Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » say "yes"


say "yes"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Код:
<!--HTML-->
<div class="htmldemo">
<link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Lobster' rel='stylesheet' type='text/css'><style type="text/css">
#justenoughtime { border: 40px solid #0d141f; background: #dfdfdf; padding: 24px; width: 400px; }
#ks8466 { float: left; height: 100px; margin-right: 5px; overflow: hidden; width: 100px; }
#ks8467 { float: left; height: 100px; margin-right: 5px; overflow: hidden; width: 100px; }
#ks8468 { float: left; height: 100px; margin-right: 5px; overflow: hidden; width: 180px; }
.jg9357 { color: #0d141f; font: 25px/80% lobster; letter-spacing: 0px; text-align: center; text-transform: lowercase;  }
#ks8468 .jg9350 { background: #FEFEFE; border: 4px solid #FEFEFE; color: #333333; font: 8px/95% arial; height: 90px; letter-spacing: 1px; overflow: hidden; text-align: justify; text-transform: uppercase; width: 250px; }
#ks8466 .jg9351 { background: #FEFEFE; border: 5px solid #FEFEFE; color: #333333; font: 7px/95% arial; height: 90px; letter-spacing: 1px; overflow: hidden; text-align: justify; text-transform: uppercase; width: 90px; }
.ks8376 { background: #FEFEFE; border-bottom: 20px solid #999999; border-top: 20px solid #696969; color: #333; font: 9px/100% Arial; padding: 15px; text-align: justify; width: 280px; -ms-transition-duration: 1s; -moz-transition-duration: 1s; -o-transition-duration: 1s; transition-duration: 1s; -webkit-transition-duration: 1s; }
#justenoughtime:hover .ks8376 { border-bottom: 20px solid #696969; border-top: 20px solid #999999; -ms-transition-duration: 1s; -moz-transition-duration: 1s; -o-transition-duration: 1s; transition-duration: 1s; -webkit-transition-duration: 1s; }
</style><center><div id="justenoughtime">
<div class="jg9357"> say "yes" </div><br><div id="ks8466"><img src="http://funkyimg.com/i/R7nS.gif" width="100" /></div><div id="ks8468"><div class="jg9350"><br><br><br>
<b>GERARD FOSTER, SUMMER MOORE</b><br><br>конец месяца;<br><br> пригород Сакраменто;</div></div>
<div id="ks8467"><img src="http://funkyimg.com/i/R7nR.gif" width="100" /></div>
<div style="clear: both; height: 5px; width: 1px;"></div>

<div class="ks8376"> <div style="border-left: 5px solid #DDD; padding-left: 10px;">

<center>Is there a place where I can be<br>
Then I'd be another memory<br>
Can I be the only hope for you<br>
Because you're the only hope for me<br>
<br>
<br>
Ты же знаешь, что я люблю неожиданности.<br>
Сама говоришь, что я непредсказуемый.<br>
Ты же знала, на что соглашалась, ведь так?<br>
Я же не шутил и не шучу с такими вещами никогда.<br>
И сейчас я буду стоять перед тобой<br>
Ждать, пока ты не ответишь мне "да".<br>
А затем я одену на твой палец кольцо.<br>
И у тебя будет моя фамилия.</center>

</div></div>
</div>
</div></center>

0

2

Никогда бы не подумал, что этот день наступит так скоро. Кажется, вчера я сидел в своей комнате и сочинял очередные слова для песни, которую хотел бы посвятить ей, а уже сегодня я стою вот в этой комнатушке в черном смокинге и репетирую перед зеркалом свою стойку. Кажется только вчера я познакомился с Саммер; кажется только вчера у нас было первое и нормальное свидание; кажется только вчера она родила нашу малышку. Все как-то очень быстро завертелось, закрутилось в моей жизни к чему я вовсе не был готов. Был ли я готов к свадьбе, когда сам сделал предложение? Знаете, а ведь был. Вспомнить только ее улыбку, как она по утру нежно шепчет мне на ухо "с добрым утром". Вспомнить только ее прикосновения, а все эти ее истерики. Знаете, я был готов, хоть и не давал себе четкого осознания происходящего. Саммер просто в один прекрасный момент окружила меня своими чарами и, я влюбился. Влюбился как мальчишка способный совершить ради единственной взбалмошные поступки, и, этот поступок был одним из них. И, вот я стою перед этим зеркалом. Я смотрю на себя и в голове моей крутится столько мыслей, что хочется взять салфетку с ручкой и записать это все. Я даже сейчас не думаю о своей родне, не думаю о трагедии из своего прошлого, которая преследовала меня эти долгие годы. Я не думаю о том, что скажут мои и ее друзья, когда узнают, что мы поженились тайно. Я могу думать только о моей будущей жене и нашей дочке. Могу думать только об улыбках этих двух единственных женщин в моей жизни, судьбу с которыми я связал раз и навсегда. Я отвлекаюсь сейчас, смотрю на часы и моих губ касается легкая улыбка. Нервничаю, боюсь, что ей не понравится моя идея. Боюсь, что она не оценит этого сюрприза, хотя. Хотя не один я приложил к свадьбе руку. Следовало хотя бы пригласить Нарциссу, которая и помогала мне несколько месяцев с этой затеей. Следует ее отблагодарить, что она согласилась молчать и не возмущаться, как это, торжество пройдет без ее участия, но... Но, я хочу чтобы этот день был только моим и Саммер.
И, мой взгляд опять медленно поднимается к гладкое поверхности зеркала. Поправить эту бабочку, поправить костюм, который, между прочим, совершенно неудобный. Он сковывает не только движения, но мне начинает казаться, что меня вогнали в какие-то рамки. Стандарты. Поправляю прическу (слаба богу здесь нет той, которая любит меня трепать по волосам), проверяю верхний кармашек в котором лежит сверток бумаги с написанными словами о вечной любви и клятве. Не слишком ли это все? Не слишком ли все, ммм, приторно сладко, как в гребанном романе? Не знаю, я нервничаю и хочется от безысходности мыслей рвать волосы на голове. Интересно, а как сейчас Летняя? Какие испытывает ощущения и чувства она? Рада ли она тому платью? Рада ли сегодняшнему дню? Интересно, а как сейчас все-таки наша Бэндит, которую мы благополучно спихнули на чету Мур? Губ снова коснулась улыбка, и я наконец смог отойти от зеркала к окну. Я смог наконец-то увидеть снова эту церковь, небольшая и такая, скромная. Кажется, это лучшее место, которое могла бы помочь мне подобрать наша общая с Мур подруга. Я смотрю на небо, где облака медленно плывут по своим делам, хотя какие у них могут быть дела? О чем я вообще сейчас думаю? Да обо всем, лишь бы только усмирить нервы. Рука автоматом опускается в карман брюк и достает оттуда кольца. Нет, не правильно, все-таки Саммер заслужила чтобы за нее порадовались ее близкие, но, почему-то мне подсказывало нутро, что веселье можно устроить и потом. Убираю кольца обратно и разворачиваюсь вокруг своей оси чтобы направиться к священнику. По дороге усиливается желание заглянуть к моей девушке, к моей будущей жене, но я с трудом преодолеваю свое желание и спускаюсь по лестнице вниз. Открываю дверь и выхожу на улицу. Небольшой ветер встречает меня, бодрит буквально, и я начинаю ощущать в себе уверенность. Всего несколько метров  до церкви, как по дороге меня перехватывает служитель церкви и спрашивает о моей готовности. Готов ли я? Готов ли я взять Саммер за руку и глядя в глаза, сказать - да? Обернувшись на мгновение назад, чтобы просто, проводить в последний путь свою прежнюю жизнь, я отвечаю утвердительно и прошу помощника священника передать тому кольца. Остается всего лишь полчаса до начала, и, я решаюсь пройтись к небольшому озеру за церковью. Спустившись по склону вниз и подобрав по пути небольшой камень, подходя к кромке воды, - я последний раз позволяю своим мыслям накрыть меня. Сегодня настал тот день, который ждал я, и который ждала она. Сегодня Саммер Мур станет моей женой, а наша маленькая Бэндит обретет настоящего отца.

