Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И пришел спаситель


И пришел спаситель

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Сонни ака Лошадка и Эдди
Место: ферма Эддисон
Погодные условия: прохладно - ведь конец ноября
О флештайме: Сонни решил побыть рыцарем на белом коне и спасти незадачливую девицу хотя бы от части бед. Не без выгоды для себя.

Отредактировано Addison Hudson (2014-11-20 19:20:57)

+1

2

Ноябрь скоро закончится... и наступит зима. Зима, в которой не будет снега. В этой сраной Калифорнии ведь не выпадает снег... не будет катка или лыж, снеговика не из чего будет лепить, если вдруг захочется это сделать, здесь круглый год тепло. Но на душе от этого вовсе не становится теплее. Только душнее... несмотря на то, что климат тут лучше, чем в Нью-Йорке, на самом деле - в Сакраменто ничуть не лучше. Сонни здесь лучше не стало, нет. Но, кажется, он начинает привыкать к духоте и слабости... он пускает в неё корни. Из которых однажды вполне может вырасти кризис среднего возраста или даже что-нибудь похуже. И можно было бы сказать, что он путает это туманное состояние с алкогольной зависимостью, но нет, пить ему тоже надоело, после того, как в алкоголе действительно получилось утопить свою горечь от разрыва с Тарантино... и очередное утро, когда он проснулся с похмелья, наконец, привнесло немного ясности - пора было просто сделать что-нибудь для себя самого. Раз другие всё равно не ценят того, что он делает... закрепиться, найти что-то своё. Что-то, за что он сможет крепко держаться в будущем, как это делает вон та же Эдди, к которой он направлялся сегодня - пусть у неё это и получается немного неуклюже, но у неё хотя бы есть крепкие ценности в жизни. Здесь не будет снега, но и он отсюда вряд ли уже куда-нибудь уедет - потому что уже и незачем, вряд ли он будет где-нибудь своим.
Типография, за которой он приглядывал, была наконец-то продана - Сонни получил свою долю, двадцать пять штук. Раньше он отдал бы их Агате, чтобы та покрыла очередную небольшую часть своего долга, но теперь не было у него ни Агаты, ни её долга, ни места на складе, был лишь разговор в памяти, сказанное слово - почти что обещание... и собственная давняя мечта, которая могла бы стать чуть-чуть реальнее. Если он заложит хотя бы фундамент для своего воздушного замка, он уже не будет таким уж воздушным... А дальше, кто знает, по кирпичику, и весь мираж постепенно оживёт. Когда-то и пятнадцатилетний срок заключения казался неопредолимым, но теперь он свободен и от него зависит больше, чем раньше. И у него всё ещё есть зарплата от деятельности студии - не так много, чтобы открыть своё дело, но это уже не ничто. Этого хватит, чтобы можно было сделать что-нибудь для себя... И это значит не только завершить перегонку спирта посредством собственного организма. Эдди ведь видела - на студии Пульс всегда был под градусом... не всегда сильным, но примерно стабильным, и поддерживаемом в определённой норме - Сонни не то, что ушёл в запой, скорее, глядя на него, можно было бы сказать, что он всегда находится в пограничном состоянии между трезвостью и опьянением. Ну или почти всегда.
Но сегодня он был по ту сторону от бутылки. Всё тот же БМВ старой модели остановился у входа в дом Хадсон, и Пульс вышел наружу, ещё разок окинув взглядом окрестности... воздушный замок, который он собирается построить назло окружающим и, наверное, самому себе тоже. Настолько назло, что до сих пор ни с кем не поделился своими планами - ни с Фрэнком, ни с Чейном, ни с Агатой...
- Привет. - поздоровался Пульсоне, когда Эдди открыла дверь. Сколько прошло с тех пор, как они разговаривали тогда - месяц уже почти?.. Интересно, а с ремонтом дома она за это время далеко продвинулась? Кажется, не очень далеко. Но теперь это можно было бы поправить немного... - Помнишь наш разговор?.. Я собрал документы. - показывает ей папочку с бумагами. По счастью, в Америке не так уж сложно найти себе жильё или землю, продать её - так и вовсе проблем не возникнет, покупатели всегда найдутся; земельный участок - это всё. Грубо говоря, это означает, что тебе принадлежит всё, что на нём находится. В случае Сонни - это будет пара амбаров и курятник, но даже если бы там была голая земля - это всё равно было бы уже что-то.
- Как ты?.. Слышал, что снова работаешь на Ливию. - усмехнулся. Не вдавался в подробности. Всё в том же качестве - уборщицей? Или всё-таки приключения Эдди на экране переубедили мисс Андреоли насчёт её способностей? Фильм, к слову, удалось смонтировать и продать - так что можно сказать, что карьера была запущена, можно было бы продолжать; можно было бы даже перебраться из этого штата в другое место - Чейн ведь предлагал ей переехать. Но перспектива оставить дом её не устраивала, это она давно дала понять...
На самом деле, соседство стрельбища с домом, где живёт ребёнок и его молодая - если не сказать, юная - мать, в чертёж "воздушного замка" не входило... жизнь вносит свои коррективы. Другая возможность купить такой участок за хорошую цену у Сонни вряд ли будет - так ли много вокруг города свободной земли? Ферм, с которыми готовы расстаться? А вся земля помимо них - государственная, а не частная. Куча проблем в покупке и оформлении, особенно для бывшего зэка - не говоря уже про освоение, про то, что надо будет привести её в порядок сначала. А ферма Эдди - это уже готовый ровный кусок. На котором можно строить хоть стадион.
- Здравствуй, Чарли. - улыбнулся и ребёнку.

Внешний вид

+1

3

Она заплатила по закладной в этом месяце (только почему долг совсем не уменьшился? Эдди плохо считала, а калькулятора у нее и во все не было, чтобы понять, что отвратительно, грабительски высокие проценты, вкупе с кучей навязанных услуг по обслуживанию счета и комиссий попросту перекрывают минимальный ежемесячный платеж), и в следующем тоже сможет заплатить, по крайней мере все выглядело именно так. Она сидела над толстенькой тетрадью, куда удивительно красивым, аккуратным и с завитушками почерком вносила все доходы и расходы. Работу в порно она, кстати, именно так и записывала: "съемки в фильмах для взрослых". Разумеется, этом крайне ненадежный источник дохода, ее все еще нервно колотила от мысли, что она зарабатывает деньги именно так, а не каким-то еще более приемлемым методом (вдруг кто-то узнает и сочтет ее из-за этого отвратительной матерью?), но это были реальные, живые деньги, именно то, что ей нужно. Ничего, она сумеет со всем разобраться, наверняка в следующем месяце все будет в порядке, и долг начнем уменьшаться...
Детская одежда. Детская обувь. Зима в Сакраменто далеко не самая холодная, но климат все-таки более резкий, чем в Лос-Анджелесе, и ей стоит подумать об этом, а не надеяться на авось, к тому же, девочка растет быстро - быстрее, чем хотелось бы Эдди. Как сорняк тянется! Так, глядишь, раз в месяц надо будет все менять. Топливо для обогревателя, ведь все холодней и холодней становится ночами. Счета, каждый из которых аккуратно подклеивается, чеки...
За этим Сонни ее и застает - за тщательнейшим подсчетом доходов и расходов. Странно, при ее финансовом-то состоянии, но это занятие производит на Эд удивительно умиротворяющее впечатление; хоть что-то в ее жизни поддается контролю, хоть что-то она может решать сама.
Она слышит машину задолго до того, как Сонни стучите дверь. Поднимает голову, напряженно вслушивается. Может кто-то случайно перепутал дороги, и сейчас увидит тупик? Нет, тормоза, затем скрип гравия.
Машины редко привозят хорошие новости. И пусть Сонни это не социальный работник, Эдди все равно смущенна и напряжена.
-Какие документы? - она действительно не понимает, о чем речь. -Да, работаю. Все нормально. - его усмешка ей не по нраву. Как будто намек на пошлое.
Чарли прижимается к ее ноге, но когда на нее обращают внимание, радостно махает ручкой.

