vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою!


Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою!

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Молчание длилось недолго, но для Габриэля эти несколько секунд показались настоящей вечностью. Да и что он знал о вечности? Ровным счетом ничего. Но Фелиция не была бы настоящей Леди, если бы поступала так, как насчет неё думали окружающие, в том числе и Габриэль. Женщина относилась к альбиносу на удивление хорошо, с какой-то странной, почти что материнской привязанностью, отчего беловолосому всегда становилось не по себе. Он прекрасно знал, что киндрэт никогда не обращают в себя подобных скуки ради, а только лишь из-за какой-то выгоды. Им во всем ищут пользу, которую может привнести тот или иной птенец. Люди, обладающие теми или иными талантами, не всегда могут развить свои способности, а умения вампиров могут им в этом очень сильно помочь. Вот только пожертвовать приходится своей человечностью. Для кого-то это ничто, у кого-то нет выбора, а кто-то просто очень любит приключения, и находит их на свои вторые девяносто.
Я же был обращен по доброй воле, и тогда, будучи человеком, моя внешность тоже была несколько иной. Мои волосы имели льняной цвет, после встречи с представителем клана Леарджини они очень быстро побелели и теперь этот цвет не возьмет ни одна краска. Но мне не хочется меняться, я вполне себе доволен такой внешностью и, думаю, что не я один. А сейчас... наверное, я впервые в жизни попал в такую неприятную ситуацию, в какой нахожусь сейчас, и от меня много что зависит.
- А ты разве не хотел бы сам поприсутствовать на совете ревенантов? - каким-то мурлыкающим тоном произнесла Леди, не убирая своей руки с плеча Габи, лишь крепче сжала пальцы. Парень лишь захлопал белесыми ресницами, он был уверен в том, что она ему естественно запретит там появляться. Женщина лишь загадочно улыбнулась, задав свой провокационный вопрос.
- Неужели вы хотите сказать...? Ах да, подсудимые должны быть на судебном заседании, более того, эти самые подсудимые будут защищать себя сами, без возможности привести адвоката. Фелиция, Вы ведь хотите проверить, как я поступлю в данной ситуации, верно? - Габриэль слегка нахмурил светлые брови, но выражение его лица не было злым, скорее серьезным и удивленным. - Это мой первый шаг во "взрослую жизнь", так скажем.
- Ты умный мальчик, и ты сам ответил на свой вопрос, - Леди величественно встала, парень же машинально поднялся вслед за ней, глядя в глаза женщины, как завороженный. Несмотря на то, что его обратил вампир из другого клана, что он обладал яркими способностями Леарджини, ничто не мешало учиться и развиваться, как "птенец" Даханавар. Подающий большие надежды, не желающий стать белой вороной и отчаянно стремящийся к новым познаниям. Такой пусть избрал для себя Габриэль - опасный и сложный, но такой интересный для него. - Дарелл тоже будет на совете, он поможет тебе. А ты, одуванчик, сможешь извлечь для себя новый урок из всего того, что увидишь и услышишь.
