Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Marry me... ‡...today and every day


Marry me... ‡...today and every day

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Участники: главные виновники торжества - Шакс и Саймон (и все, все, все!)
http://funkyimg.com/i/R9Sx.png
Время: 30 ноября 2014 года
О флештайме: День икс настал! Казалось еще совсем недавно окружной прокурор Шакс Ллойд сомневался в правильности принятого им решения, предложить свои руку и сердце молодому и популярному модельке Саймону Котику. Любовь расставила все по местам и чувства взяли верх над совершенно беспочвенными страхами. Котик просто не смог отказать возлюбленному, и теперь...
Теперь эта парочка готова сыграть самую настоящую и без лишнего пафоса свадьбу. Их маленькое таинство на двоих, которым они поделятся лишь с самыми близкими людьми, дорогими друзьями и родными. Бракосочетание будет проходить в красивой церкви за городом. Представьте себе это место: просторный зал с деревянными скамьями украшенными белыми цветами и фалдами, горящие свечи расставленные по полу, белая дорожка ведущая прямо к алтарю, а на нем небольшая библия, строчки из которой священник торжественно зачитает молодым прежде чем они дадут друг другу клятвы вечной любви. Повсюду будет пахнуть ладаном и цветами, а где-то в стороне умелый музыкант сыграет на органе Марш Мендельсона.
Кто-нибудь обязательно поспешит дать ответ священнику на вопрос: "есть ли в этом храме Божьем человек, который против брака этих двоих?", а после все дружно посмеются и церемония продолжится. Шакс и Саймон произнесут торжественные клятвы и священник объявит их законными мужьями. А далее первый поцелуй. Первый танец. Свадебный торт разрезанный вдвоем и веселое торжество в прекрасном загородном отеле, арендованном специально по случаю бракосочетания будущей четы Ллойдов.

http://centrosdemesaparaboda.com/wp-content/uploads/2014/01/como-decorar-una-boda-religiosa.jpg

+2

2

Плавные, но отточенные движения. Он надевает на себя рубашку и застегивает небольшие пуговицы одну за другой. Сколько рубашек за свою долгую карьеру модели он успел на себя примерить? Их просто не сосчитать. Но не одна из них не была надета с таким волнением. С каждой пуговицей вдетой в петлю, он отбрасывает прочь страхи и остается лишь сладкий трепет. Если раньше он мог думать много не зная куда себя деть и за что хвататься, то сейчас в его душе наступило пленительное затишье. Он должен быть спокоен, несмотря на все сладостные переживания. Сегодня тот самый день. Уже поздно отступать, да и нет никакого смысла, ведь он не просто так согласился на предложение самого любимого в жизни человека. Он согласился, потому что любит его, потому что в нем сокрыт весь смысл его существования, потому что он подарил ему совершенно новую жизнь, которая отныне станет их общей Вселенной. Сегодня тот самый день - день свадьбы Саймона Котика и Шакса Ллойда. Прошло полгода с того дня, как Шакс появился в жизни Саймона. Этот удивительный харизматичный мужчина, чья энергетика пленила молодого парня, стал для Котика тем единственным, за которым молодой человек мог бы хоть на край земли умчатся. Никогда Сай не любил так сильно и так по-настоящему. Если раньше он попросту боялся открыть свое сердце другому, то сейчас он не представляет себе кого-либо еще на месте дорогого сердцу мистера прокурора. Он его судьба. Его вторая половинка, которую он подсознательно искал все эти годы. И если бы Саймону потребовалось еще лет тридцать посвятить себя поискам любимого, он не стал бы перечить великому течению времени, ведь их встреча была предначертана свыше. Кто-то верит в судьбу, кто-то её игнорирует, но после страшной катастрофы тогда - летом, Котик окончательно утвердился в собственных чувствах, которые нельзя было переписать или стереть, они стали его самым большим сокровищем. Кому-то хватает признаться в любви один раз, кто-то желает слышать о ней бесчисленное число раз, а Саймону даже слова не нужны. Он чувствует сердцем и душой, что Шакс любит его. Впрочем, эти двое не устают повторять друг другу признание за признанием в те волшебные моменты, которые возносят их высоко высоко, туда где есть место только им двоим.
Позволь стать твоим верным спутником. Позволь разделить с тобой все радости и печали. Поддерживать тебя во всем и следовать за тобой. Отдавать и принимать. Я обещаю, что сделаю тебя самым счастливым человеком. Я буду верным и преданным тебе. Я никогда не сделаю тебе больно. Отдай мне всего себя и я отдам тебе себя в ответ. Ты - мой конец и моё начало. Ты тот, с кем я хочу прожить долгую и счастливую жизнь...- Саймон пытался повторять про себя свою клятву, которая шла от самого сердца. Но каждый раз очередность слов менялась и фразы становились длиннее. Он долго не мог собрать в кучу все свои мысли. Он хотел сказать Шаксу многое, но тогда им и дня не хватит, чтобы Котик смог передать всю глубину своих чувств словами. И хватит ли ему смелости, чтобы озвучить эту самую клятву не только перед любимым человеком, но и перед всеми близкими друзьями и родными, которые станут свидетелями волшебного таинства? Как сделать так, чтобы не растерять все свое мужество и достойно объявить перед самим Господом о вечной любви, которую Сай готов пронести до самой смерти? На нем лежит такой груз ответственности о котором он себе и вообразить не мог.
- Как же нелегко замуж выходить...- произнес вслух Котик, завязывая галстук и поправляя ворот рубашки. Сегодня он сменит собственную фамилию, на фамилию будущего мужа. Саймон Котик превратится в Саймона Ллойда, но Котик уж точно никуда не исчезнет. Порой Саймону казалось, что его имя применяется реже, чем фамилия, поэтому для людей он скорее Котик, чем Саймон.
- Саймон Ллойд, - торжественно объявляет самому себе Сай и надевает жилетку, а затем пиджак. Все это время парень крутился у огромного зеркала во весь рост, которое украшает его гардеробную. К слову, Котик и Шакс встретятся уже на самой церемонии, а пока, Саймон приводил себя в порядок у себя в квартире, которую вскоре придется оставить. Начнется семейная жизнь в общем доме, где когда-нибудь появятся маленькие дети и Шакс с Саймоном смогут укрепить свое достойное звание семьи. Наконец у Котика будет семья, о которой парень так мечтал. У него не было родителей, у него не было никого кроме родного дяди, который к сожалению не смог приехать на свадьбу к племяннику. У Милоша своя жизнь, он человек погрязший в творчестве. Но спасибо этому мужчине за то, что когда-то он не дал Котику уйти из жизни, чтобы сейчас парень мог с нетерпением и упоением ожидать того момента, когда их с Шаксом объявят законными супругами.
Мамочка, папочка - сегодня день вашей свадьбы и день моей свадьбы. Это мой вам подарок. Я вас очень люблю и надеюсь вы радуетесь сейчас за меня, там на Небесах...  
Вскоре за Саймоном должны были приехать его лучшие друзья, которых он взял на роли своих свидетелей. А пока их не было на месте, Сай взял телефон и быстро набрал смс-ку любимому мужчине с текстом: "Ну как, жених - волнуешься? Не передумал женится?))".

+6

3

букет для Шакса

C запиской - не умри от счастья, твоя М.
http://content.foto.mail.ru/mail/arnikas.90/13220/i-226029.jpg

Это худший день в моей жизни! Хотя, думаю, это худший год в моей жизни. Всего чего я боялась, все произошло. Я потеряла юность, потеряла свободу и вот теряю Котика. За месяц подготовки к его торжеству, я как то смирилась с самим фактом свадьбы, но вот в моей голове не появлялось и мысли, что Котик станет Ллойдом. Это было за гранью моего понимания. Я к своей-то новой фамилии не привыкла, а тут к чужой надо привыкать. Улыбка, истерика, улыбка, ссоры, истерика и снова улыбка, между всем этим вклинивалась кормежка детей, рисование картин, так как Имс требовал работ, чтобы моя рука не черствела, выбор костюмов, цветов, пригласительных, фотографа, платья себе и куча мелочевки, о которой я даже не догадывалась. Господи, спасибо, что Джесси ничего этого не требовал, я бы умерла во время подготовки к этому безумству. У меня все так просто, подали документы и через несколько месяцев у меня просто опорочен паспорт и сменилась фамилия, а тут….
Мне в кошмарах снились магазины, я тот тип девиц, которые ненавидят шопинг. Я могла в 3 часа ночи позвонить Котику или Шаксу и сказать, что мне понравились салфетки цвета айвори больше, чем слоновой кости. А еще мальчишник, подарки мальчикам и нужно не свихнуться и в день свадьбы быть милой. Милой…
30 ноября 2014 года
И первая мысль утром – Мишель Дианна Берроуз, какая же ты сука! Ты не поздравила любимого мужчину с годовщиной ваших отношений. Я так увлеклась самым главным днем Котика, что совсем забыла о радостях Джесси. Для него так важна семья и то, что я ценю нашу семью. Я исправлюсь, честно.
Утром я была тише Смерти. Накормила и переодела карапузов,  медленно, но уверено начала приводить себя в порядок, хотя, мне кажется, что себя я привожу в порядок уже неделю ради этого дня. Нижнее белье под цвет помады, платье под цвет галстук женихов, туфли на убийственном каблуке, прическа, мэйк, подарки моим мужчинам – конверт для женихов, черный букет роз для Шакса с красной лентой, который уже должны были доставить к его дому, красный букет роз под цвет меня Котику с белой лентой, который я вручу сама, и отпечаток моих губ на лице еще спящего Джесси. Джесси с детьми должен был подъехать к самой церемонии, а пока все организаторские вопросы решают свидетели и женихи.
Нервничала ли я? Скорее нет, чем да. Я думала как бы не сорвать все торжество, не придушить одного из женихов и не важно какого, не напиться и не потеряться. Планов на сегодня слишком много. Такую ответственную роль, как свидетельница, я одела не по собственной воле.
Кот просто меня поставил перед фактом, а я сама влилась незаметно для себя в организаторский процесс. Он манипулирует мной!!! Не прощу засранца.
Такси почти доставило меня к дому Котика, я набираю номер любимого мужчины, который отвечает хриплым и заспанным голосом – да – и напоминаю, что ему через 1,5 часа надо быть с детьми в первом ряду у алтаря и желаю удачи. Люблю, милый. Кладу трубку и все такая охеренная ползу к причине моего раннего подъема.
- Жопа любимая, открывай, блонди пришла! – я кулаком долблю в его дверь, руки трясутся от тяжести букета, а в желудке пусто. – Саааай, я жрать хочу!!! – на этом крике Сай открывает мне дверь. Мой Бог!!!! Как он был прекрасен, мы бы могли идти грабить банки и быть самой красивой и яркой парой. На мгновение я потеряла дар речи. Конечно, я видела его на примерке, но это было не то. Сейчас он был идеален, все как надо. Я кидаюсь его обнимать и шептать приятности на ушко. В мою руку и грудь упираются шипы от роз, но я не могу отлимнуть от крохи.
- Какой ты у меня красивый, я завидую Шаксу – мое любимого Кота вырывают из моей клетки, это ужасно. – Это тебе, пусть ваша страсть и любовь всегда будут такими же яркими, как и мой букет. Шаксу я тоже букет направила – на лице дьявольская улыбка. – Может передумаешь? Блонди не хочет отдавать тебя никому – я делаю несчастный взгляд и надуваю губки. Но ответ я точно знаю. Так что отстаю от Сая и ползу к холодильнику.

красивая Миша

http://2.bp.blogspot.com/-eaEkOJ-lx6c/ULjUIZlu7cI/AAAAAAAAT1g/wqg6jiQSCTs/s1600/006.jpg]

Отредактировано Misha Pinkman (2014-12-01 23:03:12)

+6

4

Вв на утро: рыжие завитушки, спортивная футболка  бейсбольной команды "Янки", шорты.
Когда-то я клятвенно обещала боссу, что непременно соглашусь быть свидетельницей на его...кхмм...нууу..эммммм..свадьбе. Кажется так это называется. Новость о том, что Шакс сделал предложение Котику меня просто подвергла в шок. Наверное потому, что я традиционалистка до мозга костей. И привыкнуть к тому, что мой босс и друг женится на ...Мужчине его мечты. .. Было трудно. Отдав Билли на попечение Габриеля и его брата, я с неделю напивалась, переваривая свалившиеся новости. Потом было похмелье, потом звонки Сэль, сестре Шакса, потом звонки Мише иии...Кажется, я еще звонила и изливала душу  Родане. Я просто поверить не могла в сам факт их женитьбы. После опохмела мне стал названивать Шакс с требованием собраться и начинать помогать ему и Сэль в подготовке. Я удивлялась выдержке его сестры,и тому, что она искренне может  радоваться за брата. О Боже. Я этого не вынесу. А далее пошли бесконечные походы по магазинам в поиске подходящего костюма жениху, в поисках платьев для подружек не...сорри..жениха, различных свадебных мелочей, церкви, банкетного зала, составления меню, рассадка гостей и прочее прочее прочее. А еще репетирование с Шаксом его речи перед алтарем. И перед этим мальчишник. Я вот вообще не помню, что там было. Наверное во всем было виновато виски. Многомногомного хорошего и качественного виски. Такого, например, как я пью сейчас дома у Ллойда. Сэль помогает ему справиться с галстуком и поправляет на костюме неровности. Я же пью, сидя в кресле и рыдаю, рыдаю и пью. Между прочим в отличие от Сэль, я была еще полностью не готова. Ну, как полностью , почти, мне осталось только пойти наверх и одеть платье подружки жениха, туфли, прихватить клатч с доброй упаковкой анальгина, цветы для Котика, не забыть взять подарки молодоженам, которые я еще Шаксу не вручила. Шакс видел, что я приехала с двумя большими и увесистыми коробками. Он хотел засунуть свой нос, чтобы посмотреть, но получил за любопытство. После церемонии на банкете узнает, что за сюрприз я им приготовила.
-Ты выглядишь...-Я задумалась как сказать,ну и чтобы комплимент был и не обидно.- Великолепно.
Произношу, стиснув зубы, глядя на новоиспеченного жениха. После жадно допиваю остатки виски прямо из бутылки.
-А ты уверен, что это была последняя бутылка? По-моему я где-то у тебя еще одну точно помню. Сэль может ему лучше все-таки синий галстук?
Вот смотрю я на своего босса и думаю, неужели он нервничает? Тихая истерика? Кажется в кого-то скоро точно что-то полетит. И можно это буду не я? У меня с координацией туго после знакомства с Джеком Дэниелсом, я ж увернуться не успею.
-Не ворчи. Через пять минут я пойду одеваться. Делов-то. Чего ты так нервничаешь? Сам подписал себе смертный приговор- теперь терпи. Поздно пить баржоми. А может виски? Ты мне только скажи где эта чертова бутылка!
Мне сегодня можно было напиться. Сына я брать на церемонию не стала. Мал он еще для таких вещей, чтобы знать о том, что кроме тандема мужчина-женщина, есть еще и не традиционные варианты, например мужчина и мужчина. Я просто хочу, чтобы у ребенка была нормальная психика. В "плюсодин" я тоже никого не брала. И вообще, по-хорошему мне здесь не положено было находиться. Я должна была тихо сидеть дома и скорбеть по "ушедшему из жизни" мужа, которого я люто ненавидела. Его адвокаты за мной следили двадцать четыре часа в сутки. В случае, заметь они мое безудержное веселье и бездумные траты со счета Харпера-  мне тут же предъявят обвинение в покушении на убийство и еще много чего предъявят. Это ж Джейк,  он на одной статье не остановится. Там было к чему придраться. Вот и приходилось напиваться, рыдать и снова напиваться. К слову о Харпере и мужьях. Я вот нашу с ним свадьбу почти совсем не помню. Помню, что она была скромной. Человек двадцать всего было. Я по-моему тогда была еще юна, наивна, невинна и влюблена. Влюблена в его деньги по большей части. Помню, что я тоже давала клятву "гиппократа"....Но слова, которые  я говорила, сами собой стерлись из памяти. И я совсем не помню, что чувствуют люди, которые связывают себя узами брака.Это было давно. Очень давно. И не правда.

