Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Начало


Начало

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Wilma Cromwell, Alan Barnes.
Место: паб Джека.
Время: октябрьский вечер 2014 года.
Погодные условия: тепло, тихо.
О флештайме: начало странной дружбы.

Отредактировано Alan Barnes (2015-01-04 23:32:33)

0

2

*ВВ
"I feel that room swayin’……
while the band’s playin’
One of your old favourite songs from way back
when".

Ну и ладно.
Пожимаю руку О`Рейли на прощание, когда он кладет трубку мобильного телефона и сообщает о внезапно возникнувших срочных делах. Выпили называется после работы; прокручиваю по часовой стрелке свой бокал Гинеса и хмыкаю. Ехать домой настроения нет, все остальные планы уже не подлежат реабилитации. Эй, бытовой алкоголизм, здравствуй, сегодня мы снова пьем наедине с собой. Хотя, нет, кое-какая компания все-таки имеется: выуживаю из рюкзака скэтчбук и карандаш, а следом мобильник с наушниками. Все-равно на завтра надо переработать один из эскизов. Открываю блокнот приблизительно на середине и буровлю взглядом изресованные соседние страницы. Как мне дороги клиенты, которые сами не знаю, чего хотят. «Я хочу что-то с животными. Ну это могут быть олени или кошечки, или вообще жирафы. А ещё там обязательно должно быть немного текста о моем любимом Томасе. Напиши что-то про него», - напоследок напомнила девчонка и сморщилась показывая, что прошлая версия на эту тему её все-таки не устраивает. Ох, если бы я написал о её Томасе (которого даже не знаю) то, что думаю, то девчонка бы долго думала, чем перекрыть черные матерные слова на своем теле.
И так, на повестке дня все-таки будут олени – немного метафор о подобных клиентах, а в наушниках Луи Армстронг потому что он просто обязан сегодня подсказать что-то о словах про чужую любовь, да и просто из-за того, что прекрасный музыкант.
Стучу карандашом по барной стойке в такт музыке, играющей в наушниках, и легко покачиваю головой раздумывая над рисунком, а в голову лезут совсем не те мысли что надо. Сегодня был удивительно приятный день, впервые за все последнее время спокойный; никаких тебе внезапных происшествий, никаких беспокойств по поводу старых проблем. Все странно ровно, что уже действительно начинает удивлять, если брать в учет ту норму жизни, что взяла верх этой осенью. И конечно же это не может не радовать. Делаю очередные глотки пива и расслабляюсь ещё больше. Как же все-таки хорошо сейчас, а хороший джаз напополам с хорошим пивом только поддерживают внезапно воцарившуюся гармонию. Кажется, вечер не смотря на рухнувшие планы все-равно может удастся, но с злосчастным эскизом делать все-таки что-то надо.
Сквозь наушники пробиваются звуки из паба: громкая хмельная болтовня, вспышки хохота, звон посуды. Сегодня у Джека «в гостях» пьянствует не так и мало людей не смотря на то, что день будний. Две шумных дружеских компаний заполонили большие столики, а врассыпную расселись несколько одиночек и влюбленные парочки; народ поглощает пиво с едой, трещит о своем, а я немного завидую тем, что сегодняшний вечер не сидят в одиночку, но компанию против привычки искать не спешу, хотя конечно и не отрицаю, что возьмусь за это дело немного позже. У Джека, к слову, очень часто можно встретить интересных людей, а иногда даже очень полезных. Скольжу по залу взглядом опустошая стакан глоток за глотком до тех пор, пока пиво не заканчивается и только после этого останавливаю свое бессмысленное занятие чтобы попросить бармена повторить заказ. Вынимаю наушник и начинаю разговор с пареньком, стоящим за стойкой. Незначительные слова от одного переходят от одного к другому пока каждый не теряет к ним остатки интереса и не возвращается к своему занятию: он начинает обслуживать подошедшую девушку, а я наконец-то-таки рисовать так и сидя с одним высунутым наушником.

