Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » и мое сердце остановилось. ‡мое сердце замерло.


и мое сердце остановилось. ‡мое сердце замерло.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Mason & Billy
07.11.14
Traveler's Coffee
http://funkyimg.com/i/RCfS.png
Бедный несчастный Мэйсон мучаясь от мук безнадежной и безответной любви к прекрасному воробушку, пытаясь справиться с ломками и смириться, что жизнь несправедливая штука - ищет себе занятие и кучу-кучу подработок. Очередным пунктом в его огромном списке вакансий оказывается небезызвестное кафе в западном районе Сакраменто. Грудь колесом, мнимая уверенность плещет ручьями из карманов стиранных джинс - но все это идет к черту именно в тот момент, когда взгляд юноши падает на нее - на девушку, которую он оставил в Нью Йорке целый год назад. Приятного прочтения.

Отредактировано Mason Malik (2014-12-09 22:06:18)

+2

2


Судьба слишком жестока.
Часто разлучает с теми, о ком думаешь перед сном
.

Можно продумывать хоть на сто лет вперед, но никто не может предугадать свои чувства. Можно убедить себя в психической вменяемости, стабильности, психическом спокойствии; можешь думать что нет какого-то определенного качества, так как человек такое существо что никогда не будет иметь возможности объективно оценить себя до конца. Но как бы оно не было, когда наступает тот самый момент, знаешь ли ты что будешь дальше? Застают врасплох, и все. Вся личность теряется куда-то далеко далеко, все мужество и храбрость, в которой она так долго себя убеждала, попросту смываются каплями неожиданности с взволнованного личика. Лишенные оружия, сможете ли вы справиться? Спасутся лишь самые храбрые, те кто вечно шагают по грани безумия, но где гарантия в чем либо? Никогда не знаешь что будет дальше, в любую секунду этой минуты свет может обрушится, и все, больше ничего не будет. Можно сойти с ума, наверное, если всегда будешь таким образом. Поэтому... может лучше совсем не думать? Ведь правильно, как часто в вашей жизни случалось так что более глупые, недостойные люди получали намного больше чем вы? Опять таки, может лучше пропустим эти случайные размышления и перейдем к самому вопросу.
Вильгельма всегда была слишком эмоциональной. Даже будучи маленькой девчушкой, она всегда невероятно остро и ранимо воспринимала мир вокруг себя. Эмоции - непозволительная роскошь, ведь их уже почти никто не чувствует. Люди одевают маски, кто-то с целью прикрытия своих уродливых ран, кто-то просто так, воспринимая жизнь как игру, но все очевидно. Сколько искренних чувств? Почему так тяжело достучаться до кого либо? Ничего удивительного. Можно жить с кем-то целую жизнь, а так и не узнать его, ведь маска очень хорошо подошла к его лицу, да так что ни разу не соскользнула. Эти маски, что оказываются, почти чуть ли не обязательная часть, ей никогда не были понятны. Ее можно было читать как открытую книгу, чем многие и пользовались, при том что девушка совсем не была глупой. И именно поэтому, так часто, она выходила из себя, постоянно переживала и нервничала.
Первым серьезным сотрясением стал развод родителей. Это было так неожиданно и от этого так больно. Тяжело когда прежний уклад рушится, а тем более когда родные тебе люди, падают в глазах. Вторым же разочарованием стала прошлая зима, когда тот, в кого она впервые влюбилась, просто пропал без следа. Сейчас, думая обо всем этом что произошло, она уже не чувствовала ничего, но ведь еще совсем недавно душа сотрясалась а слезы не усыхали. Как бы тяжело не было, она всегда брала себя в руки. Взяла себя в руки в первый раз, решила проблему. Ей не привыкать. Но вот со вторым кажется, будет немного потяжелее. Зачем она приехала в Калифорнию? Ну, ладно, ей хотелось переменять немного обстановку, так как у дяди своих проблем выше-крыши, не хочется чувствовать себя обузой, будучи полной жизненных сил и энтузиазма. Но почему именно Сакраменто? Почему выбирая между Сан-Франциско, Лос-Анджелесом и Сакраменто, она не выбрала любой из первых двух прекрасных городов, а именно Сакраменто? Она же ведь не пенсионерка, чтобы бежать от шума и толпы. В этом странном городе девушка находится уже почти полгода, и странно, но она не предприняла ни одной попытки чтобы найти Малика. Зачем? Для чего? Но то что она это не сделала, это не значит то что ей этого не хотела. Билли чувствовала себя невероятной слабачкой. Даже себе, она уже не могла признаться в чувствах. Вильгельма просто элементарно запуталась в эмоциональной стороне своей души... для той что собирается становится психологом и помогать людям с их тараканами, странно, разве нет?
А все остальное действительно шло прекрасно. Учеба давалась легко и интересно. Билли быстро нашла работу, типичную студенческую. Ее будни протекали по распорядку кровать-учеба-работа-вечеринка-учеба, образуя даже не круг а водоворот что засасывал с головой. И она была довольна. Это оставляло меньше времени для каких либо дурацких мыслей.
Очередной рабочий день, вечерняя смена лишь только началась. За окном угасало все еще теплое солнце, освещая асфальт. Вилли же стояла за стойкой, моя чашки. Кажется, девушка не видела ничего перед собой, ну скажем так, она не Золушка, но посуду ей мыть нравилось. Куда лучше, чем вытирать пыль или гладить, или даже стирать, это что касается домашней работы. По радио звучал старый рок, кажется это были The Who, поэтому девушка мелодично постукивала ногой в такт песне. Увлекшись, она не заметила кто вошел в кафе, и подошел к ее менеджеру, что сидел тут за одним из столиков. Ровно как, Билли и знать не могла что у этого парня было уговорено собеседование о работе. Мысли были пустыми, банальными, и просто пролетали сквозь голову. Домыв чашку, однако, девушка заметила что в кафе зашли новые посетители, и поэтому подождав немного, она направилась к столику. Но...