+5

5

Внешний вид

http://savepic.su/4491742.jpg

«Мы так красиво смотримся вместе», - мысль билась в клетке мозга, стремясь сорваться словами с губ, пока я глупо таращился в окно автомобиля, вертя в руках все норовящий выпасть из рук и кажущийся сейчас слишком большим для тонких пальцев смартфон. Слишком уж неуютно было сидеть в гробовом молчании на переднем сидение машины Эверетта в то время как по радио играло что-то из Селин Дион. Я таращился на пролетающие за окном дома, изо всех сил стараясь не смотреть на Эллиса: мужчина за рулем – это своеобразный фетиш, Эллис за рулем – это просто взрыв мозга. Да уж, если бы не Тен, эта сцена была бы еще более неловкой. Как минимум для меня.
Я могу на пальцах пересчитать те дни, когда я просыпался утром в квартире Эверетта вместе с ним. Обычно это случалось из-за того, что я проспал, и после непродолжительной гражданской панихиды язвительной перепалки, я быстро собирал свои вещи и валил на все четыре стороны. Но это утро было запланированным. На дверце его шкафа висел мой идеально выглаженный костюм, а на столике у зеркала, рядом с коробочкой с кольцами новобрачных, была разложена купленная по случаю свадьбы лучшего друга бабочка. А все потому, что я хотел познакомить Сая со своим «плюс один» еще до свадьбы, показав, с чем ему придется мириться как минимум до конца церемонии. И дернул же меня черт когда-то рассказать Котику, что у меня появился любовник. Теперь друг страстно жаждал с ним познакомиться, и когда прозвучал ультиматум «Либо ты приходишь на мою свадьбу с парнем, либо не приходишь вообще» у меня просто не осталось выбора.  А вот Эв, услышав неожиданную просьбу, явно наслаждался тем, что я нуждаюсь в его помощи. И если бы за неделю до этого я случайно не столкнулся в его квартире с Валентеном, который был столь любезен, чтобы ненавязчиво и немного туманно разболтать мне парочку довольно занятных фактов вроде «Не удивлюсь, если у него под кроватью припрятана твоя фотография», я подумал бы, что эта услуга в будущем мне очень дорого обойдется. Однако сейчас я уже сомневался в том, что Эву настолько сильно плевать на меня, как он пытается это показывать, несмотря на то, что фотографии под кроватью не было – не то чтобы я искал. Однако показывать моих догадок, подкрепленными словами его лучшего друга было нельзя.
Просыпаться вместе с мужчиной, который заставляет твое сердце биться чаще, - ни с чем не сравнимое удовольствие. Правда в том случае, когда этот самый мужчина любит тебя. В ином же случае это как грейпфрут: и сладко, и горько, и кисло одновременно. Все утро было пропитано этим привкусом: вроде бы вместе, но как бы и врозь, никто никому ничего не должен, но при этом обоим друг от друга что-то нужно. Я не подавал виду, что мне нравится чувствовать на своей коже запах его геля для душа, что оборачиваться в его полотенца – настоящее удовольствие. Мы оба не раз видели друг друга без одежды, поэтому вид полотенца на моих бедрах, когда мы столкнулись в дверях ванной, не вызвал у него особого воодушевления. Но я надеялся, что Тен не ошибся и сердце в груди Эверетта грохотало так же взволнованно, как и мое.
Утро в молчании. Ни одного подкола, ни одной истерики. Я даже чувствовал себя неуютно, не слыша привычного «детка» или «феечка». Уже застегивая рубашку и глядя в зеркало на собирающегося за моей спиной Эверетта, я не выдержал.
- Слушай, я понимаю, что тебя вряд ли радует перспектива провести целый день в моей компании, да еще и на свадьбе. И я не требую от тебя изображать по уши влюбленного в меня щеночка. Просто давай попробуем быть друг с другом милыми? Хотя бы на один день. -  Я продолжал смотреть на его отражение в зеркале, стараясь не выдавать волнения в голосе. – Потренируйся хотя бы, подав мне пиджак. – Нарочито-небрежно бросил я.
Черный пиджак сидел как влитой, а теплые сильные ладони ненадолго задержались на плечах, подтолкнув меня к тому, чтобы поднять взгляд на наше отражение. Мы так красиво смотримся вместе. Черт, я ведь не сказал это вслух да? Судя по тому, что Эверетт не поднял меня на смех, я действительно оставил эти слова при себе. И снова тишина, только на этот раз успокаивающая и какая-то непривычно уютная. Слишком нереально. Я развернулся, замирая на мгновение под внимательным взглядом медовых глаз, и пытаясь подобрать слова, но ничего не шло в голову.
- Я... Боже, надеюсь я не покраснел. Я что, заикаюсь?Я жду тебя внизу, - наощупь схватив со столика свои вещи, я трусливо выбежал из комнаты.
И вот теперь шла уже, кажется, десятая минута нашего молчания. Слова упрямо не хотели подбираться. Эв вел машину на зависть спокойно, словно и не было ничего до этого. Вообще ничего. Лишь в лифте, поднимаясь на нужный этаж, я позволил себе прикоснуться к Эверетту, поправляя и без того безупречный узел галстука, и сказать, - Он мой лучший друг и вообще очень важный для меня человек. Просто будь солнышком, ладно? - я выпорхнул из лифта, останавливаясь у двери Саймона и нажимая на кнопку дверного звонка.
Черт, у моего лучшего друга свадьба, у меня в кармане кольца, я шафер. Надо сконцентрироваться на этом. На том, что мы не одну неделю готовились к этому дню, на том, что мы чуть не довели до слез консультанта в салоне, рассказывая ей каким именно должен быть костюм жениха и почему нам не подходят все остальные. На том, что цветы привезли два часа назад, а через пятнадцать минут в отель таки довезут остатки выпивки, которую не привезли вчера.
- Воу, - увидев друга я улыбнулся. Похоже, слезы консультанта были пролиты не зря. - Как всегда неотразим, как никогда великолепен. Я бы сам на тебе женился, дорогой, - смеясь я обнял друга, - Только жениху своему этого не говори, а то у нас будет минус один шафер и плюс один кусок железа в моем черепе. - Выпустив друга из объятий я указал ему на стоящего позади меня Эллиса, -Сай, это Эверетт. Да-да, ты много о нем слышал, можешь не пересказывать, - стараясь оставаться беззаботным произнес я. Мало ли что Саймон может ляпнуть. - Эв, это Саймон. Мой самый лучший в мире друг.

Отредактировано Kurt Bavel (2014-12-03 09:46:36)

+6

6

Кто-то наверное подумает, что Шакс волновался, переживал, не спал всю ночь и нервничал, нервничал, нервничал... О нет, перед свадьбой, перед самым важным днем в его жизни окружной прокурор спал просто как убитый, даже не смотря на то, что в эту самую последнюю ночь, точнее, вечер, в доме Ллойдов была грандиозная гулянка, на которой зажигали... кто бы вы думали? Правильно - Шакс и Сэльветрис. Но в кровать брата затолкала именно предусмотрительная Сэль, которая не хотела, чтобы её драгоценный братец с утра встал помятым, будто всю ночь черте чем занимался и первую половину дня доказывал своему благоверному, что черте чем занимался он именно с ней, а не с толпой стриптизерш. Или стриптизеров. Или всех вместе. Вот и вырубился Шакс без снотворного. И без снов.
Трепет и предвкушение пришли с утра, когда брюнет открыл глаза. А проснуться несмотря ни на что нужно было рано, чтобы все подготовить, собраться и, как сказала Трис, быть самым-самым. Сестренка клялась и божилась, что рыдать на свадьбе не будет, но кому как ни Шаксу было известно, что это не так. И рыдать она будет не от ужаса, а от умиления, чертыхаясь и пытаясь не размазать по щекам тушь. Потому что только она его понимала и принимала, только она была готова на амбразуру лезть, лишь бы с Шаксом ничего не случилось и ни одна сволочь не посмела хоть чем-то потревожить состояние Ллойда-старшего.
Но тем не менее то самое утро настало. Шакс проснулся от того, что яркое солнце пробивалось сквозь слегка зашторенные окна и светило прямо ему в глаза, лаская кожу своими лучами. Мужчина потянулся и посмотрел на часы. Проснулся даже до будильника, впрочем, как обычно. На кресле рядом лежал его свадебный костюм, который совсем скоро он наденет и переступит порог церкви. Ллойд поплелся в душ, проведя там около получаса, после чего вернулся обратно в комнату, принявшись переодеваться. И тут буквально через некоторое время в комнату даже без стука впорхнула любимая сестрица, которая, звонко чмокнув Шакса в щеку, тут же предложила ему свою помощь. Сэльветрис выглядела как всегда сногсшибательно. Прокурор успел надеть только лишь брюки и зашнуровать ботинки, как Трис потянула его за руку, чтобы тот шел за ней вниз. Сообщила о том, что Вивиан уже давно здесь и что...не совсем трезвая. Шакс скривился.
- Так, что значит - она нетрезвая? Так расстроена фактом моей свадьбы? Ну если не хочет, то пусть не идет, какие проблемы? Или она считает, что свадьба двух мужчин - глобальный пиздец? - шипел он, по дороге надевая рубашку и спускаясь на первый этаж. Там он увидел миссис Фриду, которая расцеловала Шакса в обе щеки ровно также, как и Сэль. Домработница (наверное одна из многих) была искренне рада тому, что ее любимый мальчик наконец-то нашел свое счастье, пусть и в лице парня. А вот коробки, что Виви приволокла с собой, Шаксу приглянулись, но полюбопытствовать ему не дали. Сэль развернула брата к себе, помогая завязывать ему галстук и ласково шептала о том, чтобы он не волновался, на что Шакс ворчал, что он и так не волновался, пока Трис об этом не стала упоминать.
- Я-то выгляжу великолепно, а вот о тебе такого сказать не могу, - мужчина тяжело вздохнул и покосился на рыжую бестию, которая уже уговорила бутылку с виски. - Харпер, если ты сейчас не прекратишь пить и размазывать крокодильи слезы по своему прекрасному личику, я лично займусь тем, что заставляю тебя протрезветь, - Сэль тем временем аккуратно закрепляла белый цветок ему в петличке, расправляла лацканы пиджака и в конце концов сообщила о том, что сама бы вышла за брата замуж. На что Ллойд фыркнул и успокоил её тем, что данная свадьба обычной и спокойной уж точно не будет. Во-первых потому, что там будет мегера Дианна, во-вторых, Вивиан еще не протрезвела. Ах да, еще Наташа должна приехать. Еще возможно будет Роданна, но как там у нейрохирурга со временем, Шакс не знал.
А домработница внесла в гостиную большой букет черных роз, ворча о том, что мол, кому в голову пришла идея вручить жениху именно черные розы. Ллойд даже гадать не стал, все было ясно как день. Он фыркнул, Миша была в своем репертуаре. Ну что поделать, если девочка с головой не дружит и такими вот выходками старается привлечь к себе внимание. В этом Шакс уже давным-давно убедился и мысленно пообещал себе постараться на церемонии самолично не придушить блондинку.
- Миссис Фрида, у одной моей знакомой просто кукушечка подтекает, не обращайте внимания, - Шакс махнул рукой в сторону букета и подошел к Вивиан, присаживаясь рядом с ней на корточки, а допитую бутылку протягивая домработнице, чтобы она ее унесла и вообще спрятала весь алкоголь с глаз долой. - Рыжик, скажи мне, ты правда так расстроена тем, что я женюсь на парне? Или у тебя вконец сдали нервы? Я просто совсем скоро стану самым счастливым человеком на свете, разве ты этого не хочешь?
Сегодня вообще должно было произойти слишком много событий. Например Курт приедет со своим...Шакс даже не знал, как его назвать, парнем? Ну по крайней мере все перезнакомятся, а то первое знакомство Шакса и Курта прошло как-то не очень. Сэль, кажется, с Джулианом была знакома, да и вообще большого количества гостей на свадьбе не ожидалось, Шакс и Саймон позвали только самых близких и родных. Гульнуть как следует со всеми остальными они еще успеют и то при пущей на то необходимости. Ллойд просто знал одно: в этот прекрасный солнечный день та щемящая пустота в его сердце, что не давала ему спокойно жить последние несколько лет, заполнится. И тот человек, которого он полюбил всем сердцем, будет с ним навсегда. Когда-то Шакс сказал Котику, что его счастье в нем и наоборот. И это было самой что ни на есть правдой.
Но тут у него в кармане раздался сигнал смс, брюнет извлек гаджет и прочитал слегка ехидное послание от своего жениха о том, не передумал ли он жениться, на что незамедлительно фыркнул. Придумает же тоже. Ответил ему что-то вроде:Сам не передумай, а то мало ли твои ненаглядные друзья тебя отговорят и ты будешь в роли сбежавшей невесты. Учти, я тебя найду, где бы ты ни был, поэтому даже и не мечтай))

Отредактировано Shax Lloyd (2014-12-15 20:49:38)

