vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Casino Royale


Casino Royale

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

РОЗАРИО, ГВИДО и АГАТА
25.11.2014, вечер, один из подпольных казино Розарио
Месяца назад в загородном коттедже Агатой и Сантино было нагло разграблено и разнесено подпольное казино латинской банды. За эти 30 дней они вышли на след тех, кто это сделал и приписали тот разгром на счет Сальваторе. Чем капореджиме теперь придется заплатить за том, что он не совершал?

+2

2

внешний вид (без шапки)
По вечерам Розарио любит разряжаться не алкоголем и не легкими наркотиками, а кикбоксингом. У него имелся огромный зал, находящийся в его загородном двухэтажном особняке. Заезжал он туда часто, так как в этом доме жила его мать, за которой до сих пор требовался уход. Несмотря на то, что за ней было кому следить, Сальватторе-младшему в лишний раз нужно было убедиться, так ли хорошо идут дела, как об этом говорила его мать. Зачастую, приезжая в родительский дом, Роз запирался в подвале один на один и с особым усердием тренировался на огромной, висячей от потолка, груше. До последнего пота, до того момента, пока у него не получится осадить своих внутренних демонов. Если бы не это его занятие, то он, наверное, натворил каких-нибудь делов. Внешне спокойный, холодноватый итало-американец сдерживал в себе внутренние разногласия внутри себя. Он не хотел лезть нарожон, хотя вспыльчивый характер, доставшийся от отца, иногда не давал ему покоя. Во время своих вспышек ярости, он не знал, куда себя деть. И это вряд ли поддавалась лечению.
Спустя часа тренировки Розарио на мобильный поступил звонок от Андрэ, темнокожего секьюрити, стоявшего на входе подпольного казино. Этот Андрэ был главным из его охраны, и всегда докладывал, что происходило в игральном зале. 
- Алё.
- Роз, приезжай, тут к тебе гости наведались. Говорят, что нужно с тобой перетереть с глазу на глаз.
- Ок. Еду.
Промокнув скатившийся пот полотенцем, Сальватторе, прямо так, в своих тренировочных штанах и борцовке, сел в машину и двинул путь по знакомым улицам. Ни о чем плохом мужчина не догадывался. Мало ли, кто это мог быть. Никому в последнее время Розарио дорогу не переходил, но все же решив перестроховаться, на выходе из авто, брюнет засунул к себе во внутренний карман ветровки ствол. И, надо сказать, не зря... Несколько личностей, стоявших на входе подпольного заведения, натолкнули его на мысль, что, возможно, его опасения оправдались.
- Эй, Муно, вот он! - отзываеют стоявшего спиной латиноамериканца остальные парни в черном. То, что это был латинос, Роз догадался сразу. У них весьма типичная внешность, да и акцент давал о себе знать. 
- Сальватторе, ты думаешь, что я настолько туп и не разобрался, что ты послал мне своих людей?!
Игроки, сидевшие до этого момента за столами, теперь начали переглядываться и подниматься со своих мест, как один из знакомых Муно со всей силы припечатал одного мужика по голове.
- Захотел получить прибыли побольше от своего гребанного бизнеса, убрав конкурентов?
До этого молчавший и не понимающий, о чем идет речь, Роззарио, приподнял брови и без ухмылки задал вопрос:
- Что случилось?! Мы могли бы разьяснить возникшие недомолвки в моем кабинете...
Мун пересек зал и вцепился в ворот куртки Сальватторе, брюзжа своей слюной. Глаза его, налившиееся кровью, вот-вот бы лопнули от злости. Видно, проблем ему доставили немеренное количество.
- ТЫ ЕЩЕ СПРАШИВАЕШЬ, ЧТО ПРОИЗОШЛО?! ТЫ БЛЯТЬ, МНЕ ЗУБЫ НЕ ЗАГОВАРИВАЙ! Я ТЕБЕ ЗДЕСЬ ТАКУЮ ВЕСЕЛУЮ ЖИЗНЬ УСТРОЮ, УРОД! Давай, скажи мне еще, что не знаешь о той испанской шавке, которая помогает тебе! Мы знаем, что ты с ней прекрасно знаком! И она украла у меня сейф со своим гребанным дружком!
Роз чувствует, как чьи-то пальцы схватили за его волосы и потянули за них вниз, заставив его сесть перед мулатом на колени.
Капо и в прямь не догадывался, о чем вел этот мерзкий мужик речь, но когда тот упомянул об испанке, Сальватторе, не сразу, но понял, о ком это он. Испанок он знал немного, и только одна из них могла пойти на подобное, перейти дорогу Муну. О нем знали немногие, но те, кто знал его - вряд ли вел бы с ним какие-нибудь игры.
- Здесь произошла загвоздка - поднявшись с колен, Роз вытащил из карман телефон. - Дай мне один звонок, Мун! Я привезу сюда тех, кто виновен в этом деле.
- Поставь на громкую связь. - советует амбал, направив дуло пистолета на мужчину, как только получил согласие от своего босса.
Позвонил Сальватторе не Агате, а Гвидо. На это было множество причин, и вполне обоснованных.
- Алло, Гвидо, приезжай в казино вместе с Тарантино. Она, кажись, вляпалась в одно серьезное дело. - телефон у его уха отбирают и кладут на стол, не позволив досказать Дону о наиболее важных вещах. Таких, как, захватить пушку и пристрелить названых гостей к чертовой матери.

