Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою!


Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою!

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://royallynx.ru/wp-content/uploads/2013/06/5411134ded38.png
Участники: Наташа и Шакс
О флештайме:
Добро и Зло - два полюса Земли и нет границы чёткой между ними,
И даже сонмы всех Божеств Земли едва ль их в целое соединить смогли бы.
Добро и Зло - два полюса Земли границу между ними усмотри
И никогда не смешивай в одно, всё то, что нам в отдельности дано.
С Добром и Злом поосторожней будь, не забывай про разную их суть
Но общую шкалу, где от Добра совсем недалеко до Зла.

http://cft2.mirf.ru/Articles/21/4204/!starts.jpg
http://royallynx.ru/wp-content/uploads/2013/06/5411134ded38.png

+1

2

У меня начали слезиться глаза.
Свет, еще рассеянный и неясный - только предвестник поднимающегося над густо синим куполом небосвода светила, бил из маленького потолочного оконца, не прикрытого жалюзи, и уже начинал обжигать кожу, не давая толком проследить, как, одна за другой, гаснут ночные звезды.
Я полежу еще пару минут...
...Еще три года назад я не очень-то стремилась (да чего уж там, вообще ничерта не стремилась!) встречать рассветы. Три года назад я поступила в самый престижный университет Столицы, была полна сил, гордости за себя любимую, амбиций и желания жить как минимум вечно.
Сейчас я реально хочу только одного - снова увидеть солнце.
Боль становится нестерпимой. Возникает ощущение, что мои глазные яблоки раздирает тысяча кошек, вдруг враз переставших меня бояться. Кожу жжет непереносимо, но мне кажется, что я даже не могу пошевелиться, чтобы все прекратить. Еще немножко, еще совсем чуть-чуть. В прошлый раз я продержалась немного меньше. Совсем чуть-чуть, но... Преодолевая странное ощущение апатии и безразличия к смерти, я неохотно отдаю системе голосовой приказ.
- Опра, закрыть роллеты.
- Слушаюсь, - отвечает мне равнодушный электронный голос, и я мельком отмечаю для себя, что пора бы синтезировать для Опры что-то по-живее.
- Мне кто-нибудь звонил?
- Звонков за последние полчаса не поступало.
- Отлично. Переход в спящий режим. - Медленно поднимаюсь с пола, потягиваюсь до сладкого хруста в позвоночнике и, без труда ориентируясь в полумраке собственной комнаты, нахожу постель, обессиленно заворачиваюсь в одеяло и засыпаю.

В Столице зима. Темнеет рано, светает поздно. Самое благодатное время для таких, как мы. Для вампиров. Братья по крови гордо именуют себя киндрэт, но не я. Я не живу в резиденции клана, не занимаюсь со своим учителем ночи напролет, как все другие чайлды, обращенные менее, чем десять лет назад, я не ношу ритуальные одежды или эти дурацкие рабочие костюмы, я даже продолжаю посещать университет, пока учитель убежден, что это может быть полезно мне и, как следствие, клану. Да и вообще, я мало чем на них всех похожа.
По крайней мере, мне очень хочется так думать.
Проснувшись, я привычно отдаю команду Опре, и она открывает наглухо закрытые окна, впуская в пространство комнаты прямоугольник пасмурного неба и крупные хлопья снега, оседающие на толстых стеклах и тут же тающие от их вечного тепла.
В маленьком, встроенном в стену, холодильнике - кровь. Четвертая группа, резус отрицательный. Этим я тоже отличаюсь от собратьев. Нет, не пристрастием к четвертой отрицательной. Я предпочитаю не убивать без надобности.
Просто, наверное, во мне еще слишком много от прежней Альмы.
Я знаю, была бы воля магистра - меня давно бы уже пустили на пушечное мясо, а то и не обратили бы вовсе. Слишком молодая, слишком коммуникабельная, слишком наглая. Вот только, на их беду и на мою радость, я, без ложной скромности - вундеркинд. Гениальный химик и биолог. Неплохой физик. Талантливый механик. И хреновый, но сканэр. Как раз то, что им так нужно! И, опять же, моя теория... Организм вампира может привыкнуть к солнечному свету так же, как организм человека - к ядам. Если, конечно, принимать его малыми дозами.
Вот только стоит мне стать ненужной, как они уничтожат меня. Сотрут в порошок. А это значит что? А это значит, что нужно как можно дольше оставаться полезной магистру и клану. Поэтому, поднимайся, ленивая задница, нас ждут великие дела!

Уже через полчаса я шла по гулким коридорам крупнейшего ВУЗа Столицы, привычно шаркая цветными кедами и крутя полосатый, как радуга, шарф в руке. Главный хипстер и лоботряс, "как тебя еще носят эти древние стены", "эй, Альма, пойдем бухнем после занятий!" - это все я. И я даже не пытаюсь делать вид, что я знаю некоторые предметы получше прочих преподавателей. Всегда на грани отчисления или очередного скандала, всегда в центре внимания, всегда в толпе. Магистру это не нравится, а вот меня устраивает вполне.
- Эй, Альма, когда ты начнешь носить юбки?
- Когда ты спрыгнешь с Останкинской башни, Влад! - Весело отшучиваюсь, поворачиваю голову и вижу...
Нет. Скорее не вижу, а чувствую, как меня обдает волной силы. Силы, исходящей от кого-то в толпе, идущей мне навстречу.
Здесь? Мой собрат?
Вампир?!
Первая мысль - учителю надоела моя самодеятельность, и он решил забрать меня. Но нет. Это какая-то другая сила. И тут толпа расступается и мимо них проходит парень. Белокурые волосы, блеклые глаза, болезненно бледная кожа. Он проходит мимо, даже не подавая виду, что тоже почувствовал меня, и останавливается возле соседней аудитории, а я заинтересованно смотрю ему вслед.
- Эй, Альма! Ты что, залипла?
- Кто это?
- Кто?
- Вон, парень-альбинос. Кто он?
- А-а-а... ты об этом. Новенький. Где-то с месяц у нас. Жуткий тип...
- Жуткий, ага...

Отредактировано Natasha Oswald (2015-01-13 22:59:05)

+1

3

Так странно, но он привык к солнечному свету, в отличие от других своих собратьев, которые днем практически не могли находиться на улице. Ночь придавала им силы, именно ночью они могли жить, а не существовать. Но очень немногие могли находиться под лучами дневного светила без последствий. Габриэль был одним из них. Но среди обычных людей, среди своих сверстников он был изгоем.
Причины тому были самыми разными: от необычной внешности, казавшейся кому-то весьма привлекательной, а кого-то она отталкивала и заставляла кривиться от отвращения, вплоть до способностей, которые он применял только в самых крайних случаях. Для защиты, для того, чтобы тренироваться и не забывать оттачивать навыки, для того, чтобы просто хоть чем-то отличаться. Но ведь люди не любят таких и боятся их. Боятся того, чего не могут объяснить. Боятся тех, кто чем-то их превосходит. Таким и был этот немного странный альбинос. Он был Другим. Он обладал многими способностями, которые во много раз превосходили человеческие. Гений, вундеркинд, придурок...эпитеты были самыми разными.
Магистр, почему они так меня ненавидят? Я не хотел причинить боль тем парням. Но я всего лишь защищался от нападения и не смог как следует рассчитать силы. Мне нужно приложить больше стараний к тому, чтобы научиться контролировать свои эмоции, иначе все закончится гораздо хуже, чем это может быть. Я не такой, как они...они ненавидят, боятся, мы не должны быть рассекречены.
Парень не глядя запустил дротик в самый центр дартца и тяжело вздохнул. Совсем скоро наступит вечер, и он должен будет отправиться в Университет, который гостеприимно распахнул перед ним свои двери несколько лет назад. Отличник, зубрила, ботан...у альбиноса не было друзей среди сверстников. Он отпугивал их по тем причинам, которые были указаны выше. Светлоглазый искренне не понимал причин этой самой ненависти, хоть Магистр и говорил ему, что все будет именно так. угораздило же таким родиться!
Порой Габриэль ненавидел себя, ненавидел свои способности, которые все усиливались и порой не поддавались контролю, ненавидел свою внешность, из-за которой одни с ума сходили, а другие чуть ли не вслух произносили "Чур меня!" и крестились. альбинос только усмехался в ответ на подобные жесты. Глупцы. Но ему так хотелось иметь друзей... Члены Клана говорили ему, что нужно потерпеть, что людское племя не изменить, что они издавна видят в темноте лишь зло. Но слишком давно уже терпел парень, и терпение это медленно, но верно иссякало.
- Эй, пушистик, ты снова грустишь?
Из раздумий буквально выдернул голос старшей сестры, которая уже давным-давно закончила обучение и работала. Она подошла к парню, слегка взлохматила и без того взъерошенные белые волосы и обняла.
- Я же говорила тебе - брось ты обращать на них внимания. Вот увидишь, все в самом ближайшем будущем переменится. Мы же не один Клан, есть еще и другие. да, кто-то враждебен, но есть и нейтральные. Я больше, чем уверена, что в ВУЗе есть еще такие же как ты. просто тебе нужно постараться их почувствовать в толпе так, как ты это умеешь. коснуться их совсем легко, незримо, они ощутят прикосновение будто бы крыльев бабочки. А значит, они придут к тебе.
- Я даже не знаю теперь, хочу ли я этого, - криво усмехнулся беловолосый, ткнувшись лбом в плечо своей сестры. Она была словно полная противоположность ему - брюнетка, будто бы инь и ян, но ее глаза были такими же светлыми, как и у него, и девушка отшучивалась, что это такие линзы. Но сестра права, нужно перестать сторониться и стараться искать общий язык хотя бы с теми, кто такой же как он. И тут Габи вспомнилось - он как-то ощутил энергетику вампира, женскую энергетику и тоже весьма сильную. Он должен попытаться найти её.
- Я не буду грустить, Милена! - он постарался улыбнуться как можно более добрее, отчего получил одобрительный поцелуй в висок от брюнетки, и та словно растворилась в темноте коридора после того, как парень вышел из своей комнаты и направился на учебу. Машиной пользоваться не хотелось, альбинос шел пешком, но весьма быстро, поэтому добрался до Университета минут за пятнадцать. Смешаться с толпой учеников не получалось, слишком уж он выделялся. Но как только он завернул в коридор, то снова ощутил ту энергетику.
Это она!
Парень остановился, на несколько мгновений прикрыв глаза, словно сканируя всех, кто находился в непосредственной близости от него. Не тот, снова не то, а вот она - тоже вампир. И совсем скоро приблизится к нему. Светлые глаза широко распахнулись и зрачки, только что будучи узенькими, как у кошки, снова стали нормальными. Габриэль прошел мимо этой девушки и парня, с которым она стояла, услышав в свою сторону вновь слова о том, что он жуткий. Новое определение. Надо же, даже на себе подобных он наводит ужас.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-11-05 14:16:10)

