Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Иди со мной, если хочешь жить!


Иди со мной, если хочешь жить!

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

"И не надо на меня так смотреть!" - Даже захотелось возмущенно воскликнуть в какой-то момент, пока они пробирались через лужи к кафетерию, но сдержанная по природе гречанка лишь чопорно поджала губы, на какой-то миг возвращаясь к мысли, что нужно было плюнуть на все и выбираться как можно скорее из этого поганого города.
Почему она вообще решила остаться в Чикаго, если, по сути, никогда не любила это место? Не потому ли, что город мнился ей идеальным местом ожидания следующего свидания? Местом, куда, вероятнее всего, захочет вернуться Локи, ведь Чикаго, из всех городов Соединенных Штатов, по личному мнению богини правосудия, подходит для трикстера более всего. Не потому ли, что более вероятное присутствие Рыжего здесь порождала иллюзию близости, которую, по сути своей, Фемида себе позволить никак не могла?
Просто Локи стал ее своеобразной слабостью. Парадоксальной и не объяснимой, как не старайся ты разобраться в ней, препарировать и разложить на простые составные. Сердце заходится, когда она чувствует его руку на своей талии. А сердцу не прикажешь, и оно, как назло, есть даже у богов. Наученная горьким опытом, сполна пронаблюдавшая, к чему приводят чувства, на примере бывшего мужа-громовержца, она даже и подумать не могла, что ее втянет в подобные водоворот. Ее, по природе совершено бесчувственную и сугубо объективную. Как вообще так вышло-то?!
Но факт оставался фактом, не спеша оставлять своих позиций. Бросить Локи Фемида не могла, даже с учетом всех его сигналов и всей укоризны в его голосе. Но играть по правилам вконец обнаглевшей родни тоже не хотелось. Впрочем, переходить грань и выводить Деймоса из себя она не планировала - чревато даже для нее. Он не из той породы, которую злить относительно безопасно. По этому, при всем своем желании уколоть тех, кто портит ей кровь, гречанка умолкла, находя жесткую и горячую, как раскаленный на солнце камень, ладонь Рыжего, и сжала с такой силой, что у любого другого затрещали бы кости.
- ...они находятся, как раз собирались двигаться я и Фемида. Верно, дорогая? - И ей остается только выжать из себя самую плотоядную из всех возможных улыбок. Вряд ли получается хорошо, но знающие ее родственнички явно сочтут этот жест эпилептика согласием. - ...И если со мной или с Фемидой что-нибудь случится, то информация может испортиться, понимаешь?
Это обнадеживало. Нет, не гарантировало того, что Локи не сдаст ее недоброжелателям буквально через пару минут, но вселяло какую-то призрачную надежду, что выпутываться самой не придется. По крайней мере, это именно он, и никто иной, ее в это впутал.