Отредактировано Rosario Salvatore (2014-11-20 17:35:16)

+2

3

Luz Del Sol... С ними у Торелли неприятности начались ещё со стройки, когда Семья помогала чернокожей банде выжить их с той территории, где и намеревались строить жилой комплекс. Вернее, пересеклись они даже раньше, ещё когда Гвидо, Винцензо и Санчес ездили на встречу боссов калифорнийской мафиозной Комиссии, примерно тогда и мелькнула идея о том, что гангстерскую войну вполне можно использовать себе на пользу. С тех пор "Солнечные" и могли бы считаться врагами Семьи, хотя и открытых конфликтов, до сегодняшнего дня, вроде и не было, если не считать ситуацию с теми фотографиями, где концов так и не удалось найти, впрочем.
Всё могло бы быть по-другому, если бы Винцензо сделал бы выстрел в другую сторону; но по-другому насколько?.. Вероятнее всего, сейчас бы на месте латиноамериканцев "Солнечных", терявших на улице своё влияние, были бы чернокожие "Красные семёрки"... возможно даже, что именно они сейчас устраивали бы погром в заведении Розарио. Впрочем, кто знает? Да и какая разница теперь, пожалуй, кто именно создаёт проблемы. Они просто есть, и их надо решать.
Любопытно, впрочем, что все их "проблемы" в последнее время говорили на испанском языке. Не успели они отойти от ситуации с друзьями Освальдо, как аукнулось другое... у всех действий бывают последствия, только не все проявляются явно или сразу. И чаще всего это проявляется как раз тогда, когда ты менее всего к этому готов...
- Насколько серьёзное? Что случилось с Агатой?.. - очередной вечер в кругу семьи можно считать испорченным, если принимаешь подобный звонок на свой телефон. И испорченным безнадёжно, если даже разговор тебе не даёт закончить кто-то третий, явно отобравший трубку у собеседника. Гвидо встревожился. Происходило что-то нехорошее, да и кто знает... может быть, корни это "нехорошее" носило именно испанские. Впрочем, ствол с собой захватить следовало бы в любом случае.
- Привет... У Розарио какие-то неприятности. Он тебя искал, просил нас обоих приехать. - Монтанелли взял пистолет с тумбочки, вложив его в наплечную кобуру, и протянул ладонь Виттории, улыбнувшись ребёнку на прощание. Только вот взгляд его на самом деле не улыбался, потому что: - Это может быть оно... - Тата прекрасно представляет, какое "оно" - родом из той же солнечной страны, что и она. Может, и нет. Может быть, случилось что-то другое, отчего, впрочем, ничуть не лучше, может быть даже и наоборот - хуже, чем война, может быть только война на два фронта сразу. - Заедешь? Или лучше мы за тобой?.. - "мы" - потому что Гвидо действительно позаботился о том, чтобы у него дома теперь присутствовали те, кому он мог бы доверить свою жизнь, и хотелось бы надеяться, что и Агата о своей безопасности позаботилась тоже - они находились на грани войны... а может, и уже за гранью; Монтанелли решил подстраховаться - Рокки, Джеки и Санто было выделено по комнате в доме. - Санто, ты за руль. Джеки, пригляди за детьми и домом, пока нас не будет... Дольфо, мне надо уехать, но я скоро вернусь. - ...надеюсь.  Это не первый раз, впрочем, когда отец ему так говорит. Так говорили наверняка и мать, и крёстный тоже

Внешний вид + тускнеющий синяк на лице

- Здравствуй. - Гвидо коротко целует сестру в щёчку, забираясь на переднее сидение. Телохранители расположились сзади, молчаливо поприветствовав Агату - Санто кивком, более хорошо знакомый Рокки - улыбкой. - Поехали в клуб Розарио. Детали я расскажу по пути... - хотя рассказывать и было особенно нечего, Роз по телефону немного мог рассказать, так что Монтанелли быстро уложился, сказав, что услышал от него, и про то, как их разговор кто-то прервал, переместив телефон. Сальваторе захватили, или всё равно, что захватили, почти как его самого и детей несколько дней назад.

