Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » big city, bright lights


big city, bright lights

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Stella Chivas & Ash Chivas
Место: офис GQ.
Время: 15.10.2014.
Время суток: полдень.
Погодные условия: +29, небо ясное.
О флештайме: история о предложение, от которого невозможно отказаться.

+1

2

Я не верю в предсказания из печенья, что подают в уютных китайских ресторанчиках; вторник запомнился хорошеньким междусобойчиком в одном из таких заведений, уголок бумаги в моих пальцах настоятельно советовал мне довериться судьбе, я задумчиво пожевала краешек печенья, запила вкусным травяным чаем и благополучно забыла о маленьком пророчестве ровно до полудня среды.
Утро выдалось нервным и скомканных, после жуткого понедельника, когда я успела перепутать карты памяти и показать спонсорам совсем не те схемы, которые надо было, на работу мне идти отчаянно не хотелось, я пыталась проспать, но дрессированный организм категорически меня не поддержал, приняла горячий душ в надежде прояснить голову и утихомирить расшалившиеся нервы, мое тело пропахло иланг-илангом, а долгожданная бодрость так и не наступила; в этот раз я оделась довольно просто, под стать отсутствующему настроению, обычный деловой костюм, демократичная укладка и призрачный макияж, я не хотела акцентировать на себе внимание, напротив, во мне горело лишь одно желание: стать незаметной, пока все не уляжется, номер уже был отправлен в печать, поэтому дел было не так много, чтобы уйти в суматоху написания статей с головой до самого вечера, разговор с боссом был фактически неминуем. Я это прекрасно понимала, но всеми способами хотела избежать вызовов на ковер и последующего выговора, с одной стороны, меня все-таки, до сих пор не уволили, с другой - кто знает, какая муха укусит шефа сегодня. Собственно, в итоге я вышла из квартиры и в подавленном состоянии духа спустилась на подземную парковку, клочок бумаги с тем самым предсказанием мирно покоился на торпеде, бегло пробежалась взглядом по тексту, отчего-то обреченно опустила плечи и кисло закурила, выруливая с паркинга, сегодня я, наверное, соблюла все известные правила дорожного движения, ехала неспешно, не юлила в пробках, пропускала вперед всех желающих, истерично оттягивая момент моего появления в офисе; но дорога, конечно, закончилась, хоть и на сорок минут позже, чем вчера и в понедельник, я тенью проскользнула в свой кабинет и забаррикадировалась за поднятой крышкой ноутбука. Время шло медленно, первый рабочий час, второй, на горизонте замаячил ленч, вначале, я просто хотела отсидеться внутри своего укрытия - кабинета, но голод, душивший мой желудок клешнями, вынудил меня оторвать затекшую попу от мягкого офисного кресла и выйти в холл. Я чего-то определенно ждала, интуитивно, на подсознательном уровне, даже в воздухе витал запах неприятностей: слишком горький кофе, излишне въедливая смесь парфюмов и одеколонов, застоявшийся в венах адреналин, заблудившийся на сгибах локтей, все кричало о надвигающейся катастрофе, если в здание не врежется торнадо, что, совершенно точно, меня ждет церебральное изнасилование в грубой форме.
Оклик секретарши застал меня врасплох, я вздрогнула и икнула, медленно оборачиваясь на зов, и точно, начальник желал приватного разговора в его кабинете немедленно, я мазнула усталым взглядом по дубовой двери и невольно попятилась, но пристальное внимание редакции в мой адрес подстегнуло мня собрать остатки воли в кулак, встряхнуться и уверенным маршем пройти означенное расстояние до кабинета шефа. Короткая дробь костяшками пальцев по древесине, несмелый поворот ручки, ручка немного барахлит и мерзко скрипит при нажиме, стискиваю зубы до треска в скулах, вдох-выдох, открываю чертову дверь и прохожу внутрь, не без труда поднимаю взгляд от пола, отшатываюсь и чувствую, как темнеет перед глазами, щипаю себя за запястье, часто моргаю, прежде чем прихожу в адекватное состояние и разлепляю пересохшие губы для формального приветствия, но, вместо этого с моего языка срывается одно коротенькое слово, болезненно похожее на междометие, когда мой взгляд упирается в тебя, босс стоит у панорамного окна, ты по-хозяйски сидишь на краю стола директора журнала и крайне заинтересован новыми запонками. Черт.

+1

3

- Двойной экспрессо, и не забудь, что я люблю, когда вода - кипяток. А ещё добавь в него грамм двадцать коньяка. Жду. – Отдав приказ секретарше, замолкаю и снова, раз за разом начинаю обновлять страницу фейсбука, сам того не понимая, на кой чёрт это делаю. Следовало бы собраться с мыслями, открыть ворд и сесть за грёбаную статью, которую я, по-хорошему, должен был написать еще пару дней назад, но что-то всё никак не получалось -  то кольца Сатурна были неправильно наклонены, то на солнце снова происходили вспышки, то у коллеги праздновали день рождения, причем настолько бурно, что весь следующий день я провалялся дома, зарекаясь больше не смешивать всё, что смешивается и не играть в игры под названием «кто кого перепьёт». – Да, - в очередной раз связываюсь с секретаршей и отдаю ей новые распоряжения, - принеси мне ту серию папку с документами, которые мне вчера приготовил Джородж и которая должна была лежать у меня на столе ещё сегодня утром. Это не всё. Перенеси все запланированные встречи на завтра и никого ко мне не впускай и ни с кем не связывай, сегодня меня ни для кого нет. И кофе, я жду свой кофе!
Прекращаю связь и откидываюсь на спинку стула. Интересно, сколько пройдет времени, когда у Клариссы сдадут нервы и она напишет заявление по собственному желанию, или же подольёт мне в кофе какой-нибудь сильнодействующий яд, который обязательно парализует моё тело и предоставит девушке возможность отыграться на мне по полной? Да, я тот самый несносный босс, который, кажется, может вызвать ненависть даже у сотрудников со спокойствием удава, но что поделать, я всего-то желаю, чтобы каждый исполнял свою работу как следует, а на отъебись, словно делают величайшее одолжение.
Открывается дверь и входит Кларисса, стройная брюнетка с покладистым характером, в её руках поднос с чашкой кофе и толстая папка с необходимыми документами.
- Благодарю, - бросаю, не открываясь от монитора, и на ощупь беру чашку с ароматным напитком. Делаю несколько осторожных глотков, действительно кипяток как я и просил, никогда не любил тёплый или остывшие напитки – либо горячий, либо вообще никакой.
По мере опустошения чашки в голове возникает множество новых мыслей и идей, даже появился скелет статьи и почти готовые абзацы, осталось лишь открыть окно с редактором и…
Звонок. Блядский звонок по внутренней линии.
Со злостью бью чашкой об стол, даже не удивившись, что она не раскололась на две части, хватаю трубку:
- Да! – Рявкнув, слышу на том конце провода свою секретаршу. – Я же просил не отвлекать меня по мелочам, меня нет ни для кого и ничего, не нужно мне трезвонить даже если вирус вроде Эболы проник в здание, мутировал и превратил весь первый этаж в зомби! – Девчонка начинает о чем-то трещать, я слушаю её вполуха, вырисовываю ручкой на чистом листе непонятные символы, с помощью которых, кажется, можно призвать Сатану, собираюсь бросить трубку и снова сосредоточиться на статье, как вдруг, наконец, слышу причину сего беспокойства. – С этого и надо было начинать, а не рассказывать о том, как именно изменения в климате влияют на жизнь морских котиков.
Закатываю глаза и поднимаюсь со своего места. Владелец журнала, а по совместительству мой двоюродный дядя решил снова дать мне некое поручение и сделать это следует именно сейчас и не минутой позже. Всё как всегда, наверное, пошлёт на какую-нибудь очень важную встречу, в ходе которой мне придётся включить всё своё обаяние и заставить будущую жертву подписать любую бумагу, начиная с согласия на простое интервью и заканчивая дарственной на своё имущество и жену.
- Вызывали? – Захожу в просторный кабинет, дядя стоит у стола и разговаривает по телефону. Вижу кивок, закрываю за собой дверь и подхожу к столу. Сажусь на край стола, мужчина кладёт трубку, ни говоря не слова подходит к окну, в эту же самую минуту открывается дверь и в комнату заходишь.. ты.
В первый момент беззвучно охереваю и перевожу взгляд на дядю, мысленно спрашивая «какого хера она здесь делает?». Смотрю снова на тебя, окидываю с ног до головы, ну надо же, сегодня вся такая приличная и даже не под кайфом, да и вообще мало чем похожа на ту укуренную дамочку с вечеринки, скорее – щенок, который нассал на чистый персидский ковёр и теперь боится показаться на глаза хозяину. Ухмыляюсь, теряю к тебе всякий интерес и перевожу взгляд на дядю.
- Вы уже знакомы? Если нет, Эш – Стелла, - Босс указывает друг на друга, обходит свой стол и, сев в кресло, продолжает монолог, - познакомиться ещё успеете, не суть. Мне нужно, чтобы вы поженились. Сегодня.   