+1

4

Едва ли Сонни когда-нибудь сможет завести себе подобную книжку, куда будет записывать все свои расходы, подклеивать чеки, высчитывать что-то... у него попросту не хватит выдержки это делать, именно, что его предел - калькулятор, хотя и его хочется разбить об стенку слишком уж часто, когда он попадает в руки. Да и в школе Пульс учился неважно и давно, его почерк вовсе не настолько аккуратен, как у Эддисон, хотя у них на студии самыми глупыми людьми считаются (часто, впрочем, вовсе не безосновательно) именно актёры - но в руках Сонни любая бумага с декларацией быстро превращается едва ли не в кардиограмму. Наверняка Альтиери это бесит. Но едва ли Пульсоне не наплевать... он ведь делает свою работу - все расходы предоставлены, как Фрэнк и просит, другое его мало касается - не полезет ведь он в его дела?
Сантино вообще слишком легко относится к деньгам, пожалуй. Порой даже преступно легко, даже и не скрывая, что не умеет как следует ими пользоваться... но он-то может себе это позволить, у него ведь нету детей, и девушки тоже теперь нету уже почти месяц как, он вернулся почти туда же, откуда начиналось лето этого года - не о ком ему заботиться, кроме себя самого, а потому и жизнь ценить попросту незачем. Так всегда было. За решёткой - так было почти всегда. Агата дала ему возможность почувствовать разницу, но затем - разбила эту альтернативу вдребезги, показав, насколько замок, который он строит, воздушен.
Впрочем, тем самым дала повод задуматься о том, куда положить первый кирпич... Сонни слишком устал от себя самого. От воздушных замков, от отсутствия чего-то важного и настоящего в своей жизни. От отсутствия корней и твёрдой почвы, за которое Тарантино как раз наверняка отдала бы многое, но говоря про себя саму... он скучал по ней. И жалел, что её нету рядом в этот момент. И никогда уже не будет, наверное...
Ему было тяжело заниматься бумагами, но Пульсоне всё-таки начал это делать. Собирать документы, необходимые для покупки земли, добиваться всех справок, добывая семена, из которых однажды, возможно, вырастут его корни. Нужны ли они окажутся - это тоже ещё вопрос, но он не деревянный, в случае чего - сможет отбросить их снова. И уехать ещё куда-нибудь, кроме Сан-Диего... возможно, стоит вернуться в Детройт, есть там одно незавершённое дело, хотя - едва ли кому-то будет польза, если он его завершит. Легче будет разве только ему самому.
- Документы. Ты ведь ещё в настроении продать земплю?.. - Сонни на самом деле не настолько туп, насколько кажется, сказанные слова и произведённые разговоры он запоминает лучше цифр, наряду с данными обещаниями, хотя вот Эдди пока что ничего ещё ему не обещала. Так что же, даст теперь заднюю? И ему придётся искать другой вариант вложения денег? Слышно, как трещит очередная мечта... но пока что - ещё есть надежда, что не рухнет. - Обсудим?.. - не на студии же это обсуждать... Сонни вообще не говорил, что хочет купить землю - ни на студии, ни где бы то ни было ещё, чтобы ни у кого не было соблазна сказать Фрэнку или кому-нибудь из его друзей, слишком много найдётся охотников вложиться или заняться крышеванием, а Пульс сейчас не уверен, что хочет этого. Ему слишком многое известно о вымогательстве.
- А это тебе, Чарли. - как расположить ребёнка к себе? Купить ему что-нибудь вкусное... Но Сонни, помнивший и их игру с Чарли, пошёл чуть дальше - из кармана появилась маленькая плюшевая лошадка с глазами-пуговками и пушистой гривой. Шарлотта же любит лошадей?.. - Будет подружка мистеру Спарклу... - ему, наверное, тоже одиноко без компании. Игрушка будет полезнее шоколадки - она дольше прослужит... К тому же, Сонни не был уверен, что уже можно дочери Эдди, а чего ещё нельзя, она ведь ещё маленькая. - А это что у тебя?.. Гроссбух? - улыбнулся Пульс, увидев другую игрушку, уже для взрослых, которой занималась Хадсон. Интересно было бы почитать, пожалуй, но без спроса Сонни не стал бы этого делать. Интересно вовсе не потому, что он хотел посмеяться над ней, а потому, что он может лучше понять Эдди, найти какую-то зацепку, чтобы помочь ей, а значит, и себе самому с землёй, в конечном итоге - научиться чему-то. То, что Хадсон сама себя считает дурочкой, не означает, что у неё ничему нельзя научиться - это говорит, пожалуй, про проблемы с самооценкой, и не более того.
- И как с ней работается?.. - прошлое - это всё, что есть у них. Это то, из чего формируется жизненный опыт, и следовательно, это то, что и направляет их будущее в огромной степени, неважно, оглядываешься ты туда или нет - но в данном случае Пульс считает, что неплохо бы и оглянуться, поскольку неизвестно, что будет в будущем - возможно, ему ещё придётся поработать с Ливией однажды, и мнение того, кто числится её сотрудником сейчас, может быть важно. Или же Ливия окажется его врагом в один прекрасный день, и тогда ему и подавно пригодится любая информация о ней. Андреоли в той же команде, что и Док. Вернее, Док вообще её теперь возглавляет, а с ним у Сонни были уже общие дела... Но они оба поддержат Фрэнка, если тот проголосует за смерть Сантино.

+1

5

Ее слишком долго мотало по ветру – без семьи, без привязанностей, слишком одиноко и слишком… самостоятельно. В отличие от тех, кто рос под опекой и в нужный момент достаточно созрел для того, чтобы «вылететь» из гнезда, она слишком рано оказалась выброшенной за борт, да и при матери, ей все равно приходилось заботиться о себе самостоятельно по большей части; теперь же, когда казалось бы догонять свою юность слишком поздно, она судорожно, старательно старается уцепиться хоть за что-то относительно надежное в этом мире.
Например, за старый, неухоженный, некрасивый дом. Это покажется вам странным, но ведь… разве они не похожи? Брошены своими семьями, некрасивы, никому не нужны – скорее напротив, только мешают своим существованием чьим-то планам в реальной жизни. Слишком печальны, и своим видом – словно немой упрек тем, кому повезло немногим лучше, немой укор тем, кто стыдливо и смущенно отводит взгляд, избегая каких-то там нелепых желаний. В этом есть нечто дохристианское, языческое, нечто из времен, когда у каждого был свой личный божок, и этот дом – ее божок. Она позаботится о нем, позаботится о той истории своей семьи, что живет в каждой доске, в каждом предмете скудной обстановки, в фотографиях на чердаки, в пыльной, пропахшей сыростью одежде, и семья позаботится о ней, и семья обеспечит ее спокойствием, безопасностью… разумеется, рыжая не формулирует это все именно в таких выражениях, но это глубокое убеждение внедрилось в нее до крайности. Ничего удивительного, что вопрос Сонни вводит ее в ступор. Она ведь воспринимает дом и землю единым целым, даже не предполагая себе варианта разделить их.
А жаль, может, все ее проблемы разрешились бы раньше.
-Я… я как-то не думала об этом. Но мы можем это обсудить.
– она пропускает Сонни вовнутрь, он ведь здесь уже бывал и отлично знает этот дом, и он производит впечатление человека безопасного, человека, не несущего в себе беды, не несущего в себе зла, даже не смотря на злобу в своем прошлом. Но то что он делает… ей это не нравится. Шарлотта и без того много спрашивала, придет ли еще дяденька-лошадка, ей льстило внимание, ей нравилось, что с ней играет не только мама, и это беспокоило Эдди. Девочке не следует привязываться к тем, кто не будет рядом с ней – всегда. Не стоило Пульсоне приносить игрушку. Малышка прыгает, вцепляясь в драгоценную лошадку, и вопит нечто неразборчивое, но явно имеющее и благодарственный, и ликующий оттенок, чтобы потом убежать, громко топая пятками, на второй этаж.
-Да. Подсчитываю, сколько останется после выплаты залога и других расходов.
– она уже потихоньку ушла в минус, ну так это самое интересное: найти, на чем можно сэкономить и где можно заработать.
-Непросто. Если бы не деньги, я бы не стала к ней возвращаться, она слишком много знает. Мне это не нравится. – они не разговаривали после того визита рыжей в кабинет, но если и пересекались в Парадизе, то Эдди каждый раз была уверенна: Ливия ее презирает. Она не понимает, что Эдди не железная, не может и работать на залог, и учиться, и все остальное делать…. 
-Скоро все закончится. через год или два, если сейчас не договоримся. -
по коже проходят мурашки. Неужели, она будет в клетке еще год или два?

