Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » А между строчек одно и тоже слово "Свобода"!


А между строчек одно и тоже слово "Свобода"!

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники:Sabrina Montanelli и Sebastian Lane
http://s020.radikal.ru/i702/1411/7a/df7f963b7f46.png
Место: В зависимости от возникшей идеи.(Долгоиграющий флэш)
Время: Лето 2015 год
Время суток: Раннее утро. (Долгоиграющий флэш)
Погодные условия:
О флештайме:Насмотревшись год назад Евротура, двое друзей решают отправиться в далекое и долгое путешествие по странам своей мечты. И при чем выбрали они весьма не обычный способ передвижения-автостоп. Оргоменные рюкзаки с палаткой, спальниками, фотоаппаратами, картами, схемами, справочниками и горой еды- готовы! Ну что ж, осталось присесть на дорожку и в путь! Первая остановка...."А между строчек, то о чем вы знаете сами"...

Отредактировано Sabrina Montanelli (2014-12-04 10:15:17)

+1

2

ВВ
Сегодня последний день в родном городе и пока даже не известно, когда именно я сюда вернусь. Странно это осознавать и даже немного сложно. Группа, семья, даже отцовская мастерская заставляет беспокоиться… люди, которые отправляются в долгие путешествия обычно отвязывают все якоря и улетают на свободу. В моем же случае все не так просто, мне не надо той свободы, которая связанна с одиночеством и полным доверием случаю, я и так свободен в своей жизни. Об этом говорит и рюкзак «дремлющий» на первом этаже жилища Сабрины (то что вот так просто удалось собраться в путешествие уже говорит о многом), и то, что все остальные якоря на мне появились не просто так - я их выбрал. Потерять их будет тоже самое, что потерять себя, поэтому день возвращение наверняка станет таким же счастливым, как и день, когда мы с подругой отправимся в путь. Кстати, он уже даже наступил, остались считанные часы до выхода на трассу. Сабрина верно подметила, что нужно выспаться перед путешествием, ведь, силы нам понадобятся ещё как, а в следующий раз спать в комфортных условиях придется не очень то скоро, но данный ею совет никак не может перебороть бессонницу.
Я сижу на подоконнике в спальне, которую она в очередной выделила мне для ночевки, окно открыто настеж и за ним даже ещё не светает. Черт его знает сколько сейчас времени, часы тихо тикают, а чисел на циферблате во мраке не разглядеть. Гитарный колок отдает скрипом, когда я подтягиваю струну «ля», сигарета тлеет зажатая в губах. Сейчас больше всего не дают покоя мысли о близняшках. Я не оставлял их надолго уже очень давно, если за время отсутствия с Кементиной что-то случится и мне будет не возможно ей помочь, то простить себе это тоже будет не возможно. Ноет под ложечкой от этой мысли, сигарета сменяется одна за одной. Последние дни прошли в счастливой суматохе, сборы поглотили полностью, а Рина лично обеспечила отменным настроением, но сейчас, когда сумета уже закончилось, а дело перевалило за полночь вдруг стало как-то не по себе, вылезли те мысли, которые раньше удавалось подавить. Нет, я бы не отказался ехать ни за что, этого варианта и быть не может, но все-таки как-то не спокойно.
Тушу окурок в наполенной пепельнице и снова берусь за гитару, легонько перебираю струны создавая тихую незадачливую мелодию; за стеной должно быть спит подруга, надеюсь хотя бы она отдохнет перед началом пути, а мне как-то даже не привыкать собирать мешки под глазами. Стараюсь перебирать струны как можно тише чтоб звук не выходил за пределы комнаты, тихонько мычу в такт мелодии, до тех пор, пока она не приобретает вид одной из песен Глена Хасандра вдруг всплывшей в голове. «High Hope» же начинает вырываться тихим подпевом.
Пока ещё мы можем говорить, о том, что чувствуем себя вечно молодыми и будет прекрасно, если это чувство действительно сравнится с вечностью. У нас есть все для того чтобы думать, что путешествие удастся. Кажется, что мы можем многое, почти все и надеюсь, что время только подтвердит наши предположения.
Деньги частично обезналичены, так чтобы хватило до ближайшего крупного города; рюкзаки набиты всем самым необходимым; мы даже вчера устроили соревнование на заднем дворе дома итальянки кто быстрее соберет палатку и разведет костер; мы можем постоять за себя и заработать, когда это понадобится. Все документы готовы, тихо-мирно покоятся в водонепроницаемых пакетах. Начало обещает быть хорошим, вот, только бы скорее начать чтоб не сойти с ума, а то ожидание душит.
- When your mind’s made up
When your mind’s made up
There’s no point trying to change it
When your mind’s made up
When your mind’s made up
There’s no point trying to stop it,
- вырванные из контекста совершенно другой песни Глена слова сменяют «High Hope»; в них певцом вложен совсем другой смысл, но сегодня на них взгляд падает по-другому. Сегодня все песни про нас, ведь мы окончательно приняли решение.

+1

3

Вв:Белая майка, старые спортивные штаны серого цвета, плед.Глаза заспанные, волосы собраны в небрежный хвост.
Я не спала. Сна не было ни в одном глазу. Чувствовалось лишь волнение и страх перед неизвестностью. Так надолго и так далеко я еще не уезжала от дома. И я не успела сообщить отцу о своих планах. На ближайшей остановочной станции надо будет позвонить, успокоить и сказать, что все нормально, что в ближайшие полгода дома меня не будет, и что меня никто не похитил, я просто уехала в долгосрочный отпуск. Я надеюсь, что с ним ничего не случится за время моего отсутствия, и с мамой тоже, а особенно с Лео. Было около начала двенадцати ночи, когда мы решили пойти по комнатам, чтобы отдохнуть перед дорогой. Точнее я решила. Себа загнать спать было, куда не легкой задачей. В начале шестого утра нам уже надо стоять на трассе в полной боевой готовности и ловить фуру, если пойдем позже- то появляется вероятность, что мы вообще никуда не уедем. Ибо днем поймать попутчика было сложнее. По крайней мере, все форумы и блоги о путешествиях говорили, о том, что отправляться в путь надо именно с рассветом. Опытным людям со стажем мы предпочли поверить на слово.
Я по привычке оставила свет включенным на первом этаже и ушла в свою комнату,  когда Себ скрылся в гостевой. Легла на кровать и проворочалась с закрытыми глазами около получаса. Сон ко мне так и не пришел. Встав, я начала нарезать круги по своей комнате, стараясь запомнить каждую мелочь и каждую маленькую детальку в ней. А вдруг я больше сюда никогда не вернусь? Эта мысль меня пугала.
Взяв ноутбук, залезла обратно с ним на кровать и решила написать последнюю запись в блоге.

Мир - не постоянен, переменчив. Каждый день, каждый час в нем что-то меняется. Мир - большой, живой, дышащий организм. Он такой большой, и такой разный. Каждая его частичка обладает определенным характером, но если их всех соединить, то получится один большой шар - наша планета. Подростковый сумбур. Мне страшно, от этого  в голову лезут бесконечно бестолковые мысли.
Мне страшно от того, с чем я могу столкнуться, шагнув в неизвестность. Мне страшно от одной мысли, что я могу не вернуться.
Я всю жизнь мечтала о свободе. Не быть ни к кому привязанной или от кого-либо зависящей. Я мечтала о том, что у меня итак было с рождения.  Просто я этого раньше не понимала. Просто я сама себя поставила в определенные рамки и жила в удобном и теплом коконе. Жила по понятиям и принципам системы, страны. Но я ведь не система. Я - человек, отдельная единица, отдельный организм. Я свободна. Я могу путешествовать, открывать для себя новые страны, удивляться и удивлять. Я могу…Я могу быть.
Я могу прожить  без денег, без постоянной крыши над головой, без дорогих и бесполезных вещей, которые мы сутками скупаем в магазинах не понятно зачем и для каких целей, но почему-то именно без них, как нам кажется, мы не представляем своего существования. Я могу. Надо только сделать шаг.  Я докажу себе, что смогу.
Посмотрите на людей, которые стоят ниже нас классом. Они бедны, у них ничего нет. Они каждый день борются с системой  за право жить так, как они этого хотят. Они не думают о будущем, они живут сегодняшним днем. И, посмотрите на них, они счастливы. У них открытая и добрая улыбка, добрые глаза. Они улыбаются. Никуда не спешат. Потому что находятся здесь и сейчас, и их не тревожит «потом» или то, что было. Их не тревожит война, эпидемия в Африке, банковский крах системы, смена правительства. Их это не заботит. Посмотрите на фотографии таких людей знаменитых фотографов- путешественников. Почувствуйте разницу. Я тоже так хочу. Жить и быть. Здесь и сейчас. Я хочу научиться распоряжаться своей жизнью так, как считаю нужным. Идти и ехать туда, куда захочу, а не туда, куда надо.
Я отправляюсь в долгое и бесконечно удивительное путешествие. Я еще никогда не покидала свой дом и семью так надолго. И признаюсь, мне страшно.
Мой дорогой Ричард. Все будет хорошо. Я обещаю тебе, что как только появится возможность и халявный wifi, то обязательно напишу тебе о своих приключениях и проиллюстрирую свой рассказ удивительными снимками удивительных мест. Не переживай обо мне. Целую.
@Loluna

Из соседней комнаты доносится звук гитары и слегка приглушенный голос Себа Я забыла закрыть свою дверь, поэтому слышу мелодию, которую он наигрывает. Бегло, еще раз, перечитываю свои сумбурные мысли и нажимаю Enter. Последняя запись опубликована. Закрываю ноутбук и убираю его в ящик стола. Накинув на плечи плед, выхожу из комнаты, слегка приоткрыв дверь гостевой, облокотившись об косяк, стою в проеме, заслушавшись. Я боюсь хоть чем-то выдать свое присутствие, ведь тогда песня оборвется, и я так и не узнаю ее полный текст и не найду смысла. Будет немного обидно. Я привыкла везде и во всем находить смысл и перетягивать его на свой счет.
Прежде, чем он заканчивает, быстро перебегаю из дверного проема в комнату, слегка пододвигаю его, чтобы он немного освободил пространство на подоконнике для меня и сажусь за его спиной. Краем глаза замечаю полную окурков пепельницу и недовольно ворочу нос, утыкаюсь в его спину, стараясь меньше дышать табачным дымом. Не люблю запах табака. Никогда не курила, и не понимаю, зачем люди отдают, помимо денег, свое бесценное здоровье табачной кампании? Не вижу в сигаретах ничего хорошего. Я знаю, что Себа бесполезно отговаривать бросить курить и приводить какие-либо доводы. Зная его упрямый и упертый характер, мне остается только смириться с его вредной привычкой. Потому что ругаться с ним на эту тему бессмысленно, да и глупо.
На часах было около начала четвертого. До выхода у нас было как минимум два с половиной часа.
-О чем ты думаешь?
Мне надоело молчать. Хотя в молчании есть определенное «хорошо». Знаете, если люди находятся на одной волне,  они ну, там, друг с другом очень похожи, и, у них вроде что-то ментальной связи....Им не обязательно говорить, чтобы узнать мысли друг друга. Такие люди предпочитают молчаливое общение, они не нуждаются в словах. Слова для них излишни. Они итак прекрасно все понимают, сидя в тишине. А слова, они лишь все портят.
Я обнимаю его за плечи. Минутка никому не нужной сентиментальности. «Мяу», раздается где-то внизу. Кажется, я забыла закрыть дверь в комнату. И Флаффи решила воспользоваться моментом, и прошмыгнула, услышав наши голоса. У кошек обостренный слух, иногда мне кажется, что у моей он развит в абсолютной степени. Так как до моих ног ей было не достать, Флаффи терлась возле ног Себа и орала, чтобы ее взяли на руки. Флаффи. О ней я почему-то подумала только сейчас. Как она без меня будет? Жаль, что животных нельзя брать с собой в путешествия. Мама обещала заглянуть сегодня в обед и забрать ее. Я позвонила ей на днях, сослалась на внезапную «кошачью аллергию» и попросила присмотреть за ней на время. Только вот временные рамки не обозначала, чтобы не врать. Не люблю врать родителям. Я могла бы попросить отца, но у него дома маленькая Виттория. Кошек и собак держать пока там нельзя. Потому что неизвестно, страдает ли младенец аллергией на шерсть или нет…Рисковать не стоит. Поэтому пусть лучше мама за ней присмотрит.
-Если хочешь, можем выходить уже сейчас. У нас еще есть два часа. Мог бы и поспать.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2014-11-17 18:30:40)