+1

4

Я всегда была не из робкого десятка, смелая и амбициозная акула пера, которой было нечего терять, что ж, почти нечего, как оказалось на поверку, я боялась утратить положение, лишившись места главного редактора журнала по собственному, можно было легко запустить жало в Нью-Йорк или Париж, благо, беглый разговор на языке лягушатников без характерного заморского акцента был мне подвластен, еще, конечно, был вариант перебраться в Южную Корею, наспех переправить разрез глаз у умелых хирургов, осесть в редакции новомодного журнальчика и забыть об этом городе, как о страшном ночном видении; проблема была в другом, по собственному меня никто из этого здания не отпустит - факт, явный и неоспоримый, с запятнанной репутацией мне найдется местечко в захудалой желтой газетенке какого-нибудь рядового Портленда или, если очень-очень повезет, Ванкувера, среди бескрайних лесов, диких мужчин и лютых гризли, о, нет-нет, давайте, месье, подыщем более жизнеспособный вариант: в самом деле, где вы еще отыщете столь ценного сотрудника, который, кстати, трижды в месяц исправно седлает вашего седеющего друга детства, владеющего несколькими нефтяными скважинами и спонсирующим часть расходов издательства. Так-то лучше, по моему лицу проходит слабая вспышка обнадеженной полуулыбки, и я гордо поднимаю голову, встречая выпад босса в полной боеготовности, нажми на красную кнопку, и вас обоих, мои хорошие, снесет к чертям взрывной волной, над зданием вырастет атомный гриб, знаменующий мою победу, маленькая Нагасаки для шефа и его лощеного дружка спорной ориентации.
- Эш, - шиплю я гадюкой в ответ, готовая вцепиться шатену в запястье парой ядовитых клыков, складываю руки на груди и расставляю ноги чуть шире, протыкая ворс коврового покрытия металлическими шпильками от Джимми Чу, туфли такие удобные, что я легко простою тут еще четверть суток, как Китайская стена, которая не падет перед таранами неприятеля. - Замуж? За этого?
Изгибаю бровь в высокомерном недоумении, я, по-правде, замуж не собиралась еще лет двадцать или тридцать, пока мой мозг окончательно не прогрызет старческий маразм, а болезнь Паркинсона не превратит мое жалкое существование в бесконечный фестиваль из склянок и баночек сильнодействующих чудо-таблеток. Тогда, да, тогда, возможно, я найду свою свободу пугающе-скучной, буду бояться шорохов из-под пола, мое одиночество станет пахнуть зассаной периной и тухлым, заветренным флером надвигающейся смерти, тлена, вот тогда мне совершенно точно понадобится хорошая компания, кому можно будет нудеть на ухо и исходить ночным энурезом на половину кровати, Эш, твое имя отдает прахом моей покойной бабули, Эш-Эш, я прямо слышу треск жаровни в крематории, так зачем ты здесь?
- Извините, конечно, - втыкаю ногти в ткань пиджака на плечах, черты моего лица угрожающе заостряются, на наш район ложится тень от свинцовой грозовой тучи, укрывшей солнце стремительно и внезапно, моя внутренняя собачонка, что беспокойной скулила в моей голове от страха еще час назад, теперь грозно рычит и отращивает третью голову, голодный до маленьких глупых мальчиков Цербер, гррр, Эшшш, я съем тебя вместе с твоими блядскими запонками, не поперхнусь, глотая твою пубертатную желчь и чмокая отсыхающим мозгом, думаешь, выискался тут идеальный заместитель главного редактора, тебе бы бассейны чистить гротескным сачком, а не лезть во взрослые игры, мой милый будущий супруг.
- Что значит, он будет жить у меня? - делаю вид, что ты здесь лишний, зайка, дай поговорить своему начальству с глазу на глаз, мы коллективно предрешим и разнообразим твою скучную бытность. - Чертов голодранец, ха-ха-ха, я, отчего-то, так и знала.
Наступательная агрессия, я не позволю себя унижать перед этим сосунком, подумаешь, перепутала пленки, ха, это не дает повода какому-то проходимцу выкаблучиваться передо мной, как перед шестнадцатилетней девчонкой, тоже мне, диснеевский принц для малоимущих, сиди тихо и знай свое место.
Впрочем, Создатель, конечно, здорово одарил тебя привлекательной мордочкой, хороший аксессуарчик под норковое манто и вечернее платье в пол, жаль, манеры у тебя, дорогой Эш, как у беспризорника из Луизианы.

