Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » When funerals go really wrong


When funerals go really wrong

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Sage Martin & Livia Andreoli
май 2013

То неловкое чувство, когда ближайший родственник покойной находится под кайфом.

0

2

Сидя в пижаме в кровати, я смотрела любимый сериал и хомячила чипсы. На прикроватной тумбочке стояла банка газировки, которую я иногда тянула к себе. Время от времени в сериале происходили смешные моменты, и не сдерживая эмоций, смеялась на весь этаж. Сейчас я живу у своего недопарня. Он был моим другом, потом мы начали спать вместе, потом заниматься сексом, а потом опять друзьями. Меня он мало волнует, а когда его нет дома - счастье. Жить с мужчиной может стать либо счастьем, либо обузой. Мой первый опыт оказался плачевным, но не этим была забита голова. Когда герой экрана перевернул миску себе на штаны, я вновь рассмеялась и уронила чипсину себе на грудь. Плевать. Валясь в кровати, я не думала ни о чем. Ни о каких проблемах. Моя кровать - моя крепость, и если накрыться с головой одеялом - ты в безопасности. Такой побег от реальности позволял мне расслабиться. Что он творит? От сериала отвлек телефонный звонок, который, видимо, я забыла выключить.
- Алло, - убавив звук, нажала на паузу и больше смотрела на экран, чем слушала голос собеседника, - Ага, это Сейдж. Да, племянница Андре. Что? А, да. Да. Это я. Что случилось? Она умерла. Ого. Стоп, что?!
Захлопнув ноут, резко откинула одеяло вместе с миской чипсов и вскочила с кровати. Женщина что-то говорила по поводу тети, рассказывала о произошедшем. О том, что здоровье женщины всегда было под контролем, но приступ может хватиться каждого в любой момент. Мол, жизнь - как она есть. Черт возьми, я не верю в это. Просто не верю! Расхаживая на одном и том же месте по кругу и в стороны, я продолжала слушать женщину. Сжав в кулаке свободной руки рукав, я словно ударила что-то в воздухе, а потом вытерла слезы с щек. Нет. Неет! Смахивая волосы с головы назад, остановилась на минуту. Мир остановился на мгновение. Этот момент я запомню на всю жизнь. Боль пронизывает все участки моего тела. Коленки подкашиваются и, кажется, что вот-вот упадешь. Мыслей никаких нет. Единственное что ты слышишь - биение сердца. Все быстрее и быстрее. Этого не может быть! Не может! Через секунду, словно комом из груди вырывается дикий крик. Падая на пол, я кричу во всю глотку. Бью рукой по полу, и в следующую минуту кидаю телефон куда-то в сторону.
- Неееет! Этого не может быть! -  закрывая лицо ладонями, пытаюсь хоть о чем-то подумать, - нет...
Я хотела кричать и бить. Внутри меня эмоции подобно урагану разрастались и несли хаос. Я потеряла ее. Как? Как я ее потеряла? Почему не уберегла?! Из груди вновь вырывается крик, но не такой как первый. Я даже не понимала что происходит. Смотрела куда-то, но ничего не понимала. Сознание было пустым. Только боль. Только она разъедала меня изнутри. Тетя была мне как мама, и ее смерть стала самым сильным ударом в моей жизни.
Вытаскивая из под себя ноги, я облокотилась спиной на стенку и, согнув перед собой коленки, обняла их руками. Уткнувшись лицом в плечо, продолжала плакать. Слеза одна за другой проносилась по щекам. Где-то рядом раздался телефонный звонок. Он трезвонил и раздражал, а когда умолк и я подумала, что беседа миновала, он зазвонил вновь. Потом опять.
Считается, что перед смертью перед человеком пролетает вся жизнь. Не только у него, но и у его близких. Сидя на полу я начала как фильм смотреть наше прошлое. Как она обнимала меня, целовала, как рассказывала на ночь сказки и как будила утром. На лице невольно появилась улыбка, когда я вспомнила о наших сумасшедших днях. Мы могли лежать на кровати, а потом, вдруг простое лежбище котиков менялось на царя горы. Выталкивая друг друга, мы смеялись на весь дом, и если кто-то, точнее, когда я падала на пол, становилось еще смешнее. Я вспомнила, как она поддерживала меня в самые сложные моменты в жизни. Я была для нее дочерью, а она заменила мне мать. Она была единственным человеком в моей жизни, который ставил меня превыше всего. Она всегда думала обо мне. Всегда делала для меня все. Теперь я осталась одна. остальным на меня плевать. Никто никогда не поднимет свою задницу ради меня. Этот мир потерял краски. Сожрал мою душу. Нет, тетя...как так? Выплакав все слезы, я почувствовала что легче не стало. Боль нарастала. Я даже встать не могла, так как ноги дрожали. От открытого окна мне становилось холодно, но было плевать на последствия. Не смогу иметь детей? А зачем они мне? Замерзну и умру? Если бы. В этот момент, имея множество друзей, я не хотела никому звонить.
- Сейдж, ты дома?
Услышав голос друга, я вытерла слезы влажным рукавом и повернула голову в сторону двери. Когда он вошел, я вновь расплакалась. Он просто сел рядом со мной и обнял меня. Это мне было нужно. Чтобы близкий человек без слов просто обнял меня и ничего не говорил.
- Моя тетя умерла.
Тихо сказав, я сжала ткань его рубашки и прижалась лицом к груди. Всхлипывая и вытирая сопли тем же рукавом, я как котенок съежилась  его объятиях.