+1

4

Я уже совершенно не обращаю внимания на глупое бормотание одногруппника. Я даже не подмечаю для себя - что последнее я ляпнула в ответ на его реплику. Но он ведь только человек! Легкое усилие, я насылаю на него несложный морок, заставляющий его забыть о моем близком присутствии, и вот у меня снова есть возможность задуматься о своем, о важном.
Мне нечего стесняться, я наглая, я уже говорила об этом? А потому я, совершенно не таясь, смотрю в упор на светлую, аж глаза слепит, фигуру, стараясь понять и разобраться - что он? Кто он? Из какого клана, что здесь делает? Ладно я - дурная на всю голову, но все остальные после обращения прерывают всяческое общение со своей старой семьей, со своим прежним окружением. С этого момента мы контактируе с людьми больше всего, как с едой. Овцы, что с них взять, как говорит мой Магистр. Главы кланов не разрешают чайлдам продолжать обычную жизнь. Легкие попустительства иногда еще позволяют себе вьесчи, фэриартос да, пожалуй, даханавар. Ну и меня пока не шпыняют сильно, так как моему клану полезны мои потенциальные знания...
Мне требуется приложить колоссальные усилия, чтобы все-таки проникнуть в его мыслеобразы, хоть на самую поверхность. Да, сканэр я поганенький, но у других кланов, за исключением, пожалуй что, вриколакос и все тех же даханавар, и такого нет! Но то, что я вижу сразу, как мне все-таки удается уловить его сознание - заставляет меня отшатнуться уже в непритворном ужасе.
Солнце...!
Он видел солнце! Не как я - несколько лет назад! Сегодня!!! Он видел его сегодня!
Но как же так может быть?! Ведь не может же этот парень быть чайлдом всего один день? Таких вообще из резиденций не выпускают первое время. Они же, как нарики, проходят абстинентный синдром, чтобы приспособиться к голоду и научиться этим голодом управлять... Да нет же, он явно обращен больше года назад. Это тоже чувствуется, стоит мне только взять себя в руки и копнуть чуть-чуть глубже...
Но солнце! Это же нереально! Ночная жизнь - это не наша прихоть. Только вриколакос в образе волка могут днем, под укрытием тени деревьев находиться на улице, а не за надежными стенами убежища! И все! Все, черт возьми! Солнце убивает нас, нещадно, не жалея, обжигая и развеивая в прах, стоит нам побыть на нем больше минуты. Даже рассеянный предрассветный свет доставляет нам адскую боль, и так со времен Основателя. Так как же так?..
"Кто ты, молох тебя задери, а?!"
Мне даже страшно к нему подходить, но, с другой стороны, если он может находиться на солнце, то... У меня прямо руки зачесались уложить его на прозекторский стол, чтобы разобраться - что там к чему, и что дает ему эту уникальную, эксклюзивную и никем, даже моим, черт возьми, кланом не достигнутую способность! Но попытаться напасть на него - это напороться на конфликт с его кланом. К слову - я так и не поняла, в каком он клане. Может, это неуловимые почти мифические лигаментиа вернулись из своего иллюзорного мира?
Подавив горький смешок, я одергиваю кофту, делаю глубокий вдох и решительно направляюсь к белокурому пареньку, стоящему в стороне от всех. Еще один несложный морок, и все, кто даже мало-мальски заинтересован в его или моей личностях - отворачиваются, потеряв к нам всякий интерес. Хороший трюк, так горячо любимый всеми кровными братьями.
- Здравствуй, родственник, - останавливаюсь, неприятно задрав голову, чтобы можно было заглянуть в его глаза. Да, с моим-то росточком, особо не раскомандуешься. Но я стараюсь выглядеть достаточно весомо, чтобы он захотел отвечать на мои вопросы, - Что привело тебя сюда?

+1

5

Габриэль прошел куда-то вглубь коридора по направлению к аудитории, где должна была проходить одна из лекций. Она обещала быть достаточно скучной, но даже на таких необходимо было обязательно присутствовать. Но ему даже не нужно оборачиваться, чтобы почувствовать то, что та девушка идет по направлению за ним, словно на ниточке привязанная. Люди боятся, киндрет наоборот даже интересуются, кто перед ними, представитель какого Клана. Альбинос был более, чем уверен, что та девушка захочет с ним познакомиться. Она была небольшого роста, когда Габи проходил мимо нее, он успел ее разглядеть, хотя длилось это чуть более трех секунд.
Мне бы не хотелось разговаривать с ней до занятий, если где-то в перерыве. Но мне кажется, разговора не избежать.Слишком уж она любопытная.
Последняя мысль заставила парня легонько фыркнуть. Но не прошло и пары минут, как девушка приблизилась к нему, предварительно отведя глаза тем, кому не следовало слышать их разговор. Очень легко и предусмотрительно, даже не стоит напрягаться и волноваться, что кто-то их сможет подслушать. Ну если только поблизости не находится кто-то из их собратьев. Но беловолосый никого не чувствовал, по крайней мере поблизости, и это слегка успокаивало. Ведь далеко не факт, что среди киндрет могут быть друзья. Некоторые Кланы враждовали между собой и даже весьма неприкрыто, поэтому нужно было держать ухо востро. Конечно в каждом встречном Габриэль не видел врага, но то, что он не доверял никому, кроме самых близких, факт.
- И тебе доброго дня, - парень посмотрел на нее сверху вниз, когда девушка приблизилась, то разница в росте стала более заметной. Но вроде бы так все должно и быть. Однако альбинос заметил, что незнакомке не очень комфортно задирать голову и так разговаривать с ним. Поэтому парень немного согнул колени, опираясь спиной о стену и встретился глазами с подошедшей. У него была привычка смотреть прямо, что бы ни было, он никогда не отводил взгляда. Люди не выдерживали такого напора зачастую и отворачивались. Посмотрим, на сколько хватит этой девчонки. Нет, Габи совершенно не хотел ей зла, только разве что игрался в гляделки.
- Я здесь учусь точно также, как и ты,- парень ответил просто и честно. Он понимал, что подразумевала незнакомка, которая, к слову, была весьма симпатичной, по крайней мере такие были во вкусе альбиноса, но все-таки никогда сразу не отвечал прямо. Даже если вопросы были с явным подтекстом. К тому же не очень удобно общаться, не зная имени своего собеседника. Но парню было совсем не сложно представиться, однако свое подсознание он наглухо закрыл, чувствуя, что его откровенно пытаются просканировать. Ощущение было неприятным, он знал это по разговорам тех, кого сканировал сам.
- Меня зовут Габриэль. А кто ты? Как тебя зовут?
Беловолосый смотрел на девушку по-доброму и тоже весьма заинтересованно. Интересно, из какого она Клана? Для чего подошла познакомиться, а не старается изучать его издалека? Что ей от него нужно и что привело - простое любопытство или же ею движет какая-то выгода? Ответов было гораздо больше, чем ответов, однако все-таки общаться они начали только что, и сразу получить столько ответов разом попросту невозможно. Хоть парень и мог запоминать большие объемы информации достаточно быстро, но все-таки с себе подобными было гораздо сложнее. Они же не представляют собой текст, написанный на бумаге, который легко усвоить. Каждый представляет собой загадку: кто-то легкую, кто-то более сложную, подобно ребусу, а кто-то вообще практически недостижим.
- Я недавно здесь и никого не знаю, - чуть помедлив, продолжил альбинос, но взгляда не отводил. - Да и люди не особо хотят общаться со мной. Я же внушаю им какой-то ужас одной своей внешностью, - недовольно ухмыльнувшись, он все-таки опустил глаза и уставился куда-то себе под ноги.

+1

6

Столь непривычное и даже оскорбительное приветствие от собрата киндрэт неприятно резануло по ушам, заставив поморщиться от острого неудовольствия. "Он что, издевается?! Какой, к Молоху, день?!"
"Доброй ночи" - вот как приветствовали кровные братья друг друга испокон веков. Хотя, чего я хочу, он еще сегодня видел солнце. Солнце! Он смерил меня странным недовольным, но, в то же время, оценивающим взглядом, и я вдруг почувствовала, что не могу больше проникнуть в его разум. Сейчас даже самый простенький блок любого из кровных братьев был мне не по зубам. Значит, он почувствовал, что я пытаюсь копаться в его воспоминаниях. Странно...
- Я здесь учусь точно также, как и ты, - "Это-то меня и смущает..."
Да что там - смущает? Удивляет. Ошарашивает. Совершенно выбивает из колеи. Меня вообще странно нервирует все, что связано с этим кровным братом. Во-первых, он может находиться на солнце без негативных ощущений. Во-вторых, я никак не могу определить его клановую принадлежность, хотя любой вампир может почувствовать другого, не прибегая к даханаварским штучкам. Мы просто знаем, кто есть кто. Я его чувствую, но вот кто он - не пойму. Ну и в-третьих, редко когда не-сэнсор может почувствовать сэнсора, не зная, что тот - сэнсор. Это смущало меня больше всего. Я знала всех, абсолютно всех сэнсоров всех кланов! Считайте это начальной школьной программой среди чайлдов киндрэт. Но этого парня я точно не знала.
Надежда на то, что мои сомнения развеятся после его представления, вспыхнула и погасла. Парень не спешил удовлетворить мое неуемное любопытство. Он назвал только имя.
Этот странный альбинос начинал смущать меня все больше и больше. Но в то же время, он всколыхнул типичное для моего клана стремление к исследованию и жажду знаний. Мне хотелось разгадать эту загадку. Понять - кто он и что он.
- Можешь называть меня Альма. - Раз ты хочешь играть по этим правилам, то почему бы и нет. Хотя, не исключено, что ты уже знаешь, из какого я клана, но... Почему-то мне кажется, что ты пребываешь в том же приятном неведении, что и я.
Странная откровенность парня заставляет меня невольно усмехнуться. Он ведет себя, как птенец. Но это точно не так. Его не могли обратить совсем недавно. Интересно, сколько реально ему лет? Не знаю, почему меня это волнует, но мне интересно, кто этот парень, нарушающий все мыслимые и немыслимые правила ночного мира.
- Их отпугивает не твой внешний вид, а твоя аура. - Изначально я думала, что он может быть даханавар, но разубедилась в этом. Клан мормоликаи всегда стремился к общению с людьми. Входящие в него братья должны были обладать повышенной харизмой, обаянием и коммуникабельности. А по этому не скажешь. Только если уж он был ну очень им полезен. Скорее уж он - кадаверциан, тех тоже окружает эта непередаваемая отталкивающая и притягательная одновременно аура. Ее еще называют некротической. - Люди долго не могут бояться внешности. Очень быстро это перерастает в злобу, а там и агрессию. Нет, ты пугаешь их тем, что они чувствуют не твое внешнее, а твое внутреннее отличие. - Так происходит почти со всеми вампирами, кроме даханавар, вьесчи, почти лишенными магии, и, пожалуй что, фэриартос. Ну и мне еще повезло. Я ведь сэнсор.
- Пойдем кофе попьем, что ли. - Мы не един и не пьем ничего из прошлой жизни, но у некоторых бывают... ммм... кое-какие вкусовые извращения. Например, я до сих пор люблю кофе. - Расскажешь, на кого учишься. Брат.