+1

3

платьице и букетик :3

Сильно волнуешься? — девушка, которая делает прическу, смотрит на меня через зеркало, аккуратно накручивая очередную небольшую прядь, а потом фиксирует ее небольшим количеством лака.
Больше, чем хотелось бы, — я могу выдавить из себя лишь некое подобие улыбки. Сжимаю листок бумаги, который Джессика – девушка, которая наводит мне марафет – услужливо мне впихнула в руки, лишь бы я не помяла тонкую ткань платья. Она говорит, что иначе его придется гладить, но у меня такая сильная паника, что я готова прямо сейчас сорвать с себя свадебное платье и убежать куда-нибудь в лес. Спрятаться. Скрыться. Чтобы никто не увидел и никто не нашел.
Мне так страшно, пожалуй, давно не было. Нет, может немного преувеличиваю, потому что я была в ужасе, когда рожала ребенка, но давайте не будем это брать в счет? Это же всего лишь обычный день…
Вернее я так всегда думала. Я никогда не мечтала о свадьбе, будучи маленькой девочкой, никогда не рисовала в голове красочные картины и не обдумывала каждый шаг. Даже, когда в первый раз меня позвали замуж, я отнеслась к этому с каким-то неправильным ледяным спокойствием, а потом и вовсе отказалась. Я не волновалась сильно, когда мы с Джерардом начали планировать нашу собственную свадьбу, но из-за моих резких перепадов, все пришлось отложить на время… И кто же знал, что он решит устроить все самостоятельно. Самолично. Просто поставив меня перед фактом на днях. И с того самого момента я не могу найти себе места, а, с каждым мгновением, как приближался час икс, чувствовала себя еще хуже. Глупо пыталась себя успокоить, потому что совершенно ничего не помогала. Ни дыхательная гимнастика, которая выручала во время беременности, не чаи на травах. Я бы с удовольствием закурила, но я не хочу подрывать здоровье своей малышки. Скорее всего, я вообще не стану вновь курить. Уж не знаю, как там Фостер надумает.
Я никогда не была фанатом свадеб, так же потому что они требовали многих забот. Нам нужно было выбрать место, позвать гостей и всех рассадить. Мы не должны были ни про кого забыть. Мы должны были продумать любую деталь, начиная цветов и заканчивая этими мерзкими закорючками на пригласительных.
И я была очень сильно удивлена, когда жених привез меня сюда – уединенное место, где и персонала-то почти нет. Никаких гостей, никаких свидетелей, никаких пышных платьев и, самое главное, никаких скандалов, которые мне так запомнились еще со свадьбы Наташи. И я до сих пор не понимаю, как этот мужчина может делать все в точности так, как это сделала бы я сама.
Поэтому мне страшно. Я боюсь совершенно всего. Начиная от того, что оступлюсь и упаду в небольшой церквушки, заканчивая тем, что Джерард во мне разочаруется. Я не умею готовить. Выкидываю вещи, если на них появляется дырка. Я путаю право и лево. Часто грублю чужим людям. Попадаю в неприятности. Я не сплю пол ночи. Я раскидываю везде свои вещи и пачкаю все своими красками. Я ужасна, ужасна, ужасна.
Я что-то себе накручиваю, — говорят остатки моего разума и Джессика останавливает свою работу, опуская локоны мне на плечи. Она молча подходит к своей небольшой сумке и начинает там рыться, а потом достает упаковку таблеток. Наливает воды в стакан и протягивает это все мне.
Выпей одну. Они на травах, будешь чувствовать себя нормально, заторможенность не появится, просто устаканишь все немного, — и я беру в руку таблетку и запиваю его прохладной водой. На самом деле мне сейчас не хватает кого-нибудь из моих друзей. Я была бы рада, очутись здесь Нарцисса. Или Наташа. Да, хоть мой собственный брат. Человек, которого я схвачу за руку и выплесну все, что накопилось у меня внутри. Но при этом, кажется, я лишь раззадорила бы себя еще больше.
Это похоже на паническую атаку. Воздуха в легких не хватает, вообще ничего… — жалкие попытки объяснить все то, что я чувствую, но выходит из рук вон плохо. Мое притворное спокойствие граничит с безумием – кажется, я готова впасть в истерику прямо здесь и сейчас.
Все пройдет, как только ты переступишь порог церкви и увидишь его, — Джессика специально сверкает в отражение своим кольцом на безымянном пальце, которое я до сих пор не замечала. Мой взгляд прямо и просит ее продолжить говорить про ее свадьбу и она, улыбнувшись и развернув мою голову обратно к зеркалу, берет в руки щипцы и начинает: — я очень сильно волновалась. Очень. Вокруг еще все бегали, что-то горланили. Мне казалось, будто мы забыли кого-то из гостей в аэропорту. Потом гости подрались. Потом оказалось, что некоторые гости, которые раньше были не разлей вода, сейчас чуть ли не худшие враги и пришлось их пересаживать, а для этого договариваться с другими. И, это был ужас. Я готова была все отменить, но меня никто не слушал и просто вытолкнули в нужный момент из комнатушки в сторону прохода церковного зала. И тогда все просто сошло на нет. Наступило такое невероятное спокойствие и безмятежность. Я даже перестала думать о том, что моя зловредная сестрица поставит мне подножку. Я не могу описать словами все то, что я испытывала в те моменты.
Я лишь сижу и кусаю губы, за что Джессика легонько щипает меня в плечо.
В общем, хорошо, что у нас нет гостей, — из горла вырывается нервный смешок. Я не знаю, что мне еще ответить. Вроде бы ее слова помогли, но лишь отчасти – они скорее просто отвлекли. И вот, опять я предстаю не в лучшем свете. Нет чтобы сказать, что она пережила все это и вышла замуж, или поинтересоваться какой-нибудь историей. Я просто ляпаю первое, что приходит на ум. Но от дальнейшей возможной кары меня спасает телефонный звонок. Взяв со столика телефон, я вижу, как на нем высвечивается номер матери. И снова тревога.
С Бэн все хорошо? — еще одна причина для беспокойства. После родов я не расставалась так надолго с дочерью. Сколько я ее уже не видела? С прошлого вечера. Мать в трубку говорит, что все в порядке. Говорит, что она сейчас спит и недавно ела. Говорит, что проблем никаких не возникает. Но это так же плохо успокаивает, как и слова Джессики о ее свадьбе. Мидельза говорит, что брат передает мне привет и, в принципе, это единственная причина, по которой она позвонила. А после своих же слов она кладет телефонную трубку.
Если совсем тяжело, то просто подумай о том, что у вас с ним общего. Подумай, за что его полюбила… — отвлекает меня от мыслей Джессика и я задумываюсь. От этого в горле появляется тошнотворный ком и я давлю его в себе, запивая остатками воды из стакана.
Я закончила, — последним элементом стал легкий венок, который обязательно упадет от моей неуклюжести. Смотрю на себя в зеркало и едва заметно улыбаюсь. Все-таки косметика делает человека красивым. Даже смешно становится. Бросаю взгляд на часы и охаю – до церемонии остается меньше десяти минут, — я провожу тебя до дверей, а дальше ты сама.
Киваю, соглашаясь, но чувствую, как внутри все переворачивается. Сердце чуть ли не выпрыгивает из груди. Но, собравшись с последними силами, я поднимаюсь на ноги, беру в руки букет, который никому не достанется и под руку с Джессикой выхожу из комнатушки в небольшом, но довольно приличном, частном отеле.

0

4

«Начало каждой истории любви, как начало новой еще не написанной книги. Ее страницы еще пустые и ждут, когда их начнут наполнять новыми разговорами и событиями. Я тут подумал, а может, напишем свою собственную книгу о нас с тобой? Мне кажется, получится захватывающий роман на много страниц. Потому что с тех пор, как я тебя увидел, все мысли только о тебе, и в голове уже сюжеты на десять глав, как минимум.»