Альбинос надул губы и уставился на Леди с поистине детским обиженным выражением лица, он не любил, когда к нему относятся, как к неразумному ребенку. Но для киндрэт он таким и был, птенцу только предстояло научиться летать как следует, стоит лишь только еще немного подождать, пока крылья окрепнут. Но вместе с тем, он должен быть достаточно хитер, чтобы не попасть в лапы шакалов под названием клан Асиман. Нельзя сказать, что парень не боялся того, что будет на совете. Идти туда он не особо желал, но раз так случилось, отступать было нельзя. Там будут Фелиция и Дарелл, там будут те, кто увидит правду, а не пойдут на поводу у тех, кто вновь стремится развязать никому не нужную войну.
Расставшись с Фелицией, Габи сунул нос в свой гардероб и выудил оттуда костюм, который многим бы показался старомодным, но альбиноса он красил и делал более статным. Камзол цвета индиго с расшитыми серебряными нитями воротником и рукавами. Черные брюки и белоснежная рубашка. Кожаные ботинки на шнуровке. Словно он попал в прошлый век. Глядя на свое отражение в зеркале, Габриэль хмыкнул и расправил плечи, после чего несколько нервно потеребил серьгу с сапфиром в левом ухе. Но это совет, на который нельзя было надевать вещи, которые первыми вывалятся из гардероба.
- Красавец! Может быть после совета прямиком на свадьбу с этой твоей Асиман?
Послышался сзади слегка насмешливый голос Дарелла, который бесшумно вошел в комнату Габи. Альбинос резко развернулся, сверля его светлыми глазами и шепча под нос различные матерные проклятия в сторону сканэра. Тот рассмеялся и подошел ближе к парню. Габи не особо доверял сканэру, но он ему нравился, ему было на кого равняться, и именно его беловолосый стремился превзойти во всем.
- От тебя ничего более ободряющего и не услышишь, - буркнул парень, разглядывая Дарелла, который тоже был одет не по современной моде.
- Ой, да ладно тебе, чего ты надулся, как мышь на крупу? Я же пошутил, - Дарелл скрестил руки на груди и посмотрел на парня уже более серьезно. - Фелиция разрешила тебе прийти на совет, но я заранее тебя предупреждаю - будь внимательным. Слушай каждое слово, внимай всему, что видишь и не позволяй себя запугать или одурачить. Асиман явно будут угрожать, но ты не бойся. Там они ничего не сделают, для них нет ничего святого - только выгода. Да и девчонка твоя явно им нужна не просто так. Эй, прекрати меня блокировать! - мужчина покачал головой и взъерошил белые волосы Габи так, как это обычно делала Милена. - Если я не узнаю всей правды, к которой ты мне дашь доступ, нам будет очень сложно. Я не буду лезть в личное, просто мне нужно понимать, ради чего весь сыр-бор.
Альбинос кивнул, и после парни направились на совет, ан который уже безбожно опаздывали. Габи не знал, будет ли там Альма, но почему-то не сомневался в том, что Асиман её с собой притащат, хочет она того или нет. Так и случилось, Дарелл с Габриэлем вошли в зал без стука как раз в тот момент, когда девушка отказалась что-либо рассказывать. Беловолосый невольно залюбовался ею, хотя было видно, что ей некомфортно в таком виде. Однако же выражение лица киндрэт было ледяным и спокойным, зато Дарелл поздоровался за них двоих, извинившись за опоздание и, подпихнув Габриэля в спину, направился к Фелиции. Парни сели по обе стороны от Леди, которая слегка улыбнулась им, но не переставала наблюдать за Миклошем, который явно был недоволен появлением Дарелла, да и Габи ему явно не понравился.