+1

7

Габриэль понял, что разговора до начала пар не удастся избежать, как только девушка приблизилась к нему. И как только он поставил блок, дабы она не смогла его считывать, то почувствовал, как она наткнулась на возведенную им стену. Облом, верно? Блок-то совсем слабенький, просто для того, чтобы проверить, будет ли она пытаться долбить дальше? Но если не дурочка, не рискнет. Беловолосый очень не любил, что к нему некоторые из киндрет относятся, как к потенциальному подопытному кролику только лишь потому, что он не такой, как те самые некоторые. Вот эта девушка тоже им заинтересовалась, и Габи даже не смел надеяться, что эта самая заинтересованность не походит на всех остальных. Но кто знает, кто знает, альбинос не привык судить по первому впечатлению, которое, как известно, частенько бывает обманчивым.
Зачем она попыталась меня просканировать? Ах да, наверное это из-за того, что я могу без особых сложностей пребывать на солнце. О да, это интересует многих, в том числе и меня самого. Если бы я мог с точностью ответить на заданные вопросы, без приукрашиваний, то было бы гораздо легче. А то я тот, кого причисляют к киндрэт, или какой-то совсем на них непохожий. Кто бы знал, как я во всем происходящем запутался. А тут еще всякие любопытные нос суют. Ррр...
- Можешь называть меня Альма.
Альбинос кивнул и даже попытался улыбнуться чуть более дружелюбно, чем до этого. Видно, что Альма его и опасается из-за непохожести на других, но тем не менее её влечет то, что она смогла зацепить в его подсознании. Габриэль знал, что он хочет задать этот вопрос, но пока не решается, боясь натолкнуться не только на внутренний блок, но и внешний, который подразумевал ответ: "Это не твое дело".
- Очень приятно, - кивнул парень и вновь устремил взгляд своих светлых глаз на стоящую перед ним. Она не понимает, из какого он клана, потому что есть признаки различных семей. Ну что же, так даже лучше, ему бы не хотелось, чтобы каждый встречный-поперечный сразу же чувствовал принадлежность. А она либо фэриартос, либо... ладно, не стоит уподобляться ей и пытаться выяснять то же самое. Дальнейшее общение все расставит по местам. если уж хотел общаться, хотел найти эту девушку, которую почувствовал сразу, получай желаемое. А кто сказал, что все будет просто?
- Думаешь, дело в ауре? Ты же сама прекрасно знаешь, не каждый из людей может почувствовать ауру или же увидеть ее, отличающуюся от остальных, - Габриэль заправил за ухо выбившуюся кудрявую прядь волос и подхватил свой рюкзак, который до этого стоял на полу. - Поэтому если честно, мне абсолютно безразлично то, что люди обо мне думают. Иногда полезно отличаться от остальных и не смешиваться с серой массой. Я же при всем своем желании не смогу смешаться, - усмехнулся молодой человек. Интересно, Альма обращена недавно или же уже прошло определенное время? Почему-то внезапно его любопытство зашкалило. Она же тем временем предложила пойти и выпить кофе. Габриэль немного удивленно захлопал ресницами, но отказываться не стал. Питаться человеческой пищей ему хотелось меньше всего, поскольку он всеми силами старался избавляться от прошлых привычек.
Брат... Для меня это слово, которое так легко срывается с ее уст, звучит несколько странно. Даже моя сестра частенько называет меня по-всякому, но никак не братом.
- Я учусь на факультете международных взаимоотношений и еще изучаю психологию, - не спрашивая разрешения у Альмы, Габриэль подхватил ее сумку и направился вслед за девушкой в столовую. Жест был абсолютно машинальным, но немного странным для тех, кто познакомился вот буквально только что. А выглядело все это так, будто парень несет сумку своей девушки. Забавно, но какая разница, кто и что подумает?

+1

8

- Во дурилка, - хихикаю я на его рассуждения об ауре, как о каком-то магическом предмете или, и того хлеще - материи. Да, я теперь почти не сомневаюсь, что обращен он сравнительно недавно, и, как по мне, держат его в каком-то инкубаторе, не давая возможности следить за реалиями мира киндрэт. Наверное, именно поэтому он для меня вот такой... такой странный и притягательный. Иногда любопытно изучить то, что не укладывается в рамки системы. Вот каково это - встретить вампира, который воспитывался не вполне как вампир? Которому с самого обращения не стали вдалбливать все эти нормы, постулаты и прочую возвышенную фанаберию? Пожалуй, этот любопытный типчик мне начинает нравиться. Когда он оборачивается ко мне, чтобы подхватить и мою сумку, я примирительно вскидываю руки, показывая, что не хотела обидеть. - Прости-прости! - Он, вроде, и не обиделся, уже хорошо. А любой асиман уже испепелил бы меня на месте.
- Физик. Астрофизик, биофизик... В общем - всего понемножку, у меня свободное посещение. Прикладной ботан. Иногда хожу на микробиологию, но это так - скорее увлечение, - "Да-да, тем более, что в этой области меня тут мало чему могут научить, я тут уже в четырнадцать земных преподавать могла..." Шаркая кедами и беззаботно улыбаясь, вышагиваю перед пареньком, волокущим сразу две сумки, не забыв перед этим благоразумно развеять отвлекающий внимание морок. Потом будет чем заняться - можно будет загадочно улыбаться на вопросы "как бы" друзей-людей, а что это я делала в кампании того парня? Весело и хоть немного лучше, чем выслушивать нудятину от старших клана.
Когда мы, наконец, доходим до местной студенческой кафешки, с ее маленькими круглыми столиками и высокими барными стульями, я понимаю, что все это время мы шли совершенно молча. Да, хреновый из меня оратор, я погляжу. Ну и он психолог... так себе. Скормив автомату предварительно бережно расправленную купюру, покупаю себе кофе без сахара и устраиваюсь за ближайшим столом, ожидая, когда новый знакомец присоединится.
- Так вот про ауру... А ты не думал, что люди - гораздо более чувствительные существа, чем тебе кажется? - Катая бумажный стаканчик между пальцами, грею об него вечно холодные руки, не спеша делать первый глоток, - Нет, конечно они не видят твою принадлежность к клану, или суть твоих способностей! К слову - я их тоже не вижу. Просто... Ну вот ты замечал, как на нас реагируют, скажем, кошки? Или собаки? Они стараются к нам не приближаться. Они нас боятся. Они инстинктивно чувствуют в нас хищника высшего порядка. С людьми, правда, все гораздо тоньше. Они просто ощущают от нас опасность.
По логике, у него должен был возникнуть вопрос - почему тогда я так запанибратски держусь с людьми. И я на этот вопрос без утайки отвечу, если он его, конечно, задаст.
- Габриэль, а все-таки, из какого ты клана, и что делаешь здесь, в университете? Ты же знаешь, что обучение киндрэт среди людей - это не нормально. - Да ампутируйте мне зубы, ну не может он быть даханавар, хотя будущая профессия прямо кричит об этом! Они же берут к себе только тех, кого реально научить быть обаятельными, общительными и привлекательными с первого взгляда! Сирены хреновы... Клан мормоликаи, чего с них взять. Ну только если этот Габриэль им чем-то очень полезен... как их Арчи. Кстати, у него и надо спросить, если он не спалился Фелиции, что общается со мной, и его не решили оградить от ужасной и кровожадной меня. Так, на чем я там остановилась? Ах да... полезность. Ну, его способность находиться на солнце, это уже ощутимый плюс, но все равно, толку от его использовании днем, если люди от него шугаются, как от летучей мыши? Только если он сканэр... Хм, это многое бы объяснило, но... Да нихрена! Сканэр давно мог воспользоваться своими способностями и даханаварской магией, и никто, ну вот никто бы не обратил внимания на отпугивающую ауру! Его бы в университете на руках носили с первого же дня! Все, мои индуктивные изыскания зашли в тупик. Если только он не гемофаг, а вовсе не киндрэт. Но гемофагов никто давно уже не делает... Видимо - разучились.
- Прости, ты что-то сказал? - Кажется, я настолько погрузилась в свои мысли, что пропустила какую-то его реплику.