            Перед глазами возникает немного причудливая картина, которая заставляет мои уста расплыться в улыбке. Присаживаюсь на землю и просто наслаждаюсь тишиной, которая позволяет мыслям немного собраться в кучу. Я думаю о той, которая сейчас находится в этом же волшебном на сегодня месте. Думаю, как она выглядит в том платье. Пытаюсь нарисовать в голове точные и четкие очертания силуэта девушки, которой когда-то отдал всего себя. Представляю ее улыбку, и как солнце игриво переливается в шоколадных локонах. Саммер, дорогая Саммер, я бы хотел сейчас сказать так много, но понимаю, что ты и без моих слов знаешь те чувства, которые просыпаются находясь ты рядом. Я думаю о сегодняшнем дне, который навсегда останется приятным воспоминанием в календаре. Я даже сейчас пытаюсь представить в голове нашу старость, как мы сидим на лавочке возле дома, а вокруг бегают наши внуки и прочая детвора. Снова улыбка. Снова томный вздох в ожидании. Снова, страх. Но, знаете, почему-то совсем другой, не который мы всегда ощущаем при малейшей опасности. Этот страх был каким-то приятным, слегка покалывающим мою спину и кончики пальцев на руках, которые крутят небольшой камушек. Мне раньше говорили: Джерард, когда ты уже остепенишься? Ведь время идет, а ты все такой же замкнутый в себе и стараешься не привязываться к кому-то надолго. Я даже помню, кто говорил эти слова, и сейчас хотелось встать и сказать: - вот, я остепенился. Почти.
            Я даже немного удивляюсь себе сейчас, потому что не думал о подобном никогда. Никогда не представлял себя мужем или отцом, а теперь? Теперь время тикает, стук стоит в ушах собственного сердцебиения от волнения. Воспоминания, как совершенно недавно я держал на руках Бэндит. Смотрел в ее ясные и уже смышленые глаза, будто бы она уже знала этот мир. Хотя, неудивительно, если вспомнить насколько Саммер везет на приключения. Почему-то сейчас я подумал о том урагане. Казалось бы, прошло уже столько времени, а я все еще до сих пор иногда прокручиваю раз за разом те ужасные картинки. Я так ненавижу себя за то, что не смог оказаться рядом с Летней и уберечь ее от страха, который она тогда пережила. А ведь хотелось... Хотелось сорваться с места и вернуться в Сакраменто. Бросить все свои дела, работу, только чтобы обнять Мур и обнадежить, что все будет хорошо. А та катастрофа, теракт, в аэропорту? Пусть я еще и не был знаком с этой удивительной девушкой, - я уже начинаю жалеть, что не оказался рядом и не помог. Интересно, почему сейчас посещают подобные мысли, когда вроде бы нужно улыбаться и радоваться, что в кой-то веки в моей жизни воцарила гармония, - я не знаю. Может именно это называют прощанием со своим прошлым, когда ты в последний раз вспоминаешь и черные дни, и какие-то светлые моменты? Ведь если не произошло бы подобного с нами, и со мной, и с Летней, то наверное я и не переехал бы в Сакраменто, не согласился бы тогда на подозрительную встречу с Нарциссой, не увидел бы солнечную улыбку Мур. Странная штука, судьба, но пора вставать. Взгляд скользит на циферблат часов, которые показывают половину четвертого и я подымаюсь. Отряхиваю костюм. Поправляю потрепанные от ветра волосы и поворачиваюсь лицом к виднеющейся на холме церквушке. Никогда бы не подумал, что соглашусь на такое бракосочетание. Я ведь не верующий. Я ведь не принадлежал церкви, так вроде говорят прихожане, да? Но, согласился. Согласился потому, что хочется сделать этот день незабываемым, пусть и не было тут кучи гостей. Пусть тут вообще не было ни души. Хотя Бэндит можно было и прихватить с собой, чтобы она увидела улыбку своей матери. Надеюсь, я буду хорошим отцом.
            Снова улыбаюсь, и медленно шагаю по склону вверх убрав руки в карманы. Кажется нервы успокоились? Нет, они опять начали шалить, когда рука коснулась деревянной двери церкви и я прошел внутрь. Священник уже стоял у своего места и приготавливался к предстоящему, хм, обряду.
        — Вы готовы, мистер Фостер? - Интересуется он у меня и я киваю, подходя ближе к алтарю.
        — Тогда прошу вынуть свои руки из кармана - Священник обращался ко мне, как к мелкому мальчишке, и я даже могу поклясться, что взгляд старика подтвердил мои мысли. Виновато улыбнувшись и послушно вынимая руки, скрещивая пальцы перед собой, я постарался выпрямить осанку. Старался, но от волнения моя спина то и дело хотела снова согнуться.
        — Не сутультесь, молодой человек. Жениться - это не так страшно - Голос священника доходил до слуха долго и немного заторможено, но я все-таки перевел на него взгляд и, снова кивнул.
        — Я не боюсь жениться. Я боюсь, что не оправдаю ее надежд - Слова сами сорвались с моих губ, отчего даже пришлось отвести взгляд в сторону. Неужели я правда боюсь именно этого? Не быть отцом или мужем, а именно подвести Саммер? Неужели этот страх сейчас хочет загнать меня  угол, как тогда, много лет назад, когда перед глазами проливалась кровь, а в ушах стоял шум выстрелов. Черт, всего-то подумал я и услышал звук играющей мелодии. Она была тихая, но чувствительной. И, как ценитель музыки, я не смог не оценить ее красоту. Опять улыбка, а потом дверь немного приоткрылась в помещение зашел помощник священника, который подошел к нам и сказал, что невеста готова. Вот и настал этот момент, думается мне и я чувствую, как снова начинаю волноваться, пока взгляд плавно скользит по полу и поднимается ко входу, где вот-вот появится она, моя жена.

Отредактировано Gerard Foster (2014-11-29 23:20:51)

+1

5

«Ты дал мне то, о чем я даже и не подозревала, благодаря тому, что ты дал мне пережить, я поняла, сколько самых простых вещей может подарить любовь. Все, что у меня было до тебя, не стоит и одной секунды, которую мы провели вместе.»
Мы вышли из небольшого поместья через задний вход и оказались на полянке. Прямо перед моими глазами церковь. До нее рукой подать. Менее пяти минут разлучают меня с Джерардом. Небольшое расстояние, массивные деревянные двери. И все. Еще немного и я ступлю на ковровую дорожку, выстеленную меж рядов с пустыми лавками, а затем еще немного времени пройдет до того момента, как я стану женой Фостера.
Джессика, поддерживала меня за локоть и молча шла рядом. То ли не знала, что сказать, то ли давала мне поразмышлять и попрощаться с прошлой жизнью. Оставить все, что было для того, что будет. И мысленно я прощаюсь. Я прощаюсь со своей беспечностью. Со своими сомнениями. Я прощаюсь с воспоминаниями, которые были теперь совершенно не нужны. Тонким стержнем я размашисто прощаюсь с мужчинами, которые когда-то были рядом со мной, причинили мне боль или не имели никакого смысла. Я иду по длинному коридору своего подсознания и взмахами руки закрываю двери прошлого. Чтобы не думать о том, как раньше было плохо или хорошо – у меня будет прекрасное настоящее и большего мне не нужно. Закрытые двери накрываются сверху слоем цемента и краски. Они исчезают навсегда так, как будто их и не было. Впереди меня остается единственная открытая дверь, откуда льется теплый свет и я слышу голос человека, за которого вскоре выйду замуж. Он говорит слова из нашей первой встречи, предлагая устроить заговор против Нарциссы. Говорит, что из меня выйдет прекрасная жаба и я еле сдерживаю смех. Первые звонки, первые встречи, когда мы гуляли с ним по городу. Я чувствую на своих губах его и понимаю, что это был наш первый поцелуй. Он ходит из стороны в сторону, а потом предлагает выйти за него и его голос звоном разноситься в моей голове. Я помню, наш первый секс и то, как он поправлял меня, что это не «какой-то секс», а занятия любовью.
Он проносится сквозь меня, окутывает, его голос произносит все, что я помню, образы постоянно меняются. Я помню, во что он был одет, какого цвета были его волосы. Я помню даты создания всех его полотон, а так же перспективы на будущее. Я помню, когда по ночам он просыпался от кошмаров или начинал ходить во сне. Помню, как успокаивала его, прижимая к себе, или укладывала обратно в кровать. Самое примечательное в том, что это никогда не вызывало никаких негативных эмоций.
Вернувшись в реальный мир, понимаю, что мы находимся прямо перед дубовыми дверьми церквушки. Джессика стоит рядом, стараясь не смотреть на меня – она понимает, что сейчас происходит в моей голове и насколько это интимно. Поймав мой взгляд, она кивает и открывает дверь, пропуская меня внутрь, в просторный предбанник. Там стоит помощник священника.
Вы готовы? — его тихий голос эхом разноситься по помещению.
Киваю, поджимая губы и чувствую, как разливается тяжелое тепло по груди. Мне страшно, но я пытаюсь с этим справиться.
Выходите, как только успокоитесь, мы готовы начинать, — с этими словами он приоткрывает дверь и исчезает внутри, а до моего слуха доноситься музыка.
Закрывая глаза, я пытаюсь собраться с мыслями. Я попрощалась с прошлым, но теперь меня беспокоит совершенно другое. Сейчас вернулись переживания о том, что я разочарую Джерарда. Что все будет напрасно. Что, когда-нибудь, он скажет, что я совершенно не такой человек, каким была изначально. Что я ужасна и только разочаровываю. И он оставит меня и нашу маленькую дочь, исчезнув и забрав все тепло, что когда-то было.
Все будет хорошо, — аккуратно замечает Джесс и обходит меня спереди. Поправляет локоны, складки на легком платье и широко улыбается, — давай. Просто сделай это.
Никогда не думала, что буду так сильно переживать или беспокоиться о чем-либо. Не думала даже, что могу. Свадьба, которой я поначалу не придавала особого значения, превратилась в одно из главных событий в моей жизни, наравне с рождением Бэндит.
Открывай, — пока я могу сделать это. Пока чувствую, что ноги не прирастают к полу. Джессика толкает древесину и, словно по мановению волшебной палочки, исчезает в сторону. Как будто ее здесь и не было. А я стою, совершенно одна на пороге в новую жизнь и смотрю вперед, где, около алтаря, стоит священник и мужчина, изменивший мою жизнь. Сделав пару неуверенных шагов, оказавшись в помещении, неожиданно осознаю, что все отходит на второй план. Я вижу только Джерарда и, чуть улыбнувшись, иду прямо к нему. Смотрю на него с нотками восторга и той любви, что испытываю только к этому человеку. И сейчас я окончательно осознаю, что все это – правильное решение и другого мне совершенно не нужно. Что я хочу принадлежать только этому человеку. И что для него, я готова этому поклясться перед лицом Всевышнего, в которого верят остальные.
Остановившись напротив него, я улыбаюсь еще шире, отдавая букет помощнику священника. Я не могу отвести взгляд от него, но даже возможная глупость этого положения не смутит. Протягиваю ему свои чуть дрожащие руки и он берет их в свои.
Начнем же, — мне слышится восторженность даже в голосе священнослужителя.