- Да ла-а-а-адно! - лениво протянула Эрида, - Сдается мне, что все наша дорогая сестра знает, а ты, как всегда, блефуешь, Локи. - голос ее тонок и почти визглив, но при этом томен. Сочетание вгрызается в мои уши, заставляя меня морщиться, как от приступа сильнейшей зубной боли, - Иначе с чего бы ты таскался с этой педантичной курицей, оберегая ее, как будто она хрустальная? Никогда не поверю, что вот она, - наманикюренный пальчик изобличающе тычет в мою сторону, - в твоем вкусе, милый. Значит должна быть более веская причина. Сам, будто, не знаешь, что если ее не станет, таким, как мы заживется легче?
- Таким, как вы, прости? - терпение Фемиды сдувается, как проткнутая шина, - Ты серьезно сравниваешь себя с Лофтом, милая?
Губы сами собой растягиваются в гаденькой ухмылочке. Она только что признала свое тайное восхищение умением Локи выходить сухим из воды в любой ситуации, но ей на это плевать. Неужели Эрида, гораздая лишь на глупые шалости, некоторые из которых приводят к колоссальным разрушениям, действительно считает, что она способна на что-то, подобное делам, проворачиваемым Рыжим?
- Сестренка, - от этого обращения гречанку внутренне передергивает, но она сдерживает закипающий в душе холодный гнев. Но какова гадюка? Настолько нарушать субординацию перед ней - титанидой?! - ты разве не понимаешь, что он пользуется тобой, прикрываясь и набивая тебе же цену? Да он разменяет тебя, как ненужную карту, как только поймет, что мы выигрываем.
- А вы что, серьезно выигрываете? - бровь удивлено взметнулась вверх, и гречанка еле сдержалась, чтобы не засмеяться. - Дешевый прием, Распря. Дешевый и всем известный еще со времен Троянской войны. Или ты наивно думаешь, что мы не учимся на своих ошибках? - а эта фраза больше адресована сидящему рядом Локи, к которому она неспешно поворачивается. "Не смей снова прикрывать меня!" - отчетливо говорят ее глаза, и даже становится немножко страшно. Это Деймос встречается с ней взглядом.
- Хватит, Эрида.
- Ну-у-у... Раз уж она и так - расходный материал для всех, то зачем сдавать ее Колибри? Не легче ли закончить все сейчас? - Холодок пробегает по спине, когда Фемида осознает, что где-то на уровне скатерти, уютно сокрытый от посторонних глаз, прячется в руках Эриды маленький, почти кукольный в своей кажущейся игрушечности пистолет. В глазах Эриды уже ни тени той наивности, какую она изображала последние минут пятнадцать-двадцать. Только глубокая бездна жестокости и жажды чужой злобы и боли, - С нашей стороны это будет даже милосердно, а Локи? Или, быть может, ты хочешь сделать это сам?