+1

9

Габриэль точно также, как и Альма, постепенно снял морок, чтобы вновь стать "видимым" для окружающих людей. В принципе, он прекрасно понимал, что всяких таких интересных вопросов ему не избежать, раз он встретил киндрэт, но даже и не думал открываться полностью перед неизвестной ему еще пока девушкой. Также он понимал, что Альма, еще не разобравшись, из какого же он клана, будет расспрашивать его об этом. Надо же понимать, кто перед тобой - друг или враг. Представителей иных кланов можно назвать либо союзниками, либо врагами, но альбиносу казалось, что Альма не представляет опасности. Но пока что он не был в этом уверен. Да и как он расскажет о том, что он представитель иного клана
Леарджини, большая часть которого пала войне с кланом Асиман; и в настоящее время он практически усыновлен Даханавар. Что же касается его возможностей сканера, то они развиваются, но медленно, но сам Габриэль очень старается и прикладывает максимум усилий. Он не сомневался, что у него все получится.
Девушка назвала его дурилкой, когда беловолосый сказал про ауру. Тот совершенно не обиделся и лишь пожал плечами. Что же, у каждого свои представления, и если она думает, что его познания в этой области немногочисленны, то пусть так и будет. пусть уверует во что-то, ведь они даже не друзья, чтобы пытаться в чем-то её разубедить или с пеной у рат доказывать свою точку зрения. Габи вообще не был отчаянным спорщиком, но если речь заходила о тех областях знаний, где он был спецом, тот тут парень мог не на шутку вспылить. Парень молча нёс за девушкой обе их сумки, практически буравя взглядом её спину, и за всю дорогу ни один из них не проронил ни слова. Почему так? Альбинос не то, чтобы не был разговорчивым, просто пока что не доверял Альме так, как хотелось бы. Каждый человек или же киндрэт, который находился в поле его зрения и с которым парню предстояло так или иначе общаться, проходил очень сложную проверку, выстроенную самим джином.
Как-то сложно у нас выстраивается общение. Возможно потому, что я все еще не доверяю киндрэт, хотя сам являюсь одним из них. Меня до сих пор считают кем-то вроде пришельца из прошлого, поскольку я несколько отрешен от современного мира, хотя вполне способен прожить в нем безо всяких проблем. Сложно "усыновленному" птенцу пытаться освоить магию клана, в котором я сейчас проживаю, а также как-то овладеть магией клана, породившего меня, как киндрэт. Но я добьюсь своей цели, чего бы мне это не стоило. Я не хочу остаться вовсе лишенным магических сил, чтобы если когда-нибудь встречу представителя клана Асиман, не суметь ему противостоять. Магия холода изначально противостоит магии огня.
Вскоре они добрались до столовой, где в автомате Альма купила себе кофе, альбинос же из того же автомата извлек ледяную колу, к которой относился, наверное, также нейтрально, как и Альма к бодрящему людей напитку.
- Я это замечаю и все прекрасно понимаю. Насчет чувствительности людей тоже не могу не согласиться. Потому как если среди киндрэт есть различные способности, так и среди людей. Есть люди более сильные, которых не так легко сломить, а есть совсем безнадежные слабаки. Поэтому я и сказал, что не каждому человеку дано видеть ауру, - Габриэль открыл жестяную банку и сделал пару глотков. Сейчас он предпочел бы охлажденную кровь, но где её здесь раздобудешь?
Ну вот ты наконец и задала вопрос, которого я ждал. Думаю, что ты будешь немало удивлена, увидев перед собой представителя клана, который весьма и весьма малочисленен и практически уничтожен.
- Я предвидел твой вопрос. Мой клан был практически уничтожен, поэтому сейчас я принадлежу к даханавар. Птенец усыновленный ими. Мой клан называется Леарджини. Думаю, что ты о нем не знаешь, - альбинос не стал вдаваться в подробности с самого начала, а решил подождать и посмотреть на то, как отреагирует Альма на ответ такого рода. Парень слегка приподнял белесые брови, смотря на девушку с легкой улыбкой. Теперь ей станет ясно, почему она изначально не смогла правильно определить его клановую принадлежность, иначе сказала бы в лицо. - А в университете я потому, что я сам хочу этого, и так считает правильным моя названная сестра. Помимо этой учебы точно также я обучаюсь и в клане, не волнуйся. А к какому клану принадлежишь ты?
Габриэль задал аналогичный вопрос, потому как от полученного ответа вполне могло зависеть их дальнейшее общение или же не общение. Однако поскольку Альма точно была не из клана Асиман, то второй вариант сразу же исключался. Чересчур она любопытная для Асиман и не обладает их врожденной жестокостью...

+1

10

- В общем и целом - это зависит от того, что каждый из нас вкладывает в понятие "аура" - примирительно улыбаюсь я, совершенно не желая вдаваться в полемику с этим странным парнем. Но уже следующая его фраза заставляет меня поперхнуться кофе и совершенно неизящно вытаращить глаза.
Да он что, издевается?! Нет, ну внешность, положим, у него прямо вопиет о том, что он ледяной джинн, но, во имя молоха, это же бред несусветный! С тем же успехом он мог бы сказать мне, что он лугат, или нософорос, или обайфо! Или, гна худой-то конец, ревенант - один из влиятельного семейства Беловых, они же - Корвинусы.
- Да ты гонишь!... - преувеличенно экспрессивно воскликнула я, но тут же подозрительно сощуриваюсь, буравя его совершенно невозмутимое лицо подозрительным взглядом. - Ты хотел сказать - полностью уничтожен. Клан ледяных джинов полностью уничтожен асиман около шестисот лет назад. Это начальная программа для чайлдов. Это знают все. И тут приходишь такой ты, и утверждаешь, что ты - Габриэль Леарджини? Единственный выживший, да еще и усыновленный даханавар? Хей, чувак, они тебя что - в чулане держали, как мальчика со шрамом? Все шестьсот лет?
Вы понимаете, я ведь просто не могу не смеяться! Это все слишком... слишком! Он сидит вот так напротив, и утверждает, что он - представитель стертого с лица земли клана, оставившего после себя только название, да разветвленную сеть тайников, полных завораживающей магии. Да я скорее поверю, что он дампир - существо вообще невозможное для нашего мира. Или уж сам Основатель, решивший наведаться к нам без лишней помпы и фанфар.
В общем - не верю. Как Станиславский. Как девочка, которой какой-то мужик предлагает конфетку за "потрогать коленочку". Это просто не может быть правдой потому, что... что не может быть правдой!
Поэтому я широко улыбаюсь и снова уделяю внимание кофе, чуть склонив голову к плечу и рассматривая своего знакомого под новым, так сказать, углом. Он, оказывается, не лишен некоего чувства юмора.
- Да ты шутник, я почти поверила, ты так убедителен!
Если вдуматься - вопрос определения клановой принадлежности так и остался открытым, то теперь эта мысль меня так не гложет. Даже если он один из прихвостней мормоликаи, это все равно не так критично, как его этот бред про леарджини. В общем, интересный экземпляр, он мне уже нравится, да.
У меня звонит телефон и я, закатив глаза, выуживаю адскую машинку из кармана.
- Да. Да, поняла. Хорошо, я буду через полчаса. Я сказала - полчаса! Или пусть магистр присылает за мной машину с мигалками! Ты видел эти вечерние пробки вообще?! Все, отбой!
Раздраженно бросаю телефон на пластиковую поверхность стола, глядя на него уничижающим взглядом, и залпом допиваю свой остывший кофе.
- Достали... В общем, мне пора, дела семейные, сам понимаешь... Еще увидимся! - Я подхватываю сумку и спрыгиваю с высокого стула, готовая уже мчаться в лабораторию, но в последний момент решаю обернуться и окинуть нового знакомого веселым взглядом. - К слову, если бы все это было правдой... Ну, про ледяных джиннов и твою к ним принадлежность, то мы бы с тобой были злейшими врагами. Так что бывай, Габриэль Леарджини. И привет тебе от Альмы. Амальгамы Асиман.
Прощально взмахиваю рукой и убегаю к выходу, сокрушаясь, что пропущу такую интересную лекцию.

Через несколько дней и два задушевных разговора с Арчи, я кое-как выцепляю у друга-даханавар, бывшего когда-то моим одноклассником в прошлой, человеческой жизни, я добываю номер телефона своего нового загадочного знакомца. Все-таки он даханавар. Не самый приятный расклад для магистра, но ему-то об этом и знать совершенно не обязательно. Я общаюсь с кем хочу, даже если это очередной птенец Фелиции.
Пара гудков и сухой щелчок на том конце провода.
- Привет, леарджини! Приходи сегодня на каток на Садовом! Возражения не принимаются, до встречи!
У него есть сорок минут, потом я решу, что он злостный симулянт и гадкий опоздун.

+1

11

Надо сказать, что Габриэлю очень не понравилась реакция новоявленной знакомой, когда он поведал, к какому клану принадлежит. Нет то, что она немало была удивлена, парень заметил по ее вытаращенным глазам. Некоторые ребята покосились на них, потому что девушка слишком уж громко воскликнула и практически всем окружающим объявила о том, что Габриэль в чем-то солгал, но потом вновь отвернулись, разговаривая каждый о своем. Нет, дело вовсе не в удивлении. Да, клан Леарджини полностью уничтожен. Но это так считают Асиман и остальные кланы, которым внушили сию, как им кажется, непреложную истину.
Но все это досужие сплетни, из Леарджини некоторые представители выжили, но они столь малочисленны, что можно сказать, что практически да - они не существуют. То, что Габи обратил именно Леарджини, это точно, но это было очень давно, и воспоминания, словно ластиком стертые, иногда всплывали в подсознании парня. Да и внешность прямо-таки кричит о принадлежности к клану. Но недоверчивый джин сощурился и посмотрел на Альму чуть более внимательно. Так реагировать может только птенец Асиман, которому с младых ногтей вдолбили данную информацию, а теперь, видя перед собой джина, пусть и "усыновленного" иным кланом, который, судя по всему, желал сделать из него идеальное оружие, конечно же не верит.
Она странная, странная, такая же как я, наверное. Не могу сказать, что она мне не нравится. Есть в этой девушке что-то притягательное, но если я кардинально ошибся, и она принадлежит к враждебному клану, наше общение с ней может сойти на нет. Леди озвереет, если узнает. Но она всегда хорошо ко мне относилась, поэтому и поставила надо мной наставником названную сестру. Почувствовать в университете киндрэт и столкнуться нос к носу с врагом - что же, для меня это будет очень интересный опыт.
- Ты спросила, я ответил. Верить мне или же нет - целиком и полностью твое право, - холодный взгляд, направленный куда-то в район шеи Альмы и абсолютно сухой ответ. Габриэль покрутил в пальцах жестяную банку и сделал несколько глотков, абсолютно не ощущая вкуса. Хотя какой-то вкус чувствовался, конечно, но это была обыкновенная жидкость, не приносящая насыщения и хоть какого-то удовольствия от ее поглощения. Разговор становился каким-то напряженным, и почему-то Габриэлю очень захотелось уйти. Но он слишком упертый для того, чтобы просто так сбежать, как трусливый заяц. К тому же он не получил ответа на заданный вопрос, а Альма все еще ухмылялась и словно с издевкой доложила беловолосому о том, что он и без нее знал. Что за дотошность такая? Но не верит и не надо. 
Может быть не стоило говорить ей правду? Пусть считает, что я даханавар, так проще. Они известны всем, но, черт побери, из киндрэт никто и никогда не поверит в то, что я принадлежу к даханавар. Не те глаза и волосы, не такое жизнерадостное отношение к жизни, как у них. Все мы разные, но я очень отличаюсь. Наверное, мне все-таки нужно поменьше зыком трепать.
Его размышления прервал телефонный звонок, раздающийся из кармана Альмы. Та ответила и потом сообщила Габриэлю о своем уходе. А еще...теперь настала очередь удивиться Габи - Альма назвала свою фамилию. Асиман. Альбинос чуть колой не подавился и проклял свою несообразительность. Он только что познакомился со своим врагом и самолично рассказал о том, кем он является. Идиот. Кретин. Ну как же так судьба к нему несправедлива?
Альма буквально сбежала, а Габриэль еще некоторое время сидел и смотрел ей вслед. Потом зарылся пальцами в свои светлые волосы и зажмурился. Нет, Леди пока необязательно знать о таком знакомстве, да и сестре тоже. Раз вляпался, имей смелость разобраться во всем сам...
Лекция прошла как-то незаметно, конспектировал ей Габи со скоростью стенографиста, набирая текст на клавиатуре нетбука. Потом после занятий направился домой, чтобы как следует поразмыслить над случившемся. В результате решил - будь, что будет.
А через несколько дней на телефон Габи поступил странный звонок. Номера парень не знал, но сразу узнал в трубке голос Альмы. Откуда она узнала его номер? А хотя в наше время это совсем нетрудно.
- Привет, леарджини! Приходи сегодня на каток на Садовом! Возражения не принимаются, до встречи!
Ловушка для глупого птенца или же просто она хочет проверить то, правду ли ей сказал Габриэль? Альбинос тяжело вздохнул. Каток... Он очень любил кататься на коньках, любил лыжи, да и вообще любые зимние виды спорта. Парень слегка улыбнулся, заглядывая в шкаф и извлекая оттуда пару коньков. Никому и ничего не сказав, он вызвал такси и направился по месту назначения. Таксист косился в зеркало на парня с абсолютно белыми волосами, но, видимо, подумал, что он один из многочисленных фриков, населявших "нерезиновую".