+1

6

«Мы поднимемся высоко в небо, и, если суждено будет упасть - упадем вместе держа друг друга за руку и смотря друг другу в глаза. Ведь, я люблю тебя.»
            Музыка играющая в зале затмевается на фоне той, кто появился в зале. Взгляд моих глаз едва щурясь, смотрит на идущую ко мне девушку, одетую в возвышенно и легкое платье белого цвета. Я смотрю на нее, и мои нервы начинают успокаиваться по велению какого-то волшебства. Эта женщина, Саммер Мур, удивительным способом умела успокаивать меня и приводить в чувства одним взглядом и улыбкой. И, появись она намного раньше в моей жизни, до той трагедии в далеком прошлом, возможно я бы не просыпался посреди ночи от кошмаров и не впадал в депрессию. Возможно, я бы не отворачивался от самой жизни и не забивался в дальнем углу комнаты под столом, когда слышал характерные звуки выстрела или криков. Она умела меня утешить, подарить мне надежду, которая заставляла вставать и бороться за свои идеи и принципы. Саммер знала меня таким, какой я являлся на самом деле, со всеми минусами и, возможно, плюсами. Она принимала меня таким, поэтому я наверно и решился на такой подвиг, как закрепить наши отношения узами брака. Мне хотелось, чтобы мы стали одним целым. Хотелось стать неразделимым с этой удивительной девушкой в белом, которая кажется тоже нервничала сейчас не меньше меня. Образовавшиеся ком в горле не позволял ровно дышать, а руки невольно сжимались в кулаки и также невольно разжимались. Мыском ботинка начинаю отчеканивать ритм звучащей музыке и поправлять подол черного пиджака. Стало душно, некомфортно и хочется чтобы в зале закружил холодный поток ветра. Окатите меня кто-нибудь водой. Развяжите эту удавку на моей шее в виде бабочки и позвольте груди вобрать в легкие больше воздуха, а то я прям здесь умру. Я сглатываю этот ком, пытаюсь интуитивно ухватиться за невидимую нить успокоения, и, нахожу. Нахожу это самое спокойствие в улыбке Саммер. 
            Она подходит. Встает рядом со мной и я понимаю, что не могу оторвать своего взгляда. Теплый свет обрамлял ее тоненький и такой хрупкий силуэт. Летняя подобно ангелу, сейчас стояла рядом и смотрела на меня. Мне хотелось отбросить все эти правила и рамки венчания в сторону, взять ее за руки и крепко обнять, ища в сладком запахе шелковых волос умиротворение. Хотелось отблагодарить Саммер за все: за ее любовь ко мне; за то, что принимала меня таким каков я есть; за подаренное маленькое чудо, которое мы назвали Бэндит; за то, что всегда была рядом, во всех моих трудных минутах жизни, - мне хотелось ей сказать спасибо. Спасибо, что ты согласилась стать моей женой. И, от этих мыслей я даже не расслышал голос священника, который объявил о начале. Который сейчас отчитывал проповедь священную, да и не понять мне всех этих тонкостей - я ведь не католик. Наверное бы эта и мысль не пришла бы в голову, если бы мне тонко не подсказали. Господи, кто бы вообще мог подумать, что эта подсказка была самой лучшей, ибо позволила мне увидеть мою любимую в таком, действительно, божественном свете. Пусть она не умела и не любила готовить, а убираться приходилось мне, собирая грязные шмотки по всему нашему дому. Капризничала она много и порой вела себя необдуманно, особенно когда попадала в какие-то неприятности и истории. Пусть, для меня Саммер была идеальной во всех смыслах и под всеми ракурсами.
        — Возлюбленные Джерард Фостер и Саммер Мур, вы слушали слово Божие, напомнившее вам о значении человеческой любви и супружества. Теперь от имени святой Церкви я желаю испытать ваши намерения. — Музыка в зале стихает, и я наконец-то на секунду отрываю взгляд от созерцания своей любимой и смотрю на священника, который с улыбкой проговаривал каждое слово.
        — Джерард Фостер и Саммер Мур, имеете ли вы добровольное и искреннее желание соединиться друг с другом узами супружества? — Старик устремляет на меня пристальный взгляд, и я снова невольно начинаю нервничать. Как это все официально и, и даже слов не могу подобрать чтобы описать происходящее тут. Замираю и опять погружаюсь в свои размышления. Возможно, со стороны может показаться будто бы я сомневаюсь, но нет. Я просто в последний раз прощаюсь со своей прошлой жизнью, а потом перевожу взгляд на Летнюю, беря ту аккуратно за руку.
        — Да, — Уверенно отвечаю и дожидаюсь ответа той, кто подарил мне надежду.
        — Имеете ли вы намерение хранить верность друг другу в здравии и болезни, в счастии и в несчастии, до конца своей жизни? — Легкая дрожь прошла по телу от положительного ответа Мур, а потом опять, я как вкопанный от слов священника смотрю в глаза девушки. Кажется, в моем горле все пересохло и я готов опустошить целый океан, а тело ощущало такую легкость, что стопы готовы были вот-вот оторваться от земли.
        — Да, — Снова уверенно отвечаю я и чуть сильнее сжимаю руки Саммер, боясь, что это просто мой сон. Больное воображение решило сыграть со мной злую шутку и на какое-то мгновение погрузить в мир сладких иллюзий и теплых надежд, а затем вырвать отсюда, как ненужный кусок грязи и выкинуть в реальность.
        — Готовы ли вы с любовью принять от Бога детей и воспитать их согласно учению Христа и церкви? — Священник поочередно посмотрел на нас с Летней, и я опять ответил уверенно «Да», потому что действительно был готов на все ради нее. Готов даже был отказаться от своих поездок, только по одной просьбе ее.
        — Эти три вопроса, предшествующие венчанию, имеют цель удостовериться в присутствии свидетелей о свободе выбора и о полной свободе вступающих в брак и о христианском подходе к неразрывности уз брака и к целям брака. — Он жестом показывает нам, что мы можем повернуться друг к другу и произнести свои клятвы. Произнести то, что навечно, уставу церкви, скрепит нас в одно целое и, я был готов. Кажется, был готов, потому что в горле до сих пор было сухо и мне было страшно, что ей не понравится моя клятва, мои слова, которые я недели две старался подобрать, но так и не смог найти нужных.
        — Знаешь, когда мы впервые встретились, на той таинственной встрече, которую организовала наша общая подруга, я подумал - очередная попытка свести меня с кем-то, кто совершенно мне не подходит. Кто совершенно меня не поймет и это будет пустая трата для нас двоих. Но, нет, все вышло с точностью наоборот. Мы быстро нашли общий язык, даже придумали вдвоем план, как бы отомстить нашей подруге, помнишь? — Я внимательно смотрел в глаза Летней и легкая улыбка коснулась моих губ. Так было приятно стоять сейчас с ней тут, держаться за руки, и, вспоминать наш пройденный путь вместе.
        — Ты мне понравилась. Мне показалось, что я смогу найти с тобой много общего, и, удивительно, я правда нашел много точек соприкасания с тобой. Так много, что мне захотелось потом встретиться с тобой отдельно. Хотелось узнавать тебя, общаться, созваниваться и переписываться. Хотелось гулять с тобой по парку в Сакраменто и делиться с тобой своими мыслями и идеями. У нас с тобой вообще очень быстро все вертелось, даже моя влюбленность. Сначала, я конечно думал, что это просто легкие состояние опьянения от твоего смеха и взгляда, но... Нет. Я правда влюбился и, кажется, ты меня порой иногда считала за мальчика-болванчика, который носится вокруг тебя с идиотской улыбкой. — Делаю глубокий вдох, потому что все слова в голове разом перемешались и превратились в кашу. Страшно. Страшно лишь оттого, что она не оценит моих слов. Страшно, что я совершенно не то сочинял и думал, а ведь куда было проще просто спеть. Мне всегда было проще ей спеть о своих чувствах, чем сказать в лоб.
        — И, прежде чем я встретил тебя, я ведь был не таким. Меня мало интересовали новые знакомства. Я сторонился людей, не подпускал никого к себе ближе на три метра. Я не любил вылезать из дома без надобности. Я был мертв. Убит морально. Но, благодаря тебе все изменилось. Теперь я понимаю, что этот период был передышкой для нового меня. Для новой жизни, которую ты вдохнула в меня и показала. Я понял, что только рядом с тобой, мне хочется совершать безрассудные поступки лишь бы услышать твой смех или твой укоризненный тон обвиняющий меня. Я словно проснулся от глубокого сна, когда ты в первый раз поцеловала меня и сказала: - Джерард, ты идиот или притворяешься? — Не удержавшись, моя улыбка сошла на легкий смешок, когда в голове пронеслись те самые воспоминания, о которых я сейчас говорил.
        — Благодаря тебе я смотрю на мир теперь иначе, не в черно-белых тонах, а наоборот... Наоборот все кажется сейчас таким ярким и теплым, Саммер. Ты настолько стал частью меня, что, когда тебя нет, я снова засыпаю. Я снова проваливаюсь в ту холодную бездну и умираю. И тогда я тешу себя лишь одной надеждой, что снова увижу тебя. Что приеду домой, а ты встретишь меня с той самой теплой улыбкой и блеском в глазах. Я обниму тебя, прижму к себе и скажу — Я дома, любимая. Я с нетерпением жду когда Бэндит сделает свои первые шаги, с улыбкой представляю какие мы будем в старости. Все твои поступки показали мне, как быть сильным. Ты стала моим вдохновением. Моей Синей Птицей счастья. Твоя любовь греет меня, оберегает и, я обещаю тебе, что всегда буду рядом. Что я всегда буду тебя защищать и дарить счастье. Я обещаю всегда любить тебя, Саммер Мур. Даже если мы столкнемся с какими-то трудностями, с какими-то испытаниями - я не брошу тебя. Я возьму тебя за руку и мы будем вместе проходить все невзгоды. Потому, что брак для меня с тобой - это лучшее, что могло произойти в моей жизни. — Снова улыбаюсь, но как-то немного неуверенно. Чуть хмурю лоб, когда смотрю Летней в глаза и видя там свое отражение. Нервничаю, снова, и с еще большей силой, когда понимаю, что завершил свою клятву. Но, завершил ли? Ведь хочется еще так много сказать, показать, рассказать. Хочется чтобы ее улыбка была шире, а в глазах искрилось счастье. Хочется чтобы она поняла, что каждое сказанное мною слово было правдой. Я никогда не брошу Саммер. Никогда.

