Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - добро пожаловать в пинакотеку


- добро пожаловать в пинакотеку

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

http://www.yellowstyle.ru/wp-content/uploads/2010/12/g6.jpg
Сюжет: Второе открытие художественной галереи Сибил Уинтроп. Прежде в галерее выставлялись работы только молодых дарований Калифорнии. Теперь же, впервые в Сакраменто, будут выставлены работы идейного вдохновителя абстрактного экспрессионизма - Джексона Поллока. Гости галереи смогут лицезреть 4 картины американского художника: "Волчица", "Эхо: Номер 25", "Номер 1 (Лавандовый туман)" и "Номер 30 (Осенний ритм)".
По случаю открытия намечается небольшая богемная вечеринка с алкогольными напитками.
Дополнительная информация: Картины Поллока располагаются на первом этаже. На втором этаже - картины местных талантов и кабинет владелицы.

запись и обсуждение квеста

Отредактировано Sybil Winthrop (2014-11-22 15:00:09)

+2

2

Всем

На последний день рождения Маргариты Гвидо подарил ей бронированный хаммер... кажется, с тех пор он выезжал из гаража всего несколько раз. Зато, похоже, теперь он сменит любимую Тахо дона надолго, если и вообще не навсегда, потому что безопасность превыше привычек. За то время, которое Монтанелли провёл в качестве босса мафии, эти полтора года, его пытались порезать на куски, застрелить из снайперской винтовки, просто застрелить, дважды взорвать, и притом - снайпер и подрывник целились по нему, когда он находился у себя же дома. Цена власти... когда к нему в дом вломились снова, до Монтанелли, наконец, дошло, что надо что-то делать для своей безопасности.
Делать что-то надо было для безопасности всей Семьи, впрочем. Если испанцы решат пойти войной - дальнейшая жизнь всегда будет напоминать путешествие через минное поле....
Удивительно, сколько он "унаследовал" от своей жены. Насколько Маргарита была богата... но это - даже не половина того, до чего Гвидо вообще смог бы добраться. Впрочем, наверное, это в какой-то степени и к лучшему - нельзя не видеть границ своих возможностей, иначе - можно и не увидеть проблем на своём горизонте. Как этого не увидел стареющий дон Фьёрделиси в последние месяцы своей жизни... нельзя сказать, конечно, что Антонио ушёл совсем недостойно; Монтанелли не хотел бы уйти, как он - хотелось бы сделать это по собственной воле однажды, назначив преемника самостоятельно, не оставив других разгребать за собой бардак. Увы, если начнётся война с гасилийскими друзьями его шурина - разгребать будут все. Весь Сакраменто, не только Торелли и друзья организации.
Но ни одна война не начинается неожиданно, если только ты не слепой. Босс мафии обзавёлся охраной и бронированным автомобилем... вот и пища для размышлений. Не обязательно быть посвящённым в дела мафии, чтобы видеть, что перед твоими глазами. Необязательно знать художника в лицо и по имени, чтобы смотреть на его картину.
Гвидо не прятался. Вот он - на виду, рядом с одним из своих телохранителей, приехал на выставку, где будет много людей. Рискнут ли испанцы напасть на него здесь? Едва ли. Да, получается, что в каком-то смысле Монтанелли прикрывается невинными людьми... впрочем - огонь никто и не открывает. Рокки оглядывается по сторонам - в здании безопаснее; лёгкой мишенью Монтанелли является именно снаружи, для снайпера, для прохожего, для проезжающего мимо автомобиля...
- Всё чисто, босс. - Гвидо выходит из автомобиля и следует внутрь. Труднее всего привыкнуть не к смене автомобиля, а к тому, что за тобой постоянно кто-то наблюдает. Особенно если большую часть своей жизни за твоей работой как раз-таки никто не наблюдал... из живых людей, во всяком случае.
В зале уже людно, но не особенно. Как раз достаточно, чтобы не быть особенно заметным среди людей, но и не слишком прятаться. Монтанелли не любил прибывать на вечеринки первым, если он не был на них хозяином.

Внешний вид + с правой стороны лица массивный кровоподтёк

Отредактировано Guido Montanelli (2014-11-27 07:50:52)

+8

3

Всем-всем

Avay – Only You

Она не могла отказать Сибил, несмотря на то, что совершенно не была настроена на празднества и светские мероприятия. В очередной раз женщина тянется рукой к упаковке обезболивающего средства, то ли по привычке, то ли действительно испытывает переменные вспышки боли в висках и теле. Голова занята совершенно иными мыслями, никак не связанными с организацией праздника, которая включает в себя оформления залов, выбор закусок и напитков, подбор музыки и наблюдение за процессом недолгой рекламной акции. Нанятый для такого случая пиар-менеджер вечно перетягивал одеяло на себя, не давая ни Бернадетт, ни Сибил вносить корректировки в его работу, но выполнял эту работу довольно хорошо, поэтому суматохи с этим делом у белокурой женщины не было. Уинтроп и Рикардс сошлись на мнении, что минимализм в оформлении залов будет выигрышным ходом, так что и здесь одной заботой меньше, стоит только наблюдать за тем, как бы что ни вышло из строя или выглядело нелепо, неуместно. Оставался лишь стол с едой и напитками, и это было самой приятной работой, что выполняла Берн, пока находилась в здании галереи.
Идеал способ отвлечься от своих проблем и переживаний – заняться чем-то полезным. От вечного сидения в четырех стенах с открытой бутылкой виски, наедине с беспокойными, запутанными мыслями только усугубляет ситуацию, ограждение себя от общества никогда не приносит что-то хорошее. И Бернадетт не учится на своих ошибках, раз повторяет то, что однажды довело ее до нервного срыва и госпитализации.
Рикардс не говорила Сибил о том, что произошло несколькими днями ранее, таила и продолжает таить все себе под семью печатями, не желая становиться объектом, требующим жалость и сострадание. А ведь долгие, мучительные разговоры и утешительные слова неизбежны, если Берн расскажет о крупной ссоре с Беном, его моментальной измене со знакомой молодой девчонкой, и периодических обмороках, которым женщина пока не нашла объяснения. Несмотря на данное Ливии обещание обратиться за помощью врачей, Бернадетт не зашла дальше первого осмотра, который подтвердил догадки женщины, но не дал способность перебороть лень и как следует заняться своим здоровьем.
Однако, по наступлению дня открытия галереи Сибил, Рикардс постаралась привести себя в порядок, полностью ушла в дела бутика и организации вечеринки, перешла на плотное, правильное питание, и отставила бутылку виски в сторону потому, что совершенно не было до нее времени. И вот, взгляд женщины уставший, но не погасший или поникший, головная боль не донимает с самого пробуждения, а приподнятое настроение позволяет делать вид, что все хорошо, и улыбка не выходит такой вымученной. И вроде нет желания как можно быстрее покинуть мероприятие, приехать домой, зарыться в ворохе одеял и огородиться от всего внешнего мира.
Она винит во всем Бена. И часто вспоминает то, как изрядно ее помотали дела с восстановлением своего бизнеса, после чего она какое-то время приходила в себя. А на самом деле, в своих бедах, по большему счету, виновата сама Бернадетт. Не надо было второй раз вступать в одну и ту же реку, надеясь, что как прежде не будет.
И почему она не сбежит от проблем, как делала это всегда?
А тем временем, в галерею постепенно стали пребывать гости. Бернадетт находилась в самом зале со своей помощницей Донной, которая согласилась помочь своей начальнице в первый час мероприятия до того, как сольется с толпой и будет наслаждаться приятным времяпрепровождением.

Отредактировано Bernadette Rickards (2014-11-26 12:39:44)

+7

4

Всем

внешний вид

Странно, не так ли? Ее жизнь снова рушится, но она как-то все еще держится. Впрочем, ей не привыкать. От покушения на Рекса прошло около недели, и возможно, начинало казаться что жизнь приходит в какое-то установленное русло. Эмилия жила, но не жила, но она не имела право быть слабой. Во первых, теперь на ней была вся семья, и ладно бы, если бы это были просто они с Рексом, но Эми уже два месяца была и матерью, и ее главной задачей было то чтобы Улис ничего не заподозрил, что происходит что либо плохое. А что точно происходило снова, она не знала. После произошедшего некоторые вопросы так и роились в голове, но задавать их было попросту некому. Помимо этого, статья о Лене должна была отправится в печать с дня на день, а она была более уверенна, и не только она, что произойдет эффект разорвавшейся бомбы. Жизнь стала намного сложнее, чем себе можно было представить раньше, только вот если раньше, точнее всю жизнь, у нее были терзания эмоционального характера, то сейчас речь шла о чем-то более серьезном.
Однако, она была намного более спокойной, чем это можно было от нее ожидать. Первой задачей девушки было поставить на ноги мужа. А с остальным они справятся. И даже несмотря на то что в душе тлело беспокойство и страх, она пыталась жить как ни в чем не бывало. Дни стали скучными и обыденными, появилась определенная закономерность, и даже распорядок дня. Так что на нервотрепку почти не оставалось времени. Схема была одинаковой почти на каждой день - отвести Улиса в школу, затем поехать к мужу, затем заглянуть в редакцию, затем забрать ребенка из школы, затем снова поехать в больницу, приехать домой, накормить ребенка и уложить его спать, и потом без сил валится в постель самой. И нет, я не ошибаюсь, речь действительно пойдет о Эмилии.
Честно сказать, она действительно была не уверена стоит ли идти на выставку к старой знакомой Сибил. Раньше, разумеется, она не пропускала ни одного такого события, все таки искусство она любила, и даже можно сказать что косвенно она все таки была причастна к этому. Однако, если быть предельно откровенным, она была очень усталой и как бы она не хотела присутствовать и отвлечься, она была почти уверена что не пойдет. Вопрос лишь как всегда решил тот что действительно был ее ангелом-хранителем, Калеб. Он чуть ли не в буквальном смысле заставил ее прийти, взяв на себя вечер с Улиссом. Возможно, это бесило ее, возможно ей этого хотелось, но все уже было сделано. Девушка лишь села в машину и неторопливо направилась в галерею.
Она не знала правильно ли это. В голове немного вертелось, и это уже не первый день такого состояния, далеко не первый. В принципе, она надеялась на то что не встретит много знакомых, лишних расспросов никак не хотелось, если честно. Но Тирелл видимо, не знала о себе что все таки ее знают и как она ошибалась. С самой хозяйкой вечера она была знакома уже давно, кажется она даже делала репортаж о ней, возможно не так близко, но все таки, уже знакомство.
Пробки в городе не было и поэтому Эмилия быстро оказалась в центре города у художественной галереи. Она припарковала машину близко к зданию, надеясь на то что не задержится тут надолго. Возможно, старая Эмилия бы наверняка хотела продолжить вечер, но в ее голове была лишь одна мысль - побыстрее вернутся к брату и сыну. Слегка толкнув дверь, Эмилия зашла внутрь, и, о, нет, здесь уже были люди. В принципе, ничего удивительного, правда? Но ей не хотелось как бы ни с кем сталкиваться.
Все еще надеясь пройти не особо замеченной, Эмилия прошла в сам зал. Обстановка, однако, была приятной и достаточно уютной, но ведь само торжество еще даже не началось.