+1

5

Дядя всегда был человеком строгих нравов и порядков, шутить не умел, но иногда это делать пытался на различных кооперативах и прочих торжествах. Конечно же, жополизы, пардон, сотрудники после каждого его анекдота раскатисто заливались смехом, словно слышали лучшие приколы в своей жизни, а затем, выпив изрядное количество алкоголя? перешёптывались за его спиной, обсуждая полное отсутствие чувства юмора. Услышав слова о свадьбе, я внимательно всмотрелся в лицо дяди, ожидая, что тот с секунды на секунду рассмеётся, дружески похлопает меня по плечу, скажет не переживать и объяснит, зачем нас сюда позвал. Но вот уже десять, пятнадцать секунд прошло, полминуты, а никакого смеха и не было и в помине, да и лицо начальника выглядело так, словно он собирался добавить «вы проиграли в карты лям баксом и должны в течении недели возместить ущерб». Чувствую себя не в своей тарелке.
- Дя.. Простите, вы ничего не путаете? – Бросаю на тебя презрительный, с некой долей задумчивости взгляд и продолжаю. – Я не собирался связывать себя узами брака, тем более с этой.
Дядя жестом останавливает меня, приказывает замолчать и рассказывает интересную историю о том, как одна тупая блондинка перепутала некие файлы и чуть было не оставила жирное пятно на репутации компании, не говоря уже о больших убытках. Дамочка должна отработать и не сбежать, телохранителя нанимать – не лучший вариант, да и затратно, я же – человек, полностью находившийся из-за подписанных бумаг под надзором дяди, являлся просто идеальным кандидатом на роль мужа-охранника, от которого новоявленная женушка уж точно не смогла бы сбежать.
Фыркнув, с трудом сдерживаюсь, чтобы не достать пачку сигарет и не закурить. Никогда не любил свадьбы, после первого брака я их возненавидел, мне нравилось жить холостой жизнью, не обременять себя обязательствами и разделять квартиру лишь со своим псом Даммером, даже родители давно уже потеряли всякую надежду на внезапное торжество и внуков. Сжимаю в кармане пиджака кулак, чувствую, как на смену недоумению приходит гнев, злость, желание кого-нибудь задушить или окунуть в ванную, наполненную отбеливателем.
- Мне кажется, она не совсем подходит мне в качестве жены ни по возрасту, ни по статусу. – Перевожу на тебя враждебный взгляд, ну же, давай, устрой здесь то, что ты устроила тогда, на вечеринке, покажи дяде своё истинное «я», наверняка он даже не догадывается, что ты за штучка на самом деле? Алкоголичка, наркоманка, любительница мужиков на одну ночь и просто стерва, привыкшая не церемониться с объектами ненависти, давай, вцепись ногтями в голову своего шефа и наотрез откажись выходить за меня замуж, уверен, после показательного выступления он спустит тебя с лестницы и навсегда запретит приближаться к офису как минимум на километр. Снова пристально тебя разглядываю, но теперь уже под другим ракурсом. А ты знаешь, в этом даже что-то есть, я бы пожил с тобой недельку и научил элементарному этикету, думаю, вышло бы вполне весело.
Пропускаю мимо ушей замечание насчет голодранца, выёживайся, пока можешь, недолго тебе осталось веселиться, поверь.
- И что, церемония должна состояться уже сегодня? – Дядя утвердительно кивает головой, добавляя, что уже связался с залом регистрации и они ждут нас ровно через два часа. Прекрасно, просто прекрасно, вот так, не спросив, констатирует факт. Меня снова охватывает злость, на дядю, на тебя, на всё своё окружение, схватить бы пепельницу со стола и запустить её в грёбаный монитор или пробить чей-то череп. Блядство.
- Ладно, - перехожу на шипение и отхожу в сторону двери, спасибо, Босс, я тебе никогда не прощу такой подставы, - раз это всё, то отклоняюсь, следует подготовиться к столь ответственному делу. Не каждый день, знаете ли, женишься.
Выхожу в приёмную, пинаю ни в чём не повинную урну и, наконец, закуриваю. Следом за мной выходишь ты.
- Ну что, довольна? – Я определённо тебя когда-нибудь придушу, из-за твоей тупости все планы пошли по пизде. – Надеюсь, готовить и стирать ты умеешь, как и подобает любой другой заботливой женушке. – Усмехаюсь, делаю затяжку и стряхиваю пепел в горшок с кактусом. – Собирайся давай, не хватало ещё опоздать.
Блядский день. Блядский блядский день.

+1

6

- Бинго! - щелкаю наманикюренными пальчиками в воздухе и цокаю языком, Эш говорит дело. - Я ему не по зубам.
Чего ты от меня ждешь? Очередное шоу? Допустим, наше знакомство несколькими неделями ранее было не самым подобающим, я была немного навеселе, а ты - озабочен, но, все-таки, не путай рамки, я стою выше на пару звеньев в пищевой цепи, ты - обыкновенный суслик, угодивший в бетонные джунгли урбана, а я - светская львица, предпочитающая добычу крупнее и жирнее, более сытную, повкуснее тебя. Я не привыкла подчиняться терьерам, сброду и безродным быкам, так что, знай свое место.
- Надеюсь, мы обойдемся без гостей и огласки, - качаю головой, ладно, раз так, я встречу эту досадную шутку судьбы с гордо задранным к потолку носом, не спасую и не шлепнусь лицом в грязь, и не таких переламывали, как ты, Эш, не хочешь по-хорошему, я задавлю тебя холодной неприязнью и игнором. - Конечно, не каждый, кто на тебя вообще позарится?
Ты уходишь, а я иду следом, шаг за шагом преодолевая выпавшие мне трудности, я не планировала свадеб, не хотела ни с кем делить квартиру, да и вообще, признаться, не думала об этом, но мы имеем то, что имеем, значит, самое время для мимикрии, я здорово умею приспосабливаться даже в самых невыгодных условиях, уж поверь мне, солнышко.
- Я умираю от счастья, - фыркаю в ответ и тоже закуриваю, опираясь бедрами о подоконник, здесь, конечно, не курят, но, сегодня нам все можно, у нас же свадьба, окружающие нас поймут и не станут осуждать. - Забудь об этом, я не собираюсь облегчать тебе жизнь.
Стряхиваю пепел на твои сверкающие чистотой туфли, упс, прости, я не специально; ты сопишь от злости так близко, что меня то и дело обдает жаром, исходящим от твоего тела, вздыхаю с шумом и проскальзываю взглядом по твоей шее, кадык нервно скользит вверх и вниз под тонкой кожей, широкие плечи, за тобой меня не разглядеть, мужественная грудь, пара верхних пуговиц на рубашке расстегнуты, нервно глотаю раз или два, пояс и брюки, твоя ширинка в опасной близости от низа моего впалого живота, мне придется теперь терпеть тебя каждый божий день, ты будешь ходить по дому неодетый, дышать мне в затылок в ванной по утрам, я буду дотрагиваться до твоей кожи иногда невзначай, боязливо одергивая руку, будто обожглась о край раскаленной сковороды, мне даже немного нравится эта затея, в конце концов, все могло быть гораздо хуже, не так ли?
- Я готова, - пожимаю плечами и облизываю кончиком языка пересохшие губы, слишком усердно скидываю пепел с сигаретки в моих пальчиках, тлеющий уголек описывает дугу и приземляется на поддонок цветочного горшка у наших ног, ловлю тебя за запястье и прикуриваю от сигареты в твоей руке, затяжка, еще одна, третья, ты делаешь шаг навстречу, упираешься зачехленным членом в мой животик, заставляя меня напрячься и затихнуть всего на несколько коротких секунд, мне кажется, будто твоя рука опускается на мою талию и скользит вниз на упругие ягодицы, вздрагиваю, словно твои наглые пальцы по-хозяйски ощупывают мой зад через ткань строгой юбки, еле заметно выгибаю спинку и прикрываю глаза, время замедляется, расплывается медом на уголки наших губ, вздыхаю нервно, сбито, ахаю тихонько, теснее прижимаясь к твоему торсу; зачем? Окурок жжет пальцы, боль еще не достигла ошарашенного мозга, тик, глажу ладонью уголок твоей загорелой кожи, выглядывающий между расстегнутых пуговиц под кадыком, так, касаюсь твоей шеи, притягивая за затылок к своему лицу, твой ядовитый рот, маняще приоткрытый в ухмылке, тик, мои норковые реснички щекочут твою щеку, я едва заметно подаюсь вперед, ища своими мягкими губами твои, призрачное касание, разряд на двести двадцать по нервам; что происходит? так
- Извините, здесь не курят, - узнаю голосок своей секретарши, ловко возвращающий искривленную твоим жаром реальность на место, отпрыгиваю, будто освободилась от действия неизвестного заклятия, показываюсь девушке на глаза, та смущенно ойкает и сдавленно извиняется, вознамерившись срочно ретироваться.

