - в его глазах было столько энтузиазма. Детектив был похож на ребенка, радовавшегося какой-то новой игрушке.
- Ты можешь взять это на себя. Единственное, чего тебе не хватает - судебно-медицинского следователя. У тебя есть право самостоятельно выбрать себе такого помощника. Понимаешь? - он достал из кармана телефон и, бросив быстрый взгляд на дисплей, произнес: - Шеф уже должен быть на месте. Сейчас же пойдем к нему. Нам нельзя терять ни минуты. Если он назначит на это дело кого-то другого, то прости-прощай наше отмщение. Конечно, в нашей работе желание мести недопустимо, но не в этом случае. Так что пойдем, - Габриель опустил руку на плечо девушку, и они вместе направились к двери.
- К шефу ты будешь заходить одна. Если я зайду вместе с тобой, то он решит, что я насильно заставляю тебя взять это дело. В особенность он такой подумает, когда я начну перебивать тебя, а я буду, я себя знаю. Попробуй убедить его с помощью того, что мы, как никто другие, разбираемся в психологии Хуареса и его чертовых последователей. Что только у нас может выйти предсказать их дальнейшие действия, - они остановились у входа в кабинет шефа. - Ну... с Богом, Джулс. Только он нам и поможет.

+1

5


    Казалось бы, Хуарес сидит за решеткой, его песенка должна быть спета, а руки крепко связаны. Но свинья, как известно, везде грязь найдет. Он окружил себя преданными  полудурками, запихал в их черепные коробки солому вместо мозгов и тщательно откормил на казенных хлебах - готово, дело сшито белыми нитками - теперь они слепо преданы ему и скорее продадут в рабство собственную семью, чем откажутся выполнить любую его прихоть. Давайте взглянем правде в глаза. Моська отважилась плюнуть в хобот слону. Мы в полном дерьме, уважаемые, с чем я нас сердечно поздравляю. От всех этих безрадостных мыслей внутри все скрутилось морским узлом. Наблюдаю за броуновскими передвижениями Норриса по моему кабинету, иронично изгибая бровь. Как обычно, даже с сумерках глубокой пятой точки я умудряюсь найти лучик оптимизма. Впадать в панику, возможно, очень даже уместно, однако не для того, я думаю, Лайми вламывался ко мне, чтобы поплакаться в жилетку о "никчемности" его жизни. Откровенно говоря, такой сценарий мне ой как не понравился.
    - Так, Норрис, я что-то не поняла? Может мы еще в старческий маразм начнем впадать? Или камешек себе надгробный закажем?! А ну поднял свой аристократический английский зад, живо, живо! - я бодренько захлопала в ладоши, как тренер, подгоняющий атлетов быстрее и выше перепрыгивать через барьеры. - Должен же быть какой-то выход? Ну слава богу, кажется, отпустило и теперь мы можем наконец обсудить все без истерик и возведений рук к потолку. Складываю руки на груди и внимательно выслушиваю Норриса:
    - Хватит вилять, к чему ты клонишь? - сузив глаза, спрашиваю я. Норрис светится, как рождественская елка, а вот я настораживаюсь. Чую я, из этого ничего хорошего не выйдет, но тем не менее послушно соглашаюсь пойти к начальству, вернее, другого выхода у нас все равно нет. Допустим, идея не совсем провальная и в ней есть своя логика. Может и правда стоит за нее ухватиться.
    Когда мы подошли к кабинету, Норрис ловко подтолкнул меня к двери и начал возбужденно тараторить о том, что я должна говорить с начальством о таких вещах тет-а-тет и он мне в таком деликатном деле не помощник. Да откуда он только взял эту белиберду? Возмущенно и сердито вылупив глаза, упираю руки в боки. В этот момент во мне заговорила бурная кровь моей покойной бабули, которая, к общему сведению, родилась и провела детство в Буэнос-Айресе, но потом что-то пошло не так, она вышла замуж за американского военного летчика и ситуация окончательно вышла из под контроля. Как, собственно, и у меня сейчас.