+1

3

look, hairstyle, accessories

http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni.1417984982.jpg

http://media.tumblr.com/31f47be285b89a846ab4f9b1b9e3d4c7/tumblr_inline_n8u87gbXvR1r9whwz.gif
http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni.1417985929.jpg
http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni.1417986715.jpg
http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni.1417987128.jpg

http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni.1417988471.png

Some will win, some will lose,
Some are born to sing the blues

A singer in a smoky room,
The smell of wine and cheap perfume

Вывеска блестела, дождь глухо барабанил по капюшону, небо висело низко, свинцово, не по-калифорнийски давяще. Вилма щелчком пальцев отправила бычок путешествовать по асфальту: отскочив от бордюра, он скатился в недра скользкой канализационной решетки.
Девочка, подошедшая к бару, затерявшемуся на одной из боковых улиц Сакраменто, выглядела не ко времени и не к месту: волосы спутались и потемнели от дождя, взгляд приторможенно юлил по окнам, ссутуленная спина выписывала вопросительный знак под промокшей курткой. Из-под горловины неаккуратно торчал край воротника, под волосами прятались наушники. Ей было то ли четырнадцать, то ли все сорок: под глазами плотно залегли тени, зрачки отдавали желтизной, губы саднили и были в кровавых пятнах от обкусанной кожи, лицо шелушилось. Тянула на онкологическую пациентку... Или на бездомного ребенка. Тут как угадаешь.

Знакомый паб, можно было надеяться, не приобрел за эти пару недель фейс-контроль.

Вилма сама не до конца понимала, почему приходит сюда.
С другой стороны - куда ей было еще приходить?
Если бы кто-то рассказал ей, что в будущем она будет сбегать к Морту - сейчас она бы только посчитала это предположение абсурдным. Прошел месяц с того момента, как мисс Кромвель выдернула её сюда, и Леона всё еще была мисс, Морт все еще был тем странным мужиком, Берни все еще была уйдите, пожалуйста. Дома Вилма ощущала себя настолько неуютно, что кожа чесалась, а код не строился. Всё было неправильно-странным. Всё было... чужим.
Иногда это чувство, неясное и смутное, вырывалось из-под узды логики и рационализма, и приводило к поспешным натягиваниям куртки и судорожным вдавливанием кнопки лифта: Вилма сбегала. И, возвращаясь к вопросу, куда ей было еще приходить?

Гиббс толкнула дубовую дверь, на секунду поймав своё отражение в темных стеклянных вставках; тяжелая дверь неохотно поддалась, зазвенел колокольчик - дань традициям. Зал встретил её хмельным запахом, приглушенными разговорами и сизой дымкой: американцы прямо-таки кучковались в тех местах, где еще можно было курить. Вилма подцепила большими пальцами лямки рюкзака, высматривая свободный столик где-нибудь в углу; болтовня за жизнь - не её прерогатива, тут уж как ни крути.
Столик был. Прямо будто как Санта Клаус прописал: в углу, одноместный, рядом с розеткой. Зер гуд, йа-йа.

За барной стойкой сидел мужик, и уже, похоже, что-то пил. Ждать не приходилось. Вилме хотелось стянуть мокрую насквозь куртку и уже спрятаться в приглянувшемся месте, чтобы можно было отправиться в свою программистскую нирвану и не думать больше о приемных матерях, их друзьях, дорогущей частной школе и других гадостях новоприобретенной жизни. Вилме... не нравилось думать о таких вещах.
Ей нравилось кодить. И пиво.

- Два Будвайзера, - она шлепнула купюры на стойку прямо под нос мывшего стаканы бармена. Тот перевел взгляд с неё на мертвых президентов США и обратно, пока в его взгляде не промелькнуло узнавание. Вилма приподняла брови, мол, ну как, инглиш андерстенд, но на самом деле была рада, что сегодня за стойкой снова был этот упрямый баран - тот самый, который отказался продавать ей алкоголь в тот первый раз, когда её сюда занесло. Сначала он назвал её удостоверение фальшивкой (в чем, конечно, не ошибся, но какая разница когда ты имеешь дело с Вилмой?), потом позвонил в социальные органы, и, даже когда получил подтверждение по их базе данных (что, конечно, было ошибкой, но нет, правда, какая разница?) всё равно позвал владельца. Зато сейчас проблем было быть не должно; и это легче, чем проходить всю эту поебень с самого начала.
Верите вы, что ей двадцать один или нет - это ничего не меняет, если она умеет взламывать сервера штата.
Вот такие вот фокусы, выкуси.