+1

4

- Привет, - все также тихо обращаюсь к Сабрине, когда она входит в комнату; слова песни уже закончились, а вот музыка нет, поэтому говорю поверх нее, - Думал, что хотя бы ты спишь. Или это я тебя разбудил?
Пододвигаюсь ногами ближе к стене, на этот раз и мелодию прерывая; не смотрю, как подруга усаживается, но слушаю каждый шорох. Все так по-домашнему, хорошо… От этого и болит все внутри, когда понимаешь, что сам же от своего дома готов отказаться. Хотя замена и не сравнима – целый мир вместо одного места. Это ведь из одной точки Земной Шар кажется не идеальным и жестоким, а если на него глянуть со стороны, с места человека, не нашедшего себе одного конкретного дома, а выбравшего всю жизнь целиком, то сразу планета преображается и становиться понятно, что нет в человеческом мире ничего более совершенного, одновременно завершенного и бесконечно изменяющегося. И мы прочувствуем эту гармонию рушившегося и одновременно воссоздающегося, когда выйдем за пределы. За пределы города, себя.
Чувствую, как по спине расходится тепло, легко улыбаюсь и немного прищуриваюсь от того, что девушка зарывается носом в куртку и дышит мне в спину. На этот раз устоявшаяся фраза «дышать в спину» совсем не такая как обычно, она говорит только о близости. Слышу, как Монтанелли фырчит унюхав табачный дым и мысленно прошу у нее извинения, но все-таки это было мне необходимо, также, как и тогда, когда я впервые взял в руки сигарету. Да, это выглядит как-то бессмысленно, но все-таки прочищает мозги, ритуал, позволяющий выпустить из себя копоть и дым не только табачную, но и моральную. Да, я бы мог найти другой способ успокоить нервы, что-то из мира гармонии, что-то что действительно приведет и душу, и тело в равновесие, но я так далек от этого всего. Я здесь и вокруг меня раз за разом происходят не видимые землетрясения. Не вижу другого способа прижечь их здесь и сейчас, сию же секунду.
Молчание тянется смолой и только тиканье часов рушит его монолитную структуру пузырьками. Я не знаю, что сказать, все эти мысли они путаются в целое и не вызывают желание их озвучить. Если попытаться все это рассказать, то станет ещё сложнее. Отставляю гитару в сторону, и свободная рука снова тянется к пачке сигарет, но я останавливаю её на первом же конвульсивном вздрагивании. В прочем не стоит, надо бы остановиться, хотя бы, когда появилась рядом Рина.
Она вдруг разрывает тишину и задает тот вопрос на который ответ искать сейчас страшнее всего.
Рассказать, что думаешь… это вообще страшная вещь. Вот так взять и вывернуть себя на изнанку по одной просьбе, мне всегда было сложно это делать. Взамен всегда приходила музыка, песни отлично подходили чтобы делиться мыслями. Образы, про которые поют, переживания под которые танцуют. Странное явление, любопытное. Мне нравилось видеть, как музыканты прячут свои самые большие раны между строк, а замечают их считанные единицы, нравилось и самому делать тоже самое. Но то, что я сейчас чувствую и на музыку не положить, а то выйдет какая-то какофония.
Делаю тяжелый вдох и все-таки начинаю медленно говорить.
- Думаю, что скоро все будет по-другому. А представь, если мы не захотим вернуться…
Путешественники часто говорят о том, что после долгих скитаний возвращение домой вызывает некоторый отторгающий эффект. Далеко не все способны вернуться к прежней жизни, когда приносят с собой все то, что увидели и пережили. Хотя о какой прежней жизни речь, в любом случае она меняется, все становится иным.
- Как ты думаешь какими мы станем?
Я тру глаза чтобы дать им немного отдохнуть и спрятать их от всего происходящего. Мои слова звучат нелепо, но Сабрина же хотела прочесть мысли. Это меньше из зол про которое она могла бы сейчас узнать. Но услышав его она все-равно обнимает меня за плечи. Может быть сентиментальность и кажется не нужной, но на самом деле это не так. Я рад быть рядом с ней и именно с ней отправиться в это путешествие. Мы знаем друг друга уже очень давно, но пришло время познакомиться ещё ближе, прочувствовать те обнажённые провода, которые до сих пор пытаемся прятать в глубине.
Я меняю позу чтоб быть ещё немного ближе к подруге и утыкаюсь носом в её волосы, не громко дышу возле уха и ещё тише отвечаю на её предложение выдвинуться прямо сейчас:
- Разве не слишком рано?
Не знаю зачем задал этот вопрос, ведь, готов двигаться вперед прямо сейчас, чтобы скорее вырваться из Америки и прочувствовать точку безвозвратности.
- Если бы я мог уснуть, то разве бы сидел сейчас тут?
Выпрямляюсь и ладонью прикрываю рот чтобы зевнуть. По-моему, это единственный намек на сон за всю ночь.
Встаю с подоконника, откашливаюсь чтоб начать говорить громче и снова берусь за гитару.
- Знаешь, вспомнилось ещё немного Хансарда, - снова обычные слова путаются с мелодией прежде чем начинается сама песня. Уже будить некого, поэтому играю и пою в полную силу, так как эта песня и должна звучать, так, как чувствую её сейчас. Это тоже немного говорит о том, что думаю сейчас.

[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuzyka/folders/Default/media/db1d84a0-2912-4f17-adf9-dfcab7299828/075c1229e1b1.mp3|Glen Hansard – Say It to Me Now[/mymp3]
Музыка стихает, и я криво улыбаюсь, пожимаю плечами мол «сам не знаю, что это было».
- Ладно, пошли что ли пить кофе и действительно выходить пока тебе тут концерт не устроил, -пауза, - Кстати, как там было в «Евротуре»?
Снова заставляю акустику звенеть, но на этот раз не так уверенно. Чуть медленнее чем надо беру ритмику «Scotty Doesnt Know». Не помню, как точно играть её, но все-таки слова один за другим звучать немного увереннее и первый куплет сразу же сменяется припевом, после которого я резким движением руки останавливаю вибрацию струн и захожусь смехом.
- Все хватит, - обращаюсь скорее сам к себе, а Сабрине протягиваю руку чтоб она спрыгивала с подоконника, и мы все-таки остановили наше меланхоличное разложение.

+1

5

Не разбудил. Бессонница- это мой привычный ритм жизни: засыпать с рассветом, просыпаться к обеду.
Слегка подбираю ноги под себя, прижимаясь чуть ближе,  еще сильнее натягиваю на плечи плед.  В комнате было довольно прохладно из-за открытой форточки, а так  становилось чуточку теплее, спина Себа грела. Нос постепенно привыкал к табачному запаху, хотя я сама привыкать к нему не хотела и один раз даже чихнула. В то время, как он ответил на мой вопрос своим вопросом. От чего ввел меня в ступор задумчивого транса. Ибо ответ требовал глубокого и осознанного  осмысления с философским контекстом.
Не захотим вернуться? Я думала над этим. И была к этому готова. А готов ли был к такому варианту Себастьян? Думаю, что нет. Здесь, в Сакраменто, находилось  слишком много факторов, заставляющих его остаться: любимая группа, карьера, больная сестра, которую он не хочет оставлять одну.  Даже если, я когда-нибудь решусь уехать в Италию и позову его с собой… Не удивлюсь, если услышу отказ.
-Я думала об этом. Наверное, я никогда не захочу вернуться домой.
Потому что мой дом не здесь. Да, мой дом не здесь. Говорят, что дом там, где твое сердце. Так, мое сердце греется в лучах итальянского солнца, а желудок утопает в вкуснющем и самом лучшем итальянском вине. Я не хотела возвращаться и не планировала. Только зачем кому-то было  об этом знать? Потому что, узнай близкие, что я не хочу жить в Сакраменто, то в течение пяти минут, у меня бы нашлось с треть десятка причин, чтобы остаться и продолжать разлагаться на одном месте. Начиная с маленькой сестры, которой нужна старшая сестра, заканчивая находящимся при смерти хомячком Дольфо. Они не могут меня удерживать и не могут решать все за меня, а я не хочу жить, как они. Я хочу быть вольным художником своей собственной жизни. Хотя бы потому, что она одна и надо прожить ее красиво. Это был честный ответ. У Себа же все было иначе, и я прекрасно понимала это «иначе».
-Какими мы будем? – Переспрашиваю его. Еще один философский вопрос. – Повзрослевшими, поумневшими, имеющими свою собственную картину мира и твердую, устоявшуюся жизненную позицию.
Я хихикнула от собственных слов, потому что мне они показались  глупы. До этого момента я даже не задумывалась над тем, что с нами произойдет, и какими мы будем в конце путешествия. Останется ли у нас наша дружба, вернемся ли мы вместе или каждый поодиночке? Может за время путешествия кто-то из нас найдет свое счастье, и второму придется следовать своей дорогой? Не знаю. Не думала и думать не хотела, чтобы не расстраивать себя лишний раз. Потому что картины нашего маленького мира на двоих представлялись не совсем радужные. А вроде надо мыслить позитивно. Не получается.
Он меняет позу, и садиться ко мне лицом. Хочется прижаться еще ближе, но я лишь опускаю ему голову на плечо и закрываю глаза. «Хо-ро-шо.» И можно, сейчас это мгновение остановится и продлится ровно столько, чтобы я смогла насладиться этим моментом? Я слышу стук его сердца. И свое я тоже слышу, которое предательски забилось чуть сильнее. «Цыц. Это, что еще за новости?»- успокаиваю себя. «Скоро все будет по-другому»- шепчет мне мое подсознание, я мысленно с ним зачем-то соглашаюсь. В голове эхом отдается голос Себа «Рано», «Рано», «Рано»….
Но мгновения на то и мгновения, что они не имеют свойство останавливаться. А от того момента, как я закрыла глаза и до его зевка, мне показалось, что прошла вечность.
-Ты бы спокойно мог не спать и играть, лежа на кровати.
Открываю глаза, отодвигаюсь от Себа, когда тот выпрямляется и прижимаю свою спину к холодному подоконному косяку. Я люблю слушать, как он играет и поет. И пусть, порой Себ любит говорить, что у него нет голоса, но мне кажется иначе. Киваю, что готова слушать и снова закрываю глаза, когда он начинает играть. Такие песни надо слушать непременно с закрытыми глазами и молча, чтобы понять их едва уловимый смысл.
«Не вдаваясь в подробности, упорно пытаюсь все уладить. Но осталось еще столько нерешенных вопросов, и от этих тайн все больше сомнений.»
От этой песни я проваливаюсь внутрь себя и плыву, как мне кажется , в бесконечности, которая состоит только из одних слов «So if you have something to say.Say it to me now….» И я действительно, как мне кажется, все понимаю. Только вот сказать пока ничего не могу. Потому что слова все портят.
Открываю глаза, когда моя "бесконечность" заканчивается и приводит меня к остановке «земное существование». Эта песня хороша. Наверное, самое лучшее, что у него есть.
Улыбаюсь, наблюдая за смущением Себа от ее исполнения. Да ладно, скромник.
-Она великолепна. А от концерта я бы не отказалась. Люблю слушать, как ты поешь.
Я слегка удивленно смотрю на друга, услышав слово «Евротур». С того момента, как мы его смотрели, кажется, прошел год или два. Что там было? Тихонько начинаю «мычать»  припев «Scotty doens't know, oh. Scotty doesn't know-oh. So don't tell Scotty!» Себ начинает наигрывать, и я чувствую, как ко мне возвращается настроение, прогоняя прочь меланхолию и страхи. Непоседливо юлозю на месте, качая головой в такт мелодии. Мое воображение помимо одинокой акустической гитары рисует ударные, клавиши, бас-гитару и всех участников группы, которая исполняла эту песню. Потихоньку начинаю подпевать, когда начинается припев, но Себ резко обрывает песню. А я все еще продолжаю свое «Scotty doens't know, oh» и смеюсь вместе с ним. Действительно, хватит. Но, по крайней мере, уже не хочется спать. Беру его за руку и спрыгиваю вниз. На кухню идем паровозиком: Себ впереди, я сзади него, зацепилась руками за его плечи, и, напевая во весь голос припев песни, иду, пританцовывая, отчего плед с моих плеч спадает и теряется где-то в районе коридора, между гостевой и кухней. Время кофе. Время крепкого кофе с зефирками и мармеладными мишками в районе начала пятого утра. Сна у нас сегодня не получилось. Ну и ладно, выспимся в дороге.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2014-11-18 13:16:37)