внешний вид

http://www.theplace.ru/forum/pics/megan_fox_039.jpg

Через пару дней состоялись похороны. Все должны были встретиться на кладбище, но близкие и родственники до похорон готовили дом к дальнейшему мероприятию. Сейдж должна была приехать в дом тети, и оттуда вместе с близкими поехать на кладбище, но я на час опаздывала.
Мотоцикл пронесся по улицам города. Сидя за спиной незнакомца, я обнимала его за талию и кричала от радости. Юхуу!
- Вон тот дом!
Указав рукой на дом, мне оставалось только дождаться когда мы подъедим. На мне было розовое платье, которое я прикупила пару часов назад специально для похорон. Тетя любила розовый. Слезая с мотоцикла, и еле удерживаясь на ногах, развела руками и с громким радостным голосом объявила своему новому парню.
- Вот и дом, где она жила...  иу мерла! Умерллла. Блин. Умерла! Она умерла!
Рассмеявшись, хлопнула парню по плечу и пошла к дому.
- Какие неудобные туфли!
За пару метров до двери скинула туфли и подбежала к двери.
- Тук тук тук, - сопровождая действия словами, подождала пока мне откроют.
Как долго. Может, там все умерли? Оглядев лужайку, я вдруг вспомнила, как тетя учила кататься на велосипеде. Как она обещала меня никогда не отпускать, а потом предательски не сдержала слово и отпустила меня. Я проехала до дома напротив, и когда поняла, что тетя меня отпустила - грохнулась на соседскую кошку. Она предала меня. Она меня бросила! Тогда и сейчас! Оставила одну, когда обещала всегда быть рядом. Она обещала мне, что будет нянчиться с моими внуками. Обещала мне, что следующим летом мы вместе поедим в отпуск, так как давно не ездили никуда. Она обещала! Обещала и не сдержала своих слов. Почувствовав, как слезы вновь стекли по щекам, смахнула их рукой и подняла голову вверх. Спокойнее, Сейдж. Всхлипывая носом, я вздрогнула когда открыли дверь.
- Привет, как дела? Печеньки купит не хотите?
С улыбкой войдя в дом, я попыталась незаметно вытереть слезы. Передо мной прошла женщина с каким-то пакетом. Она поприветствовала меня, но на платье отреагировала удивленным взглядом. Что, нравится платье? Потом твое, только не глазей. Пфф.