Отредактировано Shax Lloyd (2014-12-05 22:35:54)

+1

12

На катке холодно, очень людно, очень шумно и очень скользко. Очень. После двух неудачных попыток выйти на лед не мухлюя, но и не рискуя свернуть себе шею при первом же резком движении, я оставила надежду научиться кататься до прихода странного даханавара, так нагло и спонтанно приглашенного мною на свидание.
В том, что Габриэль приедет, я не сомневалась. И дело тут было не в моей восхитительной сексуальности (ха-ха, смешно!) и не в моей охренительной харизме и убедительности. Просто парню, как и мне, свойственно любопытство. Живое и почти что человеческое. Если я не ошиблась, и он все-таки сканэр, то ему должно быть очень любопытно. Любопытно узнать, зачем я его пригласила, любопытно понять мою психологию и, возможно, даже мою магию. Даханавар, они такие. Поэтому мне, представителю фактически враждебного им клана, всегда нравилось общаться с птенцами мормоликаи. Они были живыми. Гораздо более живыми, чем все остальные кланы. И это делало их особенно привлекательными для моей энергичной персоны. Даже этот чудаковатый Габи, который мнил себя леарджини.
Особенно этот чудаковатый Габи.
Интересно, а если немного нагреть лезвия коньков? Совсем чуть-чуть?...
Нет. Стоит это сделать, как сразу же трение между льдом и лезвием снизится. И все, тушите свет, собирайте трупы...
Любой другой киндрэт в толпе людей чувствует себя неуютно, не смотря на многократное физическое превосходство и другие козыри в рукаве. Так должен чувствовать себя матерый хищник посреди стаи обезумевших крыс. Каждая из них в отдельности не представляет никакой угрозы, и легко уничтожима. Но когда их много... Ух...
Хорошо, что подобный комплекс, подобный страх мне чужд. Я еще не отвыкла от людского общества и, честно говоря, не планирую отвыкать. Наверное, мне просто не место среди асиман.
Осторожные шаги за спиной заставляют еле заметно вздрогнуть и обернуться.
- Тьфу ты! Напугал! - тут же мое раздражение из-за неясной вспышки страха, сменяется совершенно искренней улыбкой, - Пришел все-таки. Давай, надевай свои коньки и шуруй на лед. Будешь учить мое высочество кататься!
Пока Габриэль готовится, я нетерпеливо переминаюсь с ноги на ногу, понимая, что во мне уже просыпается голод. Загоняя его куда-то поглубже, я облокачиваюсь всем телом на бортик, и смотрю на толпу ярко одетых людей, кружащих на люду, иногда падающих, смеющихся, о чем-то говорящих. Других киндрэт среди них нет...
Интересно, а прочие хищники наделены этим свойством? Они умеют любоваться своим кормом? Или это дано только людям и нам - вампирам?
- Ну, скоро ты там? Руку давай! Руку, говорю, давай. Ну? Что? Да, я не умею кататься! А вот ты должен уметь! Ты ж джинн! - И снова я усмехаюсь этой удачной беззлобной шутке, не переставая удивляться тому - как вообще можно было додуматься до такого?
Цепляясь за одежду парня, я пытаюсь сделать хотя бы несколько аккуратных шажков по предательски скользкой поверхности и, конечно же, уже через три метра феерично поскальзываюсь и, взмахнув руками, совсем не изящно обрушиваюсь на лед, увлекая за собой горе-помощника. Проклятия пополам с хохотом рвутся из груди, когда я барахтаюсь, пытаясь выбраться из-под сухощавой, но тяжелой тушки парня.

0

13

Добирался до места назначения Габриэль не так уж и долго, за всю дорогу не проронив ни слова. Не потому, что ему не особо хотелось разговаривать, просто он заслушался музыкой, звучавшей в наушниках его плеера, поэтому только лишь следил, как за окнами автомобиля проносятся улицы с постепенно загорающимися фонарями. На город плавно опускался вечер, день сегодняшний выдался морозным и чем ближе к ночи, тем холоднее становилось. А ледяному джину было очень хорошо и комфортно, он вполне себе легко переносил температуры ниже нуля и лишь с интересом следил за людьми, которые ругаясь, кутались в шарфы и тяжелые шубы, мерзли и пытались согреться хоть как-то. А Леарджини так любил охлажденную кровь... Тьфу, о чем это его мысли? Внезапно киндрэт поймал себя на том, что он сидит, вперив взгляд голубых глаз в таксиста, точнее смотря на его шею и почти что физически ощущая, как по венам бежит кровь. Парень тряхнул белыми волосами, словно сбрасывая с себя наваждение, не дело это питаться теми, кто оказывает тебе услугу. Но пища - это ведь тоже своего рода услуга. Эх, скорее бы добраться до катка...
Она так хочет меня разгадать, что даже позвала на своеобразное свидание. Асиман. Они не славятся таким уж ярким любопытством, а она какая-то иная. Но может быть такая же вспыльчивая, такой же враг, как и любой из представителей этого клана. Но ведь говорят: держи друзей близко, а врагов еще ближе. Она может быть полезна мне. Ведь мы в любом случае из враждующих кланов, как Даханавар, так и Леарджини. Пусть думает что я пошутил. Мне будет даже легче.
Внезапно машина мягко затормозила возле остановки. Габриэль очнулся от своих размышлений, протянул таксисту деньги и, не забирая сдачу, выбрался из такси. Пошел небольшой пушистый снег, и киндрэт полной грудью вдохнул свежий воздух. Вот сейчас ему было очень хорошо. Но время идет, а опаздывать нехорошо. Поэтому парень поспешил к катку, на котором собралось очень много людей. Снова толпа, где Гааби чувствовал себя неуютно, но он изо всех сил попытался отрешиться от этого ощущения. Среди людей он увидел Альму, которая стояла где-то почему-то возле бортика. Интересно, почему она не катается? Может не умеет? Тогда зачем позвала? На толпу посмотреть или полюбоваться на то, как джин себя поведет? Поживем, увидим.
- Привет, - слегка улыбнулся альбинос, одергивая легкую куртку с меховой опушкой и извлекая коньки из сумки и снимая с лезвий пластиковые чехлы. Коньки были идеально заточены, правда беловолосый не очень понимал, как кататься в такой толпе. У кого-то из людей получалось хорошо, у кого не очень, но голод снова дал о себе знать, и Габриэль слегка поморщился. Альма тем временем подтвердила его догадку о том, что не умеет кататься, что впоследствии и продемонстрировала с успехом.
- Я-то умею кататься и весьма неплохо, но не думаю, что тебе весело будет наблюдать за моим катанием, - парень быстро зашнуровал коньки, встал на лед, ровно выпрямившись и сделал один круг по катку, пробуя лед. Вроде бы ничего, но, конечно, не идеал. Вот если бы не было так много людей, он мог бы попробовать сделать лед немного ровнее. Но к чему сразу демонстрировать свои способности? Габриэль вернулся к Альме, протягивая ей руку, чтобы она хоть пару шагов сделала на льду. Никакого толку, та замахала руками и завалилась навзничь, умудрившись утянуть за собой Габриэля, который тоже с легким смехом повалился вслед за ней. Хоть он и был худоват, но выбраться из-под него было Альме не так легко.
- Даже у киндрэт все получается не сразу, так куда же ты торопишься? - слегка усмехнулся альбинос все-таки вставая и аккуратно поднимая девушку. Он объехал её, вставая позади и слегка поддерживая её за талию. - Держась за бортики, кататься ты не научишься. Для начала старайся держать равновесие. Да, вот так. Я тебя держу, не бойся. Давай попробуем начать двигаться. Но не резко, постарайся плавно, пока просто сохраняй равновесие и не думай о падении.
Странное чувство. Но мне нравится.

+1

14

- Джинн, ты зануда! - Я захлебываюсь одновременно кашлем от выбитого из груди воздуха, и диким хохотом. Факт того, что я не умею кататься, совсем не тяготит меня. Даже будучи просто жуткой, оголтелой перфекционисткой, я все равно придаю больше значения эмоциональной, а не технической стороне жизни. Особенно - когда дело касается отдыха. Сейчас, посреди хамелеонно-безликой толпы, носящейся хороводом вокруг, я чувствую себя губкой, впитывающей эмоции и эманации, и в то же время - детектором. Так вот, согласно даным приборов, подавляющему большинству этих людей больше в кайф падать и смеяться над самими собой и теми, кто так же падает, чем выполнять какие-то сложные па, или просто наворачивать круги по ледяной глади.
Но побарахтались и хватит.
- Эй, я, конечно, понимаю, что я мягкая и удобная, но если ты сейчас меня не поднимешь, то я обморожу себе копчик!
- Даже у киндрэт все получается не сразу, так куда же ты торопишься? - меня безропотно поднимают, и я даже воздерживаюсь от сильнейшего искушения вцепиться в отвороты чужой куртки, чтобы не рёхнуться на лед снова. Вместо этого я закусываю губу и даже без раздражения слушаю объяснения даханавара на тему того, как надо себя вести на катке. Ей-ей, как с маленьким ребенком... ну да ладно. Зато он не пытается заливать мне про враждебные несуществующие кланы. И на том спасибо. Мне хватает и того, что у меня уже двое друзей из негативно настроенного к нам клана.
Так, стоп! Друзей? Позвольте-ка, а когда мы успели стать друзьями?
От неожиданно промелькнувшей мысли я опять теряю равновесие, и, комично растопырив колени, сползаю вниз на пятую точку, почти повисая на руках парня.
- Помедленнее. Я записываю... - Не знала, что такое простое со стороны действие заставляет тратить столько энергии и прилагать такие усилия! - И вообще, я существо однозадачное, и не понимаю, как можно одновременно сохранять на этих штуках равновесие и двигаться вперед. Нам, теоретикам, не дано. Но давай попробуем еще раз.
Вопросительно вскидываю бровь, ожидая, пока мое низкорослое высочество вздернут вверх, водружая на ноги в таких неустойчивых приспособлениях, как адская машинка под названием "коньки".
Меня снова подхватывают за талию, но, кажется, на этот раз немного крепче. Ну и пусть лапает, зато, авось, не упаду. Может, мне даже приятно. Пожалуй, еще немного, и нужно будет прерваться. Охотиться в присутствии даханавара в мои планы не входило, а это значит, нужно будет взять с него слово, что дождется. Ну или хотя бы назначить следующую встречу. А то этот ведь сам никуда не пригласит. Ледышка. Но это попозже, а сейчас шаг, еще шаг...
- ...Мать! - Я снова оказываюсь на льду в позе собачки, пребольно приложившись ладонями и, кажется, раздробив коленную чашечку. Ан нет, чашечка жива, а было бы блюдечко - разбилось бы... Хихикаю своим мыслям, но попыток встать больше не предпринимаю, здраво рассудив, что чем больше площадь соприкосновения и чем меньше высота над уровнем катка - тем меньше шансов заработать очередную травму.
- Все. Я останусь тут жить! И даже не уговаривай меня подняться! - Я демонстративно скрещиваю руки на груди, изо всех сил стараясь не расхохотаться в голос, от чего по плотно сжатым губам пробегает еле заметная судорога. - Эй, Габриэль!... А каково это... видеть солнце?