Отредактировано Billy Milligan (2014-12-10 03:54:13)

+1

3

бывают случаи
когда ты не можешь поступать ответственно
не можешь вести себя как взрослый, разумный человек
ты просто вынужден делать то
что тебе вдруг взбрендило.


Когда я встретился с ней взглядами, мое сердце действительно остановилось, и на какое то мгновение мой воспаленный и испуганный мозг вообразил, что я внезапно умер, и ее присутствие рядом было всего лишь иллюзией, знаете, когда перед самой кончиной ты отчаянно перебираешь в своей голове лица тех, кто был тебе особенно близок. Билли была именно таким человеком, воспоминания о котором я хранил в самом затаенном уголке своей души, не тревожил его, чтобы не ворошить прошлое и жить исключительно настоящим. Испытывал ли я сейчас стыд? Пожалуй, мое пунцовое лицо, которое словно ошпарили горячим кипятком — говорило о моем состоянии без лишних слов.
Но обо всем по порядку, верно?
В Сакраменто я уже довольно таки давно чувствовал себя своим человеком, этот город отныне не казался мне чужим и посторонним, сам того не замечая, я стал его частью, маленькой крошкой в истории этого великого поселения — маленьким коротким лучом, изогнутым, кривым, неправильным, что вечно ломается сталкиваясь с внезапными препятствиями. Вот и сейчас, не смотря на внешний комфорт и ощущение важности и собственной необходимости, я был сломлен. Неурядицами в личной жизни, полнейшим разочарованием в великом и таинственном чувстве любви, отсутствием взаимности в моей жизни, и самое главное, отсутствием мозгов и здравого смысла в своей голове. Верно, мои, с виду идеальный отношения с Джули закончились ни чем, отношения с Руни, которые и отношениями то назвать сложно, кончились так и не начавшись. Пару месяцев назад я уже похоронил свои высокие и трепетные чувства к ее стройным и тонким крылышкам, но во сне эта блондинка все так же посещала меня с завидной постоянностью, словно смеясь над моими попытками жить дальше.
Я изнывал от беспокойства, от собственного безделья, прекрасно понимая, что свободное время все чаще трачу на воспоминания об этом прекрасном создании, которое никогда увы, не станет моим. Меня это печалило, превращало из обычно активного и добродушного парня в хмурого и унылого Малика, что было мне совершенно не свойственно.
И поэтому, в один прекрасным момент я решил, что пора что-то менять в своей жизни — избавить себя от свободных минут, заменив их на постоянный труд и работу — трудотерапия — это единственный метод борьбы со страданиями, что пришел мне на ум и подошел как раз кстати.
Этот кафетерий был уже четвертым в моем огромном списке свободных вакансий, на которые я пытался пробоваться. Тяжелые стеклянные двери на удивление легко поддались, и я шагнул внутрь, уверенным и твердым взглядом осматривая помещение. Приятная ритмичная музыка, бестолковый треп посетителей, молодые официантки носились от столика к столику, выполняя каприз любого, самого искушенного клиента. На мгновение эта картина показалась мне до безумия прекрасной, и я даже возомнил, что именно здесь зажелаю остаться и проводить выходные от работы поваром в ресторане. Мне было все равно, какую роль мне уготовит мое будущее начальство, я был согласен даже подметать полы и протирать столики, лишь бы оставили меня в этих уютных стенах и выдали такую же очаровательную форму.
Шаг вперед, еще один, аккуратно обхожу посетителей, пытаясь не попасться на пути у активных девчонок с подносами в руках. Но увы и ах, некоторые встречи случаются, даже не смотря на то, что ты строишь из себя самого осторожного человека во всем мире.