+5

7

Очень приятно наткнуться на выходящего из твоей ванной красивого мужчину в одном полотенце на бедрах, когда ты только-только с трудом разлепил глаза. На самом деле, я бы не отказался от такого зрелища каждое утро. С разными мужчинами, разумеется. Однако сегодняшнее явно становилось особым случаем в моей коллекции дней, начинавшихся с разглядывания мальчиков, будто (будто?) секунду назад сошедших с подиума на показе Кельвина Кляйна. Ведь дорогущий керамогранит облагородил своими нагими ступнями некто иной, как Курт Сладкая Мордашка Бэвел.
Разумеется, это утро не было первым, которое мы встретили вместе. И не то чтобы я видел какую-то особую романтику в том, что во сне пускаю слюни на плечо коллеги, но мне нравилось, когда Курт оставался у меня. Отчасти потому что мне по какой-то необъяснимой причине нравилось видеть его рядом, просыпаясь посреди ночи. Несмотря на то что по поверью я сплю под потолком, завернувшись в свои крылья.
Сейчас все было по-другому. После долгого пьяного ны... простите, после долгих не слишком трезвых разговоров с Теном на тему того, что я, быть может, влюблен в этого в этого парня, видеть его в моем доме было как-то непривычно. Он слишком хорошо вписывался. Слишком органично смотрелось на его великолепных бедрах мое белоснежное полотенце. Слишком обыденно поправлял он волосы, внимательно вглядываясь в свое отражение в зеркале напротив моей кровати. Слишком привычно пахла моим одеколоном бледная кожа на его тонкой шее. Этих "слишком" было так много, что я не мог отделаться от мысли: я хочу делить каждое утро с ним и именно с ним.
Но эти несколько часов наедине отнюдь не были легкими. Мне становилось некомфортно от одного взгляда на Курта. Воспоминания о недавней неловкой встрече осели слишком тяжким грузом в моей голове. Слова моего лучшего друга до сих пор отдавались тихим стуком где-то в висках. Он дал Курту понять, что я неравнодушен. Он подтолкнул к осознанию того, что неспроста Бэвел все снова и снова оказывается на моей кровати и в моем полном распоряжении. Валентен знал все. Знал в те вечера, когда заявлялся на моем пороге с огромным ящиком пива, готовый выслушать очередную порцию бессвязных рассуждений о прошлом, и, что самое главное, о настоящем. Знал, когда я выставлял его за дверь, бурча что-то про Блейна и прием у ветеринара. Знал и тогда, когда я предлагал ему поговорить о нем и замолкал, слушая друга. Мот видел меня насквозь. Быть может, видел даже больше, чем вижу я. Наверное, именно поэтому и говорил Курту то, что никак не решаюсь произнести я. Но куда более пугающим оказался другой факт: каждое сказанное им тогда слово было правдивым. И Бэвел, кажется, это понял.
Тем не менее, наблюдая в зеркало за слегка самодовольной улыбкой уже полностью одетого Курта и движением собственных пальцев, проводящих по плечам и смахивающих несуществующую пыль с пиджака, который только что надел на коллегу, ухмыляясь его замечанию, я невольно подумал: "И все же мы неплохо смотримся вместе".
***
За свою жизнь я побывал на множестве свадеб. На некоторых из них даже выступал в роли тамады - профессия обязывает. И это событие всегда казалось мне бестолковым, потому что 90% либо разводятся, либо пристреливают друг друга в первые пять лет брака. А если этого не случается - едят мозг друг друга чайной ложечкой на протяжение, в худшем случае, всей жизни. По моему мнению, штамп в паспорте не стоит смерти, как быстрой и относительно безболезненной, так и долгой и мучительной. Да и беготни по судам и слез маман на плече дочери, пролитых из-за перспективы ее чада остаться старой девой с количеством котов, превышающим население Америки. И я искренне не понимаю, как институт брака умудрился не потонуть, аки Помпеи, под раскаленной лавой реализма. Что касается организации - да, мероприятие, бесспорно, красивое, если мозгов и денег у пары достаточно. Но, учитывая бесполезность брака как такового, эти огромные затраты не имеют никакого смысла.
Само собой, я понятия не имел, какого черта согласился на просьбу Курта. Впрочем, рядом с Куртом я очень часто задавался вопросом, какого черта я делаю. Такие уж у нас с ним отношения. Однако, водя машину словно на автомате, я внезапно начал открывать для себя плюсы в церемонии, на которую отправлялся. Я задумался о том, что, возможно, хотя бы чувства этих двоих не обречены на катастрофу и шекспировский конец? И я говорю вовсе не о Ромео и Джульетте, как вы могли подумать, а о Дездемоне и Отелло. Возможно, именно их, Саймона и Шакса, любовь настолько крепка, что они найдут свое "долго и счастливо". Да, им придется пройти через это: и через побитые тарелки, и через угрозы развода, и через убитые в огромных количествах нервные клетки. Придется, как и любой другой паре. Но, быть может, им есть за что бороться? Например, за светлое будущее, которое их ждет? За крепкую семью. Да даже за ту же смерть в один день. Мир не совсем уж безнадежен, ведь так?
Я нервно покосился на Курта, тихо поглядывающего в окно моей машины, и слегка оттянул воротник рубашки, гулко сглотнув. Да уж. Присутствие Курта всегда влияло на меня не лучшим образом. Хорошо, что сегодня хоть моим штаны оставались при мне. По крайней мере, пока.
Кстати о Курте. Мы ехали в абсолютной тишине, которую, казалось, при большом желании можно было бы разрезать ножом. Вероятно, Курт был слишком увлечен блещущими радостным гейским шестиколором мыслями о своих друзьях, решивших соединить себя тисками узами брака этим утром. Я же, напротив, был слишком напряжен. В моем животе скопился рой... нет, не бабочек. Саранчи. Надоедливой, шумной и прожорливой. И каждый раз, когда я осмеливался посмотреть в сторону Курта, саранча ликовала. И, стоило ему провести по потрескавшимся губам языком, она радостно избивала крыльями стенки моего желудка. Сочетание чувства стыда из-за всего, что узнал Курт, и разыгравшегося либидо, потому что Бэвел сегодня выглядел великолепнее обыкновенного, отравляло мое сознание, и единственной темой для разговора, которая была доступна для меня сейчас, являлась погода. Однако даже если бы мы и заговорили, мой голос звучал бы как писк прыщавого юнца, отважившегося пригласить главную красавицу школы на танец. Мне хотелось хлопнуть себя по плечу, добродушно спросить "ну что с тобой, старик?" и назвать Курта привычными "деткой" и "дорогушей", однако образ юнца преследовал, скромно потирая очки в жуткой оправе о край сшитой маменькой рубашки. Преследовал меня. Красивого, успешного, сексуального. Клиника, думал я, не иначе.
Впрочем, прибыв на место, я немного успокоился. Сказать, что жених по имени Саймон светился от радости и выглядел безупречно, было не сказать ничего. Разумеется, без занудства Курта тут явно не обошлось, но нужно было признать, что оно принесло свои плоды: каждый волосок на голове парня был уложен так аккуратно, будто его прическа представляла собой произведение искусства. Костюм сидел так идеально, словно Саймон в нем и родился. И не слишком-то я верил в атмосферу любви и счастья, однако же она определённо витала в воздухе этой комнаты, растворяясь в запахе дорогого одеколона.
- Очень приятно познакомиться, - протянул я руку одному из виновников торжества, широко улыбаясь. - И могу я просто спросить: признайтесь, кому вы продали душу за этот пиджак?
В конце концов, я пообещал Курту быть хорошим мальчиком. Да и слова о том, что Саймон много слышал обо мне, мне польстили, хоть и пришлось заткнуть ехидный голосок в голове, напоминающий о разговорах с Теном. В конце концов, я приехал отдохнуть. Сейчас не время для душевных терзаний, ведь так?

Отредактировано Everett Ellis (2014-12-06 01:53:45)

+6

8

вв

Этот день Сэльветрис могла без сомнений и лишних раздумий назвать самым нервным и напряженным за всю свою жизнь. Куда меньше переживаний она испытывала при подписании своего первого контракта. Да и трудно сохранять хладнокровие, когда рядом с тобой находиться пьяная женщина, постоянно повторяющая о том, что этот один из худших в ее жизни. Конечно, Сэл тоже не могла с полной уверенностью сказать, что она была готова и что испытала неимоверную радость, когда старший братец сообщил ей о своей скорой женитьбе. Она была шокирована и слегка растеряна. И все же, ей быстро удалось отогнать плохие мысли. Котик был отличным парнем. Иногда Сэль становилось даже стыдно за то, как она отреагировала когда-то на заявления брата о том, что его новой пассией снова стал парень. Хотя... чего она могла от себя ожидать? Она ведь истеричная стерва и этого не изменить. Но, познакомившись с Саймоном, Сэльветрис поняла, что только с этим человек Шакс будет неимоверно счастлив.
Стоя на пороге дома братца, Сэльветрис старалась удержать Вивиан, которая в это время что-то старательно ей объясняла и жестикулируя. Ллойд уже была готова пнуть в дверь ногой, но домработница Шакса все-таки подоспела вовремя.
- Доброе утро, миссис Фрида. Шакс, я так понимаю, еще наверху? - она отпустила Вив в свободное плавание и внимательно выслушала женщину: - Что ж, я поднимусь к нему, а вы пока, если вас не затруднит, присмотрите за нашей рыжей прелестницей. И, пожалуйста, не давайте ей спиртного, даже если она встанет на колени, - девушка направилась в сторону лестницы и быстро взбежала по ней на второй этаж. Недолго задержавшись в коридоре, Сэл распахнула дверь в комнату братца и громко произнесла:
- А вот и самый прекрасный жених в Сакраменто! - она подскочила к Шаксу, обняла и поцеловала в обе щеки, оставляя на них следы губной помады. - Дорогой, ты выглядишь просто восхитительно. Мне кажется, что сдержать обещание не реветь на вашей свадьбе мне не удастся. Но оставив шуточки и лирические отступление. Ты должен сейчас же спуститься вниз, там тебя ждет... маленький сюрприз, - Сэльветрис схватила его за руку и потащила из комнаты, объясняя на ходу, что его милая помощника, мягко скажем, не в самой лучшей форме сейчас.
- Только прошу тебя, Шакс, не нужно слишком на нее ворчать. Сегодня день радости и счастья, поэтому прибереги свои "комплементы" на другой случай, хорошо? - когда они спустились вниз, то Ллойд-старшенький был пеерхвачен домработницей. Сэл перевела взгляд на Вивиан и мысленно попросила Господа, чтобы братец все-таки прислушался к ее совету.
- Давай я помогу тебе с галстуком, милый, - Сэльветрис развернула брата к себе, надеясь таким образом отложить раздачу "приятностей". Она не спеша завязала и затянула галстук, после чего начала старательно разглаживать складки на рубашке.
- Черт возьми, если бы я могла, то сама бы вышла за тебя, братец, - смеясь, произнесла Ллойд-младшенькая, на что в ответ Шакс пробормотал нечто нечленораздельное себе под нос. - Волнение - твой враг, дорогуша. Просто расслабься и плыви по течению, - легко сказать, да вот следовать этому совету не могла даже Сэл. Если ей удавалось хорошо скрывать свое волнение за шуточками и тому подобным, то внутри творился полнейший кавардак.
Из мысленных рассуждений ее вырвала вошедшая миссис Фрида с большим букетов черных роз.
- Боже мой, какая... прелесть, однако, - в это же мгновение женщина начала возмущаться и не совсем лестно отзываться об отправителе этих цветов.
- Миссис Фрида, у одной моей знакомой просто кукушечка подтекает, не обращайте внимания.
- А по-моему у девочки очень неплохое чувство юмора, - улыбаясь, добавила Сэль и подошла к цветам, желая получше рассмотреть необычный подарок.

+5

9

вв + теплая накидка

https://pp.vk.me/c625421/v625421646/b522/ZO4eO2f4dvM.jpg

Я называю это - с корабля на бал. Мы с Шаксом не виделись чертовски давно, и вот двадцатого я встречаю его на выставке подруги, и тут же вслед за этим следует приглашение на свадьбу. Мой сколько-то-там-юродный брат женится. Или выходит замуж. Я не вполне уверена в расстановке приоритетов данной будущей семьи.
Странно, но мне кажется, что я - одна из немногих в близком родственном окружении Ллойда, кого не удивил этот его поступок. Мне, наверное, проще - я сама росла в нетрадиционной семье, которую до сих пор считаю образцом семейного счастья, взаимопонимания и теплоты. Поэтому я очень рада за брата.
Но вы бы знали, чего мне стоило найти платье, в котором не будет видно, что я беременна!...
Впрочем, это уже другая история. Правда, факт остается фактом. Я все так же продолжаю скрывать прецедент своей беременности ото всех, от кого могу. Зачем говорить об этом? Услышать поздравления? Я еще не уверена, что будет, с чем поздравлять.
И главное - кого.
Но мне повезло, после трех с половиной часов поисков мое идеальное платье было найдено. Возникала другая проблема. Явиться на праздник без сопровождения - это дурной тон, да и может вызвать вопросы среди малознакомых и незнакомых людей. Приглашение-то на два лица. В общем, меня накрыл очередной приступ паранойи, не позволяющий мне явиться на торжество без спутника.
И самым простым, казалось бы, способом исправить такое положение вещей, было попросить Морта меня сопровождать, но...
Я не решилась. Не знаю почему, но, кажется, наша последняя встреча - его День Рождения, запутала все, усугубив и без того шаткое состояние моей прогнувшейся психики. Я совершенно не могла понять, чего я хочу от Эддингтона, от себя и от окружающего нас мира, и это начинало раздражать меня все больше и больше. Казалось бы, еще два месяца назад с ним искала встречи я, а теперь я сама от него бегу. Нет, не то, чтобы бегу... Точнее, не от него бегу, а скорее от себя и пресловутого общественного мнения. Вот только встречи сама больше не ищу. И это тоже мой клятый эгоизм.
На этот раз мне повезло - было чем оправдать себя. Я не захотела тревожить его, еще не до конца оправившегося от ранения, не хотела заставлять напрягаться и переживать еще и за меня. Поэтому я даже ничего не сказала ему...
В общем, я трусиха.
А, тем временем, вопрос сопровождения оставался открытым. И тогда я решилась позвонить Рэнди, с которым мы потом еще пару раз созванивались и даже прошлись вместе по парку. Другому парку, где не было пруда и уток. Как ни странно, мужчина проникся моей необычной просьбой, и согласился поработать моим конвоем тире эскортом. Но мне, почему-то, все равно было стыдно, как нашкодившему ребенку или не совсем верной жене.
Мы договорились, что в этот раз Сойер заедет за мной сам, на такси. Меня-то вопрос алкоголя волновал мало, а вот обрекать на кристальную трезвость взрослого мужчину - бред. Но и светить сильно своим локальным сухим законом я не хотела. В планах было цедить бокал шампанского весь вечер.
- Привет! - Я подхватываю телефон с тумбочки, еще раз критично оглядывая себя в зеркале. - Уже подъехал? Сейчас выхожу.
Клатч, ключи. Прощально потрепать Апреля по рыжему загривку - сегодня он остается за старшего. Сын у бабушек, сеттер отрывается в гордом одиночестве.
- Не разнеси мне тут дом, задница шерстяная.
Выйти, два раза провернуть ключ в замке и нацепить на губы максимально беззаботную улыбку, направляясь к такси, которое уже ждет меня у ворот.
- А вот и я. Добрый день, - последнее уже таксисту. Диктую адрес, потом оборачиваюсь к Сойеру, - Спасибо тебе, что согласился...
В этот раз мне везет - далеко ехать не нужно, все сравнительно близко. Уже через десять минут, без пробок и других происшествий, мы добираемся до места, и я с удовольствием выхожу из душного салона на прохладный воздух, кутаясь в теплую накидку.
- Вот и прибыли. Да, имей в виду... Свадьба немного нестандартная... Помнишь, я упоминала своих родителей? Так вот - тут так же, но наоборот... В общем, все сам увидишь. Пойдем?