- Вот! Это она! - прозвучало вместо приветствия. Один из подручных Муно тыкнул в Агату пальцем, как только команда появилась на пороге заведения - Тарантино тоже вполне могла бы узнать его, он был одним из тех, кто нёс в притоне охрану. И стрелял ей в спину, когда она убегала, но только не попал... Параллельно направлению его пальца тут же поднялись пистолеты, щёлкая предохранителями - телохранители Монтанелли тут же вскинули и своё оружие в ответ. Но стрелять, к счастью, никто не поспешил...
- Воу! Это что здесь происходит? - похоже, только Гвидо и сохранил спокойствие, глядя в глаза собравшихся в заведении и в глазки их пистолетов. Чёрта с два это были испанцы. Выходцы из стран, которые испанцы когда-то колонизировали - вот это да, больше похоже на правду. Кажется, Патологоанатом начинал понимать, что на самом деле происходит...
- Монтанелли! Какая встреча. - Муно узнал его, сообщив об этом, чем заставив Гвидо перевести взгляд снова на него и приглядеться повнимательнее. - А мы с ребятами всё ждали, когда ты, наконец, появишься.
- Муно... Мартинез, кажется? - Гвидо знал о нём, но понаслышке. Главарь банды Luz Del Sol и один из самых жестоких её членов, что и позволило стать главным... С тех пор, как жилой комплекс в гетто был построен, и "Красные девятки" стали подниматься, влияние он начал стремительно терять, и потому держался за последнее, что имел. - И что тебе надо? К чему это представление? Опустите пушки и давайте поговорим.
- Мы могли бы поговорить раньше. До того, как ваша семейка начала продавать оружие нашим врагам. До того, как вы разнесли нашу мастерскую и обворовали наш клуб! Мочи их!.. - Муно развернулся к Розарио, намереваясь выстрелить в него. После его команды стрельба уже поднялась, но уже Торелли бросились врассыпную... Гвидо перевернул стол с рулеткой и спрятался за ним вместе с Агатой, вытаскивая своё оружие.
- Это не испанцы. - вывод, слишком очевидный, чтобы сомневаться. И слишком запоздалый, чтобы быть уместным.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-11-21 12:29:49)

+2

4

Рано было успокаиваться и думать, что события 19 сентября это все беды в этом году. Впрочем, в моей сущности уже заложено готовиться к худшему, но надеяться на лучшее. Спустя шесть дней это худшее вновь заставило вздернуть хвост и напрячься. Слишком рано, подумала я. Хотя у этих событий не бывает рано или поздно. Они просто случаются. И тогда держись.
Через месяц Рождество... Отметила я про себя, находясь на участке, где строился вот уже пол года дом. Работы вновь возобновились, как только у меня появились свободные деньги, и сейчас я наблюдала за тем как все шло, пытаясь прикинуть удастся ли закончить за эти тридцать дней или это перейдет со мной в следующий год.
В кармане куртки вибрирует телефон, я отворачиваюсь в сторону воды, меняя унылый вид бесконечного ремонта на холодную и спокойную реку.
- Да, Гвидо? - отвечаю на звонок. В ответ без подробностей Монтанелли сообщает мне о делах. И это вовсе не желание пригласить меня на ужин. А жаль. Даже плачь Виттории я готова терпеть с большим удовольствием, чем очередной разбор полетов. Казалось бы, я столько и не налетала, но нет, где-то что-то всплывает, как труп по весне. Дурацкое, конечно, сравнение.
- Заедешь? Или лучше мы за тобой?..
- Давай лучше встретимся. Так быстрее - договорившись быть на месте через десять минут, я прыгнула в авто.
Возле автосалона, Гвидо с ребятами пересели в мой пикап и теперь уже вчетвером мы ехали в сторону клуба Сальваторе.
О том, чтобы так же окружить себя охраной, я не думала. Моя жизнь не имеет высокой важности, ко мне в дом не приходят ради какой-то цели или шантажа. Это Гвидо после родов Марго не следовало распускать людей, так как опасность всегда будет его подстерегать, а я... Я гуляю сама по себе. И даже брат сейчас не знает где живет, чего уж говорить о моих врагах. Личных врагов у меня не было, все недруги приходят к Торелли, а к кому им идти, как не к дону? К обычному солдату, как я, точно не сунуться. Да и я сама себя и Аарона обезопасила частыми переездами.
По тому, что сказал Гвидо про телефонный звонок ничего яснее не стало. Я молчаливо приняла к сведению и продолжила держать путь. Остается только гадать.
По приезду я достала из бардачка оружие и сунула его в карман. Долго гадать о том, что произошло не пришлось, нас уже ждали. Самого крикливого, того, кто указал на меня пальцем, я узнала без труда.
Медленно засовываю руку в карман, когда ситуация накалилась. Я уже пожалела, что этот латинос остался тогда жив, но у меня ведь представится случай это исправить?
- Мочи их!..
Я успеваю пригнуться, выдернуть руку, что сжимает ствол и юркнуть в сторону, за опрокинутый стол. Зал озарили выстрелы.
- Это не испанцы.
- Даже не знаю радоваться ли этому - мрачно произнесла я, снимая пистолет с предохранителя, чтобы использовать по назначению.
Выглянуть из-за угла, чтобы оценить обстановку и узнать жив ли там еще Розарио, оказавшийся в центре событий, получилось не сразу: по столу лупили свинцом.
- Надо распределяться - сейчас для Муно мы с Гвидо слишком соблазнительная мишень. Стол долго не выдержит, даже несмотря на то, что Рокки и Санто тоже держали напор.
Вздернув оружие, я выпустила пару пуль, а затем дала деру до ближайшего угла. Там же засел и Роз.
- У твоих ребят есть что-нибудь помощнее? - спрашиваю у мужчины, кивая на свой ствол. Нельзя выпускать Маркеза и его людей от сюда живыми, иначе придет новая волна. Сегодня нужно положить этому конец. И вот если латиносы пришли подготовленными, то у нас даже дополнительной обоймы не водилось.

