Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - добро пожаловать в пинакотеку


- добро пожаловать в пинакотеку

Сообщений 21 страница 40 из 46

21

Когда девушка поздоровалась, ответил ей вначале совсем не Гвидо, а мужчина, который стоял рядом с ним. Он, смотря на нее, начал выходить вперед. Мей с легкой неуверенностью была готова уже отступить как минимум на шаг, но жест Гвидо остановил незнакомого ей человека.
Все так же улыбаясь:
- Не совсем. - спокойно ответила она, хотя и была смущена тем, что ее назвали по имени. - Я оказалась здесь случайно. Но рада, что смогла увидеть работы художника - девушка скользнула взглядом по самим работам. - со столь необычным виденьем нашего мира. - Кёко посмотрела на Гвидо. На его щеке был кровоподтёк, но для не не было принято спрашивать знакомых людей о личных вещах. Поэтому, девушка продолжила. - И я рада, что могу остаться здесь на достаточное время для того, чтобы оценить эти работы не первым взглядом. - действительно, как успела заметить Мей, эти работы сложно было понять посмотрев на них только раз. Ей показалось, что они откроют свой смысл только если смотреть на них как минимум несколько часов. Потому что в каждой картине было что-то удивительное, но в тоже время обычное.
После этого Гвидо Монтанелли представил ей женщину которая стояла рядом с ним, и тут же того, кто успел уже произвести на нее на удивление нейтральное впечатление.
Не смотря на то, что Ливия и Рокки были представлены ей одновременно, Ран вначале посмотрела на Рокки и поклонилась:
- Я рада знакомству.
После чего посмотрела на Ливию, так же поклонившись ей:
- Ливия Андреоли, я буду рада узнать Вас лучше.
"Первым ты показываешь уважение к мужчине, за ним следует женщина. Даже не думай назвать кого-либо то из них по имени. Вы же не семья и не близкие друзья. Ты не можешь быть такой неуважительной." - улыбка девушки стала чуть теплее, когда слова дедушки пронеслись в ее голове.
Смущенная тем, что внимание стольких людей было приковано к ней, Кёко начала говорить, общаясь уже ко всем:
- На самом деле эта выставка стала для меня приятной неожиданностью. Мне очень жаль, что я не смогла посетить научную, которая так же проходит сегодня, но все же я рада, что оказалась здесь. Так же...
В следующую секунду случилось еще одно неожиданное событие. Когда Мей была смущена, как сейчас, или задумчивая, в разговоре, если кто-то его прерывал, девушка терялась и с ней происходило именно то, что произошло сейчас...
-  Мы не знакомы, мисс? Розарио Сальваторе. - этот резко возникший бархатистый голос в одно мгновение заставил девушку растеряться, и...
- Гокигэнъё, ёросику о-нэгаи симас. (Здравствуйте, рада с вами познакомится.) - тут же с улыбкой произнесла Мей, посмотрев на говорящего. И..замерла.
Ее щеки в одно мгновение порозовели и она тут же поклонилась мужчине, внутренне желая сгореть со стыда. Такое бывало раньше. Но никогда еще не было при подобных обстоятельствах.
- Простите, - она мельком взглянула на Розарио, и тут же опустила взгляд. - это вышло случайно. Я рада с вами познакомится, меня зовут Мей Ран.
Да, все-таки Кёко еще не успела привыкнуть к Калифорнии. Да и как ей было к ней привыкнуть если практически все время, проведенное здесь, это - съемки, концерты, записи песен и участия на мероприятиях, на которых обычно говорила Аннабет. А без нее девушка чувствовала сея неуверенно. Да и может причиной тому, что у Мей возникала такая ситуация, было то, что, когда она учила английский, то Аннабет и некоторые еще люди, разговаривали с ней на английском, а она отвечала им на японском. Ран чувствовала себя неловко. Желая, хоть как-то избавится от тревожащего чувства, она неуверенно улыбнулась, и посмотрев на мужчину, решила спросить:
- Вам нравится выставка? - она надеялась перенести разговор подальше от этой ситуации. А тема выставки в данном случае была самой актуальной.

+5

22

Упоминаю Сибил (злюсь), здороваюсь с Берни, машу рукой Эмилии, а так же Семье и Себу.

Сколько бы я не стучала, Сибил видимо предпочла скрыться не только от всех, но и от меня. Я набираю ее номер и слышу, как за дверью вибрирует телефон. Куда она могла деться? Не могла же она не прийти на собственноручно организованную выставку? Или могла? Я стучу еще раз, затем разворачиваюсь и возвращаюсь в зал. Собственно мне Сибил жизненно важно необходимо было найти. Это касалось наших с ней личных дел. Как известно, большие деньги не требуют, чтобы вопросы о них откладывали на потом. Я надеялась, что если ее нет в кабинете, то найду эту крашенную… Пропустим, что я о ней думала в этот момент. Что найду ее где-нибудь в зале. Может она успела туда прийти?
В толпе я вижу Бернадетт - тетю своей хорошей подруги, с которой мы учимся в одном универе. Несмотря на то, что мы с Джиндж постоянно составляем  друг другу живую конкуренцию во время учебы, вне стен универа мы с ней неплохо ладим. И ее тетю я тоже обожала. Хотя бы за то, что она не настучала отцу за нашу с Джиндж мааааленькую вечеринку с алкоголем и сигаретами. Не стала читать нотации, сказав, чтобы это было при ней в последний раз. Пожалуй, мы ее поняли. На ее территории теперь точно никаких вечеринок не будет. Почему-то я была уверена, что кто-кто, а она может знать, где Сибил. В конце концов, я знаю, что они подруги.
-Тетя Бернадетт! Рада вас видеть. Как вы? Джиндж будет сегодня? – Здороваюсь с женщиной. Улыбаюсь. На вопрос о моих делах, отвечаю, что все нормально. - Вы Сибил не видели?
Получив отрицательный ответ, я извиняюсь и удаляюсь, продолжаю бродить по толпе и искать мисс «потеряшку». Найду - голову откушу.  Любя так. За все хорошее.
Не найдя подругу,  возвращаюсь обратно к родным. К слову говоря, вокруг отца и Ливии уже стал собираться народ. Пока я бродила, к нам успели присоединиться Кеко и Розарио.
-Простите. Потеряшку свою я не нашла.
Заметив знакомую, я подхожу и обнимаю ее в знак приветствия. Мы давно не виделись. В универе сейчас эту девушку очень редко можно застать на парах. А может быть наоборот- меня очень сложно застать там? Не знаю. По крайней мере, мне известно, что она ушла в работу и вернется не скоро. Прям как я.
-Кеко! Привет. Вот уж не ожидала, Как ты? Ааа..Выыыы.. Знакомы разве?
Я перевожу взгляд от отца к Кеко и наоборот, уловя момент, когда он представляет ее Ливии. Вот уж день сюрпризов и неожиданностей. И почему, зная меня, Кеко ни разу не упоминала о том, что знает и моего отца тоже. Ладушки, позже разберемся.
-Розарио! Рада тебя видеть.
Отойдя от девушки, подхожу к старому другу семьи. Обнимаю Сальваторе и целую его в щеку. Поймав на себе недоуменные взгляды Ливии и отца, отмахиваюсь. Все нормально, чего так все удивляются. У меня тоже есть свои маленькие скелетики. Они есть не только у вас одних. Я продолжаю вертеться на одном месте и искать подругу. В толпе замечаю Эмилию и машу ей рукой. Повезло Рексу с женой. Да и с сестрой тоже. Одно удручает - какого черта мы-то между собой общий язык все никак найти не можем?! Если Эмилия здесь, значит, ее муж тоже должен быть где-то недалеко. Может нам наконец-то удастся поговорить и заключить перемирие? Надо будет у нее на его счет поинтересоваться. Я не любитель конфликтов. Может Рекса подкупить? Можно , к примеру узнать, чем он увлекается и подарить ему на Новый год какой-нибудь клевенький презент. В прочем я об этом позже подумаю.
Вместо Сибил,  я нахожу в зале другую потеряшку. Недалеко от нас, замечаю стоящего, возле картины,  Себастьяна. Хотя он вовсе не был потеряшкой. Мы не виделись всего лишь каких-то несколько часов. Но, кажется, что прошла вечность.
-Извините. Я вас снова покину. И..- Проходя мимо Розарио, становлюсь слегка на цыпочки и шепчу ему на ухо.- Ей девятнадцать.
Хихикая, удаляюсь, хлопая его пару раз по плечу. Он меня понял.
Я почти беззвучно передвигаюсь по залу. Без малейшего шороха подхожу сзади Себа и закрываю ему глаза своими ладонями. Я надеялась, что Дольфо не наябедничал отцу о том, что видел, как мы с Себастьяном целовались. Иначе это было бы полное фиаско. Если не наябедничал, то я обязана купить брату обещанную машинку за то, что он умеет хранить чужие тайны.
-Как тебе картина?- Шепчу на ухо и отбираю бокал с шампанским. Когда бокал оказывается у меня в руках, я убираю свободную ладонь с его глаз. Затем вспоминаю, что я сегодня за рулем, пить нельзя,  мне еще Ливию домой вести, отдаю ему бокал обратно.
А дальше мы оба смотрим на предмет..Хм…Шедевра новой эпохи? Хотите честно? Я бы нарисовала лучше, хоть и не умею и особо в живописи не разбираюсь. И бьюсь об заклад эта картина под названием «Эхо номер 25» не стоит столько, сколько автор за нее хочет. Номер 25. Интересно, эта порядковый номер проб эха? И как вообще можно нарисовать эхо?  Я достаю из клатча мобильный телефон и фотографирую картину. Надеюсь, это не запрещено делать. Или за то, что снять шедевр- требуется заплатить? А потом снимай себе на здоровье. Ладушки, если подойдет охранник, прикроюсь Сибил. Отсылаю ммской фотографию своей знакомой оценщице. Интересно, сколько она на самом деле стоит на черном рынке?
Но на картину весь день не налюбуешься. Я вздыхаю, понимая, что мы с Себом сейчас думаем об одном и том же. Точнее перевариваем один и тот же вчерашний вечер. Мне надо, в конце - концов, что-то ответить, потому что всю жизнь бегать от него после произошедшего, да и молчать нельзя. От себя не убежишь. Если бы я еще знала, что ответить на его слова. Если бы я сама еще знала, что чувствую на самом деле. Я запуталась. Я дико запуталась.
-Я… - Я беру его руку и крепко ее сжимаю. И без его вопроса я прекрасно знаю, что его сейчас гложит. За несколько лет, что мы дружим - мы научились понимать друг друга почти без слов. Дружба. Лишний раз убеждаюсь, что дружбы между противоположным полом быть не может. Между ними может быть все что угодно: любовь, ненависть, страсть - но не дружба. - Мне нужно время. Ты же понимаешь, что если мы сейчас решим быть вместе, то назад уже ничего нельзя будет вернуть? Ничего. А если что-то пойдет не так?
Я сомневалась в том, что смогу сделать правильный выбор, никого не зацепив при этом. Никого не обидев. Я тщательно думала и оценивала те масштабы катастрофы, которые возникнут, если что-то вдруг действительно пойдет не так. Нет, в глубине души, я знала свой ответ, но все еще не была уверена в нем.