+1

15

Габриэль откровенно не понимал такого поведения представительницы клана Асиман. Ему рассказывали совсем иное, чтобы будущий Даханавар тире Леарджини всегда был начеку. Но также он отчетливо понимал, что не сразу же они станут нападать, как только увидят перед собой в зоне досягаемости представителя враждебного клана. В каждой семье есть те, кто не похож на всех остальных. К таким "непохожим", пожалуй, можно отнести и и самого Габриэля. Он не был жестоким или же взрывным, наоборот, его можно было считать той самой бесчувственной, казалось, ледышкой, какими считали киндрэт клана Леарджини. Но на самом деле он чувствовал и понимал гораздо больше тех, кто славился своей покладистостью и более живой эмоциональностью. Наверное и Альма была не такая. Конечно, Габи понимал, что ему еще не раз придется столкнуться с Асиман, но встреча с девушкой научила его одному важному уроку - не рассказывать всем и каждому о его истинной принадлежности к почти что исчезнувшему клану. меньше знают - крепче спят. Да и собственная шкурка будет гораздо более целой. Он - Даханавар и не более того. А его способности ледяного джина останутся непростой загадкой для иных киндрэт.
- И вообще, я существо однозадачное, и не понимаю, как можно одновременно сохранять на этих штуках равновесие и двигаться вперед. Нам, теоретикам, не дано. Но давай попробуем еще раз.
- Я бы искренне удивился тому, если бы у тебя все получилось с первого раза, - хмыкнул Габриэль в тот момент, когда Альма делала свои первые, неуверенные шаги. Получалось у нее надо сказать, не очень хорошо, но Леарджини твердо поставил себе целью научить её хотя бы не падать. К тому же завтра зима не заканчивается, что не могло не радовать ледяного джина. Альма должна стоять вертикально, держать равновесие, быть... более изящной. Но вместо этого "мисс изящество" с руганью вновь стояла на четвереньках.
- Вставай, грусть. Если ты останешься тут жить, утром будешь в виде снежной бабы. А если я тебя не откопаю, то вовеки себе этого не прощу, - альбинос улыбнулся уже гораздо более искренне, до этого он только слегка ехидно ухмылялся. И как только парень решил поднять на ноги снова почти что распластавшуюся девушку, как вдруг в него на полном ходу врезался еще один неумеха, который не знал, как затормозить, и который уже летел по воле судьбы (и скользкости катка) вперед. Габи замахал руками, но что там, неумеха был раза в два тяжелее его, не выше, но тяжелее, и альбинос оказался отброшенным на несколько метров назад. Парни как-то несколько раз перевернулись, упавший же неудачно рассек себе лезвием ладонь и выл от боли похлеще той самой сигнализации.
Кровь... проклятье, меня снова одолевает голод.
Зрачки вампира вытянулись в одну тоненькую узкую полоску. Он чувствовал кровь, хищник видел, что его жертва здесь, совсем близко, стоит только руку протянуть. Но нельзя, нужно держать себя в руках, но начинающие удлиняться клыки мешают соображать здраво. Запах крови дурманил и сводил с ума, наверное, не одного Габриэля, Альма, скорее всего, испытывала те же чувства, только вот находилась не так близко. Леарджини зажмурился, охнув и попытавшись подняться и скинуть с себя тушу упавшего на него парня, который почему-то не мог встать. По мету их скольжения тянулся яркий кровавый след, кто-то кричал, чтобы вызвали скорую. Габи с трудом, но выполз из-под парня и встретился глазами с Альмой. Она тоже была голодна...

Отредактировано Shax Lloyd (2014-12-18 15:31:24)

+1

16

Вот такой, улыбчивый и бросающий шутки, он кажется очень симпатичным, и более соответствующим своему клану.
- О, наконец вы соизволили оттаять, господин ледышка! Теперь ты больше похож на человека, - Если о нас двоих вообще можно так сказать. Совсем не люди, существа высшие и более совершенные, как вдалбливают учителя в головы птенцам, мы до сих пор, независимо от возраста и опыта, от клана и взглядов на жизнь, подсознательно стремимся к людям. Если уж так подумать, то мы вовсе и не высшие сущности, а типичные паразиты. Собственной культуры у нас нет. Мы пожираем чужую, превращая гениев, художников, жрецов, актеров - в марионетки. Мы не размножаемся естественным путем. И мы не видим солнца. Все, кроме Габриэля. Интересно, как это удалось даханавар? И снова что-то кольнуло. Мы, асиман, проводим сложнейшие эксперименты. чтобы добиться этого эффекта, а они...
Я даже не сразу осознаю, что мне не только не ответили на мой такой насущный вопрос, но и поднимать меня из коленно-локтевой позы не очень-то спешат. Пришлось задирать голову, негодующего оглядываться и, конечно же, обнаруживать, что пока я тут думу думаю, этот красавчик успел вляпаться в какую-то передрягу.
Одного рывка хватило, чтобы сбросить с себя всю ленивую неуклюжесть и вскочить на ноги, оценивая ситуацию. А ситуация была не очень. Тянуло кровью. Вторая положительная, щедро расплескавшаяся на льду, окрашивая его в противный бурый цвет, перекошенное лицо бледного, как мел, человека, зажимающего руку, и Габриэль. На последнего было страшно смотреть.
Нет, я и сама была голодна, но еще могла себе контролировать. Да и плевать мне, если честно. Я - асиман. Мы не подписывали никаких соглашений, где хочу, и как хочу - так и охочусь, вот только...
Габи, кажется, был на грани. А он - даханавар. Им вообще никакую агрессию к людям проявлять нельзя, они сами это придумали. Надо срочно увести его отсюда, пока не натворил чего, и пока не засекли... И в этот самый момент, когда я уже мягко двинулась к парню, стараясь не упасть на этих чертовых коньках, мой взгляд встретился с чужим взглядом. Не человеческим.
"Йохан. Проклятье!"
- Габриэль, быстро! - Я, забывая про осторожность, подлетаю к кое-как поднявшемуся собрату, почти впечатываясь в его жесткую грудь и больно прикладываясь губами о замок его куртки, и хватаю парня за ледяную руку, шипя разъяренной кошкой, - Ну быстрее же!
Кое-как мне все-таки удается уволочь его с катка. Разуваться нет времени, и я, что есть мочи, ударяю ботинками об асфальт, просто обламывая лезвия, и, не дожидаясь Габриэля, бегу ловить машину. Ну где он там копается?! Только когда я слышу его тяжелое дыхание рядом - становится немного спокойнее, хотя я тут же вспоминаю косую ухмылочку проклятого ландскнехта, и меня пробирает нешуточная дрожь. Я почти что запихиваю долговязого даханавара на заднее сидение и обрушиваюсь рядом.
- Куда?
Диктую первый пришедший на ум адрес, невдалеке от старой квартиры Арчи, где живет его почтенная матушка, стараясь ненавязчиво припудрить мозг таксисту, чтоб потом не вспомнил. Это кажется самым логичным вариантом.
- Ох, джинн, ты даже не представляешь, как ты вляпался... - На вопросительный взгляд лишь отмахиваюсь, и прошу остановить у ближайшей станции метро. - Запомни, сейчас ты доедешь до Арчи. Скорее возвращайся в вашу резиденцию и никуда, слышишь, никуда не высовывайся. Я тебе позвоню.
Порывисто прикасаюсь губами к бледной щеке и, не дожидаясь возражений и вопросов, выскакиваю из машины и скрываюсь в недрах подземного перехода. Он ведь реально, судя по виду, даже не понимает, в чем проблема... Неужели он и правда?... Да нет же! Он просто не понимает. Зато я прекрасно понимаю, во что вляпалась я. И какие проблемы ждут теперь меня.

Уже под утро, где-то в районе пяти, я получила мысленный вызов от учителя. Без лишних расшаркиваний Якоб приступил сразу к делу.
- Я слышал, тебя сегодня видели на Садовом. Говорят, там даханаварский щенок прилюдно напал на человека. Что ты об этом знаешь?
- Ничего.
- Хорошо. Поговорим завтра на совете ревенанта. Ты будешь сопровождать меня и маэстро Амира.

"Нападение на человека. Вот этого-то я и боялась..."
Как только мысленный диалог оборвался, я схватила телефон и отдала короткую голосовую команду.
- Опра, звукоизоляция. - У меня очень мало времени.
- Слушай меня внимательно, - заговорила я быстро, как только услышала в трубке знакомый голос, - Мы попали. На завтрашнем плановом совете тхорнисхи и асиман собираются предъявить даханавар обвинение в нарушении их же договора. Причинение вреда человеку. Да-да, это про тебя и того горе-фигуриста. Нас с тобой видел Йохан, этот молохов пес Миклоша! На совет нам нельзя - я не смогу врать в присутствии сканера, а ты поверь, Амир озаботится, чтобы это был не ваш Дарелл. Скорее всего, будет грейганновский щенок. Ты понимаешь, чем это нам грозит, а джинн? Войной. Асиманы уже сочли это хорошим поводом для войны. Габриэль... я не знаю, что делать. - Я знаю, но почему-то не могу наплевать и сдать тебя. Позвать тебя приехать куда-то, даже сбежать вместе - тоже не могу. Сомнительно, что ты настолько мне доверяешь.
Мне вдруг стало очень тоскливо и страшно. Это глупо - идти против своего же клана, когда есть такая шикарная возможность утопить мормоликаю в ее же самонадеянности и ослабить основной клан противника. Но...
Оказывается чья-то загадочная недожизнь становится немного ценнее, чем весь клан, со всеми моими родственниками вместе взятыми.
- А если выяснится, что все эти твои россказни про леарджини - правда... Ох... - я замолкаю, проглатывая комок в горле, - Скоро рассвет, Габи... У тебя есть преимущество. Беги.
Один.