+7

5

Гвидо,Ливия,Сибил.
Внешний вид:короткое черное котельное платье, распущенные волосы, черные туфли на шпильке, клатч и полное отсутствие косметики.

Не посетить важное мероприятие подруги, я не могла. К тому же мне просто необходимо  было отвлечься от того дурдома, который происходил в моей жизни.  И открытие выставки было весьма кстати. Да и с нашей последней встречи мы с Сибил так и не договорили толком. Виски с мартини все испортили как всегда и стриптиз-бар тоже. На мероприятие я приехала вместе с Ливией. Андреоли помогала мне с выбором одежды, да и поговорить нам перед торжеством тоже не помешало. На выставке наверняка будет куча алкоголя, но так как я пить не собиралась, то было решено, что мы поедем на моей машине.
Поговорить. Хотя какой там поговорить. Разговаривать со мной в последнее время было практически невозможно. Потому что из-за того, что мой мозг решал жизненно важную проблему, я не могла толком сосредоточиться. Ни на чем и ни на ком.Я обдумывала слова Себастьяна и ....И еще много чего того, что произошло. Я пыталась сформировать в голове картинку, чтобы найти ту прорешь из-за которой наши дружеские отношения перестали быть на фазе дружеских. Когда черт возьми это могло произойти? И почему я не заметила этого раньше? Мы с Себом всю жизнь были лучшими друзьями....Но смогу ли я теперь воспринимать его дальше как просто друга?
-Что?- Я заворачиваю за угол, Ливия орет что впереди мусорные баки. Мда. Черт, я не сразу их заметила. Пытаясь сманеврировать и выровнять машину снова на дорогу, я таки задеваю пару контейнеров. Это нормально. Надеюсь. Ливия опять что-то говорит на заднем фоне моих мыслей. По крайней мере я должна буду что-то ответить Себу. Или оставить все,как есть, или пойти дальше.
-Что?- Опять переспрашиваю ее. Черт,кажется я не заметила дорожные знаки, запрещающий объезд и превышение скорости.- Все. все.  Я собралась. Что ты там говорила?
Мы подъехали к художественной галереи. Я  с получаса искала место, куда можно было бы припарковаться, но как на зло, все было занято. Тогда я решила просто оставить машину возле дороги, которая граничит с въездом на территорию галереи. И мне было пофиг, что там припарковываться было нельзя. Места на стоянке не было и у меня нет иного выхода.
-Не смотри на меня. Со мной все в порядке. О, папа уже тут.- Отвлекаю ее внимание от себя, указывая на отцовский хаммер. Показав охраннику наши пригласительные, мы входим внутрь. Внезапно мобильный оповещает меня о пришедшем сообщении. Я чуть вздрагиваю от звука смски, но не реагирую. Мне пока нечего ответить, мне нужна пища для размышлений, мне нужно время, чтобы определиться как себя вести дальше.
-Папа! В зале, среди пока еще небольшой толпы, я замечаю отца и спешу к нему, чтобы поздороваться и обнять. Я замечаю старый кровоподдек на его лице и недовольно хмурюсь. Но ничего не говорю. Телефон снова вибрирует от входящих сообщений. Не хочу. Не буду.
-Как ты себя чувствуешь? Вирджиния и Филип передавали тебе привет.
Я оглядываюсь по сторонам, ища глазами Сибил. Подруги нигде не было. Наверняка она сидит и глушит шампанское  в одиночку в своем кабинете.
-Я оставлю вас ненадолго. Скоро вернусь. Мне надо найти кое-кого.
Целую отца в щеку и оставляю его в компании с Ливией. Всего-то на пять минут. Я просто хочу поздравить подругу с открытием выставки и поздороваться. Где кабинет Сибил я прекрасно знала. Найти его мне не составило труда. Я подошла к двери, подергала ручку. Закрыто. И почему меня не покидало чувство, что она там? Я постучала нашим условным знаком: один длинный стук и три коротких.
-Сибил! Открывай. Я знаю, что ты здесь.

+7

6

Всем, а дальше Эмилии
ВВ
Такого насыщенного месяца Котик давно не помнил. Слишком много работы, слишком много мыслей, слишком много решений, которые следует принимать в кротчайшие сроки дабы не загнать себя в конечном итоге в глухой угол. Кажется за этот месяц Саймон стал на несколько лет старше, так как ранее отличался не особым рвением к поступкам серьезного характера и принятию таких решений от которых будет зависеть не только его дальнейшая жизнь, но и жизнь его...Жениха. С того дня, как Шакс сделал Котику предложение все будто бы с ног на голову перевернулось. И если раньше работа наглым образом оттесняла личную жизнь парня на дальний план, то теперь она стала жалкой соперницей у которой силенок маловато, чтобы справится с напором "обострившейся" личной жизни. Все мысли и действия Котика и Ллойда отныне были направлены на приготовления к свадьбе. Пусть они и не желали какого-то помпезного и пафосного события в котором приняли бы участие по меньшей мере сотня человек, но мероприятие это было из разряда самых ответственных шагов на пути к общей и длинной семейной жизни. Поэтому парни отнеслись к нему сверх серьезно и каждый их день теперь был связан с будущей свадьбой. Было столько вопросов, которые ждали своих ответов: где должно проходить бракосочетание, как оно вообще должно проходить и существуют ли какие-либо ограничения для такой нетрадиционной влюбленной парочки? Где праздновать, кого пригласить и какой цвет костюмов подобрать...Кажется Котик никогда в жизни не чувствовал себя более растерянно, чем сейчас. А главное, все нужно было приготовить к тридцатому ноября - не позже, а если раньше, тем лучше! Благо дело роли свидетелей распределились в тот же день, когда Шакс торжественно преподнес Саю обручальное кольцо. Одной задачей меньше, и не важно, что сказав о свадьбе с прокурором лучшей подруге, та чуть не убила Котика на месте. Но быть свидетельницей не отказалась - любовь спасет мир, о да! А Саймона просто нельзя было не любить.
И если у кого-то сейчас мозги забиты рутинными проблемами, которые загоняют их в крайности и заставляют чувствовать себя стариками и старухами у разбитых корыт, то Котик ощущал себя пусть и растерянно, но душа куда-то то и дело летела. Он был счастлив. И ни какая работа не смела портить ему предпраздничный настрой. Отнюдь, у него появилось больше сил, которые двигали его вперед. На показах моделька блистал лучше прежнего, на обложках журналов его глаза пылали страстью и восторженностью, так что у его работодателей не оставалось к парню никаких каверзных вопросов. Он всех устраивал этой своей активностью. Жизнь кипела, бурлила. Каждый день был переполнен эмоциями.
А сегодня Шакс пригласил Котика на открытие художественной выставки его знакомой или подруги - Сай так и не понял. Поэтому после насыщенного рабочего дня, менеджер отвез Кота не домой,  а прямиком в художественную галерею. Сходка должна была состоятся к шести вечера, но Саймон приехал позже. Наверняка Шакс уже распустил свои перья и ублажает в шикарных залах дамочек из собственного окружения, заливая о любви к искусству, которое он ценил, но без фанатизма. По крайней мере за те полгода, что провели вместе прокурор и моделька, Сай успел в этом убедиться.
- Эрик, спасибо за сегодня. Если хочешь, можешь присоединится к нам, - предложил менеджеру Кот, когда тот парковался на стоянке у галереи. Мужчина посмотрел на часы и отрицательно покачал головой.
- Спасибо за предложение, но у меня еще на сегодня есть работа. А ты развлекайся со своей пассией. - сухо ответил Эрик, когда Котик уже открывал дверь авто. Саймон хмыкнул, пожал плечами и вылез с машины.
- Как хочешь. И Шакс не пассия. Он мой жених, - Котик показал менеджеру язык, поправил на себе пиджак, прическу и улыбнувшись на прощание, ушел в сторону главного входа. Поднявшись по ступенькам, Саймон вручил свое приглашение стоявшему у входа парню в форме и вошел в переполненный людьми главный зал. Сай осмотрелся по сторонам в поисках Ллойда, но наткнулся на свою милую знакомую журналистку - Эмилию.
- Эми! Какая встреча! Рад тебя видеть, - Котик подошел к девушке и некрепко её обнял. - И где бы мы еще могли встретится. Как поживаешь?