+5

23

Гвидо, Мей, Сабрина, Розарио

Поддержка дона значила многое в их мире, и Ливия не устанет быть благодарной Монтанелли за нее. К женщинам относились всегда предвзято, и Ливию хотели задавить не раз. Спасала ее лишь лояльность к ней донов - сначала Витторе, который дал ей защиту на суде, а по освобождению доверил бизнес, затем Гвидо, теплые отношения с которым установились еще при Марчелло. Сейчас он в очередной раз давал ей понять, что амбиции Фрэнка могут ее не волновать. У Монтанелли хватит влияния и на него, и на Винса, а это значит, что пора было расслабиться и перейти с деловых разговоров на более мирные. Тем более, вокруг них уже собралось достаточно народа, чтобы не обсуждать нападение испанцев или загадочную персону Морта.
- Здравствуйте, Мей, - все эти приветственные раскланивания, принятые в Японии, она решила опустить и просто сдержанно улыбнулась девушке. В чужой стране никто не будет вести себя по твоим правилам и в согласии с твоей культурой. Если девушка приехала в Америку надолго, то ей волей-неволей придется перенимать здешние традиции. А знакомства Монтанелли, однако, не переставали Ливию удивлять. Сдается ей, что дедушка Мей был не простым человеком у себя в стране. Сама она конечно вряд ли имела к этому какое-либо отношение, кроме родственного, ибо девушкой деловой и в принципе самостоятельной не казалась. На первый взгляд даже производила впечатление человека не от мира сего. Хотя, может, Ливия просто плохо знакома с японской культурой, и они все там такие... странные. - Вы имеете какое-то отношение к науке? - поинтересовалась, раз уж девушка сообщила, что собиралась попасть на другую выставку. В принципе, если догадки ее верны, то поведение девушки становится более понятным. Ученых Ливия считала по большей своей части просто чокнутыми.
- Привет, Роз, - кивнула появившемуся Сальваторе. - Какими судьбами здесь? - развлекался Розарио обычно в местах более злачных, типа ее "Парадиза", поэтому видеть его на выставке современного искусства было лично для Лив удивительно. Или он сюда приехал дела какие-то с Монтанелли обсудить?
Ненадолго почтила своими вниманием и Сабрина, и, перебросившись парой непонятных для Ливии любезностей с Розарио (что могло ее связывать со взрослым мужиком?), поспешила снова скрыться в толпе приглашенных. Проследив за ней взглядом, Ливия увидела, как она заигрывает с каким-то рыжеволосым парнем. - Кто это? - не преминула спросить у  Гвидо с улыбкой. - Твоя дочь с кем-то флиртует, - значит она не ошиблась, когда сделала вывод, что причина такого хаотичного поведения Рины крылась в сердечных переживаниях. Помнится, в ее возрасте Ливия уже стала женой Марчелло, и увлечения юности пришлось оставить за порогом брака. - Ей замуж не пора? - правда, а что думает Гвидо по этому поводу. Давно нашел бы девочке достойного спутника. Друзей и знакомств у него было для этого предостаточно.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-08 12:44:03)

+5

24

Сабрина, Мей, Ливия, Розарио

У себя в стране дедушка Мэй был непростым человеком... таким же непростым, каким были они сами - вот хотя бы их собравшаяся троица, Ливия, Розарио и Гвидо; Монтанелли сейчас имел в виду дедушку по американской, вернее, по итальянской линии Мей, а не по японской. Хотя, по девушке едва ли можно понять, что такое родство вообще присутствует в её родословной - гены азиатов, как правило, более сильные... Впрочем, среди друзей Гвидо ещё в то время, когда он считался самым младшим из них, бытовало такое мнение, что итальянская и японская кровь, смешавшись между собой, даёт хороший результат... красивых потомков. Не то, чтобы каждый из них спешил отдать свою дочь замуж за японца, конечно, или сына на японке женить; но результат подобного брака - вот он, перед их глазами. Ну, а какая половинка в Мей сильнее, было и так хорошо заметно... видно, что ей непросто адаптироваться в чужой стране. Впрочем, это и неудивительно. Она ведь только приехала... сколько, пару месяцев, с начала учебного года? И Гвидо её поведение, может быть, и забавляло немного, но странным не казалось... он дважды бывал в Японии. И одной из первых вещей, которой он научился, так это что удивляться ничему не стоит. А культуру их... не то, чтобы Гвидо её знал; но это не мешало её уважать.
- Что ж, надеюсь, эта выставка тебе понравится не меньше.
- улыбнулся Монтанелли в ответ. Деятели искусства, люди талантливые, знаете, они зачастую ведь тоже бывают немного своеобразными.. может, и Поллок этот мир в таких красках не спроста видел? Гвидо понятия не имел, честно говоря. И мало что понимал в искусстве... Пожалуй, главное в его чувстве прекрасного, так что он вообще мог отличить прекрасное от безобразного.
- Салют, Розарио! - Монтанелли слегка хлопнул Сальваторе по плечу в знак приветствия. Мисс Ран тот решил представиться сам... чем явно смутил её, и отвлёк от разговора с ним и Лив, забрав внимание на себя. Зато подбежала Сабрина, сообщив о том, что Сибил она так и не нашла... странно, а где же тогда сама хозяйка выставки?..
- Немного. - кивает в ответ дочери. Не то, чтобы даже так уж хорошо знакомы, они и виделись до этого всего пару раз; можно сказать, дон мафии слегка приложил руку к тому, чтобы Мей здесь освоилась, в честь памяти о её италоамериканском дедушке; но делал это неявно. Сабрина же выдала новое откровение, невероятно тепло и искренне поприветствовала Розарио, хотя Гвидо не был уверен до этого момента, была ли она вообще с ним знакома... Впрочем, это только хорошо, что у его дочери есть связи; и что его люди знают, кто она, чья она дочь. Что ж, его дети имеют своё влияние. Как и его фамилия.
- Это... Лэйн? - Гвидо пригляделся к парню, к которому подошла Сабрина, наблюдая за умилительной сценой, приподняв слегка брови. Признаться, да, он снова был удивлён, хотя и не так уж сильно - они с Себастьяном ещё со школы дружили, и часто гостили друг у друга, но... тогда, даже со стороны, это действительно было просто дружбой двух подростков. И вот, кажется, они с Филиппом и сами не заметили, как их дети подросли... называйте это интуицией, запахом каких-то флюидов в воздухе, колокольцами в ушах или молниями в глазах; но Ливия действительно права - его дочь флиртовала с ним. - Думаешь, уже пора? - переглянулся с Ливией. Пожалуй, стоило бы подойти потом, пообщаться с потенциальным "зятем" наедине, чуть попозже. Тем более, что и повод был, Себастьян приглядывал за младшими братом и сестрой Сабрины вчера, не говоря о собаке - нужно поблагодарить его. Ну и... приглядеться, что ли. Посмотреть другим взглядом. Взглядом отца. - Это гитарист из рок-группы Джордан... ты же знаешь Джордан? - ну, шустрая такая; она ещё помогала Гвидо, когда тот сидел за решёткой под следствием в прошлом году, записки носила. Которая Бруклин. И Себастьяну это тоже в плюс... да уж, кажется, есть такая вероятность, что они действительно породнятся с Лэйнами.

офф: ну Розарио уж наверняка знает о том, кто Гвидо приложил - вчерашним днём от эпизода Гвидо всех капитанов объездил с предупреждением (хотя вы этого могли и не знать), не смущайтесь Гвидиной физии, в общем)