+1

7

Выдыхаю сигаретный дым, в двадцати литровом аквариуме беззаботно плавают мелкие блестящие рыбешки, наблюдаю, как они скрываются в больших декоративных раковинах и пускают пузырьки, поднимающиеся к поверхности, но, так и не достигнув её, исчезающие в мутноватой воде. Это занятие несколько отвлекает и сдерживает ту агрессию, которая бурлит внутри и пытается вырваться из меня наружу, сметая всё на своём пути. Краем глаза кошусь на свой ботинок, выпачканный в пепел. Стелла, тебе везёт, что мы находимся в людном офисе: будь мы где-нибудь, где поменьше народа и отсутствуют возможные любопытные свидетели, сующие нос не в свои дела – ты бы давно уже стояла на четвереньках и старательно вылизывала испорченную обувь своим блядским языком, так качественно, аккуратно, словно возишься не с туфлями, а с членом, делая минет папику, от результата которого зависит твою будущее вознаграждение - новое платье или же золой кулон, украшенный небольшими бриллиантами, а может быть, если сильно постараешься своим ротиком, то получишь и то и то одновременно. 
- Готова? – Ухмыляюсь, делаю затяжку и приближаюсь к тебе. Ты прикуриваешь, я подхожу к тебе вплотную, вдыхаю аромат твоих духов перемешанный с сигаретным дымом, ты громко дышишь, бросаю взгляд на волнительно поднимающуюся от дыхания грудь и делаю ещё один шаг на встречу. Чувствую твоё тело, даже через всю одежду ощущаю его жар, хищно улыбаюсь и склоняюсь над твоим ушком, обдаю обжигающим дыханием твою белую шею, мои губы находятся всего в нескольких миллиметра от неё, ты закрываешь глаза, бросаю взгляд на мочку уха и поднимаюсь губами к ней, словно уже в следующую секунду собираюсь обхватить её ртом и начать приятные пытки. Перехожу на вкрадчивый шёпот и задаю вопрос. – К чему же ты готова?
Ещё несколько секунд дышу тебе на ушко, будто нарочно дразню, оттягивая миг встречи с губами. В этот момент за спиной раздаётся голос секретарши, ты распахиваешь глаза и отпрыгиваешь так, словно только что обожглась огнём. Меня это забавляет, ухмыляюсь и, не скрывая своего веселья, бросаю на тебя усмешливый взгляд.
- Кажется, ты только что вовсю предалась фантазиям, представляя нашу первую брачную ночь? Потерпи, недолго осталось, впрочем, если ты не можешь больше ни о чём думать, можем взять её в крeдит, только скажи, времени до церемонии ещё немало, мы вдоволь успеем её отрепетировать, и даже не один раз.  – Хмыкнув, подхожу к аквариуму и тушу в нем сигарету, она гаснет, несколько грамм воды становятся мутной, надеясь, что на здоровье рыб это никаким боком не отразится, бросаю окурок в кактус и разворачиваюсь. – Давай, двигай к двери.
Грубовато подпихнув тебя в спину, выхожу из кабинета и направляюсь к лифту. Мимо нас проходит та самая секретарша и смущённо упирается глазами в пол, словно девственница, впервые увидевшая голого мужика. Небось уже успела растрепать всем своим коллегам об увиденном в приёмной, представляю, как сильно они удивятся, когда вдобавок ко всему узнают ещё и о нашей свадьбе.
- Прошу, - снова подпихиваю тебя в лифт и захожу сам. Кабина заполнена под завязку людьми, полдень, все спешат на обед; в который раз мне приходится притиснуться к тебе, полу-боком, стоять, дыша в затылок, случайно задевая рукой твою талию и бедра во время периодических остановок на этажах. Люди заходят и выходят, я прижимаюсь пахом к твои ягодицам, прости, если создаю тебе неудобство, но мне тоже слишком тесно в этом душном лифте на столь коротком расстоянии с тобой. Наконец, мы достигаем холла.
- Похоже, нам надо ещё заехать в торговый центр, - сажусь за руль автомобиля и пристёгиваюсь ремнём, - потому что выходить замуж в этом, - киваю на одежду девушки и нажимаю на газ, - как-то даже не прилично сотруднику Джек-Кью. Да и мне надо приодеться, надеюсь, родители останутся довольны, когда пришлю им свадебные фотки. Ты была уже замужем? Или я буду в твоей жизни первым?
Отчего-то мне снова становится весело, я усмехаюсь и, вырулив с парковки, вливаюсь в поток машин. Умеет судьба преподносить подарки, причём такие, что Санте и не снилось.