+1

7

« Мудрецы утверждают, что так и есть — ничто не имеет смысла. Влюбленные же обладают мудростью более глубокой, чем мудрецы. Тот, кто любит, ни секунды не сомневается в смысле жизни.»
Эти моменты длиною вечность. Стрелки на часах замедляют свой бег. Дыхание замедляется, а ветер не проходит по кронам деревьев за узорчатым окном. Я не слышу совершенно ничего, будто мы погрузились в вакуумное пространство. Где нету практически никаких целей, кроме той, что объединяет нас сейчас. Где нет других слов и другого мнения, другого понимания. Мне нечем дышать, как будто я забыла, как это делается. Или весь кислород куда-то исчез. Я боюсь, что в любой момент упаду в обморок, как тогда, когда он делал мне предложение. Заикнусь, оступлюсь, опозорюсь, а те единицы людей, что стоят в этом помещении, поднимут меня на смех. Я боюсь, что он будет так же смотреть на меня, усмехаясь. Я боюсь, что уйду отсюда с позором. Но все эти мысли заглушаются другим – им самим. Эти невообразимые глаза не дают мне крикнуть и в панике убежать. Не дают разрыдаться от беспомощности прямо на месте. Они говорят мне, что все будет хорошо. Хоть я и вижу немного нервный блеск – он беспокоится так же, как и я сама.
Голос священника мягкий, но я его совсем не слышу. Он говорит о чем-то или о ком-то, но я практически не воспринимаю его реальность. Я на другой волне так, как будто так и должно быть. Я вернусь в тот момент, когда это будет нужно. И тогда открою свою душу и мысли. Вступлю в другую жизнь. Стану взрослее и умнее. Не знаю, почему мне так кажется, но что-то определенно поменяется. Меня не пугает рутина, которая будет потом, не пугают проблемы. Я знаю, что каждый день с ним будет особенным и не похожий на другой, хотя, казалось бы, некоторые вещи будут систематически повторятся. Но мне никогда не надоедало пробуждение рядом с ним и никогда это не надоест. Никогда не надоест смотреть на то, как он сидит в «кабинете», задумчивая покусывая кончик карандаша или кисти. Он манит меня к себе и показывает то, что делает. Раскрывается, интересуется мнением,  обнимая за плечи и положив подбородок на плечо. И я вижу в его работах то, о чем он мне говорит, как будто это делал не он, а я, правда у меня не хватило бы сил и таланта для подобного выражения. Мне нравится, что, когда он занимается музыкой, он пытается объяснить мне, как играть на гитаре. Показывает свои тексты  никогда не отталкивает, закрывая дверь, а будто ждет, когда я войду с книгой или крохой Бэндит. Мы можем сидеть молча, практически не разговаривая, но я никогда не чувствую себя с ним одинокой.
Я просыпаюсь. Смотрю на священника. Смотрю на Джерарда и выдыхаю. Настал тот момент, да?
Джерард Фостер и Саммер Мур, имеете ли вы добровольное и искреннее желание соединиться друг с другом узами супружества?
Да, имею. Пожалуй, я практически никогда не была настолько искренней со своими желаниями. Если бы что-то было не так, то меня бы тут не было.
Да, — повторяю за мужчиной, чувствуя, как дергаются уголки моих губ, когда слышу его ответ.
Имеете ли вы намерение хранить верность друг другу в здравии и болезни, в счастии и в несчастии, до конца своей жизни?
Я не оставляю людей. Я не изменяю людям. Я не предаю людей. Наша жизнь – длинная дорога, с кучей поворотов и подъемов. И, даже если будет безвыходная ситуация, когда мы вот-вот вылетим с трассы, то я не выпрыгну, спасаясь и не оставлю его одного.
Да, — говорю, решительно кивнув, а потом чуть провожу пальцем по коже ладони, когда он сжимает мою руку сильнее. Давай не будем нервничать? Все будет в порядке. Ведь я же рядом с тобой. А ты рядом со мной.
Готовы ли вы с любовью принять от Бога детей и воспитать их согласно учению Христа и церкви?
Я едва заметно улыбаюсь и молчу о том, что я не верю ни во что подобное. Но, да, я готова родить ему детей, готова воспитывать их вместе с ним и постараюсь сделать так, чтобы они выросли достойными людьми. Поэтому я отвечаю положительно. Это правда.
Эти три вопроса, предшествующие венчанию, имеют цель удостовериться в присутствии свидетелей о свободе выбора и о полной свободе вступающих в брак и о христианском подходе к неразрывности уз брака и к целям брака.
И мы поворачиваемся друг к другу, замерев в тишине. А потом Джерард говорит. Его голос проникает в самый мозг, а тепло разливается по всему телу. Он говорит, а я опять погружаюсь в те воспоминания о которых он говорит. Через мою улыбку то и дело хочет прорваться смешок – настолько ярко я все вижу. Кажется, я запомню каждое его слово. Настолько, насколько смогу, буду хранить в памяти. Это действительно приятно. Это невообразимо. И мне хочется сейчас просто обнять его и почувствовать телом его тепло. Сойти с ума от запаха его кожи. Просто стоять и обнимать, пустив слезы от переизбытка чувств. Но я стою, смотрю на него и глотаю комок слез. Какая я сентиментальная.
Даже когда он замолкает, я все еще стою, не зная, что мне делать дальше. Хочется сказать, что это были одни из самых приятных слов в мой адрес, которые я только слышала. Но так ведь нельзя, да? Я выпускаю воздух из легких, промаргиваюсь и киваю ему, понимая, что это действие ничего не выразит и не объяснит.
Я сама не услышала сначала, как зазвучал мой собственный голос.
Я стояла на краю пропасти. Готовая в любой момент сорваться в нее. Вокруг меня раздавались голоса людей. Их силуэты пытались схватить меня пальцами за края одежды. Они пытались схватиться за мою кожу и плоть для того, чтобы утянуть меня на безопасное место. Подальше от края. Но у них этого не выходило. Пальцы проходили так, словно они были призраками, — Я прикрываю глаза, пытаясь собраться с мыслями. Я начала думать над словами клятвы еще давно, но ничего не выходило. Слишком большой объем хотелось вместить в нее. Рассказать обо всем. Я – плохой рассказчик. Чертовски плохой. И все слова вылетают из моей головы в нужный момент, а язык перестает слушаться. Но все же, я открываю глаза и смотрю на Джерарда. Он дает мне сил справиться и в голове появляется небывалая ясность. Я говорю то, что думаю сейчас, а не воспроизвожу что-то идеальное. Я же не идеальная. Никто не идеален для всех. Во всех нас есть минусы. Просто некоторых людей они не беспокоят, не считаются важными. Честно говоря, подумай я сейчас, то не смогу найти в Фостере хотя бы один. — А потом появился ты, — просто и коротко говорю ему с небывалой теплотой и нежностью в голосе, — Я была сердита на Нарциссу, не верила в то, что наше знакомство может что-нибудь поменять в моей жизни. В любую ночь мне оставалось лишь сделать шаг в пустоту и наступил бы конец. Но ты, — я сжимаю его руку чуть сильнее, — ты подарил мне те ощущения, которые я давно не испытывала. Ты подарил мне надежду и веру. Ты показал мне, что все может быть гораздо лучше. Ты пробудил во мне жажду к окружающему миру и, опираясь именно на твою руку, я смогла увидеть вновь что-то прекрасное. — Я тяжело выдыхаю, опять чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. Никаких слов не хватит для того, чтобы сказать ему спасибо, — Я не понимала, что происходило. Я просто заново училась жить, но с каждым днем лишь все больше осознавала, что, если мне и нужен рядом человек, то это должен быть ты.
Голос предательски дрожит и я опять замолкаю. Веретеница событий, происходивших ранее, обрывки воспоминаний и целые картины. Все крутиться вокруг, делая нас самым эпицентром. Мне  не по себе от того, что я могу сказать какую-нибудь глупость или то, что будет совершенно лишним. Я не знаю, как мне все правильно произнести, поэтому единственное, что остается делать – это продолжить дальше:
До встречи с тобой все было по другому. Не тогда, когда мне было плохо и я готова была шагнуть в пропасть, а еще раньше. Ты показал мне, что такое настоящая ценность и открыл глаза на многие вещи. Ты вдохновляешь меня так, как этого не делал больше никто. Сам мир становиться ярче, если ты находишься рядом со мной. Ты же знаешь, что я не люблю свадьбы, — смешок, — но даже к этому ты изменил мое мнение. Вернее только с тобой я посмотрела на это под другим углом. И только с тобой я стала готова к этому шагу.
В голове что-то щелкает и говорить становиться гораздо легче. Я вижу только его лицо, я чувствую, как бьются наши сердца. Набираю в грудь побольше воздуха.
И я обещаю тебе, что сделаю все, чтобы мы были счастливы. Обещаю тебе, что у нас все будет хорошо и мы пройдем через все возможные трудности вместе. Я сделаю все, чтобы помочь тебе и буду всячески поддерживать. Я обещаю, что всегда буду рядом и никогда не усомнюсь в тебе. Обещаю, что никогда не предам и не оставлю одного. Я обещаю тебе, что мы реализуем все наши мечты и в конце нашего совместного пути мы оглянемся назад и поймем, что нам не о чем жалеть, что мы сделали все и еще больше. Я обещаю, что буду тебе верным другом и спутником, что бы нас не ждало впереди. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы чаще видеть твою улыбку и слышать твой смех. Я обещаю все это, потому что знаю – я смогу это выполнить. И я говорю это перед лицом Господа, чтобы он был нашим свидетелем. Я люблю тебя, Джерард Фостер и мои чувства будут неизменчивы. Ты – тот человек, с которым я хочу провести всю свою оставшуюся жизнь. И, хоть пока наша история коротка, я хочу, чтобы потом она насчитывала тысячи страниц. Я люблю тебя, Джерард Фостер, и более всего я хочу быть твоей женой.
Отныне и навеки, да?
Рядом с тобой. Что может быть важнее?
Я могу еще столько сказать… О каких-то моментах или глупостях. Сказать, что нас объединяет или о том, что делает нас в чем-то противоположными. Последнее совершенно не важно, ведь, если ты будешь с человеком, который является твоей копией - вы ни к чему не придете. А мы можем учиться друг у друга. Можем развиваться и совершенствоваться. А это ведь никогда не надоест. Никогда не станет чужим и отстраненным. Ведь с самого момента своего рождения до самой старости человек что-то познает. И, не окажись у него этой возможности, то какой вообще в этом во всем смысл? И я хочу познавать тебя и узнавать с новой стороны. Хочу помогать тебе и смотреть на то, как ты становишься только лучше, хотя куда еще-то?
Священник продолжает…