+1

6

Она не захочет вернуться домой… Эти слова расходятся в голове эхом, разными голосами и мне становится не совсем понятна короткая, простая на первый взгляд фраза. Она может тянуть за собой совершенно разные решения, не похожи одно на другое последствия. А ещё она говорит «наверно», значит сама ещё ничего не смогла решить. Я отложу эти слова на потом, чтобы вернуться к ним, когда будет необходимо, в тот момент, когда от них будет зависеть многое.
Впитываю её голос, закусив губу. Повзрослевшими, поумневшими, должно быть так все и будет, но я все-равно расплываюсь в улыбке одновременно с тем, как Сабрина начинает смеяться.
- Прям, как бизнес-тренер смолвила.
Вдыхаю запах её духов, что тонким ароматом остался в волосах и закрываю глаза. Вот мы и посидели на дорожку… надеюсь это отвадит от нас неприятности, и мы сможем как можно спокойнее пройти путь, хотя бы до Мексики, которая легла на нашем маршруте первым конкретным пунктом назначения. Я готов раз за разом повторять, что счастлив от того, что путешествие будет именно у нас на двоих. Далеко не с каждым человеком согласишься разделить столько времени, такой поток жизнеощущения, а с Сабирной это очень просто и приятно. Мы с ней на волне, не надо затрудняться чтобы понять друг друга, конечно, кроме, некоторых редких ситуаций. Хотя я привык шутить, что эти ситуации случаются только когда она начинает говорить на итальянском языке, который мне совсем не понятен.
- Мог, только что бы это изменило? Тут удобно тоже, - киваю в сторону подоконника.
Ну, а дальше Хансард и меня все-таки выворачивает на изнанку, хотя, это чувство, конечно, и далеко от того, чтобы было, если бы попытался сам рассказать все, что накипело внутри. Куплеты срываются на крик, так и должно быть, также сейчас разрывает на куски изнутри. Когда слова с нотами заканчиваются действительно чувствую немного не ловко себя.
- Да ладно тебе, - отвечаю Рина на похвалу, чувствуя легкое смущение, но и поблагодарить не забываю, - Спасибо.
И хорошо, что следом все-таки находится способ превратить все в баловство и шутки, потому что меланхолия кажется разрослась бы ещё сильнее. Вот мы уже хохочем спускаясь паровозиком по лестнице, спрыгиваю с последней ступеньки на деревянный пол, поворачиваюсь лицом к подруге и обняв снимаю ей с нескольких оставшихся ступеней, прокружив немного, ставлю на пол.
- Осторожно двери закрываются; следующая станция – кухня, - пропускаю шутку и тяну девушку за собой за руку.
Оказываюсь на кухне на пару секунд быстрее чем она и зажигаю там свет, глаза, привыкшие к темноте, отдают резью, и теперь уже я не довольно морщусь. Не жду пока она подойдет к кофе-машине, наоборот опережаю её. Сейчас уже фраза «чувствуй себя, как дома» никому не нужна, я давно привык проводить время с Монтанелли у нее в доме, и он стал родным даже для меня.
- Какой тебе сделать? – спрашиваю взяв в руки кружку.
Себе же чуть позже беру чайную кружку и вливаю туда несколько порций эспрессо. Больше, крепче кофе, пусть лучше сердце загудит, как старый мотор, но хоть будет прилив энергии.
Из кухонного дверного проема видны рюкзаки, прислоненные к стене у лестницы – не слишком то большие, но распухшие от необходимых вещей. Чехлы со спальниками и карематы валяются пока что не пристегнутые рядом, но все остальное уже давно нашло свое место. Смотрю на них ожидая пока машинка сделает кофе и мысленно перебираю все ли мы взяли. Это дурацкое чувство будто бы забыл что-то важное вечно всплывает незадолго до выхода, и вроде бы понимаешь, что уже несколько раз все перепроверил, но так и муляет сделать это ещё раз.
- Держи, - протягиваю Рине её напиток, наконец-то оторвав взгляд от багажа. Если бы не писк кофе-машины, то простоял бы в полу-трансе ещё какое-то время. Спасибо, как говорится, современным технологиям.

+1

7

Следующая остановка-кухня. Следующая, но далеко не последняя. Впереди еще остановки: переодевания, гостиная, такси и трасса. Я смеюсь, хотя на самом деле мне грустно и смеяться не хочется. Но психологи утверждают, что можно обмануть депрессию и уныние, для этого достаточно заставить себя улыбнуться и начать смеяться. И тут вспоминаю цитату: «Если у вас депрессия - смейтесь! Депрессия подумает, что вы идиот  и сбежит». Я настолько увлеклась напеванием песни и ходьбой в припляску, что чуть не упала, когда Себ решил сманеврировать, опередив меня.  Он это сделал специально. Я знаю. И если бы о не поймал меня, стоя на нижних ступеньках, то я говорю открыто и откровенно, что определенно бы брякнулась.
Вы когда-нибудь видели «летающую свинку»?  Нет? Тогда молодые люди, возьмите ваши девушек, приподнимите их от земли и начинайте кружить. А если вы поднимите девушку над своей головой, (если у вас хватит на это сил), то вот вам, и забавная летающая свинка. Со стороны, да и парням тоже, это смотрится забавно. Потому что девушки обычно при  таком маневре начинают визжать, орать, или как, я - истерично смеяться, вытягивать руки и приговаривать «Смотри, я - летаю». Но у новоявленно птички полет был не долгий. Нас ждала кухня и  крепкий-крепкий кофе.
Себу не надо было объяснять, что и где находится, и откуда это  надо брать. За те многие годы, что мы знакомы, он прекрасно знал расположение всех вещей в этом доме.
-Тоже, что и ты.
Я всегда так говорю, когда в нашем случае речь заходит, будь то о выборе напитков или о предпочтений в еде. У Себа вкус лучше. А если я выбираю свое, то обычно получается какая-нибудь гадость. Иногда я думаю, что если бы Себу нравилась готовка - из него вышел бы отменный шэф - повар. Но так как он не любит готовить, то кулинарными шедеврами приходится хвастаться только мне.
-Зачем ты включил свет? – Ворчу, заходя следом за ним на кухню. Прикрываю глаза ладонью, дав им время, чтобы они опять привыкли к яркому свету.- Посидели бы в темноте, при свечах. Как в древние времена.
Сажусь за стол, протираю глаза руками и, поморгав несколько раз, наблюдаю за тем, как Себ насыпает кофе в кофемашину.
-Есть хочешь? В холодильнике еще вроде чего-то оставалось.
Под гул аппарата усиленно стараюсь вспомнить, что там еще могло остаться после нашего последнего варварского нашествия на кухню.
-Вроде бы еще тарталетки оставались, моцарелла…- Начинаю перечислять. Ноль эмоций.
-Эй! Земля-земля, вызывает воздух. Прием!
Себ задумчиво стоит и смотрит в сторону стоящих рюкзаков, пребывая в каком-то своем мире.
«Наверняка в мире сомнений». Вздыхаю. Стоявшая в дверях меланхолия, которая только что, казалось бы, собиралась уходить, на пороге резко развернулась, обрадовалась и решила остаться. Посчитав, что тут еще определенно есть о чем поговорить. Например, о сомнениях. Может, не стоило это все начинать? Я вижу, что он не готов, даже, несмотря на то, что ему дико хочется выбраться из рутины. Борется сам с собой. Ничего из этого не получится. Рано.
-Рано. Ты можешь остаться, если не готов. Сеееб…
Кофемашинка запищала, оповещая нас о проделанной работе. Я говорю «ты», потому что для себя уже все решила. Мне не нужно бороться с самой собой. Да - я тоже боюсь, да - у меня тоже есть привязанности: дом, семья, друзья (на кого я Вилму оставлю, в конце концов?), работа. Но это моя мечта. Я хотела. Я хотела этого еще до того, как мы встретились. Еще перед  тем  чертовым Хэллоуином, два года назад, когда ты снова появился в моей жизни и опять перевернул в ней все с ног на голову.
-Спасибо.- Благодарю за кофе. Немного отпиваю и чувствую крепкую терпкость. Слишком крепок для меня. Потом ловлю себя на мысли, что я на самом деле не хочу кофе. За спиной Себа смотрю на электронное табло на микроволновке, которое показывает время. Через двадцать пять минут за нами приедет такси. Мы приняли решение, что доедем на машине до окраины города, оттуда пешком дойдем до заправки, где заправляются дальнобойщики, стоят фуры, и если повезет, то может быть с кем-нибудь договоримся….А может быть и нет.
-Пора собираться. Я переоденусь и спущусь.- Встаю из-за стола, выливаю остатки кофе в раковину и ополаскиваю кружку. Грязной посуды остаться не должно. Затем становлюсь напротив Себа и смотрю ему в глаза. Сомнения. Сплошные сомнения - это меня-то и печалит.
-Ты можешь передумать и остаться здесь.- Слегка улыбаюсь.- Я тоже боюсь. Это нормально. Но я знаю одно, что без тебя у меня ничего не получится. Ты мне нужен. Так что оставь свои сомнения и прими окончательное решение.Которое, как мне казалось, он еще не принял. Молчание. А я чувствую, что время на исходе. Беру его свободную от кружки руку и чуть сжимаю.  Тепло - от меня к тебе, от тебя ко мне. Я дарю тебе немного уверенности, той уверенности в настоящее, которая сейчас меня вдохновляет совершать безумные поступки. Отпустив руку, ухожу наверх переодеваться, надеясь, что он сделает правильный выбор.
Вв: джинсы, свитер, черная куртка, кроссовки. Волосы распущены, на голову надета спортивная шапка.
Такси приехало ровно в половину шестого. Наша карета подана, и терпеливо дожидалась своих «Золушек», чтобы отвезти их в начало сказки.
Я спустилась вниз. В коридоре, который вел в кухню, прислонившись к стене, одиноко стояли два собранных походных рюкзака, рядом еще валялись вещи, так, по мелочи. Себа не было. Неужели он передумал? Просто не верится.
Подхожу к своему рюкзаку, наклоняюсь и открываю его на время, только для того, чтобы положить портрет. Нарисованный одним уличным художником в Риме. Я хотела еще попасть в Италию  и посетить Рим, навестить своего давнего друга, которого  не видела два с половиной года. Положив портрет, затягиваю веревки и закрываю рюкзак. Пытаюсь вогрузить его себе на плечи. Рюкзак тяжелый, по весу весит больше, чем я. Отчего, надев его, меня тянет назад, и я чуть не падаю спиной вниз, но вовремя цепляюсь руками за стену, пытаясь скоординировать свое неуклюжее равновесие. Мне еще предстоит к нему привыкнуть, привыкнуть к тому, что этот "панцирь" теперь становится частью моей спины. Слышу, как на улице уже начинает сигналить такси, извещая о том, что пора ехать. Ехать-то пора, и я уже должна сидеть в машине. Только вот чего я жду? Наверное того, что в машине я должна сидеть с Себом, которого почему-то до сих пор нет. Таксист сигналит во второй раз. Я начинаю нервничать и принимаю решение, что после третьего не жду и уезжаю одна. В конце концов...Отмахиваюсь от собственных мыслей. Даже не хочу об этом думать.

+1

8

Почему-то для меня утро всегда было не самым удачным временем, если в такую рань нужно было вести активную деятельность, то обычно хотелось умереть, но путешествия – это другое дело. Я готов приложить сколько угодно усилий чтобы увидеть этот мир, узнать какой он по-настоящему, избегая рафинированного видения человека из квартиры. Но все-таки для хорошего старта необходимо немного кофеина – добавочная энергия, пинок для окончательного пробуждения, однозначный катализатор для хорошего настроения. Если день начинается с кофе, то он автоматически перестает грозить стать паршивым. Но, вот, еда ранним утром – это издевательство над организмом, по крайней мере моим.
Думаю, и об этом пока перед глазами маячат сумки, а Сабрина что-то говорит на заднем фоне сознания. Нет, серьезно никаких дурацких мыслей на этот раз, только само-убеждение, что все действительно в порядке. Я не могу сказать, что на сто процентов уверен в своем решении, но такого не было почти никогда. Я всегда думаю о возможных альтернативных вариантах и о том, что может случиться в каждом из случаев, а значит и знаю, что правильных вариантов всегда больше одного. Но сейчас наша реальность – самая правильная из возможных. Только она позволит все направить в живое русло.
Мягко смотрю подруге в глаза и легко машу головой в знак отрицания. Нет, сейчас самое время. А дальше будет только поздно, ведь не зря говорят, что-либо сейчас, либо уже никогда.
Все также стоя у кофемашины и прислоняясь спиной к кухонному шкафу попиваю согревающий напиток и наблюдаю за траекториями движения девушки. Я ведь и сам вижу, что ей не по себе – не может найти места, понять, чего именно хочет в эту минуту; своего страха не скрываю от нее с первой минуты, но стараюсь не давать поводов для лишнего волнения, хотя кажется это все-таки выходит не очень хорошо.
- Не могу я остаться, - улыбаюсь и глядя в глаза отвечаю Сабрине.
Она берет мою руку в свою и это заставляет довольно прищурится, чувствую её тепло, нет, не физическое, а духовное. Все действительно хорошо и Сабрина нужна мне не меньше чем я ей. Если она уедет без меня, то потеряю куда больше чем в том случае, если через оставшиеся минуты сяду в такси.
На самом деле решение уже давно принято. И я не из тех людей, которые меняют все в последний момент.
Кроме последних четырех слов не говорю ничего, молча отпускаю подругу переодеться, а сам остаюсь допить кофе. Время опять становится неощутимым, различать хоть какое-то его течение позволяет только звон чайной ложечки в кружке, он расходится колокольчиком, пока я перебираю в голове незначительные мысли. И снова в реальный мир возвращает сигнал о том, что пора бы включиться – из-за окна слышится гудок, поданный таксистом. Ополаскиваю кружку и выхожу в коридор, судя по шуршанию на втором этаже у меня есть ещё какое-то время. Выхожу на улицу что бы выкурить ещё одну сигарету, все-таки судорожное желание искусственно успокоиться так и не пропало. Закуриваю на ходу, приближаясь к автомобилю, машу таксисту, тот открывает окно и слушает, что мы совсем скоро сядем, только пара минут ожидания - пока девушка наведет красоту. Таксист пожимает плечами и соглашаясь кивает, мужчина средних лет выглядит помятым, замученным, спрашивает куда мы собрались ни свет, ни заря и по его голосу я понимаю, что он готов болтать, о чем угодно лишь бы не уснуть.
- Тяжелая ночка? – спрашиваю после своего повествования о следующей нашей остановке на трассе до LA, а он кивает в ответ и говорит, что мы чокнулись.
- Зачем оно вам надо? Кругосветка, путешествия. Лучше бы работали на благо Америки, женились вон, родили детей, - включается мужик, и я понимаю, что на этом наш разговор закончен. Делаю последнюю затяжку, кидаю бычок на пол и тушу его пяткой.
Можно было бы объяснить зачем нужна наша поездка, ответ у меня лежит на самом верху, но нет смысла пытаться делать это для человека, который задает подобные вопросы.
- Надо, - коротко отвечаю и утвердительно кивнув отправляюсь обратно к входной двери.
На пороге притормаживаю и оборачиваюсь в сторону такси, когда водитель с толстым намеком ещё раз сигналит чтоб мы поторапливались. А повернувшись чтоб открыть дверь чуть ли не получаю её боковиной по носу, успеваю только вовремя отпрянуть назад. Перепугано выкатив глаза пялюсь на итальянку.
- Да ладно, за что ты так? Наша поездка могла закончится так и не начавшись, таксист бы с радостью отвез меня в скорую с переломом.
Делаю глубокий вдох чтоб успокоить резкий испуг.