+1

6

Привязываться не стоит. Но и забывать не следует. Сонни всю жизнь старался ничего не забывать - лиц, контактов, адресов, телефонов; сказанных слов, данных обещаний; фактов... однажды то, что ты пережил раньше, может пригодиться тебе в настоящем или будущем. Как получилось и со студией, когда Пульс попытался найти тех людей, с которыми пересекался - просто даже пересекался, не общался тесно - до тюрьмы, и хотя получилось совсем не так, как он предполагал - этот ход всё равно оказался крайне полезным. Ну, Чейна Эдди и сама знала. Так что хорошая память - это чаще хороше, чем плохо, уж точно она спасает больше жизней, чем губит, хотя, конечно, да - порой воспоминания могут быть и болезненными. Правда, Пульс не считает, что подаренная лошадка в будущем станет для Шарлотты причиной таких воспоминаний - он не думал, что девочка сможет к нему сильно привязаться просто из-за подарка и получаса общения, не считал, что способен стать для неё чем-то вроде... вроде того, чем являлся старый дом для её матери. Эдди была привязана к нему. Настолько, что это начинало топить её, перекрывая здравый смысл, именно он ведь съедал все её деньги, именно он был тем минусом, в который она ушла - ещё даже до того, как это показали цифры. Он ведь ненадёжен. Он трещит, и просто рухнет однажды, очень даже скоро, если всё будет продолжаться в том же духе... Только Сонни ли давать советы по этому поводу? Рыжая уже не ребёнок. По паспорту, по крайней мере; и должна сама соображать, что делает - а к тому, что ей скажет отсидевший уголовник, она всё равно вряд ли прислушается. Слова Ливии и то больше значат... Впрочем, и разбегаться тоже торопиться не стоит - если они сегодня договорятся, то и Эдди, и Шарлотта будут видеть его чаще. Как-никак, они станут в каком-то смысле соседями. Хотя наличие дома, где живут дети, впритык к стрельбищу Сонни всё-таки не очень нравится - просто по соображениям безопасности. Как бы ни был высок забор, дети всегда найдут одну дырку; если нет - сделают её сами, это Пульсоне и по своему детству помнил. Территория станет опасной для детей.
- А вот я думал. - думал, когда пил в Сан-Диего, до, после и во время съёмочных дней на тамошней студии, думал до разрыва с Агатой, думал после него, думает и сейчас, но теперь просто вслух этого сказать не стесняется, чтобы не сглазить и не давать никому пустых обещаний. Думал, мысленно расставляя всё по местам, проектируя будущее место в голове, рисуя в воображении его чёртеж, пытаясь использовать весь потенциал территории, которую он получит, если всё пройдёт гладко - но пока в уме, ещё даже не на бумаге. И тем не менее, представлял, что будет, более-менее чётко...
- Давай обсудим. - девочка умотала знакомить новую игрушку со старой, а Пульсу на самом деле только этого и было надо - чтобы Шарлотта не мешала им разговаривать; смущается он в её присутствии, даже если она ничего не делает, просто смотрит. Уже меньше, чем в прошлый раз, но всё равно - ощутимо. И чувствует себя немного виноватым за то, что курятника у неё не будет, на территории будут совсем другие курицы, из металла и пластика, и нести они будут свинцовые яйца, мелкие и для организма никак не перевариваемые. Впрочем, дети быстрее ко всему привыкают. И адаптируются лучше, так ведь?.. Сколько своих детских фантазий Сонни уже позабыл? Подавляющую их часть, пожалуй. Можно сказать - почти всё.
- И много получается? - поинтересовался Пульс, скорее из чистого интереса, чем с намерением что-то там советовать; это одновременно и удивительно, и не очень, как Эдди, выбиваясь из сил на трёх работах сразу, умудряется и проматывать всё заработанное так быстро. Такими темпами, рядом с его клубом и действительно не будет никаких детей - потому что у Хадсон и дочери попросту отберут дом... и что самое интересное - Сонни тогда с удовольствием и его выкупит у банка, если у него дела пойдут в гору, вместе с участком, на котором он стоит, ему ещё метры не помешают. И о том, где будет жить Эдди, он в этом случае уже не сильно задумается. Впрочем, её вроде и родительских прав лишить намеревались в таком случае?
- Понятно... - усмехнулся Сонни невесело. Хадсон было всё ещё некомфортно из-за прошлого, и пожалуй, у Ливии работать для неё действительно не вариант; можно было бы порекомендовать сменить работу, она-то в любой момент может это сделать, но тут уж... Эдди явно много чего придётся менять - с её объёмом работ. Нельзя же быть везде. Тем более, что это, кажется, и без толку... ещё и ремонт. Пульса так и подмывало задать вопрос - Хадсон вообще спит когда-нибудь? Но это ведь не его дело. Может, и не спит. Его должно было волновать одно - чтобы в кадре она смотрелась хорошо; впрочем, нет, даже и не это - за этим следила съёмочная бригада.
- Через два года Шарлотте же в школу пора уже будет. - сделал Пульс неопределённое утверждение - почти вопрос. Может, не через два, а через три, он не был уверен с точностью этой цифры; но не это важно, а то, что целого года у Эддисон с её количеством проблем просто нету. - Ну вот и... вперёд. Давай договариваться. У тебя есть условия? И какова цена?.. - Сонни раскрыл папку, доставая оттуда документы и начиная раскладывать их по столу.