+1

3

В похоронах Ливия не видела ничего хорошего, и поэтому весьма неохотно отозвалась на просьбу мамы помочь с проводами в последний путь ее подруги и соседки по имени Андреа. Отказать однако она родителям не могла, прекрасно зная, что те дружили с женщиной, и ее уход переживали пожалуй сильнее, чем родственники, коих у той было раз, два и обчелся.
Организацией процессии она занялась вместе с отцом, так как помощи от постоянно плакавшей мамы, потерявшей близкую подругу, ждать не приходилось. Благодаря смерти Марчелло, да упокой Господь его душу, опыт в таких делах у Ливии уже имелся, как и нужные знакомства в церкви и на городском кладбище. Обзвон родственников и остальных знакомых взяла на себя мама, но Ливия очень скоро поняла, что затея это не очень удачная, потому как женщина на каждом звонке срывалась в слезы. Небольшой список, составленный миссис Манчини, пришлось заканчивать уже ее дочери. В итоге ко дню похорон в доме покойной собралось человек от силы десять-пятнадцать, из которых в основном были соседи и коллеги женщины, - словом те, кто Ливии был знаком лишь по наслышке от родителей. Мама, кстати, взяла себя в руки, и с достоинством встречала всех приходящих на прощальную мессу, которую по каким-то своим соображениям было решено провести не в церкви, а у покойной дома.
Раскрытый гроб стоял посреди небольшой гостиной, и стулья для приглашенных на церемонию еле вмещались в комнату.
- Нужно было устраивать панихиду в церкви, - в очередной раз устало заметила Ливия матери, подперев дверной косяк.
- Нет, Андреа так любила этот дом, - шепотом возразила миссис Манчини. - Тем более я все еще не теряю надежду, что ее сестра соизволит приехать. И не понимаю, почему до сих пор нет Сейдж! - женщина взглянула на часы, стрелки которых перевалили за полдень.
Если племянницу покойной Ливия еще встречала как-то пару раз во дворе, когда навещала родителей, то о сестре вообще не имела никакого представления. От мамы, однако, она была наслышана достаточно о беспечности и непорядочности женщины, чтобы не ожидать ее появления на похоронах. Почему не пришла Сейдж, для Андреоли оставалось не понятным, поскольку опять же из рассказов родителей всегда считала, что с теткой своей девушка была близка. Однако ее отсутствие говорило о ней громче всяких слов.
Падре как раз собирался начать и так запоздавшую мессу, как раздался стук в парадную дверь. Можно было зайти в принципе и без оповещения - дверь из целесообразности не была заперта, но Ливия, стоящая ближе всех к выходу, прошла в прихожую и отворила дверь. - О, Сейдж... - слова замерли на ее губах при виде ярко розового платья девушки, больше похожего на балетную пачку, и совершенно неуместно играющей улыбки на ее губах. Не такого появления Мартин ожидала ее мама.
- Матерь божья... - пролепетала подошедшая Мария где-то позади дочери. Воспользовавшись замешательством Андреоли, Сейдж тем не менее прошла внутрь дома и успела своим видом ввергнуть в шок выходящую из кухни старушку Рассел, но дальше Ливия ей прохода не дала, крепко удержав ее за локоть.
- Ты пьяная что ли? - жестко спросила она шепотом, не пропуская ее в гостиную. То, что девушка была явно не в адеквате, можно было и без специальных приборов определить. Ливия, повидавшая достаточно пьяных дебошей и увеселительных мероприятий под кокаином от мужа и его друзей, тем не менее была шокирована происходящим. Какое же неуважение нужно иметь к покойнику, чтобы так себя вести на его похоронах? А мама еще кормила ее историями о том, что, несмотря на бурный нрав, Сейдж свою тетю обожала. - Я никуда тебя не пущу в таком виде, - возразила, сцепив зубы, и еще больнее сжала руку девушки.
- Побойся бога, Сейдж!.., - взмолилась мама все тем же шепотом, загораживая Мартин проход в гостиную.