Отредактировано Simon Kotyk (2014-11-30 19:58:16)

+7

7

Никому в частности, но упоминаются Гвидо, Берни и Эмилия
вв
Сегодня не тот день, в который стоило бы посещать выставку. Мне вообще сейчас не нужно было посещать подобные мероприятия. Не то состояние и настроение.
Но, во-первых, я не могла обидеть Сибил, ответив на ее приглашение отказом, особенно после того, как она выдержала все тяготы моей свадьбы в качестве одной из подружек невесты. Во-вторых, сидеть дома, в последнее время, было совершенно невыносимо. Мне казалось, что стены маленького уютного коттеджика давят на меня, как стенки гроба. Я начинала задыхаться и искала любую возможность сбежать из этих стен, а так же от своих мыслей.
Кажется, я совсем запуталась в себе. И как бы глупо и странно это не звучало - мне требовалась встряска. Хорошая такая встряска, чтобы мозг встал на место, и все разложилось по полочкам.
Вряд ли, конечно, богемная вечеринка может послужить такой встряской, но, если посмотреть на это с другой стороны - выход в свет был глотком свежего воздуха в том болоте, в которое я рисковала уже совсем скоро погрузиться с головой. Да и продюсер, как ни крути, тоже публичная фигура, а связи нужно поддерживать, подкармливать и поощрять. Поэтому, опять договорившись с Марго о Реми, я собралась и отправилась в галерею, чтобы поздравить Сибил и полюбоваться современной живописью.
Такси брать не было никакого смысла - мне на этой вечеринке после презентации не пить. Поэтому я смело села за руль, заодно выгуляв застоявшегося под навесом Малыша.
Прибыла вовсремя, народ уже активно собирался. Вон, в толпе, мелькает обтянутая костюмом спина сеньора Монтанелли. Говорят, недавно его покинула супруга. Странно, я действительно давно не видела сеньору Ди Верди, но не спрашивать же мужчину об этом? Я вообще предпочитаю в последнее время не показываться ему на глаза. Отхожу от того состояния шока, каковое испытала, увидев подстреленного Морта.
А вон там, кажется, Берни. Выглядит бледной. Больна? Потом обязательно поговорим.
Дальше я замечаю еще пару знакомых лиц. Среди них - Эмилию Тирелл, но подходить так же не спешу. Странно, я превращаюсь в социофоба. Мне совершенно не хочется ни с кем сейчас говорить. Наверное, я боюсь, что мое положение видно уже невооруженным глазом. И мне не хочется что-то объяснять и оправдываться, отвечать на вопросы плана: "А как там Чарли?" "Как, вы уже развелись?" "Ты беременна от бывшего мужа?" Из всех о моем положении знает только Эми. Поэтому свободное платье-футляр, поэтому широкий жакет асимметричной расцветки, поэтому лучше стоять в сторонке, пока лишь мельком оглядывая зал. Можно, конечно, подняться на второй этаж, наверняка там намного меньше народу, но я все так же стою здесь и чего-то жду. Правда, непонятно чего. Интересно, а Лиам уже приехал. Наверное, единственный, с кем я сейчас смогу поговорить, не краснея и не заикаясь - это этот бывший из моих мужей. Просто потому, что он-то уже все знает.
Народ прогуливается, беседует, тепло приветствует друг друга, а я стою и все больше проникаюсь мыслью, что согласиться на приглашение было плохой затеей.

Отредактировано Natasha Oswald (2014-11-30 23:42:39)

+6

8

платье

Сабрина, Гвидо, Берн

Признаться, Ливия давненько не выбиралась на подобные мероприятия, где можно завести не только приятные знакомства, но и полезные связи. Последним ее выходом в свет, кажется, стала вечеринка по случаю открытия бутика Бернадетт, на котором Ливия пробыла недолго всё из-за той же Рикардс, которая так внезапно вернулась в ее жизнь из прошлого, но, если Андреоли не изменяет память, было это больше месяца назад. Все остальное время в промежутке между этими событиями Ливия успела потратить на менее приятные занятия, вроде участия в конфликте Сонни и Фрэнка из-за порнухи, уличных разборок за свою угнанную машину и изучения статей в интернете о Мортимере Эддингтоне, человеке, которого еще недавно считала другом, и даже имела глупость заботиться о его подстреленном теле. Словом, месяц выдался напряженным, как на события, так и на эмоции.
Сибил Уинтроп, хозяйка сегодняшнего вечера, была Ливии знакома не очень близко, но в свое время именно девушка консультировала ее по произведениям искусства, оставшимся ей после смерти мужа. По стечению обстоятельств, при беседе с Сабриной выяснилось, что она дружила с этой самой Уинтроп и тоже собиралась посетить ее вечер. Не долго думая, Ливия предложила Рине поехать на мероприятие вместе, желая совместить приятное с полезным: и приехать с компанией, и с дочерью Монтанелли побеседовать. Со дня ее рождения они так толком и не разговаривали.
Поговорить, однако, получалось плохо. По крайней мере во время поездки до галереи. Лишившись своей машины, Ливия была вынуждена просить сесть за руль Рину, тем более та, (как заверила), пить на открытии не собиралась, а трезвый водитель - это еще один неоспоримый бонус от компании девушки. Хотя пить младшей Монтанелли похоже и не требовалось. На дороге она вела себя как полная беспредельщица, и Ливия успела сто раз пожалеть, что стала ее пассажиром.
- Да что с тобой такое сегодня? - удивленно спросила она, когда два ее предыдущих вопроса, относительно того, как поживает девушка, остались без ответа. Если конечно не брать в расчет бесконечные переспросы. - Я спрашиваю, как у тебя дела на личном фронте? - пришлось повторить в очередной раз. Вполне вероятно, копать нужно было как раз в этом направлении, ибо что может еще стать причиной рассеянности двадцатилетней девушки, кроме как любовные переживания? И несмотря на то, что Сабрина отнекивалась от очевидного, и так было ясно, что нормальным ее поведение не назовешь.
Тем не менее до галереи они все-таки добрались в целости и сохранности, что не могло не радовать. Отсутствие парковочных мест беспокойства младшей Монтанелли только прибавило, и когда та бросила автомобиль в неположенном месте, Ливия решила воздержаться от колкого комментария насчет эвакуатора, дабы девушка в очередной раз не психанула.
В здании галереи они почти сразу наткнулись на Гвидо и не преминули к нему подойти. - Salve, Гвидо! - весело произнесла она, но улыбка ее сменилась выражением ужаса, когда Монтанелли повернулся к ней лицом. - Что с твоей щекой? - прошептала она, обмениваясь с ним поцелуями в щеку. В отличие от его дочери, которая в момент куда-то ушилась, Ливия не решилась деликатничать. Учитывая последние события с покушением на дона, тот факт, что его кто-то нехило приложил, не мог не вызывать всевозможных домыслов. Ну в конце концов, он же не мог просто с кем-то подраться из спортивного интереса. И в то, что в ванной случайно поскользнулся, верилось слабо. Стало быть, кто-то на него опять напал.
Взгляд Ливии выцепил в толпе Бернадетт, и она не упустила возможности махнуть ей рукой, послав короткую улыбку. Выглядела она получше, чем в тот вечер, когда Ливия стала свидетельницей, как ее откачивает скорая, а это не могло не означать, что блондинка наконец-то взялась за свое здоровье. Или же это просто маска благополучия и процветания? Такую Рикардс уже как-то надевала.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-01 01:45:00)