+1

22

Кажется, мое сердце сейчас выскочит через горло и покатится по мраморному полу прямо под ноги ревенанту, если раньше его не перехватит Миклош и не выжмет из него всю кровь. Словами не описать, как мне страшно и как, одновременно, я решительно настроена, выставляя все мыслимые и немыслимые блоки. Словен - не Дарелл, от него можно попробовать закрыться.
А вот сбежать уже не удастся. Рука Якоба явственно и очень болезненно сжимает мое плечо, и его пальцы грозятся просто сломать его, раздробив кости, как соломинки.
- Прекратите, господа. - Тихий, но настойчивый голос ревенанта разносится под высокими готичными сводами, заставляя меня невольно передернуть плечами. Эти своды давят на меня, сжимаются вокруг в тугой кокон, вынуждая страдать от резкого приступа клаустрофобии.
И именно в этот момент в зал входят Дарелл и Габриэль.
"Дурак!" - я посылаю ему уничижающий взгляд и закатываю глаза. Молох тебя задери, неужели можнобыть таким горделивым и самоотверженным идиотом?! Неужели он до сих пор не понял, каким именно образом и из-за чего Асиман планируют разжечь войну?!
"Уходи отсюда!" - я бросаю в него мысль, как дротик, не очень-то надеясь, что он сможет ее уловить, но вместо его светлых глаз встречаюсь глазами с Дареллом. Его взгляд кажется встревоженным. Правильно, есть от чего.
- Итак, господа Миклош, Амир, вы утверждаете, что представителем клана даханавар было совершено нападение на человека, и выдвигаете эту леди в качестве... свидетеля?
- Именно, - раздраженно отмахивается Миклош, почти перебивая Белова, - но так как эта... л-л-леди отказывается свидетельствовать против проклятых блаутзаугеров, мы требуем просканировать ее.
- Миледи?
- Амальгама. Ее зовут Амальгама. - отвечает Якоб, а я все так же пялюсь на Габриэля, осознавая, каким глупым было мое сомнение касательно его принадлежности умершему клану.
- Миледи Амальгама, - наградили же родители-химики имечком, - Возможно, вы хотите что-то сказать?
- Я... - я прочищаю горло и чуть повышаю голос, - Я еще раз повторюсь для моего учителя и магистра Амира, что не собираюсь способствовать разжиганию розни среди кланов.
- Заткнись, девочка! - шипит мне на ухо Якоб, и я слышу, как трещат мои кости под его рукой.
- Может, просто позволим Дареллу просканировать ее, да и разойдемся? - лениво проговаривает Александр, ловя взгляд невозмутимой Фелиции.
- Ну уж нет! - восклицает, окончательно теряя самообладание, Миклош. - Этот щенок мормоликаи пристрастен!
- А, возможно, и причастен... - поддакивает Амир, вызывая во мне вспышку ненависти, - и мы ходатайствуем об отстранении его от участия в этом деле.
- Принимаю, - как-то очень равнодушно соглашается ревенант. - Словен?
Вриколакос смотрит на меня исподлобья, и я чувствую, как сминаются первые слои моей защиты.
- Постойте. - Миклош, уже взявший себя в руки, довольно улыбается, - Нет необходимости. В зале присутствует сам виновник торжества. Просканируем его.
Все. Это все! Если мои сомнения на тему его принадлежности леарджини не служат ощутимым доказательством, то из его головы они теперь вынут все.
И тогда... Святые угодники! Тогда будет война.
Тхорнисхов и моих хозяев вовсе не волновало нападение на человека. Они где-то прознали про самого Габриэля. Им просто нужен был повод доказать, что даханавар укрыли последнего из джиннов. Они и мне потворствовали, закрывая на все глаза только ради того, чтобы подстраховаться! Но как же так глупо вышло?
Кажется, я чувствую себя так, будто бы меня переехал каток. Якоб ослабляет хватку, и мне кажется, что я сейчас упаду. Амир доволен, Миклош так вообще светится от счастья.
- Что ж, раз так, думаю, моя ученица... моя бывшая ученица нам больше не нужна. - Якоб подталкивает меня в спину к выходу. Бывшая ученица, вон оно как.
- Да, с вопросом ее предательства клана мы разберемся позже. Сами. - голос Амира равнодушен. Он найдет еще одну такую умную дуру, которая продолжит мое дело.
Ну а я, по крайней мере, не увижу предстоящую войну.
- Итак, господа, после того, как вы пообщались, - как же устал от нас Белов! Наверное, даже сильнее, чем я сама, - Мы можем приступить к допросу?
Я спотыкаюсь, подворачивая каблук и припадая на колено. "Встретимся в аду, Габи. В рай нас вряд ли пустят.