+1

7

А что она может? Если он уже решил, значит, получит свое, даже если это будет значит что-то очень плохое для нее. Удивительное сочетание качеств в этой девчонке – одновременно и страх перед внешним миром, и желание в нем хоть как-то утвердиться; упорство, достойное барана (правда, разве что в том, что касается саморазрушения и самоуничижения), и страх перед любыми проявлениями собственной личности. Вдруг ее не оценят, вдруг все поймут, что она не стоит ровным счетом ничего, вдруг ее засмеют, уничтожат, оскорбят? Эддисон, видит Бог, хотела бы быть сильной, упорной, смелой, хотела бы уметь постоять за себя, но ей по-настоящему страшно. Она ведь ничего не может противопоставить чужим желаниям она ничего не может противопоставить грубой силе. И хотя Сонни не производит на нее впечатления злого человека, Эддисон все равно его побаивается, даже не признаваясь в этом самой себе; он ведь может причинить ей вред, чисто теоретически, а она ему – не может…
Может, ничего удивительного в ее злобе и нет. Попробуйте, поживите в мире, где каждый чудится вам смертельным врагом.
-Хорошо, раз ты хочешь.
– если денег будет слишком мало, то она может остаться на улице, и тогда ее будет ждать череда арендованных квартир; разумеется, в аренде самой по себе нет ничего плохо, но с ее бюджетом, ей грозит или каморка в гетто, или социальная квартира, в окружении самых неблагополучных людей. Разумеется, она и сама для более богатых людей – «белый мусор», но больше всего, Эддисон боится за Шарлотту и ее будущее. Как ее малышка будет жить среди преступников и наркоманов? Не будет ли среди таких людей грозить ей постоянная опасность? А школа? Здесь малышка будет учиться в ближайшем пригороде, ведь дальше по дороге есть еще несколько ферм, и школьный автобус собирает их всех. А там, что ей грозит? Такое же жалкое существование, как и у ее матери?
-Было бы много, у меня не было никаких проблем.
– она заваривает две чашки чая, а потом, чуть поколебавшись, выставляет на поднос еще и тарелку с печеньем. Разумеется, дело не в его стоимости или ее совсем уж безграничной жадности, просто Эдди понятия не имеет, как нужно принимать гостей. Она сосчитает на пальцах случаи, когда кто-то приходил к ней, не считая, разумеется, социальных работников. А еще ей стыдно. Он видел ее в таком виде, в котором, по ее глубокому убеждению, должен видеть лишь один-единственный. Разумеется, рыжик запрещает себе даже думать о какой-то стыдливости, не до этого ей, но ведь румянец с щек тоже не согнать по своей воле.
-Через три. – она откашливается. – Тогда будет прощу. Не надо будет за детский сад доплачивать. – она надеется, что такая болтовня отнимет у них еще времени, но он переходит к неприятному. Теперь лицо пылает в жаре, а голос чуть дрожит: - Я не знаю. Мне надо будет где-то жить, так что нужно, чтобы хватило и по закладной выплатить, и на что-нибудь… что-нибудь еще  – она старается говорить как можно деликатней. - Чтобы было, где жить.

Отредактировано Addison Hudson (2014-11-27 23:53:22)

+1

8

Увы. Сонни и так неплохо видит, что из себя представляет Эддисон, и чего стоят все её усилия сделать свою собственную жизнь лучше... к чему эти усилия в итоге приводят. Хотя это вовсе не значит, что общение с Хадсон ему неприятно, что он презирает её, или уж тем более, желает ей чего-то плохого, что девочка ему противна... из-за того, что она снимается в порнофильмах? И почему же он должен презирать рыжика за это, а ей должно быть стыдно перед ним?.. Он ведь сам эти же самые фильмы и снимает. Даже студия, можно сказать, носит его имя; так кто из них более ужасный человек - преступник, который пришёл на студию ради пяти тысяч долларов дохода ежемесячно, чтобы ни в чём себе не отказывать в своей жизни, или же мать, которая занимается сексом на камеру ради того, чтобы прокормить своего ребёнка? Может, медали за свой поступок она и не получит, но Сонни не считает, что Эдди есть, чего стыдиться. Уж точно не перед ним, или Ливией, или Фрэнком, или такими людьми, как они...
Но при всём при этом, с другой стороны было бы честно сказать, что и особой жалости к ней он не ощущает. Нет, по-человечески ему их с Шарлоттой, конечно, жаль; но он не настолько сердоболен, как Ливия, чтобы начать навязывать ей учёбу, работу, или какие-то другие варианты, не станет тянуть её из дерьма, не станет влиять на её жизненные выборы. Она ему не дочь. И Чарли, к счастью, тоже не его дочь. Эдди сама должна выбирать, что для неё в жизни важно... Что же касается всего остального, "белых отбросов", бедности, кто и чего там представляет - он рос в сиротском приюте, он сам обездолен. И вот это не было его выбором.
А вот выводить всех приёмных родителей, чтобы те отказывались от него - это да, это было его выбором. Но почему он это делал - это уже другая история. Как раз потому, что они не были ему родными, они его не вынашивали, не рожали, не заботились о нём, они получали его готовым... на усыновление вообще могут пойти только материально обеспеченные люди. Уже потому они были другими людьми, не из его мира. И естественно, друг друга с маленьким Сонни они не понимали уже по этой же самой причине.
Так что Пульс и Эдди, по сути своей, люди не столь разные, как она думает. От Эдди у него всё-таки меньше отличий, чем вот от Фрэнка... но плевать ему. Это можно исправить.
- Да, верно... - тихо улыбается Сонни. Деньги не решают всех проблем, но в случае с Хадсон - решили бы большую их половину. В его же случае - вряд ли большое количество денег его проблемы решит, но вот к его мечте - приблизит основательно. На что-то надо строить, на что-то открывать стрельбище, нанимать работников. Оно далеко не сразу окупится.
Но так ли всё плохо у Эддисон? На что она потратила свой гонорар за съёмки? Куда уходит зарплата от Ливии, и... где она там ещё работает? Не может быть того, чтобы всё это отнимал детский садик для Шарлотты. Остаток уходит на ремонт? Или всё сжирает закладная, не давая даже начаться ремонту?.. Куда потратить деньги - это вообще не вопрос для американца. Но вот откуда их взять... даже для того американца, кто пользуясь благами американского образа жизни, попирает те законы, которые его обеспечивают, это тоже проблема. Организовать налёт - дело несложное. Но вот попробуй потом, отмой эти деньги, докажи, что они твои.
- Ты сказала, что двадцати тысяч будет достаточно, чтобы закрыть закладную. - если он правильно помнил. Пульсоне скрывает улыбку, потянувшись за чашкой с чаем - отчего-то такой жест ему приятен... и совершенно наплевать, насколько печенье, которое Эдди поставила на стол, дешёвое (он вообще не разбирается в печеньях; в тюрьме кусок сыра - уже считай деликатес). Они общаются как-то по-домашнему, уютно, хотя и отношения между ними имеют куда больше деловую окраску. Бизнес есть бизнес, даже с чаем... - У меня есть двадцать пять. Тебе должно хватить и на часть ремонта... - Сонни не скажет ей, откуда у него появились такие деньги. Сама операция была законной; не совсем законна была только его роль в ней, но это, впрочем, совсем не важно. Эдди точно ничего не потеряет. - И дом останется за тобой. Я заберу только участок. - хотя Пульс мог бы посоветовать наплевать на закладную - пусть бы банк забрал дом и двор, Эдди хватило бы этих снять себе другое жильё, или даже купить. С теплом, с водой, со светом, со всем необходимым для того, чтобы её дочка росла как все нормальные дети. - От леса до конца кукурузного поля... - в общем... проще сказать, всю ферму, кроме хозяйского дома. Только, пожалуй, будет нечестно, если он не скажет - зачем это всё...
- Я хочу открыть там стрельбище. Стрелковый клуб. - молчание... Сонни пожимает плечами, отпивая из своей чашки, не глядя на Эдди. Получается, что она стала первым человеком, кому он раскрыл свою мечту. Никто больше о его планах на этот участок пока не знал. - Это займёт время, конечно... но ты и сама понимаешь, тут всё преобразится. - и не в лучшую сторону. На военную базу станет похоже. В общем-то, в каком-то смысле, таковой участок и станет. - Поэтому если есть ещё какие-то условия, давай обговорим. - или вообще всё свернуть, если Эдди сделка с такой целью не устраивает...