Отредактировано Natasha Oswald (2015-01-02 17:02:08)

+1

22

Как известно, истории свойственно повторяться. Возможно, в этом есть некий великий замысел, который откроется со временем; но если принять во внимание, что Великое Божество, всего лишь один из безымянных бродяг, с которым ты в прошлый четверг пил пиво в дешёвом баре, остаётся думать, что этой Вселенной изначально было отпущено ограниченное количество сюжетов, а при таком раскладе плагиат - неизбежное зло. Имеются в этом и свои преимущества: если достаточно часто попадать в один и тот же виток спирали, рано или поздно учишься выбирать наиболее удачную линию поведения, забьёшь все жёсткие места соломой и спрячешь подальше спички.
Правда, некоторые боги, как и люди, слишком твердолобы, чтобы учиться на своём опыте, но Локи не принадлежал к их числу. Слишком часто его припирали к стенке, чтобы он не развил в себе умения просачиваться сквозь любую кладку, однако вытаскивать вместе с собой кого-то ещё было для него непривычным аттракционом. Как правило, лишний балласт с лёгкостью сбрасывался, и это нередко позволяло выиграть время, сберечь силы и заработать прочие приятные бонусы, увеличивало расстояние между трикстером и его преследователями. В этот раз всё было иначе.
Почувствовав как рука Фемиды крепко сжала его ладонь, Рыжий сделал незаметное движение, обхватывая её ледяные от напряжения пальцы своими, мягко поглаживая их, стараясь этим жестом вселить в богиню правосудия хоть толику уверенности, которой не чувствовал сам, хотя и не признался бы в этом даже себе самому. Сдаться на милость своему страху значило проиграть ещё до того, как будут брошены кости. Он не повернулся к Фемиде, не бросил на неё взгляда, продолжая пристально, с видимым безразличием, следить за Эридой. Чёртова гречанка, внезапно, решила сломать все его планы из одного лишь непонятного упрямства, из так не кстати проснувшейся жажды крови. Лофт сам с удовольствием свернул бы сучке шею, насладился бы музыкой трескающихся позвонков, и может быть даже распил бы заздравную, как вампир присосавшись к венам и артериям богини, в которых текла пусть и не сомма, но едва ли менее бодрящая и могущественная жидкость. когда-нибудь, кто-то из них, доведённый до отчаянья, в поисках утраченной Силы решиться на подобное преступление, но сейчас Локи просто смотрел и улыбался.
Он не мог позволить себе подбодрить Фемиду взглядом, словом или даже ментальным прикосновением, которое с лёгкостью бы почувствовали двое других, Рыжий только сжимал её ладонь в своей под столом, касаясь подушечкой большого пальца тонкого хрупкого запястья, давая понять, что он с ней, что он обязательно придумает что-нибудь для их спасения, если только она ему доверится. И, судя по словам Фемиды, она действительно верила. Не потому, что не было другого выбора, а потому что считала его достойным доверия. Достойным. Это было слово из чужого лексикона, незнакомое и почти непонятное трикстеру, и вновь, как тогда, на Миссисипи, он ощутил нечто новое, странное, похожее на стыд, на страх и надежду одновременно. Фемида защищала его перед своими же, она... восхищалась им? Локи показалось на секунду, что он попал в какой-то странный, перевёрнутый мир, в котором всё встало с ног на голову, но стоило Эриде достать из складок одежды маленький кольт "детектив", сверкнувший холодным оком маленького смертоносного ствола в их сторону, как всё мгновенно вернулось на свои места.
Локи качнул головой, как бы отгоняя наваждение, поднял взгляд из-под стола, от смертельной игрушки, почти прижатой к соблазнительному округлому бедру Эриды, затянутому в тёмный чулок на острое, хищное личико богини и громко рассмеялся. Недоумение, мелькнувшее во взгляде Распри и явное недовольство Деймоса были ему наградой.