[mymp3]http://k003.kiwi6.com/hotlink/emdsj5ody3/Loscil_Ahull.mp3|Loscil – Ahull[/mymp3]

https://pp.vk.me/c624523/v624523742/b3e5/tV__k4KP1GI.jpg

Наши рюкзаки чудом уместились в багажник, - то ли машина слишком маленькая для нас, то ли мы начинаем становиться не уместными для родного же города, но в любом случае такси уже мчится по направлению к окраинам. Из магнитолы раздается легкий чил, хотя бы в выборе радиостанции водитель хорош; а за окнами понемногу начинает рассеиваться ночной мрак. Я смотрю в окно и бессознательно считаю в такт музыке. Вот мы проехали мой дома, а в том универе училась Рина, заворачиваем за угол, а там излюбленный паб, в десяти же минутах езды гараж, в котором начинали репетировать с Vertigo когда-то – этот город слишком близок мне, каждый проезжаемый двор кажется знакомым. Но, что же будет, когда мы вернемся, если сделаем это вообще? Что поменяется, что останется прежним? Задаю себе этот вопрос и откладываю его на потом, нет больше желания забивать голову полу риторическими расспросами. Путешествие уже началось, а значит ответы на вопросы придут сами, когда будет подходящее время.
Отрываю глаза от сменяемого пейзажа за окном чтобы посмотреть, чем занята Рина. Она выглядит немного сонной, хотя мне может это только казаться, и задумчивой.
- А о чем думаешь ты? – задаю ответный вопрос с большим запозданием.
Что происходит внутри нее, когда мы уже настолько близки к первой точке безвозвратности мне не понятно. Городские виды за окном сменяются лесополосами и лысыми холмами, дома все реже попадаются на глаза – мы совсем близки к выезду за город, к заправке, которая станет точной «А» в нашем векторе движения и все пока-что выглядит не понятным. Разве, что мне кажется, начало пути будет легким. На трассе поймать машину до Лос-Анжелеса не так сложно, трафик в Город Ангелов достаточно насыщенный – нам повезло, что дорога напрямую задевает Сакраменто и хотя бы на этом этапе не придется хитрить. Если не доедем до LA сразу, то в любом случае сможем выцепить кого-то, кто едет в соседние города, а может быть и до Сан-Диего. На самом деле наш город не так далеко находимся от Мексиканской границы, если будет желание, то оставшийся Американский отрезок можно преодолеть до вечера, но это не значит, что мы упустим приключения, а они нас.

+1

9

Себа нет, и я не зная того, что он стоит сейчас и курит снаружи, нервничаю. Таксист сигналит в третий раз, когда я только-только благополучно справилась со своим равновесием. Пора. Ладно, в конце - концов, он каждый из нас сам делает свой выбор. В последний раз в мыслях прощаюсь с родными стенами, и молю Мадонну о том, чтобы друг передумал. Когда я резко открыла дверь, то испугалась не меньше Себа за то, что чуть не заехала ему по носу.
-Mi dispiace! Mi dispiace! Mi dispiace! Io sono in colpa. Mi dispiace. Fa male?sfiorato? (итл. Прости! Прости! Прости! Я перед тобой виновата. Больно? Задела?)
От испуга начинаю бегло говорить на итальянском и бесконечно извиняться.  Я всегда, когда чего-то боюсь, или сильно волнуюсь, забываю английский и переключаюсь на итальянский. Оказывается, он все это время просто стоял за домом и курил. У меня будто камень с души свалился. Но понервничать он заставил меня изрядно. Когда я убедилась в том, что все цело, причин для беспокойства нет, мы загрузили наши вещи в машину. Себ уселся впереди, а я с сумками сзади. Уставившись в окно со своей стороны, смотрю на сменяющий друг друга пейзаж.
Я очень долго взглядом провожала родной дом. Старалась запомнить, как он выглядит снаружи, каждый кирпичик, каждую кладочку, каждое деревце…И вот  он уже далеко позади, его черепичная крыша скрывается  где-то за деревьями и высокими домами. В поле зрения его нет, в зоне «видимости» остаются лишь воспоминания, как и у Себа. Потому что мы родились и выросли здесь, здесь все пропитано прошлым, как радостным, так и не очень. Всегда грустно покидать свой дом, и не важно, любил ты его или нет. Не важно, потому что это часть тебя, от которой тебе не убежать.
Устав смотреть в окно,  прислоняю к нему макушку и закрываю глаза. Дико хочется спать. А впереди еще ни одна сотня километров. Думаю о том, что в Мексику, да и в Испанию в целом, сейчас лучше не соваться. Еще думаю о том, что не должна была оставлять отца одного с детьми. А если ему помощь понадобиться, а меня нет рядом? Может остановить машину или развернуть и заехать к отцу, чтобы убедиться, что все в порядке? Ага. Часов в пять утра….Я много о чем думаю еще. В основном о своих страхах.
Сквозь дремоту до меня доносится голос Себа. Я открываю глаза на мгновение, чтобы закрыть их обратно.
-О чем я думаю? О том, что ты заставил меня изрядно понервничать. О том, что я тебя люблю,  и что ни с кем другим ехать бы не согласилась, и то, что в Мексику мы, наверное, не поедем.
Открываю глаза, чтобы посмотреть его реакцию. Улыбаюсь. В слово «люблю»,  вкладываю несколько другое значение, потому что самих значений у этого слова очень много. Я немного лукавлю. Поэтому перевожу все в легкую шутку. Зачем говорить слова, которые все портят? До черты города мы ехали приблизительно около двух часов. Я успела вздремнуть,  погрузиться в сладкий сон. И честно, не проснулась , если бы Себ меня не разбудил. Пора.
Мы расплатились с таксистом, выгрузили наши рюкзаки, вогрузили их себе на плечи, взяли в руки оставшиеся сумки и пошли по направлению к заправке. Идти до нее было несколько километров.
Zero Assoluto – Grazie
Тишина, пустынная трасса. Я бы прямо здесь бросила все, расстелила коврик и села медитировать. Но вместо пения птиц я слышу музыку. Бас, гитара, барабан, синтезатор.

Chissà se avremo altre occasioni
per dirci che succede come finirà
in questi giorni così strani
un pò veloci
quando tutto dorme esia che prima o poi i sveglierà
sono momenti che hai vissuto già
li riconosci riconosco te
come le finestre della mia città
come il silenzio di chi può
fidarsi e può lasciarsi andare


Начинаю напевать мелодию и вспоминать слова. Это был один из таких моментов, когда друг не понимал, что творится в этой итальянской душе на данный момент. Слегка кружусь на месте, периодически останавливаясь и напевая припев.
Grazie per ogni singolo momento nostro per ogni gesto il più nascosto ogni promessa ogni parola scritta dentro una stanza che racchiude ogni certezza
-Для не знающих. Они- очень клевые ребята. И у этой группы есть такая песня. В переводе с итальянского она называется "Спасибо". Эта песня как раз про нас. И если мы будем в Италии, то я должна непременно попасть на концерт группы "Полный Ноль". Они- клевые.
Мое настроение заметно улучшилось. Или полчаса сна сделали свое дело? Или волшебная черта города  с  табличкой, где перечеркнуто название города, стирает с твоей души границы меланхолии и уныния, как бы всем своим видом говоря тебе о том, что впереди вас  ждут большие приключения. Но поживем-увидимся, выживем- учтем.

+1

10

- И я тебя лю… - прерываю порыв доброты заслышав дальнейшие слова и с искренним недоумением на лице переспрашиваю, - Прости, что? Почему мы не едим в Мексику?
Географически, если мы решили двигаться на юг, то Мексику миновать никак не получится, она здоровым пластом прилипла к Америке и перекрыла проход к Бразилии до которой мы изначально планировали добраться. А пока единственным конкретным планом пути было именно движение до Рио-де-Жанейро, хотя, это и упрощает нам путь, ведь мы были в силах выбирать новый маршрут. Вот только не значит ли отказ ехать к Мексиканской границе нечто большее? Например, не желание вообще куда-то двигаться. Может быть теперь подруга решила одуматься пока не поздно.
- Едим на Кубу? – с наигранной подозрительностью прищуриваю глаза и внимательно наблюдаю за сонной подругой, она медленно прикрывает глаза, зевает, но не спешит отвечать, - Или меняем курс на север? Или-и..? Ну же не молчи, - изнываю от выдержанной ею интриги, не доброй интриги, замечу, - Теперь уже ты заставляешь меня волноваться.
Слегка толкаю её плече в попытка растормошить и добиться ответа, но Рина так и продолжает томить, попеременно засыпая. Теперь мои мысли до самой трассы заняты возможной сменой маршрута. Забавно, мы ещё только выехали за город, как уже происходит что-то форм-мажорное, путешествие обещает стать значительным, и это меня радует.
Выгрузившись из такси я продолжаю ждать объяснений.
Рюкзаки за спиной тянут назад, я только привыкая к нему регулирую на ходу лямки и смеясь смотрю на Монтанелли.
- Ты долго убеждала меня, что не поешь, - комментирую, когда она перестает напевать, - И пугала страшным воплем сирены, а оказывается приверала.
Иду немного впереди, когда подруга останавливается пританцовывая и подпевая, останавливаюсь чтоб она догнала, а когда она снова становится наравне со мной, мы продолжаем движение.
- Не знающие? – театрально осматриваюсь по сторонам, - Где незнающие? – снова смеюсь; на самом деле понять где песня «про нас» мне сложно, ведь кроме слова «спасибо» на итальянском мне не известно практически ничего – Отлично, значит у нас теперь есть лишний повод побывать в Италии. Хотя, когда повод был лишним? Кстати прикольное название у них.
В очередной раз поправляю рюкзак и продолжаю идти вперед. Действительно не привычно чувствовать за спиной такой груз, я вообще-то частенько перемещался по городу с набитым рюкзаком, но его размеры и вес, понятное дело, были не сравнимы с туристическим багажом. Но неустанно радовал тот факт, что наши рюкзаки были далеко не самых больших размеров, так середнячек, ведь, двигаться придется очень много, а чрезмерно походных условий не планируется, ведь мы будем перемещаться от города к городу. Но все-равно подобранный комплект вещей прибивает к земле, не странно почему у путешественников со стажем обычно проблемы с позвоночником.
- Но пока ещё дело не дошло до Италии скажи мне что не так с Мексикой и куда все-таки теперь мы будем двигаться?
Задаю свой вопрос, когда на подходе уже начинает маячить заправка. Нужно знать куда двигаться, да и вообще мне бы было не плохо разобраться, что происходит.
- Я за Кубу, - по школьному поднимаю руку, привлекая внимание к своему изъявлению, - А там и до Ямайки не далеко, - подмигиваю Сабрине.