+1

8

[mymp3]http://pleer.com/tracks/5944714WdxO|black beauty - lana del rey[/mymp3]
- Оу, вот как? Даже не один раз? - отхожу от приятной мимолетной дремы и ядовито ухмыляюсь, все та же гадюка, причудливо крутящая кольца перед обидчиком, готовлюсь к очередному резкому, проворному броску, только дернись. - Скорострел, боюсь, тебе совершенно нечем меня удивить.
Гордо цокаю каблуками по полу, плитка звонко отдается под ударами, будто чье-то горячее сердце, мое или чужое, покрытое колючей корочкой льда, микро-трещинки по поверхности, каждый раз до живой плоти, твоя рука между моими лопатками, осторожнее, парень, не отморозь пальцы о ледяную ведьму, что привыкла сама задавать здесь правила: одна игра, один судья, один устав, умер или выжил, третьего не дано, от моего пиджака исходят морозные разряды, кусающие тебя за подушечки пальцев, осколки впиваются под ногти иголками, ты злишься, когда вынужден плестись следом, номер два, тот, кто всегда идет позади, горячо дышит в затылок, чертыхается сквозь отбеленные зубы в пенящейся слюне, пасть бульдога, скажи "ррр", давай еще так здорово поиграем, мне очень нравится.
Мне на глаза попадается Джеки, моя персональная девочка-на-побегушках, я весело подмигиваю ей и ломаю рот в улыбочке, одной из тех, которыми принято одаривать перших подружек при случайной встрече где-то в торговом центре, мне бы поцеловать ее в щечку, не касаясь напудренной кожи, прижаться тельцем к ее стройному стану, прощебетать что-то веселенькое, ничего не значащее, но все портишь ты, конечно же, запомни, теперь так будет почти всегда: во всем виноват ты один, в ужасном недосыпе, в лишних пятистах граммах на моих бедрах, в плохой погоде и метеоритном дожде, привыкай, однажды, непременно, тебе все это начнет нравиться, будешь залезать под мое пуховое одеяло и просить добавки, принесешь серебряную ложечку в зубах и станешь умолять меня выесть твой мини-мозг поскорее, я знаю, так и будет, ведь прямо сейчас ты трешься членом о мое бедро в тесном лифте, я с удовольствием подыгрываю, выпятив немного свою тугую попку тебе навстречу, ах, как мало место, прогну-ка я спинку еще немножко, отступлю на наш назад, теснее сдавливая твое достоинство.
Твоя машинка, я не против, чтобы ты меня немножко покатал, самую капельку, пока мне не надоест, машинка такая же бутафорская, как и ты, смеюсь в кулачок, маленький котик, протянуть бы пальчики у потрепать за ушком, устраиваюсь поудобнее, щелкаю кнопочками на проигрывателе, пока ты забавно важничаешь и треплешь языком попусту, лучше бы стимулировал мои эрогенные зоны; закидываю ногу на ногу, натягиваю ремень безопасности, он неприятно режет нежную кожу на моей шее, морщу носик.
- Меня все устраивает, но если настаиваешь, разрешаю тебе купить мне обновку, - улыбаюсь встречным машинам ослепительной улыбкой, как модели с билбордов или первая леди страны, мне бы махать им ручкой и улыбаться докучливым репортерам, но никого нет, кроме безымянных прохожих, спешащих не по моим делам, растяжка нового номера над дорогой, мечтательно прикрываю глаза ненадолго под переливы дивной мелодии, будто из прошлого века. - Первый, а я у тебя?
Тебе как-будто немножко неудобно отвечать на мои вопросы, я сижу с благоговейным лицом, опустив ресницы и нашептываю слова песни, она словно про нас с тобой, правда, я тебя совсем не люблю, а тебе на меня не совсем плевать; мне хочется прикусить язык, вот только не свой, ощутить, как мой рот заполнит твоя горячая кровь, интересно, какой ты на вкус?
Подъезжаем к одному из бутиков, в витрине красиво стоят неживые сливочные невесты в розочках с торта в три яруса, шелковая паутинка вокруг пластиковых красоток без лиц, болезненного цвета кожа тощеньких манекенов, вампиры в саванах, мне не по себе, обхватываю плечи, по спине мороз, я замедляю шаг. Внутри все так вафельно и розово, как в кукольном домике одной из миллиовов маленьких покупательниц нашего континента, есть ли у нас так много девочек, хватает ли на них неправильных куколок без лиц, замотанных в метры люрекса и парчи, кажется, теперь я одна из них, неправильное платье в пол, фата такая длинная, что я снова девственна.

всамделишная барби, только история не такая уж сказочная

http://sa.uploads.ru/XTg0a.jpg

+1

9

- Конечно, должен ведь я сделать свадебный подарок, - подавляю смешок и переезжаю в левый поток; несколько минут молчим, по радио играет совсем не свадебный трек, прекрасно вписывающийся в этот день, сигарета догорает, выкидываю окурок в окно, бросаю короткий взгляд на тебя, смотрю в зеркало заднего вида, пожимаю плечами и запоздало отвечаю на вопрос. – Второй. Может быть, он окажется несколько удачней первого.
Легенда гласила о том, что с моей бывшей женой мы не сошлись характерами, прожили несколько лет в Индии спасая брак, но так его и не реанимировав, благополучно развелись, без скандалов, ссор и дележки имущества. После судебного процесса я решил начать жизнь с нуля и переехал в Сакраменто, где смог вполне удачно обосноваться, забыть о неудачном браке и начать воплощать свои мечты, а она осталась там, в нашем домике на берегу океана, который я любезно оставил ей после развода, встретила индуса, вышла замуж и родила несколько детей. Снова бросаю взгляд на тебя. Интересно, а что бы ты сделала, если бы узнала правду о моём прошлом? Остановила бы машину и убралась из моего поля зрения раз и навсегда? Заявила бы в полицию, требуя немедленного ареста моей персоны? А может, не обратила бы на это никакого внимания, как и планировалось вышла бы замуж, по ночам держа под подушкой купленный себе в качестве свадебного подарка пистолет или длинный нож? Может быть, тебе это даже понравилось бы, ведь это гораздо интересней той рутины, которая обычно наступает после свадьбы, или же ты предпочитаешь скучную семейную жизнь, такую как у всех, с семейными завтраками, вечерними посиделками у телевизора и отпуска раз в год, проведённого где-нибудь на Кубе или у родственников? Стелла-Стелла, ты кажешься такой уверенной и совсем не переживаешь из-за того, что выходишь замуж за незнакомого человека, интересно, что же у тебя в голове? Ты прекрасно контролируешь эмоции, или действительно не паришься из-за предстоящего брака, и, может быть, даже немного этому рада? Ладно, ты ещё впустишь меня в свою голову, я обязательно там покопаюсь.
- Приехали, - глушу мотор, вылезаю из машины и подхожу вместе с тобой ко входу в торговый центр. Склоняюсь над твоим ушком и сладко шепчу, будто я действительно заботливый жених, а ты - моя любимая невеста, которой хочу сегодня устроить незабываемый день, о котором мечтала с самого детства, - выбирай, что тебе по душе, только долго не задерживайся, не хочу опоздать на церемонию.
Ты отправляешься выбирать платье, я несколько минут шатаюсь по бутикам, затем вспоминаю, что не оставил тебе денег на расходы, спускаюсь снова на первый этаж и вторгаюсь в свадебный салон. Куча преимущественно белых платьев различной длины и фасонов, никогда не питал любви ко всему такому, по мне всё это убранство отдавало несколько приторной фальшью, было слишком сладким, слишком чистым, слишком невинным для того, чтобы быть настоящим; я бы заменил белоснежную фату на тёмную, на голову невесте надел золотую корону, а в руки дал бы букет из чёрных роз, идеальное сочетание на мой взгляд.
Смотрю по сторонам, тебя нет, кажется, ты успела уже присмотреть несколько нарядов и сейчас находишься вон в той кабинки и занимаешься примеркой. Следует убедиться, так ли это, подхожу поближе, отодвигаю тяжелую штору, да, это ты, голая, стоишь спиной ко мне и надеваешь свадебное платье. Заинтересованно наблюдаю за действиями, тебе неплохо и без него, обнажённая спина пробуждает желание к ней прикоснуться, а талия – положить на неё руки. Мои губы расплываются в хищной улыбке, ты меня замечаешь и, похоже, не совсем рада моему присутствия. Объясняю на ходу причину своего присутствия и спешу ретироваться, не забыв предупредить знакомого продавца, чтобы записала покупки на мой счёт. 
Разобравшись со всем этим, тоже отправляюсь за костюмом, получаю несколько советов от молоденькой симпатичной продавщицы, совершаю пару примерок и выбираю тот, который больше всего ей понравился. Благодарю девочку, беру её телефонный номер, обещая обязательно позвонить, когда-нибудь потом, после чего посещаю соседний ювелирный магазин. Кольца, куда же без них, мне на помощь снова приходит консультант, присматриваюсь, мне нравятся, беру их, кладу в карман пиджака и возвращаюсь в автомобиль, где ожидаю тебя.