- А, - бармен поджал губы, - Ты. Сейчас.
А, подумала Вилмы, Ты. Да нахрен пошел, придурок.

А потом повернула голову, убирая с лица мокрую пелену волос, и - замерла.
Потому что ну в самом деле.
- Почему? - не особо подумав, безо всякого выражения и продуманной формулировки вопроса спросила она. Большинство бы спросило скорее "зачем", но зачем - её не интересовало. Её интересовало почему?
Он сидел на соседнем стуле, и, если не страдал глухотой, то явно должен был услышать; хотя Вилму не особо бы волновало, если нет. Но, если честно, она даже в интернете такого не видела. А уж если кто и проводил в сети больше времени чем Гиббс, то это только если WiFi-разработчики.
Парень, цепанувший её внимание, был не просто растутирован: он был растатуирован. Каждый долбанный милиметр кожи покрывали наколки. Даже - и в первую очередь - на лице, скрывая за собой настоящие черты. Ну и, на секунду подумала Вилма, какая у него фотка в паспорте?
С правого боку это было похоже на очертания черепа, но Вилма не бралась ничего утверждать. Она и не хотела. Она вообще сейчас не хотела ничего, кроме клавиатуры и пива, но, правда,
почему?

Отредактировано Wilma Cromwell (2014-12-08 09:57:31)

+1

4

Обновленное пиво холодком стекает по горлу, когда Алан слышит свободным от наушника ухом, что к нему обращаются. Мужчина поворачивает голову к источнику звука и вынимает второй наушник. В голове в это время мелькает желание переспросить суть вопроса, ведь тот прозвучал неожиданно по всем параметрам, но все-таки он умалчивает это. Кажется, догадывается по её выражению лица что именно брюнетка хочет знать.
«Что почему?» - написано в его взгляде, когда татуировщик с ног до головы осматривает девушку. Он молчит, переводит взгляд на бармена который нехотя отдает ей пиво, а потом смотрит и на само пиво, снова возвращает взгляд на девчонку и только после этого говорит:
- Ну, а почему ты сейчас не в розовом платье?
Он снова скользит по незнакомки взглядом от макушки до ботинок и обратно. Таких девушек обычно в транспорте бабульки принимают за «милых юношей» и продолжают говорить о них в мужском роде даже после того, как «юноша» называет женское имя. Кажется, наши пенсионеры потихоньку привыкают к новым социальным нормам, хотя не слишком то и справляются с их восприятием. Но Барнзу то глубоко пофиг на то как выглядит эта девушка, просто именно эта реплика, кажется, полностью исчерпывает её вопрос.
Алан ставит бокал обратно на стойку, а из кармана вынимает пачку Мальборо. Берет сигарету себе и протягивает открытую пачку незнакомке.
- Куришь? – зажав между губами фильтр спрашивает он.
- Курит, - вдруг за девушку отвечает бармен и цокает языком.
Теперь Барнз смиряет его вопросительным взглядом, а парень под ним разводит руками и добавляет:
- И сигареты ей видимо тоже не должны продавать.
После услышанного взгляд татуировщика меняется с вопросительного на неодобрительный, но все также адресуется бармену.
- Ну а тебе какое дело?
Он не может сказать почему именно это его раздражает, но может предположить, что из-за того, что сам курит с подросткового возраста.
- Потому что она не только гробит себя, но и нарушает закон, - бухтит парень.
- О Боги, - вздыхает Ал и снова обращается к брюнетке, - Видимо ваше знакомство было фееричным. Ты его отшила что ли раз он так бесится? – он встряхивает пачкой, которую держит до сих пор, - Так будешь?
А дождавшись ответа – прячет пачку обратно в карман брюк и подтягивает к себе чистую пепельницу, что стоит немного в стороне. Щелкает кнопкой автогенной зажигалки прикуривая сигарету, звук газа едва слышно прорывается сквозь барный шум к ушам и затушив его повторным щелчком Барнс делает затяжку.
- Все такие страждущие когда не надо, - бросает он слова вперед себя, они не имеют конкретного адресата, но видимо Вилма тоже их улавливает.

0

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Начало