+1

23

Габи очень не нравилась вся эта ситуация, в которую он попал по... глупости? По неосторожности? Или же это было обыкновенное стечение обстоятельств? А может быть так все и должно случиться, потому как наверное, каждый птенец попадает в такую ситуацию, из которой очень непросто выйти, не запачкавшись. Альбинос же почувствовал себя так, будто бы его очень долго и упорно валяли в грязи. Настолько атмосфера в зале была накалена, новоявленный сканэр почувствовал это, как только вошел. Он практически кожей ощущал, как на него направлены глаза членов самых различных кланов, но вместе с тем он чувствовал незримую поддержку Фелиции, от чего на сердце становилось немного светлее и спокойнее. Но это ощущение очень быстро прошло, ровно как и возникло. Джин прекрасно чувствовал, что Альме страшно и впадал в молчаливое отчаяние от того, что помочь ей он не в силах. Да и должен ли он это делать? Очень много непонятного, но ответы на вопросы Леарджини должен найти сам, как бы трудно это не казалось. Но после совета, еще неизвестно, что будет итогом всему этому цирку, что устраивают Асиман.
Противно здесь даже находиться. Неужели нельзя жить мирно? Хотя слово "мир", точнее, его понятие не знакомо этим ублюдкам. Мало того, что в далекие времена они уничтожили мой родной клан, так сейчас и за Даханавар пытаются взяться? Не бывать этому. Меня беспокоит то, что будет, если они узнают о моей истинной принадлежности к почти погибшему клану. Но если так подумать, киндрэт ищут выгоду во всем, и, возможно, я был бы полезен даже Асиман, поскольку мой уничтоженный клан обладал огромными познаниями. Но я лучше умру, чем буду у них.
В этот момент Габриэль встретился взглядом с Альмой. Смотрел на неё в упор, но не считывал информацию. При двух гораздо более опытных сканэрах, чем он, делать это было крайне не предусмотрительно. Фелиция говорила ему, что он должен быть внимательным и наматывать на ус все увиденное и услышанное, а не действовать под воздействием эмоций. Что же, Леди виднее. Габриэль сумел лишь только поймать от неё мысль о том, что он должен уходить, но лишь отрицательно покачал головой. Он не для этого пришел. И он просто обязан сделать все возможное, чтобы оградить от возможных неприятностей свой клан, приютивший его, и Альму. По возможности, конечно. Кто он такой, чтобы соваться к Асиман? И на сколько же противный этот учитель Альмы, змею он напомнил Габриэлю. Джин слегка поморщился и устремил свой взгляд на Фелицию. Которая с поистине олимпийским спокойствием взирала на то, как бесится Миклош.
Дарелл, мне кажется, все присутствующие здесь забыли, зачем именно мы собрались. Они все смотрят на меня так, будто на загнанную в угол жертву, которая все еще пытается сопротивляться. Может быть все это сборище не из-за того глупого случая, а из-за меня? Боги, Дарелл, зачем все это?
Страшная мысль посетила внезапно Габриэля, который вслушивался в слова присутствующих, которые и вправду даже и не заикнулись о том, что произошло. Им нужен был именно он, в этом уже не оставалось никаких сомнений.
Пацан, не волнуйся ты так. Сиди себе спокойно. Ты же сам видишь, от постоянных препирательств и угроз Белов сам устал. Асиман слишком быстро делают выводы, которые только им кажутся истинно верными. Но совет для того и собрался, чтобы решить все вопросы. Ну да, допустим, выяснится, что ты представитель погибшего клана. И что? Основным обвинением было якобы нападение на человека. Да, они могут приплести то, что ты Леарджини. Миклош бесится потому, что нет доказательств. И даже твоя девчонка Асиман отказалась им помогать. Если честно, я не хочу думать о том, что они с ней сделают, но нам главное уберечь тебя и выйти из этой ситуации победителями. Как всегда, Асиман останутся с носом.
Легкая ухмылка Фелиции свидетельствовала о том, что она сейчас выскажет что-нибудь колкое в сторону Миклоша или Амира. Да, так оно и случилось.
- Господа и дамы, вам не кажется, что принимаемые вами решения сменяют друг друга с немыслимой скоростью? - красивая женщина устремила свой взгляд на Белова, который чуть склонил голову и поднял руку вверх, в знак того, чтобы присутствующие замолчали и дали ей высказаться. [- Если уж вы привели эту девушку, то пусть она остается до конца. Как и Габриэль. Ведь из-за них мы все здесь собрались. Напомню, что мы хотим понять, почему произошло то нападение на человека. А значит все будут принимать участие. Сканировать вы решили? Пожалуйста, только обоих. К тому же я против отстранения Дарелла. В таком случае я буду ходатайствовать насчет того, чтобы Вриколакос не принимал участия в сканировании. Давайте не будем глупить, а разбираться по совести. К тому же, - с улыбкой она посмотрела в сторону Амира, - нужно быть чуточку спокойнее, а то от ваших криков скоро своды обрушатся.

Отредактировано Shax Lloyd (2015-01-13 20:58:19)