Отредактировано Natasha Oswald (2014-12-18 15:19:39)

+1

17

Помогать упавшему человеку у Габриэля желания никакого не было. Но также он прекрасно понимал то, что как бы он сейчас ни был голоден, необходимо взять себя в руки. Парень тихо всхлипнул и закрыл глаза, сосредотачиваясь и пытаясь настроить себя на то, что голод, испытываемый им, вовсе не такой уж и сильный, что совсем скоро он доберется до дома и тогда уж там он сможет наесться вдоволь. Вроде бы стало помогать, но от ощущений, которые сейчас владели джином, ему казалось, что даже время стало течь, словно кисель, медленно и словно как-то неуверенно. Киндрэт облизнул пересохшие губ, шумно выдохнул и открыл глаза, которые снова стали бледно-голубыми, и даже зрачок вроде бы из узенькой полоски стал нормальным. Самоконтроль помог, хотя развивать его еще придется э-нное количество времени, чтобы не стать похожими на тех вампиров, которые так ярко и так глупо расписаны в книжках людских. Которые охотятся еженощно, не взирая ни на что и удовлетворяя собственные потребности. У киндрэт все не так, хотя и среди них есть такие, о которых кричат старинные предания.
Что это? Словно здесь еще кто-то есть. Я не вижу его, но прекрасно чувствую. Он...нехороший, такие эмоции, которые сейчас он испытывает... они напоминают самодовольство от того, что он словно разгадал тайну, скрываемую ото всех. Он смотрит на меня, он хочет причинить вред. Проклятье, неужели даже здесь, на катке, я не смогу удовлетворить свое желание отдохнуть и просто отвлечься от всего. Пусть даже с той, которая номинально является представителем враждебного клана. Почему практически везде есть глаза и уши?
И пока Габриэль пытался обнаружить того, кто следил за ним, к нему практически на всех парах (точнее, насколько позволяло шаткое равновесие на коньках) подлетела Альма и начала буквально выталкивать с места падения. Габи кое-как поднялся, поддерживая её под руку, чтобы она снова не навернулась и что-нибудь себе не отбила посерьезнее. Если все происходит в такой спешке, значит и она почувствовала или же увидела того, кто наблюдает.
- Что происходит, Альма?
Слабо попытался поинтересоваться альбинос, но пока никакого ответа не получил, слишком уж усиленно его девушка тащила за собой. Парень не стал особо сопротивляться, видимо и вправду необходимо было как можно скорее убраться отсюда. К тому же вокруг раненого фигуриста уже образовалась толпа сочувствующих, значит ему окажут первую помощь. А голод улетучился также быстро, как и появился. Судя по всему, проблемы у них нарисовались, и стали увеличиваться в геометрической прогрессии. Только пока что беловолосый не очень соображал, что же именно случилось, ведь он ничего не сделал.
- Я буду ждать твоего звонка. Береги себя, - только и успел кивнуть Габриэль, как Альма мягко поцеловала его в щеку и выскочила из машины. Парень удивленно захлопал ресницами, несколько ошарашенно смотря ей вслед и приложив пальцы к следу поцелуя, запечатленному на его бледной коже. Ничего себе прощание. Но спустя несколько секунд Леарджини улыбнулся и, осознав, с какими сейчас идиотским и счастливым выражением лица сидит, попросил таксиста отвезти его по указанному адресу.
Альма... ты не похожа на остальных Асиман. Кажется, я почти уже в этом убедился.
Но как только Габриэль переступил порог резиденции Даханавар, его тут же встретила названная сестра, подбежала к нему и крепко обняла, гладя по взъерошенным волосам. Джин уже практически перестал понимать, что же происходит вокруг него и, мягко высвободившись из объятий брюнетки, взглянул на нее.
- Милена... ты уже знаешь, да? Я расскажу тебе, что случилось на самом деле. Точнее даже, не случилось ничего из ряда вон выходящего...
И Габриэль поведал девушке все то, что произошло на катке, не утаивая ничего. Просто несчастный случай, просто он чуть было не потерял самоконтроль, но все-таки у него получилось. Просто кто-то следил, и этот кто-то явно враг. Альбинос тяжело вздохнул, понимая, что из-за этого происшествия явно будут неприятности. Но он даже и не представлял себе, насколько крупными эти неприятности будут. Милена внимательно выслушала джина, коротко кивнула и по привычке пригладила его волосы, пообещав обо всем рассказать тем, кто стоит во главе клана, без утайки.
- Малыш, ты не переживай. Если все было так, как ты рассказал, то все будет в порядке. Но Леди должны знать, ты для всех нас очень важен.
Да, наверное потому, что вы не знаете, чего от меня ожидать, поэтому и способности для вас интересны. Леди говорила, что я смогу превзойти Дарелла, если буду учиться. Я должен...
Наутро с альбиносом связалась Альма, как и обещала, наконец-то рассказав ему, какие последствия возымела их встреча на Садовом. Леарджини тяжело вздохнул, он даже и не подозревал, что все просто так не рассосется. А эти чертовы псы только и ждут, как бы поддеть даханавар, поэтому следят. Нужно отныне быть настороже и не таким безответственным.
- Альма, я тебя понял, спасибо. Но я все рассказал свои соклановцам, поэтому, надеюсь, у тех, кто пытается вбить клин в трещину раздора, ничего не получится. При необходимости я сам все расскажу, - тут же послышалось ругательное возмущение со стороны Асиман, но парень лишь усмехнулся. - Ты за меня так беспокоишься, это приятно. Не волнуйся, никакой войны не будет. Повод всегда найдется, но бежать, словно трусливый заяц, я не собираюсь. Поскольку жертвой я себя не ощущаю. Я ничего не сделал такого, о чем будет фантазировать Миклош. Ты, самое главное, скажи мне, как ты. Тебя же тоже могут допросить, и я не думаю, что поверят с первого раза. А уж если нас с тобой видели вместе, особенно, с какой скоростью мы улепетывали с катка, то и ответ держать нам. Я не отступлюсь, Альма. И не дам в обиду тебя.
Ага, если бы мне еще кто-то дал выступить на той встрече, где будет происходить разбор полетов. Но за глаза решать судьбу кланов без непосредственных участников - в корне неверно. Ой...я, кажется, сказал о том, что не дам ее в обиду. Черт побери, язык мой, враг мой...теперь она невесть что подумает.

+1

18

"Да неужели ты не понимаешь?!" - хочется взвыть мне, но я лишь прикусываю щеку и свожу брови на переносице, прекрасно зная, что молчание в трубке не передаст ему всех моих эмоций и всех, как это ни прискорбно, страхов.
Главное, чего не понимает такой парадоксально спокойный и уверенный в себе Габриэль, это то, что и его клан поймет, что он общается с асиман - представительницей клана врага. Вряд ли Леди погладит его по голове, если только не сочтет это знакомство полезным для птенца. Только чем оно может быть полезно?
Меня-то, как раз, казнят свои. За неподчинение, за ложь учителю, за дружбу с противником и вот за это самое предупреждение, которое они вынут наружу, надавив на мой мозг, как на скорлупку. Чем Фелиции может быть выгодна дружба ее чайлда с мертвой огнепоклонницей?
Если только...
Если только сам Габриэль не был шпионом, специально подосланным, чтобы избавить асиман от меня. Наверняка мормоликая в курсе о моем потенциале, и не хочет усиления клана за счет меня. Но тогда она сильно рисковала. Интересно, а сам Габи знает о том, что его просто... использовали?
Мне вдруг становится по-детски обидно. Нет, не страшно за свою жизнь или что-то подобное. Обидно, что я доверяла ему, а он... Нет! Я не хочу так думать. Это каким же нужно быть актером, чтобы незаметно для сканэра сыграть удивление при знакомстве и ничем, совершенно ничем не выдать своих планов?! Так может он и не знал? Или заговора в правду нет, и все это - дурацкое и опасное стечение обстоятельств.
- Я сказала магистру, что не знаю тебя, и на катке меня не было... - Это все, что я могу тебе сейчас объяснить или сказать. Они не знают, но узнают об этом на совете ревенанта и тогда...
Я труп. Теперь уже окончательно -без права на возрождение в новом качестве.
Когда асиман обратили меня - мне ставили лейкемию третьей стадии. Я была смертницей, но очень хотела жить. Именно поэтому я согласилась. Теперь же я предала их, выгораживая даханавара, или, если все-таки Габриэль не шутил, и того хуже - леарджини. Заклятого врага. И единственное, что я сейчас могу -это дать или не дать показания в его пользу. Промолчать - это значит смягчить собственную участь. Поддержать его - это умереть в муках. Не проще ли просто выйти на солнце?
- За меня не волнуйся. Со мной все будет хорошо. Сумей защитить себя.
Не дожидаясь ответа, я вешаю трубку и закрываю глаза, позволяя себе на мгновение окунуться в состояние тихой паники.
Я не успею сбежать, рассвет слишком скоро. Мне не у кого просить помощи, да и стыдно. Я ничего не могу сделать. Ничего. Только ждать.
- Опра, полное выключение и дефрагментация.
- Полное выключение и дефрагментация подразумевают уничтожение всех файлов и систем, вы уверены, что хотите это сделать? - голос эмулятора все такой же ровный и равнодушный, но почему-то у меня в горле собирается шипастый ком, а глаза горят, как от первых лучей солнца.
- Да. Запускай.
- Удаление запущено.
- Прощай, детка...
Я снова закрываю глаза. Теперь мне остается ждать. Меньше, чем через двенадцать часов меня ждет совет ревенанта. О том, что будет дальше, я предпочитаю не думать.