0

9

Разумеется, за съемки неплохо платят. Но это происходит не так часто, как ей нужно на самом деле (может, Голос-Как-У-Роботы был прав, говоря, что лучше бы ей было переехать в Нью-Йорк, или где там у него вторая студия), и куда чаще, чем это подходило ей. Но с другой стороны…
Счета. И ладно бы только счета, но нужно же еще покупать топливо для котла, в Сакраменто, без шуток, весьма холодные ночи, здесь промозгло и ветрено. Заправить котел, кстати, дело тоже нелегкое, для тощей Эдди-то, а еще доставка недешевая.
Ремонт. Деньги, полученные ей от банка, уже разошлись, и кое-что действительно важное уже было сделано; в конце концов, коммуникации этого старичка сейчас радовали глаз, хотя сантехнику явно и требовалось сменить, подвал был осушен и укреплен, да и крыша уже не текла, позволяя начать ремонт на втором этаже. Разумеется, здесь еще много работ, и залоговых денег не хватило бы даже в теории, но пока все идет по ее плану: пусть дом и выглядит развалюхой, но на самом деле, он относительно крепок, и если им заниматься, простоит еще не один десяток лет. Но сначала она должна разбираться с проблемами более насущными, а потом уже наводить внешний лоск…
А еще Шарлотта. Вы понятия не имеете, как много денег уходит на ребенка – и это притом, что Эдди считает, что совсем ее не балует. Но девочка растет слишком быстро, и ей все время что-то нужно: одежда и обувь, новые, более соответствующие возрасту, игрушки, ведь будучи сама особой необразованной, она хочет для Шарлотты лучшего, хочет ей счастливой жизни и отличного образования.
После всего этого, денег, собственно, и остается, что на скромное питание для них двоих. Стрижется, например, она исключительно самостоятельно, а гардероб Эдди, в противоречие хорошеньким и качественным вещичкам Чарли, состоит исключительно из того, что дарили ей наниматели.
-Я заплатила в этом месяце. Осталось девятнадцать семьсот. –
рыжая даже не понимает, что благодаря хитро составленному договору, в следующем месяце ее долг уменьшится совсем незначительно. – Так что да.
Внутри холодеет. Она избавится от долга, она лишится дома. Это пугало. Впрочем, следующая его фраза заставляет ее напряженно и испуганно поднять глаза. Часть ремонта…
-Правда? Дом останется за мной? На самом деле? –
это звучит почти как мечта, это звучит лучше, чем то, что она может себе вообразить. У нее будет ее дом, дом, где ее мама когда-то была счастлива, и дом, где она постарается сделать счастливой Шарлотту. И что будет рядом, ее совсем не волнует; скажи он, что это будет фабрика ядерных отходов, ее это бы вполне устроило.
-Я не знаю. Меня все устраивает. Только что б по дому не стреляли. 

+1

10

За съёмки нельзя платить слишком много; ровно как и слишком часто - это физическая работа, в конце концов, и если Эдди будет справляться одна за всех - она попросту перетрудится, устанет, и ни одной сцены дальше толком вообще снять уже не получится. Чейн и так не очень доволен, что она не отдыхает должным образом между съёмочными днями - а у него глаз уже более-менее намётан, впрочем, даже и невооружённым глазом видно, что Хадсон где-то ещё вкалывает помимо студии, и ночные съёмки её окончательно выматывают. Вообще-то, с таким ритмом жизни, не то, что дурой быть не перестанешь, чокнуться можно и вовсе окончательно. То есть, вполне серьёзно, крыша поедет. И это будет, что она проиграла - не будет ни дома, ни фермы, потому что она будет недееспособной; не будет Чарли, потому что сумасшедших лучше вообще к детям не подпускать, какие уж тут родительские права, и видеться они, скорее всего, тоже не будут по этой причине. И по той, что Чарли будет жить в детском доме. У Эдди ведь нету родственников, да? Родственники не позволяют друг другу скатываться в такое дерьмо, исключая те случаи, когда сами в таком же положении и живут. Ну... по крайней мере, Пульс считал так. Откуда ему-то знать, детдомовскому, если быть объективными?
Девятнадцать семьсот... триста долларов - не очень маленькие, конечно, деньги, но относительного всей остальной суммы они кажутся смехотворными. Да и вообще, платить по закладной постепенно - это... глупо. Заложить вещь - это ведь по умолчанию означает, что ты хочешь её выкупить. Всю, сразу, целиком. А не вкладывать деньги в свой долг, который, к тому же, ещё и вырастать начинает со временем. Разве кто-нибудь вносит часть стоимости заложенного фамильного украшения в счёт ломбарда? Если его не снимут с витрины - какой в этом смысл? А то, что Эдди делает с домом, похоже именно на такую ситуацию, и с закладной, и с его ремонтом. Деньги на ветер. Даже хуже - деньги в пользу тех, от кого благодарности явно не будет, только злорадство
- Ну я же это сказал. - а как по-другому, впрочем? Сонни хотел бы, чтобы и дом тоже ему перешёл - но в этом случае Эдди просто разорвёт сделку, и оба останутся при своём - она при доме, который её раздавит в переносном смысле, а может - даже и в прямом, а он - при своих двадцати пяти тысячах, но которые уже не будет знать, куда деть. Нельзя ведь иметь всё. Приходится идти на компромиссы, как-то договариваться... чего-то лишаться, что получить главное. - Я вижу, что он для тебя много значит. Да и ты в него уже столько вложила... - двадцати пяти тысяч будет мало для дома, если по-честному, Сонни обязан бы по-хорошему и частичный ремонт тогда посчитать и включить в стоимость. Огромный участок земли за такие деньги - на самом деле, уже довольно щедро, Эдди могла бы продать и дороже. И тем, кто занимался бы фермерством, а не стрельбой... Так что, получается, что это Пульсоне её ещё и нагрел. Впрочем, может быть, и нет. Землю надо оценивать, а это бюрократия, это торги, агрономы и землемеры ещё тысячу причин найдут, чтобы сбить цену - плохая почва, гнилой сарай (а вправду наверняка гнилой ведь - его ведь явно не ремонтировали)... Да и времени у Эдди на всё это нет. Скоро зима. А срочные продажи - всегда по сниженным ценам.
- Нет, ну что ты. Я обратно в тюрьму не хочу. - это какой будет скандал, если жилой дом будет обстрелян или разбомблен по вине стрелкового клуба по соседству?! Именно потому Сонни и не очень нравится, что рядом кто-то живёт. И вдвойне, что один из этих кто-то - маленький ребёнок... А стрельбище, естественно, будет расположено от дома, в сторону леса; но этого недостаточно, ясное дело - лес ведь уже не его территория, пули не должны вылетать туда, потому что это создаёт опасность для любого, кто там окажется. Нужен отбойник, который обезопасит остальную территорию. Вид, конечно, будет испорчен... - Хотя как-то отгородить дом всё-таки надо. Для безопасности. Но об этом я за свой счёт позабочусь... - если до дела вообще дойдёт, конечно; потому что сейчас у Сонни только и будет, что гнилой амбар, в котором может и удобно будет по консервным и пивным банкам стрелять, но это можно и в том же лесу тоже сделать, просто уйди вглубь, где никого нет. И каким именно образом достигнуть того, что хочется, для Пульса пока в большей степени - загадка; в его голове более-менее чёток только результат. Одно понятно - нужны деньги. Следовательно, и способы их заработать тоже нужны. Но в любом случае, это будет первым, о чём Сонни задумается - о том, как обезопасить от стрельбы всё то, что будет находиться вокруг стрелкового поля.
- Раз тебя устраивает... вот, держи. Прочитай внимательно. - протягивает ей листок с бланком. Надо вписать имя, расписаться в нескольких местах, и приложить документы, подтверждающие владение домом - купчую, иными словами. Можно что-то и дополнить, как про тот же забор, чтобы всё было подтверждено документально. Даже про Шарлотту что-то написать - чтобы Сонни не дарил вот ей больше подарков или наоборот, ежемесячно на своём горбу катал. Америка, мать её - страна свободы; если только законом руки не связаны...