Отредактировано Natasha Oswald (2014-12-06 23:51:42)

+6

10

Последние недели всё окружение Котика было озабочено его предстоящей свадьбой. И если прокрутить время назад и просмотреть все недавние события, то можно было бы смело заявить, что свидетельский состав Кота и Шакса был озабочен этой свадьбой чуть больше, чем сами женихи. Свадьбы всегда ассоциируются с хлопотами, и пусть эти хлопоты не наводят печальку и грусть, но они были и было их более чем достаточно. Братский памятник следует возвести в каком-нибудь центральном парке тем близким людям Шакса и Кота, которые с немалой толикой энтузиазма и некоего азарта стремились организовать сегодняшнее событие так, чтобы оно запомнилось и стало яркой галочкой в судьбе будущей четы Ллойдов. Как же Котик был им благодарен - словами не передать. Пришлось пережить не одну стрессовую ситуацию, пока все итоги не подвелись под заданную дату бракосочетания. Но если постараться взглянуть на эти ситуации под более позитивным углом, то можно словить смешинку и долго кататься со смеху от их комичности, а иногда даже абсурдности.
Например Котику навсегда запомнится поход по бутикам, в которых они с Куртом пытались отыскать тот самый look, который мог бы связать два понятия - свадьба и Саймон Котик. Чтобы не надел на себя Кот, на нем все смотрелось, как влитое, но выглядел он не как жених, а как модель с подиума. Почему? Потому, что он был этой самой моделью! А нужно было найти образ, в котором Саймон не был узнаваем, как мировая том-модель. Чтобы он превратился в жениха - парня, который вот-вот скажет "Да" другому парню и подарит тому сладкий kiss скрепляющий их души, сердца и что там еще по порядку. И если Шакс в любом своем деловом костюме был похож на завидного жениха, то Котика вот так серьезно и не воспримешь. Изначально Сай надеялся на эксклюзивные костюмы от знакомых дизайнеров. Он думал так: пообщается с Марком Джейкобсом, как девочка с девочкой (да-да, и не стоит удивленно хлопать ресницами) и попросит его обшить их с Шаксом к свадьбе. Но, так как прокурор не хотел лишний раз придавать широкой огласке их с моделькой бракосочетание, Саймону пришлось отбросить прочь свою фееричную задумку. Оставалось банально пошляться по магазинам, чем и были заняты парочка лучших друзей, которые в моде разбирались на одном уровне, несмотря на то, что один из них был чуть ли не составляющей её. Вообще Сай и Курт сложные случаи. Сложные для тех, кто пытаются навязать им собственное мнение. А навязывают в основном продавцы-консультанты. А в свадебных салонах навязывают в тройне, так что хочется засадить им в рот по половине свадебного торта, чтобы они его долго переваривали и не несли вселенскую чушь о модных тенденциях "этого сезона". Так вот. Поиски костюмов. Это было самым адским квестом из тех, которые человек проходит за всю свою бурную жизнь. Кот и Курт прокладывали дорогу к искомому по дороге из трупов нервных клеток продавцов-консультантов, и им на них было откровенно пофиг. Главное чтобы цель была достигнута. И, о Аллилуя! Они нашли отличные костюмы для женихов, которые стоили потраченных нервов и пролитой крови. Костюмы были шикарны, и Саймон в костюме выглядел совершенно по-иному. Наконец в нем проглядывался парень, который спешит создать новую ячейку общества. Оставалась на него только голубой бант повязать и доставить Шаксу быстрой почтой с извещением: "Продукт скоропортящийся. Съесть после вскрытия".
Все остальные хлопоты были в равной части разделены между Мишей, Виви, Сэльветрис, Куртом и даже Джулианом. Девочки проявили такой фанатизм, что иногда Саймону казалось, будто бы они решили справить одну общую свадьбу или свадьбу из своих грез. У всех были собственные идеи, которые в куче могли бы взорвать мозг, но. В итоге организации свадьбы могли бы позавидовать самые именитые агентства, которые модно приобщать к сотворению своего счастья на двоих. И что еще немаловажно, самые ярые протестанты свадьбы прокурора и модельки в лицах Мишель и Вивиан, вносили чуть ли не семьдесят девять процентов предложений увенчанных успехом. Так что, как бы любимые стервочки не старались изображать из себя обделенных жертв с обидой атомного масштаба, они глубоко в душе наверняка радовались вместе с Шаксом и Саем.
- Жопа любимая, открывай, блонди пришла! Саааай, я жрать хочу!!! - а вот и одна из стервочек. Лицо растянула веселая улыбка. Кот отрывается от зеркала и спешит открыть дверь своей любимой детке. По пути он начинает мысленно перебирать в голове тысячу образов, которые могла применить на себе блондинка. Саймон до последнего момента не знал, каким будет её платье. Знал лишь, что цвет будет близок к цвету его галстука, но то, что он увидел на Дианне...
- Детка! Да ты сама, как роковая бейба из моих самых потаенных фантазий! Отпад! Шакс будет ревновать, отвечаю, - сквозь смех и обоюдные лобызания говорил Кот, одаривая Мишель комплиментами. А она все продолжала оставлять на его довольном лице следы от ярко-красной помады и шептала ему на ухо всякие дерзости, о которых могут сказать они друг другу один на один. Шипы от роз, которые так любил Саймон впивались в его рубашку, словно бы это любовь блондинки не хочет отпускать Котика, отдавая его в руки другому.
- Диа, я люблю его. - такой ответ мог расставить все точки над i. Котик не отступиться. Если он что-то решил, то изменить собственное решение будет равносильно предательству. И вообще, он хотел эту свадьбу. Он спал и видел, как стоит перед Шаксом весь такой наигранно непорочный и обещается быть верным и любящим мужем на всю оставшуюся жизнь. Так зачем что-то передумывать? Глупости...
- В холодильнике остатки твоего торта! - крикнул Сай подруге, когда та ушла на кухню в поисках еды. За два дня до свадьбы (пусть и положено это было делать в последнюю ночь перед свадьбой), у Саймона был громкий мальчишник. В нем приняли участие лишь Миша и Курт, с которыми Котик оттянулся по полной программе в шикарном ночном клубе. Детка призентовала Саю мальчиков стриптизеров, которые устроили настоящее секс-шоу для троицы. Какой мальчишник без стриптиза? Это ведь неизменный стереотип! Впрочем кроме мальчиков развлекали друзей и девочки, которые предназначались исключительно для себя любимой Диаши. Каждому свое, как говорится. А под конец вечеринки, под овации публики Саю вручили два торта, которые заказала все та же Мишель, у которой фантазия лезла через край. Один торт был в виде крепкого стояка, а второй напоминал торс и то, что ниже мистера прокурора. Кажется стриптиз не так опорочивал жениха, как акт поедания первого из тортов.
Хоть бы в инстаграмме не было этих фото! - подумал про себя Кот и его совесть едва дрогнула.
Вскоре после Мишель, приехал Курт вместе со своим таинственным любовником, в которого лучший друг был по уши влюблен. Это было заметно невооруженным взглядом, впрочем как и то, что чувства этих двоих были равноценны. У Котика на счет любви был ус намотан, поэтому, как бы парни не хорохорились и не играли роли, в которых они наглым образом лажали, все было ясно, как день, что полным ходом шел где-то за пределами квартиры Саймона.
- Спасибо, братишка. Если бы не ты, я бы сейчас таким не был. - Сай крепко обнял друга, сладко прикрывая глаза. А потом Курт представил наконец-таки Саю свою "любоФ". Котик весь сиял от улыбки, казалось даже глаза улыбались, хотя в них был сокрыт немалый интерес к парню зайки ведущего.
- Саймон Котик. Мне тоже очень приятно, Эверетт, - Кот пожал руку Эллису и тихо рассмеялся на его вопрос о пиджаке. - Я тебя расстрою, если скажу, что ценой этого пиджака стала и душа твоего любимого парня? Мы вели охоту за ним вместе.
О, да! Ответный вопрос с пристрастием! Кот был способен на такие ловкие штучки, которые могли обезоружить или ввести собеседника в легкое замешательство. Или просто перед фактом поставить - как пожелаете! И делал Сай это так, будто бы не имея в запасе скрытого смысла, будто бы он вот такой, какой он есть - настоящая лапочка.
- А кстати, мы уже все в сборе. Мишель на кухне лопает остатки того самого торта, - Сай подмигнул Курту, который кстати о птичках несколько раз в лице поменялся. Но ведь Котику простительно в его торжественный день слегка потрепать нервишки любимым, да?

+5

11

выглядит так + пальто

http://iv1.lisimg.com/image/6472220/600full-vinnie-woolston.jpg

Если бы все его мечты воплощались в жизнь с такой скоростью и так удачно, как это случилось с планом "познакомиться и войти в доверие к женщине, имеющей нужные связи", то Рэнди Сойеру давно бы нечего было желать. Вот только приучиться надевать под спортивный костюм водолазное снаряжение, отправляясь на пробежку в парк да всегда иметь при себе какое-нибудь портивоутиное средство - и всё будет на мази. Но, к сожалению, - или к счастью?.. - везение не всегда сопутствовало начинаниям специального агента.
Например, как раз накануне того дня, когда Наташа позвонила ему, чтобы пригласить на свадьбу какого-то своего дальнего родственника, Рэнди умудрился посадить громадное жирное пятно на свой лучший (потому что единственный) пиджак. Сделал он это, разумеется, не нарочно, потому что вряд ли кто-нибудь выходит из дома с мыслью: "а не вляпаться ли мне в торт сегодня"? Ну, если только этот кто-то не клоун и не актёр, планирующий гэг, где большое количество людей кидаются друг в друга кондитерскими изделиями обильно политыми кремом - этот сорт развлечений, наверное, никогда не выйдет из моды и не перестанет вызывать у зрителей приступы гомерического смеха.
Но Рэнди было совсем не весело, и он не переставал в сердцах ругать неуклюжую Джинни Томлисон, так неудачно пихнувшую его в тот момент, когда Сойер неохотно ковырял вилкой кусок угощения на блюдечке, которое ему неожиданно всучили в руки, потому что в офисе, куда ему необходимо было заглянуть по делу, как раз отмечали не то чей-то день рождения, не то день отца, не то ещё какую-то чушь. Большинства проклятий, которые он мысленно призывал на её пустую голову, малышка Джинни совершенно точно не заслужила. Она жутко перепугалась и расстроилась, и вообще суетилась как могла, стараясь помочь оттереть торт от ткани, но только всё больше размазывая злосчастное пятно, пока Рэндольф решительно и, наверное, немного грубо не пресёк эти попытки.
Звонок от мисс Освальд вызвал у Рэнди смешанные чувства радости и отчаянья. Идти он мог - день был свободный с утра и до самого вечера, но идти было не в чём. Поэтому вечер перед торжеством был посвящён походу по магазинам и долгим разговорам с консультантами из отдела одежды, вкусу которых Рэнди доверял гораздо больше, чем собственному. Потом бокал брэнди на ночь для успокоения нервов, расшалившихся так, словно это ему завтра предстояло сочетаться узами, и суматошный подъём после неожиданно долгого и крепкого девятичасового сна.
Однако к дому Наташи Рэнди подкатил чуть раньше назначенного времени и при полном параде, хотя свободной машины пришлось дожидаться часа два, а потом ещё столько же, если не дольше, тащиться сквозь городские пробки. Вызвонив свою сегодняшнюю спутницу, Рэндольф вышел из машины, чтобы немного проветрить голову в ожидании, и заметил Наташу ещё на пороге, распахивая для неё дверцу пассажирского сиденья, совсем как джентльмен, после чего и сам, обогнув автомобиль сзади, устроился рядом.
- Не за что благодарить, мне было приятно, что ты позвала меня.
С улыбкой признался Сойер, и собирался добавить ещё какую-то светскую чепуху, вроде "отлично выглядишь сегодня", для поддержания образа и потому что действительно так думал, но Наташа уже огорошила его новой информацией. Рэнди ненадолго застыл, переваривая. Нет, как человек твёрдо уверенный в себе и в своих предпочтениях, воспитанный хорошими родителями, научившими его уважать других людей и их стиль жизни, он ничего не имел против тех, кто "играл за другую команду". Иногда это могло быть поводом для беззлобной шутки, если отношения позволяли такое. Иногда, случалось, и раздражало - если свои пристрастия люди демонстрировали излишне навязчиво; как бы там ни было, а Рэнди был твёрдо убеждён, что личная жизнь не должна выходить за пределы спальни, и размахивать своим нижним бельём как революционным знаменем - не лучшая модель поведения и не лучший способ заставить себя уважать.
Чёрт, да он был даже за свадьбы для всех без исключения людей, решивших создать полноценную "ячейку общества". Что ни говори, а несправедливо лишать человека возможности, например, забрать из морга и похоронить тело человека, с которым он прожил всю свою жизнь. Или ситуация, в которой ты не имеешь права, в случае расставания с партнёром, ни на своих же, тобой выращенных и любимых детей, ни на материальную поддержку. Но при всём этом о бракосочетании, как о торжестве, оба главных действующих лица которого - люди одного пола, вызывало у Рэнди Сойера серьёзный разрыв шаблона. Подавив немного истерический смешок, навеянный всплывшим откуда-то из глубин подсознания образом "жениха" в корсете с белым шлейфом, а-ля "танцовщица кабаре", с обнажёнными крепкими мускулистыми ногами в фривольных чулочках и ровно стриженной бородкой на раскрашенном лице, Рэндольф искоса посмотрел на Наташу.
- Конечно, ты могла бы раньше меня предупредить, что бы я... Ну не знаю, морально подготовился, - чуть укоризненно пробормотал Рэнди, расплачиваясь с водителями и тоже выходя из такси, чтобы подать руку своей коварной спутнице. - Ладно, пойдём посмотрим, что день грядущий нам готовит. Постараюсь не вести себя, как только сегодня утром слезшая с дерева обезьяна и не таращится. Но ты должна пообещать мне в ответ, что не оставишь меня одного в такой сложной ситуации!
Издав это драматическое восклицание, Рэнди повёл Наташу к дверям, испытывая, надо сказать, вовсе не ужас, а скорее первые уколы любопытства человека, готового вот-вот причаститься ранее неизвестному таинству. Ну или чувствуя себя как ребёнок, впервые идущий в цирк.