Внешний вид

+2

5

Розарио не любит, когда к нему заявляются в гости без спроса. В принципе, давненько к нему подобных визитов не насчитывалось. То ли он не представлял из себя такой важной шишки и находилась цель получше его персоны, то ли он никому дорогу не переходил и чисто из соображений не мог оказаться на крючке. Давление сейчас на себе он испытывал высокое. Что-то этот Мун начал говорить более непонятными словами, и только сейчас Роз понимает - он с ребятами на испанском говорит. Вот ж засранец! Смеется надо мной. Частые посетители этого казино, наверняка, скоро ходить сюда не будут. Вон, капо видит, как эти чертовы шакалы стоят над игроками со своими пушками, готовые зажарить их в любой момент. Несколько амбалов в центре игрального зала, другие по углам рассыпались, ожидая приказа их босса, сверкая в полутьме своими глазами и зубами, несколько даже ножики в руках держали. Охрану свою Сальваторе не винит. Оно ясно, пятнадцать человек на их восемь вряд ли одолеют поражение. Дело в количестве, а не в качестве в данной ситуации.
Сальваторе слышит голос Гвидо и с облегчением понимает, что вот оно - его надежда. Надежда хотя бы на то, чтобы ответить ударом на удар. Сейчас пора показать, в какой он форме, и что сажать на колени будет очередь не Муно, а именно Розарио.
Капо приподнимает голову и встречается взглядом с Агатой. Конечно, он был зол. От имени испанки он сейчас влип в полнейшую задницу. О ней он слышал много разных и не очень лестных слухов. Но Розу было плевать, кто она. Видилс с ней мужчина редко, и знал хорошо только её мужа, приходившего часто в его клуб. Плевать до того момента, пока она не заявилась сюда сегодняшним вечером.
Диалог между Гвидо и Мартинезем состоялся. Ничего нового итало-американец не расслышал, но понимал, что этот латинос вот-вот да начнет пулять из своего пистолета.
- Это не испанцы, - слышит, наконец, Розарио, и кивает. Да, не испанцы. Но какая к черту разница? То, что они пришли не за светской беседой, это было ясно. Враг - он есть враг.
- Мочи их!
Этого Роз и ждал. Того, чтобы взяться за ружье и как следует пройтись им. Во время увильнув от мужиков, Роз спрятался за игровым столом, перезаряжая ствол. Его охрана, следуя вышесказанным указаниям, начала стрелять по мишеням. У них - самые лучшие автоматы, как раз пригодные для того чтобы свалить одной пулей разом.
Агата отвлекает меня, и я отзываю к себе одного из своих ребят.
- Майк, подкинь ей что-нибудь покрепче этого. С винтовкой справишься, а? - это уже обращение к Тарантино.
Пуля одного из полетела прямо в их стол, за которыми они срывались, но во время отлетела. Роз приподнялся с корточек и нажал на курок, стреляя прямо по своей мишени. Увы, тот во время увернулся и целью Сальватторе оказалась колонна, цемент которой посыпался на пол.
- Сука! - выплюнул Сальваторе, нажав на курок и в очередной раз прицлился уже в Муно, но того во время "закрыл" своим телом его человек, получив пулю в сердце.