- Ты с ума сошла, душенька? - презрительно поинтересовался Рыжий, а затем подчёркнуто обратился к Дэймосу, интонацией и взглядом призывая его принять участие, так как из перепалки двух женщин бог ужаса благоразумно устранился. - Образумь свою женщину, Дэй. Если ты считаешь нужным посвящать бабу во все планы и замыслы, да ещё даёшь ей самой творить всё, что вздумается, ты ведь не ждёшь, что я совершу такую же ошибку? Я бы не доверил ценную информацию никому, в особенности такому слабому, ненадёжному и болтливому существу, - пальцы трикстера пару раз сжались и разжались на ладони Фемиды, этой условной азбукой морзе давая ей понять, чтобы она не вмешивалась. - Если я держу кого-то при себе, значит на то у меня есть свои причины, и я не собираюсь ими делиться с каждым встречным... понимаешь, к чему я веду? Не вынуждай меня говорить больше, чем следует. Это всё усложнит.
Деймос, собиравшийся было что-то вставить, вдруг осёкся, бросил короткий взгляд на Фемиду, почти вороватый, а затем вопросительно уставился на Лофта. Лицо грека сделалось ещё бледнее обычного, на высоких скулах выступили багровые пятна не то, от гнева, не то, от раздражения. Локи почти мог слышать, что происходит у него в голове: сейчас Деймос думал, что Рыжий использует богиню правосудия для своих целей, и что выходка Эриды могла навести пребывавшую в счастливом неведении и на всё согласную богиню на неприятные мысли, которые усложнят им всем общее дело. чтобы утвердить его в этих мыслях, трикстер медленно и коротко кивнул, продолжив вкрадчиво, немного понижая голос:
- И потом, нам ведь не нужно привлекать лишнее внимание, если мы хотим убраться из города быстро и не оставив следа. Чем скорее мы тронемся в путь, тем быстрей сможем поделить деньги... А брать в долю кого-то ещё не нужно ни мне, ни тебе. Так?
- Убери оружие и заткнись, - сквозь зубы процедил Деймос, обращаясь к своей спутнице. - Сейчас не время для этого.
По губам Кошмарного скользнула тонкая скользкая улыбочка, которую Рыжий успел поймать, улыбнувшись в ответ, демонстрируя тем самым, что принял её как обращённую к себе, хотя отлично видел, что она означает. "Сейчас не время. Время придёт, когда мы будем держать в руках наличность. Тогда мы сможем разобраться с ними обоими. Тогда мы потешимся в удовольствие". Что ж, Деймос был не первым, кто сделал ту же ошибку.
- Вот так-то лучше. Мы ведь все здесь друзья, а некоторые даже родственники... К чему нам ссориться?
Вернувшийся с подносом официант заставил всех четверых ненадолго умолкнуть. Пока парнишка расставлял на столике заказ, Лофт аккуратно высвободил свою руку из пальцев Фемиды, прикурил сигарету, глубоко затянулся, с удивлением обнаруживая, что нервничает, впервые, возможно, за несколько сот лет. Выпустив в тёплый душный воздух кафе плотную струю табачного дыма, Рыжий лениво поинтересовался:
- У вас ведь есть транспорт? Моя машина, увы, недосягаема, а нам предстоит долгая дорога в провинцию... - заметив, как Деймос навострил уши, Локи коротко ухмыльнулся. - Нет, я не буду говорить название конечного пункта. Не сейчас. Всё в своё время, Дэй. Здесь слишком много посторонних ушей, а ты никогда не знаешь, кому они могут принадлежать... Лучше договоримся об условиях. Ты запросил свою цену, я же в замен хочу гарантий безопасности. Для себя и Фемиды. От тебя и от твоей... подружки. Я не хочу, чтобы с нами произошёл несчастный случай. Любая неожиданность пойдёт тебе в зачёт... Ты не будешь задавать мне вопросов и станешь следовать моим указаниям вплоть до того момента, как мы доберёмся до места. по рукам?..
- Аид тебя забери, ты ведь знаешь ответ, Лофт. По рукам, - недовольно выпалил Деймос, бросая косой взгляд на свою подругу, как бы пытаясь увериться в её благоразумии.
- Отлично! - с преувеличенной жизнерадостностью воскликнул Локи, поднося к губам чашку с горячим кофе. - В таком случае, нам стоит выпить за это. А после, раз мы уже готовы, выдвигаться в путь. Я бы хотел успеть добраться до какого-нибудь мотеля в ближайшие несколько часов. Мне нужно отдохнуть, да и всем нам это не помешает. Не так ли, дорогая?
Наконец развернувшись к Фемиде всем корпусом, трикстер улыбнулся так лучезарно, как отнюдь себя не чувствовал.