+5

25

Сай, Наташа, Эмили

Пока Шакс шел по направлению к Наташе, он глазами искал виновницу сего торжества, но пока что не находил. Конечно жаль, что у Сэльветрис не было возможно поприсутствовать на выставке, но Ллойд был уверен в том, что его сегодняшнее времяпрепровождение будет более, чем интересным. По крайней мере сейчас он заметил как минимум одного человека, которого он знал, даже более чем, который значился как очень дальний родственник. Саймон прибыл раньше его и наверняка с работы, как и сам окружной прокурор, и уж тем более наверняка его сюда привез его менеджер, при упоминании которого Шакс очень старался не превратиться в злобного представителя потустороннего мира и сделать очень много нехороших вещей, которые он делать не хотел.
Нет, конечно, если бы он как-то якшался с преступным миром, имел там связи, то мог "как бы невзначай" устроить Эрику весьма веселое времяпрепровождение по обвинению в чем-нибудь. Например, в хранении наркотиков. Ну известно, как это бывает - подбросили, внезапно нагрянули с облавой, якобы донос, нашли, задержали, доставили, обвинили, посадили. Схема-то почти прозрачная, но при большом желании окружной прокурор мог доставить экс-модели гораздо бОльшие неприятности, чем это могло показаться на самом деле. Но тем не менее он прекрасно знал, чем ему обязан Саймон, который, как только их с Шаксом взаимоотношения стали более крепкими, рассказал все про Эрика. И мужчина успокоился. Точнее, усиленно делал вид, что успокоился.
Также ему было известно, что менеджер будет присутствовать на их свадьбе. Возможно недолго, но то, что он там будет - это точно. Ллойд хотел позже поговорить насчет этого с Саймоном, поскольку что-что а видеть физиономию Эрика на церемонии он не желал. Да, конечно, Котик мог поставить в ответ тоже условия, касающиеся того, кого бы он не хотел видеть на торжестве. И дело вполне может закончиться руганью. Поэтому сей разговор Шакс пока откладывал да откладывал. И Эрик тоже отлично знал, с каким негативом к нему относится Ллойд.
Шутка ли, эти двое вполне могли бы подраться в самую первую их встречу, когда Шакс познакомился с Саймоном на показе своего друга - известного дизайнера. Котик не сумел сдержать своих эмоций, устроил истерику, ну вот Шакс и озверел. Мужчины вполне бы подрались, если бы не подоспел модельер, который наорал на всех и буквально растащил по углам недовольных друг другом. Но это дела давно минувших дней, а жить окружной прокурор привык сегодняшним днем и все-таки задумываться о будущем, желательно, о счастливом будущем, а не о том, как ему менее болезненно избавиться от неугодных.
- Шакс? Боже мой, Шакс Ллойд! Сколько лет, сколько зим... Мы так давно не виделись!
Реакция Наташи говорила о том, что она не ожидала увидеть своего дальнего родственника, но очень рада такой встрече. Шакс широко улыбнулся и, конечно же успел пожалеть о том, что не позаботился о букете для своей родственницы. Но кто же знал, что им будет уготовано встретиться здесь, а в предвидении окружной прокурор слишком уж давно не тренировался. Девушка встала на цыпочки и нежно поцеловала брюнета в щеку, получив такой же ласковый поцелуй в ответ и легкие объятия. Обычно Шакс обнимал крепко, но перед ним стояла хрупкая девушка и, как бы не рад был он встрече, а следовало поумерить свой пыл.
- Наташа! Я никак не ожидал тебя увидеть, но я так рад встретить моего второго ангела, что у меня даже слов не находится, чтобы оправдаться, - первым ангелом, конечно же была Сэльветрис, но почему-то образ Наташи у Шакса стойко ассоциировался со светлым существом с нимбом и белыми крыльями. - Ты меня тоже прости, моя работа съедает меня целиком и полностью, порой даже на родных и близких не остается времени. Я знаю, что это неправильно, но пока что ничего не могу с этим поделать. Но я соскучился очень сильно, - и все-таки Ллойд отложил букет в сторону, пристроив на небольшой стеклянный столик рядом и приобнял блондинку за талию. - Если ты с кавалером тут, то сообщи, а то мало ли, приревнует, а я буду в роли обвиняемого, - он подмигнул Наташе и развернулся уже в сторону Котика, который, взяв за ручку девушку, с которой общался, уже спешил к ним. Брюнет слегка недоверительно сощурился, видя этот жест, но и сам он был хорош, приобнимая за талию Наташу. Клин клином вышибают, ага.
Кот практически сразу поспешил выяснить отношения, начав было выспрашивать у блондинки, кем же внезапно приходится Шаксу, но, по-видимому, поймал прищуренный и укоризненный взгляд прокурора, решил представить красотку рядом с ним, и Ллойда ей тоже:
- Мой жених - Шакс Ллойд. Прокурор округа Сакраменто. Шакс, а это моя давняя знакомая - Эмилия Тирелл. Это с ней мы в морге ночевали. Кстати, привет любимый.
Манекенщик довольно чмокнул брюнета в губы, выглядев при этом таким искренне радостным, что Шакс "простил" ему беседу с Эмилией и точно таким же жестом, а именно - поцеловав руку девушке, поздоровался и с ней, улыбаясь. Наташа, судя по всему, была несколько ошарашена новостью о том, что Шакс... жених Котика, поэтому окружной прокурор слегка пожал плечами и ответил:
- Наташа, ну вот так... получилось, да. Ты же знаешь о том, что у меня несколько, - правильное слово пришло на ум быстро, - иные предпочтения в отношениях, но сейчас, я, кажется, по-настоящему счастлив. Эмилия, мне очень приятно с вами познакомиться, верно, что Котик рассказывал мне о ваших приключениях. А Наташа - моя очень дальняя родственница, с которой мы давно не виделись, - поспешил он развеять сомнения Саймона, который уже явно подумал о том, что Освальд - одна из его многочисленных подруг.

+4

26

Шакс, Эми, Саймон

Вот за что я люблю Шакса, так это за то, что среди совершенно среднестатистических мужчин он неизменно, совершенно в любых ситуациях, остается джентльменом. У него это заложено в генах, судя по всему. Неизменно прекрасно выглядящий, подтянутый, с иголочки одетый, он производил немного пугающее своим совершенством, но неизменно хорошее впечатление.
На изящную шутку Ллойда я не успеваю ответить, подхваченная волной энергии подошедшего с Эмилией молодого человека. Рука брата на моей талии воспринимается, как нечто само собою разумеющееся, правда ровно до того момента, как на это не обращает внимания новый знакомый - Саймон. Впрочем, уже через долю секунды я понимаю, откуда в молодом мужчине столько любопытства и немного ревности во взгляде красивых глаз.
Когда мой брат отвечает на его поцелуй, все встает на свои места, но это ничуть не мешает мне слегка округлить глаза в удивлении. Конечно же, о "всеядности" родственника я осведомлена, но меня-то удивляет это слово - "жених".
Боже упаси, не подумайте, с моей-то семьей, я ничего не имею против однополых браков, но вот для Шакса это должен быть поступок довольно смелый, обещающий вызвать неоднозначные толки и пересуды. Это может подпортить его карьеру, тогда как карьере его возлюбленного никакого вреда, по идее, не принесет. Но, с другой стороны, такой судьбы, как у меня, когда не можешь быть с теми, с кем хочешь, я брату не желаю, поэтому мое удивление быстро сменяется радостью, и я обмениваюсь с Эмилией быстрым полным искреннего восторга взглядом, спешно отвечая на ее вопрос, что у меня дела совершенно отлично. Мы еще успеем пошептаться о своем, о женском. Я хочу узнать у нее, что именно она думает о представленных здесь картинах. Меня, лично, всегда завораживала игра красок, передающая де-факто не окружающее пространство, но внутреннее мироощущение художника.
Поэтому пока я поворачиваюсь к Саймону и слегка склоняю голову, искренне улыбаюсь.
- Как и сказал мой брат - мы дальние родственники. И я рада увидеть здесь не только Шакса, но и его избранника. Вижу, что Сэль передает его в хорошие руки. Жаль, что мы с вами не встречались раньше! Шакс! Марго и Дита будут просто в бурном восторге! Ты хоть сообщи дату церемонии - они непременно захотят передать свой подарок! - Глядя на слегка недоумевающее лицо жениха моего любимого брата, я не удерживаюсь от смешка, - Я не уверена, что мистер Ллойд говорил, но у него есть тетушка, женатая на женщине вот уже почти двадцать лет. К слову, его тетушка - это мой второй папа, так сказать. Так что - хорошая семейная традиция получается.
Я, правда, из этого списка выбиваюсь своей совершенно традиционной ориентацией. Зато во мне перевешивает всепоглощающая толерантность. И вообще, брата, пусть и не по крови, а со стороны Диты, я люблю очень, и желаю ему только счастья.
- Кстати, Шакс, а как дела у твоей сестры? Она будет на выставке? Мы ведь с ней тоже очень давно не виделись... дольше, чем с тобой. Она помнит хоть обо мне? Было бы просто отлично как-нибудь встретиться всем вместе и поговорить обо всем...

+4

27

Сабрина, Ливия, Гвидо, Розарио, Мей

Одни лица сменяются другими, постепенно, стремительно просторный зал картинной галереи заполняется гостями, помещение наполняется гомоном голосов и громкой музыкой, еще несколькими минутами ранее бывшей приглушенной, едва слышимой. Бернадетт стоит возле банкетного стола с полным бокалом красного вина, словно для вида держит его в своей тонкой руке и умудряется делать вид, что она преисполнена энергией и рада видеть каждого, кто проходит мимо нее и ее помощницы Донны, получает буклеты и отвечает улыбкой на улыбки этих двух молодых женщин. Одна хочет поскорее кинуть свое бесполезное и утомительное занятие, схватить бокал с алкоголем и окунуться в толпу людей и светских разговоров, а другая пуще прежнего желает в данный момент оказаться дома, в своей уютной кровати и излюбленном ворохе одеял подушек. В конце концов, не выдерживает та, кого сие мероприятие увлекает и привлекает посетившем его народом, и, тряхнув копной рыжих волос, она извиняется и покидает свою белокурую начальницу, замечая, что ей больше не требуется помощь. Донна касается плеча Берн, растворяется в толпе, и без ее присутствия становится немного тоскливо.
Рикардс встречает своего старого знакомого-издателя, который с заумным видом принялся обсуждать предоставленные на выставке картины Поллока, к которым женщина отнеслась равнодушно, вяло пожимая плечами на все удивленные возгласы и песенные восхищения. Когда Берн решила оставить мужчину, рядом показалась знакомая молодая девушка, обладающая удивительной способностью поднимать настроение и пробуждать ото сна и скуки своей быстротой речи и какой-то невероятной энергетикой.
-Да какая я тебе тетя, Сабрина! – с усмешкой ответила блондинка. – Как твои дела?.. Сибил должна стоять у входа, странно, что ты ее просмотрела. Сегодня она светится от счастья, как гирлянда, и найдешь ее, не говори всю правду о картинах, если, конечно, ты не восхищена ими. Мы с утра на эту тему немного повздорили, так что…
Когда Сабрина собралась уходить, Бернадетт вспомнила, что та спрашивала про Джинджер, и встрепенулась, желая хоть что-то услышать о своей племяннице, которую не видела последнее несколько дней. Не успела блондинка опомниться, как девушка практически скрылась из виду, быстрым шагом проходя мимо неторопливых гостей, и Рикардс пошла за ней, стараясь не наступить на подолы женских платьев или снести с ног щуплого официанта с подносом в руке, который шел прямо на нее.
-Сабрина, погоди! Черт, да куда ты так несешься, - да, нужно было надеть каблуки на пару сантиметров ниже. – Я хотела про Джинджер узнать, давно не видела эту рыжую. В последний раз у нас вышел не особо приятный разговор, и я подумала, может, она у тебя остановилась, или у Леоны с Вилмой.
Юная Монтанелли пожала плечами и сказала, что так же, как и Берн, не видела младшую Рикардс несколько дней, и, когда она вновь оставила женщину, та неподалеку с удивлением приметила Ливию, которая находилась в компании нескольких мужчин и одной молодой незнакомой девушки.
-Ливия! Привет. Ты здесь какими судьбами? - с искренней улыбкой поздоровалась Бернадетт, подходя к своей школьной подруге, которая снова появилась в ее жизни сравнительно недавно, но при довольно странных обстоятельствах вновь стала близка. Не так, как раньше, это чувствуется, этому послужили долгие годы отсутствия общения.
Рикардс заметила Гвидо, который когда-то помог ей определенной суммой денег, будучи направленной на строительство здания магазина, и, честно говоря, женщина не ожидала встретить этого человека при подобных обстоятельствах.
-Гвидо, здравствуйте, - сказала блондинка, чуть распрямив плечи. Она заинтересованно рассмотрела небольшую компанию с легкой улыбкой, за которой скрывалось гораздо больше эмоций и слов, которые женщина не успела добавить. Бернадетт увидела Розарио, затем кинула беглый взгляд в сторону Ливии, которая так же знала этого мужчину еще со школьной скамьи, а теперь стояла в стороне, словно не родная, чужая. А Рикардс было безумно обидно, что былая крепкая дружба осталась жить лишь в воспоминаниях, и черт знает, по какой причине Розарио всеми способами отталкивает от себя Бернадетт, относясь к ней с особым недоверием и некой неприязнью.
Женщина кивает головой в знак приветствия.
-Неплохо для открытия, не так ли? – спросила Берн, обращаясь ко всем. – И, кажется, здесь даже есть гости, которые пришли ради картин Поллока, а не ради выпивки и вечеринки.