+6

12

Рэндольф
Церковь Святого Марка, так удачно расположенная поблизости от моего теперь уже постоянного загородного обиталища, радовала своим аскетичным силуэтом, так хорошо сочетающимся с пейзажем. Подхватив своего спутника под руку, я не удерживаюсь от ехидного смешка. Да, пожалуй, я могла сказать ему о свадьбе моего брата с другим мужчиной раньше, когда звала его сюда. Но мало ли... Вдруг он бы испугался этого настолько, что нашел бы предлог отказаться. А мне бы пришлось срочно придумывать, кого бы еще позвать, или идти одной, или все-таки...
Без "или".
- Прости-прости, если вдруг еще кто-то из моей родни решит последовать семейной традиции - я обязательно тебя предупрежу.
Фраза получается странной. Как будто бы я планирую на все последующие светские мероприятия заявляться исключительно в его обществе. Почему мне так гаденько, как будто я кого-то предаю?
- И вообще, я совершенно не сомневаюсь, что ты справишься с возложенной на тебя ответственностью и не посрамишь честь... хм-хм... пиджака. О, смотри-ка, кажется, мы одни из первых...
Короткий взгляд на часы позволяет определить, что прибыли мы весьма заранее, а это значит, что можно пока не спешить внутрь и подышать свежим воздухом.
- Тебе не холодно? Я пока не хочу заходить, мне всегда довольно тяжело в церквях. Почему-то я ощущаю себя там немного неуютно, а потому мне быстро становится нехорошо. Нет-нет! - Видя чуть ли не ужас в глазах спутника, я спешу, бурно жестикулируя, разуверить его, - На церемонию меня точно хватит! Так, как было тогда в подвале - не будет...
Вспоминая казус, случившийся с нами в день знакомства, невольно улыбаюсь. Сейчас это уже кажется забавным. Да и вообще, я должна сказать спасибо и тому пруду, и тем уткам, и даже своему приступу за то, что теперь у меня появился новый весьма приятный знакомый.
- Хочешь, могу пока рассказать о наших женихах? - Жаль, Марго и Дита не могут присутствовать. Они были бы рады. Впрочем, они выслали паре прекрасный подарок и поздравления. - Шакс - мой дальний родственник. Какой-то там брат седьмой воды на киселе. Мы давно не виделись, но всегда были в очень хороших отношениях. Он - окружной прокурор. Человек серьезный и рассудительный, поэтому сам понимаешь, насколько важен для него этот смелый и, я бы сказала, довольно эпатажный поступок. Будущий супруг Шакса - Саймон, он модель мирового масштаба. Я плохо его знаю, но о нем складывается впечатление, как об очень приятном и тонко чувствующем молодом человеке. Они хорошие, они тебе непременно понравятся!
Мы стоим в сторонке и наблюдаем за постепенно прибывающими гостями. Их немного, но я и не ждала от Сая и мистера Ллойда пышной пафосной церемонии. Постепенно мое волнение и беспокойство отступает, уступая место праздничному предвкушению. Предвкушению красивого таинства, которое всегда завораживает. Особенно - романтичных слезливых девушек, как раз таких, какой стала с недавних пор я...
Единственное, что так и не дает мне покое, так это мысль, что все-таки стоило поговорить с Мортом. Хотя бы предложить ему отправиться со мной...

+5

13

внешний вид (у персонажа светлые волосы)

http://sa.uploads.ru/t/RFVqf.jpg

Образ.
Какой именно образ стоит выбрать для своей реальной жизни - здесь и сейчас, только по центральному каналу национального телевидения, во все часы для домохозяек, смотрите сразу за новостной полосой и рубрикой «происшествия в вашем спальном районе» - а какой лучше припрятать только лишь для редких своих грез. Это решение может принять только сознание, даже если оно способно только сокращаться пульсирующей агонией. Тяжелее всего, когда оно не способно быть до конца уверенным, что в этот момент подойдет наиболее точно. Это или другое? Какие надеть очки, чтобы тяжелая оправа и затемненные стекла скрыли чудовищные синяки под глазами, морщины, в его сорок лет выглядящие так, как впору им выглядеть на шестидесятилетнем? Какую набросить на голову шляпу, чтобы неровно обрезанные волосы из-под нее торчали так, словно и задумывалось в порыве стильного наития? Каким воротником спрятать свежий яркий шрам на шее и каким галстуком захлестнуть его, чтобы ничей случайный взгляд не ухватился за край тугой нетканной повязки на горле? Какие рукава лучше всего спрячут не только татуировки, но и следы от капельницы и уколов - сгибы локтей выглядят, как у заправского наркомана, вены вздулись, не сосуды, а магистрали, по которым что лекарство, что наркотик, бегут с лихим азартом гоночных болидов? В какой обуви не будет заметно, что он с трудом ходит, едва оклемавшись после начавшейся лихорадки? Кольца падают с пальцев, он сильно схуднул и для того, чтобы спрятать татуировки на них, приходится постараться, найти что-то старое, узкое. Не такая уж и невыполнимая задача. Тело работает немного лучше, чем шестеренки в голове, и старательно пытается привести себя в должный вид: все-таки, это свадьба. Какой бы странной она ни была, ему никто не давал права омрачать ее своим погребальным настроением. Но, когда не знаешь, какой образ выбрать на сегодня, трудно выглядеть подобающим образом. И тогда начинают получаться лишь бессвязные, слегка суматошные движения, просачиваться сквозь связки ненужные мысли, совершаются самые глупые поступки, полностью рассредоточивая даже самый крепкие и подготовленные мозги. С одеждой определился. Очень важно выбрать правильный взгляд и набор определенно верных жестов, ведь именно реальная жизнь - игра, ни с чем не сравнимый по сложности спектакль, в котором порожденный с утра перед зеркалом образ становится главной действующей фигурой, если смотреть из нее по эту сторону. Несомненно, главным решением обделен тот, кто знает, каким выйдет следующий акт, и только ему определить дано, как именно себя вести в нем, как шагать, что говорить, куда смотреть, как, наконец, дышать. Это тоже очень важно. Стоя перед зеркалом, Мортимер Эддингтон пытается расправить плечи, но тугие повязки не дают ему этого сделать. Ничего. Он крепко провел ладонью от ключицы до живота - душно и холодно одновременно, мужчина словно хотел освободить грудь от невидимой тягости - так бочку сковывают обручами, чтобы не разорвало брожение, но как же эти обручи тесны до ссадин. Тоже ничего. Всего один день, который он не может пропустить ни равнодушием, ни вежливым ответом в духе: «У меня умерла собака. Я не смогу придти. Желаю всего наилучшего. Чмок.» Причин тому было много. Начиная тем, что собаки у Мортимера не было отродясь, и заканчивая важной особенностью намечающегося события. Шакс Ллойд. Отличный парень, особенно если держать два в уме: его деятельность делала немца в глазах американца куда более ценным знакомым, нежели в виде простого приятеля по интересам. Окружной прокурор. Уже только за одно это Шакса стоило держать как можно ближе к себе и именно эту цель беглый преступник преследовал в первую очередь. Только потом, гораздо позже, у него возникло действительное уважение к этому человеку, желание общаться не только в угоду собственным стремлениям, но и просто потому, что мистер Ллойд оказался славным собеседником. За таких людей советуют держаться в любом приличном обществе. Пожалуй, в своей новой жизни Эддингтон сознательно старался не обзаводиться друзьями, не желая лишний раз морочить голову себе и откровенно лгать им, но с Шаксом они общались уже прилично долго, так, что поздно было заканчивать их слегка однобокую дружбу. В любом случае, дружескую привязанность к нему Мортимер испытывал не как к окружному прокурору, а как к человеку, к которому мог обратиться с любым разговором. Конечно же, почти с любым.
Остановившись перед зеркалом, мужчина попытался расслабить спину. Слишком долгий и влажно-жаркий день, закончившийся вчера, прошел в разъездах по городу и мороке переговоров, но вроде отпускало. О дне завтрашнем ему не хотелось думать, вот оно - золотой правило тайм-менеджмента - работает в полную силу, если отдых, значит все мысли о бизнесе должны идти в белой пене за бортом, все по боку, до часа «Ч». Мобильный телефон привычно отключен. Те, кому нужно достучаться до него просто позарез, сами знают, какой номер нужно набрать и что сказать тихо шипящему автоответчику, а чужие его обычно не тревожат. Он кивнул своему отражению. Во рту стало горько, будто снова на языке – глоток «Гиннеса». А ниже – под ребрами соленая пустота, каверна, как дырка в нецелом зубе.
Ты здорово сдал в последнее время, Морти.
Нужно слушать то, что говоришь сам себе. Следить за тем, что делаешь. Иначе все близкое, как нынче, беззвучно треснет, ломая в водную пыль возводимые час от часа воздушные замки. Сломается, неуклонно выпуская наружу тот таинственный черный дымок забвения. Когда даже самый выносливый рассудок еще надломлен недавним событием и буквально навзрыд истекает кровавыми ранами еще не умершего желания, тяжелее всего ему даются трезвые мысли и трезвые действия.
Не думай о ней. Делаешь себе же хуже.
Образ.
Изволь ему соответствовать.
С журнального стола он подхватил аккуратно запакованный сверток, легко подкинув его на здоровой руке: подарок Саймону. Повезло еще, что типография успела отпечатать эти экземпляры, иначе пришлось бы спешно пытаться заменить выбранный презент на что-то другое и еще далеко не факт, что удалось бы подобрать нечто стоящее. Этот вариант был отнюдь неплох и, с какой-то стороны, Мортимер мог собой гордиться.
Марла, это я, — он прижал телефонную трубку к плечу, — как договаривались? Я готов выходить через пять минут.
На том конце связи задорный девичий голос подтвердил, что еще один перекресток и она окажется на нужной улице. Девочка-студентка, практикантка на телешоу, она с радостью вызвалась помочь ему добраться до места проведения торжества: Морт слишком мало доверял сейчас себе и своему состоянию, чтобы рисковать садиться за руль.
Сними с лица эту наклеенную улыбку надень другие очки, Морти.

    Что такое - свадьба? Для кого-то это пышное торжество, рис в воздухе, белоснежные птицы, ленты, вспышки фотокамеры юркого фотографа (профессионал, взял с собой пяток запасных батарей, ни один ценный кадр не успеет прошмыгнуть мимо него, дорогая, мы платим ему пять сотен за полчаса!), брызги шампанского и табличка «молодожены» на нанятой карете с белыми лошадьми, ведь автомобиль это уже прошедший век, понтами кидаются совершенно иначе. Для кого-то - тихое, домашнее празднество, вход на которое открыт только самым близким людям, родственникам, друзьям, свидетелям, ставленникам, и оформление скромнее, и естественнее окружающее пространство, наполненное этими близкими людьми. Для кого-то, может быть, и вовсе продолжение свидания на двоих и полонез тет-а-тет. Возвышенность и духовность. В этот раз, как и предполагал Мортимер, был выбран именно второй вариант: не удивительно, что лишенный стремления к эпатажу Шакс смотрелся в таком антураже гораздо лучше, нежели в окружении огромных искусственных букетов из гофрированной бумаги. С другой стороны, его жениха (Морт был не уверен, уместно ли такое обращение, поскольку даже несмотря на свою работу и постоянное общение с нестандартными личностями, старался сам держаться от них подальше), Саймона, совсем нетрудно было представить на каком-то глобальном событии. Вплоть до отплясывания на руке Христоса из бездны у берегов Мальты в тугом водолазном костюме.
Усмехнувшись своим представлением, Мортимер с некоторым трудом выволок из автомобиля Марлы большой кофр, в котором трудно было опознать что-то определенное, подхватил картонный, скромно украшенный пакет, и, мельком глянув на себя в заднее тонированное стекло, развернулся в сторону небольшого палисадника. Церковь Святого Марка. Прищурившись, глянул на крест. Поднял два пальца к виску, отсалютовав в направлении куска драгоценного металла:
Давно не виделись, — тихо, себе под нос. Взаимная нелюбовь мистера Эддингтона и церкви закончилась в тот день, когда он отнес свой крест переплавлять и в итоге получил из него кольцо. Лет двадцать его носил, не меньше. А потом.... а потом отдал женщине, о которой с самого утра заставлял себя не думать. Мысли, они разлагают не хуже лихорадки.
Вокруг церкви уже были люди: практически все парами, мужчины держали под локотки своих спутниц, те покрывали плечи шалями, чтобы не замерзнуть на ветру, но толпы нигде не образовывалось. Мерное движение смутно знакомых людей. Даже несмотря на очки, ему было тяжело вглядываться в лица, хотя даже не видя их, Мортимер мог поставить алмаз против дохлого горностая, что многие знают его. Это не льстило. Скорее, удручало.
Крупный кофр мужчина практически тащил за собой волоком: ему не по силам было поднять его так, чтобы не потерять шаткое равновесие и не встретить жениха и (черт побери, до чего же странно это звучит!) жениха, лежа поперек прохода. Давно не виделись, Шакс, Саймон. Отлично выглядите отсюда, снизу. Разбирайте гостинцы, пока меня не похоронили вместе с ними. Пакет нести было гораздо легче. Оно не удивительно: на его дне лежал тот сверток, который Морт прихватил из дома. В свертке, спеленутый, затаился экземпляр его новой книги, презентация которой должна состояться только к Новому году.
«Никто не пишет длинный роман в одиночку, и мне хотелось бы на  минуту отвлечь ваше внимание, чтобы поблагодарить тех людей, которые помогли  мне с этой книгой. Роман «Released sooner» не вышел бы в свет, не окажись рядом со мной мистер Ллойд: та терпеливость, с которой он отвечал на бесконечные вопросы и уточнения, требовавшиеся мне за недостатком знания, достойна отдельной благодарности. Можно сказать, что мистер Ллойд стал моим «научным редактором». Спасибо ему за вложенные силы.
Вторым по порядку, но не по значению, я хочу выразить благодарность одному из своих Постоянных Читателей: за то, что был идейным вдохновителем главы «Нужные вещи» и за его веру в меня. Надеюсь, тебе понравится, Саймон.
...совсем забыл. Будьте счастливы вместе и никогда не отпускайте друг друга. Ни soon, ни later.
Теперь мы можем начать. Мы соблюли все условия?..
                                                 Сэт Уилстон.»