    - Мину-у-уточку. Можно я скажу.. Кхем. Нет, и еще раз нет. Так не пойдет. Ай, ты кажется забыл спросить моего мнения? - Ой, Боже, да всем плев.. Так вот нет! Я конечно понимаю, запаса моего красноречия хватило бы, вероятно, для посемейной дипломатической встречи с одним маленьким, но независимым государством, но сейчас это переходило все границы. Просто я была не уверенна, что у меня вообще найдутся какие-либо адекватные аргументы, только желание мстить, мстить и.. отрезать этому Хуаресу все самое ценное. Тяжело вздохнув, закатываю глаза.
    - Все приходится делать самой.. Мужчины! Поправляю халат, откашливаюсь и, предварительно постучав, решительно прохожу в кабинет. Так.. очевидно, сейчас нужно обаятельно улыбнуться. Кертис, эта улыбка должна излучать такой позитив, чтобы им можно было излечить рак, а не быть похожей на жалкие потуги и кривляния человека, которому что-то там прищемили.
    - Помните, к нам сегодня поступил парень, Карлос? Шеф медленно кивнул и навострил уши, сжав пальцы в замок. - Так вот этот загипнотизированный идиот.. - заикнувшись, поправляю себя, вернее, то, что он загипнотизированный, еще нужно проверить, а вот то, что идиот, это уж точно.. В красках описав все свои догадки, сбиваясь и жестикулируя, я следила за шефом. Сохраняй самообладание и будь убедительна, Кертис, такой истеричке такое важное дело не доверят. - Но мне не хватит полномочий. Поэтому прошу назначить судебным медицинским следователем детектива Норриса. Я замолчала, облизнув пересохшие губы. Злость с новой силой закипала во мне. И Бастион пал под моим напором.
    - Ладно, ваша взяла. С сегодняшнего дня можете приступать. Только не вздумайте прыгать выше головы, Кертис. Этим займутся другие детективы.
    - Но..
    - Никаких "но"! Еще не успели отойти от прошлого раза и опять рветесь в бой? К тому же у вас теперь есть личные мотивы. Вы лишены объективности. Какой еще к черту объективности?! Хуарес - подонок, и это непреложная истина, как и та, что Земля круглая. Разве уместно здесь говорить о черном и белом? - И передайте это Норрису, пока он там уши свои об мою дверь не протер. Чую просто, как он за стеной маячит. Я сомкнула губы в строгую тонкую ниточку и нехотя растянула ее в улыбке.
    - Я все поняла, спасибо, - стараясь быть предельно вежливой процедила сквозь зубы я, бодро оттарабанила легкую нервную дробь ладонями по поверхности рабочего стола и поспешила ретироваться из кабинета, пока еще могла сохранять глупое выражение лица и надежду на то, что наше дело у нас не отберут в самый последний момент. Шеф не ошибся и Норрис действительно как заведенный мотался из одного конца коридора в другой, изредка сбивая ни в чем не повинных сержантов. Предвкушая момент, я решила его немножечко оттянуть:
    - Значит так. У Карлоса с собой были документы, водительские права, страховка, мобильный телефон.. но самое главное - какой-то запечатанный конверт. Судмедэксперт не имеет права разбирать личные вещи пострадавшего, а вот следователь.. Хотя, тебе наверно лучше знать, ты же у нас теперь новый судебный медицинский следователь..
    Не нужно оваций и благодарностей. Я просто делаю свою работу.