+1

23

Слова Локи, помноженные на дуло пистолета, так непривлекательно смотрящего куда-то в район ее желудка, били, как наотмашь. Но на месте трикстера, патологически честная правдолюбка... поступила бы так же. Локи врал. Точнее - недоговаривал и искажал факты, как умеет только он. Он так не думал. Не думал ведь?
По крайней мере, Фемида очень хотела бы верить (забавное слово, применительно к данному богу), что скандинав не считает ее "слабым, ненадежным и болтливым существом". Но никуда не денешься, придется подыгрывать. Можно даже попытаться обиженно надуть губки, но знающая ее родня может не поверить настолько наигранной реакции. Поэтому значительно безопаснее сделать спокойное и отрешенное лицо - до последнего времени собраться-греки вообще считали, что Фемида не наделена такой чертой как эмоциональность. В смысле - совсем. Не умеет она испытывать эмоции, по мнению большинства.
Ох, как же они ошибаются!
Сейчас Фем была не до конца уверена, какая именно из захлестывающих эмоций преобладает. То ли жгучее желание убраться от этих не то чтобы людей, да и вообще - отсюда - подальше, или вцепиться в тонкое бледное горло Эриды голыми руками. Отчего-то казалось, что при большом желании и некотором старании титаниде это удастся, и она с легкостью оборвет эту жизненную ниточку, не испытывая особых угрызений совести. Ну а за счет того, что участие Фемиды в переговорах было даже не то, чтобы нежелательно, а строго противопоказано, она старалась изо всех своих божественных сил думать в самых красочных подробностях, как ее аккуратно наманикюренные пальцы впиваются в тонкую, как у посиневшей курицы, шею Распри. Это было даже... приятно.
Впрочем, следить за обсуждением нужно, ведь сейчас они не в игрушки играют, хоть вся эта история и отдает дешевым первоапрельским розыгрышем. Очень дешевым. "Локи я еще все скажу, только наедине останемся и..."
Дальше мысли пошли как-то не совсем в то русло, и Фемида, досадливо поморщившись, взглянула на родственничков и неожиданого соучастника. Они ведь теперь так называются, верно? Эрида уже успела спрятать свою смертоносную игрушку, испустив вздох такого неподдельного разочарования, что сразу стало понятно все неприкрытое неприятие ее к персоне самой титаниды. "Успокойся, милая, я люблю тебя еще сильнее, мне для твоего убийства даже пистолет не нужен..."
Дей, в свою очередь, растерял всякое самообладания, став похожим больше на предвкушающего пакость школьника, чем на матерого афериста. "Эх, Гермеса на вас нет. Ну да ничего, радуйся, радуйся, Деи, и тебе трусы на голову натянут, не сомневайся, деточка"
Фемида, кажется, не узнавала сама себя во всех этих рассуждениях. Как-то странно на нее влияло присутствие Рыжего, но, как ни странно, именно сейчас богиню это не тяготило. Она была склонна верить словам Локи о том, что если бы не его вмешательство (его это вмешательство, а не предыдущие, повлекшие всю эту кутерьму) - она была бы уже мертва. Конечно, никто не застрахован от того, что это не случится в ближайший час, но так хоть немного интереснее. Умирать в постели, в окружении внуков, в планы Фемиды уже не входило.
- ...Любая неожиданность пойдёт тебе в зачёт... Ты не будешь задавать мне вопросов и станешь следовать моим указаниям вплоть до того момента, как мы доберёмся до места. по рукам?..
- Аид тебя забери, ты ведь знаешь ответ, Лофт. По рукам! - "Поздравляю, ты только что приобрел себе карманную собачку" - короткий взгляд на Деймоса, затем - на Эриду. "К слову, у собачки блохи"
- ...Мне нужно отдохнуть, да и всем нам это не помешает. Не так ли, дорогая?
- Не могу не согласиться, - как можно более равнодушно бросила Фемида, уткнувшись в свою чашку с кофе. Так и промолчала потом вплоть до момента, когда вся четверка вышла из кафе и направилась куда-то, где был припаркован автомобиль Эриды.
"Славно. Блоха еще и дрессированная. Надеюсь, этой сучке не придет в голову гениальный план убить нас в случайной автокатастрофе?"