Это называется «Благодарности автора». Капелька пафоса. Внизу он расписался привычной убористой подписью, аккуратно и ровно, словно бы вовсе не боролся с трясущимися руками. Кроме этого свертка в пакете также было ответное приглашение: Мортимер помнил, что Шакс любит верховую езду так, что готов сорваться ради единственной возможности на другой конец города, а потому сунул в пакет пропуск в конюшню, где держал двух своих лошадей. Пожалуй, получить этот пропуск было гораздо проще, нежели нервничать, когда типография не прислала подтверждение.
Мужчина обошел небольшое скопление людей стороной, приметив в некотором отдалении от церкви пустую скамью. Заходить внутрь и рассаживаться вместе с гостями по местам было еще рано, дойти до места общего складывания подарков не хватило сил, поэтому Морт сел на скамью, уронив рядом с собой кофр, и сбил очки на лоб. Не линзы, а шоры.
Видишь. Женятся люди, — сам себе вслух пробормотал он, потирая переносицу пальцами. Идти и разговаривать с кем-то из знакомых гостей ему тоже не хватало желания и сил - намерение таскать кофр было слишком уж оптимистичным. Выдохся, как старый горный осел. Когда шел мимо людей, почти никого не видел, взгляд уперся в скамью, как в горящий библейский куст и ни на йоту в сторону.
Она развелась, Морти.
Приоткрыв глаза, мужчина увидел край подола чьего-то платья. Не то жемчужное, не то серое, не то бирюза - или это просвечивает аккуратная газонная трава через тонкий шифон? Он несколько минут уже сидел, сгорбившись и подперев голову руками, и, кажется, задремал, потому что открывать глаза было неприятно, почти болезненно, а платья в зоне видимости не было еще несколько секунд назад. Постоит и уйдет.
Подними голову.
Ни за что. Ни минутой раньше, чем гостей пригласят в залу церкви.

+6

14

Наташа.

Лицо у его спутницы было настолько проказливым и лукавым, что поверить в искренность извинений было решительно невозможно. И не улыбнуться в ответ - тоже. Сейчас Наташа напоминала Рэнди лисичку: было в её лице нечто, придающее молодой женщине сходство с этим зверьком, сказочным символом хитрости и изворотливости. Особенно в её счастливые минуты, а таких, как он успел понять за довольно короткий срок, ей не так много выпадало в последнее время. Поэтому, пытаясь растянуть момент как можно дольше, Рэнди подхватил её тон, продолжая нещадно эксплуатировать роль неуклюжего, несовременного простачка. Что было несложно для него, поскольку в некоторой степени соответствовало действительности.
- Пожалуйста, сделай милость! - фыркнул он, глядя на свою спутницу большими глазами совершенно ошарашенного человека, легонько сжимая её пальцы, лежавшие поверх его рукава, свободной рукой. - Я это... Не привык вращаться в таком обществе. Не забывай, что богемная жизнь для меня осталась в моём гаражном прошлом... Хотя, должен сказать честно, в Вудленде такого отродясь не видели. Как вообще обращаться к брачующимся, м? Жених и же... Ох, что б меня!..
Рэнди даже ненадолго остановился, вынуждая и Наташу притормозить рядом, закрывая ладонью рот и что-то лихорадочно соображая, а потом, вдруг, громко расхохотался, стукнув себя по лбу. В широком кармане пальто, наброшенного поверх пиджака, лежал небольшой симпатичный свёрточек, прекрасно там умещавшийся. Рэнди не был уверен в том, ждут ли от него подарка, но ходить на такие мероприятия с пустыми руками как-то не привык, поэтому решил преподнести молодожёнам что-то чисто символическое, недорогое и полезное в хозяйстве. Ну что ж, браво! В свете только что полученной информации презент выходил необычайно "уместным". Правда отказываться от идеи любовно выбранную книгу всё-таки вручить по назначению, Сойер не собирался, так что на удивлённый взгляд Наташи лишь отмахнулся, загадочно пообещав:
- Потом. Сама увидишь.
Между тем, времени до церемонии ещё оставалось порядком. Прибывшие заранее гости, немногочисленные как улитки в засуху, страдая от собственной пунктуальности топтали красивый газон и восхищались единственным наличествующим видом. Белый узорчатый фасад церкви на прозаичную натуру Рэндольфа особого впечатления не произвёл. Ни его семья, ни он сам никогда не страдали от чрезмерной набожности, хотя в юном возрасте, в качестве особо изощрённого наказания, Рэнди Сойер несколько раз посещал воскресную школу при церкви методистов. В памяти его эти несколько разрозненных часов слились в одно серой и холодное утро, исполненной бесконечной скуки и нудного, как жужжание сонной ноябрьской мухи, голоса учителя, читающего из Псалтыря. Та церковь выглядела как простая каменная коробка, украшенная простым белым крестом, и была совершенно не похожа на сегодняшнюю, но оба здания не вызывали в Рэнди ровным счётом никакого священного трепета.
- Я в порядке, - качнув головой он с тревогой уставился на Наташу, жадно изучая как всегда чуть бледное и немного усталое лицо. - Ты уверена, что всё будет хорошо?..
Рэнди вновь накрыл руку женщины своей, как будто бы вот прямо сейчас ему было отчаянно необходимо подтверждение её материальности. Словно через прикосновение он каким-то мистическим образом мог определить её состояние или передать хотя бы частичку своих сил, чтобы она могла продержаться до конца без потерь для себя. Они не обсуждали "интересное положение" Наташи. Обнаружив причину нездоровья своей новой знакомой, Рэнди решил, что не в праве спрашивать о чём-либо или делать какие-то намёки на данное обстоятельство. Только Наташа сама могла решать, о чём ему говорить и чем делиться, и если она пока ещё не считала их отношения достаточно близкими для такого признания, значит, так оно и было.
Так странно, вот опять ему в голову приходит дурацкое слово "отношения". Конечно, его используют чтобы обозначить любого рода связи между людьми, но почему-то думая о Наташе он невольно начинал придавать вполне заурядному понятию некий двусмысленный оттенок, причём совершенно необоснованно. Глупо, глупо. И эта свадьба, и странное радостное возбуждение, предвкушение чего-то нового и восхитительного, разлитое в воздухе, как золотые французские духи, и почти-свидание, и то, как она опирается на него, делая шаг... Насколько сложно отойти от края бездны, когда ты чувствуешь, что голова у тебя начинает кружиться, и в любую секунду ты можешь сорваться и полететь вниз? Зависит только от твоих рефлексов.
- Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, так что если вдруг почувствуешь себя дурно - сразу же говори, поняла?
Чтобы справиться с порывом наклониться и покровительственно поцеловать Наташу в середину лба, Рэнди поспешно посмотрел в сторону. Заметил длинную сутану священника, поморщился, вспоминая тот первый раз, когда увидел служителя Господа в пяти шагах от себя. Странное дело, но похороны брата, не слишком потрясшие его тогда, когда всё произошло, - в свои четыре года Рэнди едва ли мог постичь такие глубокие и всеобъемлющие понятия как "Смерть" и "Скорбь", - становились всё более и более болезненным образом. Не в последнюю очередь из-за матери, лицо которой напоминало ужасную восковую маску в ту минуту, когда крохотный гробик опускался под землю. Она никогда не говорила с ним об этом позднее, как будто бы накрепко запретив себе вспоминать, заперев боль в самый дальний ящик своего сознания, потому что не могла позволить себе роскоши отдаться горю целиком.
Сильная, смелая, крепкая, умная женщина, - Тереза Сойер как и любая другая нуждалась в опеке и заботе, но никогда не позволяла себе просить о них. Рэнди знал это точно, потому что всю жизнь его неизменно привлекал именно такой тип, и это было чёртовым наваждением, от которого не избавиться, которого не избегнуть. Заколдованный круг установок, заложенных с младенчества: если ты видел лучшее, ни за что не согласишься на просто хорошее. Это всегда будет только компромиссом.
Женщины, которых он любил. Женщины, которые его не любили. Все, кроме Терезы, но едва ли материнскую любовь можно брать в расчёт. Он уже много раз мог отказаться от этих глупостей, выбрать девчонку попроще и не тянуться за каким-то недостижимым идеалом. Теперь, с высоты своих лет, Рэнди отлично понимал, что эту черту тоже разделил с отчимом, в конце концов получившим свою женщину, которую он так долго ждал. Они так похожи с Джимом, который упрямо не замечает до сих пор, что его обожаемая жена смотрит на него как на милого домашнего питомца. Рэнди совсем не улыбалась роль Бобика, но нужно было смириться с тем, что интересные ему девушки всегда будут мечтать о ком-то другом. О ком-то более интересном, тонком, глубоком, - и далее, по списку, ни один пункт которого Сойер не мог отметить удовлетворительной галочкой.
Даже теперь он испытывал лёгкую досаду ощущая, что занимает чьё-то чужое место. Он не был человеком чутким, но он был наблюдательным, и если в восемнадцать лет он вряд ли бы правильно истолковал ищущий, задумчивый взгляд Наташи, её напряжённое и немного виноватое выражение лица, то сейчас, десять лет спустя, он видел это вполне отчётливо. Кого она надеется и боится увидеть? Бывшего мужа? Любовника, о котором Рэнди ничего не известно или... того? Откровенно говоря, его знакомство с мисс Освальд нельзя было назвать бескорыстным. Он искал встречи с ней не ради её прекрасных глаз, а ради информации, и своё он уже, отчасти, получил. Но со свойственным любому человеку эгоизмом, Рэнди чувствовал себя несколько уязвлённым, прикрывая без всяких оговорок интересную ему женщину от того, с кем она на самом деле хотела бы провести этот день.
- Ну поведай мне, чего я ещё не знаю.

Радуясь возможности отвлечься от несвоевременных и досадных мыслей, Рэнди кивнул, готовясь выслушать небольшое светское резюме на главных действующих лиц сегодняшнего торжества. Упоминание прокурора его слегка обеспокоило. С мистером Ллойдом они не были знакомы лично, однако это могло означать присутствие на церемонии других лиц, которые могли бы опознать персону специального агента (до сих пор он представлялся Наташе юристом из одной крупной торговой компании). Вряд ли конечно разговор зайдёт о делах, но Рэнди мысленно обругал себя за то, что не потрудился навести справки об этом событии заранее. Сейчас вся затея выглядела всё более и более непривлекательной.
- Да,я тоже уверен, что буду от них в восторге.
Улыбка получилась несколько кривой и натужной, но в данный момент клеймо "славного парня" начинало отчётливо тяготить.

+6

15

Рэнди, Морт
Я всегда питала некую слабость к свадьбам. Я вообще люблю пышные празднества, светские рауты, громкие вечеринки... Чем более "густонаселенными" они являются - тем лучше. По крайней мере, так было до недавнего времени.
Раньше мне не составило бы труда совершенно неожиданно сорваться на уик-энд через пол континента, на какой-нибудь пафосный рок-фест. Я всю свою жизнь была легкой на подъем.
Когда это изменилось?
Мне казалось, что даже болезнь не сумела во мне этого искоренить, но что-то вдруг надломилось, и из крайне общительной, компанейской особы, я превратилась в маленького социопата, снисходящего своим царским вниманием до узкого круга людей.
Я перестала посещать вечеринки ради удовольствия, я перестала чувствовать себя в толпе, как рыба в воде. Я даже на сцене почти не выступаю! Но вот свадьбы я так и не разлюбила.
Наверное, в каждом человеке живет романтик. По крайней мере - в каждой женщине. И вот это странное волнующее ощущение праздника, звонко разносящееся в ноябрьском воздухе, оно завораживает меня. Чему я научилась, так это радоваться чужому счастью. Равно как и признавать, что даже здесь есть место зависти. Не злобной, очерняющей, а какой-то глупой глухой обиде на судьбу, что у тебя иначе. Не так светло, не так просто, не так смело...
Смелость. Последним смелым моим поступком был, пожалуй что, тот самый мимолетный поцелуй.
Который, скорее уж - безрассудство и, похоже, сущая глупость.
А вот оставить у себя ночевать незнакомого, в сущности, мужчину, который спас моего сына - это я, как ни странно, ни смелостью, ни безрассудством не считала. Скорее уж - воловьей покорностью судьбе. В тот момент мне казалось, что все равно ничего страшнее, чем сейчас, со мной не случится. Я оказалась права, что позволило мне сегодня прийти на свадьбу не в гордом одиночестве, опасаясь, что если все-таки со мной что-то приключится, рядом не окажется никого, а в компании приятного кавалера. Это было своеобразным расчетом с моей стороны, но, конечно же, ничего такого я Рэнди не сказала. Тем более, что болтать о пустяках, смеяться и перешучиваться мне было с ним весьма приятно. Его общество было ненавязчивым, обращение мягким и ни к чему не принуждающим. У меня и в правду создавалось такое впечатление, что человек искренне хочет узнать меня поближе. Тем более, что теперь я была почти на все сто уверена, что про мое интересное положеньице он уже узнал. Некоторым мужчинам, конечно, нужно предъявить орущий сверток, чтобы, наконец, заметили, но Сойер казался человеком проницательным. Правда, пока об этом говорить не хотелось, тем более, что о беременности не знали и гораздо более близкие мне люди...
А, тем временем, я почувствовала странную перемену в настроении собеседника. Я всегда тонко чувствовала людей, а перепады настроения мужчин иногда гораздо проще разобрать, чем то же самое у женщин. Женщина может вообще визуально выражать одну эмоцию, а испытывать совершенно другую. С мужчинами как-то легче - они все эмоции, кроме социально допустимых, стараются скрывать, но, если уж вы поймали волну его чувств, будьте уверены, то, что он демонстрирует - он и испытывает.
- Ты чем-то озабочен? Ты, кстати, так и не сказал мне - какое прозрение тебя так ошарашило пять минут назад? - странно, в иной раз я бы и не заметила этого небольшого изменения, не придала бы ему какого-то особого значения и не стала бы, уж точно, заострять на этом внимания. Но сейчас, почему-то, почувствовала себя виноватой в этой перемене.
А стоять на каблуках так долго оказывается - тяжело... Стоило бы поискать лавочку, но где-то на улице, а не внутри, где их было предостаточно, но рисковала закончиться я. Оглядываясь по сторонам, я зацепилась взглядом за знакомую фигуру. "Нет... Ну нет же!"
Светлые волосы, поначалу ввергшие меня в заблуждение, изящный костюм, под которым слишком хорошо чувствуется уже так знакомая болезненная скованность, такие уже привычные очки со стеклами-хамелеонами.
- Вот черт... - Черт! Я не планировала его дергать и беспокоить, а он пришел сам!
Что я сейчас испытываю? Чего больше - злости на его ужасную безалаберность по отношению к собственному здоровью, волнения за этого несносного мужчину, или жгучего стыда?...
- Рэнди, подожди меня, пожалуйста, буквально минуту. Я сейчас.
Ничего не объясняя, делаю несколько решительных шагов, утопая каблуками в газонном дерне, но стремительно сокращая расстояние.
- Привет... - Я замираю в замешательстве, даже не зная, что сделать дальше. Присесть на лавочку рядом, или так и остаться стоять? Что-то спросить? Подозвать Сойера и представить мужчин друг другу? От чего я вообще ощущаю себя нашкодившим котенком?
- Что ты тут делаешь? В смысле, не как ты попал на саму свадьбу, а что ты вообще делаешь где-то вне постели? Морт... Господи, ну ты же должен лежать!...
Зачем я набрасываюсь на него вот так сходу? Почему все вообще стало так сложно? Почему нельзя отмотать пленку и, как в детективах, рассмотреть, в каком именно фрагменте появился этот "жучок", подточивший наши отношения?
Наверное, я бы посмеялась, если бы узнала, сколько правильного и полезного передумал за последние минуты об этом коварном слове мой официальный спутник сегодняшнего вечера.