+1

24

Я даже не успеваю выйти из зала, когда в игру, наконец, вступает Фелиция. И как только она раскрывает свой милый греческий ротик - мне хочется взвыть и наброситься на нее с кулаками.
Потому, что она - дура.
Почему она возомнила, черт возьми, что что асиман и тхорнискам важно выиграть на совете? Да им срать, что там решит Белов! Сра-ать! Им важно, чтобы кто-то прочел в мыслях Габриэля, кто он! Потому, что они это уже знают, но им нужно подтверждение. Только официальное подтверждение. И даже если ревенант сейчас ответит, что да, пусть они покопаются в моих мыслях, и да, мои мысли ничего в пользу нападения на человека не скажут, моему клану, точнее, моему, по всей видимости, бывшему клану будет все так же срать. Это ей, такой правильной и следующей этой ее филькиной грамотке под названием "Договор Киндрэт" кажется, что она победит. Главное будет в другом - у асиман будет совершенно логичный и подтвержденный повод для развертывания военных действий против даханавар. И ни договор, который они не подписали, к слову, ни какие-то там запреты Корвинуса их не остановят! Неужели она уже настолько зашорилась, что сама предлагает прочесть меня, чтобы подтвердить для всех еще раз, что Габи - леарджини?!
Или она просто сама хочет этой войны?
А она, интересно, понимает тогда, что разменяет в этой борьбе своего приемного птенца?
Кажется, я начинаю ненавидеть эту холодную и расчетливую женщину, настолько глупую, чтобы ради формальной победы и соблюдения буквы закона обречь на смерть человека, которого приняла в клан! И вижу этому лишь одно логичное объяснение - все-таки Габриэль, это обычный даханавар, а мормоликая вот так, гробя чужие нервы, пытается посадить нахтцеррет и огнепоклонников в лужу. Впрочем, это легко проверит сканирование Словена, у него, в отличие от меня, сил на это хватит.
Я оборачиваюсь, чтобы увидеть леди в последний раз. Не Амир, и даже не извращенец Миклош - она тут главный палач. Но вместо ее взгляда, я встречаю взгляд Белова, и чувствую, как сильно он уже раздражен. Почти что взбешен.
- Это на каком же основании ты отстранишь Словена? - почти что рычит Иованн, приподнимаясь над столом. - А, женщина?
Ну вот, я же говорю, что кто-то тут дура и это, пожалуй, не только я. Теперь Фелиция осталась в абсолютном меньшинстве. Даханавар, со своим пактом ненападения, фэриартос, имеющие пассивную, не боевую, магию, да вьесчи, не имеющие магии вообще. И все это великолепие против армии асиман и тхорнисх, заточенной под борьбу. И теперь уже точно гарантированно нейтральные вриколакос. Да им не помогут даже калаверциан, если захотят по старой дружбе угодить Дареллу. А не захотят, ведь это именно Фелиция убила Флору - возлюбленную некроманта. Не очень-то расклад, а, леди? Вам не кажется, что вы кое-где промахнулись?
- Довольно. - голос ревенанта разносится под сводами, спокойный, холодный, со скрытой на донышке ноткой ненависти. - Кажется, я довольно ясно выразился об отстранении уважаемого Дарелла от следственного процесса, леди, и не вижу причин менять свое решение. Так же, как я не вижу причин отстранять от дела независимых, приглашенных мною, консультантов-вриколакос. Или вы оспариваете решение Судьи, Фелиция? - я впервые слышу о том, чтобы ревенант не поддержал даханавар. Наверное потому, что предложение Фелиции действительно звучит, как бред? Как может ее сканэр сканировать ее же птенца и рассчитывать на то, что это воспримут нормально вообще?! - Итак, или мы сейчас сканируем обоих чайлдов, или мы расходимся по домам, а я выношу вердикт на основании устных показаний. - вердикт явно не в пользу мормоликаи, с учетом полного отсутствия, кроме меня - свидетелей защиты... Но это еще один шанс сбежать. Ну же, ну! Давай, Фелиция, настаивай на отстранении Словена! Возможно, ты не такая спесивая дура, какой показалась мне еще пару минут назад.
И тогда у меня появится шанс сделать ноги. И прихватить этого твоего гордого глупца, которому было велено бежать. Надо будет - на закорках потащу! Если уж рыцарь не идет спасать прекрасную даму, то прекрасная дама сама идет спасать рыцаря.