0

11

Единственное положительное качество, в котором Эдди отказать нельзя – это ее работоспособность; впрочем, в некоторых ситуациях, это идет ей скорее во вред. Но если кто попробует ей рассказать чего плохого об этом, она здраво возмутится. Чего ей – отдыхать? Чтобы потом каждый вроде Ливии тыкал ее носом в то, что она не делает ничего, что она ленивая и слабая, и не готова стараться ради своего ребенка. Хотя бы так, она доказывает тем, кто видит в ней плохого человека и плохую мать, что она на самом деле не такая: работает полный рабочий день, после чего занимается домом, а по ночам… ну, здесь вы сами все понимаете. Это ведь не каждую ночь, а раз в неделю, она может и не поспать. Ливия, Морт, и это огромное сумасшедшее семейство из особняка в центре города, и богатый п*дик из тех, которые время от времени начинают ее лапать, а после этого возмущаются, что она смеет отказывать. Мол, с такой-то рожей… впрочем, благодаря ее роже, таких были единицы.
Хорошо Сонни, думает с внезапной острой завистью Эдди. Работенка на студии у него не особо пыльная (впрочем, она понятия не имеет, чем он на самом деле занимается), опять же, баба наверняка есть, какая-нибудь длинноногая красотка навроде Ливии, и вообще… он смог за короткий срок раздобыть немалую по ее меркам сумму денег, а значит, все его проблемы надуманные, и эти грустные глаза вкупе (нет, ну он и в самом деле слегка похож на одну из этих смешных собак-коротышек, они, кажется, бассет-хаундами называются, с этими огромными мешками под глазами) ему совсем ни к чему. Он радоваться должен, улыбаться.
Эдди оставляет право на печаль лишь за собой. Расскажи Сонни ей о том, что считает своими проблемами, она назвала бы его жалким нытиком (пусть даже и не вслух), а всякие голодающие африканские детишки для нее – все равно что звезды, пожираемые черными дырами где-то в космосе. Проблема, может, и существует, но ей-то какое дело?
Она торопливо мотает головой – рыжие кудряшки вокруг лица туда-сюда скачут. Она согласна, она на все согласна, и вообще, о чем ей теперь нужно будет волноваться? Ей и не нужно много земли, совсем немножечко вокруг дома, а дальше она сама со всем справится, и все будет хорошо, у них с Шарлоттой все будет хорошо….
-Да, хорошо. Я согласна, я со всем согласна. – она пытается прочесть текст, но в нем слишком много незнакомых для нее слов. Вот что такое «отторгается»? А «право на бессрочное распоряжение землями»? И как понять «Правообладатель земельного надела сельскохозяйственного назначения»? В некоторых случаях, даже узнавая все слова, она не понимала смысла фразы в целом, а в других и слов-то знакомых, кроме предлогов. Она какое-то время вчитывается, шевеля губами, а потом немного растерянно поднимает на него взгляд.
-Я не все здесь понимаю.

+1

12

Сонни даже открещиваться не станет, если Эдди назовёт его проблемы незначительными по сравнению со своими собственными; его социальная служба не прессует, у него нету дома, за который необходимо держаться, и который, по сути, и является инструментом прессинга со стороны соцслужбы, из-за чего приходится делать выбор... нету маленького ребёнка, о котором надо заботиться. И даже "длинноногая красотка", у которой есть и свой ребёнок, о котором он пытался заботиться и с которым пытался сдружиться, его оставила - просто его отношениям пришёл конец; вот это, наверное, и есть его единственная проблема. В остальном же всё в порядке. Он устроился на студии, освоился, получает там неплохие деньги, у него появляются связи, он вот ещё и землю собрался покупать. Свой срок он отсидел полностью, он не бегах, не в розыске... и в городе уже освоился. Нету у него проблем. А вот у Эдди в жизни, да, полная жопа.
Только улыбаться и радоваться жизни Сантино почему-то совсем не тянет...
Эдди ведь представляет, кто он такой на самом деле. Пусть и не знает, что он делал конкретно, или что готов сделать, но всё равно ведь, сложно не понять, какой направленности это были вещи, и как назывались многие из них по-простому, если не заменять эти слова другими, более мягкими. Он преступник. Бандит. Ему приходилось в жизни и бить людей, чтобы достичь своих (или чужих, или чаще общих - и собственных, и других) интересов, и калечить, и убивать... но он живёт в том мире, где не только он это может. Вот Фрэнк, например. Она ведь была свидетельницей их разговоров, и в гостинице, и позже, в своём собственном доме. Так всё решалось в его жизни. Так всё решалось и по ту сторону объективов камер, за пределами площадки на студии... Пульс легко может выпасть из этой жизни, если не будет двигаться куда-то. Выпутываться пока что удаётся, но это даже не его заслуги. Агата его прикрывала... но вряд ли сделает это вновь, если что-то случится. Жизнь, где тебя могут убить, или заставить убить кого-нибудь ещё, такая уж лёгкая и беззаботная? Да, с одной стороны. Но не у всякого хватит духу повернуть свою жизнь в эту сторону. Вот Эдди... сможет ли она убить кого-нибудь? Или ограбить? Намеренно, а не просто защищая себя или Чарли. Сонни сомневался, что сможет. И он не скажет ей о своих проблемах; как и её не то, чтобы просил говорить о своих, но так уж случилось, что неприятности Эдди были на виду. Опять же, он не благотворительностью здесь занимался, а пытался достичь своей цели... это можно было сравнить с проблемой и её преодолением, но окрас это несёт всё равно другой - от целей можно отказаться добровольно, а вот от проблемы уже сложнее, последствия этого отказа могут быть гораздо серьёзнее. Ну, Эдди ведь не может просто взять и отказаться от собственной дочери, верно? Убить ради неё - это проще. Или умереть. Да и так и должно быть, по сути. Это, правда, не изменяет того, что Пульсоне не понимает, зачем нужен фермерский дом без самой фермы, чем он так уж ценен, но - ему до этого нету особого дела. Эдди решает, что делать со своей жизнью... и с тем, что в ней есть.
- А что непонятного?.. - насторожился Пульс, перемещаясь договор обратно к себе, вчитываясь в строчки, которые сам, впрочем, чуть ли не наизусть помнил - ну так в этом и проблема, быть может, у него глаз мог уже "замылиться" и потому он вполне способен чего-то и не заметить... а вот у Эдди голова на эту тему пока свежая. И Сонни может ей в этом довериться; может, Эдди и считает себя дурочкой, но он вот тоже в документах не всё понимает, так что от неё в этом плане не так уж далеко ушёл. А сам он скорее представляет в общем плане, что тут написано, чем способен разобраться в деталях. Или додумать логически. Суть, впрочем, он с самого начала объяснил - хочет купить её ферму.
- ...Да я, на самом деле, тоже не всё. - признаётся, наконец, откладывая документы обратно к Эдди. Естественно, что он их не самостоятельно составлял... снова Чейн помог, сведя с каким-то своим знакомым юристом, который и оформил бумаги; и доверять ему у Пульса особых причин, конечно, не было, но на бумаге их стояли их с Хадсон имена, и термины подозрительными точно не казались, и это явно был не контракт на съёмку в порнографическом фильме... в свою пользу знакомый Чейна их кинуть всё равно не сумеет, центральные лица в сделке - это они с Эдди, а им между собой было бы проще вообще договориться на словах и пальцах, чем на бумаге, и нормальными словами, а не юридическими терминами; но чтобы открыть стрелковый клуб, в будущем, всё равно должно быть подтверждение права собственности. Ну и у Эдди, разумеется - чтобы социальная служба была в курсе произошедших перемен. Земля в пользу жилья. Пока Сонни начнёт строиться, и станет понятно, с какой целью - сотрудники службы успеют и её дело закрыть, так что всё будет в порядке. - Но смысл-то ясен... здесь явно написано, ты от этой земли не в пользу церкви отказываешься, и не бесплатно... Вот, кстати... - Сонни выложил из кармана своего плаща на стол тугую пачку денег. Затем залез в другой карман, и выложил ещё одну. В одной пятнадцать тысяч, во второй - десять...