+1

8

Всегда тяжело расставаться с прошлым, но сейчас почему-то это было сделать легче обычного. Что меня держало там, позади? Ничего, лишь мои страхи и плохие воспоминания, которые хотелось бы стереть раз и навсегда из своей головы. Меня ничего не ждало, и наверно в будущем бы тоже, если бы не встретилась девушка, которой я буквально жил. Саммер была моя отдушина, моя спасительница. Моя героиня. Знала она об этом, представляла ли она себе насколько сильно изменила меня и мою жизнь, - я не знаю. Но сейчас, когда нервы были на пределе и хотелось опять спрятаться под тот стол, когда в здание ворвались вооруженные типы, - я позволил себе раствориться во взгляде Мур. Смотреть за тем, как она сияет, как говорит каждое слово. Смотреть как хмурит немного лобик. Как сама нервничает будто бы перед судом. Смотреть и держать ее за руку - было спасением. Она вытаскивала меня из темноты, которая долгие годы до нашей встречи засасывала. Я был благодарен этой удивительной фее, и потому сейчас ничего не существовало вокруг. Только музыка тихим отголоском на заднем фоне сопровождает ее голос, звавший меня закрыть все двери прошлого и выйти на свет.
        — Ты же знаешь, что я не люблю свадьбы - Эти слова звоном разбились в моей голове и я тоже не сдержал улыбки, потому что действительно понимал, как Саммер отличалась от других девушек. Ей не нужны были пышные платья, куча ненужных гостей. Ей не нужна была эта роскошь и фарс, который слепит глаза всем. Она была простой, такой обычной девчонкой со двора, которой важны были исключительно чувства. Именно за все это, за ее простоту, — любовь с каждым днем становилась все крепче и крепче. Я все сильнее и сильнее хватался за Летнюю. Все больше становился зависим от ее присутствия, потому что другой такой уже не найти. Мур была единственной в своем роде, за что хотелось сейчас поверить в Бога и благодарить его. Благодарить двадцать четыре часа в сутки, потому что я больше никогда не вернусь назад. Больше никогда не отвернусь от людей. Больше никогда не почувствую, что такое быть отшельником. И, каждое произнесенное слово были тому подтверждения. Саммер дарила мне надежду без которой я бы наверно спился, а может и сошел с ума, а может вообще бы отрекся бы от всех друзей и потонул бы в музыке или картинах. Никого бы не было, только инструмент и карандаш. Такой ли мне хотелось видеть свою жизнь? Знаете, может раньше я бы согласился и на такое, но сейчас, когда стою рядом со своей будущей женой при свидетели сверху, — осознание моих прошлых приоритетов меркнет на фоне новых. Я хочу быть мужем. Я хочу быть отцом. Я хочу быть защитником и спасителем, а для этого нужно стать сильнее. Для этого нужно преодолеть и побороть свои страхи, потому сейчас успокаиваю свои нервы. Закапываю глубоко в землю старого и себя и улыбаясь, глядя в глаза Летней, - вступаю в новый для меня мир. Мир, который построен вокруг двух единственных женщин: Саммер и нашей дочери. Да, она моя дочь, пусть хоть и не от меня была зачата, но она моя. Я был рядом на родах. Я держал это крохотное тело на свои руках боясь сделать лишние движение и, случайно, выронить на пол. Я боялся лишний раз одевать Бэндит, потому что ее ручки действительно такие хрупкие, такие тонкие. Страшно же.
        — Я хочу быть твоей женой. — Эти слова произнесенные ее голосом вызвали улыбку на устах. Я немного склонил голову, словно бы подтверждал ее желание своим, а потом плавно перевел взгляд на священника и тот тоже улыбаясь продолжил вести свою церемонию. Хотелось только спросить, сколько еще будет продолжаться это все? Почему время так медленно идет, когда мне уже хочется обнять Мур и поцеловать. Хочется уже звать ее своей женой. Хочется просто тупо, забрать ее и уехать из Сакраменто на месяцу другой. Я хочу ей показать места, хочу показать ей мир таким, каким вижу его я.
        — А теперь, прошу вас повторять за мной — Начал тот и внимательно глядя на нас начал произносить каждое слово четко и громко — Я, Джерард Фостер, беру тебя Саммер Мур в жены и обещаю хранить верность в счастии и несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей. — Поморщив носом, который внезапно зачесался, мои губы произнесли каждое слово за священником. Будто бы заученный текст, или просто пересказ стихотворения перед всем классом — вот что такое свадьба. Свадьба — это когда тебе нужно отвечать честно, повторять каждое слово, которое тебе скажут. Тебе дают вольность только на какие-то минуты для клятвы, а дальше ты опять марионетка. Тебе не дают свободу, ты не можешь прижать любимого человека к себе. Ты должен держать дистанцию целомудрия какого-то что ли. Наверно поэтому и хотелось поскорее все закончить и уйти. Вернуться домой, сесть на диван со своей женой и ребенком на руках. Смотреть какой-нибудь фильм или обсуждать планы на следующий день. Хочется просто наконец-то остаться одним.
        — Я, Саммер Мур, беру тебя Джерард Фостер в мужья и обещаю хранить верность в счастии и несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей. — Снова четко проговорил старик обращаясь к девушке и внимательно глядя на нее. — То Бог сочетал, того человек да не разлучает. И заключенный вами супружеский союз я подтверждаю и благословляю властью Вселенской Церкви во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь — Священник закрыл свои глаза и немного склонил голову. Возникла тиши и я немного замешкался, не зная что делать и говорить дальше. Все? Все закончилось или пройдена только одна часть этого обряда? Может следует что-то сказать, и наверно поэтому уста произносят туже фразу за "отцом" — аминь.
        — Ваши кольца — Помощник подходит к молодоженам и протягивает два небольших колечка служителю церкви на маленькой подушечке. Старик берет одно кольцо в руку и протягивает его мне. — Повторяйте за мной. Саммер Мур, прими это кольцо как знак моей верности и любви - во имя отца, и сына, и святого духа. — Как много официальности, думается мне, но я повторяю каждое слово и надеваю кольцо на палец рядом стоящей девушки. Смотрю в ее глаза, чуть улыбаясь уголками губ, а руки мои трясутся и выдают волнение с потрохами.
        — Джарерд Фостер, прими это кольцо как знак моей верности и любви - во имя отца, и сына, и святого духа — Священник протягивает кольцо Летней и когда обмен кольцами завершился, старик сложил свои ладони вместе — Таинство брака свершилось. Венчание произошло пред Христом и пред общиной Церкви. Теперь вы муж и жена, поэтому можете поцеловать друг друга — Он сделал шаг назад и предоставил нас друг другу. Сначала я не решался, не привык наверно. Ведь все таки закручено в этих церквях, не мое это. Но, потом тело мое само собой поддалось вперед и я плавно склонился над Саммер. Смотря глаза в глаза продолжая едва улыбаться, губами произнеся лишь — я люблю тебя, после чего нежно и прикасаюсь к пухлым устам миссис Фостер. Уже, миссис Фостер.

+1

9

Во время знакомства с Джерардом, у меня и мысли не возникало о том, что когда-нибудь я буду стоять перед ним в свадебном платье и говорить слова клятвы. Я поняла лишь тогда одну вещь. Что он – особенный человек и рядом с ним мне становится уютно. Все куда-то отодвигается на второй план, и он смог сделать то, чего не выходило у моей матери и друзей. Он протягивал мне руку, а я не отказалась принять помощь, позволив ему схватить меня и вытащить из той ямы, в которую я упала. Он помог мне привести в порядок свою голову и мысли. И, что самое занятное – ему потребовалось очень мало времени для этого. Он заполнил собой все пространство и я не хочу, чтобы когда-нибудь это изменилось. Да, пожалуй именно так. Я всегда была человеком с реальным взглядом на вещи. Я знала, что нет ничего вечного. Что люди рано или поздно разбегаются в разные стороны, не жалея об этом. И я тоже не жалела. Сейчас же мне хочется хоть капельку помечтать, что, черт подери, бывает что-то вечное. Ведь, может же быть такое? Мы же можем представить? Пожалуйста.