+6

9

Сабрина, Ливия, улыбаюсь Наташе

-Папа! - слышит Гвидо позади голос своей дочери, и тут же оборачивается, разыскивая глазами Сабрину, хотя долго искать и не приходится - он видит её вместе с Ливией недалеко от входа в зал, и тут же слегка расставляет руки, чтобы поймать Рину, которая почти  в свои объятия. На лице появляется улыбка, хотя тут же становится заметно, как она дрогнула из-за кровоподтёка, сковавшего мышцы, да и к вставному зубу, появившемуся во рту только вчера, Монтанелли, конечно, ещё не привык. Каким бы фарфоровое изделие ни было дорогим и хорошим, как бы ни был хорош дантист, искусственный зуб всё равно будет ощущаться чужеродным предметом ещё довольно долгое время...
- Я в порядке. Ты как?.. Здорово выглядишь! - расцеловывает Рину, и бегло окидывает её наряд взглядом, пока так вертит головой в поисках кого-то другого в толпе... В очередной раз убеждаясь, что его дочь становится уже совсем взрослой. И чем-то похожей на свою мать. Хотя внешне она ведь походит больше на отца... впрочем, нет, даже не на него - а на бабушку, Элоизу, которой нету с ними вот уже семь лет...
Наверное, там... в том месте, куда люди попадают после смерти, ей очень стыдно за своего младшего сына, который на старости лет умудрился перечеркнуть практически всё, чему она учила его. Но, хотелось бы надеяться, что Господь распределил Маргариту с Энзо и его маму - по разным концам того света. - А как у них дела? Им понравилась пармиджана? - усмехается тихо.
- Добрый вечер, мисс М. - почтительно, но скупо, вставляет Рокки свои пять центов, вырастая по левую руку Монтанелли. А они с Бардомиано вообще знакомы? Ливия вот точно должна его знать, они ведь в одной команде. В той самой, в которой спокойные времена, кажется, никогда не наступают... Впрочем, о самом Гвидо можно сказать то же самое. Но такова уж жизнь современного "крёстного отца", вчера тебе зарядили по физиономии, а сегодня ты уже в новом с иголочки костюме, и с синяком на лице, который хоть попытался припудрить, стоишь в центре общества приличных и респектабельных людей. Но теперь рядом с Гвидо стоит тот, кто готов получить по лицу вместо него... Ливии Рокки в знак приветствия кивает, но вслух говорить ничего не решается раньше босса - он почти ровесник Монтанелли, и правила игры хорошо знает.
- Benvenuto! - приобнимает Ливию, когда Сабрина исчезает, сообщив, что ей необходимо найти тут кого-то ещё. Интересно, а кого?.. Да и вообще, это странное совпадение, что они с дочерью попали на одну выставку. В том плане, что это не совпадение вообще. - Как твои дела, как бизнес? - едва заметное для ухо ударение на словах "твои" и "бизнес" - двух недель не прошло, как Док Винс занял место капореджиме. Он этого давно хотел... и готов был пойти на многое. И несмотря на то, что тёрки за место капитана давно окончены, новое лицо в главе команды - это всегда перемены. Вопрос - в лучшую сторону или в худшую... - А ты ещё не в курсе?.. Это друзья Освальдо своего товарища искали. - двое, вполне возможно, что и нашли - кто теперь знает... третий пока жив, но его дальнейшая судьба много от чего зависит. На самом деле, не так плохо, что Рина отбежала - они с Лив могут поговорить о делах.
Взглянув за её спину, Монтанелли вдруг заметил Освальд, занявшую позицию у дальней стены... и с трудом узнал её. Сразу поняв, что что-то не так... потому что за то время, которое был знаком с её творчеством, он привык чувствовать её, когда она была на сцене; её эмоции, её настроение, её ощущение, даже физическое состояние иногда... Что-то было не так. Они как будто вдруг поменялись ролями - это Гвидо пытался быть незаметным на вечеринках, предпочитая занимать вот такие места - чтобы видеть всех, особо не светясь самостоятельно; но чтобы певица стала бояться находиться в центре внимания?.. Парадокс. Он встретился с Наташей глазами и тихо улыбнулся ей, кивнув в знак приветствия. Но снова переключился на Ливию, пока что не решившись нарушить покой певицы. Может быть, она ждёт кого-то?.. Морта?
- Я пытаюсь договориться с ними.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-12-01 10:51:04)

+6

10

Всем, но в поле зрения Наташа, Котик и Эмилия

Последний месяц выдался поистине напряженным во всех смыслах. Но Шакс был этому даже рад, поскольку он знал и понимал - тот поступок, к которому он так давно и тщательно готовился, был совершен не зря. И пусть говорят, что хотят, свечку держать все равно никто не будет, а то что еще два человека на этой огромной земле будут неимоверно счастливы - это ли не здорово? В нашей жизни так положительных моментов гораздо меньше, чем плохих и грустных, поэтому нужно стараться, чтобы каждый из таких вот радостных событий имел за собой такие же благоприятные последствия, а послевкусие счастья и какой-то эйфории что ли, осталось еще на долгие месяцы вперед.
Поэтому окружной прокурор летал чуть ли не на крыльях в буквальном смысле этого слова. И даже его любимая сестра никогда не видела брата в таком приподнятом настроении. И хоть времени оставалось не так уж много, а забот в связи с предстоящей свадьбой прибавилось и немало, надо сказать, пыла сие событие не поумерило. Рано или поздно неудачи в личной жизни должны были закончиться, и сейчас как раз настало то самое время. В предстоящее событие были посвящены только самые близкие и друзья с обеих сторон, поскольку парни не хотели придавать факт их будущего бракосочетания огласке. Нет, рано или поздно окружающие их узнают об этом, но недаром ведь говорят - меньше знают, крепче спят. Главное, что их ближайшее окружение в курсе, не осуждает за такой шаг, и это самое главное.
Сэльветрис, конечно, была в легком ауте от того, что её обожаемый братец решился сделать предложение своей второй половинке, но приняла и это. Поскольку прошел первый шок, когда Шакс только-только сообщил ей о том, что вновь встречается с парнем, и ревнивая сестрица устроила ему скандал местного масштаба. Но поскольку брат и сестра были связаны друг с другим настолько крепко, как другим и не снилось, Ллойд-младшая довольно-таки быстро успокоилась и взяла с брата обещание, что несмотря ни на что, главной женщиной в его жизни останется она, ну еще и мама. Ну если у Шакса не родится дочь (суррогатное материнство еще никто не отменял). Вот у брюнета и в этот раз отлегло от сердца, что сестра не будет чинить никаких препятствий. Да и изначально он мог об этом не беспокоиться. Счастье - оно такое.
Ну а сегодня должно было случиться еще одно не менее знаменательное событие, а именно второе открытие художественной выставки его очень хорошей знакомой - Сибил. Сэльветрис также была знакома с владелицей галереи, но в силу того, что была в другом городе по работе, приехать на открытие не смогла. Поэтому Шакс, получив приглашение на два лица, решил предложить его Саймону, дабы в очередной раз постараться выхватить его с работы (а именно - из цепкой хватки его волкодава-менеджера, которого Ллойд терпеть не мог). И, надо сказать, это у него с успехом получилось, хоть и не обошлось без выяснений со стороны Котика о том, кто такая Сибил, да кем она приходится Шаксу.
Собирался окружной прокурор недолго, с работы предусмотрительно заехав в салон, дабы как следует привести себя в порядок. На открытии должно было быть очень много людей, тусовка светская, а значит знакомых лиц тоже можно повстречать великое множество. Ллойд затворником не был, светские мероприятия посещал, поэтому чувствовал себя там, ну если не как рыба в воде, то весьма комфортно. Но тем не менее также он прекрасно осознавал то, что на подобные мероприятия могут приглашены самые разные личности, поэтому расслабляться тоже не стоило. Ллойд бросил быстрый взгляд на наручные часы - вроде бы не опаздывает, а значит будет время заехать в цветочный салон и заказать букет для Сибил. Пока что все складывалось как нельзя лучше, прибыть в галерею с Саймоном они должны будут по отдельности.
- Да, Трис, все хорошо, я уже еду на место встречи, - Ллойд говорил с сестрой по телефону, точнее, используя гарнитуру, поскольку руки были заняты, он сидел за рулем автомобиля. - Не говори ерунды, картину спереть для тебя я не смогу. Да никак, даже за красивые глаза. Я помню, что у тебя скоро очередной аукцион. Сэль, ты как ребенок в конце концов, - он покачал головой, скорчив физиономию, когда в гарнитуре раздался заливистый смех сестры, которая ну просто не могла не подколоть брата. Еще один поворот, и вот окружной прокурор подъехал к галерее, к которой съезжались машины. Шакс припарковался, вышел из автомобиля, не забыв захватить шикарный букет цветов для виновницы торжества, проверил, ничего ли не забыл и зашагал ко входу. Протянув приглашение парню, стоявшему возле дверей и представлявшему фэйс-контроль, прокурор зашел внутрь, ища глазами знакомые лица. Это было несложно, роста ему хватало, чтобы смотреть поверх голов. Саймона из толпы он заметил сразу, он стоял с какой-то девушкой, но идя, по направлению к нему, он увидел Наташу Освальд. Вот уж кого-кого, а с ней он не встречался продолжительно время. Поэтому пусть пока Котик беседует с дамой, брюнет пошел по направлению к блондинке, которая выглядело как-то... потерянно что ли.
Она грустит, наверное что-то случилось. В душу лезть не буду, но не могу не поздороваться и не спросить, все ли с ней в порядке. Эх, хоть бы позвонила, мы с ней как никак родственники, хоть и не близкие.