мама - Мария Манчини
папа - Нико Манчини

+1

4

Наверное, каждый ребенок рано или поздно задумывается о смерти родителей. Хотя бы на секунду представляя, что может быть, но Сейдж всегда считала - рано о таком думать. Свое будущее она видела светлым, на удивление. Как-то тетя спросила у нее - какой ты видишь себя через 10 лет? Мы тогда лежали в моей комнате на кровати, и, мучаясь от бессонницы, болтали о мальчиках, о машинах, о щенках, да и о политике даже немного. Надежда на теплое молоко пропала после второй чашки. И я рассказала о своих планах. Закрыв глаза и перевалившись на спину рядом с ней, начала рассказывать о том, что у меня будет хорошая работа. Что я буду любить свое дело и стараться выполнять хорошо. У меня будет свой дом, который с мужем купим после свадьбы. Он будет уважаемым и честным человеком, любящим меня и детей. Мне всегда хотелось иметь двух детей. Двух дочерей. Всегда казалось, что мальчиков у меня не будет. Тетя смеялась и кивая головой говорила что лучше всего иметь сына, так как тебе придется следить за одним парнем, а не за сотней! И как она сдержала обещание? Лежит в гробу вся такая невозмутимая. Лгунья! Утром я надела черное платье, сделала высокую прическу, надела такую шляпку с черной сеткой перед лицом... забыла их название. Я была готова достойно проводить ее в последний путь, но перед выходом я сорвалась. Скинув эту шляпку и сорвав заколки из волос, почувствовала, как задыхаюсь в платье. Его надо снять. Снять! Срочно снять! Сбросив с себя одежду, вышла в одном нижнем белье на балкон и сделала глубокий вдох. Глаза вновь прослезились и я ударила кулаком в стенку. Я считала, что оставив меня одну - она предала меня. Я не готова была стать взрослой и самостоятельной. Мне необходимо было ее крыло, которым она оберегала и согревала меня. И плевать, что все говорят "она всегда будет рядом даже после смерти". Они тоже лгут. Откуда они вообще знают о том, что происходит после смерти? Может, мы просто наивно верим в потустороннюю жизнь, а на самом деле просто засыпаем и пропадаем. Это просто долгий сон. Закрываем глаза, и темнота поглощает нас. Все. Ничего дальше нет!
Стоя на балконе, я увидела одного своего друга. Он флиртовал с какой-то девицей, и, судя по всеми никуда не спешил. Вбежав обратно в дом, я достала розовое платье, в котором когда-то окончила школу. Все еще по фигуре! И подхватив сумочку и туфли, даже не запирая квартиру, выскочила на улицу. Добежав до парня, просто села позади него и сказала ехать.
Я напилась. Что пила - без понятия. Мой друг просто заказывал что-то в баре, а я пила и говорила как мне плохо. Он даже оплатил стакан, который я кинула в бармена, когда тот начал давать мне советы.
- Может, поедим куда-нибудь, повеселимся?
Забавно, но когда я повернулась к нему с недовольным лицом, он был готов пригнуться, так как бутылка была в моей руке. И явно тяжелее того бокала.
- Отвези меня в дом тети.

Оказавшись внутри, я увидела женщин в черном. В трауре. Одежда, поведение и даже выражение лица говорили - мы скорбим. Мой вид говорил - я фламинго!
- Ты пьяная что ли?
Оглянувшись на женщину, лицо которой было мне знакомо, я пожала плечами, и словно вспоминая на сколько, хотела ответить, но промолчала и закрыла рот.
- А моя мать уже приехала? Мне хочется увидеть ее лживое лицо, когда она будет говорить тете о том, как ее любила и как ей тяжело!
С широкой радостной улыбкой я уже было повернулась в сторону гостиной, но женщина дернула меня за руку.
- Эй!
- Я никуда тебя не пущу в таком виде.
- Да кто ты такая чтобы мне запрещать? М? - вырвав руку, я подошла к ней ближе и, глядя прямо в глаза, - Не трогай меня. Я приехала отпраздновать кончину тети. Вечеринка должна продолжаться даже после того, как виновник торжества ушел.
Меня вновь одолел этот смех, которого я не сдерживала. Кинув туфли у двери, я повернулась ко второй женщине... сеньора Манчини! Я помню ее! А это тогда... Ливия!
- Побойся бога, Сейдж!
- Я думаю, что эта сучка отправилась к его брату. Тот, что снизу! - заливаясь смехом, прикусила губу и довольно-таки не тихо издала визг, - Черт побери, больно!