+1

25

Габриэлю было очень неуютно находиться здесь. И хоть он не ежился от пристальных взглядом Асиман, не отворачивался, если на него с явным интересом смотрел Словен, он не понимал, для чего вообще сюда позвали его и Альму. Сейчас главы кланов просто переругаются, вот и все. А главный Судья психанет и вынесет свое решение вообще без суда и следствия. А птенцов сделают крайними, собственно, как всегда. Беловолосый закрыл глаза, пытаясь хоть немного успокоиться внутренне. Он не особо хотел понимать, что здесь сейчас происходит, но он начал задумываться над тем, то если Совет или Суд можно провести заочно без присутствия так называемых обвиняемых, то зачем тогда весь этот цирк? Да и сама обстановка весьма угнетает, хочется сбежать, сменить эту удручающую картину, просто выйти на свежий воздух в конце концов.
И как Даррел может оставаться таким спокойным и невозмутимым? Или же он просто делает вид и сам пытается успокоить птенца, которому грозит реальная опасность? Хотя насчет опасности, тоже вопрос спорный. Парень наконец-то оторвался от созерцания своего кольца, которое осталось еще со времен его "человечности". Оно было фамильным, с крупным и весьма красиво ограненным сапфиром, и носилось Габриэлем на среднем пальце левой руки. Альбинос никогда не расставался с ним, хоть что-то напоминало ему о прошлом.
Он поднял голову и теперь смог встретиться со слегка обезумевшим взглядом Альмы, которая еще не успела покинуть зал Совета. Только потому, что Фелиция почему-то сказала просканировать их обоих, да еще к тому же высказалась насчет того, чтобы Дарелла не отстраняли. Не очень умно с её стороны, потому как если Даррел даже и просканирует Альму, то ничто не помешает ему солгать в пользу даханавар. Противники даханавар же будут брызгать ядом и вопить насчет того, чтобы вопрос был пересмотрен. Вот почему ревенант пригласил незаинтересованную сторону, чтобы тот открыл всем правду. Но кто и как сможет обернуть эту правду себе в угоду, вопрос спорный.
Даррел, что происходит с Фелицией? Почему она злит Судью? Он сейчас всех разгонит нафиг. А может быть и правда лучше всего будет дать устные показания? По крайней мере вы... точнее, тот новоприглашенный сканэр сможет и так определить, лжем мы или нет. Иначе наше присутствие тут будет никому не нужным, и весь этот сбор ни к чему. Им нужны именно свидетели действа, а не обычные слова со стороны представителей кланов, на основании которых невозможно сделать никаких правильных выводов. Ну если конечно Судья не обладает даром предвидения, в чем я лично сомневаюсь. И еще я не очень представляю, что будет, даже если все узнают мою истинную принадлежность к клану Леарджини. Ваш клан приютил меня несмотря на то, что я был обращен именном одним из оставшихся в живых ледяных джинов. Который сейчас черт знает где. Асиман просто попытаются меня уничтожить, чтобы окончательно развеять по ветру даже воспоминания о джинах. Это не повод для разжигания войны.
Ответом Габриэлю был всего лишь кивок, который означал неизвестно что. Возможно, Даррел был согласен с ним, но сейчас он не имел права голоса, раз уж его отстранили. Габи вновь почувствовал на себе взгляд Словена, который слегка ухмыльнулся, достаточно неприятно на первый взгляд, но почему-то альбинос не ощущал какого-то негатива. Только лишь дикий интерес. Габриэль уже привык к тому, что его так пристально рассматривают почти что каждый встречный-поперечный, но уже сейчас сложилось впечатление, что сканэр пытается его прощупать. А вот хрен тебе - не получится просто так.
Пока что джину удавалось ставить блоки именно на те участки воспоминаний, которые он не хотел раскрывать перед всеми напоказ. Беловолосый склонил голову и также пристально уставился теперь на Словена. В гляделки играли словно оба. Один пытался пробраться внутрь головы джина, другой аккуратно, словно по кирпичику выстраивал перед ним стену. Ох скорее бы это все закончилось. Сейчас Габриэль уже не обращал ни на кого внимания, поскольку понял, что чем больше будут препираться главы кланов, тем быстрее взбесится ревенант, который уже предложил два варианта развития событий, которые альбинос пропустил мимо ушей. А также он не придал внимания тому, что Фелиция, слегка недовольно фыркнув, предложила вновь отстранить Словена или для начала выслушать именно обоих птенцов, раз уж ревененат дал такую возможность сделать собственный вывод, исходя из устных показаний..