+1

6

Габриель молча мерил шагами коридор, не отвечая на вопросы проходящих мимо него коллег. Его голова была забита совершенно иными мыслями. Он плутал где-то далеко в лабиринтах своих воспоминаний, заново обдумывая правильность своего решения. Правильно ли он делает, снова вовлекая во все это Джулию? Правильно ли подвергать ее жизнь опасности? Эти вопросы роились в его голове, как надоедливые насекомые, от чего в ушах стоял неприятный гул. Еще и Дана успела промыть ему мозг, прочитать множество нотаций. Будто ему не хватало самоедства. Но понять МакКарти было нетрудно. Когда близкого для тебя человека вовлекают в проблемы, от которых зависит его жизнь, разве ты будешь реагировать на такие обстоятельства спокойно?
Наконец, из кабинета шефа вышла Джулия. С первого взгляда Габриель не сумел определить ее эмоций, поэтому мужчина решил покорно выслушать рассказ Кертис. Начала девушка издалека, даже слишком издалека. Детектив прилагал максимум усилий, чтобы не поторопить ее и перейти к сути.
- Хотя, тебе наверно лучше знать, ты же у нас теперь новый судебный медицинский следователь... - Габриель уставился на Джулию удивленным взглядом и на долю секунды потерял дар речи. Но вскорости на лице его появилась довольная улыбка, он приобнял свою новую напарницу и радостно произнес:
- За такие успехи ты просто обязана получить вознаграждение. Как только мы закроем это дело, я свожу тебя на матч Сакраменто Кингз за свой счет, - на мгновение Норрис остановился у дверей в кабинет шефа, после чего распахнул дверь и заглянул внутрь: - Спасибо, что доверились нам, сэр. Мы вас не подведем, - и так же быстро быстро закрыл ее и продолжил путь.
- Ты там что-то говорила про конверт. Надеюсь, что ты еще не успела сдать его. А даже если и успела, то проблема не велика.
Оказалось, что вещи Карлоса были изъяты еще до прибытия Джулии на работу. О наличии документов она узнала из отчета. Отправив Кертис обратно в лабораторию, Габриель отправился прямиком к архивам, где хранились вещи поступавших в участок будущих заключенных или уже отошедших в мир иной людей. Детектив надеялся, что лишние глаза не будут следить за тем, как он уносит вещи Карлоса. Сразу же посыпятся вопросы, на которые невозможно будет не отвечать и которые будут отнимать драгоценное время.
Дверь в архивы оказалось открытой. Не нужно быть гением дедукции, чтобы определить, что кто-то явно копошкается там и мешает сделать тоже самое Норрису. Подойдя к Фредерику, он спросил:
- Кто сейчас находится в хранилище?
- О, детектив Норрис, как приятно видеть вас...
- Фредди, может мы обойдемся без лирических отступлений. Кто в хранилище?
- А я думал, что британцы приветливые и дружелюбные, - Норрис косо посмотрел на патрульного, после чего тот продолжил: - Если я не ошибаюсь, а это маловероятно, сейчас там находится Фишер.
- Отлично, только этого идиота мне там не хватало.
- А что случилось-то?
- Мне нужны вещи Жозе Карлоса, который поступил к нам сегодня утром, - Фредди хотел было что-то сказать, но Норрис опередил своего юного коллегу: - Я судебно медицинский следователь по этому делу.
- Что? Ты серьезно? Вам с Кертис так быстро удалось уломать шефа?
- Может ты позволишь мне поведать тебе эту историю попозже, а теперь мне нужна твоя помощь. Отвлеки детектива Фишера.
- Ну я даже не знаю...
- Я дам тебе свою машину на выходные.
- С этого и нужно было начинать, Норрис, - полицейский отошел от Габриеля и направился в сторону хранилища. Через несколько минут Фишер и Фредерик вышли. Патрульный дал сигнал детективу, и Норрис быстро двинулся к освобожденным архивам.
Ему понадобилось минут пять, чтобы отыскать вещи Карлоса, которые будто специально припрятали в самые дальние отделы. Выйти Норрису удалось так же незамеченным. Отойдя недалеко от хранилища, Габриель услышал за своей спиной:
- Не забывай о своем обещании, Лайми! - детектив лишь улыбнулся и, не оборачиваясь, направился к лестнице.
Заходя в лабораторию отдела судмедэкспертизы, Норрис поднял вверх "трофеи" и произнес:
- Ну что ж, приступим, напарник.

+1

7

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Собака Баскервилей ‡Часть вторая