+1

24

Остаток времени, отведённого на не слишком светское чаепитие, пролетел почти полностью в напряжённом молчании. Взведённым богам, занятым каждый своими переживаниями, приятными или не слишком, говорить друг с другом было попросту не о чем. Теперь, когда основные вопросы делёжки нечестно награбленных сокровищ были решены, роли распределились в соответствии с заданным сценарием, оставалось только перекидываться короткими, условно-вежливыми фразочками, чтобы ничем не выдать своих карт противнику, которого не стоило недооценивать. Внешне ни Локи, ни Деймос не казались сильно обеспокоенным, словно предстоящая им поездка за город была чем-то вроде увеселительной прогулки, весёлого пикника, которого оба бога с нетерпением дожидались уже давно. Никто не обмолвился о тех сложностях и опасностях, какие таил в себе поспешный отъезд, учитывая состояние дел Уицилопочтли, разъярённого потерей денег и союзников, припёртого к стенке; не говоря уже о том, что ждало их после того, как все эти неприятности останутся позади, и они вчетвером окажутся с приличной суммой на руках.
Когда чашки были наконец опустошены, - с такой сосредоточенной деловитостью, будто от этого зависели судьбы мира, не иначе,  - они по очереди поднялись со своих мест. Первым к выходу двинулся Деймос, запахивая на себе плащ, следом Лофт, поддерживая под руку Фемиду, а замыкала процессию, к вящему неудовольствию трикстера, никак не желавшего получить пулю в спину, сама Эрида. Судя по тому, что Рыжий знал об этой богине, по наслышке или из личного опыта, у Распри достало бы нервов действительно устроить пальбу в этом тихом и почти благопристойном заведении на виду у посетителей, рискуя вызвать переполох, полицию и людей Колибри, которые были в этот момент едва не опасней всего остального для беглецов. Человеческие жизни, равно как и закон, людской или божий, Эрида не ставила ни во что, а острые ситуации только щекотали её нервы. Возбуждали. Тем более уступать кому бы то ни было она не любила никогда.
Пальцы Локи чуть сильнее сжали ладонь Фемиды, когда они вынырнули в ненастный полумрак улицы, как будто он боялся потерять её, если отпустит, как это случилось с беднягой Орфеем. Дождь немного поутих, да и машина Деймоса, по счастью, оказалась припаркована недалеко, так что пару минут спустя они уже устраивались в пахнущем новой коже тёмном и дорогом салоне: Дей за рулём, его подруга на пассажирском кресле, а парочка "пленников" позади, - что более чем устраивало трикстера.
Ему нужно было подумать. Взвесить шансы, прикинуть варианты и возможные пути отхода. До сих пор Рыжий, как ему это вообще было свойственно, действовал по наитию, без какого-то ясного плана, поскольку его прежние схемы вовсе не включали в себя присутствие двух других действующих лиц. Теперь надо было перестроить всю систему согласно изменившимся обстоятельствам, и именно этим Лофт планировал заняться в ближайшие несколько часов, пока они не выедут из Чикаго.
- Куда?
Поинтересовался Деймос сухо, заводя мотор и трогаясь с места. По салону вместе с рокотом механизма начало разливаться тепло печки, приятно обволакивая озябшую кожу. Локи машинально, каким-то удобным и привычным жестом положил ладонь на талию Фемиды, привлекая богиню чуть ближе к себе, - отчего-то эти прикосновения его успокаивали, как и лёгкий запах её волос и кожи, особенно явственный сейчас, когда искусственные ароматы духов и косметики частью выветрились и смылись. Раздвинув тонкие губы в едва заметной улыбке, трикстер так же коротко ответил:
- В сторону Индианаполиса. На шестидесятом километре будет мотель, там можно заночевать. Место не роскошное, но спокойное и чистое.
Так и оказалось: приземистое двухэтажное здание, выдававшее своим видом ночлежку не самого высокого пошиба, стояло на съезде с шоссе. Всего несколько окон были освещены, не считая офиса менеджера. Когда машина затормозила рядом, Лофт первый выскочил наружу, помогая выйти Фемиде. В помещении из-за деревянной конторки на них равнодушно взглянул пожилой мужчина, с обвислыми как у моржа усами и бесцветными голубыми глазами, плававшими за толстыми стёклами очков как две полудохлые рыбины в аквариумах.
- Женаты? - поинтересовался он лениво оглядывая две пары.
- О да, разумеется, - уверил его Рыжий, указывая, вначале, на Деймоса и Эриду. - Мистер и миссис Найтмар, а так же мистер и миссис Лофт. На одну ночь.
- Два семейных номера на втором этаже, - не задавая больше никаких вопросов, усатый протянул два ключа, как только Локи оставил в журнале напротив соответствующей записи свою подпись - за всех.
Распределение ролей явно пришлось не по сердцу Эриде, пытавшейся возразить, что вместе с каждым из пленников следует остаться кому-то из них с Деймосом, но слова её не достигли ушей спутника Распри, ограничившегося коротким предупреждением:
- Если ты попробуешь сбежать, Лофт... я найду тебя и твою подружку. И вы горько об этом пожалеете.
- Нисколько не сомневаюсь в твоём рвении, Дей. Доброй ночи.
Только оказавшись в номере, наедине со своей новоиспечённой "супругой", трикстер выдохнул с облегчением, которого даже не собирался скрывать. Не разуваясь, он рухнул на широкую двуспальную кровать, вытянулся на ней и, посмотрев на Фемиду оценивающе, неожиданно спросил:
- Я надеюсь, ты не собираешься выгнать меня спать в кресле, жёнушка?