+1

11

-Ну, как тебе сказать..- Протягиваю смущенно... Как сказать о том, что я когда-то пыталась петь в группе вместе со своим однокурсником и его братом? Мы даже гараж разобрали для этого благородного дела. Но в итоге ничего не получилось, и инструменты до сих пор пылятся в том месте, которое служило когда-то домом для моей машинки.- У нас впереди с тобой уйма времени, чтобы я начала тебя учить итальянскому. Мы столько времени вместе, что мог бы уже и знать с десяток слов, а не только слово "пицца". - Нет, ну, правда. Самые элементарные слова можно было запомнить и я его заставлю выучить этот чертов язык - хочет он того или нет. Буду на ночь сказки читать на итальянском, включать песни, фильмы на ноуте без намека на американские субтитры. Напросился. –Группа классная, да и название у них тоже забавное. Там такие два солиста-лапочки….Прям, увидеть и умереть…
Себ знал, что я не приветствую фанатзим в любом его проявлении. Я не являюсь фанаткой ни одного из популярно известных певцов-групп, актеров -  актрис. У меня в комнате нет ни одного плаката звезд, кроме звезд  итальянской футбольной команды Inter с их автографами.  Я считаю это пределом тупости доводить себя до больного состояния, чтобы фанатеть по кому-либо. Если сходить с ума, то по реальным вещам - например фанатеть от своих лучших друзей, от родителей, вешать ИХ плакаты на стены, обклеивать обои вашими фотографиями, репостить их записи у себя на страничке- вот такой здоровый фанатизм я поддерживаю. Но у каждого фанатизма есть исключения, например, у меня это группа «Полный ноль». Маленькая цель в жизни, достигнув которую можно  и умереть со спокойной душой - встретится лично нос к носу с солистами, познакомиться и подружиться. Я думаю, нам есть о чем поговорить: об их музыке, текстах… Я давно слежу за их творчеством, и, глядя со стороны, у меня создалось впечатление, что парни они простые  и общительные. Поэтому - Италия, жди нас!
-Ну, еще хочу заехать в Рим, поведать своего старого друга - Алехандро. И мне надо ему кое-что отдать, что много лет лежало у меня на хранении.
Чуть смущаюсь. Хотя бы от того, что мы с ним когда-то встречались, живя в разных странах, на разных континентах. Мы не виделись несколько лет, и мне показалось, что пришло время отдать ему портрет, который уличный художник нам когда-то нарисовал. То время уже давно в прошлом, и от любого прошлого надо избавляться, прошлому не место на пыльной полке. А Мексика…Поправляю чуть съехавшие на плече лямки рюкзака. Думая о том, что у путешественников не только проблемы с позвоночником со временем возникают, но еще и с бедренными костями. Поскольку на рюкзаке есть еще две нижние лямки, которые укрепляются на бедре, защищая кости. Но с непривычки мне так не кажется. Лямки наоборот, несмотря на внутреннюю мягкую подкладку, все - равно больно давят. Если у нас будет привал-ночлег, боюсь, что на следующий день я не смогу ходить и буду отлеживаться в палатке, и кормить завтраком меня придется с ложечки. А Мексика…
-Ну, в Испанию в целом нам не стоит соваться, если у нас нет поддельных паспортов. Скажем так, фамилия Монтанелли у них там, на особом учете. Нам там не рады.- Особенно после разборок отца. А я еще жить хочу - так что никакой Мексики, буррито и начес, родео и корриды с быками.
-Куба? А что, мне нравится. Давно хотела познакомиться с Фиделем Кастро, если он еще жив. Или кто там у них мэр сейчас? Или это был  Сталоне? Вот к чему приводит отсутствие в доме телевизора - к полной информационной деградации.
За тот отрезок до заправки, мы ни разу не остановились, хотя лично мне было с непривычки тяжеловато нести свой рюкзак. Через каждые десять шагов хотелось все скинуть с себя на асфальт и просто сесть и посидеть.
На заправке стояло около пяти здоровенных фур. Их водители устроили себе перекур:  кто-то проверял машину перед отправкой, кто-то просто отсыпался в салоне, а кто-то завтракал. Каждый из водителей мне показался по- своему колоритным персонажем. Мы решили с Себом разделиться  и поделить машины. Хоть одна, да должна нас взять. Если не до самого ЛА, так хотя бы до ближайшего к нему населенного пункта.
Я подхожу к водителю красно-белой фуры и спрашиваю, куда он держит путь. Водитель отвечает, что он держит путь в сторону Орегона. Не судьба. Второй - что едет до Солт-Лейк-Сити. Снова мимо. У Себа, кажется, тоже все было глухо. Я уже начинала падать духом, хотя изначально предвидела такую ситуацию. Хоть они и не хотели брать, но смотрели на нас  с весьма ощутимым интересом. И наверняка, каждый второй из них покручивал пальцем у виска. Мол, психи. Еще молоко с губ не обсохло, а куда-то тянут их задницы непонятно куда….
-Эй! Молодежь!  Я еду до Санта-Барбары. Могу вас высадить там. От Санты-Барбары до Лос-Анджелеса там уже как рукой подать. На какой-нибудь попутке доберетесь. Если вас устроит это?
Из магазина на заправке вышел мужчина лет шестидесяти. На нем была одета полосатая рубашка морского плана, джинсы, байкерская черная жилетка-безрукавка. Рукав у рубашки был короткий и на открытых участках кожи рук, было видно, что все они покрыты сплошь и рядом татуировками. У него была небольшая густая борода и седые длинные волосы.
-Моя фура находится за магазином.
Уточнил он. Потому что фур стояло пять, и водителей было пять, и мы уже знали, кто и куда едет, а этого дядьку мы еще не видели, как и его грузовую машину. Я вопросительно посмотрела на подошедшего друга. Все-таки одна принимать решение я не могу. Ехать-то нам  вдвоем.
-Что думаешь?

Отредактировано Sabrina Montanelli (2014-11-24 11:29:23)

+1

12

Как мне сказать? Это не та вещь для которой нужно подбирать слова, и в нашем путешествии она будет одной из самых незначительных, ведь на пути ещё случится столько всяких ситуаций, которые не возможно будет объяснить словами, но придется. Но как бы там ни было, что не случилось говори мне всегда правду. Я хочу слышать её какой бы не была, это то, что буду готов принять в любой момент. И пока мы только идем на встречу всему этому. В очередной раз одергиваю рюкзак и думаю о том, что все будет хорошо, мы выбрали правильный путь. И самый главный его плюс – это возможность менять направление на любое другое, в любой момент; мы выбираем свою жизни и от нас зависят даже те случайности, которые не возможно предугадать. Но это мы выбираем место где они произойдут.
Улыбаюсь Сабрине и одобрительно киваю на её слова о изучении итальянского; не пытался я его учить потому что всегда находилась сотня и одно важное дело, совсем не связанное с Италией, даже и с пиццей близко не лежащие. Но это интересно, хотя и странно, ведь изучению языков я себя особо никогда не посвящал. Можно попробовать, особенно если про сказки на ночь это не блеф. Приятные детские воспоминания, если говорить кроме шуток, а так конечно это все баловство.
- Да ты что-о? Прям солисты-лапочки? – изменяю тон на шуточный и делаю правой рукой жест вроде того, что изображает взмах тигриной лапой под звук «ар-р-рь».
Да ладно, понимаю, что если подруге группа понравилась, то наверняка и сам их оценю положительно, но Сабирна говорящая о милых музыкантах сама выглядит чертовски умилительно, грех не передразнить.
- Но с твоего позволения мы все-таки поживем с тобой ещё хотя бы немного после того как побываем в Италии. У меня были планы на путешествие, да и на жизнь в целом.
И планы эти велики, даже грандиозны в какой-то степени. Этот сранный максимализм, который начинаешь замечать за собой, когда перестаешь быть подростком, хотя он как раз в пубертатный период то и появляется; вот как раз максимализм то виной во многих принятых решениях, его же можно благодарить за амбиции, особенно за те, которые удалось удовлетворить. Говорят, что он все-таки проходит, но как уже лично я понял – это случается, когда человек переходит из момента, когда можно говорить «моя жизнь будет такой» в момент «жизнь такова». И пусть все-таки будут амбиции, перемешанные в гремучий коктейль с максимализмом, чем ощущение живой смерти, ведь нет ничего хуже, чем жить и понимать, что дата твоей моральной смерти уже давно прошла мимо тебя, осталась одним из рядовых воспоминаний из прошлого. И если бы не наша детская вера в то, что все будет наилучшим образом, то даже догадываться не приходиться, что сейчас бы мы не с рюкзаками за спиной приближались к фурам, который должны отвезти нас на встречу к целому миру.
Выслушав наконец-то высказанное Риной объяснение о резком изменении маршрута звонко присвистываю.
- Даже спрашивать не буду что ваше семейство такое могло натворить, но знай я впечатлен масштабами.
Ну и подумаешь Испания и Мексика, впереди столько ещё стран. Ну, а если когда-то с Монтанелли мы все-таки решим добраться до двух этих мест, то он только что сама обронила пару слов о поддельных паспортах. А сделать их далеко не самая сложная задача.
- Ура! – наигранно, но от этого не менее радостно хлопаю в ладоши, - Мы едем на Кубу! – вслушиваюсь в следующие реплики и тяжело вздыхаю, - Ох уж эта история, никогда не был в ней силен; тем более, что телик тоже не смотрю, а новости так подавно обхожу стороной. Но все-таки, кажется, Фидель уже лет как шесть передал дела младшему брату. Хах, будто наличие телевизора когда-то вызывало развитие интеллекта.
И так Куба. А что у нас есть на Кубе? Первое – закон изданный на государственном уровне о том, что все водители обязаны бесплатно подвозить автостопщиков. И это прекрасно, вот, только добраться бы на остров для начала. Второе – туристическая валюта – кук. Безумно дорогая и несоотносимая с песо, которыми пользуются местные, но нашим американским, пардон, ещё и итальянским рожам светит только она. Третье – полуразрушенный исторический центр как раз в котором можно найти не дорогое жилье. И четвертое – это сальса. Танец, конечно, не для меня, но точно уж будет интересен Собрине. Ещё море всяких ништяков, но о них стоит уже тогда, когда мы пересечем США, ведь новый маршрут куда длиннее предыдущего.
- Ну, что теперь нам лучше всего ехать до Флориды – Майями чтоб переправиться на остров. Новая точка на карте, - подмигиваю подруге.
Оставим LA или что там попадется на пути, а потом будем двигаться на восток к берегам полуострова.
- А почему бы и нет? – вопросом отвечаю на вопрос, когда перед нами появляется мужчина напоминающий байкера, - Санта-Барбара как раз по пути, - киваю для пущей убедительности.
Чего вертеть носом, когда единственно, что мы знаем – это то, что нужно ехать и по возможности не задерживаться хотя бы в Сакраменто. Времени, конечно, у нас завались, почти бесконечность, но все-таки жизнь заставляет ставить определенные лимиты. Тем более, что на заправке сейчас с попуткой все туго. Все водители, которые согласны подвести едут куда-то совсем не туда.
Странный конечно мужик, обычно такие сидят за рулем байка, а не фур, но мы большинству дальнобойщиков тоже, похоже, кажемся фриками. Цокаю языком фиксируя этим звуком в голове кое-какие мысли.
- Вперед? – вопросительно приподнимаю брови, глядя на Рину.
Ну-же скорее в путь! Это наше начало. Очередное, на новом слое жизни. И этот слой обещает быть сочным, ярким.
Беру девушку за руку, когда дальнобойщик уже начинает двигаться к тыльной стороне магазина и увожу за собой.

+1

13

А еще говорят, что у меня инстинкт самосохранения отсутствует. Нифига подобного! Он у меня просто находится в спящем, отрофированном режиме. Но он есть, могу вас в этом уверить. То, что Себ согласиться ехать в компании этого дальнобойщика - у меня почему-то не было сомнений. Мы пошли за магазин, где, по словам мужика, стояла его фура. Сам мужик показался минуты через две с двумя пакетами еды и, опередив нас, забрался в свою кабинку и открыл нам дверцу с пассажирской стороны. Мы сняли рюкзаки (О, как была благодарна моя спина за это), и я подавала их Себу, чтобы он смог запихать багаж внутрь салона. Затем он хотел, чтобы первой села я, но пришлось настоять на том, что я буду сидеть возле окошка, а он пусть рядом с водителем едет. На том и порешали. Первое впечатление всегда обманчивое. Верно, говорят. Когда мы оба уселись и пристегнулись, водитель двинулся с места, и мы поехали в сторону Санта-Барбары. Ну что ж, прощай-прощай Сакраменто. Пришло время помахать тебе ручкой. Хотя, признаюсь, я уже скучаю. Но это всего лишь дело привычки. Пройдет время, один  населенный пункт будет сменяться другим, одни люди приходить - другие уходить, и не успеешь заметить, как все, почему ты скучал, перестанет быть таким важным и существенным.
В салоне было немного накурено, и я попросила нашего дальнобойщика открыть на время окошко. Кстати, его звали Райан. Ему было около пятидесяти пяти. Он был женат, но жена его умерла не так давно. Причину от чего - не назвал. У него осталось двое детей: мальчик и девочка. Оба уже взрослые. Хвастался, что у него уже даже внук растет. Рассказывал, что его сын полтора года назад женился. Женился по залету, его жена была на восьмом месяце. Райан боялся, как бы она во время церемонии не родила. Дочка заканчивает Гарвард, умница-красавица-отличница, пошла в свою мать. Жаловался, что живут они все в разных городах. Сын вообще уехал в Австралию. Приезжает раз в три года к нему в гости. Райан оказался добродушным, веселым мужчиной с чувством юмора, и очень болтливым. Минут через двадцать он включил АС/DC. Самый первый альбом группы. Оказывается он их большой фанат. Музыка играла не слишком громко, но и не слишком тихо. В основном он разговаривал с Себом. Я же предпочитала слушать разговор молча. Дорога нам предстояла длинная и спустя полтора часа я не выдержала, положила голову Себу на плечо  и закрыла глаза. Мы ночь не спали, и усталость в конечном итоге дала о себе знать. Можно было немного вздремнуть. Но даже сквозь пелену дрема я обрывками слышала их голоса. Кажется, Райан еще рассказал Себу пару сальных анекдотов, я так думаю, что это были анекдоты, потому что они оба очень громко смеялись. Потом были рассказы про студенческую рок- группу, в которой играл Райан, когда был с нашего возраста. У него тоже были мечты о путешествиях, о собственном сольном альбоме. Но его призвали на службу в армию. Он несколько лет отдавал долг штатам и Америке итак и не сумел получить диплом и закончить университет. После армии, он женился на женщине, которую любил еще со школьных времен, и которая ждала его, пока он собирал и разбирал автоматы. Было еще много чего, чего я уже не вспомню. Райан оказался колоритным персонажем с весьма богатым прошлым. Он спрашивал у Себастьяна про наши цели в путешествие, наш маршрут. Давал свои советы, по части как можно быстрее остановить попутку и с кем лучше всего ехать. Потому что водители в дороге могут попасться всякие. Что поделать – это жизнь. Спрашивал откуда мы родом, чем занимались. Себ что-то начал отвечать, но я уже не слушала. Прежде чем погрузиться в глубокий сон, я поймала себя на мысли, что как только мы приедем  в Санта-Барбару, надо будет связаться с отцом. Чтобы не волновался и не искал меня в ближайшие полгода. И все…Больше перед сном я ни о чем не думала. Дорога - она как колыбельная. Она успокаивает, убаюкивает и пока ты в пути, она защищает тебя от всего внешнего мира, от всех твоих проблем. И я не знаю, сколько я проспала в целом: наверное, до первой остановки возле заправки или уже до второй остановки. Не знаю. Но мне показалось, что я спала, целую вечность, перед тем как проснуться. Глаза открывались с большим трудом. Райан остановился на заправке к подъезду населенного пункта- Мадера. Чтобы заправиться, перекусить и нам с Себом дать время размяться. Райан вылез из фуры и пошел к магазину, оставив нашу дверь открытой. Себ мирно спал. Может, уснул вместе со мной? Не знаю. Мне хотелось выбраться на воздух. Но поскольку его голова лежала на моем плече, я думала, как мне так встать, чтобы его не разбудить. Или разбудить и предложить вдвоем сделать круг по заправке. А еще мне хотелось есть. Последний раз мы ели вчера вечером. И все. Перед выходом Себастьян перекусывать не захотел, да и времени у нас на это не было. А сейчас желудок напомнил, что пора бы его покормить. Помнится, у меня в рюкзаке пара бутербродов с сыром лежали. А достать их не разбудив Себа- не получится.
-Себ…..-шепчу ему на ухо и целую его в макушку.- Заправка. Время ланча.
Зарываюсь носом в его волосы, в ожидании, когда он проснется. И лучше бы он добровольно проснулся, потому что мне не очень хочется прибегать к силовым методам пробуждения.-Сеееебуш…Вставай.