l o o k

Отредактировано Ash Chivas (2014-11-10 17:07:50)

+1

10

Стою в примерочной, выбирая между парой очередных платьев: первое - до середины бедра, изысканный шелк кремового цвета, глубокое декольте с остренькими углами оторочки, вещица ладненько облегает тощие фигурки и просвечивает соски, напрягающиеся от трения о шершавую холодную ткань, если надеть без белья, второе - длиной в пол, пышная юбка с подкладками из ситца, корсетная шнуровка на спине, высокие перчатки до середины плеча в комплекте, нужно подобрать снежного цвета чулки с широким поясом и рюшами подвязок на бедрах, впрочем, нужно ли все это вообще? По обнаженной спине гуляет искусственный ветерок от кондиционера прямо над моей головой, не простудиться бы, глупо было бы встретить первое утро после свадьбы с температурой и соплями. Брачная ночь всплывает в усталом подсознании чередой странных карикатур, похожих на иллюстрации детского комикса или мультфильма незамысловатой рисовки, что мне думать, почему я так титанически спокойна, словно планирую посетить очередной раут, не несущий за собой никакой смысловой нагрузки и последствий; Эш, какой же ты на самом деле? Почему так много вопросов ты передо мной ставишь невзначай, почти случайно, ненароком осыпаешь загадками, на которые я никак не подберу правильные ответы. Ты не внушаешь мне страха, скорее, наоборот, меня к тебе тянет невидимыми магнитами, я упираюсь руками и ногами, сопротивляюсь, но не могу ничего с собой поделать, притягательная перспектива, похож на чужой миллион долларов, бесхозно забытый в кейсе у моего порога, как не тронуть, не прикарманить, не признать своим, я не боюсь тебя, ты меня злишь этим безапелляционным животным магнетизмом, я опасаюсь только себя подле твоего плеча, неуправляемая и непредсказуемая, все же, может, нам не стоит этого делать? Не уверена, напугана, взъерошена, разъярена, дикая кошка, не воспитанная, не укрощенная до сих пор никем ни разу, смотрю на себя в зеркало: тоненькая ведьма немного за тридцать, северная аура холодной соблазнительницы, химера урбана, чертов моральный гермафродит, на работе - мужик со стальными яйцами, как предписано редактору в мужском глянце, дома - девчонка, которая так и не решилась распрощаться с юностью, горазда на необдуманные поступки и дурацкие шалости, какая я теперь, в этой примерочной, под твоим острым взглядом, передергиваю худенькими плечиками и смотрю недовольно вполоборота. Я бы показала тебе свои платьица, покрасовалась, крутясь по часовой и заливаясь задорным смехом, но тебе плевать, конечно, сухо общаешься с девочкой-консультантом, в задумчивости окидываю взором то, что выбрала для церемонии, обреченно вздыхаю, беру то, что в пол, первые попавшиеся чулки и прозрачные кружевные трусики-стринги, сгребаю в охапку пакеты, выхожу на свежий воздух, голова немного кружится, запудренная сахарной атмосферой, все ненастоящее: жених, невеста, свадебка-спектакль, брачная ночь на разных кроватях, разные же полки в холодильнике, неожиданное сожительство.
***
Дорога на церквушки в пригороде, мы ехали молча, никто больше не решался завести разговоры, я заметно помрачнела, плохая из меня актриса, не люблю быть счастливой по чужому щелчку пальцев; переодеваюсь в маленькой комнатке с витражными окнами, подправляю макияж, крашу губы, расчесываю волосы, нет, не так я представляла в детстве свою свадьбу с принцем моей мечты.
Курю, пока никто не видит, печально рассматривая мозаику, вожу пальцем по цветным стекляшкам, глаза предательски щипет, время, отведенное на приготовление, заканчивается, пора идти.
К алтарю меня никто не ведет, отец, кажется, даже не очень в курсе, где я сейчас нахожусь, ты стоишь возле священника и мерзко скалишься, невольно ежусь, еще сильнее цепляясь за букет, будто это вообще последняя соломинка, соединяющая меня с реальностью, я так и не придумала свою клятву, какой она должна быть? Не убить, не задушить во сне подушкой во время пмс, не отравить супом с креветками, вызвать вовремя 911, если будешь умирать.