+1

26

И вот тут-то у Миклоша сдали нервы. Кажется, он весь побагровел - от кончиков волос до кончиков пальцев. Правильно, ведь он-то планировал, что благоразумная Фелиция, строго придерживающаяся наверченных ею же правил, уступит ревенанту, как поступала в ста процентах случаев до этого. И все пойдет по изначальному плану...
А мормоликая - та молодец. Всех обставила, даже меня! Не зря же даханавар - клан интриги... Провернула с блеском. Теперь Миклошу только и осталось, что брызгать слюной и ломать голову, как бы так еще раз подловить Габриэля. Но вряд ли это теперь удастся. Мне кажется, леди отныне будет предельно аккуратна. В первую очередь - она запретит чайлду общаться со мной, и это будет совершенно разумно, ведь в передрягу эту он попал именно из-за меня. Впрочем, тут и запрещать не придется. Мне мой трагифарс с рук не сойдет, асиман с превеликим удовольствием карают провинившихся. Но почему-то меня это не так уж и страшит. Даже если мне не удастся сбежать, я все равно убедилась, что с Габи ничего не случилось, а войны не будет. Нахтцеррет и Асиман не посмеют в открытую выступить против даханавар без видимой причины - на защиту клана леди встанут все, даже нейтральные.
Итак, Миклош брызжет слюной, от Амира чуть ли не искры сыплются, а я стою в сторонке и чувствую себя совершенно спокойной, умиротворенной и почти что счастливой. Крики и ругань, мечущиеся под готичными сводами, как будто бы обтекают меня, не оставляя следов ни в душе, ни на коже.
Нарождающийся в помещении хаос прерывается деловым и холодным голосом Рамона Вьесчи.
- Мы, кажется, планировали начать допрос. Я не собираюсь рассиживаться здесь до утра, у меня есть дела.
Александр серьезно покивал, Миклош замолк и брезгливо поджал губы. Ревенант устало вздохнул и жестом попросил меня подойти ближе. Поднимаясь с каменного пола, на котором так и замерла, подвернув ногу, я мельком взглянула на Габриэля, но по его лицу понять ничего не смогла. Так и остановилась в паре метров от стола.
- Давайте начнем с обвинения. Миклош?
- Йохан будет говорить, - Миклош, которому теперь, в сущности, было глубоко плевать на исход, но который просто из гордости не мог отозвать обвинение, зевнул, прикрывая рот платком и поудобнее развалился в кресле.
- Хорошо. Йохан Тхорнисх...
- Йохан Нахтцеррет. Я был вчера на катке, где этот даханавар напал на человека. Они там были с этой девчонкой-асиман. Оба были голодны, - ни для кого не секрет, что по вампиру это видно, - Этот, - толстый палец ткнул в сторону джинна, - прилюдно напал на человека. Потом они с девчонкой увидели меня и сбежали. Пострадавший в больнице. Говорят - умер от потери крови. - здоровяк довольно осклабился, и у понимающих не возникло вопроса - от чего именно умер фигурист-неудачник.
- Это все? Есть вопросы? Спасибо. Итак, Амальгама, - я все подобралась, готовая слушать и отвечать. Меня аж колотило от наглой лжи проклятого тхорнисха, все равнодушное умиротворение как рукой сняло, - вы были вчера на катке на Садовом проспекте, там, где произошло нападение?
- Я была на катке, но никакого нападения там не было.
- Ну коне-е-ечно, - протянул Миклош, - Йохан ясно видел...
- Господин Бальза! - немного повысил голос Белов, - продолжайте, Амальгама.
- Альма. Можно звать меня Альма. Я позвонила Габриэлю Даханавар и пригласила его на каток. Мы встретились в условленное время и пошли на лед. Габриэлю приходилось постоянно меня поднимать - я не умею кататься...
- А зачем ты тогда вообще пошла туда? - с разражением рявкнул Амир.
- А какое это имеет отношение к делу? - холодно парировал Вьесчи, явно занявший позицию даханавар. Ну или позицию того, кому надоел этот балаган.
- А может мне захотелось научиться? - огрызнулась я, бросив испепеляющий взгляд на магистра. - Итак, когда я в очередной раз упала, Габриэль попытался меня поднять, но на него налетел один из людей, катавшихся там и сбил. Они оба упали, мужчине лезвием конька вспороло руку, было много крови. Мы с Габи... ммм... с Габриэлем поспешили уйти, пока кто-то оказывал человеку помощь.
- Это все?
- Это все. Хотя нет. На катке я почувствовала присутствие Йохана Тхорнисха.
- Где вы познакомились с Габриэлем Даханавар и зачем позвали его на каток?
- В университете. Мы учимся в одном университете. - Брови Александра удивленно попозли вверх, а Словен хитро оскалился, - Я... хотела с ним еще раз встретиться. Это ведь не запрещено?
- Спасибо. Есть еще какие-то вопросы к Альме Асиман? Тогда давайте выслушаем Габриэля Даханавар.