+1

14

Если бы у кого-то из нас был бы хотя б намек на инстинкт самосохранения, то сейчас мы сидели в теплых и родных домах и, даже, возможно спали крепким сном, но, нет, все эти сказочки о здравомыслии так и останутся сказочками, а мы все-таки начнем свое путешествие.
Мы оказываемся внутри фуры и все опасения, которые так или иначе беспокоили сознание, рассеиваются. Слово за словом знакомимся с Районом – водителем фуры – поближе, в это время пейзажи за окном меняются, отдаляется родной город, а мы ведем интересную, но совершенно бессмысленную беседу. Вся эта дорожная болтовня никогда ни к чему не ведет, но кажется очень приятной. Рэй изливает душу: жалуется на жизненные неудач, открыто хвастается успехами, делится опытом и пытается залечить раны, нанесенные его же семьей. Я вижу, что он делает это с большим увлечением, но не в первый раз. Теперь понятно почему мужчина охотно согласился нас подвести – ему невмоготу преодолевать очередные сотни миль в одиночку. Кажется, он устал молчать или говорить сам с собой, не меньше он рад и услышать кого-то кроме себя. Дальнобойщик с интересом слушает мои рассказы о жизнь, охотно спрашивает о прошлом и о планах на бедующее, попеременно обращается к Сабрине, но на его вопросы даю ответы в основном только я. В конце концов девушка и вовсе засыпает под нашу болтовню. Куняя она роняет голову на мое плечо, я довольно щурюсь глядя на это и обнимаю её за плечи; Рина прижимается ко мне во сне и что-то лепечет не просыпаясь. Не могу разобрать слова, да и смысла видимо нет, она просто наконец-то отдыхает.
В итоге замечаю, что и я сам спустя какое-то время улавливаю уже далеко не все фразы Района, говорю ему, что и мне надо поспать, он понимающе кивает и замолкает. Ещё какие-то время смотрю в лобовое стекло, рассматриваю стелящуюся вперед дорогу, уходящие деревья, дома и будто гипнотизируемый ими отключаюсь.
Сон кажется сладким, комфортным не меньше чем на кровати. Покачивание автомобиля убаюкивает, дорога уносит все мысли. Мой организм впервые за сутки расслабляется и делает это в полной мере, понимаю это не сразу, а после того, как Сабрина начинает меня будить. Её голос врывается в сознание постепенно, мелкими нарастающими волнами. Улавливаю свое имя, которое, кажется, она произнесла уже не в первый раз, потом приходит теплое ощущение поцелуя и только после очередной просьбы встать открываю свои глаза. Открываю и улыбаюсь.
- Доброе утро, - говорю переведя взгляд с девушки на часы.
На циферблате только одиннадцатый час, а мы по всей видимости уже на пол пути до Санта-Барбары – пока все складывается наилучшим образом.
Сабрина сидит рядом и смотрит на меня своим вечно игривым взглядом, улыбается не только уголками губ, но и глазами, и я улыбаюсь в ответ. Черт, это ощущение счастья, откуда оно только приходит вот так неожиданно. То ли виноват тот настрой с которым она будила, толи все происходящее, что мы создали вокруг себя всецело. Ещё немного наблюдаю за её молчаливой улыбкой и немного подаюсь вперед, раскрываю руки в объятьях охватывая ими девушку. Теперь уже молчу прижимая её к себе.
- Спасибо тебе, - шепчу на ухо спустя время.
Я благодарен за то, что наша безумная идея претворилась в жизнь. Так внезапно возникнувшие разговоры о путешествиях в считанные дни нашли по-настоящему сильный отклик внутри, а потом сами собой начались сборы. Все случилось удивительно быстро, даже как-то против человеческой природы все усложнять. Мы наоборот все, кажется, упростили донельзя. У нас есть самые необходимые вещи, не такая уж большая сумма денег и дорога. Все. Нет даже проработанного маршрута, но главное, что мы все-таки движемся вперед и делаем это вместе.
Снова нюх улавливает её духи – сладкие, с нотками цитруса, игривые -, запах даже как-то кружит голову. Глубоко вздыхаю, прижимая Рину к себе посильнее, а потом все-таки отпускаю итальянку из объятий.
- Давно остановились? – переспрашиваю не слишком то ещё соображая спросонья, а получив объяснение и сам тянусь за рюкзаками чтобы достать еды. Сейчас уже аппетит начинает просыпаться, стоит организму окончательно проснуться и наступит острое желание поесть.
Передаю в руки Сабрине сверток с бутербродами, а из своего рюкзака достаю термос с чаем.
- Идем может наружу? Разомнемся и поедим где-то на свежем воздухе.
Оглядываюсь по сторонам, осматривая местность вокруг заправки. Возле трассы кроме заправки разместилось ещё здание мотеля и маленький госпиталь; с одной стороны, с дорогой соприкасается лес, а вот с другой покрытая только лишь территория отеля: густо бьющий из земли не стриженый газон, старые беседки, маленький прудик. Кстати не плохое место для так называемого привала. Киваю в его сторону, когда предлагаю выйти из машины.

+1

15

http://s017.radikal.ru/i400/1412/90/fa31c9761331.png

What Are We Gonna Do- Glen Hansard
What are we gonna do
If we lose that fire
What are we gonna do
If you start to doubt
If that fire goes out

-Добрый день.- Улыбаюсь в ответ, и прижимаюсь к нему. Утром было холодно. И за время пути, в которое я умудрилась заснуть, немного подмерзла. Надо было одеваться теплее или достать плед из рюкзака на нас двоих. Но пока я могла жаловаться только на замерзшие и оттекшие от сиденья ноги и руки. Так что теплые и крепкие обнимашки были весьма кстати. Себ пытается проснуться, и мы не спешим выходить из фуры. Я прижимаюсь к нему еще крепче и жмурюсь от лучей солнца, которое давно встало и начинало постепенно прогревать землю.
-Спасибо за что? Это была твоя идея.- В его объятиях я постепенно начинаю согреваться и жмусь еще плотнее. Это была действительно его идея. Я даже ничего своего не вносила. Мы просто посмотрели фильм, потом постарались выбрать маршрут, собрать сумки, пережили тяжелый разговор с его сестрами. Моего ноу-хау в теме нашего путешествия нет. Даже список,  необходимых для поездки вещей, Себ составлял сам. Так что я считала, что меня не за что было благодарить.- Ты бы и без меня куда-нибудь уехал. Хотя отпустить тебя одного развлекаться с какой-нибудь профурсеткой вместо меня, я не могла.
Ухмыляюсь. Ох уж эта девичья ревность, юношеский максимализм и собственничество в одном флаконе. Мне все - равно до сих пор не привычно, от того, что мы теперь больше чем друзья. И это маленькое путешествие для нас как шанс проверить наши чувства. «Хотите узнать, насколько сильна ваша любовь? Отправьтесь в путешествие с тем, кого вы любите. Ведь только в дороге и в преодолении трудностей открываются настоящие чувства» (с) Не помню, кто это сказал. Помню, что нашла эту фразу в одном из блогов какого-то путешественника. Себ бы действительно в скором времени сам куда-нибудь уехал. Знаю я его. Он на месте сидеть не может. Конечно, не на такой долгий срок, на который запланировали мы, но все же.
-Минут десять как стоим.- Чуть отстраняюсь, поглядывая в зеркало заднего вида, пытаюсь в нем увидеть себя, чтобы посмотреть, как я выгляжу, и поправить волосы. Наверное, после бессонной ночи и дороги, выгляжу я отвратительно. Пытаюсь вспомнить, в какой именно карман походного рюкзака, я положила свою косметичку. -Мы в Мадере. Через два часа, я так думаю, или три, будем  в Санта-Барбаре.
Ставлю его в известность на счет того, где мы и  прикидываю по памяти время маршрута. Перед выездом я прогуглила через гуглкарту всевозможные варианты маршрута и время передвижения с плюсом-минусом и учетом вида транспортного средства. Наконец-то за последние двадцать минут я слышу дельное предложение о еде. Давно пора. Потому что если мы сейчас не выйдем и не поедим, то дальше он поедет один. А я останусь здесь умирать от голода.
-Давно пора.- Не дожидаясь, пока мы выйдем, я через Себа добираюсь до руля и сигналю несколько раз, заставляя Райана выйти из кафе. Кричать на всю заправку как-то не культурно. Когда мужчина выходит, жестами указываю ему на беседку, где мы будем. Он кивает, что понял, и уходит обратно внутрь.
Держа в руках бутерброды, я спрыгиваю с фуры и, дождавшись Себа, иду вместе с ним к беседке, вдыхая полной грудью свежий воздух. Воздух! Прохладный воздух. Какое счастье. Теперь можно было идти, не торопясь. Правда, мне еще хотелось немного размяться. Поделать пару наклонов в стороны, прохрустеть затекшим от сиденья позвоночником. Но  с бутербродами в руках это было делать немножко неудобно. Ладно, поедим, потом разомнусь.
-Что дальше? Доедем прямо до Санта-Барбары, до самого города или остановимся возле трассы и пойдем вглубь, готовить место ночлега? По мне, так я бы палатку поставила. У меня от непривычки все болит. Я хочу развалиться рядом с костром звездочкой и  смотреть  с тобой  на звезды –Сажусь рядом с ним на скамейку так, чтобы можно было смотреть на пруд. Беру в руки бутерброд с большим куском сыра, освобождаю его от пищевой пленки и надкусываю. Два других бутерброда отдаю Себу.- По-моему это романтично.
Последнее произношу с набитым ртом специально, чтобы он не расслышал. Когда мы последний раз говорили о романтике? Когда эта романтика вообще была после того, как мы решили дать друг другу шанс? Не помню, хоть убей.  А так, путешествие - чем не повод привить Себу  любовь к «ванили»? И напомнить ему о том, что я, в конце концов, девочка, мне звезды подавай, песни под гитару, прогулки под луной и полевые ромашки с плюшевыми мишками.
-На. Попробуй. Это вкуснооооо.
Протягиваю половину своего бутерброда. Я сделала пару веганских бутербродов для себя и несколько с ветчиной для Себа. Как-то в дороге мяса особо не хочется, да и его просто лень готовить.  Пора переходить на нормальную, живую еду. И ему придется с этим смириться, если  не хочет умереть с голоду во время путешествия. Овощи, фрукты и зелень-это очень вкусно и полезно. Там полно витаминов и минералов.
-Может позвонить отцу, пока мы здесь и ловит wifi?
Прожевывая, в задумчивости смотрю куда-то вдаль пруда. Я не знаю, сколько у нас еще есть времени, прежде чем Райан выйдет из кафе и позовет нас обратно в машину. Не знаю.  Но покинув дом, я переживаю за семью. Я всегда буду за них переживать, куда бы мы ни направились. Думаю, что и Себ будет за своих родных переживать не меньше, чем я. Особенно за Клем. У нее же наверняка есть скайп, чтобы мы могли связаться с ней в любое время.