+1

5

Ливии тоже приходилось терять близких. Марчелло, которого она подтолкнула в мир иной, в пример конечно можно не брать. Она никогда не причисляла его к тем, кто был ей по-настоящему близок. Скорее наоборот с каждым днем после свадьбы они отдалялись друг от друга все больше и больше. Но у нее был старший брат, который погиб в драке, когда Ливии было семь, и итальянка прекрасно знала, как тяжело переживать боль от утраты родного человека. С родителями тогда вообще что-то страшное творилось, у отца не обходилось и без спиртного и без бурных ссор с мамой на этой почве. В общем, мало кто из темпераментных людей умел переживать трагедии достойно, потому что когда любимый человек неожиданно уходит, появляется ощущение, что бог тебя предал, и кажется, что самое время поселить в душе ненависть, злость и протест всему миру.
Вероятно Сейдж тоже переклинило конкретно. И дело было даже не в том, что она напилась в этот день, а в том, что она целенаправленно хотела продемонстрировать всем свой протест. Только чего она добивалась этим? Или она уже привыкла к всеобщему осуждению и нуждалась в нем как в воздухе?
- Одумайся, Сейдж — снова взмолилась Мария, прикасаясь к руке Сейдж. – Твоя тетя этого не заслужила.
- Мамы твоей здесь нет, - Ливия решила, что гораздо более действенно будет разговаривать с девушкой тихо, но жестко, а не вздыхать и взывать к благоразумию, как мама. - И ты наверное тоже зря пришла. В таком виде уж точно.
Сейдж подошла вплотную, видимо напором напугать ее решила или борзоту просто по привычке включила? Но Андреоли с места не сдвинулась и бровью не повела. В тюрьме она встречала куда более опасных женщин, чем пьяная сумасбродка Мартин. Вот уж где быстро бы осадили норов этой девчонки.
Границы она тем не менее переходила конкретно, и когда разразилась хохотом, прервав тем самым доносящийся из гостиной голос святого отца, читающего мессу, Ливия поспешила дернуть девушку к себе и зажать ей рот ладонью. - Заткнись, - шикнула она, открывая входную дверь и утаскивая Мартин за собой на улицу. Последним, что она увидела, перед тем, как мама плотно закрыла за ними дверь, была вышедшая из гостиной фигура отца, грозно сдвинувшего брови к носу.
- Пойдем к нам домой, найду тебе какую-нибудь одежду, - это было не предложение. - Если еще хочешь проводить свою тетю в последний путь, конечно, - мессу, понятное дело, придется пропустить, но побывать на кладбище Сейдж шанс еще имела. - Иначе я вызову полицию, и сегодняшнюю ночь проведешь в участке, - где, судя на первый взгляд, Сейдж бывать уже наверняка приходилось.
Под «домом» Ливия само собой имела в виду жилье своих родителей, которые обитали напротив. Своих вещей у нее там не было, а размер мамы явно побольше будет, чем у стройной Сейдж, но мода сейчас была не столь важна. Какого-нибудь черного мешковатого платья хватит, чтобы упаковать это чудо в перьях (если оглядеть Сейдж, это определение было как нельзя кстати). Андреоли больно схватила «фламинго» за запястье и потащила ее через дорогу. Ей было плевать, что она босиком, что она вырывается или кричит. Если истерика - а, по мнению Ливии, это была именно она - не пройдет, то придется и правда сдать ее органам правопорядка. А если выяснится, что она не только пила, но еще и употребляла что покруче, то потрусят ее там хорошенько. Сейдж должна была это понимать, если не была совсем без мозгов. Поэтому лучше было прислушаться к советам Андреоли.
Втащив ее в дом, Ливия первым делом затолкала ее в ванную. Бесцеремонно схватив за волосы, она опустила ее голову в раковину и открыла кран. Холодная вода должна была хоть как-то отрезвить девушку.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-03 17:28:05)