+1

19

Габриэль откровенно не понимал, почему так нервничает Альма, но одновременно осознавал это. Наверняка в клане Асиман совсем иные правила, чем в Даханавар. Да, оба птенца из разных кланов. Более того, враждующих с самого начала. Ну если учесть, что Габи еще и из Леарджини, то совсем все плохо. Но разве нельзя общаться просто так, на уровне... если не сказать дружбы, то хотя бы обычного знакомства. Нужно быть шпионами, всегда пытаться выяснить, в чем же слабое место твоего потенциального врага, чтобы ударить туда побольнее и поощутимее, когда наступит время?
Но, скорее всего, в нем говорил отголосок того человеческого, что в нем все-таки остался и еще не до конца "выветрился". Леди наверняка в курсе того, что он общался именно с девчонкой Асиман, и явно она не обрадуется сему. Да, Габи имел неосторожность вякнуть насчет своей истинной принадлежности к погибшему клану, но также он сообразил не упомянуть об этом в разговоре с Миленой. Все-таки нужно учиться держать свой длинный язык за зубами, иначе все то, чем учил его наставник, пойдет прахом. Даже усилия Леди будут напрасны, а Фелиция очень этого не любила. И её можно было понять.
Альбинос опустил плечи, ссутулившись, и сел на подоконник. Сегодня был довольно-таки зябкий вечер для людей и, чего греха таить, для некоторых киндрэт. За окном разыгралась самая настоящая снежная буря, и невозможно было различить, где небо, где земля. Парню хотелось, очень хотелось выйти наружу, но ему это было запрещено в силу понятных обстоятельств. Нет, конечно напасть никто не посмеет, но все-таки уже один его такой вроде бы невинный поход уже закончился неприятностями. Но разве это неприятности? Это обычная подстава, не имевшая под собой почвы. Проклятые Асиман так и ждут, чтобы в чем-нибудь поддеть Даханавар и развязать очередную войну. Разве это нужно снова? Одного уничтоженного клана им мало? Киндрэт от внезапной подступившего приступа ярости настолько крепко сжал трубку, чтобы вдоль аппарата побежали мелкие трещинки; но пришел в себя только тогда, когда услышал в трубке голос Альмы о том, что она сообщила своим, что не знает его, и что катке была не она.
- Да уж, так тебе и поверили, - беловолосый хмыкнул и с разочарованием посмотрел на трубку телефона. Черт, какие-то они хлипкие стали - раньше подобный аппарат можно было нечаянно уронить себе на ногу, а потом несколько месяцев лечиться он гематомы. - Но ты делай так, как считаешь нужным. Надеюсь, - Габриэль помолчал несколько секунд, потом продолжил, - что мы еще увидимся.
Но не в сражении, хотя и она и я для сражений еще слишком недоразвиты. Однако Асиман безразлично, сколько и кому лет, когда обратили того или иного птенца. Если решат начать войну, задействованы будут все. Глупцы.
Парень тяжело вздохнул, когда Асиман отключилась. В её голосе была слышна безнадега. Неужели все настолько плохо? Альбинос не слышал, как к нему сзади практически бесшумно подошла Фелиция, он как-то тупо смотрел на потрескавшийся и испорченный телефон. И вздрогнул от того, что женщина положила ему руку на плечо. Габи обернулся - на него смотрел мягкий взгляд, в котором можно было прочесть еще множество эмоций - от строгости до какого-то своеобразного успокоения. Киндрэт сглотнул, но голубых глаз не отвел. Он всегда смотрел прямо, даже если был в чем-то виновен. Но сейчас он не чувствовал себя виноватым, он не был таким.
- Скоро совет, да? Мне нельзя присутствовать, я знаю. Я слишком мал и неопытен, - пальцы парня дрогнули, но он, словно осмелев, дотронулся до руки Фелиции своими пожизненно холодными пальцами. - Она сказала, что сообщила своим о том, что меня не знает и её там не было. Они ей не поверят. А я... как-то по-дурацки волнуюсь за нее. За своего врага. Это глупо... Мне нужно дать показания против, да?
Если она ответит положительно, то я не удивлюсь. Но... я сам должен решить, что для меня будет правильно. Даже Дарелл никогда не поступал так, как велит клан, он часто шел вразрез с с ним. Может поэтому Фелиция ему так доверяет. Но я не должен походить на него, я должен быть самим собой. А я не считаю правильным обвинять невиновных. пусть даже если они враги.

+1

20

Надо же, а я так и не заметила, как уснула. А ведь когда я закрывала глаза, мне казалось, что голову просто разорвет от посторонних мыслей, но нет, каким-то образом я умудрилась провалиться в сон, подернутый рябью неясных сновидений и мыслеобразов. Из забытья меня вырвал голос Якоба.
- Альма! Альма, вставай, совет через час.
- Учитель, идите к молоху...
Чувствую, как меня беспардонно сдергивают с кресла и встряхивают, как пыльную тряпку.
- Приведи себя в порядок, немедленно. - Ну конечно! Совет у ревенанта, это вам не в университет в хипстерском прикиде шляться. Дресс-код, фейсконтроль, все дела... Якоб разжимает пальцы, и я так и остаюсь стоять посреди комнаты, обхватив себя руками за плечи. - У тебя вообще есть что-то приличное? - Он уже роется в моем шкафу, что-то бормоча себе под нос и морщась так, будто только что хлебнул несвежей крови. - Наденешь вот это.
К моим ногам падает шелковое алое платье в пол с тугим корсажем и не вполне приличным декольте. И от чего я не порезала его на костюмные тряпки в прошлый Хэллоуин? А вон учитель совершенно доволен выбором.
- Зачем мне вообще туда идти? - спрашиваю, без стеснения переодеваясь прямо здесь же, не удосуживаясь зайти за ширму. Делать больше нечего, этого упыря-переростка стесняться.
- Ты нужна мне и магистру Амиру. Что с Опрой?
- Вы не пове-е-ерите! Сломалась. - Кое-как застегнув одной рукой крючки на спине, я раздраженно встряхиваю волосами и подхожу к Якобу вплотную, заглядывая ему в лицо снизу вверх. - Зачем? Зачем я вам нужна? - голос мой становится холодным и непроницаемым, - Помнишь, Якоб, когда ты только пришел ко мне и предложил мне это, - Я неприязненно отодвигаю край губы, чтобы продемонстрировать клыки, - Я сказала, что соглашусь только потому, что хочу попробовать сделать для вас лекарство от солнца, но во все эти ваши мелочные дрязги, во всю эту клановую песочницу лезть не буду. И что ты мне сказал? Ты сказал мне, что мне ничего и не придется делать, ты, грязный кровосос!!!
- Настоящая асиман, - довольно и даже как-то мягко хмыкнул Якоб, останавливая взгляд на моем корсаже, - А тебе и не надо ничего делать. Нам просто нужно то, что находится в твоей милой головке. Ты можешь даже не говорить ничего, все необходимое сканэр извлечет сам. - Значит, там все-таки будет сканэр, - И каблуки. Надень каблуки.
Больше всего мне сейчас хотелось запустить в него каким-нибудь тяжелым предметом,но Якоб уже направился к двери, лишь на пороге обернувшись, чтобы сказать:
- Да, если тебе вдруг взбредет в голову прогуляться под солнцем, помни - нам ничто не помешает убить этого щенка первым. А так... возможно, он еще и выживет?...
За учителем захлопывается дверь, а мгновение спустя в двери ровно там, где была его оголенная шея, мелко трепещит впившаяся в древесину длинная, как стилет, китайская заколка для волос.

Ровно через час мы входим в зал заседаний восточной резиденции Корвинусов. Почти все уже в сборе, Амир не преминул появиться эффектно, прилизанный и ухоженный в своей ритуальной мантии. По правую руку - Якоб в дорогущем костюме, по левую и чуть позади - я, в этом дурацком платье. Даррела в зале нет, впрочем, как и Габриэля. Это обнадеживает, возможно, он успел сбежать. Зато Фелиция на месте. Выглядит расслабленной и даже довольной. Рядом с ней - Александр Фэриартос, чуть поодаль - Рамон Вьесчи. Миклош, как всегда, вальяжно развалился в своем кресле, тогда как за его спиной стоит его верный пес - Йохан. Я встречаюсь с ним взглядом, и мне кажется, что с меня жестоко срывают платье вместе с кожей. Теперь мне предстоит точно так же замереть за спинкой кресла Амира. Сразу вслед за нами в зал входят вриколакосы. Иован и его сканэр - Словен. Некромантов нет и, видимо, не будет.
- Я так понимаю, все в сборе, - лениво мурлычет нахтоттер. - Леди, а где ты забыла своего щенка... ох, прости- птенца? Где виновник торжества?
Я напрягаюсь, готовая услышать ответ, но Фелиция лишь мило улыбается.
- Всему свое время, Миклош, всему свое время. - произносит Александр. Тхорнисх заметно кривится, а костяшки моих пальцев, сжимающие спинку кресла магистра белеют. В зал, наконец-то, входит ревенант.
- Доброй ночи, дамы и господа.
Раздается разномастный гул голосов, а я лишь с интересом изучаю немолодого уже губернатора Белова - нашего ревенанта, одного из рода Корвинусов. Он не должен, не должен им верить! Но взгляд его совершенно безразличный, отчужденный. Как у Фемиды на статуях в залах суда, когда ее изображают без повязки на глазах.
- Я слушаю вас.
Миклош, так и не вставая со своего кресла, перекидывае ногу на ногу и звонким голосом произносит:
- Клан нахтцеррет совместно с кланом асиман выносит обвинение клану даханавар в нарушении договора киндрэт.
Повисает напряженная тишина, которую разрывает спокойный голос негоцианта.
- Позвольте, но ваши кланы этот договор не подписывали, - говорит Рамон, и Миклош довольно скалится.
- Да, но его подписали вы и они, - его тонкий палец тычет в сторону Фелиции.
- Доказательства? - холодно отзывается ревенант.
- Она. - теперь этот палец нацелен на меня, и по спине пробегает холодок, - Она - наше доказательство. И она все подтвердит.
Я чувствую, как почва уходит у меня из-под ног.
- Я ничего не скажу. - Мой голос дрожит, возносясь к потолку.
- Что?! - Амир приподнимается в кресле, а мне на плечо ложится тяжелая рука Якоба.
- Я ничего вам не скажу, - повторяю я уже спокойнее. Мне конец.
- А для этого случая мы и пригласили сюда сканэра глубокоуважаемых вриколакос, - медоточиво произносит Миклош, хотя в голосе его уже чувствуется плохо скрываемая ярость. Мне точно конец.
Фелиция все так же отстраненно спокойна.
- Я не позволю... - шепчу одними губами, молясь, чтобы Габриэль успел сбежать,пока идет совет. И призрачно желая каким-то чудом исчезнуть из этого зала.

Отредактировано Natasha Oswald (2015-01-13 23:07:07)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою!