vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the man i love


the man i love

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Charlie & Natasha & Scarlett
08/11/14
госпиталь Святого Патрика
[ з д е с ь  б у д е т  э п и к ]

I can't be with the man I love,
Я не могу быть с человеком, которого люблю,
I can't be if he treats me rough.
Не могу, если он обращается со мной грубо,
I can't see him, I can't call him up.
Я не хочу видеть его, не хочу звонить ему.

В попытке в очередной раз сбежать от прошлого, от смутного, туманного настоящего - Скарлетт решается на весьма сомнительный шаг. Забирает Майкла, собирает все свои вещи, и в ту же ночь, когда двери за спиной Митчелла только-только захлопнулись - решает покинуть госпиталь и скрыться как можно дальше от глаз бывшего любовника.

+1

2

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5955662u5mj[/audio]
http://37.media.tumblr.com/9f7e12cdd7b63c55b88b8502ba57963e/tumblr_mwb89gaziE1reokbbo6_250.gif
и сейчас он приближается,
моё сердце подскакивает до горла,
мне не вымолвить ни слова



     Я еще долго не могла прийти в себя после его ухода. Казалось, палата была насквозь пропитана его запахом, его дерзким одеколоном, его настоящим запахом — аромат опасности и чего-то родного и горячо любимого в одном флаконе — я вдыхала его полной грудью, и волнение еще больше одолевало мое тело, заставляя проявляться на коже мелкими мурашками ужаса. Это все было по-настоящему — его присутствие в моей жизни снова было реальным, не придуманным мною. Митчелл стоял здесь, около больничной колыбели нашего сына, смотрел на меня, и я словно до сих пор чувствую его колючий взгляд на своей переносице, холодный и одновременно обжигающий до самых костей. Его влияние на меня всегда было настолько разным и противоречивым, что я начала попросту бояться наших встреч. Бояться последствий. Бояться себя саму и своего поведения. В последнюю нашу с ним встречу, тогда, в ресторане, я не смогла держать себя в руках и поцеловала его. Это не должно больше повториться, я не должна давать себе слабину, ведь я знаю, на что способен этот страшный человек.
     Опека над нами? Внимание, ласка и семейная ответственность? Нет, вряд ли за тот период, пока Митчелл прохлаждался в незнакомых районах Сакраменто на него нахлынула воля Божья и он вдруг стал примерным гражданином Америки, с голубой мечтой о большом частном доме, о крепкой и любящей семье, о нормальной работе, о кружечке горячего кофе с утра. Бросил свои мафиозные дела, а прошлое, в котором есть место убийствам и воровству было попросту стерто легким движением руки. Раньше я бы могла заставить себя поверить в эти небылицы — перестала бы беспокоиться, спокойно бы легла в кровать, с блаженной улыбкой на лице дожидаясь завтрашнего дня — итогового осмотра у доктора, назначенного времени выписки, Митчелла на пороге с букетом цветов и еще чем-нибудь приятным. Но увы, я слишком быстро выросла из своего возраста и роли наивной девушки — и я прекрасно осознавала, что все это лишь мечты, при чем мечты несбыточные. Митя и прежде никогда не дарил мне подарков. И уж тем более он ни за что на свете не стал идеальным мужчиной. А это значит одно — впереди меня ждут лишь очередные беды и страдания. Но отныне — не меня одну.
     В знак согласия с моими мыслями Майкл подал недовольный голос — снова закряхтел, недовольно ерзая на месте сообщая мне о том, что пора сменить пеленки. Я не заставила малыша долго ждать, принимаясь за дело и лихорадочно перебирая в голове планы дальнейшего действия.
     Надо сбежать — бежать прочь, спрятаться и ждать, когда этот ненормальный снова забудет про меня и плюнет на затею держаться к нам поближе. Да, конечно, он его отец, он имеет право видеться с мальчиком и все такое. Но что он даст своему сыну, что он может, и самое главное, хочет ему дать? Не уверена, что в голове у Брина есть хоть какие то мысли и идеи на этот счет — я боюсь, что он просто отнимет у меня сына, и я снова останусь одна. Нет, я не позволю так поступить со мной, не позволю...
     И решение буквально свалилось мне на голову, когда за прозрачными дверями спальни промелькнула чья-то тень. Коридор отделения был пустынным и тихим, спокойным — ночная тишина топила в себе чувство тревоги, пробуждая вместо него новое ощущение — я была полна решимости и уверенности. Я сбегу из больницы, прямо сейчас.
На сборы ушло не так уж много времени — я просто взяла ребенка на руки, пытаясь сообразить, где именно в больнице хранят вещи пациентов. Ох, надеюсь смогу справиться с поисками самостоятельно, если же нет — придется отправляться в сторону дома прямо в больничном одеянии.
     Джуниор недовольно хмурился у меня на руках, видимо не желая наслаждаться тряской и укачиванием, мечтая вернуться в свою тихую и прохладную постельку — но увы, я не могла поощрить его каприз, продолжая свой тихий забег по пустынным коридорам больницы. Пользуюсь частыми указателями, спускаясь до терапевтического отделения, время от времени останавливаясь и успокаивая младенца, чтобы он слишком не хныкал и не привлекал к себе внимания:
- Малыш, ты же не хочешь снова оказаться в кампании того злого бородатого дядьки, верно? Тише-тише, успокойся, скоро мы будем дома. - Иногда эти речи срабатывали, иногда не очень, но я продолжала свой путь, пока чуть в упор не столкнулась с двумя постовыми медсестрами. Меня спасло только чудо — оказавшаяся рядом дверь в ординаторскую. Молюсь, чтобы там было пусто.
     Но передо мной, лениво и сонно развалившись на диване, находился мужчина. Мой приход заставил его недовольно открыть глаза и посмотреть на меня сначала через призму рассеянности, а затем с удивлением, чуть выпрямляясь на месте.
     - Пожалуйста, не выдавайте меня. - Жалобно скулю, прижимаясь спиной к закрытым дверям и прислушиваясь к беззаботной болтовне медсестер, что не собирались расходиться по своим делам. - Прошу, выслушайте — мне нужно срочно уходить от сюда, я должна бежать. Мне и моему ребенку грозит опасность, я очень боюсь. Отец Майкла он... Он... - Заикаюсь, нервничаю и глотаю половину слов, что в панике вылетают из моих легких. Не знаю, как точно описать человека, который вызывает во мне такую бурю эмоций. Я одновременно мечтаю быть рядом с ним и понимаю, что эти мысли абсурдны, немыслимы, невозможны. И я должна рассуждать трезво. Не хочу, чтобы моя попытка уберечь свое счастливое будущее закончилась так плачевно, я должна всеми методами уговорить врача помочь мне. - Он псих, он сумасшедший, он преследует меня, полиция для него пустое место. Завтра нас выписывают, и я не хочу чтобы он добрался до нас. Пожалуйста, прошу вас, помогите мне уйти.

+1

3

Смена подходила к концу, когда он позволил себе отдохнуть. Выпить чашечку бодрящего кофе, который в последнее время почти не действовал. Покинуть свой кабинет и перебраться в ординаторскую, где его при необходимости найдут, чтобы ненадолго прилечь и отдохнуть. Но он успевает лишь набрать беглое смс бывшей жене, узнать как продвигается ее ремонт в загородном и не нужна ли помощь. А дальше из полудрема его выводит одновременно и ответ от Наташи в смс и вломившаяся в комнату девушка. С перепуганными мечущимися глазами и ребенком на руках. Он садится на диване, где еще минуту назад умудрился задремать в неудобной позе, после которой затекла шея и теперь неприятно ныла.
- О чем вы? Вам стоит вернуться в палату, мисс...? - увы, это была не его пациентка. Он не видел эту девушку ранее, но попытаться вернуть ее в свою палату - было разумным решением. Догадаться, что это было родильное отделение - не сложно. - Я вас провожу. Какая палата? - но перепуганный вид девушки говорит о том, что возвращаться туда она не хочет. Будто там ее ждут. Чарли выслушивает сбивчивую речь девушки, подходя к ней, чтобы успокоить.
- Послушайте. Почему бы сейчас нам не вернуться в вашу палату? Если вы решили уйти - как минимум не разумно это делать в таком непригодном для улицы виде, верно? Мы пойдем вместе, вы не против? - она, наконец, сосредотачивается на нем и его словах. - Если мы его встретим, я позову охрану. Вам не о чем переживать. Вы спокойно соберете вещи и мы оформим вам раннюю выписку. Как вам такой план? - он улыбается теплой успокаивающей улыбкой, желая помочь девушке, которая была готова удариться в истерику рядом с ним. А этого допускать он не хотел.
Они покидают ординаторскую и возвращаются в палату девушки. Внутри пусто. Только расправленная кровать девушки и кроватка для малыша рядом.
- Вас заберет кто-нибудь? Или вы хотели сбежать сами? До конца моей смены осталось чуть меньше часа. Я бы мог отвезти вас двоих куда скажите. Так было бы спокойнее. Моя машина на парковке для персонала, а не общей. Так что не думаю, что стоит опасаться, чтобы кто-нибудь увидел, как ты будешь покидать больницу.