+7

11

Гвидо

Не заметить Рокки Бульдозера было невозможно хотя бы из-за его внушительных размеров. Они были естественно знакомы, так как долгое время ходили под одним капо, и Ливия улыбнулась мужчине в ответ на его кивок. Ввиду последних событий для Ливии в принципе было не удивительно, что Монтанелли появлялся на людях при такой впечатляющей охране и на бронированном хаммере, на который Сабрина обратила внимание Ливии при входе в галерею.
- Мой бизнес? - вздохнула, раздумывая, какую историю было бы интересно услышать дону. - Потихоньку... Перестановки в структуре так или иначе дают о себе знать, - помолчала, переведя взгляд на представленные картины. Вспомнилась  последняя встреча с Фрэнком, которая закончилась если не торгом, то очередной попыткой андербосса заполучить контроль над Парадизом. - Фрэнк все никак не успокоится, - взгляд по-прежнему блуждал по картинам и заполняющим зал людям. - Хочет, чтобы мое заведение засылало ему напрямую, - улыбнулась, возвращая внимание дону. - Объясняет это тем, что защита Винса слаба, - и снова снисходительная улыбка. Тон Ливии был спокойным, речь размерена и нетороплива, несмотря на то, что тема на самом деле была для нее очень злободневной. Дружелюбие, проявленное Фрэнком в начале месяца, безусловно подкупало, но Ливия не знала, когда наступит предел его терпения, играть с ней в хорошего надоест, и жадный до денег и власти Альтиери покажет свое истинное лицо. А то, что он не просто так крышевать ее заведение напрямую хочет, а нехило наваривать на нем, было и так ясно. Подчинившись ему, она будет уже не в праве отказать, когда он потребует увеличения процента, а Фрэнк его потребует. Рано или поздно. Что делать потом? Бежать жаловаться Гвидо? Или отказать и рискнуть получить очередную затрещину? Нет уж, с Доком они пока что сумели сговориться, и то, что он только укреплялся на правах капореджиме, значило, что наладить с ним более дружественные и доверительные отношения время у Ливии еще имелось. Учитывая весь багаж общения с Альтиери, делать то же самое с ним не виделось ей возможным. Хотя безусловно его извинения и предложение разобраться с ублюдками, угнавшими ее машину, сыграло свою положительную роль и сдвинуло их отношения с мертвой точки. Однако, говоря с доном обтекаемо по этому вопросу, она тем не менее хотела дать ему понять свой настрой в отношении идеи Фрэнка поиметь бордель, если он вдруг надумает обращаться к Монтанелли за разрешением убрать с дороги Дока и захапать себе Парадиз. Хотелось, чтобы ее желание Гвидо учел если не как дон, то хотя бы как друг.
- И что? Нашли? - ухмыльнулась Лив на короткий экскурс в причины появления кровоподтека на лице дона. Глаза ее на этот раз смотрели исключительно на него, впитывая каждое слово.  В конце концов, о врагах Семьи нужно быть в курсе, чтобы не дать застать себя врасплох. Как получилось с Мортом. Кстати, о нем...
- Как обстоят дела с Эддингтоном? - его она не видела еще с того самого вечера, как произошло покушение у подъезда ее гостиницы. Причиной того, что ни один ее визит в больницу к Морту так и не состоялся, был Фрэнк, который на следующий же день успел открыть ей глаза на "доброго" друга. Обида успела притупиться, но общаться с человеком, который ей врал и вероятнее всего использовал, чтобы как-то подобраться к Торелли, она не собиралась. - Фрэнк мне рассказал про Эфедру, - пояснила Гвидо, чтобы он знал, что она теперь в курсе, кто такой Лемур Лори. Проходящий мимо официант предложил шампанское, и Ливия взяла себе один бокал. Картины были так себе. Современное искусство было итальянке не очень понятно и близко, но тем не менее парочка картин у нее в доме имелась. Изображена на них была все та же "мазня", но зато она отлично гармонировала сразу с тремя цветами, использованными в декоре комнаты. Смотрелось органично, а это самое главное. Покупать сегодня Ливия ничего не собиралась, а вот на народ посмотреть и себя показать - всегда пожалуйста.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-04 00:38:39)

+6

12

Саю, дальше полагаю Наташа и Шакс?

Эмилия была намного более закрытой, чем это могло показаться на первый взгляд. Особенно это было заметно сейчас, в последнее время. И что было причинами для этого, не особо известно, но видимо либо сказывались года, либо жизненный опыт, либо все вместе. Возможно, ей бы и хотелось поведать кому-то о своем состоянии, но дело было в том что все это было в прямой связи с состоянием Рекса. И пока тот не выздоровеет, она будет обеспокоенной и нервной. Что уж поделать, конечно таланта в сокрытии своих чувств ей было не занимать, и сейчас она поступит как поступала всегда - просто нацепит улыбку и прикинется что все хорошо. Нормально, и не только для нее, нормально для всех людей, скрывать свои чувства. Произошедшее в ее жизни, особенно события этого года, показали Эми насколько же все хрупко и относительно, в этом мире хаоса и боли. Мир слишком жесток для того чтобы быть открытым с людьми. А сейчас и вовсе, в свете недавних событий, будет настоящим счастьем, если Эми не закроется в себе полностью. Но она старалась чтобы этого произошло. Возможно, именно поэтому она все таки пересилила себя и пришла сюда, пытаясь пересилить свой страх и шок после произошедшего. Все таки, как оно ни крути, жизнь надо продолжать.
А жизнь действительно продолжалась. Наверное, у нее просто урожденный талант невезения. Новость о беременности действительно стала громом среди ясного неба. И все эти несколько дней, как она узнала это, разговор с Наташей, она была в еще большом смятении чем раньше. Но именно эта новость, внушала ей хоть какую-то уверенность что все наладится и все будет хорошо. Пока девушка об этом не сообщила мужу, собираясь с собой, она до сих пор и не придумала как точно сообщит об этом Рекстону. Честно говоря, она даже не знала как точно отреагирует Тирелл. И дело не только в том насколько же их совместная жизнь непредсказуемая, она лишь надеялась на то что эта новость хоть немного оживит его, ведь каждому человеку, каким бы жестким и дисциплинированным он не был, нужно желание жить. Об этом пока знала только Наташа Освальд, даже Калебу и Улиссу она пока не сказала, однако девушка знала их реакцию заранее - они будут рады. Срок был пока около двух месяцев и честно сказать, после того как она узнала, ей казалось что живот стал очень заметным. Но на самом деле. Никто пока ничего не замечал, и наверное оно и лучше.
Девушка не спеша прогуливалась по залу, смотря картины. Незаметно для всех, она наблюдала за прибывающими людьми. В том числе, она заметила прибывшего босса мафии города, его дочку Сабрину, с которой была знакома, Наташу. Наташа выглядела как-то грустно, и обязательно попозже она к ней подойдет. Ведь после того что она ей рассказала, Эми действительно начала как-то по другому на нее смотреть. Как оказывается часто люди открываются нам в совершенно ином свете.
И вдруг ее окликнули. Эми удивленно повернулась, увидев Саймона. На ее лице появилась легкая улыбка. Они давно не виделись. И честно, она правда была рада его видеть, пусть обстоятельства их знакомства более чем драматичны и вообще ненормальны, но все таки, он действительно оставил приятное впечатление, даже несмотря на ночь с трупами. Эмилия ответила на легкое объятие, и улыбнулась ему, ее улыбка действительно была искренней.
- Котик, привет, - она кивнула. - Как дела у тебя? Как поживаешь после лета? Все хорошо? Со мной все в порядке, все потихоньку помаленьку... Правда, не ожидала, но очень приятно видеться, - она провела по руке собеседника.
Пока они говорили, к ним подошел официант, предложив вино. Эми лишь мягко отказалась. Сегодня она определенно уйдет отсюда трезвой, о другом нет и речи, тем более пить грустной - не комильфо.
Взгляд Котика был немного удивленным, но Эми лишь пожала плечами. Конечно, странно когда одна из самых главных тусовщиц города, по крайней мере имеющая эту репутацию, отказывается от бокала хорошего красного.
- Не хочу пить, да и мне нельзя, мало ли... - поспешила сказать девушка в свое оправдание. А тем временем, взгляды Сая и Эми оборачивались в одну и ту же сторону - к Наташе и какому-то высокому мужчине в костюме, что стоял рядом с ней. Кажется, это был главный прокурор округа Сакраменто? Да, скорее всего Эми не ошибалась.

Отредактировано Emilia Tyrell (2014-12-04 01:05:25)

+8

13

Не сказать, чтобы Монтанелли так уж много смыслил в искусстве в целом... включая и современное, и произведение различных других эпох. Его вкус вовсе нельзя назвать тонким и изысканным, если дело касается картины; куда большее Гвидо может рассказать о еде либо человеческом теле... но разве кулинарный фестиваль, не говоря уже о семинарах по анатомии, это место для людей их контингента? Босс преступной группировки на выставке выпечки... это даже и звучит достаточно смешно. Нет, Монтанелли немногое понимал в прекрасном, не был образован, хотя это не мешало ему любить произведения искусства, прекрасные вещи, созданные талантливыми людьми... но он был согласен с Ливией насчёт взглядов на современное искусство. Бог его знает, может, и есть всё-таки что-то в мазне подобного рода, раз она всё ещё объединяет столько людей, но Гвидо всегда предпочитал проверенную классику... Потому нельзя сказать, что его присутствие тут к месту. Поллок бы его вряд ли оценил, как гостя.
- Что поделать, это неизбежно. - прозрачно отвечает Гвидо, давая понять, что понимает, о чём Ливия хочет сказать. Неизбежности становится слишком много... ни одна команда не меняла капитанов так часто, как западная; сначала Романо, севший в тюрьму вместе с Альваро и Риком, потом Алессандро, который сдал нескольких своих людей и скрылся в Программе, затем Куинтон, после него, некоторое время, его правая Люк выполнял функции действующего капо; теперь Доктор занял, наконец, его место... За два года сменилось слишком много лиц, Гвидо это понимает. - Но я думал, тебе будет легче теперь. - Док Винс большую часть времени руководит командой из клиники Святого Патрика, так что у Лив сейчас должно появиться чуть больше свободы в действиях и решениях. В разумных, конечно, пределах. Но Андреоли тут же раскрывает ему глаза на то, почему это вовсе не так... Проблема, по сути своей, совершенно не нова, и вопрос этот поднимается уже не впервые. Альтиери.
- Винс не стал бы тем, кем является, если бы был слаб. - и едва ли позволит Фрэнку себя ослабить, отдав ему хотя бы часть "Парадиза", не говоря уже о том, чтобы предоставить весь. - А Фрэнк не настолько всесилен, насколько хочет казаться. Вероятно, это и бесит его сильнее всего. - усмехнулся Монтанелли. И тем не менее, влияние Альтиери растёт; возможно даже, Гвидо стоит задуматься о том, не вырастет ли оно слишком сильно, не станет ли Фрэнк опасным для него самого? Он не поступит, как Винцензо, не пойдёт в лобовую. И не зря тянется ко всему новому, до чего только может дотянуться... впрочем, андербосс по-прежнему верен себе - по-настоящему интересны ему только те вещи, которые остаются недоступными. В этом, видимо, кроется причина интереса к "Парадизу" и его владелице. - А что сам Винс говорит по этому поводу? - поинтересовался Гвидо. И как у них с Ливией вообще обстоят взаимоотношения? Когда Куинтон лёг в кому, они были скорее в качестве конкурентов; но сейчас, в настоящий момент - им лучше бы сдружиться так, как никогда прежде.
- Поиски затянулись. Так что лучше нам всем быть готовыми... - боевики Семьи, впрочем, уже должны быть в повышенной боевой готовности. Да и Гвидо не зря теперь перемещается на бронированном авто в компании Рокки. Наконец-то догнал Донато, которых охраняли даже дома... хотя раньше наивно предполагал, что сможет без этого обойтись.
- Готовится покинуть больницу, насколько мне известно.
- Ливия это у Дока может и спросить - он в курсе всего, что происходит в госпитале. И ей самой этим тоже грех не пользоваться. - Хорошо. - кивнул. Хуже, что Лемур и в больнице умудрится извернуться. Впрочем, если сравнивать, то Монтанелли всё ещё верен своей старой мысли - очень неплохо бы, чтобы Морт оставался там; в палате - он наименее опасен для всех. - Есть мысли по этому поводу? - по поводу Эфедры и Лемура, естественно. Гвидо интересно услышать мнение Ливии...