+2

6

Последствия есть у каждого поступка. Гвидо неоднократно повторял себе это. Тот, кто может предвидеть последствия своих или чужих поступков наиболее чётко - тот в выигрыше. Увы, Монтанелли не может сказать того же самого о себе самом, не в настоящее время. Слишком много последствий для одного месяца - сначала покушение на него из мести, затем - захват заложников людьми, говорящими по-испански, и оба раза это заканчивается перестрелкой... Слово все последствия его поступков сошлись примерно в одно и то же время, макая его в грязь лицом, раз за разом, и из-за этого становится невозможно дышать, хотя только что казалось - что ты разгрёб уже всё, что мог... И дело не только в Агате и ограблении карточного притона Luz Del Sol - у Муно и его банды было достаточно причин всадить несколько обойм и в самого Монтанелли тоже. Взять хотя бы ту ситуацию с фотографиями - они с Санчес убили несколько этих латиносов, пытаясь выяснить правду, и автомастерская "Солнечных" оказалась разгромлена и наверняка не скоро вернулась в дело - так что ничего удивительного, всё шло к тому, чтобы эта перестрелка случилась. И игорный клуб - уже не первый раз, когда они уничтожили конкурирующий бизнес... они давно уже находились в состоянии войны с латинской бандой. Но всё не было бы так плохо, если бы всё случилось в другое время. Когда ситуация с испанцами прояснилась бы, и не надо было ждать удара от них... А выбора теперь нету - если затянуть войну с уличными бандами, то им своих позиций точно не выдержать. Станет слишком громко. И в ссору вмешаются миротворцы - те, что со значками и под именем закона, те, что в любой ситуации правы. Но если всё сделать быстро и правильно - им останется только рассовать тела по мешкам и развести по моргам, так? Не будет войны, если не будет противника.
Но чтобы выиграть войну - сначала надо победить в битве... в которой перевес не на их стороне, хотя и происходит она на их территории. Поздно продумывать последствия - порой приходится просто справляться с ними.
Игроки разбегались в рассыпную. Кто-то пытался найти себе укрытие, кто-то ломился к выходу, канонада выстрелов сопровождалась громкими криками... Каковы шансы, что всё это останется незамеченным? Пятнадцать человек - это минимум пятнадцать убийств, не считая тех, кого они сами могут потерять, а жалеть латиносов нету причин - это заложник, не бельмеса не понимавший по-английски, им ещё нужен живым, чтобы дождаться встречи со своим боссом из Испании.
- Беги, ребята прикроют.
- кивает Агате и выглядывает из-за угла, чтобы сделать выстрел... все они сейчас - мишени. Мелькают в поле зрения бледножёлтые тряпки латиносов, окопавшихся за игровыми автоматами, хлопки выстрелов бьют по ушам, слышится визг рикошета, звон стекла на пол падают искры, разлетаются во все стороны щепки, за танцем свинца уже становится непонятно, кто и в кого стреляет. Патроны, впрочем, не бесконечные. Вопрос в том, когда они закончатся - а будет ли вообще кого ставить на колени?
Гвидо прижали, не успел уйти вслед за Тарантино - теперь не высунуться, и его укрытие теперь трещит на глазах, планомерно превращаясь в труху под пулями сразу из трёх или четырёх стволов, впрочем, это полбеды - чем дольше он сможет отвлечь остальных на себя, тем больше будет шансов у остальных снять кого-то. Вот, кажется, Санто подстрелил одного - автомат захлебнулся, жёлтая майка одного из бандитов окрасилась в красный в трёх местах... Рокки, всадив последнюю полю в другого, сцепился с ещё одним, припечатав его к колонне. Ещё один из ребят Маркеза предпринял попытку пробежать мимо Гвидо, но на этот раз дон уже не опоздал с реакцией, всадив ему в спину две пули, и покинув укрытие, перебегая за ряд автоматов, многие из которых пострадали от пуль и оказались разбиты, и под подошвами теперь хрустели стёкла...
- Сколько их ещё?.. - крикнул, обращаясь сразу ко всем, благо, что выстрелы теперь звучали реже, перестрелка переходила, наконец, в ту стадию, когда каждый взвешивал свои намерения перед тем, как нажать на курок. С другой стороны тоже хрустнуло - спасшийся от пули Розарио ценой жизни своего подельника, Муно оказался как раз по ту сторону укрытия, которое избрал себе Монтанелли... Гвидо замер, прислушиваясь, и держа пистолет наготове. Какова бы ни была расстановка сил - кажется, они с Мартинезом будут один на один.
- Сдохни, макаронник!.. - Монтанелли едва успевает отшатнуться в сторону - Муно толкул один из игровых автоматов со своей стороны, заставив сразу два слота выпасть из рядов, разлетевшись вдребезги, издав последний звон своих пружин и едва не накрыв Гвидо собой... затем уже Монтанелли проделал такой же трюк - но ничуть не более удачно. В рядах слот-машин оказалась огромная прореха, а лидеры двух враждующих банд снова попрятались спрятались, укрываясь друг от друга. Как бы его теперь выманить?.. Гвидо поднял с пола искривившуюся ручку погибшего "однорукого бандита", подстраховавшись - не дубинка, конечно, но если приложить ей, мало ведь тоже не покажется...
Как дела у остальных? Кажется, Агата раздобыла автомат...

+2

7

Можно ли сказать, что тот визит к Солнечным в казино, своего рода месть? Я с Сонни не действовали из-исподтишка, и прежде чем лезть в нору к хищнику, переговорила с Гвидо. Монтанелли так же, как вышестоящий, получил свою долю от ограбления. И на этом могло бы все закончится: латиносы, окончательно потрепанные замолкли вовсе, но нет. Эти звери еще нашли в себе силы рыпаться. Хотелось бы думать, что сейчас они собрали всю свою мощь. Может сегодня удастся положить конец этому противостоянию? Муно Маркез был головой этой змеи?
Свист пуль, звук разбитого стекла и шум от пуль, врезавшихся в мебель и стены, бил по ушам. Сначала я каждый раз дергалась, вжав голову в плечи, а спустя минуту привыкла к этому хаосу, намереваясь сменить оружие. Если, конечно, такой шанс предоставится.
Розарио возле которого я оказалась, отвлекает одного из охранников в желании найти для меня потяжелее и поубойнее чем "пуколо".
- Справлюсь - заверяю я итальянца, забирая у его человека автомат. Да, отдачи не избежать, но пары синяков я не боялась - это куда меньшая плата, чем дыра в черепе.
Гвидо так и остался за столом и его откровенно прессовали шквалом огня. Зато это давало шанс всем остальным поймать стрелков и тем самым уменьшить опасность для Монтанелли.
- Надо подстраховать Гвидо - киваю я Сальваторе, тем самым предлагаю двинуться в сторону рядов автомата, где дон и Муно играли в прятки.
Конечно, под огнем не так то просто вести свою игру и не только держать курс в сторону Монтанелли, но еще и самому не остаться лежать на ковровом покрытии. Приходилось прятаться за столами или буквально расчищать путь, вытесняя латиносов огнем. С одним из парней я столкнулась за колонной: он с одной стороны, между нами проем, где легко стать живой мишенью, и я с другой. Мы выпускаем череду выстрелов. Моя пуля оказывается быстрее и, чего уж скрывать, точнее, оставляя линию из четырех отверстий от груди в области сердца к животу. Он падает и я вроде могу выдохнуть, обрадовавшись, что была на волоске от смерти, но опять обыграла ее, как вместе с воздухом ощущаю колючую боль. В первое время было трудно понять где болит, так как огнем охватило всю верхнюю часть тела, но отдышавшись (хоть на это не было ни минуты), стала осознавать, что тянет возле левой ключицы. Пуля не попала, правильнее сказать, пролетела, погладив меня, но на худых плечах боль чувствовалось очень явно. Хорошо, что автомат держу в правой руке, не придется остаться безоружной.
Меняю дислокацию, перемещаясь туда, где стоял убитый мной мужчина. На стене, к которой я только что прижималась, остался красный след. Белая блузка тоже уже во всю впитывала кровь и пока что спала толстая ткань куртки, ее я стала прижимать плотнее.
Хлюпнув носом, выглядываю из-за угла, замечая Гвидо, который был во всеоружии. Так же от меня не скрылось как по другую сторону маячила голова Маркеза: он подбирался ближе к дону, чтобы нанести удар. Решая хоть что-то предпринять, я вздернула автомат вверх и произвела выстрел по светильнику, под которым как раз встал латинос. Его осыпало осколками и он потерял бдительность, нужно было действовать...