+1

4

Хочется верить, что сегодня исключительно мой вечер, и судьба злодейка наконец решила повернуться ко мне не свой филейной частью, ехидно покручивая перед моим носом хвостиком, свернутым в соблазнительную дулю, а лицом, пропуская вперед и показывая мне безопасную дорогу к спасению. Честно сказать, я не думала, что за дверями ординаторской меня ждет такой сговорчивый и любезный доктор - я всегда представляла медицинских работников слишком сухими и равнодушными для того, чтобы вникать в чьи-то личные проблемы. Да, они обязаны помогать людям - но они лечат исключительно физические болезни, душевные их редко волнуют. Потому я подготовилась, ощетинилась, выпуская наружу все свои колючки, для начала примеряя на себя лишь роль испуганной и потерянной девицы. Мне нужна помощь, ну или хотя бы не мешайте мне.
- Нет, я не пойду туда снова. Неужели вы не понимаете? Он заберет его у меня, он просто отнимет ребенка, и я никогда больше его не увижу. - Майкл в моих руках недовольно кряхтел и ворочался, видимо совсем не понимал, что происходит вокруг, и почему я выкрала его из теплых объятий уютной больничной колыбели, устраивая сумасшедшую гонку по отделениям. Прижимаю младенца ближе к груди, напрочь игнорируя вопрос доктора о своем имени. Нет, я не доверяю ему, не скажу о себе ничего, пока не буду уверена в том, что он все таки на моей стороне.
- Вы оформите мне выписку? - Я схватилась за его слова, как утопающий хватается за круг - крепко, сжимая в дрожащих пальцах его реплику, словно он сейчас поймет, что сделал глупость, пообещав ей такую желанную свободу, и заберет свои слова назад. - Вы точно сделаете это? - Только после утвердительного кивка, после повторенных слов - я согласилась вернуться в палату. Я не мешкала - шла быстро, постоянно оглядываясь по сторонам и прячась за углами.
Тишина и мрачность ночных коридоров давили на меня, выбивая напрочь из мнимого состояния спокойствия и уверенности - страх и паника поглощали мое сердце - я жаждала о свободе, о спокойствии для Майкла - я не хотела, чтобы мой ребенок сталкивался с такими же проблемами, как и я. Я не дам Митчеллу приручить и Джуниора тоже. Пусть лучше он вообще не будет знать его, чем будет с таким же волнением ожидать очередной встречи.
Мы в палате, доктор Хантер (его имя я прочитала на бейджике) протянул вперед руки, словно собираясь принять на них малыша, но я гневно мотнула головой, словно мужчина совершил абсолютную глупость. Никому не позволю трогать свое дитя - не здесь, не сейчас.
- Сумка под кроватью, я буду благодарна за помощь. - Мой тон звучал так, словно Хантер мне был чем-то обязан. Но я сейчас себя ощущала скорее напуганной девчонкой, которая боялась даже на секунду отвести взгляд от ребенка или повернуться спиной к дверям. В любой момент я могу быть поймана, и меня совсем не привлекала эта возможность.
- Нет, меня некому забрать. Я отправлюсь одна, ждать помощи будет слишком долго, а у меня просто нет времени, понимаете? Он может вернуться прямо сейчас, и когда это случиться, меня не должно быть тут. - Свободной рукой скидываю вещи в сумку, второй все так же трепетно сжимаю сына, стараясь сильно его не раскачивать - в итоге он засыпает.
- Вы действительно сделаете это для меня? - его предложения звучали вполне разумно. Одновременно с этим, я поражалась смелости и безрассудству мужчины, ибо... Не уверена, что кто-нибудь другой на его месте повел себя точно так же. - Я заплачу вам, сколько вы хотите? Правда, вы очень выручите меня, и я сделаю все, что вы попросите.
- Куда я поеду? Я не знаю... Он знает, где я живу, знает, где живут мои родственники. Может, сниму отель, а затем рвану в другой город. Это сложно. Я еще не придумала.
- Где мне вас ждать?