+1

13

Она краснеет; ей кажется, что кто-то более умный обязательно понял бы все содержимое документа, ей кажется, что это необычайно постыдно, когда слова поддаются с таким трудом и уж тем более никаким образом не могут уложиться в голове. Это постыдно, это мерзко, это отвратительно, быть такой глупой, быть такой тошнотворно тупой, Ливия права, что относится к ней с пренебрежением,  ведь наверняка любой нормальный человек понял бы этот текст без малейших проблем, все дело в том, что она глупая, что она тупая, как пробка, а любой нормальный человек это бы понял, весь этот текст. Но с другой стороны, она однажды уже подписала однажды текст, который не поняла (впрочем, здесь стоит отметить, что текст там был куда как сложнее, ведь составлен специально для того, чтобы обвести даже вполне себе образованного человека, загнав его в финансовую каббалу всеми этими дополнительными пунктами с микроскопическими подпунктами и хитроумными формулировками), и теперь пытается разобраться с проблемами, а ведь деньги ей тогда тоже дали – правда, стоит признать, сумму куда более меньшую, чем составляли реальные цена дома и земли. Всего девятнадцать тысяч долларов! И эта смешная сумма поставила под угрозу само ее существования, сам ход ее жизни, а тут речь идет о той слабой надежде, которая только осталась у рыжика. Всего-навсего двадцать тысяч долларов, но эта сумма может уничтожить сразу две жизни. И если про Эддисон можно еще сказать, что она сама виновата во всем произошедшем, то Шарлотта не заслуживает, чтобы ее жизнь разрушилась вот так вот. Как ни странно, не смотря на все их сложности, не смотря на все те трудности, что есть в жизни их маленькой семьи, Чарли – счастливая девочка, Чарли буквально светится от радости, Чарли буквально дышать не может без мамы. Она любит свою жизнь, она любит этот старый дом, который не пугает ее своей разрухой, а привлекает всеми этими маленькими тайнами, она любит свою маму, и разлука разобьет ее крошечное сердечко.
Хотя, пожалуй, будь у них пони, Чарли была бы чуть счастливее.
-Эм… ну да… - она переворачивает последний лист и смотрит план участка. Надо же, она даже не знала, какая именно площадь участка, и не представляла четких границ. Территория на продажу заштрихована, и на ее фоне дом с прилегающим к нему участком выглядит совсем маленьким; амбар находится на заштрихованной части, но совсем близко к ее границе, так что участок, должно быть, выйдет довольно большим. Не до подсобного хозяйства, конечно, но качели вполне влезут.
-Да. Хорошо. – она видит живые деньги. Сглатывает, какое-то время молчи. А потом подписывает документы, каждую страницу, уже не пытаясь разобраться в происходящем.

+1

14

Кто-то более умный... увы, умных в доме сейчас нет - только девушка, которая едва закончила школу, если и закончила вообще, но и было это так давно, что она уже наверняка успела забыть обо всём, чему там учили; уголовник - бывший морской пехотинец, которым умными быть и вообще не положено; и трёхлетний ребёнок, который и читать-то ещё не умеет. Сонни никогда не считал себя дураком, но и образованным уж точно не был, и думал он обычно о том, куда нужно направить грубую силу, а не какие цифры необходимо вписать, чтобы добиться результата... В банде Джила Динаполи он использовался в качестве мускулов, когда ситуацию было проще разрешить кулаком или пистолетом, нежели словами или деньгами; да и в тюрьме Сонни предпочёл юридическим или финансовым образовательным программам ремесленные - столярные курсы, работа на токарном станке, старался находиться как можно ближе к мастерской, решив, что на свободе в будущем ему это пригодится гораздо больше, когда он вернётся в дело. К тому же, в мастерской уж куда проще было добраться до инструментов, чтобы изготовить себе средство самозащиты, нежели, скажем, в прачечной... Так что Пульс действовал чаще руками, не головой. Если это означает, что он тупой - пусть так, он тупой. И юристов, финансистов, банкиров и прочих клерков-бюрократов вообще в огромной степени недолюбливает, как, впрочем, многие представители необразованной Америки, подспудно ожидая обмана, и считая, что лучший способ не быть обманутым - вообще не связываться с этим... ну в общем, тут Эдди его наверняка понимает. Бумага его тоже несколько смущает как раз поэтому. Настоящая уверенность в том, что он делает, придёт только тогда, когда будет заложен фундамент для стройки. Настоящий, не бумажный.
Единственные бумаги, которым он верит - это деньги, которые видит перед собой; а они вот - Хадсон тоже может на них посмотреть, потрогать их, и забрать себе - в обмен на серию своих подписей. И делать с ними всё, что захочет, делать ремонт, покупать для ребёнка пони или строить качели, его это уже мало коснётся, лишь бы происходило это не на той территории, на которой будет обосновываться он.
Последний лист документа, на котором изображён план участка - вот что Сонни понятно лучше всего; в его воображении тут всё выглядит уже совсем по-другому, он может уже на этой картинке разместить, что и где будет находиться; большую часть поля займёт стрельбище, амбары превратятся в сопутствующие клубу здания - склады, и жилое помещение, где стрелки будут отдыхать, хотелось бы открыть и небольшой магазин, хотя это - уже совсем другая проблема, связанная с другими законами. В планах так же есть сделать подвал, с тиром поменьше, чем наверху. Но на всё это нужны деньги, и гораздо больше, чем у Сантино есть сейчас.
Эдди молча смотрит на деньги несколько секунд, а затем срывается, начиная подписывать листок за листком, с такой скоростью, что Пульс даже несколько опешил от настолько резкой перемены, и едва успевал теперь уследить за её действиями. Вот знал он, что деньги - лучший мотиватор, но в тюрьме даже подзабыть успел, насколько они могут влиять на сознание некоторых людей (особенно тех, кто чувствует их недостаток особенно остро), а теперь убеждался в этом воочию... наверное, так же поступили те аферисты, да? Показали ей пачку долларов, и Хадсон сорвалась подписывать всё, что перед ней появлялось? Что Пульсоне усвоил уже в её возрасте - так это то, что нельзя давать валюте на себя влиять, и есть вещи более важные. Впрочем, такие вопросы ещё ведь в Библии описаны достаточно подробно.
- Хей, стоп, притормози... - Пульс резко хватает запястье Эдди, сдерживая её руку, но без грубости, наоборот, даже улыбнувшись её напору. - Тут уже мои поля, я должен подписывать. - хорошо, что документ уже заверен, и с ним таскаться не придётся никуда - ещё один урок жизни о том, что здорово иметь полезные знакомство, даже если ты - тупой. Пожалуй, даже особенно в этом случае... Сонни вот свои связи подрастерял за годы тюремного заключения (на свободе, по крайней мере), но сейчас уже обрастал новыми. А куда же без них?.. - А твои документы на дом - они сохранены? Купчая, или что там... - дом-то старый. Если семейство Хадсон им владеет уже долгие годы, бумажка, возможно, пожелтела вся уже от времени, и сама по себе демонстрировала память о том, когда всё в Америке было гораздо проще - у кого этот документ, тот и владеет землёй, а в доказательство демонстрировался не юрист с портфелем, а винчестер с прикладом или кольт. Впрочем, а так ли много с тех пор изменилось в этом плане? Гонору просто стало больше вокруг да около. - Надо приложить их к делу. - и тогда можно будет и разойтись... Сонни взял ручку, начав, в свою очередь, ставить собственную корявую подпись там, где необходимо.