офф: Гвидо, если не помнишь, мы в выяснялке обсуждали эту тему с деньгами х)

+3

28

Саю, Наташе, Шаксу. Замечаю Сабрину.

И все таки, в приятном обществе, можно рассеять уныние и тоску, хотя бы попытаться Эми не могла сказать что была особенно близка с прекрасным манекенщиком Саймоном, вообще сложно сказать что она близка с кем либо, но однако и такое бывает. Что уж поделать, ведь всю жизнь она привыкла закрываться, привыкла скрываться от всех и вся, это вошло в привычку. Но с учетом того насколько жесток окружающий мир - возможно это не такая уж и плохая черта.
Людей прибывало все больше и больше, и вот оно, ее типичное состояние - Эмилия любила растворятся в толпе. Все таки, как бы она не любила людей, есть что-то в этом чудесное, когда чувствуешь свое единство со всеми. Ну а пока, Эмилия и Шакс мило беседовали, и беседа эта была даже забавной:
- Очень рада что ты выздоровел, а то с такой травмой, мало ли, что может быть,
- Эмилия грустно улыбнулась. Однако, секундой позже ее слегка встряхнул вопрос о муже, она сама даже не заметила своей реакции, просто говорить о этом всем и делать вид что все к нее хорошо, было порой действительно сложно. Все таки она человек а не робот, у нее есть эмоции, да еще какие...
- Да, он вообще мало спит, так что, не знаю, -
пытается уйти она от этого, осознанно или не осознанно, но вдруг Эми вспоминает что и вовсе забыла отдать ему тот самый пакет с той крутой пижамой от Котика. Честно говоря, те события лета ей не хочется вспоминать по многим причинам, и вообще, пора переносится с этой темы на нечто более позитивное. А вот пижаму, да, надо найти ее и если Рекс не захочет ее носить, она сама будет, вы что! Нечего добру пропадать. Эми пытается отвлечься, улыбнуться, возможно это поможет, прогонять мысли из головы - занятие тяжелое но порой действенное. Девушка принимает из рук парня сок, и улыбается снова, но на этот раз ее улыбка становится искренней, оживляя ее лицо.
- Да, спасибо, сок идеал, - в последнее время ее тянет на цитрусовые, и к счастью, это оказывается апельсиновый сок. Сюда бы еще и соленых огурчиков, и вообще бы было славно. Но нет, не хотелось бы что бы кто либо раскусил ее преждевременно. Да и тем более, не за горой времена когда людям будет все самим понятно, хотели они этого или нет.
Эмилия послушалась Сая и вот, они пошли в ту самую сторону, куда оба смотрели. За это время, пока они пробирались в толпе, девушка увидела Сабрину. Они были не очень хорошо знакомы, но все же успели познакомится, хотя кажется что у них совсем нету общего. Но общее у них было, и куда больше чем это могли подумать другие. Посмотрев брюнетке прямо в лицо, Эми снова улыбнулась и махнула ей в ответ. Надо будет им потом поговорить, если это удастся, разумеется. На таких вечеринках часто разговоры происходят спонтанно, так что планировать чего либо - не имеет смысла.
И вот, они оказываются перед Ташей и незнакомым мужчиной. Девушка с усмешкой смотрит на Сая, затем переводит взгляд на незнакомого мужчину, и снова на Сая. Видимо, да, это и есть тот самый молодой человек, о котором ей говорил Саймон летом, с огоньком в глазах. Девушка улыбается, догадываясь, и смотрит на Ташу.
- Привет, я тоже рада тебя видеть, - слегка при обнимает ее Эмилия. Ей с Наташей тоже будет о чем говорить, после того их недавнего разговора ей правда хотелось бы узнать как она. Девушки кивают друг-другу, ведь они обе понимают что этот разговор будет немного серьезнее чем обычная болтовня.
- Очень приятно, - протягивает она руку Шаксу. Кажется, они могли бы быть где-то знакомы? Эмилии все время казалось что она видела Шакса где-то, и не ошибается, конечно же, это главный прокурор их округа. - Именно так все и было, чокнутая история на самом то деле, но главное что мы справились, - отшучивается девушка.
Разговор продолжается, и Эмилия вдруг понимает свою небольшую оплошность, которую спешит исправить.
- О, так вы помолвлены, ведь так? Я вас поздравляю, это действительно чудесно. Когда свадьба? - она снова слегка улыбается и смотрит на Саймона и Шакса. Вообще, после собственного брака и всего то что они прошли, она могла бы сказать что у нее прямо отвращение к свадьбам. Но этого не было. Голова почему-то начинается кружится, но Эмилия пытается этого не показывать...

+5

29

Радуюсь Сабрине, продолжаю беседу с Гвидо, сержусь на Ливию, беспокоюсь о Гвидо, и пытаюсь познакомится с Бернадетт.

Сабрина обняла растерянную Мей, с такой радостью, что девушка тут же позабыла про все свои волнения. Ее знакомая - чудесный человек. Она тут же поинтересовалась как Ран, на что девушка ей ответила:
- Спасибо, я в порядке, - снова поклон. И Кёко уже хотела задать ответный вопрос, как ее знакомая переместилась от нее к Розарио, и оповестила их о том, что ей нужно уйти. Может немного позже? - пронеслось в голове Ран.
- Что ж, надеюсь, эта выставка тебе понравится не меньше. - Гвидо улыбнулся ей в ответ. И это тоже придало ей частичку уверенности. Хоть, они знали друг друга меньше, но все равно, его, скажем так, негласное одобрение, было для нее важно.
- Спасибо. - она поклонилась. Поклон - это знак уважения, Кеко всегда помнила об этом. Сейчас она чувствовала себя намного спокойнее. И намного лучше. То волнение, что было при ней из-за отсутствия Аннабет уже прошло. Но ве же, где-то в глубине души девушка надеялась, что ее менеджер не заставит себя долго ждать.
- Здравствуйте, Мей, - она не понравилась Ран совсем. И сразу же. Но у Кеко никогда не было привычки судить людей предвзято. Просто, как показалось, женщина совсем не хотела с ней разговаривать. И делала это только из вежливости. А Ран совсем не любила лицемерие. - Вы имеете какое-то отношение к науке? - усмешка, прозвучавшая в этих словах сделала свое дело. И в следующую секунду, девушка не казалась такой уж хрупкой и потерянной.
Мей выпрямилась, соблюдая осанку, и посмотрела прямо в глаза ее новой знакомой. В ее взгляде не осталось ничего, кроме твердости и холода, которые она и не собираясь прикрывать демонстрировала. А на губах заиграла исключительно вежливая улыбка. Теперь со стороны посмотрев, нельзя было сказать, что Мей - слабая и беспомощная девочка. Дедушка научил ее не только быть уважительной и не показывать свои эмоции. И сейчас было самое время, чтобы дать об этом знать окружающим:
- Увы, столько же, - девушка сделала секундную паузу. Ее голос был очень вежливым, и в тоже время безразличным и спокойным. - сколько и Вы к культуре. - Ее взгляд стал мягче и снисходительнее, а голос просто превратился в вежливый и спокойный. - Но, я думаю, что у Вас, как и у меня, - Мей не отводила взгляда все это время от собеседницы. - еще достаточно времени. - после чего поклонилась. - Давайте постараемся.
И тут же, после поклона, отвернулась от женщины на немного, давая понять, что ей не интересен ответ и продолжение их разговора. Ее взгляд переместился на Гвидо и стал таким же дружелюбным и теплым:
- Признаться честно, - она улыбнулась уже более естественно и тепло. - я совсем не ожидала, что мне предоставится такой удивительный шанс увидеть Вас на выставке современного искусства. Но, - ее улыбка чуть померкла. Взгляд стал более обеспокоенным. Конечно, для нее не принято спрашивать, что случилось. Но просто побеспокоится Мей вполне может. - вы уверенны, что хорошо себя чувствуете?
– И, кажется, здесь даже есть гости, которые пришли ради картин Поллока, а не ради выпивки и вечеринки. - этот уверенный голос заставил обратить на себя внимания.
Мей посмотрела на женщину и приветливо улыбнулась, поклонившись:
- Здравствуйте, - к, сожалению, Ран они еще были не знакомы. Но не смотря на это, женщина производила сильное впечатление. - меня зовут Мей Ран.

Отредактировано Mei Ran (2014-12-11 14:04:37)

+3

30

Офф: Роз, прости, но либо я напишу сегодня, либо уже не скоро)

В общем-то любое светское мероприятие, где надо общаться и знакомиться, по сути своей одно сплошное лицемерие. Ты не можешь нравиться всем, точно так же, как и наоборот. И присутствующие здесь сейчас общались в большинстве своем просто из вежливости. Поэтому совершенно не понятно, почему эта самая японка так уж взъелась на Ливию. А то, что было это именно так, сомневаться не приходилось. Выпрямившаяся поза, ледяной взгляд, язвительная фраза, произнесенная в попытке задеть Лив(?)... Бог мой, экспрессии хоть отбавляй! Создалось впечатление, что Мей готова была прямо здесь же завалить Ливию каким-то своим лихим приемчиком из ай-кидо.
- Только катану не доставайте, ладно? - сдержать насмешку Андреоли даже не попыталась. Все это стремление девчонки показаться сильной и (боже, прости меня) опасной и правда достаточно забавляло Ливию. Несмотря на продемонстрированные зубки, Мей все еще не производила на Ливию впечатление человека цельного и зрелого. Сколько ей? Наверное и двадцати нет. Что она видела в жизни, просидев под крылом своего отца? Вот именно, ничего. А Ливия столкнулась с такими вещами, что этой милой деточке и в страшном сне не привидится. Так что, ее попытки оскалиться казались ей просто жалкими и ничего, кроме усмешки, у Андреоли не вызывали. А главное - ведь Ливия ее даже обидеть не пыталась. Странные эти японцы все-таки, странные.
Поэтому внимание свое Ливия предпочла переключить на Монтанелли, человека куда более ей понятного.
- Я думаю, самое время позаботиться об этом вопросе, - кивнула, продолжая с легкой улыбкой следить за Сабриной с Лейном. - Пока она не натворила какой-нибудь чехарды, - не влюбилась не в того, например. Или еще чего хуже - не принесла ему в подоле внука. В разум и целомудрие Рины она конечно верила, но юность такая юность - никогда не знаешь, на каком повороте снесет крышу. - Джордан? - Ливия чуть нахмурилась, припоминая, кто такой этот самый Джордан. - Ах, да, Бруклин, кажется? - девушка. До Ливии доходили слухи о том, что она помогала мафии в переломный период. - Гитарист? - изогнула бровь в скепсисе. - Подыщи-ка лучше Рине кого посерьезнее, - предложила, посмеиваясь. - У музыкантов сплошной ветер в голове, - и они точно не походят для семейной жизни, Ливия была уверена. Может и романтично, (что тоже весьма спорно), но точно не то, что нужно воспитанной и ориентированной на семью девушке. Сабрина же была такой позитивной и приятной девчонкой, что стать свидетельницей ее разочарования и слез Андреоли бы не хотелось.
От разговора отвлекла появившаяся рядом Берни, которую итальянка заприметила уже давно, но подойти времени пока не нашлось.
- Привет, - Ливия потянулась к ней, чтобы обменяться поцелуями в щеку. - Я не похожа на человека, которого интересует искусство? - изобразила шутливое возмущение на вопрос, что она здесь делает. Вообще-то ей было не очень приятно, что Рикардс видит ее в обществе главного мафиози города, (с которым она кстати откуда-то была уже знакома), что естественно не может не натолкнуть женщину на определенные мысли по этому поводу. А если появятся мысли, то позже пойдут и расспросы, которых в общении с подругой из давнего прошлого Ливия старалась всячески избегать. - Ты сама что здесь делаешь? - она заметила, что женщина тут не в числе зевак. - Затесалась среди организаторов? - или какое отношение она еще имеет ко всей этой выставке? При прошлой встрече об этом Ливии она не рассказывала. Возможно, Берни была права, и здесь и правда были люди, которые пришли не ради выпивки и тусовки... - Но это точно не мы, - отвела взгляд в сторону и коротко кивнула, как бы подтверждая, что Берни угадала. - Что такого классного в этом Поллоке? - перешла на шепот, тронув Берн за руку. Вроде как неприлично было говорить об этом громко - глядишь, рядом и правда окажется поклонник автора. Ливия любила искать смысл в произведениях искусства таких спорных и неоднозначных художников, как Дали например, но у Поллока она видела лишь пресловутую "мазню". Может хотя бы Берн, единственная в их компании, считала иначе?