+1

5

Мы возвращаемся в палату девушки. Она назвала номер, а после шла послушно следом, не смея отставать. Она боится, это видно невооруженным взглядом. Прижимает младенца к себе, опасливо оглядываясь по сторонам. - Он вам угрожал? - решаю все же спросить я, хотя это и не мое дело. Но если угрозы имели место быть, может ей стоит обратиться в полицию?
В палате она зажимается в дальний угол, а я торопливо бросаю ее вещи в сумку, найденную под кроватью. - Тебе стоит переодеться. - спокойным тоном, пока осматриваю тумбочку на наличие прочих личных вещей. - Послушай, перестань паниковать. Я увезу тебя отсюда, куда скажешь, договорились. Но сейчас тебе нужно переодеться в повседневное. Я могу пока подержать ребенка, если хочешь. -  о каком доверии может идти речь? Я право же не знаю, как правильно себя вести в подобной ситуации, ибо сталкиваюсь впервые. - Я могу отвезти тебя за город. Небольшой тихий дом недалеко от черты города. Там сможешь придти в себя и успокоиться, убедиться, что вам ничто не угрожает. Предупрежу об этом жену. - пока девушка неловко мнется в углу комнаты, я достаю телефон из кармана халата и набираю Наташу. И пока я разговариваю с ней, девушка берет какие-то вещи и скрывается в небольшой комнатке, чтобы привести себя в порядок. Ребенка мне не оставляет, и я могу понять ее опасения и переживания. Уточняю у Наташи, где она находится и предупреждаю, что в скором времени я приеду с "гостями". Когда девушка возвращается уже в другой одежде - все оговорено. Молодец, Чарли, ты снова блещешь своим альтруизмом.
- Теперь я отойду ненадолго. Жди меня здесь, хорошо? Потом мы уедем отсюда, не волнуйся. - я забираю бумаги о состоянии девушки, пробегаюсь по ним глазами и узнаю, наконец ее имя. Скарлетт Стоун. Отчего оно кажется мне знакомым?
После мы действуем по хрупкому плану, как вывезти девушку из больницы. Я не оформляю ее выписку, чтобы там не было моего имени. Я просто отчитываюсь о конце смены, оставляю рабочий халат в кабинете и забираю ее из ее палаты. Спускаемся на подземную парковку, откуда уезжаем за город.
Уже в машине она становится чуточку спокойнее. И мы разговариваемся. Она рассказывает краткую историю, почему же она скрывается от некого мужчины. Я не выпрашиваю, не вытягиваю из нее больше того, что она сама хочет рассказать. Но мне хватает информации, чтобы понять, что самого важного она не рассказывает. Причины, почему она так опасается его.
Наташа нас встретит горячим чаем и удивлением, когда увидит, кто моя спутница. Уже позже окажется, что они знакомы. Уже позже окажется, что когда-то они успели помочь друг другу. И уже позже выяснится, что здесь, за городом, Скарлетт не будет в полной безопасности. Как только она решит, что опасность миновала - ее главная проблема в жизни вновь настигнет ее, когда Стоун этого не будет ждать. И она покинет этот тихий дом, с головой окунаясь в новое приключение. Только Хантеры будут знать об этом слишком мало и не окажутся рядом, когда будут нужны.
Прошлое никогда не оставляет нас равнодушными.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » the man i love