+1

16

- За все, - отвечаю самыми банальными, но и самым правдивыми словами на её вопрос.
Я могу благодарить Сабрину действительно за все что между нами есть: за то понимание, возможно чувствовать к ней все эти чувства, за то как она умеет сводить с ума, за то как заставляет волноваться и ревновать, за те идеи которые она дарит и поступки на которые вдохновляет, за поддержку и за схожести взглядов. Я не проявлял особой инициативы для того чтобы поездка состоялась – просто сказал, что вышло бы круто, а она подхватила и закрутила ураган мыслей, мечт. Без нее бы ничего подобного не было, да и не уехал я. Ни за что не оставил бы свою девочку одну в городе полном неприятностей и тех лихачей, которые способны их создать, а тем более рядом с теми, кто наверняка бы попытался занять мое опустевшее место. Нет, она мне слишком дорога чтобы умчаться куда-то плюнув на все. Семью оставить проще, друзей тоже -  с ними отношения совсем другие не такие горячие, они не остынут и за год, не потеряют свой смысл и не будут пытаться разорвать изнутри на расстояние. А любовь – штука капризная, она не дает перерыва. Не даром её называют наркотиком, ведь чувства действительно вызывают ломку, если подолгу не имеешь возможности ощутить любимого человека рядом. Я знал об этом до того, как с Сабриной отношения стали совсем уже не дружеские, поэтому все происходящее пугало меня по началу, хотя я же и стремился не упустить шанс. Времени всегда казалось так мало, знал, что будет трудно искать его для того чтобы тратить на постоянные встречи… Но оказалось, что время благосклонно к влюбленным, оно, даже поменяло свой тек немного. Да и я стал воспринимать многое по-другому. В итоге некоторые вещи стали казаться не таким важными, когда речь заходила о спонтанной встрече бросить все на свете казалось не то, что легким, но и жизненно необходимым.
- Не выдумывай, - мягко шепчу на ухо пока объятья ещё не разомкнулись.
Ни о каких «профурсетках» у меня никогда и мыслей не было, старался не давать поводов даже думать об этом Сабрине, хотя, конечно, жизнь сама иногда вносила свои коррективы, но и их я пытался как можно быстрее сгладить. Может быть наши отношения и нельзя было назвать слишком уж романтичными, но они были действительно искренними. Могу положа руку на сердце сказать, что был честен и открыт с девушкой всегда. А если чего-то не хватало, то мы действительно наверстаем это во время путешествия. Полгода не расставаясь друг с другом, да эта мысль голову кружит. Не будет будничных проблем, ночей, проведенных порознь – это звучит волшебно и почти не реально и какое счастье, что это правда. Наша правда.
- Дальше? А дальше я продолжу быть самым счастливым человеком в округе от того, что ты сейчас рядом со мной.
Говорю нежно перебирая её холодные пальцы, гладя тыльную сторону ладоней и улыбаясь так, что из уголков глаз расходиться лучики того самого счастья. И это действительно не морщины, а эмоции.
- Думаю действительно лучше далеко от трассы будет не уходить. Поставим палатку, заночуем в ней, а завтра сутра снова в путь. Нет особого смысла задерживаться в Калифорнии. Чего мы в ней не видели?
Я беру со стола один из бутербродов и тоже начинаю жевать. Голодный желудок принимает еду с благодарным урчанием.
- Спасибо, - ещё раз благодарю итальянку, но в этот раз уже за еду, кусаю предложенный ею бутерброд, а проживав продолжаю, - Вкуснятина, но без мяса прожить я бы не смог.
Умирать от голода действительно не хочется, а как раз для этого не мешало бы питаться не только растительной пищей. Путешествие предполагает собой много движения, а значит потребуется много энергии. Овощи с фруктами растворится в моем желудке в считанные часы, и если Сабрина решит пытать вегетарианской едой, то её понадобится куда больше чем полноценных перекусов с мясом. Кроме того, девушке тогда придется терпеть вечно голодного меня. В конце-то-концов я – мужик и мне для жизнедеятельности травички недостаточно.
- Ты такие ему не рассказала о поездке? – отрываюсь от еды и с удивлением смотрю на брюнетку, - Мне кажется или это разозлит Гвидо?
Я предпочел сообщить семье заранее об отъезде. Конечно не слишком то много времени оставалось перед поездкой, но точно не меньше недели. Наверное, отцу лучше было бы прокричать что-то на прощание уже выходя за дверь с рюкзаком, например: «Спокойной ночи, пап, я вернусь через пол года», - но вот с матерью и сестрами так поступать было нельзя. Филипп же наоборот, кажется, сохранил бы так больше нервов и времени не разрываясь на новые ссоры. Я думал, что и Рина не станет преподносить своему малоприятные сюрпризы, но девушка продолжила гнуть свою пылающую линию даже тут. На самом деле меня бы удивило если бы она выбрала менее эксцентричный способ рассказать о всем отцу чем из самого путешествия. Хорошо, что она вообще сделала это до того, как мужчина поднял на ноги ищеек пропавшей дочери.
Со своей семье мне же не было необходимости связываться в ближайшие дни – мы договорились, что созвонимся в скайпе, когда я уже буду где-то на краю Америки, а то и за ее пределами. Кроме того, для связи с сестрами всегда были мессенджеры вроде фэйсбука и тому подобного.

+1

17

-Если я буду в состоянии встать на завтра, то так и сделаем. А как же достопримечательности? Тебе разве не интересно походить по местам, где снимался самый знаменитый сериал столетия?И я не о Бэверли-Хиллз 90210.
Интересно, а он вообще в курсе о них? Или сериалы только девчачья привилегия? Хотя я уже не помню.конкретно место, где снимали Санту-Барбару. Но из самого названия туда стоило заехать и сделать парочку смачных сэлфи и выложить их в фэйсбук,чтобы все обзавидовались.
-Давай сначала налюбуемся звездами, а там уже подумаем . Ночью мои мозги работают лучше.
Действительно, утро вечера мудренее. Я бы осталась еще на денечек. Отоспалась, понежилась на солнышке, перекусила, сходила бы в город. Переночевала бы на вторую ночь в хостеле, приняла душ, переоделась, а после уже валила на все четыре стороны из Калифорнии. Действительно, что мы в ней не видели? Однако мечты о душе и комфорте сильнее меня. Без душа я становлюсь несносной и капризной.
-Все. Я с этого дня берусь за твой режим. При каждой возможности- мы будем бегать по парку с утра.
Мясо ему нравится. Мне тоже нравится мясо. Не спорю. Но оно много весит, его дольше готовить. Да и где нам его готовить на открытой местности? Газплиты у нас нет, сковороды или духовки тоже. Разве что затаримся в каком-нибудь гастрономе сосисками не первой свежести и зажарим их на костре. Он спрашивает меня про отца, я отрицательно мотаю головой, дожевывая бутерброд.
-Нет. Не рассказала. Он бы ни за что меня не отпустил так на долго.Тем более одну без прихвостней, зная, что наш маршрут лежит через испанскую границу.
В этом была доля правды. Я хотела, чтобы мы были наедине вместе с природой. Я не хотела лишних глаз в лице охранников. Не хотела встречи с родственниками отца, коих должно быть бесчисленное множество в каждом остановочном пункте. Где каждый из них через каждые пять минут непременно бы обо мне ему докладывал. Не хочу. Я хочу свободы и самостоятельности. Я хочу просто быть наедине с любимым человеком. Так что нет-не сказала.
Отряхиваясь от крошек, беру у Себа стакан с чаем и делаю глоток, а после перевожу взгляд на пруд.
-Смотри какая придорожная красота.
Допив чай, ставлю пустой стакан на стол и поворачиваюсь к нему лицом. Себ что-то хочет сказать, я его останавливаю на полуслове. Только ничего не говори, молчи. Не порти последние ноты романтики и сентиментализма. Я улыбаюсь, в мыслях формируя фразу, которую сейчас хочу ему сказать и которую он от меня уж точно никак не ожидает. Проговорив ее про себя, я озвучиваю в слух то, что давно хотела ему сказать.
-Я люблю тебя.
Я люблю тебя. Кажется сейчас, находясь в дали от дома, я могу произнести вслух эти три незамысловатые слова. Которые очень много значат для нас обоих. И которые я никогда до этого не произносила. Просто потому что боялась. Просто потому что не была уверена в нем на сто процентов. Просто потому что мы были дома, а дома все мешало. Дома ты не можешь позволить себе такой роскоши, как находиться вдвоем сутками. Смотреть друг на друга, обниматься, чувствовать друг друга. Дома мы ограничиваемся лишь несколькими часами, проведенными вместе. Но этих часов не достаточно. Их всегда катастрофически мало. Я шепчу эти три слова еще раз, двигаюсь ближе и крепко прижимаюсь к нему. Тишина. Благодатная тишина. Слышно лишь музыку, доносившуюся из кафе. Какой-то придорожный шансон. Но это не важно и я не обращаю на нее внимание.  Убрать этот задний фон и остается только наша тишина. Для меня сейчас важен лишь человек, сидящий со мной рядом, эта обшарпанная беседка, муравьи, бегающие по столу, и забирающиеся на нашу еду, и пруд. Вот эти вещи сейчас для меня действительно имеют значение, а не какой-нибудь задний фон.
-Эй! Голубки! Пора ехать!
Ну вот и все. Нам снова пора  А я опять не успела насладиться этим романтическим моментом. Вздыхая, отстраняюсь от Себа, собираю остатки еды в пакет. Встаю, делаю пару наклонов в стороны. Слышу, как хрустят неразмятые кости. Ничего. Устроим привал- я как следует над вами поиздеваюсь. Хрустеть больше не будете. Беру Себастьяна за руку и мы вдвоем возвращаемся к фуре.Снова пропускаю его вперед, затем подаю ему пакет и только потом сама залезаю, усаживаясь на свое место.
Мы двинулись в путь. Наш водитель пару раз посигналил зачем-то, развернул фуру и мы выехали, продолжив движение дальше  по трассе, оставляя Мадеру где-то позади. Надо было поставить Райана в известность на счет наших планов. На счет того, что в город мы передумали ехать. Стоило нам отъехать от заправки, как он открыл окошко со своей стороны  и достал сигарету. Я недовольно поморщила нос. И предупредила  о том, что ненавижу курящих мужиков.
-Райан, мы тут посовещались.... И не кури, ладно? Меня от этого тошнит..
-Оказывается ты умеешь разговаривать.Удивлен.-Мужчина ухмыльнулся с не зажженной сигаретой в зубах и закрыл окошко.-Представляете, у них дурацкое правило. Курить на территории заправки нельзя. Жуть какая-то.
-После еды я всегда сговорчивая. Мы посовещались, высадишь нас у подъезда к городу? Мы не будем туда заезжать.
После последних своих слов, я решаю, что больше не буду с ним разговаривать. Прижимаюсь ближе к Себу, и кладу на его плечо свою голову.
-Ненавидишь курящих мужиков? Так твой парень же вроде тоже из нас. Так как ты говоришь тебя зовут?
Райан отстал от Себастьяна, которого, к слову, я уже начинаю мысленно жалеть. Жалела о том, что позволила себе уснуть и оставила его одного наедине с этим несмолкающим болтуном. Меня немного передергивает. Слово "парень"до сих пор режет уши с непривычки. Я не торопилась  пока сама вешать на нас ярлыки вроде "ты мой парень-я твоя девушка" и все в подобном духе. Мы оба были свободны от обещаний друг другу. Путешествие- это возможность проверить нас и наши чувства. И если что-то пойдет не так, то мы легко можем вернуть все к началу. Поэтому я пока обходилась без ярлыков собственничества.
-Кеннеди. Кеннеди Брукс.
Фыркаю от недовольства, пропуская мимо ушей реплику про вредную привычку Себа. Я наивно надеялась это исправить со временем. Себ был, естественно не в  курсе моих жизненных планов на него. Свои настоящим именем я предпочла в дороге не пользоваться. Мало ли какие типы нам встретятся по пути. О тех людях, с которыми мой отец ведет дела я совсем ничего не знаю, как и о его врагах. Коих должно быть на его седую голову не меньше дюжины в каждом населенном пункте. Хотя мой юношеский максимализм как всегда может все преувеличивать. Осторожность никому еще не вредила. Даже кошке, которая не знает на каком именно повороте ее поджидает бродячий дог.
-Звучит как унисекс.
Еле выдавливаю из себя улыбку. Мол юмор я оценила. Чувствуя, что теперь мужчина от меня не отвяжется, я закрываю глаза и делаю вид, что сплю. На самом деле, прислушиваюсь к разговору, уже ведущемуся без моего участия.
-Она всегда такая?
Слышу вопрос, который Райан задает Себу и улыбаюсь. Он меня еще "не такой" не видел.