+1

27

Альбинос словно из какого-то своеобразного оцепенения вышел, когда услышал слова Фелиции о том, что неплохо было выслушать каждую из сторон, точнее, из участников того инцидента на катке. Парень медленно, словно в покадровой съемке, повернул голову в сторону леди, которая также грациозно присела на свое место, ровно как и поднялась с него. дальше джин принялся почти что ощупывать взглядом тех, кто находился в непосредственной близости от нее, а именно: Амир - тот бесился, но пока что не демонстрировал свою злость напоказ, Миклош - этого вообще, кажется, скоро удар хватит от ярости прямо тут, Белов - которому судя по его выражения лица, вообще очень хочется уйти отсюда, но нельзя, раз уж Совет в полном составе, а он Судья, Рамон - который то и дело поглядывает на часы и недовольно фыркает вообще в сторону тех, кто затеял весь этот фарс неизвестно для чего, ну и так далее.
Также Габриэль не мог не посмотреть на Альму, за которую беспокоился не меньше, чем за ситуацию, как таковую. Даже если ему сойдет все с рук, то её судьба уже явно решена. Парень прекрасно понимал, что он сам оганичится только нотацией со стороны Фелиции о том, что ему не следует общаться с Асиман (ха-ха, это они еще не знают о том, что ей он ляпнул о своей истинной принадлежности к погибшему клану), и все. И это только тогда, когда он почти нашел себе друга... Ну по крайней мере так он считал. Это же надо было так вляпаться - только Леаржини умел подобное. Джин тяжело вздохнул, и тут послышался голос ревенанта, который подозвал к себе Альму, прося девушку рассказать о том, что же было на самом деле. Миклош и Йохан конечно же вставили свое "веское" слово и мнение, от чего джина затошнило. Ему мерзко было даже находиться с ними в одном помещении, но ничего тут не попишешь. Решается ситуация, ради которой они все здесь собрались.
Ой, ну конечно, я напал на того бедолагу, подумайте только - прямо вот взял и закусал при всех, отчего парень умер от потери крови. Что-то тут нечисто, поскольку рана у него хоть и была глубокая, но она не могла послужить причиной смерти. Максимально, что могло произойти - или бы он получил заражение крови, потому что лед и лезвие конька отнюдь не стерильны, ну или же ему кто-то просто помог уйти на тот свет. Однако причиной истинной гибели того неумехи сейчас заниматься никто не будет.
И Габриэль чуть не подскочил, когда услышал в своей голове голос Даррела, который также явно заинтересовался его размышлениями о случившемся.
Ты знаешь, у Фелиции на этот счет такие же мысли. Но это все потом, смотри, как бесятся эти падальщики. К тому же давай, сосредоточься, сейчас будут допрашивать тебя, а Словен будет сканировать вас обоих на предмет того, лжете вы или нет. Не пускай его глубоко к тому, о чем ты не хочешь, чтобы он знал.
Я и не пускаю, он уже пытался просканировать меня  даже еще до того, как ревенант дал ему на то прямое указание. Хотя мне кажется, что делает он это интереса ради, вот и все. Но я ему уже ясно дал понять, что не пройдет он дальше, чем это нужно будет мне.
А далее как раз начали допрашивать Альму, Йохан старался её перебивать всячески, пока его не заткнул Белов. Девушка стояла перед ревенантом, но было видно, что недавно подвернутая нога доставляет ей дискомфорт. Габи шумно выдохнул: ублюдки, даже стул ей не предложат. А черт с ними, будь, что будет. Он знал, что Фелиция может не одобрить его действия, но парень встал, когда ревенант, выслушав Альму, пригласил и его самого дать показания, обошел стол, взяв один из стульев с противоположной стороны и поставил его рядом с девушкой, чтобы она села. Затем вернулся на свое место, не присаживаясь.
- Габриэль Даханавар. Можно просто Габи. Я целиком и полностью подтверждаю слова Альмы. - альбинос переступил с ноги на ногу, смотря только на Белова и больше не на кого. Стоял твердо, ровно, будучи уверенным в себе целиком и полностью. - Мы познакомились с ней несколько дней назад в университете, почувствовав друг друга. Разговорились, и после также спустя несколько дней она пригласила меня на каток. Где выяснилось, что кататься она не умеет от слова совсем. Я предложил её научить хотя бы не терять равновесия и мое обучение продолжалось бы, если на меня не налетел тот горе-фигурист, сбил меня с ног и при падении разрезал себе лезвием конька руку. Как оно умудрился, я не знаю. Да, мы оба с Альмой были голодны, это правда. Но после того, как она почувствовала господина Тхорнисха на катке, мы с ней поспешили оттуда уйти. С приступом голода нам удалось справиться, хотя тяга была, признаю, - ледяной взгляд джина теперь остановился на Йохане, который с нескрываемой ненавистью сверлил его своими узкими глазенками. - Мы поймали такси и распрощались: Альма пошла в метро, а я отправился домой на машине. Поэтому я заявлю о том, что того парня, который, как вы заявляете, трагическим и волшебным образом, - беловолосый сделал упор на эти два слова, - скончался в больнице от потери крови, я и пальцем не трогал. Это все, господин Белов, - и снова абсолютно честный взор на ревенанта, также замечая кивок Словена.

+1

28

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не бойтесь бросить все на карту и жизнь переломить свою!