+1

11

Закуриваю пятую или седьмую сигарету за последние четыре часа, постукиваю пальцами по рулю, по радио что-то жизнерадостно вещает ди-джей, слушаю его в пол уха, затем вырубаю. Закрываю глаза и откидываюсь к спинке сиденья: последние часы тишины и покоя, а затем здравствуй, новая жизнь. В воспоминаниях всплывает первый брак, в то время я был юн и глуп, мне хотелось завести семью и проводить с женой больше времени, чем получалось, отправиться в свадебное путешествие, говорить ей на ушко приятные глупости, дарить забавные подарки в виде плюшевых мишек и зайцев, жить так, как живут главные герои в романтических фильмах. После свадьбы реальность оказалось несколько иной, нежели её описывают в сказках: несколько месяцев жизни душа в душу, обещания любить друг друга до гроба, милости по утрам, во время обеда и вечерам, а после - совсем иные интересы, разные друзья, компании, меня не интересовали её, а её – мои, мы стали реже видеться и общаться, почти не уделяли времени друг другу, всё чаще были поглощены своими делами, дежурные привет-как-дела в виде смс, пожалуй, и это всё. Мы стали совсем чужими, разучились понимать друг-друга, дело шло к разводу, полагаю, всё им и закончилось бы, мы бы расстались, поделили имущество и продолжили жить, как живут миллионы разведённых пар, которые как и мы, когда-то убеждали друг друга что больше никогда и никого не полюбят. Но судьба распорядилась иначе – женушка оказалась отменной сукой, лживой и лицемерной тварью, охотницей за деньгами, по совместительству любительницей менять любовников как использованные презервативы, что ж, в конечном итоге пришлось её убить. Я сделал это без сожаления, и сделал бы это снова и снова, уж слишком много она доставила мне неприятностей в последние месяцы нашей «совместной» жизни. Вместе с утратой жены я утратил веру в брак и прочую муть, был уверен, что больше со мной не случиться этого дерьма, и вот… Случилось. По сути, то, что происходило сейчас – ничего иного, как обычный расчёт, ничего особого, подумаешь, лишь одна фамилия и квартира. Однако чувство, словно делал что-то не так и не то, меня, тем не менее, не покидало.
Справа раздаётся хлопок двери, окидываю тебя ничего не выражающим взглядом и завожу мотор. Остаток дороги мы проводим молча, каждый думает о своём. Отчего-то мне захотелось побыстрее доехать до церкви, быстрее пожениться, быстрее избавиться от неудобного костюма и быстрее отправиться в свой любимый спорт бар, заказать пару бакалов пива, кальмар, посадить на колени одну из фанаток Роналду и посмотреть с ней игру.
Торможу у церквушки и глушу мотор. Впервые за всю дорогу бросаю на тебя взгляд, да, ты не особо похожа на счастливую невесту, которая вот-вот свяжет себя семейными узами со своим избранником, что ж, вот и приехали, вылезай давай и приводи себя в порядок и отрепетируй радость, а я пока найду свидетелей, надеюсь, они сочтут за честь стать участниками этого безрадостного события.
Так и есть: первые встретившиеся прохожие не смогли отказаться, по их мнению, спонтанная женитьба это очень необычно и романтично. Да будет так.
Стою у алтаря и изображаю подобие радости, ты не спеша идёшь по дороге в ад. Останавливаешься у священника, тот разглагольствует о том, на какой прекрасный и ответственный шаг мы пошли, мне становится душно и скучно, охота выйти в окно и желательно с третьего этажа, чтобы побыстрее всё это прекратить и забыть, как дерьмовый сон. Он что-то говорит о клятве, чёрт, серьёзно? Несколько секунд стою в растерянности, моя первая свадьба была несколько иной, и ни к каким клятвам я не готовился. Вздыхаю.
- Стелла, - достаю кольцо*, прекрасное кольцо с крестом и чёрными бриллиантами: разве можно найти нечто более уместное для данной ситуации, нежели их? – Клянусь любить и быть с тобой до самого конца, в здравии и во время твоих отходняков, терпеть во время пмс и не приводить других женщин в нашу квартиру, не пытаться убить, когда ты в очередной раз сорвёшься на меня из-за разбросанной одежды и иногда приносить тебе кофе в постель, если будешь себя хорошо вести. В беде и здравии, до конца веков аминь.
Оскаливаюсь в ухмылке, кажется, падре слегка в шоке от моей клятвы, да и свидетели несколько опешили. Что ж, по крайней мере, я внёс разнообразие в эту смертеподобно скучную церемонию.

+1

12

Голова кругом, Стелла, Стелла, зачем ты туда идешь? Не знаю, но иду, боязливо ступая на каменный пол, морщу лоб в секундном замешательстве, я похожа на Маргариту, улыбаюсь невидимым чертям, занявшим все пустые скамьи и выступы, нечисть сидит на твоем плече, бесы несут мой подол, а гаргульи не поленились сползти с насиженных парапетов, чтобы лично осыпать нас рисом и лепестками роз, это ведь так романтично, милый, священник, задушенный черно-белым воротничком, его голос осипший от наших инфернальных гостей, смотри, вон там твоя тетушка машет нам костлявой рукой, улыбается без губ клыкастым ртом, ее слюни капают на розовую юбку и образуют под ногами липкую лужицу, в воздухе пахнет серой, дерьмом и алкоголем, чан со святой водой закипает, когда ты опускаешь в него средний палец, не нравится такое богохульство? Мне чудится, что твоя наглая улыбка мрачнеет, кода пара гарпий дерутся за распятие, каждая хочет сесть на него дырками первой, ты уже и сам не рад, что берешь в жены всамделишную ведьму, как же так? Я, ведь, старалась, созвала всех распоследних падших чертей с округи, мы скоро станем отплясывать адский гопак на щедро-накрытых столах, роняя опустошенные бутылки под копыта гостей, ну-ка, а что это у нас на тарелке жениха: отрубленная голова младенца и зеленый горошек, покрытый черным жемчугом плесени - отменное блюдо для всех конченных мерзавцев, те, кто не знает любви и участия - наши самые важные друзья, мы вгрызаемся в из позвонки тоненькими клыками-иглами и убиваем особенно медленно, с изыском и царскими почестями, проходи, не бойся, мы тебя ждали целую вечность, наш маленький обиженный судьбой мальчик, не надо плакать, ты думал, что самый главный Сатана, вот ведь незадача, теперь каждый бес считает своим долгом выжрать твое нутро через анус, это тот самый срамной поцелуй, ну, что, герой, переживешь такое демоническое посвящение в князья преисподней?
Стелла, о чем ты думаешь, солнышко? Я закрываю глаза и снова открываю их, перевожу взгляд с твоего лица на библию в руках падре, мне немного дурно, поэтому дышу чуть чаще, боюсь до тебя дотронуться нагим плечом, вокруг так холодно, кажется, изо рта идет пар, дрожу, ты достаешь кольца, невольно пячусь назад, но протягиваю тебе руку, стиснув зубы до треска в скулах, на глазах выступают слезы, мысленно кручу в голове, будто мантру: "не хочу, пожалуйста, не надо, отпусти, не буду, нет, нет, не согласна, перестань, умоляю," но я героически храню молчание, титанически, стоически, из последних сил.
Но ты говоришь так складно, я вцепляюсь в твое запястью похолодевшими пальцами, разлепляю дрожащие, пересохшие от переживаний губы и начинаю говорить, сначала очень тихо, постепенно восстанавливая нормальную, привычную громкость: "Эш Чивас, я клянусь, клянусь, что не брошу тебя, когда ты будешь умирать от старости или от отравления этиловым спиртом, я полюблю тебя, чертов Эш Чивас, буду делить с тобой победы и поражения до твоего последнего дня, я стану тебе отрадой и наваждением, самой сладкой мигренью, самой долгожданной лихорадкой, я буду с тобой, пока смерть не разлучит нас, в приходе и в ломке, я буду первой и последней, кого ты будешь любить до боли, единственной, кому ты не сможешь отказать, я буду для тебя всем, клянусь, Эш Чивас, ты никогда меня не забудешь."
О, да, я срываюсь, моя клятва теперь похожа на проклятье, но мне все равно, будь ты проклят, чертов козел, будь проклят мной навеки вечные, раз не убежал, паскудно поджав хвост, когда мог.