+1

6

Когда мне больно - я не подпускаю никого близко, даже стараюсь как можно дальше отдалиться. Мне было проще остаться со своими проблемами один на один, покопаться в себе и попробовать справиться самой. Еще ни одной удачной попытки не было. Я уходила в себя еще глубже. Могла целый день пролежать в кровати и даже не встать, чтобы поесть и попить. Могла просто лежать в кровати и смотреть в потолок час за часом. В таком состоянии не замечаешь, как несется время. Тьма поглощает твой разум, а ты уходишь от жизни. Нет, физически ты жива. Со здоровьем проблем нет. Сердце бьется. Органы не отказывают. Только душа пропала. Покинула тело, чтобы освободиться, но потеряла путь обратно. Психотерапевты всегда советуют обращаться за помощью, но что мне до врача с акцентом "я помогу вам разобраться с вашими проблемами". Одно дело, когда ломаешь ногу или зуб болит, а тут надо сидеть и рассказывать о своих проблемах, ответ на который я могу дать себе бесплатно. Друзья всегда приходили на подержу, но сталкивались о стену. Либо отвергала, либо игнорировала. Даже их вопрос о том, как у меня дела сводит меня в пропасть. Как дела? Отвратительно! Каждый день я должна отвечать на твой вопрос? Каждый день говорить как все плохо. Не звони мне больше. В этой стадии жизнь меняется. Друзья и близкие люди, которые относились к тебе с трепетом и любовью отворачиваются и отпускают тебя, так как понимают - мы не заслужили этого отношения, как бы тебе плохо не было. Обидевшись, уходят от меня. А я? Я остаюсь на дне темной пропасти, и лишь один взгляд вверх. Где-то там, на верху остается несколько человек, дай Бог один, который все еще верит в тебя. Он тянет тебе руку и что ей сил просит помочь ему спасти тебя. Я пытаюсь и его спровадить, но тот, кто остался - ему все равно на твои слова. В его руках твоя жизнь, и желание спасти. Проходит какое-то время, и ты начинаешь чувствовать эту поддержку. Не объяснить словами, но человек словно становиться ближе и его рука вот-вот до тебя дотянется. Ты хочешь протянуть свою руку, но боишься. Ты уже боишься света. Боишься как будешь жить дальше, но его взгляд. Он защитит. И когда ты тянешься на встречу, ты покидаешь эту темноту. Встаешь с кровати и идешь жить дальше. Всю жизнь ты будешь вспоминать этот период, но сделаешь все, лишь бы там не оказаться. И кто знает, возможно, когда-нибудь я окажусь тем спасителем для чужой души.
Когда Ливия старалась мне помочь, я отвергала ее помощь. Мне было даже дико то, что она так настырно это делает. Да мы вообще никто друг другу! Поболтали пару часов и разошлись. Откуда столько эмоций? И когда она закрыла мне рот, я укусила ее за пальцы. Несильно, так как сложно было открыть рот.  Потом женщина потянула меня на улицу. Начала что-то про одежду, потом про полицию... я не слышала ее. Был звук, но я не разбирала ее слов. Пытаясь вырвать руку, я увидела того парня, с кем приехала.
- Эй, помоги мне!
Парень встал с байка, но столкнувшись взглядом с Ливией, сел обратно. Да что она себе позволяет?! Несколько раз пытаясь вырвать руку, я мысленно материлась на Ливию, на себя и на жизнь в целом. И когда мы вошли в дом, я решила что сейчас она меня отпустит, и вспоминай как звали, но не тут-то было. Женщина завела меня в ванную комнату и, включив воду, нагло склонила голову под холодную воду. Громкий вдох полной грудью, и очередная попытка вырваться из ее рук. Дышать и впрямь начала часто, и Ливия могла слышать, как пыхчу подобно собаке. Прошло чуть меньше минуты, как я пришла в себя.
- Хорошо! Хорошо! Выключи ее!
Когда Ливия отпустила меня и выключила воду, я подалась на несколько шагов в сторону и выпрямилась. Смахивая с лица воды, и проводя руками по волосам, я продолжала часто дышать. Холодная вода привела меня в чувство. Но уже вместе с каплями воды пошли слезы. Сжимая руками голову, я не сдержалась и расплакалась как маленькая девочка.
- Почему она умерла? Почему так рано?
Повернувшись к Ливии, в ее глазах я уже не увидела того смирения, с которым она смотрела на меня в доме тети.
- Она была так молода. Она так верила в меня, а я? Я обязана ей жизнью, и когда она проявила в очередной раз заботу, я повернулась к ней задним местом. Так я должна была отплатить? Я ведь даже не успела извиниться. Несколько лет собиралась. Иногда проезжала мимо ее дома, но не хватало смелости. Наверное, ты сейчас думаешь - вот дура, разревелась. Утроила всем проблем! Лучше бы я не приходила.
Сев на ванну, хмыкнула носом и сделала большой и медленный вдох-выдох. Как бы нам не было плохо, тьма всегда будет нас преследовать. Смерть как тень идет у нас по пятам, а мы бессильны против нее. Ночью один на один, а днем она позади, но не пропадает. Иной раз мне и правда кажется, что проще умереть, а не проходить испытание под названием "жизнь".
- Ты когда-нибудь теряла близких людей? - переводя взгляд с пола на женщину, вытерла рукой слезы и нос, - Как правильно себя вести? Что нужно говорить людям?
Когда Ливия вышла из ванной, я пошла за ней и выключила свет.