Ты скоро пойдешь спать? — Стоя в дверях, я смотрю на его затылок и спину. Вздрагивает от неожиданности, на что я улыбаюсь, прохожу внутрь и кладу ладонь на плечо.
Я не могу закончить, — с некоей долей трагизма он морщится, а потом аккуратно целует меня в щеку. Рукава рубашки засучены по локоть, а кожа под ними пестрит яркой краской разных оттенков. — Просто что-то не то.
Я с тобой посижу тогда, м? — Потому что не хочется засыпать в одиночку. Опираясь на руку, я сажусь прямо на пол и подгибаю под себя ноги. Чувствую, как он улыбается, смотря на меня, а потом регулирует высоту мольберта ниже, устраиваясь рядом со мной.
Сначала он сидит молча, лишь поглаживая меня по взлохмаченным волосам и смотря в полотно, но потом достает нужный инструмент, палитру и то настроение, которое хотел поймать. Я просто наблюдаю за тем, как он работает, пытаясь представить себе итог. Каждый раз он преподносит что-то новое.
«Ты вдохновляешь меня», — я улыбаюсь чуть шире, прикрывая глаза.

Я, Саммер Мур, беру тебя Джерард Фостер в мужья и обещаю хранить верность в счастии и несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни. — Повторяю за священником, стараясь сохранить более спокойное выражение лица, но меня подводит дрожь в голосе, блеск в глазах и пальцы, которые опять вцепились в мягкую ткань платья. Я ликую. Я торжествую. Я перенимаю на себя всю магию этого места, хоть и не являюсь верующим человеком. Таинство обряда, запах восковых свечей и ароматизированных палочек. Музыка, исходящая из органа. Уверенность в себе, в своих действиях и словах. Сейчас я говорю от чистого сердца и знаю, что именно так и будет.
Время словно выходит из вакуума и начинает идти своим чередом. Трезво, не плутая и не останавливаясь вновь. Мне больше не кажется, что все происходит слишком медленно или потерялось в глухом лесу. Реальный мир не покрытый дымкой иллюзорности. Священник продолжает рассыпать канонические фразы, но они уже не так раздражают меня. К тому же я знаю, что скоро все закончится. И, склонив голову, я повторяю кроткое «аминь» в подтверждение всех слов, сказанных ранее. Да будет так, да?
Я смотрю в глаза Джерарда когда он произносит свои слова, держа мою ладонь в своей, а затем аккуратно одевает кольцо на мой безымянный палец. Я чувствую, что он нервничает, но даже не могу приободрить – я сама словно на иголках. Мне до сих пор страшно, я до сих пор нервничаю. Это слишком ответственный момент, чтобы относиться к такому со спокойствием. Лишь сжимаю его ладонь ослабевшими пальцами. Улыбаюсь, но выходит скорее глупо, чем успокаивающе.
Взяв кольцо с мягкой подушечки, прикрываю веки, глубоко выдыхая. Вот и все. Вот и конец прошлому. Конец тому, что было и могло беспокоить, вызывать негативные переживания. Пришло время вступить в новый мир, неизведанный, но крайне интригующий и интересный.
Джарерд Фостер, прими это кольцо как знак моей верности и любви - во имя отца, и сына, и святого духа, — вновь повторяю за священником, открыв глаза и встречаясь взглядом с Фостером. Мне кажется, что я уроню кольцо, но этого не происходит – вселенная решила все же дать мне сегодня отдохнуть от ее неожиданных подарков неудачи.
В голове начинает сильно пульсировать, появляется головокружение и я не слышу завершающую речь служителя церкви. Я никак не реагирую, лишь пытаясь втягивать носом воздух, но это дается мне с трудом. Ноги подкашиваются, но стараюсь держаться и у меня выходит это только благодаря глазам человека, стоящего напротив. На мгновенье, я словно снова погружаюсь в сон. Это случилось? Действительно случилось?
И он пробуждает меня своими словами, губами, которые касаются моих. Не контролируя себя, я обвиваю его шею руками, притягивая к себе ближе. Чтобы больше не теряться. Я же больше не потеряюсь? И все растворяется, оставляя нас наедине. Таинство обряда, запах восковых свечей и ароматизированных палочек. Музыка, исходящая из органа. Остаются лишь уверенность в себе, в своих действиях и словах. [float=right]http://funkyimg.com/i/TGw2.gif[/float]
Я люблю тебя, — улыбаюсь и смотрю на него. Не могу описать всех эмоций и чувств, которые переполняют меня, захлестывают с головой.
А теперь, давай просто сбежим отсюда? От этих стен, которые окружают со всех сторон, от крыш и паркетного пола. От людей, что смотрят на нас сейчас. Сбежим так далеко, как только можем. Увидим все, что есть в этом мире. Зеленые джунгли, пустыни и океаны. Горы, которые еще никто не порабощал, пещеры, где сталактиты соединяются со сталагмитами. Яркое небо над головой и миллионы звезд ночью. Ночное сияние, море снега с запахом сказки. Ты же видишь яркий свет в моем взгляде. Этот детский восторг, эту радость и счастье. Впервые за много лет я чувствую, что все в полном порядке. Впервые за много лет, я плыву именно в ту сторону, в которую нужно. Я лишь на мгновенье, поворачиваюсь к священнику и киваю ему в знак благодарности. То, что он сделал, было похоже не волшебство. И все равно, что я не верю. Взяв Джерарда за руку, я веду его в сторону выхода. Без всяких сцен, без громких криков со стороны. Так, как и должно быть на самом деле. Без театральных постановок и долгих постановок. Без завистливых взглядов со стороны. И, если бы мы были в городе, то все эти приятные моменты, такие атмосферные, тут же нарушились бы автомобильной суетой и людьми в костюмах-тройках, со стаканчиками кофе в одной руке и телефонами в другой.
Мы же оказываемся на поляне, перед большим загородном доме. Я до сих пор не могу произнести ни слова. Кольцо приятно утяжеляет безымянный палец.
—  Поздравляю вас, —  Джессика обнимает меня и шепчет в ухо: —  вот видишь, а ты беспокоилась, —  я ничего не могу ей ответить, лишь прижимая к себе. Кажется, я до сих пор не отошла. Но ноги уже не дрожат. Нервное состояние осталось в церквушке. Я ощущаю в своем теле небывалую легкость и, как только Джесс отпускает меня из своих объятий, возвращаюсь к Джеру, прижимаясь к нему. — Я возвращаюсь в город, но если что – звони.
Легкий поцелуй в щеку и взмах руки – Джессика разворачивается и уходит по направлению к дому. Я выдыхаю и поднимаю взгляд на лицо Джерарда.
У меня такое странное ощущение, будто очнулась в чистой шкуре, — первое, что приходит в голову. Не знаю, мне хочется бегать вокруг и прыгать, как ребенок, но я сдерживаю свои порывы. Что там должны делать люди, которые только-только поженились и ночь еще не наступила? Пускать слюни друг по другу? Ну уж нет – я решительно беру мужчину за руку.
Пошли в лес, — не знаю зачем. Честно говоря, я не знаю, зачем нам туда. И как я там буду ходить в этом длинном платье и на каблуках. Я просто не хочу быстро возвращаться в реальный мир. Прокручиваю в голове все, что слышала сегодня от Джессики и отпускаю руку Фостера, хлопая в ладоши. — Джесс говорила, что в получасе ходьбы есть озеро, хвалила прекрасную воду.
И я сейчас не думаю, что могу испортить прическу или макияж. Я вообще ни о чем не думаю. Просто не хочу, чтобы все было как везде. Хочу чего-то необычного, чтобы это никогда не выходило из моей памяти. К сожалению, пока это единственное, на что способен мой мозг.

«Ты вдохновляешь меня», — ведь наши жизни – те же полотна, которые мы старательно заполняем тем, чем захотим.