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-14 20:30:29)

+3

31

Сабрине

То, что изображено на холстах Поллока чем-то напоминает мои мысли, они такие же спутанные как его линии и такие же неясные. Создается впечатление, что и самому автору не все понятно из полученого. Скольжу взглядом по «Эхо: номер 25» и задаюсь вопросом почему же все-таки у многих его картин были номера вместо имен. Как по мне то, что имеет номер не имеет души, а картина без души – это случайно испачканная бумага.
Хорошо думать о чем-то постороннем, совсем не связанном с самим собой, но когда переклинивает на волнующих, не простых ситуациях делать выходит это не долго. То сам возвращаешься к мыслям, а то мир призывает сделать это, кидает к наболевшему. Пока я делаю ещё один глоток шампанского реальность подкидывает в момент динамики. Мои глаза закрывают тонкие женские руки, и улыбаясь я понимаю, что их обладательница никто иная как Сабрина Монтанелли. Не успел начать искать, а уже нашел, пока мне везет.
Позволяю ей забрать бокал, а следом принимаю его обратно, поворачиваюсь в сторону девушки, но так чтоб не упускать из виду картину. В очередной раз задумчиво окидываю взглядом холст прежде чем ответить на заданный вопрос.
- Не знаю, - с не очень уверенной интонацией начинаю говорить, - Если бы я был визуалом, таким крепким и заядлым визуалом, то выражал бы свои мысли только так. Тем более, что рисовать то не умею, - хмыкаю, издаю что-то похожее на смешок, - Интересно, а Поллок умел рисовать в общепринятом значении этого слова.
Не могу понять нравится мне картина или нет, нельзя оценить то что тебе не близко. А я в изобразительном искусстве смыслю мало, и энергия, вложенная в «Эхо: номер 25» мне не приятна. Что касается самого Джексона Поллока, то я не могу назвать его гениальным, как это делают многие другие, ведь, гениальность художника определяет не только его новаторство и навыки, его в первую очередь определяет гармония с собой и искусством. Гениальные художники – это те, которые неразделимы со своими картинами, они ими живут, с их помощью становятся хотя бы немного счастливее. Не знаю, что там чувствовал Джексон, но тот факт, что он страдал постоянными депрессиями и алкоголизмом наводит на определенные выводы. Да, я читал кое-какую информацию о его биографии. И из всего прочитанного меня смутил ещё тот факт, что к концу его короткой жизни верх над творчеством взяла коммерция. Гениальные художники обычно не становятся инкубаторами. Вообще гениальность редко уживается с деньгами.
Я ставлю опустевший бокал на поднос проходящего мимо официанта и снова обращаю все свое внимание к Сабрине.
Одна моя рука зажата между её ладонями, второй накрываю одну из её ладоней сверху и снова улыбаюсь, теперь уже глядя в глаза.
Уже все пошло не так и уже ничего не вернуть. Очень хочется сказать ей об этом, но лучше не стоит. Я просто киваю в завершение её слов.
- Сколько угодно, - мягко говорю не отрывая глаз от нее.
Правильным выбором будет честный выбор, а вот какой смысл он будет в себя включать уже не важно. Человек не должен отдавать больше чем может, никто не имеет права заставлять другого опустошаться. И у меня нет никакого желания это делать. Любопытно только что будет с нашей дружбой, которая вот так неожиданно с возрастом оказалась немного более тесной чем ожидалось, если ей не удастся перерасти себя.
- Продолжим осмотр картин? – пытаюсь сменить тему обратно на более комфортную для нас двоих, - Мне, вот, из всего больше приглянулась «Волчица», - подвожу девушку к предмету искусства и взглянув ещё раз на название и дату её «рождения» добавляю, - Но все-равно не верится, что это картина 31-летнего мужчины.
Интересно и долго ещё будут меня занимать эти мысли.

+3

32

Шаксу, Наташе и Эмилии
Несколько минут уходят на банальную презентацию друг друга, и их хватает, чтобы испытать массу эмоций со всех сторон. Здесь вам и радость выраженная в улыбках двух подруг, и легкий блеск ревности в глазах парней, которые не могут расстаться с привычкой видеть в их окружении сплошных сердцекрадов, соперниц и просто объектов большего внимания, нежели тех, кем они приходятся друг другу. И сколько бы не было у Котика и Шакса разговоров по этому поводу, кажется их исправит только совместная могила, где-нибудь на центральном кладбище Сакраменто. Но о смерти говорить не комильфо, когда являешься гостем приглашенным на светскую вечеринку, да еще и с таким размахом. Вечер эстетического наслаждения обязан был пройти легко и непринужденно. По крайней мере, организаторы потрудились создать наилучшую атмосферу комфорта. Саймон краем уха вслушивался в приятную джазовую музыку в современной обработке, которую сейчас встретишь везде: на показе мод, на коктейльной вечеринке и даже в лаундж-кафе, где приятно провести вечер за чашкой миндального капучино с корицей и за чтением очередного творения Сета Уилстона.
- Так вот почему ваше лицо показалось мне знакомым! У Шакса очень много альбомов с фотографиями, наверняка среди сотен фото я видел и ваше. А у меня память хороша лишь на прекрасные лица, - дружелюбно улыбаясь, сказал Саймон, и кажется, что собственные слова, стали своего рода очищением для его совести. Ревновать жениха к родственнице?! Да это просто верх абсурда! Котику стало стыдно, морально он ощутил себя настоящим идиотом. Но с другой стороны, хорошо, что парень не стал устраивать разбор полетов во всеуслышание - а ведь мог, с его-то неукротимой дерзостью и строптивостью. К сожалению их с Шаксом связывает одна очень противная особенность - делать поспешные выводы. И если Шакс в свои тридцать с хвостом не смог себя перевоспитать, то думается Котику, с ним также дела не будет...
- Шакс! Ты не говорил мне, что твоя тетя лесби! Вот это поворот. Получается, мы с тобой продолжим своего рода левую ветвь, которая несет в себе нетрадиционный характер семейностей. Класс! Мистер прокурор, вы удивляете меня все больше и больше с каждым днем! - Сай усмехнулся про себя, по-доброму подстрекнув любимого мужчину. Конечно для Котика было новостью, что в семье Шакса не он единственный склонен к нетрадиционным отношениям, тем более, что семья прокурора по всем параметрам казалась той еще аристократией современного уровня. Саймон переживал по-поводу принятия его в семью Ллойдов. Он не знал, какой будет реакция родителей Шакса, когда те узнают о бракосочетании их единственного сына с парнем, и отчего-то всегда рисовал в своем воображении самый негативный исход. А тут получается, что семье Шакса не привыкать и у Сая даже камень с души свалился. Свалился и громко так разбился в мелкую пыль.
- Да, Эми, мы помолвлены. Шакс сделал мне предложение чуть больше месяца назад. Это было на острове. Он оказался таким романтиком! Жаль, что со стороны никто не снял меня на камеру. Думаю в тот момент, когда Шакс вручил мне кольцо, мое лицо выглядело забавно. Правда, сладкий? - Кот погладил мужчину по гладко выбритой щеке, мысленно возвращаясь на пару секунд в тот самый день. Их самый счастливый день. И пусть Котик сперва повел себя, как истеричка в припадке, но когда до него дошло, что любимый человек не шутит, то согласился практически без раздумий.
- Свадьба через неделю. Тридцатого ноября. И раз уж мы все так удачно встретились здесь, - Саймон обернулся к Шаксу кивая ему, - милый, я думаю мы просто обязаны пригласить Наташу и Эмилию на наше торжество. Девочки, не откажите нам?Приходите на нашу свадьбу! 
Саймон весь светится. Это поистине невероятное ощущение, когда произносишь такие очаровательные слова: "Приглашаем вас на нашу свадьбу". Они с Шаксом подготовили пригласительные на свадьбу, которые подписывали собственноручно, но произносить приглашение вслух - это совершенно иная вещь! Это, как если бы вам прислали смс-сообщение с текстом "у вас родился мальчик"  и вы не знаете куда себя деть, а если вам скажут это напрямую, вы будете готовы расцеловать человека, который обрадовал вас благой вестью. Все конечно сугубо индивидуально, но приглашая девушек на свою свадьбу, Котика всего распирало от положительных эмоций. Правда его улыбка быстро померкла, когда он заметил, что Эмилия резко побледнела и качнулась в сторону. Сай резко ринулся к девушке и вовремя её поддержал. Забрав её стакан и отставив его на ближайший столик, Кот взволнованно спросил у знакомой:
- Эми, тебе нехорошо?