+7

14

Шакс, Саймон, Эмилия. Упоминаются Гвидо и Ливия.
В этом есть что-то завораживающее. В праздности, я имею в виду. Праздность, это некое особенное агрегатное состояние человеческого вещества. Эдакая готовность ко всему, и не готовность одновременно. Вроде как - если я вдруг встречу на этой выставке Мортимера Эддингтона верхом на бенгальском тигре - я не удивлюсь, ведь я уже прокрутила такой вариант событий у себя в голове. А на самом деле, если это действительно случится - то я рискую заработать себе заикание от такой внезапности.
Праздность - это состояние зависшего внутреннего компьютера, пытающегося просчитать слишком большой и неопределенный объем информации, перебирая внутри себя самые разные, а порою и совершенно нелепые вариации возможного ближайшего и не очень будущего. Это как кадриль на минном поле, или прыжки с шестом на болоте - никогда не знаешь, не окажется ли очередная кочка - обманкой, или не разбросает ли твои конечности в радиусе десяти метров после очередного шага.
А, тем временем, в зал продолжают прибывать люди, большинство из которых я знаю если не лично, то точно наслышана.  Я сканирую пространство рассеянным взглядом, походя, чуть смущаясь, отвечая на легкое приветствие Гвидо немного зажатым и неестественным взмахом руки. Попутно отмечаю стоящую рядом с ним женщину. Явно не Маргарита. Когда незнакомка поворачивается в профиль, я понимаю, что вовсе она и не незнакомка. С мисс Андреоли у нас есть некоторые общие темы для разговора. Но подходить к этой паре я не вижу смысла и, откровенно говоря, не хочу. Все поменялось. Я не хочу окончательно разувериться в своем уважении к сеньору Монтанелли, а потому предпочту держать почтительную дистанцию.
Засмотревшись на дона, не сразу понимаю, что ко мне устремился мужчина, силуэт которого ни с чем не перепутаешь даже спустя годы.
Глаза округляются, и от удивления я совсем забываю свое нежелание контактировать с кем-либо, кроме хозяйки галереи и своего бывшего мужа на этой выставке.
- Шакс? Боже мой, Шакс Ллойд! Сколько лет, сколько зим... Мы так давно не виделись! - Я с трудом приподнимаюсь на цыпочки, чтобы запечатлеть на его гладко выбритой щеке теплый поцелуй, - А ты совсем не изменился... Прости, я все собиралась как-нибудь тебе позвонить, но жизнь крутится чертовым колесом... Да ты и сам хорош! Расскажи мне, как твои дела? У тебя ведь есть на меня время?
Оказывается, есть еще те люди, встречи с которыми я не боюсь, и лица которых не вызывают во мне приступа паранойи. Слушая Шакса, я краем глаза замечаю, что в нашу сторону уже движутся два человека. Эмилия Тирелл, а с ней приятной наружности молодой человек. Я не сильно сведуща в модельном бизнесе, но, кажется, он имеет к последнему непосредственное отношение. Похоже, моя персона сегодня так и не останется незамеченной. Надеюсь, Эми случайно не проговорится в разговоре о моем положении. Я все так же не стремлюсь светить этим фактом направо и налево. Самой девушке проще - она еще на том сроке, когда это совсем незаметно. А вот мне уже совсем скоро не выйдет что-то скрывать...
- Эмилия, привет! Я рада тебя видеть, - Оказывается, не смотря на недавнее желание прикинуться ветошью - действительно рада, - Меня зовут Наташа Хан... ммм... Освальд, - Приветливо протягиваю руку спутнику миссис Тирелл, стараясь за улыбкой скрыть заминку с фамилией. Надо же, за полгода я так привыкла, что я - Хантер... - Приятно познакомиться!

+7

15

Всем, потом Сабрине и Гвидо, и тем, кто рядом с ними.

Внешний вид

http://www.bellazon.com/main/uploads/monthly_12_2008/post-25098-1230146875.jpg

Мей в очередной раз завернула за угол и остановилась, в растерянности хлопая ресничками. Фото на ее телефоне было совсем другим, не таким зданием, какое было сейчас перед ней. Да, а без Аннабет тяжело ходить по этому городу. Она снова заблудилась. Удивительно, ведь Ран умудрялась куда бы они с Аннабет не приехали потеряться. Это было похоже на чудо. Серьезно. Наверняка никто не терялся столько раз.
Девушка достала из сумочки телефон и набрала знакомый номер. А заодно и вошла в здание. Она подошла к охране и сняв очки, улыбнулась:
- Здравствуйте, - Аннабет все никак не поднимала трубку. - подождите, пожалуйста.
Русоволосая достала из кошелька кучу билетов, начала перебирать каждый из них, пытаясь найти тот самый на научную выставку. Но в этот момент ее менеджер подняла трубку и билеты упали на пол:
- Да, Аннабет. - девушка присела и начала их собирать. Охранник наклонился и поднял какой-то красный билет.
- Как вас зовут? - он посмотрел на Мей, которая подняла последний билет и поднялась.
- Ты где? - послышалось из телефона. Девушка слегка растерялась, не зная кому ответить.
Охраннику, конечно. Будто ты знаешь, где находишься. - пропел внутренний голос.
- Кёко. - спокойно ответила Ран, после чего уже сказала в телефон. - Я не знаю. Но кажется это не научная выставка.
Охранник посмотрел на билет и кивнув, ответил:
- Проходите. Добро пожаловать в художественную галерею.
Мей не спеша прошла с светлый и просторный зал. Мозг медленно соображал, как она могла попасть на противоположный конец города от того, в какой ей нужно попасть. Единственное, что она помнила об этой галерее. Это то, что она находилась в противоположной стороне города от научного центра.
- Художественная галерея... - пробормотала она, вздохнув.
- Это после научной выставки. - перебила ее Аннабет раздраженно. - Погоди-ка... ты сейчас там?!
Возглас заставил девушку вздрогнуть и очнуться от собственного оцепенения.
- Ты опять?
Внезапно внутри поселилось чувство раздражения. Она вздохнула и крепче сжала пальчиками телефон, и ее голос поднялся на несколько нот:
- Почему ты удивляешься? Я же ходила по этому городу только три раза, да и то с тобой. И тем более... - голос Мей стал тише, немного недовольным. Кареглазая поджала губы. - ты же знаешь...
В трубке послышался шумный вдох. И Аннабет сказав "будь там", положила трубку.
Девушка положила телефон в кошелек. И подошла к одной из картин. Но тут она заметила Сабрину и еще нескольких человек. Мей подошла к ним и вежливо улыбнулась:
- Эм... добрый день. - обратилась она ко всем, чуть наклонившись. Эта привычка под названием поклон до сих пор осталась. После чего посмотрела на Сабрину, тоже наклонившись ненамного и вернувшись "в исходное состояние". - Привет, как ты?
Но тут "мисс растерянность" заметила еще одного знакомого ей человека. Она посмотрела на Гвидо. Давно Ран его не видела. На душе у Кёко стало спокойнее, по крайней мере на этом мероприятии есть знакомые люди. Это радовало, считая то, что Мей еще не успела привыкнуть к Калифорнии и ее правилам. Кёко наклонилась уже примерно на градусов 30, опять эта привычка. Да и к тому же Гвидо был намного старше ее, она не могла не показать этого:
- Здравствуйте, - ее улыбка стала чуть шире. - я рада вас видеть.
Нет, то не было подлизыванием или чем-то подобным. А простой правдой. Девушка взяла кошелек в другую руку. Она чувствовала себя немного некомфортно от того, что не знает многих из тех, кто сейчас рядом с ней. А заодно и из-за того, что прервала диалог. Может мне стоило подойти попозже? Эта мысль навязчиво крутилась в ее голове, пока девушка ждала ответа.