+1

7

Сейдж ошибалась, если думала, что Ливия хочет ей помочь или как-то утешить. Итальянка никогда не причисляла себя к особо сочувствующим людям, и необходимость успокаивать кого бы то ни было ее тяготила. То, что она сейчас утащила Мартин с панихиды, было лишь мерами необходимости, чтобы не превратить похороны в скандал и избавить родителей от очередных ненужных переживаний. Никого роднее них у Андреоли не было, и папу с мамой она по мере своих возможностей старалась беречь. Как-то незаметно пришло время, когда ответственность за родителей и их благополучие легла на ее плечи, а не наоборот. О нелегальной стороне ее бизнеса они тоже из этих же соображений ничего не знали, ну или по крайней мере верили в то, во что им было удобно верить, потому как про смерть Марчелло и дальнейшее следствие в свое время писало не одно издание, связывая его имя с городской мафией.
- Проваливай отсюда, - рявкнула она в сторону парня на байке, который судя по всему был дружком Сейдж. - Если не хочешь познакомиться с Торелли.
Мало кто в городе не знал эту фамилию, и, слыша ее, парни, которым была не безразлична своя жизнь, обычно сматывались. Послушал ли Ливию этот экземпляр, она уже проверить не успела, потому что захлопнула входную дверь, когда они с Сейдж оказались в доме. Но если бы он рискнул снова сунуться, то ей бы хватило и двух минут, чтобы вызвать подмогу в виде пары-тройки ребят из западной команды.
Несмотря на то, что Мартин вырывалась, Ливия пользовалась удачным захватом за волосы, который пресекал резкие движения девушки и позволял более-менее контролировать ее, пока холодный поток воды ударял ей в лицо. Не сказать, что просьба прекратить, убедила Ливию, но тем не менее она отпустила Сейдж, посчитав, что та уже должна была если не протрезветь, то хотя бы перестать вести себя как ужаленная идиотизмом.
Не то, чтобы появившиеся в ту же минуту на лице Мартин слезы были Ливии приятны, но это хотя бы более адекватная реакция на произошедшее. На вопросы ее Андреоли отвечать не собиралась, так как они звучали скорее риторически. Да и успокаивать Сейдж намерений не было. Поэтому тираду раскаяния Мартин Ливия выслушала молча, облокотившись о стиральную машину и наблюдая за Сейдж. Красивая же девка. И ни слезы, ни размазанный под водой макияж не могли испортить картину. Ей бы еще немножко разума, и она бы добилась в этом мире многого. При правильном расчете она запросто могла бы заарканить какого-нибудь богача и вести более достойное существование.
- Лучше бы ты не напивалась, - но пришла бы. Заключение прозвучало сухо, зато правдиво. - Пойдем, найдем тебе одежду.
Рассмотрев следы зубов, оставленные Сейдж на своем пальце, Ливия недовольно поджала губы и вышла из ванной, направляясь наверх. Дом был небольшой и обставлен не по последнему слову моды и техники - родители были слишком гордыми и неприхотливыми, чтобы принимать какую-либо материальную помощь от дочери, хотя Ливия и предлагала им перебраться в местечко попросторнее, ну или хотя бы ремонт сделать.
- У меня был брат, - отозвалась на вопрос Сейдж, поднимаясь по лестнице. - Он погиб, когда мне было семь... А еще у меня на глазах убили мужчину, которого я любила, - почему-то вспомнила о Куинтоне, которого тогда в Новаре застрелил ее муж. На похоронах Гуидони ей побывать уже не пришлось, так как после взбучки Марчелло, которую тот ей задал за измену, самое время было думать о том, как бы избежать своих.
На самом деле вопросы Мартин ставили в тупик. Как правильно себя вести, когда кто-то из твоих близких умирает? Да черт его знает. - Ну я на похороны никогда в розовое не влезала, - даже когда избавилась от Марчелло, - и в бутылке утешения не искала, - серьезно пожала плечами, хотя в целом фраза звучало как издевка. - Не обязательно что-то говорить, - она распахнула дверь в мамину спальню и проследила, чтобы Сейдж вошла вслед за ней. - Просто веди себя, как все - этого будет достаточно, - впервые позволила себе улыбку в сторону Мартин, пускай и снисходительную. Вести себя, как все, вероятно, не было в природе этой девушки.
Она раскрыла шкаф и начала перебирать мамину одежду, думая, что подойдет Сейдж по размеру. Благо, темного у нее в гардеробе хватало. - Знаешь, все мы имеем привычку жалеть о чем-то, чего не совершили, - вспомнила ее раскаяние в ванной комнате. - Мама рассказывала, что твоя тетя тебя очень любила, - и оставалось вопросом, почему Сейдж ее бросила и, как она выразилась, повернулась к ней задним местом. Впрочем спрашивать об этом Ливия не собиралась, так как не любила лезть к кому-то в душу. - Вот, держи, - кинула на кровать черный безразмерный свитер. Оставалось найти какие-нибудь брюки или юбку.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-12-04 21:24:32)

+1

8

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » When funerals go really wrong