Отредактировано Simon Lloyd (2014-12-14 22:54:26)

+4

33

Наташе, Эмилии, Саймону

Ллойд все еще с легким недоверием рассматривал Эмилию, с которой до недавнего времени ворковал Саймон. Нет, вы не подумайте, он не испытывал к красивой девушке никаких негативных чувств, просто не привык окружной прокурор открыто беседовать с теми, кого видит впервые. В разговоре брюнет всегда постепенно и аккуратно прощупывал человека, задавая вопросы, после выслушивая полученные ответы, шаг за шагом выстраивая собственное мнение о том, с кем имел честь познакомиться. Поэтому он был более, чем уверен, что пройдет немного времени, они продолжат беседу и все будет вполне себе хорошо. А вот Наташа от услышанной новости слегка удивленно похлопала ресницами, но после объяснения Шакса сразу же радостно поведала Саймону и Эмилии о том, что среди их общих (а в случае Ллойда очень дальних) родственников есть женщины, которые находятся в законном браке и уже очень долго живут вместе. Если честно, то Шакс как-то совсем подзабыл об этом, поэтому и не рассказал Котику о таком нюансе, но тем не менее, сейчас он припоминал и согласно кивнул.
- Да, все именно так, Наташа сейчас напомнила мне о родственницах. Просто мы слишком долго не общались, вот так и получилось, что сия правда постепенно выветривалась из моей памяти, - Шакс слегка переступил с ноги на ногу, посмотрев вокруг них и ища взглядом Сибил, которую нигде не было видно. Где же сама виновница торжества? Хотя гости только-только собирались, и, не привыкший опаздывать, окружной прокурор прибыл заблаговременно, но все-таки он невольно сравнивал это торжественное событие с тем, как проходили аукционы и выставки у Сэльветрис.
Которая чуть ли не дневала и ночевала на работе, но требовала от каждого сотрудника, чтобы все выложились по полной и мероприятие прошло без сучка и задоринки. зачастую так и бывало, но ведь нельзя же предугадать различные казусы, которые могут произойти в самый неожиданный момент и к которым не будешь целиком и полностью готовым? Как, к примеру, произошло в тот день, когда Шакс рискнул поведать Трис о том, что у него, кажется, впервые за долгое время, развиваются довольно крепкие отношения с молодым человеком. Но та неприятность, к счастью, разрешилась очень быстро.
А Саймон тем временем не замедлил рассказать Эмилии о том, что Шакс сделал ему предложение, организовав совместный отдых и... быстренько пригласил обеих девушек на будущую церемонию бракосочетания. У Ллойда чуть было не отвалилась челюсть, поскольку он даже слова вставить не успел в противовес этому и вообще обсудить наличие новых (для него) гостей на свадьбе. Не то, чтобы он был недоволен, просто такое приглашение стало слишком уж внезапным. Если Наташа вполне себе могла присутствовать на свадьбе в качестве дальней родственницы со стороны Шакса, то вот Эмилия... Да, она, судя по всему, была знакомой или подругой Котика, но Ллойду казалось, что они хотели тихое торжество в кругу самых близких, а тут получилось, что не только самых близких. Как-то не совсем правильно это, поэтому Шакс смерил Сая слегка недовольным взглядом, но вроде бы оттаял, когда тот ласково погладил его по щеке. Да и зачем выказывать свое недовольство, когда Котик буквально светится аки солнышко? Но все-таки Ллойд решил с ним чуть позже обсудить вопрос приглашения на церемонию тех, кого лично он видит впервые.
Надеюсь, что на вечеринке, планирующейся к проведению после самой церемонии не будет ничего такого, типа торта с сюрпризом. А то помнится мне, как в мою далекую юность меня каким-то чудом уговорили залезть в этот самый торт, из которого я должен был феерично вылезти и вручить подарок будущей невесте, которая являлась нашей с Сэль общей подругой. Причем уговорила меня именно сестрица-вредина. Ну залез, ну вылез, правда матов от меня потом Трис от меня наслушалась вдоволь, поскольку подруга была уже под шафе, поэтому полезла ко мне целовать, обниматься и вообще всячески лапать внезапный "сюрприз". А переспать с чужой невестой до свадьбы... как-то неправильно. Хотя, зная наших общих друзей и знакомых, кто знает, какой подарок они надумают приготовить нам обоим. Интересно, а Эмилия замужем?
Последняя мысль мелькнула у Шакса как-то слишком неожиданно, поэтому он слегка тряхнул волосами и вновь перевел взгляд на Наташу, которая вопросила у него про сестру.
- Да, милая, конечно она тебя помнит. Я был бы и правда очень рад, если ты примешь наше приглашение на свадьбу, заодно вы сможете как следует поболтать с Сэль. У нее вроде бы все в порядке, работает в поте лица, организовывает выставки, аукционы и разъезжает по разным странам в поисках антиквариата. Скучать ей не приходится, а сегодня она находится в очередной поездке, поэтому я решил пригласить на сегодняшнее мероприятие Саймона.
Пока Ллойд рассказывал блондинке о сестрице, Эмилии, судя по всему, стало слегка нехорошо, поэтому Саймон, отпустив локоть Шакса, быстро ринулся к девушке, спрашивая у той о ее самочувствии. Джентельмен, ничего не скажешь.
- Эмилия, и правда, давайте отойдем куда-нибудь, и вы присядете. Вон там есть свободные диваны, - кивнул Шакс в сторону пустующих диванчиков и подходя к девушке с другой стороны.

+3

34

Себастьян
Куда уже "не в того"? "Не в того" было год назад. Да и для глупостей у меня был слишком серьезный взгляд на жизнь и слишком серьезная жизненная позиция. Ветра в моей голове было разве что процентов на 10. И то, мне иногда надо же быть не серьезной и веселиться. От бесконечной учебы кони дохнут, а я пока пони быть не хочу. Я тоже хочу совершать ошибки. Хотя бы такие, чтобы потом в старости было что вспомнить.
Я киваю головой, что готова дальше продолжить осмотр. Подходя к очередной картине и слушая мнения Себа, слегка поворачиваюсь в сторону семьи, замечаю, что за нами пристально наблюдают. И наблюдает не только отец. Так ладно, бы просто наблюдали, еще и шушукаются о чем-то. Чего так всем сдалась моя личная жизнь? Надеюсь, что они картины обсуждают, а не нас. Очень надеюсь на это. От этих взглядов мне становится не то, что неловко, а хочется куда-нибудь убежать. При чем с криками "Спасите" и желательно куда-нибудь заграницу.
- Почему они на нас так смотрят? -Шепчу на ухо Себу и съеживаюсь. Наверное после вчерашнего, глупо было звать его с собой на выставку. Но игнорировать было бы еще глупее. Я сама попросила время. А до тех пор, пока я не дам свой окончательный ответ, мне надо помнить, что мы- друзья и не более. И продолжать вести себя так, будто ничего не было и у нас все по-старому.
-Не поворачивайся только. Еще больше привлечешь внимания. - Все по-старому. Главное вспомнить как это. Все не по старому началось еще в День всех святых. Когда, Вилка ляпнула с дуру, что я влюбилась в своего "якобы друга" и ,что она ни за что не верит тому, что между нами ничего нет. За что благополучно получила по лбу, пока Себ не видел.
Картины. Разговоры о живописи? Окей. Поговорим о живописи. Хотя мне совсем не хотелось о ней говорить. А может перевести тему в другую сторону? Я не сильна в живописи. Я сильна в цифрах, которые отдают за такую мазню. Интересно, вот если я нарисую что-нибудь в духе Малевича, сколько мне за это заплатят? И буду ли я миллионером?
-Тебе определенно надо было идти не в музыканты, а в художники. Глядишь, твои родители бы от тебя отстали.
Мои мысли перешли на мысли вслух. Я представила Себастьяна с мольбертом и кисточкой в зубах, перепачканного краской. Эта картинка заставила меня ухмыльнуться. А еще вот, если бы он стал художником, то вокруг него наверняка были бы толпы девиц, желающих позировать в стиле "ню". Хотя у музыкантов тоже есть толпа тех еще фанатичных шестнадцатилетних школьниц. От картины я перевожу взгляд на Себа и слегка хмурюсь. Школьницы. Лучше не думать об этом.
Тем временем по залу туда-сюда сновали официанты с подносами выпивки и закусок. Вот почему-то от всех этих разговоров про живопись мне страшно захотелось есть. Я остановила одного парня у которого на подносе была какая-то закуска. Состава, конечно странного, но вдруг съедобного. Наверху каждого маленького бутербродика лежал перец чили. Я не большой любитель острых ощущений, но официант заверил, что эту бурду лучше есть с ним. Ладно. Желудку в данной ситуации выбирать не приходилось. Сам бутерброд проглотился очень быстро,  а вот чили почему-то предпочел дойти до желудка отдельно и в последнюю очередь. Я раскусила маленький перчик наполовину.  Глупая, глупая женщина. Вот зачем я это сделала? Внутри тут же разгорелся "пожар", слезы брызнули из глаз. Выплюнуть я не успела, перец уже оказался внутри и продолжил прожигать мои внутренности. Воды. Мне срочно нужен был стакан, нет, лучше литр воды. И воздух, свежий воздух.
Я обмахивалась руками и раскрывала рот,пыталась жестикулировать, показывая жестами, что мне нужна вода. Официант подсунул  бокал с шампанским, и я выпила его до дна. Но это не то, что нужно. Шампанское ударило в голову, а вместе с чили, так это вообще дремучая смесь, от которой содержимое желудка хотело вырваться наружу. Но я стойчески этот порыв в себе загасила.
В соседнем зале вроде бы стоял накрытый стол. Я быстро развернулась и пошла туда. На столе стоял графин с водой. Который в считанные минуты был мной опустошен до дна.
-Господи. Какая гадость.
Я стояла, схватившись  обеими руками за край стола. Слезы все еще продолжали течь. И я представляю, как сейчас выглядела. Мне срочно надо было поправить макияж. И куда-нибудь выйти, чтобы вернуть съехавшую голову обратно на место. Я больше никогда в жизни не буду есть чили, а тем более, то, где он есть в составе.