+1

10

Когда-то , в далеком моем прошлом, мне рассказывали о любви. Говорили, насколько это крепкое и очень влиятельное чувство над сердцем и душой человека. Рассказывали различные истории вырванные из контекста литературных произведений, когда на уроках мы разбирали ту или иную книгу. Наша учительница старалась вбить в головы подростков одно понятие - любовь это, пожалуй, самое сложное и необъяснимое чувство с которым сталкивалось человечество. Она говорила о хорошем, о плохом, но в каждом новом ее рассказе я слышал лишь подтекст, что любить чревато. Ведь, люди по своей природе не способны выкладываться друг другу на все сто процентов, поэтому рано или поздно тебя будет ждать разочарование в отношениях. Я запомнил это. Закрепил в своей памяти, как главный и важный пунктик, дабы не совершить в будущем ошибку. Избегал и закрывал от окружающих чувства, какие-то переживания. Я все делал сам, справлялся со всем, что настигало меня, один, и ни разу не жалел. Так было намного проще. А потом произошла та трагедия, которая навсегда перевернула мой мир и жизнь одним несчастным случаем. Я по-прежнему слышу в отголосках своего сознания те выстрелы. Вижу окровавленные тела в библиотеке, коридорах и классах. Я вижу дрожащие тела учащихся, и помню как сам трясся от страха. Иногда эти воспоминания пожирали изнутри, заставляли снова и снова замыкаться и отдаляться от окружающих. Заставляли вспомнить слова учителя про любовь, и думая об этом, я каждый раз горько улыбался. Любовь? Какая к черту любовь, когда человек не способен на это. Мы либо слишком страстны, что можем совершить преступление, либо слишком ненавистны, что и в этом случаи можем убить. Я еще ни разу не удосужился узреть те чувства, которые навязчиво пишут к книгах или снимают в кину. Действительно. Ни разу. Тогда, может, все-таки любви и вовсе не существует, а мы просто придумали эту иллюзию чтобы было проще жить? Что бы, якобы, у нас была какая-то надежда на лучшее? В общем, я не знаю, эти мысли в моей голове путаются между собой. Они сворачиваются в комок, когда мой взгляд соприкасается со взглядом Саммер. Я не верю в любовь. Но, почему тогда я четко знаю, что люблю эту женщину? Люблю ее смех, ее запах и эту счастливую улыбку. Люблю как она двигается, как говорит и даже ту стряпню, которую умеет готовить. Люблю, когда она хмуриться и две морщинки появляются между бровей. Люблю как она одевается и как ведет себя. Я абсолютно все люблю в ней, но я по-прежнему не верю в любовь. Что во мне не так? Что заставляет меня опровергать это чувство и искать различные сходства с этим чувством. А может, это просто сейчас мозг бьется в панике от происходящего? Может он ищет выход из лабиринта в который был посажен много лет тому назад, и Саммер та самая звезда, которая зовет к себе. Она светится. Я вижу это. Излучает эту невидимую ауру золотистого света. Ее тело излучает приятное тепло, которое позволяет раствориться подобно в океане. Я люблю эту женщину! И прежде опровергая состояние этого чувства, - наконец узрел. Проснулся от долгого сна во мраке. Поверил в слова своей учительницы, снова улыбаясь, но уже искренней улыбкой. Поверил потому, что та женщина была права. Что бы испытать настоящее чувство, увидеть его - ты должен сам испытать любовь на себе. И, возможно мой мозг сейчас нес какую-то неясную чушь для окружающих, заставляя тех засмеяться и сказать: чувак, ты сошел с ума. Ты сбрендил, потому что говоришь какую-то непонятную ерунду для нас, - и они наверно будут даже правы. Но правы лишь на малую часть, потому что в такие щекотливые моменты, когда нервы напряжены до предела, твой мозг не может функционировать в нормальном ритме как и раньше. Все становится слишком хаотично, смазано и обрывчато, что тебе приходится выискивать вырванный контекст среди обломков потерпевшего крушения сознания.
     Отрываясь на миллиметры от сладких и приятных губ той, кто пленил меня и сердце, - я заглядываю в глаза и чуть улыбаюсь. Отрицавший, невидящий любви - испытывал ее рядом с женщиной в подвенечном платье. Наверное только Летняя и могла разбудить мое сердце, заставить вылезти его из своей пещеры и наконец-то почувствовать тепло сияющего солнечного света, который пробивался в грудь от прикосновений шатенки. Хочу снова прикоснуться этих губ. Хочу снова погрузиться в наш с ней мир, но сдерживаюсь. Нажимаю в голове сигнальную кнопку стоп, не забавы чисто и насилования себя, а приличия ради. Кладу свою ладонь на бархатистую щеку жены и аккуратно вожу большим пальцем. Улыбаюсь и смотрю в глаза, потому что просто невозможно было лишить себя этих взгляд, этого миловидного лица. Черт, Саммер, почему ты такая красивая и пленительная, что внутри выгорает желание прижать к себе и закрыть от окружающих. Хочется спрятать найденное сокровище, защитить от мира, который способен причинить невыносимую боль. Я хочу быть твоим героем, думается в моей голове, когда она произносить свое признание. Простые три слова, которые со временем потеряли ценность для человечества, - сейчас были самыми драгоценными для меня.
     Церемония подошла к концу, хотя день для нас только начался, как и жизнь собственно говоря. Теперь предстояло преодолевать испытания не в одиночку, а идя рука об руку. Теперь ты отвечаешь не только за себя, но и за хрупкое создание, которое ведет сейчас за руку к выходу. Я как послушный мальчишка получивший отлично по математике с которой никогда не дружил, следовал по пятам. Нервы успокоились, наконец-то, а значит можно было вздохнуть полной грудью и радоваться своему решению. Черт, Джерард Фостер, ты впервые принял правильное решение за всю твою жизнь. Ты сделал серьезный шаг и не паль лицом в грязь - это уже что-то да значит. Двери открываются и мы выходим. Солнечный свет приятно ударят по глазам, заставляя меня от непривычки зажмуриться и выпустить на мгновение руку Саммер из своей. К ней подходит подружка, или знакомая, черт их знает, да я и не лезу. Я вообще никогда не имел привычки лезть в дела другого человека. Не люблю нарушать личное пространство. И всегда требовал того же взамен. Между тем, пока моя жена и ее знакомая обменивались объятиями и о чем-то шептались, я убрал руки в карманы своих штанов и запрокинул голову назад чтобы устремить взгляд в небо. Не верю в Бога, но сейчас почему-то благодарен ему за такой подарок. Ведь даже не знаю, что стало бы со мной через год или два, когда я все глубже и глубже погружался в темную бездну своих кошмаров. Конечно, и сейчас кошмары не ушли, порой они приходят во сне по ночам, но теперь куда реже, чем раньше. И отвлекаюсь от своего созерцания голубоватым полотном лишь тогда, когда рядом кто-то встает и прижимается ко мне. Медленно опуская голову, смотря на приподнятое ко мне любимое лицо, - улыбаюсь.
        — Странное ощущение? — прищуриваюсь чтобы приглядеться в сияющий взгляд Летней, а потом добавляю — Оно и у меня, но я это попросту наживаю начать жизнь с чистого листа. Ты и я - одно целое теперь. Наверно. Кажется. — Неловко улыбаюсь и чешу свой затылок, потому что хотел сказать что-то умное, а ляпнул как всегда перековерканный бред какого-то романа из классической книги. Такое часто случалось со мной, когда хотелось показаться взрослым и умным мужчиной, знающим что делать дальше, но наделе же я и понятия не имел. Не знал, что теперь делать дальше? Наверно теперь надо жить как-то иначе, да? Почему нам не дают инструкцию для молодожен, ну.
        — В лес? — Немного затормозив на месте, оборачиваюсь по сторонам и пожимаю плечами. Почему бы и нет. Снимаю с себя пиджак и закидываю его через одно плечо, качая головой на играющее настроение своей жены. Какая она была все-таки милая, когда сияла от счастья, прям ребенок. — Я знаю про озеро. И я даже знаю, что оно чистое. — Расплывшись в улыбке я обгоняю Летнюю и захожу в лес по небольшой тропинке. По обе стороны нас окружали папоротники и какие-то кусты. Уж простите, а биологию я благополучно всю проспал за эти годы. Оборачиваюсь к шатенке и чуть щуря взгляд расплываюсь в улыбке. Краем глаза замечаю маленький цветок затерявшейся в зарослях куста. Подхожу туда и наклоняюсь, чтобы аккуратно под корень сорвать растение.
        — С этого дня, я хочу выполнять все твои желания, Саммер — говорю тихо и спокойно чтобы не нарушить тишину леса в который мы вошли. — Я хочу чтобы ты всегда была такой же счастливой, как и сейчас. — Выпрямляюсь и оборачиваюсь, но взгляда не поднимаю. Кручу меж указательным и большим пальцев растение и как-то легко улыбаюсь.
        — Ты мне сейчас напоминаешь его, этот беззащитный и хрупкий цветок. Он такой маленький, такой нежный в этом большом лесу, прям как ты, — поднимаю свой взгляд и внимательно гляжу прямо в глаза Летней. Я не знаю почему у меня взыграла эта ассоциация в голове, но она сейчас, на мой взгляд, идеально подтверждала мое трепетное и бережное отношение к Мур. Она правда была настолько хрупкой и беззащитной в большом городе, что мне опять захотелось выстроить вокруг нее стену безопасности. Поэтому просто делаю два шага вперед, протягиваю растение и тут же зажимаю девушку в своих объятьях. Просто вдыхаю аромат ее шелковых волос, когда носом зарываюсь в них. Просто наслаждаюсь тишиной леса и теплом излучающие ее тело. Плавными движениями опускаю свои руки по ее спине на талию и затем ловко перехватываю за одну ее руку. Отстраняюсь, но всего лишь на какие-то сантиметры чтобы потянуть шатенку за собой.
        — Пойдем, я тебе кое-что покажу — не оборачиваюсь, а просто веду вперед сворачивая с тропу и проходя сквозь подлесок. — Только смотри под ноги — какая-то ребяческая улыбка скользнула на устах, когда я покосился краем глаз на нее. Хотелось чтобы она увидела ту поляну у озера, но немного с другого ракурса, дабы узреть красоту сотворенную природой. Я был тут, однажды, но ноги словно сами помнили нужную дорогу, когда мы снова вышли на узкую тропинку.

+1

11

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » say "yes"