+1

15

Быть может, она просто очень боится. Ну, знаете, вдруг она решит передумать, вдруг она слишком испугается или слишком промедлит, и передумает уже он? Эдди никогда и ни при каких условиях не сможет использовать эту землю в реальной жизни, та будет лишь ярмом на шее висеть, напоминая о себе каждый год, когда надо будет платить земельный налог. Это, разумеется, если бы она смогла выпутаться из долгов, не разрушить свою жизнь. она ведь понятия не имеет, как надо вести фермерское хозяйство, даже приблизительно, и не смогла бы начать дело подобного рода самостоятельно, как сильно бы ей этого не хотелось. Одна молоденькая женщина, без специальных навыков, без знаний, без средств – как вообще можно себе вообразить такую в роли фермера? Как можно представить, что она сможет обрабатывать землю, что она сможет бороться с сорняками, а потом собирать урожай, тем более на столь обширной территории?
Нет, ей не нужна земля, даже если хочется представить, что она что-нибудь сможет придумать. А вот деньги – вполне нужны, деньги ведь реальны, деньги ведь хороши, с деньгами она совершенно точно сумеет хоть что-нибудь придумать, а с землей – ни черта. Но все же, ей может быть слишком страшно, она никак не может заставить себя поверить в то, что он будет с ней честен. В конце концов, он преступник, в конце концов, он мужчина, и руководствуется лишь своими интересами. Ему ничего не стоит обмануть ее, лишить всего, чем она живет, и потом делать вид, что так оно все и правильно. И, самое обидное – все так правильно и будет. Он ведь сделает это потому, что у него есть право сильного, а такое право уважается всеми. И кому какое дело, чего это будет стоить таким, как она, слабым, бесполезным и глупым?
Но все же, она ему верит, черт знает почему. Быть может потому, что у нее просто не осталось уже выбора; хуже, чем сейчас, уже не станет, все ведь идет к огромной беде, и как бы она не мечтала, Сонни – ее единственный шанс. Раздвигать ноги перед мужчинами на камеру – ее единственный шанс. Мечтать о чем-то большом и светлом в своей жизни – ее единственный шанс.
-Документы хранились у местного юриста, пока я была… пока я была не здесь. Право собственности, завещание, и все остальное. – она не смотрела, что есть в этой папке, и отдает ее Сонни без лишних вопросов. Впрочем, бумаг не так уж много.

+1

16

Фермерское хозяйство - дело серьёзное и масштабное; и не то, что одной молодой девушки не хватит - и Сонни бы с этим в одиночку тоже не справился бы... да и никто из людей! Одного человека - слишком мало, чтобы и следить и за скотом, и за птицей, и то и другое - каждодневно, и ухаживать за посевом; здесь необходимо куда больше рабочих руки, и техника (кстати, где она? Трактор, или что там, комбайн?... Пульс даже газонокосилки поблизости пока не видел. Продано? А ведь всё это тоже могло бы чего-то стоить. И немало, кстати.) - за которой тоже, кстати необходим технический уход... а коров надо время от времени осматривать ветеринарам, лошадей - ещё и подковывать, у птиц вообще свой набор болезней; и всё это стоит немалых денег - вот в чём проблема, у Эдди нету такой серьёзной суммы, чтобы вернуть родительскую ферму в дело. Пульсу и то будет в этом плане проще - ему не надо будет урожай собирать и о земле заботиться, он-то собирается половину участка, если не больше, залить цементом. Скорее, его проблемы будут носить юридический характер; ясное дело, что человеку, отсидевшему за вооружённое нападение на инкассаторский фургон, открыть подобного рода дело будет сложно. Интересно только - насколько сложно?.. Ему нужны надёжные связи. И увы, его связи с Фрэнком, Ливией или Доком нельзя ни надёжными назвать, ни крепкими... а Чейн просто не может помогать ему вечно. И бесплатно.
Нету ничего невозможного, впрочем. И Пульс не считает, что Эдди не справилась бы с фермой, если бы у неё она была - в конце концов, она ведь выросла на ней... так? И с детства видела, как ведётся такое хозяйство, она дочь фермеров, это должно быть в её крови. Только хозяйства у неё нету, а теперь не будет даже и земли, но кто знает, что будет в будущем, верно? В Америке есть и другие фермы. Или за пределами США. А Эдди ещё молода, у них с Шарлоттой всё может быть впереди... и если она поставит себе цель, то сможет её добиться; легальным путём или не очень, не столь важно. Но пока что в приоритете явно другие цели. Это Сонни сейчас может идти вслед за мечтой... что, собственно, и делает.
Потому что справедливо будет сказать, что он и сам не очень хорошо понимает, что делает, и о том, чем собирается заняться, и не знает практически ничего. Так что вся эта затея может потом войти в его жизнь, как поучительная история о том, как можно вбухать в пустоту 25 тысяч баксов... впрочем, не совсем ведь в пустоту - земля у него в любом случае останется. Возможно, что они с Эдди так ролями поменяются - и это Пульс будет цепляться за эту землю в будущем. Как за единственное, что у него есть...
Хотя, вряд ли. Если не дадут возможность строить - пустит её в оборот ещё каким-нибудь способом. На худой конец - просто перепродаст её, если совсем ничего не удастся выжать... с землёй можно много чего придумать. Здесь можно даже основать филиал "Пульс Интерпрайзес", место от города удалённое, никто не будет мешать, поставить пару переносных ангаров - дело не особо долгое (благо, в Калифорнии всегда хорошая погода). Можно устроить склад для чего-то - кто будет проверять старую ферму, по крайней мере, пока она не засветится? Какое-то время точно есть. Можно хоть коноплёй всё засеять, или коки, или хоть мескалиновых кактусов насажать - климат, опять же, позволяет... Вот уже несколько вариантов Пульса, но все они - вне закона частично или полностью... и о том, что рядом живёт мать с ребёнком, он думает в последнюю очередь. Каждый выживает, как может. Так ли много шансов выпадало самому Сантино в жизни?.. Впрочем, а кто считает? Просто он старается ухватиться за каждый. В его положении может быть вообще непозволительно упускать что-либо. Право сильного не всегда выражается в желании отнять что-то - иногда это означает, что ты просто вцепился во что-то, и не отпускаешь, не отдаёшь никому другому. А он ведь не вырывал ничего у Эдди - всё было честно, он дал ей деньги, которые пообещал, вот они, лежат на столе - можно унести, спрятать, так, что бы он не нашёл их в доме, если она боится, что Сонни за ними вернётся; можно прямо сейчас поехать и в строительном или детском магазине всё спустить... это теперь её деньги. Эдди вольна распоряжаться ими, как хочет; а Пульсоне - землёй, за которую заплатил. И документами на неё, которые Хадсон ему протягивает...
- Отлично... кажется, всё в порядке.
- кажется... Что Пульс в них понимает? Для него там немного больше есть, на что смотреть, чем Эдди... но он всё-таки открывает папку, осматривая каждый листок. Хотя бы для того, чтобы запомнить, как они выглядят, ознакомиться, для него теперь эти документы - за исключением паспорта и водительских прав, самые ценные вещи в жизни. Почти что сокровище. И надо бы подумать, куда это сокровище теперь припрятать... так, чтобы он смог его достать быстро, в случае чего; а кто-то другой - не смог бы этого сделать.
- Ну... тогда до встречи. Да, это тоже твоё... - Сонни упаковывает документы обратно по папкам, и Эдди протягивает дубликаты некоторых, которые она сама только что подписывала. - Спасибо за чай. - и за землю... спасибо.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И пришел спаситель