+1

25

Не смотря на то, что Эрида заявила, что это ее "детка" припаркована за углом, за руль, хвала Зевсу, сел Деймос. Уж этот, горя желанием нажиться, вряд ли захочет прикончить их посредством шумной автокатастрофы. А это значит, что можно откинуться на сидении и прикрыть глаза, хоть на секунду представляя, что всего этого нет. Что ничего, Цербер задери, не произошло! Рука, оказавшаяся на ее талии, неожиданно оказала успокаивающий эффект, хотя, по идее, должна была жутко раздражать и нервировать. Но присутствие рядом Локи перестало ощущаться чем-то из ряда вон выходящим и парадоксальным. Не данность, конечно. Скорее - неизбежное зло.
Неизбежное зло... Хм, оказывается, это не самое подходящее Рыжему определение. За те короткие встречи, что преследуют их последние годы, Фемида осознала, что стала немного лучше понимать скандинава, а где-то даже и уважать его. Например, за самоотверженную преданность делу. Ей это, оказывается, очень нравится.
Она даже и не заметила, как из томных и текучих размышлений провалилась в дрему, убаюканная мерным покачиванием автомобиля и тарахтением двигателя. Уронив голову на плечо трикстера, Фемида, кажется, проспала всю дорогу, так и обкатывая в своем поверхностном сне последнюю "проговоренную" мысль. "Мне это, кажется, даже нравится..."
Машина резко качнулась вперед, тормозя, и Фем, вздрогнув, пробудилась, часто моргая и щурясь на свет фонарей. Неспешно облокотившись на услужливо поданную руку Локи, богиня покинула автомобиль, так и пребывая в легком эйфоричном состоянии нереальности происходящего. Поэтому она даже не стала огрызаться на "мистер и миссис Лофт", лишь дежурно улыбнувшись мужчине за стойкой, и позволила увлечь себя на второй этаж, не слушая возмущенное сопение Эриды, планировавшей, судя по всему, всю ночь изводить ее лично. Накася выкуси. "Мистер Лофт" прекрасно справится с этой задачей.
Как только дверь за парой закрылась, Фемида с удивлением услышала тяжелый вздох Локи. Тот уже, к слову, развалился на кровати, и выглядел довольно бодрым, чего не сказать о ней. Судья предпочла списать это на усталость от насыщенного событиями дня, хотя, как никто иной понимала, что все это из-за изменений, которые происходили сейчас в ней, убивая часть ее мировоззрения. Локи был опасен для нее по всем показателям. Особенно своим влиянием. Особенно ее неконтролируемой, но уже неоспоримой симпатией к нему.
- Небо упаси, спи ты где хочешь, - бросила она, потирая глаза и опускаясь на краешек кровати, - Только подвинься, главное. А потом все-таки соизволь хоть что-то мне объяснить. Мне не нравится играть вслепую, даже если это более безопасно. Не заставляй меня прибегать к способностям. Хотя бы скажи, что приблизительно делать дальше, помимо того, что не злить эту дуру... Я же не усну, пока ты не расскажешь.
"Ага, как же. Еще как усну. Я вообще сейчас могу спать даже стоя" - наплевав на субординацию и прочее, Фем так же откинулась на кровати и подползла к теплому боку трикстера, свернувшись калачиком и пряча лицо в его рубашке.
- Локи, мне лень умирать сегодня. И даже завтра лень. Будь добр, выкрутись, как ты это обычно делаешь, ладно? Иначе я тебя сошлю на кресло, муженек.
От Локи пахло дымом и чем-то еще, терпким  свежим одновременно. Приятно. Странно, от такого беспокойного субъекта такой приятный и успокаивающий запах...