Отредактировано Natasha Oswald (2014-12-08 23:55:07)

+6

16

:)

Я честно ждал поста Миши )

В некоторые моменты квартира Саймона была для меня своего рода убежищем. Во время очередного приступа самобичевания я, не желая напрягать Мери, сбегал именно к другу. Котик всегда готов был выслушать и, за неимением алкоголя в доме, поил горячим чаем с ромашкой. Поэтому неудивительно, что оказавшись в стенах отчасти родного и близкого места, я расслабился и почувствовал себя гораздо спокойнее. Даже улыбка в ответ на то, что Эверетт решил выдать уже с порога убойную дозу вежливости и обаяния, оказалась на удивление искренней. Мысль о том, с чего это он решил все же побыть умничкой и во что мне это потом обойдется, я решил не додумывать до конца.
- А еще в нем души всех тех безневинно впавших в истерику, пока мы его выбирали, - со смехом добавил я. – Эдакий большой и стильный крестраж, - ляпнул и тут же заткнулся, осознавая, как глупо, наверное 25-летнему парню проводить параллели с детской книжкой. Я взрослый и серьезный, да. И плевать, что я до сих пор наивно жду своего Хагрида, который скажет: «Ты – волшебник, Курт».
На Саймона же был брошен взгляд исподлобья, в котором друг без труда смог бы прочесть «Я знаю, что ты задумал, Котяра. Даже не смей.» Но Сай не был бы собой, если бы его это остановило. Так что я уже рисовал перед собой радужную перспективу допросов и толстых намеков, которые растянутся на целый день. И, поверьте, наличие свадебной церемонии в этот день его не остановит.
- Тот самый – это который… - пролепетал я, уточняя, и кивок друга уверил меня в том, что таки да, это зло все еще в его холодильнике. Ой, что-то мне плохо. Я просто надеялся, что мы не пойдем на кухню, либо это случится тогда, когда Миша уже слопает достаточно, чтобы на торте не осталось особенно выдающихся опознавательных знаков, выдающих то, как он выглядел изначально. За музыкой не было слышно, но я готов поспорить, что Саймон хохотал, как пришибленный, когда увидел мое лицо при виде «лакомства». Мне нечасто приходилось бывать на мальчишниках, но из всего моего небольшого опыта подобных мероприятий, я с уверенностью мог бы выделить этот как самый буйный. Не имеющий опыта в организации, я без всяческих зазрений совести свалил подготовку к отмечанию последнего дня холостяцкой жизни Сая на Мишу и вплотную занялся свадьбой. Такое ощущение, что Мишель впихнула в эту ночь все самое пошлое и развратное, пытаясь намекнуть Котику, что теперь у него всего этого не будет, и надеясь, что он передумает и повиснет на первом стриптизере в костюме полицейского и ускачет с ним в закат на одну ночь. Но, к счастью, семейный уют с одним-единственным мужчиной привлекал модель гораздо больше.
Хорошо, что у меня нет подруг, подобных Мишель, которые могли бы в далеком и очень светлом будущем (в котором у меня есть жених, намечается свадьба и, соответственно, мальчишник) учудить подобное. Хотя Тана та еще красавица и фантазерка, но она вряд ли решит подарить мне дюжину голых мужиков в костюмах двенадцати месяцев и торт в виде полового органа, потому что вероятность попадания фото с этим фото в инстаграм слишком велика, а ее задача – уберечь светлое имя своего подопечного от темных пятнышек. Либо придется закатывать совсем уж закрытые вечеринки. Закрытые, забаррикадированные, с подпиской о неразглашении и штрафом в пару миллионов за его нарушение. Причем, я первый же и спалюсь по закону подлости.
- Кстати, Мередит передавала свои поздравления и очень извинялась за то, что не сможет поприсутствовать лично, - я поспешил перевести тему с пошлого торта и мальчишника в лучших предсвадебных традициях на что-то более мирное и домашнее. – Но подарок свой она мне не отдала, так что новоиспеченному счастливому семейству Ллойдов придется в скором времени заглянуть к нам на ужин, чтобы забрать его. – К сожалению занятость на учебе так и не позволила сестренке вырваться на празднование, хотя Сая она знала и очень любила. Очередной учебный проект зарыл ее под своими страницами на ближайший месяц, а зная Мери, можно было предположить, что даже ее собственная свадьба не была бы приоритетнее учебы в подобной ситуации. Ох уж эти ботаники.
Засунув руки в карманы брюк, я крепко сжал в руке коробочку с кольцами женихов. А ведь наверняка я был не единственным претендентом на подобную высокую честь. Взять хотя бы свидетеля Шакса. Джулиан, кажется. Или даже Эрика, который проработал с Котиком не один месяц. К слову о нем. – Слушай, а твой менеджер будет? А то у меня ощущение, что он все еще точит на меня зуб за твою почти загубленную в моем эфире карьеру и невинно убиенный планшет. – Я рассмеялся, вспоминая взгляд мужчины на противнющего ведущего, который так упорно пытался выставить его подопечного пустышкой. Со всяким бывает. К тому же у меня был плохой день. – Просто не хочу попасть под горячую руку. Черт, у меня ощущение, что каждый в твоем окружении хоть однажды, но подумывал о том, чтобы меня удушить. Кстати об этом. Привет, Миша. Прекрасно выглядишь, - я с улыбкой помахал рукой появившейся в дверях кухни девушке. Вот уж где сложные отношения. Когда Котика нет в поле зрения – нормальные люди: и выпить, и закусить, и поболтать, и посплетничать. Когда рядом появляется Сай, наступает время рыть окопы и отстреливаться. Не знаю почему так. Видимо, на сложно делить друг с другом своих людей.
- Мы едем? – я схватил Эверетта под руку, повинуясь какому-то непонятному порыву. – Или ждем чего-то еще? Насколько я знаю, в церкви уже все готово, чтобы ты навеки распрощался со своей любимой фамилией.

+6

17

А у нас все как всегда приторно сладкие слова в адрес друг друга, любовь до убийства свидетелей и горящие глаза. У нас так всегда…было.
- Шакс? Ревновать? Ну, не знаю, если только к моей руке на твоей округлости – самое главное, чтобы не кто-то меня ревновал, а чтобы ты меня ревновал, чтобы я чувствовала свою значимость в твоей жизни. Да, для меня значимость проявляется именно так – ревность. Если ты ревнуешь, значит я дороже того ширпотреба,  которого предостаточно в твоей жизни. – Я рада, что угодила тебе, тем более красный мой любимый. Он лучше всего отображает меня. – почти вся моя помада остается на его лице. Кричащая, вульгарная , никаким образом не подходящая к нему, прям как я.
- Меня ты тоже любишь, но женишься не на мне – так что твой ответ не логичен. Я не хотела шутить на эту тему, да и его голос как всегда был серьезен, если тема касалась Ллойда. Вы не подумайте, я очень люблю Шакса. Интересная внешность, еще одна сексуальная задница, хорошая работа, очень выгодная, манеры то что надо для его годов. Идеальный мужчина, если брать его отдельно от кота. Я бы даже влюбилась в Шакса, если бы последние мозги пропила. Да-да, я хорошо к нему отношусь, по сравнению с тем, что было раньше. – Я молчу. – я покрутила пальчиками над своей головой, будто там сверкает нимб и поплелась осваивать достопримечательности холодильника.
- В холодильнике остатки твоего торта!  - тут я задумалась остатки какого именно торта. Даже не знаю какой именно я хотела съесть…тело прокурора куда аппетитнее, а стояк был с бананами. К моему счастью остался кусочек и того и другого тортика. Пока я ложкой выковыривала начинку и мысленно хвалила свою идею с тортами. Я точно знала, что кроха оценит формы этих изделий. Но больше всего мне нравилась начинка. Шоколад и банан – что может быть слаще и вкуснее? Только та девочка, которая ару ночей назад танцевала ради моего настроения. Пока я вспоминала ее формы, из комнаты послышался голос, который мне совсем не казался знакомым.  Любопытство взяло верх и я отложила ложку в сторону.  С наигранным любопытством я заглянула в комнату где был он. Его приезд для меня был не новостью, я дала сама себе обещание – быть нежнее лепестков розы с этим парнем. Курт и я замечательные друзья – общие интересы, предпочтения, компании, фильмы, музыка и Сай. В нашем треугольнике с появлением Котика всегда возникают странные флюиды, которые кардинально меняют настроен в паре. Нежная улыбка Курта становится язвительной, шутки колкими и все внимание, как мне кажется, Сая он перебирает на себя. Если бы не Саймон, мы не были бы знакомы, если бы не Саймон, мы были бы самыми близкими друзьями.
- Ммм, какой аппетитный кусочек я вижу – с этими словами я кинулась обнимать Курта, может я действительна была рада видеть его, но слова я адресовывала незнакомцу, с которого не сводила взгляда.
- Бабочка – прелесть – тихо прошипела на ушко своего раздражителя и оставила след на мочке уха от помады. Всего лишь маленький поцелуй в ушко в знак приветствия. Ты рад мне? Думаю, так же как и я тебе.
- Судя по всему он с тобой? Не представишь? – я ослабила свою хватку и позволила Курту нежно прожигать меня взглядом. В компании почти женатика и еще одной пары из мужчин, мне впервые стало не посебе от того, что я девушка. Интересна, а я вообще симпотичная для них на самом деле или это просто заготовленные фразочки. Да кого это волнует? Ха! Точно не меня.
- Я Мишель, свет в этой компании мужчин – который сжигает все на своем пути, но об этом лучше умолчать. – Я точно готова – демонстративно обвела губы помадой, которая хранилась у Сая и невинно улыбнулась, настолько невинно насколько это было возможно в моем образе.
- Если мы опоздаем, думаю, не для кого не секрет, в кого полетят все обвинения от Шакса. Жопы в руки и на выход! - от последней фразы Курта по моему телу прошелся ледяной ветер. С его губ сорвался мой смертный приговор, после таких слов трудно было улыбаться.

Отредактировано Fox Virgin (2015-01-10 23:04:43)

+6

18

Наташа, Рэнди
Золотой год, состоящий из одной двойки и трех нулей, пора, когда можно забыть суеверные чаяния про несущие конец всему человечеству перевернутые шестерки, рыжая Тарья стала президентом далекой зимней Финляндии, Крегель четвертый раз отправился покорять космическое пространство со своим новым экипажем, Джорджия содрогнулась от ураганов и гроз - напоминает то, что творится с погодой сейчас, точно такая же неразбериха, точно такое же гнетущее затишье, президентом морозной России стал загадочный мистер Путин, а американские солдаты в то же самое время нажали на курки и сбросили на Ирак несколько бомб, в этом году начали заверять документы электронной подписью и где-то там, за океаном, легализовали проституцию, и вновь космос, война, археология, Ван Вогт, Геракл Ривз, а Джордж Буш-младший стал человеком года, если верить журналу Times. Столько всего было в этот год. Кражи, убийства, мошенничество, ложь, вновь кражи, махинации, череда хмельных побед, о которых никому не рассказывают, и болезненные уколы поражений, за которые желает отыграться любой азартный человек. Неровным ходом рваная молодая жизнь, огни, огни, огни, реклама, ночные супермаркеты, световые панели, светофоры, автомобили, люди, лица, голоса, угрозы, обещания. Звук сирены под окном и отблески красно-синих всполохов. Чей-то басовитый тон в громкоговоритель. Сан-Франциско никогда не спит, тюльпаны и зеркальные стекла, пачки денег, пятерни каннабиса на аптечных вывесках. Звонок сотового телефона напомнил о том, что где-то есть окружающий мир, спокойный, обычный, где не разбивают головы в крошево трупам, где не врут другим и не пытаются пить залпом правду самостоятельно. Не такой уж и плохой год. В меру прибыльный, в меру удойный, есть, во всяком случае, что вспомнить. Но ему он запомнился тем, что происходило в начале зимы на Charmant Drive, на точно такой же выстриженной зеленой лужайке, какая сейчас раскатилась ковровой дорожкой под ногами, при точно таком же равнодушном взгляде беленых стен - глаза слепило, хотелось надеть очки - в компании незнакомых людей, которые ждали своей очереди. Он любил ту женщину, которой сказал на обручении: «да»? Хотел ли провести с ней остаток своих дней? Мечтал бы о детях, которых она могла ему подарить? Способен ли был измениться в одночасье? Тогда, возможно, он не видел своей жизни без нее, но, когда подошла пора принимать решение, сделал вовсе не тот выбор, о котором думал, засыпая с ней в одной постели. Хороший то был год. И память не давала забыть его, точно также, как старательно хранила в себе воспоминания многих других лет, пыльный ворох событий, каких-то сказанных в запале фраз, выкриков, охов, вздохов, весь тот информационный мусор, без которого можно прожить. По крайней мере, от которого можно было бы давно отказаться, не становясь возвращенцем раз от раза и не ощущая тяжесть на безымянном пальце - человек по имени Мортон не так уж долго носил это кольцо, чтобы сейчас человек под именем Мортимер так терзался фантомными ощущениями. Так калека чувствует боль в отсеченной конечности: уже нечему болеть на самом деле, все уже давно прошло, но только мозг, только память все никак не хотят забыть. С того года он перестал любить свадьбы, хотя прежде всегда был желанным веселым гостем, душой той компании, которую сам для себя выбрал. Ни скромные таинства, ни помпезные торжества его больше не привлекали ни в качестве непосредственного участника, ни в качестве обычного гостя. Но, если приходилось идти, он приходил один. Пожалуй, те, кто знал мистера Эддингтона достаточно хорошо, чтобы иметь возможность составить о нем свое мнение, не удивились бы, увидев его в гордом одиночестве и на любом другом торжестве, предполагающем пару. Можно было позвать с собой одну из сотрудниц, обрадовав женщину неплохим застольем и выходом в свет. Можно было позвонить подруге и предложить ей отдохнуть в приятной компании. Можно было, наконец, обратиться в службу эскорта, и вот уже через полчаса на пороге дома встречала бы спутница вечера, девушка месяца с обложки глянцевого журнала для мужчин, мисс солярий-фотошоп, еще только на прошлой неделе видел ее промежность с интимной стрижкой во весь разворот.
Соловей поет вечером. Помнишь?
А еще можно было позвонить Наташе и пригласить ее. С того дня они и не виделись толком, не выходили на связь, словно взяв паузу - по крайней мере, так все выглядело в мутных, усталых глазах беглого преступника, методично делающего в последнее время только две вещи: загоняющего себя в гроб и нарушающего собственные обещания самому же себе. И то, и другое, удавалось Эддингтону на славу.
Что, если я скажу тебе: ты поступаешь глупо? А, Морти? Ты всегда поступаешь глупо, когда дело касается женщины, и даже я знаю этому причины. Все началось вовсе не с Эвелин, все началось с твоей славной матушки. Та еще была сука, верно, Морти?..
Край подола чьего-то платья снова мелькнул перед глазами и мужчина поморщился, поднял здоровую руку к лицу, крепко отер кулаком ледяной сухой лоб. К решению, что не стоит звать Наташу с собой, он пришел довольно быстро, пускай и трудным путем. Дергать девушку ему не хотелось совершенно. Ни в каком виде, ни в какую сторону: из-за этого вот уже несколько недель он старательно разыгрывал из себя эдакое геройство, подключая все свои актерские таланты. В прошлый раз, когда в голове Морта появилась шальная идея отдалиться от этой девушки, все едва не обернулось крайне плачевно. Но на ошибках учатся, поэтому в этот раз он старался держаться молодцом и ни словом не обмолвился о той лихорадке, что била его после поездки в проклятый Сан-Диего. Если бы не заманчивое предложение бизнеса, черта с два он бы вернулся в город, в пригороде которого обручился с женщиной, обманутой им и преданной спустя буквально несколько лет. Черта с два.
И вновь качнулся по траве подол платья. Чуть прищурившись, Морт наконец-то посмотрел в ту сторону. Поднял глаза выше, пока не начал смотреть снизу вверх в лицо девушки, о которой вспоминал с легким сетованием на сердце какие-то считанные секунды назад. Был ли он удивлен? О, несомненно: никакая пластика не смогла бы скрыть эмоциональное, яркое изумление гангстера, появившееся на его породистом американском лице.
Здравствуй, — пытаясь совладать с присохшим к нёбу языком, кое-как он все-таки сумел ответить, и тоже замолчал, бестолково лупая глазами поверх очков. Веки вверх-вниз, как по песку.
Только не говори, что ты не знал о ее планах?
Она была красива в этом платье. Впрочем, она ведь всегда была красива в его глазах, даже в самый первый жаркий день, со всей этой кутерьмой, беременностью, сломанным велосипедом, который он до сих пор не починил. И платье больше серое, нежели голубое или бирюзовое, как ему показалось изначально. К глазам подходит.
Эй? Она совсем на нее не похожа.
Я их не сравнивал. Никогда. Я...