+5

16

Гвидо, Мей

Винс возможно и не был слаб, и отдавать Парадиз под контроль Фрэнку не захочет, но она-то знала, что убеждать людей у андербосса был талант. И если он что-то вбил себе в голову, то стену прошибет, но свое получит. Поэтому надеяться на одну лишь стойкость доктора Ливии было недостаточно. Поддержкой нужно было заручаться сверху. У Монтанелли в данном случае.
Она как-будто безразлично пожала плечами на догадку дона относительно того, что бесит Фрэнка больше всего, на самом деле прекрасно зная причину его столь ярой активности в отношении ее заведения. Деньги. Желание поживиться еще больше на приносящем хороший доход Парадизе не давало ему покоя. Ну и конечно появившимся давлением на нее он с удовольствием воспользовался бы. Гвидо о всех перипетиях их отношений с андербоссом не знал, хотя догадки конечно выстраивать мог. Однако он имел деликатность не озвучивать их, и Ливия не имела возможности предположить, насколько они верны.
- Не хочу торопиться с выводам относительно персоны Винса, - она сделала глоток из своего бокала. В сложившейся ситуации она не доверяла уже никому. - Пока что нам удалось договориться. Что будет дальше, покажет время, - капитаны в ее команде менялись слишком часто, и, по правде говоря, Ливия устала налаживать связи с каждым из них. Усилий это отнимало немало, если учитывать, что каждый из мужиков пытался так или иначе нагнуть и бордель, и его хозяйку. Приходилось искать компромиссы. Только найти удавалось не всегда.
Участившиеся покушения на Гвидо впрочем были темой посерьезнее дележки влияния в западной команде, и Лив не преминула обозначить свое беспокойство.
- Сначала "подружка" Марго, - Фрэнк успел рассказать ей и о виновнице покушения у стен Парадиза в тот вечер, - теперь друзья Гарридо... Визиты когда-нибудь будут нести в себе приятные эмоции? - грустная шутка, но со своей долей правды. Последнее время случались одни неприятности, и это не могло не удручать.
- Мои мысли в отношении Эддингтона слишком прозрачны и имеют сильный личностный окрас, - неохотно ответила на вопрос о Лемуре. Злость на него за обман (или укрытие правды) уже прошла, но неприятный осадок остался, и единственным желанием сейчас было просто ни коим образом не соприкасаться с Мортом. Именно это она и озвучила Гвидо. - Я не хочу иметь с ним ничего общего. Почему он спас тебя из-под пули, мне до сих пор не понятно. Но разбираться в этом у меня и желания особо нет, - и пусть простит ее Гвидо. Пройдет время, и обида уляжется окончательно. А если Торелли будут и дальше сотрудничать с Эддингтоном, то как ни крути, придется принимать правила игры. Сейчас она пока к этому не готова. Просто очередной урок о том, что доверять нужно только самой себе. И Ливия в принципе понимала, что винить в сложившейся ситуации нужно было в первую очередь себя за глупость и наивность.
Их беседу прервала появившаяся рядом девушка восточной внешности, лицо которой итальянке ни о чем не говорило, но на первый взгляд выглядела девушка довольно потерянной. Лив вопросительно взглянула на Гвидо, который был знаком с подошедшей, раз она обращалась с приветствием напрямую к нему. Представит?

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-06 13:48:46)

+5

17

По сути, никому, но упоминается Сабрина, в поле зрения Гвидо.

ВВ

Если бы все не складывалось так нелепо, то сегодняшний вечер Себастьян предпочел бы провести дома читая книгу или мучая гитару. Он искренне не понимал смысла подобных пышущим глянцем и пафосом открытий и презентаций. Первоначальная суть в форме пиара и внимания к картинам напополам с галереей конечно была ясна, но на самом деле ведь на холсты смотреть приходили единицы. Люди собирались выпить бесплатного шампанского, поговорить на отвлеченные темы, похвасть машиной или дорогим костюмом, скрасить одиночество… И как бы Лэйн хотел увидеть человека, действительно увлеченного искусством, того, что пришел на ивент только ради экспонатов. Тогда быть может он и изменил свое мнение о подобного рода светских встречах, а пока парень продолжал чувствовать себя неуютно и думать о том, что сейчас оказаться в другом месте было бы куда лучше. Хотел бы он рассмотреть работы Поллока – приехал в тот день когда не будет толпы, сел напротив и занялся созерцанием, а на вечеринку приходилось ехать не за тем: за решением своих проблем, той путаницы, что свилась вокруг шеи меньше чем за сутки.
Сабрина звала его в галерею своей знакомой, имя которой Себатьян так и не запомнил, на открытие выставки не раз. Она прекрасно знала о скептическом отношении молодого человека к этому, но безустанно продолжала убеждать, что будет интересно. В конце концов ей удалось если не переубедить в отношении, то хотя бы уговорить Себа потрать время на это ещё разок. И все бы было действительно хорошо, если бы они отправились в галерею вместе, как планировали, но нет. Случай как всегда имел свой взгляд на реальность, случай сделал так, что именно вчера произошел неловкий разговор. Девушка вышла из дома Лэйнов с немым вопросом в глаза. «Мы все ещё друзья?» - он наверняка звучал приблизительно так, а Рина наверняка знала на него ответ, только не очень то хотела принимать.
Все эти подростковые проблемы всегда кажутся такими большими, когда их переживаешь лично, когда чувства пополам с максимализмом забивают всю голову. И то что в спокойном состоянии кажется чуть ли не смешным - в моменты волнения приобретает масштабы вселенской важности. Двадцать лет – самое время чтобы сходить сума, но почему-то всегда кажется, что можно было бы найти сумасшествие менее разрушительное, вот только приоритеты расставляются не сами. Мы их выбираем, мы сами забиваем свои головы, а потом ищем способ как понять самих же себя.
Черт его знает, что сейчас думает итальянка и как в итоге она отнеслась к произошедшему. Приемлет ли она сложившуюся в итоге ситуацию или нет? А ответ, ведь, волновал парня сейчас как ничто другое, поэтому и приходилось послать себя ко всем чертям - за ним.
- Дальше не проехать, - неожиданно отрывает от размышлений голос таксиста, Себастьян непонимающе переводит взгляд с водителя на лобовое стекло и обратно, молча кивает.
Небольшое скопление машин рядом с галереей, какая-то неразбериха. Видно мелочи, но не слишком приятные. Продолжая молчать американец отдает водителю сумму, набежавшую на счетчике, и только открыв дверь сообщает о том, что дальше просто пройдется на своих двух.
Мысль о том, что сейчас лучше было бы оказаться в другом месте все не покидает голову, навязчиво вертится вокруг своей оси, а теперь рядом с ней появляется ещё одна. Хорошо бы Рина не передумала ехать на открытие. А ведь она не говорила в конце концов ничего о планах на сегодняшний вечер. Ещё бы.
И чем быстрее получится ее найти – тем лучше. Парень твердит это про себя уже находясь внутри выставочного пространства. Он бродит по помещению среди людей и не видит ни то что Сабрины Монтанелли, но вообще ни одного знакомого лица. И вот все как положено пьют, разговаривают, продолжают сходиться, а он продолжает чувствовать себя дискомфортно. Ну что ж все-таки происходит с этим миром, когда он сменяет белую полосу черной? И получится ли вообще вернуть дела на светлую сторону..?
Лэйн берет предложенный официантом бокал шампанского, продолжая вглядываться в спины и лица гостей. В конце концов он замечает отца Рины – Гвидо; теперь уже становится понятно, что знакомые люди все-таки тут есть, вот только Гвидо занят разговором, а мешать ему не хочется, ведь и без того неуютное ощущение не покидает. Нужно то ли собраться с мыслями, то ли выждать момент чтобы подойти к нему и начать разговор. Он наверняка должен знать где находится его дочь, но пока необходимы несколько глотков воздуха и шампанского.