+1

26

Локи весело взглянул на Фемиду, чуть склонив голову на бок и улыбаясь - легко и мягко, будто бы происходящее вокруг его вовсе не заботило, или он хотел показать ей, что всё под контролем? Может быть, так. Почему-то рядом с этой гречанкой трикстера как никогда и ни с кем раньше преследовало желание оказаться лучше, более умелым, знающим, пронырливым, чем на самом деле; а это дорогого стоит, учитывая хвастливую и задиристую природу скандинава, и без того считавшего себя лучшим из лучших. Впрочем, не смотря на внешнее, показное бахвальство, Рыжий всё же умел оценивать ситуацию и свои преимущества критически.
Он медленно потёр кончиками пальцев нос, как делал, если собирался соврать и был совсем не против, чтобы его в этом улучили, потому что в тайне затевал ложь куда большую или совершал один из своих грандиозных обходных манёвров, которыми был занят постоянно. Иногда Лофту казалось, что не крутить какие-нибудь аферы он просто не сможет, и, скорее всего, так оно и было, потому что это составляло его суть, а если суть изменится, то божество неминуемо погибнет. Или превратиться в кого-то другого, но проверять это Рыжий не собирался. Нет, спасибо. Он послушно подвинулся, но не слишком сильно, освобождая рядом с собой местечко как раз достаточное, чтобы богиня могла улечься, но была бы вынуждена при этом прижаться к нему.
- Не уверен, что будет безопасно посвящать тебя во всё... для нас обоих, - добавил он с внезапной серьёзностью во взгляде, хотя голос оставался немного насмешливым, почти игривым, пока Локи следил за тем, как Фемида укладывается, не раздеваясь, по его примеру. - Но, наверное, ты права. Мне стоит рассказать тебе кое-что, - он едва слышно вздохнул, откидываясь так, чтобы придвинуться к уютно свернувшейся богине ещё ближе, коснуться ладонью выгнутой спины, провести вверх по ткани платья, оглаживая, полу обнимая и удивительно-оберегающим жестом прижимая её к себе. - Ты не умрёшь. Никто из нас не умрёт, слышишь?
Добавил трикстер строго, вдруг поворачиваясь, чтобы заглянуть Фемиде в лицо, расслабленное и сонное, сомлевшее. За прошлые встречи Рыжему несколько раз приходилось видеть эту суровую и жёсткую богиню в таких ситуациях, где маска её трескалась, давая заглянуть глубже, увидеть там, внутри, всего лишь женщину, а не каменную статую, но никогда впечатление не было настолько сильным, и на несколько мгновений это так сильно поразило Лофта, что он застыл. Слова замерли на кончике языка, не озвученные, а сам он в изумлении изучал открывшееся ему диво.
- Не засыпай, дорогая. Пока ещё нельзя, - проговорил он наконец мягко, осторожно касаясь пальцами щеки гречанки, стараясь привлечь её внимание к себе и к тем вопросом, которые она уже задала, требовавшим немедленных ответов. - Послушай... послушай меня хорошенько. Никаких денег нет. Они были, но... теперь они уже все пущены в оборот. Я не мог ждать, пока кто-нибудь придёт и захочет забрать их, сам Уицилопочтли или кто-то умный из его окружения... На свой куш я открыл небольшое прибыльное дельце в другой части страны, и собирался туда как раз в тот момент, когда узнал о... твоих неприятностях.
Ему достало совести, или чего-то, заменявшего сей атавизм ловкому пройдохе, чтобы отвести взгляд, при мысли о том, что именно его действия навлекли ту бурю, что сгустилась над головой судьи, хотя и помимо его воли. Странность заключалась в том, что Локи был почти что... рад этому? Определённо, с ним творилось что-то неладное. Ещё немного, и Лофт начнёт творить благородные дела на право и налево, а учитывая чем обычно оборачиваются его поступки, то и без того потрёпанные войной и финансовыми неурядицами Штаты ждёт тяжёлое времечко.
- В общем, мы едем к пустому котлу. И нам нужно скинуть этих двоих со своего хвоста раньше, чем они это поймут. На всё про всё у нас два дня, пока мы сможем их морочить, главное не переусердствовать с этим... Мы будем уступчивы, но не чрезмерно, это может вызвать подозрение. И мы будем волноваться, ровно настолько, чтобы они чувствовали себя хозяевами положения, но не заподозрили подставы... Кроме того, меня всё ещё волнует наш кроха-Колибри, - признался Локи с озабоченным видом. - Учитывая твоё отсутствие, он может выйти под залог уже завтра, а если нет, то узнать через своих ребят, которых мы сегодня оставили с носом, что трое из его бывших соучастников и одна мятежная судья в спешном порядке покинули город. Что там не говори, а он не идиот. Он быстро поймёт, что к чему, и тогда к нашей маленькой экспедиции присоединиться ещё одна... Этого нам точно не нужно.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Иди со мной, если хочешь жить!