В какую-то секунду Морт явно попытался что-то сказать: его рот приоткрылся, рука потянулась изобразить привычный жест-подтверждение-слов-ведь-так-понятней, но то ли мысль ускользнула, то ли просто не сложилось. Он так и молчал все то время, пока Наташа отчитывала его, не на шутку повышая гневные интонации в голосе. Напала, так напала, как на ребенка неразумного.
Я...
На свадьбу пришел, — невпопад ответил мужчина, стоило девушке сделать паузу в своей отповеди. Встал, вынул капельницу, оделся, сел в автомобиль, приехал. Он очень любил свадьбы, разве это не заметно на гипертрофированно-радостном лице, больше напоминающем погребальную маску? Морт было хотел повторить эти свои мысли Наташе, но вместо этого сказал совсем другое, — лежать одному скучно,— точно также, вяло и не смешно, он попытался пошутить и двенадцатого ноября, но тогда был такой день, тогда все складывалось как-то странно, как-то слишком уж не так, — я в порядке, вот и приехал. А так, не ожидал, но тебя встретил.
Только теперь он заметил периферийным зрением фигуру молодого мужчины - юноша еще совсем, в пиджаке смотрится слегка нелепо, как и все в его возрасте - и с легким сомнением глянул в его сторону. Без вызова во взгляде и без интереса, но с каким-то странным чувством: как потянуло в загрудинье, екнуло, что ли.
Ты умеешь ревновать, Морти?
Вполне себе приятный юноша. Возможно, и в самом деле спутник Наташи, кто-то из ее знакомых - невозможно же знать всех и каждого, с кем общается твоя…
Мортмер качнул головой, поправил очки.
Как ты себя чувствуешь? — первый вопрос, который волновал его больше остальных. Уже только после него можно вновь изумленно вскидывать брови и говорить, — знакома с молодоженами? — пока еще совершенно уверенно скрывая в голосе мальчишеское негодование, можно попробовать кивнуть в сторону юноши, — он тебя сопровождает? — и даже изобразить понимающую улыбку. Дружескую. Искреннюю.
В этот раз сделать хорошую мину при плохой игре у Морта не получилась. Вместо улыбки он только дернул уголками губ, снова снизу вверх смотря на девушку.
Скоро должны подъехать виновники торжества, — спустя некоторую паузу добавил он, — пойдем в церковь, — быстрый взгляд в сторону незнакомого юноши. Снисходительный, возможно с легкой обидой, но не так уж и просто разобрать что-то под темными линзами очков. Понимая мозгами, что Наташа ничего ему не должна, что идти на праздник может с кем угодно и когда, куда угодно, Морт не мог справиться со своими расшатанными нервами, от чего чувствовал себя неуверенно, неловко. Он попросту не помнил за собой ничего подобного, а любая перемена, происходящая с ним самим, пугает человека, — я успел соскучиться, Таша, — и что, если у человека гораздо больше причин бояться самого себя, чем кажется на первый взгляд?

Отредактировано Mort Eddington (2014-12-10 00:51:22)

+6

19

Да, свадьба двух мужчин для меня-это  глобальный пиздец. Но для всего есть исключение. Исключение составляло лишь то, что мой друг- женится. Кажется, от этой мысли я готова была вот-вот  разрыдаться. Взять на заметку- надо больше носовых платков. Шакс был великолепен, с этим трудно не поспорить. Мы постарались на славу, подойдя к выбору его костюма. Меня волновало одно в этой церемонии: мы были публичными людьми и отдавал ли он отчет тому, что сейчас делает? Или его вовсе не волновало мнение общественности, которая явно примет не на "ура" его жест счастья. Все-таки такие браки сейчас были нууу...Как бы так мягко сказать. Общественность, короче не воспринимала такие браки. Митинги, демонстрации, пикеты.... Неужели он не думает, что может вспыхнуть в Калифорнии, узнай народ о свадьбе окружного прокурора? Да его же с должности могут сместить. И сместят те, кто выше нас. 
На замечание босса на счет моей не трезвости- я фыркнула. Интересно, и как же это он собирается меня отрезвлять? Он хоть понимает, что если я приду на свадьбу трезвая- журналюги это прочуят и я мигом окажусь за решеткой? Нетнетнет. Меня положение обязывает сегодня быть НЕ ТРЕЗВОЙ! Я клятвенно пообещала Шаксу, что хотя бы не шатаясь пройду по прямой. Но за то, если он даст мне еще виски.
Мою просьбу проигнорировали так же, как и обещание, потому что в этот момент как раз занесли подарок от Миши. Ничего прекраснее  я не видела. Черные розы! Это же так необычно. Вот скажите, кому хоть раз в жизни хоть кто-нибудь дарил черные розы? Это их еще достать надо. А что, мне подарок очень даже понравился. Я даже себе на заметку взяла- спросить у Миши, где она их достала. Тоже хочу такой букетик одному своему знакомому послать. Думаю, Фрэнк оценит. Сэль же оценила.
-Вот! Видишь! Твоя сестра дело говорит! Хорошее чувство юмора. Обожаю Мишу.
Я щелкаю пальцами, и затем до меня доходит:сморозила очередную глупость. Если не заткнусь, то точно чем-нибудь получу. А Шакс  вместо того, чтобы кинуть что-нибудь в мою сторону, присел передо мной на корточки и я взяла его за руку. И в этот момент мне почему-то стало стыдно. За то, что я не умею ценить чужое счастье. И радоваться за других. За то, что я не умею быть другом.
-У меня просто сдали нервы. Свадьба- все дела. Я правда,очень за тебя рада. Что ты вы...Женишься.
Произношу эти слова искренне, от всей своей черной души с слегка запинающимся языком. А после тяну свободную руку в сторону Фриды.
-И я буду дальше радоваться, если ты мне дашь еще виски!
Но на мою просьбу, я получаю жесткий и категоричный отказ. Изверги. Махнув рукой от недовольства. Я отпускаю руку Шакса и пытаюсь встать, попутно посмотрев на часы. Пора бы уже переодеться. Встать сразу у меня не совсем получается. Алкоголь хорошо  ударил в мозг.  Интересно, за неделю пьянства в моем организме остались еще трезвые клетки? Перед глазами все плыло. Шатающейся походкой я пошла наверх в гостевую комнату, где меня ждало мое платье. Ладно, на счет пяти минут я сильно преувеличивала. Вниз получилось спуститься только через полчаса. Я уже была одета в платье, держала в зубах клатч и пыталась справиться с дурацкой молнией.
-Так,кто-нибудь поможет мне с этой чертовой застежкой?
Я посмотрела на Сель и Шакса. Те стояли с недоуменными лицами. Что? Подумаешь, немного половины груди видно. Я-то надеялась, что за все время общения со мной, они уже привыкли к моим выходкам.
-Мы кого-нибудь еще ждем или можем ехать? Кстати, я чую запах спиртного....

+4

20

Сказать честно, именно так я и представлял себе лучшего друга Курта. Не зря ведь говорят, что самая крепкая дружба возникает между похожими людьми. Я еще не брался судить о характере Саймона, поскольку видел его в первый раз за всю свою жизнь, однако внешне он идеально соответствовал самому Курту: высокий, статный, худой, с необычными, но, безусловно, благородными чертами лица. Казалось, даже их скулы были одинаковой высоты. Возможно, они даже неплохо смотрелись бы в качестве пары с обложки какого-нибудь журнала мод, если надеть на обоих присущие фото из подобных издательств щегольские костюмчики. Только, разумеется, ни с кем Курт не смотрится лучше, чем со мной, - с собственничеством, которому позавидовал бы сам Хитклифф, заметил про себя я.
Разумеется, мои подозрения о выборе потрясающего наряда для жениха подтвердились. Я прямо-таки представлял сцену из "Золушки" с Куртом в главной роли. Куртом, разговаривающим с магическими животными о любви и прекрасных принцах в дверях телестудии... простите, на белых конях. Не удивлюсь, если моему любовнику и вправду помогали сказочные существа вроде птичек в косынках и зимних шапочках и мышек-алкоголиков. Потому что найти такое сокровище, как этот костюм, можно только при помощи настоящего волшебства. И, услышав саркастическое замечание Саймона, я не мог удержаться и не порадовать счастливого жениха еще больше, сыграв роль ревнивого любящего бойфренда. Сыграв. Сыграв, повторял я себе, приобнимая Бэвела за талию.
- Сомневаюсь, что сделка удалась. Видишь ли, душа моего любимого парня давно и безраздельно принадлежит мне, - улыбнулся я и перевел наигранно-влюбленный взгляд на Курта. И по абсолютно необъяснимой причине от порожденных моим богатым воображением картин, изображающих продажу души моего коллеги в лучших традициях "Сверхъестественного" (honey, you should see me с глазами Азазеля) меня оторвала мысль о том, что я никогда не замечал, насколько длинные и пушистые у Курта ресницы.
Очнувшись, я убрал руку с талии Бэвела, стараясь не думать о том, как идеально она подходила моим ладоням. М-да. Кажется, минуту назад, смотря на лучезарную улыбку Котика, я считал сопровождение Курта на эту свадьбу не такой уж плохой идеей. Что ж, людям свойственно ошибаться. Особенно возможно влюбленным. Возможно. Маловероятно. Очень маловероятно.
И пока я отчаянно пытался воззвать к последним крупицам стремительно покидающего меня разума, очарование Курта, рассуждающего о волшебных предметах из мира "Гарри Поттера", явно меня не выручало.
- Я надеюсь, ты не предпочтешь меня Волдеморту, солнышко? - спросил, невинно хлопая ресницами, я, безупречно играя - играя - роль любящей второй половинки, но все же решив избегать физического контакта, грозящего моим самовозгоранием. - Я все же посимпатичнее лысого и безносого, как ты думаешь?
Я тщетно пытался не пялиться на своего любовника, или, по крайней мере, не делать это так очевидно, а тем временем речь зашла о загадочной Мишель и не менее загадочном торте. И подмигивание и неоднозначное выражение лица Саймона, когда он упомянул о таком, казалось бы, невинном блюде, и ярко-красный румянец, вспыхнувший на щеках Курта, не внушали мне доверия. Честно говоря, мне даже стало немного страшновато от мысли о том, что же могли скрывать взбитые сливки на богатом углеводами подлеце. Но, в то же время, безумно приятно было представлять, как однажды мы втроем - Курт, Котик и я - будем хохотать до слез, вспоминая о тайне "того самого" торта и о том, как густо покраснел мой парень, услышав это зловещее слова.
Господи, кажется, мне нужно напиться, - cо скоростью света пронеслась тревожная мысль в моей голове.
- Кстати, об этом, - схватился я за фразу Саймона, как за спасительную соломинку, чтобы хоть чуть-чуть отвлечься от мыслей, иллюстрирующих один из эпизодов "Новой Нормы", - уже боюсь спрашивать, кому и в каком количестве продавались души ради аренды этого места, но я слышал, что оно просто великолепно. И если вы потрудились так же, как и с костюмом, боюсь, я могу скончаться на месте от сердечного приступа на почве такой красоты.
И вправду. Если организацией самой свадьбы занимались все те же безгранично талантливые люди, я вполне мог прервать торжественные клятвы влюбленных громкими неистовыми рыданиями, в которых с титаническим трудом угадываются слова "Это так прекрасно". Ну а что? Учитывая то, какая невероятная ахинея со мной сейчас происходит, от меня можно было ожидать чего угодно. Главное - это вовремя дать мне ведерко мороженого. Надо будет предупредить об этом Курта.
В раздумья о моей ранимости и сентиментальности вероломно ворвалась леди в красном. Точнее, ворвалась она в комнату, а вот раздумья прервала, нагло сцапав моего парня - и плевать, что мы даже не встречались на самом деле - в объятия и попутно облобызав его ухо. Забыв о только что установленном правиле об отсутствии физического контакта и самовозгорании (и зачем я его вообще придумал?), я демонстративно притянул Курта к себе.
- Лакомый кусочек зовут Эвереттом, - сказал я, стараясь звучать как можно более спокойно - в конце концов, портить Саймону его важный день не хотелось бы. - Свет в жизни Курта. Приятно познакомиться. И да, наверное, пора выезжать. Ты все взял, сладкий? - обратился я к Курту, намеренно делая ударение на последнее слово.
И что с того, что мы даже не встречались. Сегодня я имел полное право на ревность, ведь так? Даже если она была настоящей.

+6


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Marry me... ‡...today and every day