+6

18

Ливия, Мей

- Винс - мой старый друг, Лив. - прозрачно намекнул Гвидо. У Ливии всегда была поддержка Монтанелли - вот что он имел в виду; когда-то она помогла им с Джованни, по их рекомендации она стала частью Семьи, и Гвидо всё ещё рассчитывал на неё - и если бы Риккарди был ещё жив, то, пожалуй, разделил бы это мнение. Он во многом разделял политику Гвидо; хотя нет, правильно будет сказать - это Монтанелли разделял политику своего друга и капореджиме восточной стороны, и во многом, пусть и куда более молодой, но с бОльшим опытом руководителя, Рик был для него почти как учитель, как пример, который Монтанелли видел перед собой. Так что политика нынешнего босса Торелли во многом определяется влиянием именно Джованни Риккарди. С той лишь разницей, что Фрэнк, или такой человек, как Фрэнк, едва ли стал бы капитаном, если бы во главе Семьи всё ещё стоял Рик. Это решение принимал сам Монтанелли. Проявляя гибкость, либо же ссылаясь на других учителей... тех, кто были до. Но так или иначе, Альтиери стал капо по его решению, и до его заместителя вырос тоже не просто так - кажется, вот о чём он иногда забывал. А что касается Винса - он в деле столько же, сколько и Гвидо, они многое видели в одно время, через многое прошли вместе, до того, как начал набирать влияние Фрэнк, и до того, как Ливия убила своего мужа. Даже не будучи капореджиме, он был бы для неё полезным другом... тем более, что они всегда были в одной команде.
- Я работаю над этим... - невесело усмехнулся Монтанелли. И никакого лукавства, он и действительно работал - ну, бронированный автомобиль и Рокки Ливия и сама видела, но что ещё важнее, Гвидо предпринимал шаги к мирному урегулированию испанской проблемы. Тот факт, что последнему жизнь всё ещё сохранили, и даже помощь медицинскую оказывали, не говоря уже о том, что кормили куда лучше, чем стоило бы угощать пленника, уже сам по себе является таким фактом. Монтанелли не желал зла той организации, к которой принадлежал Гаррида; но - и их присутствия на своей территории тоже не хотел. Ни в каком лице.
- Честно говоря, мне это тоже не совсем понятно. - пожал плечами Гвидо. Но, раз уж на эту тему Ливия не хочет разговаривать, то и не стоит этого делать... Вероятнее всего, Морту он просто нужен для чего-то. Как вариант, просто для того, чтобы самому оставаться живым, потому что ещё могут найтись те, кто припомнит ему Серджио... не говоря уже про всё остальное, к чему руку приложила Эфедра. Впрочем, постепенно таким гарантом для него становится Фрэнк; и Гвидо, надо сказать, это не очень нравится, но и убрать Мортимера сейчас - это было бы неправильно, он ему тоже ещё нужен. Ливии вот больше повезло с этим, она может себе позволить просто игнорировать его. - А вообще-то ты права. Лучше не трогай проблему, пока она не трогает тебя. - ему нужны и те люди, которые не будет вовлечены в эту историю и не иметь в ней ни прибыли, ни интересов.
Гвидо, увлечённый разговором, не заметил, как к ним подошла Мей; но вот Рокки, который следил за происходящим вокруг, тут же подался вперёд, увидев незнакомую ему девушку, целенаправленно зашагавшую к боссу, намереваясь перекрыть ей дорогу. И был остановлен рукой Монтанелли - ему-то она была знакома...
- Здравствуй, Мей. - улыбнувшись, он поклонился в ответ. - Интересуешься современным искусством?.. - что приходит на ум при словах "Самая прогрессивная страна"? Япония, разумеется. И её жители, пожалуй, самые современные люди на всей Земле; так что и... кто вот их знает, может, им, в частности, и Мей, известен тот секрет о современном искусстве, которого в упор не видят они с Лив? - Знакомься, Лив, это Мей Ран, внучка одного из наших старых друзей. Ливия Андреоли, мой близкий друг. А этот суровый джентльмен - Рокки Балдорини. - о назначении последнего и догадаться не так сложно... Гвидо не стал раскрывать всей сути, давая девушкам шанс рассказать о себе больше друг другу самим.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-12-07 11:05:01)

+4

19

Розарио всегда опоздывал. На несколько минут, час, неважно, но приходил он именно тогда, когда его не ждали. Сегодняшним днем он долго думал, идти на данное мероприятие по случаю открытия выставки картины некой Сибил Уинтроп или же остаться дома и перепроверить расходы его казино за последний месяц. Дел было полно, от которых пока он себя не освобождал. Но хотелось расслабиться, а в последнее врем это получилось очень редко и то, даже когда он пытался взять тайм-аут, у Розарио все равно возникали кое-какие проблемы, от чего мужчину отвлекали бесконечными телефонами звонками посреди ночи.
Раз решение пришло в голову, значит его нужно было исполнять. Раздумывая, он терял драгоценное время, а в запасе его было не совсем уж и много. Единственное, что знал итальянец, так это то, что на выставке соберутся члены Семьи. Наверное, у Гвидо есть более важные новости, иначе он вряд ли бы ходил по галереи в поисках всего прекрасного. Хотя, кто его знает. Монтанелли всегда оставался человеком-загадкой для Сальваторе.
Современное исскуство определенно не для такого мужчины, как Розарио. Он больше любил классику, находил в ней именно то, что описывало бы его внутреннее состояние. В его квартире можно увидеть картины таких знаменитых художников, как Дали, Беллини, Боттичелли. Такое уж было его восприятие. Он перенял вкус у отца: любовь к скачкам на лошадях, к классике, к виски и к сигарам.  Даже к женщинам Роз относился так же, как его отец. Все таки, гены - штука сильная. Передается не только сходство во внешности, но и характер, и даже привычки.
Итальянец заходит в зал и, осмотрев его взглядом голубых глаз с прищуром, он двигается вперед, заметив "своих" в этой толпе. Взяв с подноса бокал с шампанским, капо приподнял его слегка в знак привествия, едва оказался в нескольких шагах от Гвидо и Ливии.
- Здравствуй, Гвидо, Ливия. - спустя несколько секунд он одобрительно качнул головой незнакомой ему девушке. -  Мы не знакомы, мисс? Розарио Сальваторе.
Немного погодя, итальянец замечает на лице Монтанелли синевато-фиолетовый отпечаток и хмурится, явно недоумевая, что произошло с Доном. Или что успело произойти с ним.

+6

20

Саймон был полностью поглощен общением со своей милой знакомой, так что не заметил Шакса среди гостей. Они виделись с Эмилией еще несколько раз после того животрепещущего случая в больнице, когда невезучую парочку заперли в холодном и зловещем морге переполненном расчлененными трупами. Воспоминания того вечера медленно перетекшего в глухую ночь, до сих пор будоражат воображение. Кажется с того времени у обоих ребят прибавилось по парочке седых волос, ведь будь ты хоть трижды здравомыслящим человеком, но если ты не каким боком не причастен к медицине, один только вид расчлененки заставит бурную фантазию работать в режиме "Апокалипсис". Нашествие живых мертвецов...Вот о чем тогда думали Эми и Сай, когда забившись в дальний угол морга, старались не смотреть в сторону столов для аутопсии, на которых будто бы туши скота, лежали трупы людей. Чья-то рука свисала из-под простыни и окоченелые пальцы указывали в пол, будто бы намекая парочке: "Ну ребята, вы попали! Скоро окажитесь там - внизу". Сердце Котика тогда оказалось в его горле, а глаза на лоб лезли от вида кровавых разводов на полу и стенах. Просто кто-то очень неаккуратный оказался в своем деле, но от этого журналистке и модельке легче не было. А когда на этаже погасили свет и единственным источником его оказалась как на зло гаснущая лампочка на тонком проводе свисающая с потолка, Саймон вспомнил о том, что он верующий и пора молится. В общем...Всего и не расскажешь, так как история для кого-то покажется комичной, а вот парню и девушке от неё лишний стресс, поэтому Саймон перестал мысленно вдаваться в подробности той ночи и вспомнил о другом. После веселой ночки, чтобы как-то отплатить Эмилии за впустую потраченные нервные клетки, Сай взял у неё контактные данные и на следующий день домой девушке доставили огромный букет цветов и точно такую же пижаму, которую ему подарила лучшая подруга. Пижама для мужа Эмилии, которая так понравилась девушке с первых минут их с Котом знакомства.
- У меня тоже все отлично. Я удачно реабилитировался, хотя не буду душой кривить, иногда бывают моменты, когда здоровье подводит, но очень очень редко. Я в норме. Как кстати твой муж, пижаму носит? - Котик не знал о проблемах Эмилии, ведь не был с ней близок настолько, чтобы вмешиваться в её личную жизнь. И вопрос задал сам того не ведая, не вполне корректно. Эми лишь натянуто улыбнулась и как-то её личико заметно побледнело. Сай в мгновение ока ощутил себя бестолковым идиотом, которому нужно укоротить язык, но сказанного не вернешь назад.
Тем временем к ним подошел официант и уместно оборвал их тему разговора, предложив напитки. Эмилия отказалась от вина, а Сай и подавно, ведь с алкоголем у парня война на всю жизнь. Вместо вина он взял с подноса пару бокалов сока и протянув один из них девушке, добродушно улыбнулся.
- Правильно - алкоголь зло! Мне хватило одного раза в жизни причаститься, чтобы навсегда перечеркнуть для себя крепкие напитки. Ведь существует куда больше вкусностей, которые могут кружить голову, правда? О! Я вижу знакомое лицо, пойдем представлю тебя, - Сай взял Эми нежно за руку и с её разрешения повел в сторону Шакса, которому составляла компанию незнакомая девушка. Хотя где-то её он уже видел.
- Эмилия, привет! Я рада тебя видеть, - вдруг обратилась первой милая незнакомка, к которой Сай на несколько секунд испытал легкое недоверие. Такие светлые девушки ангельской наружности не могли не настораживать, особенно, когда они находятся слишком близко к твоему будущему мужу.
- Меня зовут Наташа Хан... ммм... Освальд. Приятно познакомится, - первым делом представляется девушка Котику и протягивает ему руку. Сай переглядывается с Шаксом и улыбаясь, берет как истинный кавалер ручку блондинки и целует её. В зале заметно прибавилось людей и приходилось ютится всей компанией в одном из уголков главного зала. 
- Саймон Котик. Мне тоже приятно, Наташа. А что вас связы...- начал было Котик, когда выпустил руку мисс Освальд и хотел расставить для себя нюансы в отношении Шакса и без двух минутой новой знакомой. Но вовремя придя в себя и умерив нарастающее чувство недопонимания глубоко в душе, он обернулся к Эмилии и поспешил представить её Шаксу.
- Ох, Эми прости! Я просто обязан представить тебе этого человека, - Кот подошел к Шаксу, вцепился в него мертвой хваткой за локоть и самодостаточно проговорил:
- Мой жених - Шакс Ллойд. Прокурор округа Сакраменто. Шакс, - он кивнул Ллойду, - а это моя давняя знакомая - Эмилия Тирелл. Это с ней мы в морге ночевали. Кстати, привет любимый. - Сай оставил нежный поцелуй на губах любимого мужчины и весь засветился от счастья, а после сделал небольшой глоток вишневого сока. Утвердился, блин.
- Наташа, а вы знакомая Шакса? Мне кажется, что я где-то вас видел...

+7


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - добро пожаловать в пинакотеку