+5

35

Мей, Ливия, Бернадетт, говорим о Сабрине и Себастьяне; Розарио может слышать этот разговор

Верно, светский приём - это само по себе одно сплошное лицемерие. Вроде маскарад, только веселья - минимум, эдакое наследие дворянских балов, только в наши дни всё это стало гораздо дешевле и скучнее, прекрасное сочетание американского бизнеса и британского снобизма, а учитывая, что их страна была когда-то колонией Англии - всё и вовсе становится на свои места, не сыщешь, пожалуй, больших лицемеров, чем англичане. Но не это главное, иначе подобного рода мероприятия давно бы уже окончательно вымерли за ненадобностью; в лицемерии самое важное - общение. А общение порождает знакомства, которые, как известно, не бывают лишними. Порой даже являются весьма полезными. Как вот в случае с мисс Рикардс, например... Естественно, помогал ей дон Монтанелли не за просто так.
- Здравствуйте, Бернадетт. Как бизнес? - скорее участливо, чем по-настоящему тепло, поинтересовался Монтанелли; впрочем, улыбка его от этого не стала менее искренней - желать зла для Берн у него причин не было, у них были общие знакомые... но что сказать - лицемерие. Конечно же, деньги, которые идут с её магазина, его интересовали больше, чем личная жизнь, вкусы или настроение мисс Рикардс. А вообще, если изначально, то причина, по которой Гвидо ссудил ей денег на восстановление после летнего урагана, скрывалась вовсе не в его душевной доброте. Никто не поверит. Первопричина - в том, что у Бернадетт фамилия немного созвучна с фамилией Алексы - бывшей владелицей "Living Steel" - которая погибла в Японии, за месяц или два до того, как Сакраменто накрыл ураган. Её звали Ричардс. Разница только в одну букву... да, это противоречит банальной логике и этике бизнеса (если у мафии вообще есть таковая), но взглянем правде в глаза - если бы Бернадетт звали по-другому, вряд ли Гвидо одолжил бы ей денег.
Может, это было бы и к лучшему. Для неё. Может - и нет. Теперь-то уже кто знает?
Глядя за дальнейшим диалогом Ливии и Мей, Гвидо было очень трудно скрыть улыбку, хотя по сравнению с Рокки, который очень заметно давил в себе все попытки заржать в голос, ему явно было ещё легко. Впрочем, Монтанелли не особенно и прятал своё веселье, находясь за спиной Мей - им-то с Ливией нечего было стесняться друг друга; и блеск во взгляде дона так и говорил сейчас: как она тебя, а?.. Но Ран повернулась к нему лицом, и выражение лица Гвидо снова стало спокойным. А у его телохранителя - натужным... У Балдорини плохо было с лицемерием.
- О, ты про это?.. - Гвидо поводил пальцами у фингала, но не касаясь его - его этот бланш смущал не так уж сильно, пожалуй, скорее остальных вокруг это могло бы смутить больше. В конце концов, сам Монтанелли его только в зеркале видит, а вот всем остальным наблюдать приходится постоянно. - Я в порядке, поверь. А это... - Гвидо снова показал на синяк неопределённым жестом ладони. - ...просто неприятная случайность. Не обращай внимания. - можно в это верить, можно не верить, правду Мей всё равно не узнает; да ей её и незачем знать, эта правда всё равно её не коснётся. Хотя бы с её соотечественниками Торелли так и не повздорили, даже за столько лет сотрудничества. Кто-то даже вот породнился в итоге с японцами, перешагнув через расовые и культурные преграды. Таких было очень мало, конечно, но всё же...
Рикардс и Мей, общаясь между собой, ненадолго отвлеклись от них с Ливией, дав возможность поговорить о том, что выходит за стены выставки Поллока, и что является в их жизни куда более важным. Во всяком случае, в жизни Гвидо, но для Сабрины и Лив тоже - не чужая. И о её будущем она тоже беспокоится...
- И что я должен сделать? Выдать её замуж силой?.. - или держать свечу постоянно?.. Его дочь уже взрослая, хотя и с другой стороны - взрослая недостаточно, чтобы позволять "творить чехарду", как выразилась Андреоли. Этот вопрос, взаимоотношений дочерей и отцов, на такую тему, всегда бывает щепетилен; учитывая, что Гвидо и Барбара давно уже не жили вместе - в их случае всё было ещё сложнее. - Гитарист уж лучше чем... гангстер. Нет? - едко усмехнулся Монтанелли, пожав плечами слегка. Он понимает, о чём Ливия думает сейчас, и более того, даже разделяет её мысли во многом - про музыкантов ходят слухи как про главных алкоголиков и наркоманов планеты всей, и увы, не беспочвенно; с другой стороны - да, с Бруклин он знаком, и по ту сторону сцены тоже успел взглянуть пару раз, путь недолго. Да и Лэйнов он знает уже много лет... Себастьян - хороший парень. И в шоу-бизнес, пока что, не ударился с головой... вернее, это наоборот, шоубиз в его голову не ударил. Грань тут, впрочем, вообще довольно тонкая. И это не только Лэйна касается. - Да и Сабрина на актёрском учится. Они могут оказаться друг другу полезны в будущем.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-12-23 21:58:16)

+4

36

Саймону, Шаксу, Эми, убежала за водой, могу с кем-нибудь столкнуться...

Вот, вроде бы, обыкновенная светская беседа,ничем особо не примечательная и ни к чему не обязывающая,а тут раз - и я приглашена на свадьбу. Упс!
Можно сказать, что приглашение это свалилось на меня, как снег на голову. Честно сказать, я совершенно не планировала в ближайшее время посещать какие бы то ни было светские мероприятия. Я и на выставку-то пришла только ради Сибил, чтобы поддержать ее. Да и, честно говоря, предложение из уст Саймона показалось мне несколько поспешным и скоропалительным. Он вообще мнится мне человеком-эмоцией, наслаждающимся своим огромным счастьем и готовым разделить это самое счастье с любым, кто окажется хоть сколько-то к нему восприимчив. Этот мой вывод только подтвердил чуть хмурый взгляд Шакса, имевшего, судя по всему, свое представление о церемонии и составе гостей. Этот его взгляд я научилась распознавать еще в детстве. Потому поспешила поблагодарить, но ответ давать не торопилась.
- Спасибо большое, Саймон, это очень приятно!... Эми? - Если бы я не знала, что Эмилия беременна, то решила бы, что девушка просто пытается спасти нас с ней из не очень удобного положения. Но сейчас это вряд ли было так, а потому мне оставалось только сжать ее холодную ладошку, утвердительно кивая мужчинам. Эми нужно присесть. И выпить воды. Скоро это пройдет, я уверена, что там ничего серьезного, просто отголоски ее "интересного" положения.
Тогда, как Саймон поспешил отвести девушку к диванчикам, я поспешно подхватила идущего позади брата под руку и зашептала в ухо, стараясь угнаться за его стремительным шагом, да еще и дотянуться так, чтобы не бормотать ему в плечо. При моем росте это было довольно-таки проблематично, нужно сказать.
- Дорогой, я искренне за вас рада, но вряд ли могу принять приглашение, сам понимаешь. Это немного неожиданно, да и у вас, наверняка, изначально были другие планы... - Сейчас я старалась сохранить лицо и, в то же время, дать Шаксу шанс проще выкрутиться из неловкого положения. Стеснять Ллойда и чувствовать себя при этом лишней на их с возлюбленным празднике жизни мне не хотелось. Тем более, что я не представляла, кто еще, кроме самих новобрачных и Сэль, будет присутствовать. А пойти мне было, по сути, и не с кем.
Я могла бы, конечно, попросить Морта, но...
Нет. Не могла. По многим причинам, о которых думать не хотелось. Когда, интересно, наше с ним общение из столь приятного и легкого стало для меня таким напряженным и неоднозначным? Не из-за того ли спонтанного поцелуя в День его Рождения? Поцелуя, который, при всем своем желании, я не могла считать ошибкой...
Когда мы, наконец, добрались до диванчиков в дальнем конце зала, я поспешила устроить Эми поудобнее и еще раз сжала ее пальцы, шепнув тихонько:
- Я сейчас принесу воды, подожди. - Извинительно улыбнувшись мужчинам, я оставила их ухаживать за девушкой и разбираться в назревших вопросах, а сама отправилась на поиски официанта, который сможет организовать для меня, а точнее - для миссис Тирелл стакан не сока, не шампанского, а обычной питьевой воды...

+4

37

Саймону, Шаксу и Наташе. Пытаюсь прийти в себя.

Скажем так, вряд ли это было хорошей идеей со стороны Эмилии идти сюда, тем более сейчас когда она уже знала о своем положении. Во первых, хорошим здоровьем, эта девочка никогда не отличалась, и не благодаря своему вечному образу жизни и нещадящему режиму, просто такая наследственность, что уж с этим поделать, это от нее не зависило. И ей бы сохранять себя, заботиться о себе как можно больше, что она и делала в последнее время, но нет. Как много времени должно было пройти чтобы она наконец начала это делать. А до этого в жизни был полный треш, такое чувство что Эми и вовсе была садисткой и мазохисткой одновременно. И даже не знаешь, чего в этом было больше. Но это было вполне в духе этой итальянки, так себя вести самой с собой. Но эта головокружение, оказалось слишком неожиданным, и пугало то что это было общественное место, так что здесь даже не прилечь и не отдохнуть, здесь ничего нельзя. А ей нельзя было слечь в постель, уж слишком неподходящий момент для этого всего. Нет, конечно, скажете вы, для больницы и плохого самочувствия вообще не бывает подходящих моментов, но вот сейчас правда все было на ней, и она просто не имела права.
- Нет, Сай, все... - говорит девушка едва, как вдруг темнота забирает ее полностью. Она даже почувствовала как этот порыв ее покосил с места, настолько. Она пытается не закрывать глаза, пытается держать себя в руках, но все тщетно. Ничего не выходит. Она в сознании, но ничего толком не помнит. А перед глазами - лишь картины... Поллока. Да уж, странная женщина эта Эмилия Тирелл, не без этого.
То она понимала что происходит то нет. Она слышала как к ней обращаются люди, но кажется немногие обратили внимание на ее поплохевшее состояние. Эта беременность приносит куда больше проблем чем можно было представить. Что будет лишь дальше.
И снова туман. Эми чувствовала как ее дергают по щекам, как до нее дотрагиваются, как ее взяли под руки Шакс и Сай.
- Я это...я ваша большая должница, - едва тараторит она, как вдруг понимает что под спиной мягко, и наконец она добралась до диванчика. Будь бы ее воля, она бы тут сейчас и заснула, подобно маленькому ребенку. Но жаль. Протянутая рука Таши с стаканом, и взволнованные лица. Постепенно, спустя даже очень короткое время, она приходит в чувства. А вода казалась такой невероятно холодной и вкусной.
- Я в порядке, в порядке, мне лучше, - кивает она, а в основном устремляет взгляд на Наташу, что кажется, волнуется больше всех. Конечно. Она же единственная и знает то обо всем, а всем остальным вообще непонятно, что да как, - проходит через успокоившееся сознание девушки. Допив воды, она глубоко вздохгнула и окончательно смирилась.
- Наверное я поеду домой. Жаль конечно что так выходит, но никого не имею права беспокоить своим здоровьем,
- тихо произносит Эми испуганной за нее тройке, и слегка улыбается, таким образом пытаясь показать что все у нее в порядке... по крайней мере будет. Просто головная боль, с кем не бывает. А ведь правда. Нечего раздувать из этого цирк.

+3

38

Вернулась с водой. Шаксу, Саймону, Эми.