+2

8

- Справлюсь.
Роз предложил Агате винтовку - оружие далеко не легкое, чтобы поднять его, нужно иметь хорошую такую силу, иначе при важном задании можно было потерять хватку и вместе с тем оддавить себе ноги, не справившись с грузом. Но Тарантино кивает, соглашается. Что ж, был вариант отказаться, но, как видно, теперь это уже не его проблема, как с автоматом будет обращаться испанка. Его дело предложить, оказав помощь, её же - подумать и согласится. Других вариантов в данной ситуации не дано.
Игроки, словно по договоренности, как только началась перестрелка, толпой начали покидать игральный зал, мешая мужчине целиться на латиносов, пытаясь зацепиться за них. За всей этой суматохой, брюнет не отметил главного: где Мун?
- Надо перестраховать Гвидо.
Оно и ясно, что надо. Только где он? Агата кивает на мужчин, решивших сыграть в так называемые салочки. Не на жизнь, а на смерть. Пока игры не дошли до летального исхода, нужно было, как выразилась Тарантино, перестраховать Монтанелли. Следовать за террористкой по пятам мужчина не стал, он выбрал иной подход к Мартинезу. Только не все так просто, когда дело касается об охране. Загородил путь Розарио именно человек Муно, но во время перестал быть помехой, так как очередное пиф-паф Сальваторе помогло ему в этой битве.
- Крис, прикрой меня!- дает он указания во время показавшемуся приятелю. Пока головорезов на себя взяли ребята Розарио, их босс уже уверенно приблизился к врагу. То, что он увидел несколькими секундами ранее, можно было назвать отвлекающим маневром. И в таких ситуациях капореджмме никогда не терялся, сказали стрелять - он будет стрелять, не сказали - все равно нажмет на курок, если то позволяла ситуация, а она мало что позволяла.
Пока Мун орал, жалуясь то ли Агате с Гвидо, то ли самому себе, Роз направил свой ствол. Пуля попала точно в голову, от чего кровь разбрызгала стены и пол, и еще немного Розарио. Мерзко, ничего не скажешь. Придется по возвращению домой набрать полную вану и заодно простирнуть ставшие грязными ветровку и тренировочные штаны. Но для начала, Гвидо и Агате стоит объяснить, что здесь только что произошло прежде чем разговор пойдет об уборке.
Единственное, что нарушило их молчание - это последний выстрел. Противники пали на поле вражеском поле...