Отредактировано Stella Chivas (2014-11-16 00:47:05)

+1

13

Внимательно наблюдаю за твоей реакцией, интересно, что ты сейчас чувствуешь, Стелла? Ты хочешь отсюда сбежать, провалиться сквозь землю, куда угодно, лишь бы подальше от меня и прекрасного кольца из чёрных бриллиантов? Что тебе так не понравилось, моя клятва, общество, а может просто осознала, во что ты вляпалась, и что дороги назад нет? Увы, слишком поздно, надо было раньше об этом думать, до того, как дала согласие на церемонию.
Ты вцепляешься в мою руку, наклоняю голову на бок и ловлю каждое твоё слово, произнесённое в качестве свадебной клятвы. Твои фразы звучат так, словно ты собралась всадить мне в сердце кинжал, один раз, второй, пятый, снова и снова, бить их до тем пор, пока белоснежное платье не покроется бордовой кровью, а моё тело, тёплое и бездыханное, не замрёт на веки вечные в неудобной позе на роскошном ковре около алтаря. Я ждал этого, наслаждаюсь каждым произнесённым твоим словом, это именно то, что я так давно хотел услышать – живые, настоящие эмоции, без тени фальши, сказанные от души, хоть что-то реальное в этом постановочном спектакле с совершенно не оскароносной актёрской игрой. Наконец ты сняла с себя маску покер фэйса, Стелла, перестала быть бревном без эмоций, показала себя настоящую, некую долю ненависти по отношению ко мне. Поздравляю, ты смогла пробудить во мне неподдельный интерес к происходящему.
У падре и широко разинувших рты свидетелей тоже проявился ещё больший интерес к церемонии, правда, граничащий с непониманием и даже некой долей ужаса, мелькнувшего в их зрачках. Да, они тоже не ожидали такого поворота событий, наверняка считают, что мы сектанты или просто слегка поехали крышей, но мне это определённо нравится.
Перед святым отцом возникла нелёгкая дилемма: то ли прекратить церемонию и послать нас, любителей чёрного юмора куда-нибудь в преисподнюю, отлучить от церкви и облить святой водой, произнеся молитву, отпугивающую всех демонов, или же поскорее соединить священными узами, благословив на долгую счастливую жизнь и отпустить с миром. Несколько секунд подумав, выбрал в конечном итоге последнее, произнёс торжественную речь и, объявив нас мужем и женой, разрешил, наконец, поцеловать друг друга.
Делаю пару шагов по направлению к тебе, кладу одну руку на спину, а другой касаюсь щеки, Стелла-Стелла, мне так понравилась твоя клятва, что я с нетерпением жду, когда ты её начнёшь исполнять, взгляд падает на твои губы, признаться, с момента нашей первой встречи я изрядно успел по ним соскучиться, наклоняю голову на бок и впиваюсь в них, мой язык нагло таранит твой рот, а рука, если бы не присутствующий здесь священник, давно бы уже залезла к тебе под платье. Твои губы как белый порошок со вкусом ненависти, вызывающий привыкание и желание получить новую дозу, но, в церкви следует вести себя несколько скромнее, да и поцелуй по свадебным меркам несколько затянулся. Несколько нехотя отрываясь от тебя и, чуть улыбнувшись, делаю шаг назад. Поздравляю тебя, миссис Чивас со вступлением в новую жизнь, обещаю, она станет интересной, даже если лет через сорок ты начнёшь страдать потерей памяти, этот период не забудешь никогда.
Росписи поставлены, церемония пролетела гораздо быстрее, нежели я предполагал, мы снова свободны.
- Домой ехать как-то скучно, да и какое-никакое событие, не хочешь проехаться до ресторана? Посидим, отметим, закрепим союз? – пожимаю плечами и достаю из кармана очередную сигарету. Давай съездим, выпьем шампанского, закажем какое-нибудь экзотическое блюдо, узнаем друг друга получше, поговорим обо всём и ни о чём, столь же нестандартном, как вся наша свадьба.

0

14

Я запуталась, никак не могу разобрать, что чувствую прямо сейчас, а что - минуту назад, на резцах пенится слюна, нервно глотаю, опускаю пушистые ресницы - паучьи лапки, еле уловимо изгибаю уголок губ, передергиваю острыми плечиками, на языке затухает огонек съеденного, проглоченного полу-стона, похожего на кошачье мяуканье, когда животное трется мордочкой о шею пробуждающегося хозяина, маленькое утреннее мяу, промолчала, на этот раз удалось унять дрожь, наручниками сковывающую запястья в судороге, я тебя не_люблю, безумно, до фанатичной скрупулезности, отчаянно; выдергиваешь кусок жесткой ткани пиджака из моих похолодевших, болезненно-бледных пальчиков, еще один погашенный насильно стон, я не хочу тебе их дарить задаром, маленькие яркие звездочки эмоций, катающиеся по кромке обручального кольца, я похожа на оголенный провод, искрящая током, железная птичка, порхающая за моей спиной, я на войне, здесь нельзя проникаться симпатиями, с меня будто заживо содрали кожу, обнажив мясо и кровеносные сосуды, пульсирующая сетка от каждого вздоха, сердце с ладошку в белесой паутинке-бахроме, темное, почти бархатное, не переломай позвонки, когда опускаешь руку на мои лопатки. Коленки подгибаются, упираюсь на твое предплечье, меня лишили чувств, почти невозможно сопротивляться, да и надо ли, распадаюсь на бисер по костелу, мои острые ноготки, пряди золотых волос, полосы ткани у твоих ботинок, все не так, как я представляла в своих снах, неправильно, воздух такой тугой, на него можно повесить одежду и осесть под давлением на каменный пол под ковровым покрытием, твой язык проползает между моих зубов, подаюсь вперед рефлекторно, поддавшись инстинктам, упираюсь ладонями в твою грудь, царапаю кожу через ткань, тебе щекотно, не_больно совсем, смешная девчонка, сувенирная балерина на хрустальной подножке, суверенная доступно-недоступная, обезоруженная. Впиваюсь в твои губы, обиженная, обижавшая, неважная, к черту всех, отличный момент, чтобы залипнуть на пару секунд в вечности, мой язык пишет на твоем небе: ненавижу, уйди, хватит, не хочу, перестань; так страстно, медовое вранье, которое есть, пока в него свято верит хоть один из семи миллиардов алчущих и просветленных, раскатываю последние фразы по твоей уздечке, нехотя_желанно покидая твой рот, мне не понравилось, давай, попробуем еще раз, но ты уже черкаешь на свидетельстве, задаешь мне вопросы, успеваю только сфокусировать взгляд на золотистой надписи, пальчики не слушаются, трясу головой, жмурюсь.
- Мне надо переодеться, - уклончиво-неясно, согласие, пропитанное неопределенностью, я хочу закреплять союз до будущего воскресенья, но не переживу сокрытия себя с тобой в одном замкнутом пространстве, двоякая суть необъяснимого естества, я тебя ненавижу, пока ты не делаешь опасный шаг навстречу, в следующую секунду уже умираю под твоим горячим телом в умопомрачительной истоме на влажных от пота простынях, изыди.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » big city, bright lights