Отредактировано Sabrina Montanelli (2014-12-07 20:49:01)

+1

18

- Да я там просто был, - пожимаю плечами. – Но раз ты не видела город, то погуляем значит.
Вообще хочется поскорее свалить из Калифорнии, её то мне и так удалось исколесить с разными компаниями и по разным причинам. Думая о кругосветке в целом и США, то выглядит не слишком привлекательно, родную страну знаю не так плохо, но, конечно, на её просторах есть места, которые хочется посетить, но они не в Калифорнии, нет.
А, вот, звезды – это то на что можно смотреть вечно. Летом звездное небо особенно красивое. Не понимаю людей которые не имеют привычки подымать глаза выше асфальта, ведь на небе происходит великая красота. Люблю смотреть на облака во время заката, а на звезды ближе к полуночи, именно в это время эти два природных явления самые красивые. Наблюдение за ними помогает расслабиться, заставляет задуматься о многих важных вещах.
Слушаю следующие слова Сабрины и морщусь.
- Не люблю бегать, это скучно, - растягиваю последнее слово и закатываю глаза, - В Сакраменто я всегда катал на роликах или борде. Если помнишь, то городским транспортом пользуюсь в редких случаях. Но, вот, наворачивать круги по парку – это тягомотина ещё та. К тому же нам придется не мало ходить, и я готов поспорить, что после этого ты сама едва ли захочешь тратить на это силы.
Во время путешествия придется поменять не мало привычек, от некоторых даже избавиться навсегда. Причем придется отказаться не только от вредных вещей. Вот, например, комфорт – это то чего очень скоро не станет хватать. Придется учиться спать, как и где получается, питаться аналогичным образом, также само будут обстоять дела с принятием душа. Хорошо, когда на маршруте большие города, недалеко расположенные друг от друга, но когда дело дойдет до стран третьего мира, то о капризах цивилизации придется забыть. Надеюсь, что для Сабрины хотя бы не будет проблемой мыться в холодной воде.
Что касается еды в дороге, то готовить я особо не собираюсь. Глупо будет тратить много времени на реальную походную готовку. В пути можно есть консервы и другие продукты с длительным сроком хранения, а, вот, в городах уже думать о чем-то более свеженьком, но это уже вопрос, который каждый раз придется решать по месту пребывания.
Когда же разговор доходит до воспоминаний о Гвидо и том, что Рина не посчитала нужным его предупредить о отъезде тяну задумчивый звук «о-о-о», который в конце концов приобретает легкие саркастичные нотки мол «держись, будет весело, когда он узнает».
- Лучшее решение проблемы – это избежать ей. Ну, что ж? Ничего так стратегия, - хихикаю. – Главное, чтобы он тебя потом не попытался вернуть.
У родителей всегда найдутся потайные рычаги влияния, которые не включают в себя угрозы или уговоры на прямую. Я рад, что мои не стали такими пользоваться, ведь у них таких предостаточно. Это короткие фразы которые состоят буквально из нескольких слов, и они бы заставили меня поменять планы лучше, чем любая ругань.
Собираюсь что-то сказать поэтому поводу, но Сабрина ловко прерывает мой поток мыслей. Она произносит всего три слова, а мне разом становится не важно, о чем мы там говорили до этого. Губы расползаются в широкой улыбке, я смотрю на нее молча, счастливыми глазами и боюсь издать хотя бы звук. Я счастлив как дурак. Хотя я знал, что она чувствует ко мне, вернее догадывался, но девушка сама по себе никогда не говорила мне именно этих слов. Единственное, что могу сейчас произнести это то, что, понятное дело, её чувства взаимны.
- И я тебя, - короткая пауза. – Люблю.
Первая половина предложения без последнего слова ничто. Само по себе «и я тебя» без слова «люблю» - это удел уставших и разочаровавшихся парочек, тех где хотя бы один партнер нашел в себе силы выразить любовь, а второй же сомневается стоит ли вообще отвечать на сказанное. Я же не могу сомневаться, это чувство во мне сейчас является одной из тех немногих вещей в которых уверен полностью. Мне не надо думать рад ли я тому, что отношения с Сабриной сложились именно так потому что это в какой-то момент стало моим маленьким смыслом.
Я бы хотел просидеть так с Риной в обнимку в тишине как можно дольше, но откуда-то из территории заправки появляется Рэйн и портит все своим скрипучим ором.
- Пора, - в очередной раз орет он.
- Вот же ш… как всегда, - с запинкой на выдохе произношу я. – Скорее бы остаться с тобой наедине чтобы всякие товарищи не портили настроение.
Отпускаю девушку из объятий, и мы неспешно возвращаемся в машину, слишком быстро возвращаться туда не хочется, но вот скорее оказаться в округе Санта-Барбары охота, все по той же причине чтобы остаться наедине.
Оказавшись в кабине фуры усаживаюсь поудобнее и собираюсь ещё немного вздремнуть, но не тут то было. Поездка начинается с легкой перепалки водителя и Монтанелли. Ну кто бы сомневался.
- Ужс, - говорю себе под нос, когда водитель жалуется на очевидную вещь о том, что курить на заправке нельзя, а Сабрина гнет вою недовольную линию. – Ужс, - повторяю ещё раз, когда в разговоре вспоминают меня.
- Везде одни притеснения, - говорю водителю то, что он хочет слышать и не ударяюсь в подробности о том, что Рина пытается терпеть мою привычку и даже почти не пилит на эту тему.
Когда девушка называет не настоящее имя, а водитель спрашивает всегда ли она так мила криво улыбаюсь. Натягиваю на голову итальянки капюшон и чмокаю её в нос.
- Спи, Кенни, - обращаюсь к ней, а потом переключаю внимание на водителя. – Она сегодня душка, обычно сразу откусывает людям головы.
Улыбаюсь и усаживаюсь поудобнее.
Половину оставшейся дороги мы с водителям опять болтаем, а последние полтора часа удается уделить сну. Мелькающие за окном деревья и дома снова убаюкивают, в конце концов отключаюсь где-то на паузе между очередной обсуждённое темой и попыткой Райна придумать новый повод поговорить.
Просыпаюсь уже, когда мы подъезжаем к самой Санта-Барбаре, дальнобойщик сообщает о том, что как-раз собирался будить нас в ближайшие несколько минут, просит самому поднять Сабрину чтобы девушка уж наверняка не откусила ему голову. Я стягиваю с её глаз капюшон, который она так и не сняла в начале пути, целую в нос снова и говорю, чтобы просыпалась. Девушка что-то ворчит сквозь сон, но, кажется, фраза о том, что мы подъехали к нужному городу успешно прерывает её сон.
Через какие-то пять минут мы уже прощаемся с Рэем и остаемся сами у таблички, которая сообщает о том, что мы прибыли в город. Часы показывают 15:30, для лета это ещё совсем рано.
- Какие у нас в итоге планы? - обращаюсь к девушке. – Идем выбирать место для ночевки и отдыха или попробуем двинуть в город раз так быстро добрались?
Ожидая ответа осматриваюсь по сторонам и достаю из кармана куртки пачку сигарет, зажимаю одну и закуриваю. К слову о курящих мужиках, что же, я тот ещё упертый козел и хочу курить. Вообще делаю это не часто, бывает, что не курю по несколько дней, иногда этот срок доходит до недели, но бывает и такое, что в день выкуриваю пачку. Если взять в учет, что сутра изничтожил предела семи сигарет, то сегодня, видимо, мой организм продолжит бушевать.
Тонкой струей выпускаю дым и потягиваюсь. Не охота надевать на спину тяжелый рюкзак, ведь без него так хорошо, но надо, блин, надо.

+1

19

Конечно, я Себа не пилю на тему его пагубной привычки. Я так, слегка подпиливаю. Втихоря пытаюсь привить ему любовь  к здоровому образу жизни. Например, подсовываю вместо мяса какое-нибудь вегетарианское блюдо или тащу его с собой в спортзал. (Куда он конечно же отнекивается ходить) От сигарет появляется рак, а рак-это верная смерть. По-моему кто-то из наших родственников по десятому колену умер от рака легких. И мне совсем бы не хотелось,чтобы Себ повторил его участь. Если мы ночуем вместе, то я, пока он спит, вытаскиваю у него из карманов пачку сигарет. Он потом ищет ее по всему дому. Это так смешно со стороны Какое-то время я прислушиваюсь к их разговору, а затем смысл его растворяется и я снова погружаюсь в сон. Интересно, а возможно ли проспать так всю жизнь? Просто ехать и спать? И в конечном итоге проснуться в какой-нибудь точке Н. Скажем, где-нибудь на Северном полюсе, Аляске...
У меня не получилось как такового сна. Мой сон состоял из обрывков воспоминаний. Самое страшное для нас было-это пережить семейный ужин с моими родителями. Самое приятное-это первый секс под рождественской елкой и первое совместное Рождество.  Самое неожиданное и теплое- это его внезапное признание. Самое отвратительно- его ревность, которая меня с ума сводит. Да, я тоже ревнивая собственница, но хотя бы сдерживаю себя, потому что доверяю. Мы оба себя  стараемся сдерживать, просто не у всех это получается.  Я думаю, что наше путешествие- это неплохой шанс еще раз пересмотреть наши отношения, наше поведение и взгляды. Может так мы научимся доверять друг другу и будем понимать друг друга без лишних слов...
Я не знаю сколько прошло времени и как долго я спала. Теперь видимо, очередь Себа меня будить. Сквозь сон я слышу его голос.  Уже даже начинаю забывать, что мы не дома сейчас.
-Зааааай, ну еще пять минуточек.
Но пять минуточек мне не дали. Забываю, что моя голова уютно устроилась на груди Себа, и когда поднимаю вверх руки, чтобы потянуться, то чуть не заезжаю ему рукой по носу, но вовремя успеваю убрать руку, прежде, чем ему могло было попасть.
-Упс..прости, прости.. Доброе утро.
Улыбаюсь и отстраняюсь от Себа, поправляя растрепанные в дороге волосы. Рэй говорит, что мы приехали.Первая вылезаю я, затем Себ скидывает мне сумки и попрощавшись с Рэем, вылезает последним. Я лишь машу дальнобойщику на прощание и желаю удачи его простатиту. Закрываем за собой дверь, дальнобойщик сигналит нам на прощание несколько раз и через пять минут фура скрывается из нашего вида. Вот и все. Мы остались на трассе одни.
-Я не знаю.- Пожимаю плечами, когда Себ спрашивает меня о планах.- Я бы  с одной стороны, хотела попасть в город. С другой- пристроить где-нибудь в поле палатку и разжечь костер. Первый марш бросок с непривычки кажется тяжелым. И если я не отлежусь и не разомнусь, боюсь завтра мы с тобой никуда не двинемся с места и кормить меня будешь с ложечки.Потому что встать я буду не в состоянии. А ты что думаешь?
К слову о козлах и вредных привычках. Пока я рассуждаю в слух на тему "почему мы должны ставить сейчас палатку", Себушка достает сигарету и прикуривает ее. Я от недовольства морщу нос и подхожу к нему в плотную, отгоняя рукой табачный дым.
-Солнышко, выброси-ка ты эту гадость. Может мы договоримся, что ты не будешь в дороге курить?Ну пожаааалуйста. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.Или я придумаю для тебя наказание. Потому что я не могу целоваться  с пепельницей
Вот стою, смотрю на него, и думаю о том, что все мои воспоминания, хорошие они или плохие- связаны только с ним.Как-то слишком незаметно уж он стал частью моей жизни.
13 апреля 2010 год. Мне было десять, когда я его впервые увидела на площадке, в парке. Тогда я еще не была так хорошо знакома с Фло. И не занималась танцами. И учились мы тогда в разных школах. Это потом, спустя два года, мы уговорили моих  родителей, чтобы те перевели меня в школу Фло. Чтобы мы могли учиться вместе. Это было тяжелое для меня время. Родители уже были в разводе и мы с братом остались жить с матерью. Хоть этому разводу  и шел не первый год, мне, как ребенку, было тяжело  осознавать, что отец больше никогда не придет домой ночевать, никогда не поцелует перед сном и не почитает сказку.
О Лэйнах я тогда ничего не знала. Они жили с нами по соседству. Нас отделяли лишь здоровенные заборы. Я знала, что они-  многодетная,  семья.  Мама рассказывала. Она встретилась с миссис Лэйн в магазине, где стоя в очереди у кассы, они разговорились, чтобы скоротать время. 
В те времена я была тогда угрюмой, молчаливой и нелюдимой. У меня не было друзей. Меня не интересовали игры, в которые играли нормальные дети. Я не носилась, как ненормальная, не лазила по деревьям и заборам. Не ставила синяки на коленках и не дразнила соседских собак. Меня интересовали только книги.  Я вынуждена была везде и всюду таскаться за братом и его приятелями. Мать заставляла. Считала, что если я не буду выходить из дома, то с такими темпами превращусь в предмет домашнего интерьера. Меня моя жизнь "интерьера" полностью устраивала.
После школы, Лео со своими друзьями, дожидался, когда у меня закончится последний урок. Забирал, и мы шли гулять в парк. Там он с парнями играл в футбол. А я садилась на качели, брала в руки книгу и  качаясь, читала до тех пор, пока меня не позовут домой. И так было всегда.
Вот и тогда, когда увидела впервые Себа, я сидела, читала Волшебника Изумрудного города и смотрела украдкой на играющих с воздушным змеем детей. Я почему-то им завидовала. Завидовала их жизнерадостности и беззаботности. Я хотела бы быть такой, как они. Собственно, мне ничего и не мешало быть такой же. Но я считала, что слишком серьезна для таких бестолковых игр. Я воображала себя взрослой, всезнающей и была нестерпимой занудой. Наверное, именно мое занудство от меня всех отталкивало. Не знаю..Не знаю...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » А между строчек одно и тоже слово "Свобода"!