+2

9

С автоматом Агата могла прекрасно справиться, Гвидо, да и некоторые другие из ребят Сальваторе, находившиеся здесь, имели удовольствие убедиться в этом, и неоднократно... да и тот, крикливый, из бригады Муно, тоже уже видел её в деле однажды. И ему тоже выпал шанс посмотреть ещё раз, и это было последним, что ему в этой жизни вообще доведётся увидеть... А вот Монтанелли помощь сестры и действительно не помешала бы сейчас.
Инстинктивно и он отшатнулся чуть в сторону, когда сверху посыпались осколки, хотя в его сторону полетели лишь несколько из них, случайные; ряд автоматов с его стороны защищал достаточно хорошо. А вот на Муно попала основная часть битого абажура, оставив многочисленные порезы на его лице и руках, и он закрылся, пытаясь понять, что только что произошло и вытереть кровь, заливающую глаза - не заметив, что покинул своё укрытие на несколько секунд... время, ставшее для него же фатальным. Кровь брызнула ещё сильнее, оставшись на покрытии "однорукого бандита", залила ковёр, брызги угодили и на Гвидо, а пролетевшая сквозь голову пуэрториканца, или мексиканца, или кем там был Маркез, пуля пронесла на себе несколько её капель аж до противоположной стены, где тоже остался бордовый цвет. И моментально стало тише... Муно пал одним из последних.
- Спасибо, ребята... - Гвидо оглянулся на Агату и Розарио, кивнув. Если бы не они - вполне вероятно, что их с Муном игра в прятки окончилась бы победой не Монтанелли, а более молодого и прыткого латиноса. Где-то позади, в дальнем углу зала, раздался одиночный выстрел - Санто добил одного из выживших выстрелом в голову. Рокки сплюнул на труп другого поверженного врага, вытирая со лба пот, перемешанный с кровью - только что он раскроил чужой череп рукояткой своего опустевшего пистолета.
Здесь всё было в крови... на полу, на стенах, даже на потолке, на испещрённых пулями игровых столах, на которых и рядом с которыми были рассыпаны картонки с мастями - словно сами карты кровоточили, и на покойниках, и на живых; на Розарио, на Агате...
- Тата, господи, ты ранена!.. - кровавое пятно, выступавшее на её одежде, явно было к ним "рубашкой", а не лицевой стороной, появившись изнутри, из-за подкладки куртки, а не снаружи. Да и целостность самой куртки была явно нарушена входным отверстием спереди, торчали нитки, зияла дырка. - Ну-ка садись быстро... Рокки, найди аптечку. - Гвидо перевернул один из лежавших на полу стульев, усаживая Агату на него, и быстро стянул с неё куртку, оглядывая рану. На одежде было и выходное отверстие тоже. Значит, пуля не в теле Тарантино... - Санто, наружу. Услышишь сирены - предупреди. Розарио... все остальные целы? - осведомился, оглядываясь по сторонам. Месту необходима уборка, но это второстепенный вопрос - вся команда Муно мертва, по крайней мере, кто был здесь; а сколько человек они только что потеряли?..
Рокки принёс аптечку. Отогнув ворот блузки Тарантино, Гвидо взял ватку, смочив её в перекиси, и начал убирать кровь вокруг раны, чтобы иметь возможность хотя бы взглянуть на неё. Кажется, не рана даже, просто царапина, но кровотечение никак не останавливается - глубокая... лучше убедиться, впрочем, что нету выходного отверстия. Или что царапнувшая пуля была единственной...
- Подними голову... Тут больно? Что-то ощущаешь?
- Монтанелли ткнул двумя пальцами в её спину, пытаясь нащупать пулю, если она всё ещё была внутри - просто на всякий случай, чтобы точно убедиться, что всё нормально, и остаётся только перебинтовать рану. - А вы на что уставились? - оглянулся на остальных, собравшихся вокруг и глядевших за действиями дона, обрабатывающего рану Таты... тут что, цирк? Или он будет лекцию о медицине читать? - Расходитесь. Идите успокойте игроков, помогите Санто, позвоните Мойщику кто-нибудь, делайте, что необходимо. - куда там эти игроманы разбежались? Хотелось бы надеяться, что умников набирать 911 среди них не найдётся, но кто знает; пускать полицию сюда в любом случае нельзя, копы закроют клуб надолго, если вообще не навсегда. Если даже и приедет патрульный автомобиль на вызов, нужно пустить его по ложному следу.
Клуб, впрочем, в любом случае придётся закрыть на ремонт. Да и у Мойщика, похоже, выдастся трудная ночка; хотя - подобного рода форс-мажоры его не должны удивлять. Гвидо в своё время тоже немало таких длинных ночей пережил.
- Надо разобраться с теми, кто остался. Раз и навсегда...
- Монтанелли начал перебинтовывать Агату рану, одновременно размышляя о том, что нужно сделать. И действовать надо было быстро, на этот раз ждать чьего-то звонка уже не вариант - в идеале, уже к утру от Luz Del Sol должны остаться только воспоминания. В виде их графитти про Солнце в чёрных очках с сигаретой в зубах, или что-то вроде того... воспоминания. - Ты сможешь достать нам взрывчатку, Агата? На их территории есть автомастерская и ещё один игорный притон... к сегодняшнему утру не должно остаться ни того, ни другого. - Гвидо взглянул на Розарио. Пусть снарядит туда своих людей. А без своего бизнеса Солнечные станут просто потрёпанной кучкой "коричневых" гопников в одеждах цвета мочи... - Раким и его ребята справятся с теми, кто остался. - Красные семёрки только обрадуются такой перспективе. Гвидо завязал бинт, накинув блузку обратно на плечо Агаты. - Всё, пошли отсюда.