Ловко, насколько это вобще возможно, лавируя между посетителями галереи, группками или поодиночке распределившимися по всему периметру, я продвигалась куда-то, где, предположительно, можно найти официанта. Как назло, именно тогда, когда они были нужны, рядом их не оказалось, и пришлось навернуть как минимум три круга, прежде чем я смогла нагнать и ухватить за рукав одного из представителей этой неуловимой братии.
- Чем могу помочь?
- У вас не найдется бокала воды.
- Увы, мэм. Возьмите шампанское.
Пришлось понизить голос и доверительно склониться к услужливо подставленному уху, обрамленному белыми ангельскими кудряшками.
- Но... мне нельзя шампанское...
Паренек сразу же комично посерьезнел, нацепив на милую мордашку самое ответственное выражение лица, чем чуть не вызвал у меня приступ неконтролируемого хохота, и ответил так же вполголоса:
- Возможно, на складе еще есть сок.
- Так может там найдется и стаканчик воды? - Состроила страдальческую мордашку и пронаблюдала, как глаза юноши загораются энтузиазмом, и он убегает куда-то, чтобы добыть мне искомое.
Судя по всему, склад у них где-то в Европе. Ждать пришлось нереально долго, ну или мне так показалось потому, что я очень волновалась за Эмилию, не понаслышке зная, как иногда тяжело переносятся подобные недомогания. Впрочем, моего собственного самочувствия это не улучшило, и я сама почувствовала, что не прочь бы где-нибудь прилечь, прикрыть глаза и прикинуться неодушевленным и совершенно неинтересным предметом. В конце концов, когда до меня добрался вожделенный стакан в руках ангелоподобного официанта - искушение осушить его (стакан, не официанта) самостоятельно было столь велико, что бороться с ним приходилось всеми силами. Поблагодарив торопящегося работать дальше паренька, я снова юркнула в толпу, уже точно зная, куда, в какую сторону мне нужно.
Когда я вернулась, по обрывкам долетающих до меня фраз стало понятно, что отсутствовала я совсем недолго. Это мне ожидание показалось вечностью. Поднося край запотевшего от холода стакана к губам Эмилии, я испытующе заглянула в ее лицо, стараясь найти признаки улучшения. Кажется, к шекам начал возвращаться здоровый румянец, но Эми, определенно, нечего тут делать. И тут же олна подтвердила мои мысли, посетовав, что ей лучше уехать домой.
Решение пришло мгновенно.
- Знаешь, Эми, я, пожалуй, провожу тебя. Мне все равно пора, а так довезу тебя до дома. - Я постаралась изобразить максимально беззаботную улыбку, всем своим видом показывая окружающим, что со мной-то все хорошо. - Шакс, обязательно позвони мне, и передай привет сестренке! Саймон, было приятно познакомиться. Заезжайте с братом как-нибудь к нам в гости - я познакомлю вас с моими мамо-папами.
Расцеловываю обоих мужчин и подмигиваю Шаксу, а потом оборачиваюсь к Эмилии, окидывая ее взглядом, чтобы убедиться, что до такси она благополучно доберется только с моей поддержкой.
- Ну что, пойдем? - Протягиваю девушке руку, помогая подняться, и, помахав рукой остающимся, направляюсь к выходу. Надеюсь, Сибил на меня не обидится. Я потом непременно скажу ей, что выставка мне понравилась.

Эмилия и Наташа покинули квест

+2

39

Что это было?
Первая мысль Саймона, когда Эмилия и Наташа в мгновение ока оставили их с Шаксом, по причине резкого нездоровья знакомой Котика. Еще десять минут назад Сая переполняли эмоции, он даже опрометчиво навязал девушкам свое желание видеть их обоих на собственной свадьбе, забыв о том, что рядом с ним стоит еще один виновник будущего торжества, с которым по идее нужно было посоветоваться. По удивленно-удрученной физиономии родственницы Ллойда, моделька сразу догадался, что высказанное им предложение было также некстати, как и недавние вспышки ревности, от которых слава богам Сай вовремя избавился. Так или иначе, он озвучил это предложение, а придут ли на свадьбу девушки – уже их личное право. В любом случае, Саймон не поддавался легкомыслию, а действовал из лучших побуждений и по логике. Если Наташа была родственницей Шакса, они были в теплых отношениях – то почему бы ей не стать очевидицей свадьбы брата? А Эмилия была милой знакомой Котика, с которой парень за одну ночь выболтал столько слов, сколько из него не вытрясешь за месяц. Она была ему приятна и общайся они чаще, наверняка девушке был бы присвоен статус еще одной лучшей подруги Саймона Котика.
- Вы точно уверены, что справитесь без нас? Будьте осторожны. Эми, поправляйся, - Саймон обнял девушку и погладил по крошечному плечу. Она была миниатюрной и стройной, как любимая всеми маленькими девочками и даже мальчиками – кукла Барби. Сай не на шутку забеспокоился о здоровье знакомой, вспомнив о том, как Эмилия рассказывала ему, что с детства не блещет им. Но он не был её лучшим другом, чтобы говорить больше слов и настаивать на чем-либо, поэтому максимум на что его хватило – теплые объятия и пожелание скорейшего выздоровления, чтобы с девушкой не было.
- О, Наташа, мне тоже было очень приятно познакомиться с тобой. Обязательно, мы обязательно как-нибудь придем к вам на ужин.
На этой скромной ноте девушки покинули вечеринку, которая, так или иначе, набирала обороты. Люди веселились, музыка продолжала литься из колонок и шампанское откупоривалось бутылка за бутылкой. Вечер эстетического удовольствия продолжался и Саймон, чтобы не ощущать большего разочарования, взял Шакса под локоть и повел к выставке картин. Следовало возвращать на привычное место улыбку и прекратить корить себя за возможно неуместно сказанное или не по уму брошенные слова.
- Поллок, один из моих любимых современников. Когда я заканчивал художественный факультет, его творчество было темой моей дипломной работы. И мне нужно было нарисовать своего рода попурри из его работ. – Сай достал айфон и снял себя с Шаксом на фоне одной из картин, а после начал фотографировать их одну за другой. И пусть эти великолепные шедевры можно было встретить на просторах интернета в бесчисленном количестве, но Котик будет просто не собой, если не сделает кучу селфи.
- Шакс, - Котик вдруг прекратил фотосессию и обратился к жениху виновато глядя на него. – Я был не прав? Мне кажется, Наташе было…противно, что ли. Она не родная сестра тебе, но твоя родственница. И её реакция задела меня. Я чувствую себя преступником, который украл у вашей почитаемой семьи самое ценное…

+2

40

To Simon and Shax Lloyd

Я сижу по-турецки на блестящем полу темного дерева и медитирую на картину Поллака.
Как я дошел до этого крайне нехарактерного для меня занятия? Собственно говоря, я живопись я предпочитаю фигуративную, а расслабляюсь по-европейски, с помощью алкоголя и/или влипая в дурацкие приключения.
Все дело в Имсе. Я как раз заскочил после работы в бар, чтобы по-быстрому закинуться парой стаканчиков виски (дома я стараюсь не пить крепких напитков). И тут Имс мне звонит, деловито говорит:  «Встречаемся через час на выставке Поллака", и диктует адрес, так, словно эта выставка Поллака ему нужна просто позарез. Я едва успел ответить "Окей, как скажешь, милый". «Майк, мне хватит, - говорю я бармену. – Я иду на выставку». «На выставку? А давай я тебе абсента плесну!" - предлагает Майк. Абсента я, с моими простыми вкусами, до сих пор не пробовал. Когда и пить абсент, как не перед встречей с абстрактным искусством?
Я заглянул в зал, где кипела вечеринка: Имса нет как нет. Надо сказать, Фицджеральд любит опаздывать. Опаздывать - это у него хобби, а по профессии он галерист. Итак, я гляжу на пеструю толпу успешных представителей американского искусства и капитала, Имса среди них нет, что мне делать на этом празднике жизни, не совсем понятно. И вдруг я почувствовал, что хочу убивать. Абсент на виски плохо зашел, определил я. Я как-то сразу понял, почему во французской богеме конца девятнадцатого века были так распространены глупые дуэли и странные членовредительства. Если я сейчас попытаюсь десертным ножом кому-нибудь отрезать ухо – да пусть даже и себе, подобно Ван Гогу – современные американцы этого не поймут.  И я решил не позорить Имса, а подождать в каком-нибудь укромном месте, пока абсент выветрится.
Я спустился этажом ниже и обнаружил сумрачный чертог, полный сокровищ искусства. Здесь было пустынно, только сверху доносились звуки светской вечеринки. Вот в каком состоянии надо смотреть абстрактные картины!  - понял я. Белесый фон мерцал, потеки краски на нем ползали. Я устроился перед картиной, которая вела себя особенно неспокойно, и стал ее смотреть. Не знаю, сколько времени провел я в созерцании, наедине с Поллаком. Меня настолько захватила это изображение мешанины, похожей на выплеснувшийся на холст клубничный мусс, что я не слышал, что творится вокруг. Если бы на выставку проникли грабители, то думаю, они за моей спиной могли бы пару картин вынести – я бы и ухом не повел.
Постепенно звуки окружающего мира стали  возвращаться. Смех, голоса... щелканье фотоаппарата. Я сделал вывод, что меня начинает отпускать, и повернул голову.
На другом конце зала фотографировали друг друга и сами себя  на фоне картин двое парней модельной внешности. Они вполголоса о чем-то переговаривались, но суть их беседы я не понял.  То ли они меня не заметили - весь свет в зале прицельно направлен на картины, а в углу довольно сумрачно. То ли сочли за элемент экспозиции. Глядя на них, я подумал, что они, вполне возможно, с знакомы с Имсом. Просто в имидже что-то общее: такие же ухоженные, элегантные, хоть сейчас на первую страницу журнала.
Пара прерывает свою беседу, чтобы поискать удачный ракурс на фоне еще не охваченного фотосессией полотна, но вдруг замечает меня.
Они смотрят на меня с некоторым удивлением, я в ответ помахиваю рукой. Затем аккуратно поднимаюсь на ноги и смотрю на них с дружелюбной улыбкой.
- Отличный вечерок, не правда ли? Вы там случайно Фицджеральда не видели? – киваю я наверх. - Я имею в виду, не классика американской литературы, а галериста. Имса Фицджеральда.
Я не особенно обольщаюсь надеждой. Как и все часто опаздывающие люди, Имс мог просто в какой-то момент взглянуть на часы и подумать: «Ой, как поздно. Наверно, уже смысла нет идти. А славно это я Себастьяна наколол, он там поди ждет, ха-ха-ха!»

Отредактировано Sebastian Underwood (2015-01-20 00:21:12)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - добро пожаловать в пинакотеку