+2

10

Автомат, который вручил мне человек Розарио не был непосильной ношей, не тяжелее, чем сумка домохозяйки, что только что затарилась на неделю вперед в магазине, - килограмм пять. А что такое пять кило, когда речь идет о твоей жизни и жизни родного человека? Конечно, я быстро взялась за оружие и с охотой спускала курок. Впрочем, патроны тоже старалась считать. А вот о чем напрочь забыла, да и все здесь, это о том, где происходит стрельба. Что после схватки помещение будет непригодным какое-то время и потребуются большие деньги для его восстановления. Вот такая цена за спокойствие Торелли.
Своим выстрелом Сальваторе отрубил змее голову. В зале стало гораздо тише. Я огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что из-за угла не вынырнет живучий латинос и только после этого устало и обречено опустила правую руку, разжав пальцы и выронев автомат.
- Тата, господи, ты ранена!.. - я и сама была напугана той болью, что исходила от ключицы и плеча. Молча и послушно села на пододвинутый стул и сильно начала морщиться и кривиться, когда с меня снимали куртку. Краем глаза, правда, подсмотрела что там твориться, хотя ясности это не внесло, сейчас нужно слушать свои ощущения.
- Подними голову... Тут больно? Что-то ощущаешь?
- Кажется, только задело. Царапнуло - только царапнуло глубоко и неприятно, едва не проехавшись по кости. Я с ужасом и грустью подумала о том как же долго будет заживать рана и чего придется лишиться. Даже принимать душ станет неудобно. От этого я одновременно и злилась.
- Надо будет к Доку съездить - у Винсента, похоже, исцеляющее зелье есть или руки у него волшебные, раз после его помощи люди быстро вставали на ноги. Ну да, помощь специалиста куда ощутимее, чем помощь того же Гвидо, хотя брату я была очень даже признательна сейчас за внимание.
- Ты сможешь достать нам взрывчатку, Агата?
- Без проблем - откликнулась я. Несмотря на то, что после взрыва на складе, что произошел летом, от сотрудничества с Кэррадайном я предпочла отказаться, поставщика взрывчатки удалось заменить довольно скоро и без загвоздки. Мы как и раньше продолжали поставлять взрывчатку мексиканцам в купе с оружием, ну и другим покупателям, но в гораздо меньших количествах.
- Всё, пошли отсюда. - вслед за словами Монтанелли, надергиваю блузку на плечо и поднимаюсь на ноги. Куртку тоже накинула на себя, чтобы пока буду идти от дверей клуба до машины, не привлекать внимание красным цветом кофты.
- Роз, удачи тут - пожелала без какой-либо иронии, ибо на нее не нашлось сил, да и неуместна она была. Мы с Гвидом сели в красный пикап, только на этот раз за рулем была не я, и направились в сторону больницы, где через "черный" лаз можно было встретиться с Винсентом.

+2

11

То, с чем итальянец столкнулся час назад, приняло широкий оборот в виде дохлых желтомордых латиноамериканцев, от трупов которых шел весьма неприятный запашок. Роз ошибался, когда считал, что дело в количестве. Дело, как раз таки, в качестве оружия и подготовки охраны. Конечно, вряд ли бы они одержали победу, если Гвидо не приехал со своей поддержкой, так бы Luz Del Sol стерли бы игровой клуб Сальваторе и ребят вместе с ним в порошок. Но даже с группой Мантанелли в лице поддержки их насчитывалось всего девять человек, пять из которых относились к охране Роза. Раз они выиграли, значит были более сильны и подготовленны, чем Муно.
Без ран не обошлось. Гвидо, заметив красное пятно под курткой Тарантино, начал расспрашивать об её самочувствии. Роз к этому времени наблюдал за своей охраной, один из которых поранил руку, но во время перевязал её первой попавшейся тряпкой, решив остановить кровотечение.
- Рик, принеси аптечку Агате и осмотри остальных, здоровы ли они. И, Сэм, останови игроков. Проверь, вызвали ли  копов.
Затем, мужчина подходит к испанке и наблюдает за её реакцией на прикосновения Монтанелли. Продолжать играть в героя при открытой ране - глупо. Тем более женщине, здоровье которой стоило поберечь. Хотя бы ради сына. О том, что она была матерью - Роз знал. На свадьбе Гвидо он видел и ее шестилетнего сына, и ее саму.
- Не отказывайся. Главное чтобы заражения крови не случилось.
Роз передает бинт, и отходит на несколько шагов назад. Дрянь, а не день. Когда Агата и Гвидо покинут помещение, ему придется звонить чистильщику и заодно договариваться с игроками о молчании. Они могли вызвать полицию, которых потом не подкупить деньгами. Громких слухов вокруг своей персоны Розарио не хотел, и поэтому на переговоры послал Сэма, который отличался от всех своим прирожденным даром убеждения и умел успокоить, когда дело шло к чертям собачьим. Чертов психолог. Правда, таких, как Сэм, порой не хватало именно в такие моменты, когда хотелось пойти ко дну.
- Роз, удачи тут.
- Вам тоже удачи. Она никому из нас не помешает.
Когда они покинули клуб, Розарио плюхнулся на стул и вытащив телефон, набрал номер одного старого знакомого. Хорошо, когда есть друзья. Только вот, увы, одной руки чистильщика здесь будет маловато. Все здесь перевёрнуто вверх дном, повсюду мертвые тела и от недавнего ремонта не осталось совсем ниего. Хватит ли ему денег, чтобы вернуть все в прежнее состояние? Находит сигареты и закуривает одну, пытаясь держать себя в руках. От постоянных клиентов он получал большие деньги, на которые ему удавалось жить припеваюче. Сейчас приходилось рассуждать, откуда он достанет выручку за столь короткое время. От брокерских контор и прачечной в последнее время больших наличных не дождешься. Пуская сигаретный дым, Роз расслабляется. Пожалуй, он знает, что придпримет завтрашним вечером.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Casino Royale