Именно так мы и столкнулись — я обходил очередной выдвинутый стул, она направлялась к очередному столику, но как только наши взгляды встретились, вместе со своим сердцем остановился и я.
Секунда, вторая — кажется, мы могли простоять так целый час, тупо уставившись друг на друга и не веря собственным глазам.
- Б... Билли? Что ты тут делаешь? - Мой голос вот вот сорвется на истеричные ноты, и пытаясь унять дрожь в руках, я спрятал ладони в карманы джинс, якобы безмятежно раскачиваясь на пятках. Я ни разу не вспомнил о ней, как только оказался в этом городе, как только столкнулся нос к носу с Руни Ларкин, я совершенно забыл о Миллиган. И о своем обещании звонить, писать, приезжать в гости. Эх, а когда то я думал, что быть еще большим козлом мне никогда не получится. Как же я ошибался, блять, как был не прав. - Привет, давно не виделись.
Во время вспоминаю о правилах приличия, но все это выглядит все равно до ужаса бестактным. Желание работать здесь так же мгновенно выветрилось, как и сила духа из моей груди. Чувствовал себя мелким нашкодившим котенком, которого сейчас будут тыкать мордой в лужу. Не хочу так, хочу незаметно смыться и в будущем обходить это место за три километра. С меня достаточно проблем с девушками, я и так себя слишком изнуряю мыслями о них.
Что мною двигало сейчас — я не знаю. Вместо собеседования, поиска администратора или что-то там еще — я просто плюхнулся за свободный столик, неуверенно роясь глазами по картонному меню, чувствуя как Уилли терроризирует меня строгим взглядом, скрип ее ручки о блокнот отвлекал меня и нервировал — словно я должен был что-то сказать, что-то важное, что-то чего она ждет от меня уже целую вечность, но я, как обычно — произношу очередную глупость.
- Мне просто воды со льдом, да. И да, ты замечательно выглядишь, на секунду, я даже потерял дар речи. - Это не была лесть, выглядела она волшебно. Особенно, если я на секунду забуду о том, что она, судя по всему, моя бывшая, третья из числа тех, кому я насолил выше крыши, и возможно, через минуту-другую именно она станет причиной моего свежего и яркого фингала под глазом. Ну и что. Я заслужил.

+1

4


Ей будет больно, но её выручит гордость.

Странное же это состояние - существовать. Никогда не знаешь что будет дальше, в какую же сторону подует ветер перемен. Пытаешься понять что либо, а не понимаешь ничего, и путаешься еще больше. Думаешь что живешь стабильно, что все хорошо, а потом вдруг бам! и просто, не знаешь что делать дальше. Пытаясь собрать все мысли в кучу, пытаясь понять что же ты сделал или не сделала не так, но ничего у тебя не выходит. И правильно что не выходит. Ведь жить, это крайне нестабильное состояние. Ты можешь быть счастливым, упиваться своим счастьем, а потом выйдешь на улицу на следующее утро и кирпич упадет тебе на голову. И кто защищен от этого? Нет, ты конечно можешь носить шлем каждый день на голове, чтобы такого не случилось, но разве, закрываясь в скорлупу страха и трусости изменишь что либо? Впрочем, как и если ты будешь каждый день бороться, никто не сказал что у тебя это получится. А ведь жизнь именно таких и сжирает, не тех у кого нет храбрости, потому что они сами себя в итоге и убивают именно этой трусостью, а тех кто решительно противостоит. Легко сказать не могу, другое дело сказать сделаю. И если игра окажется удачной, то цель действительно оправдывает средство.
За эти два года в Америке, она окончательно повзрослела. Честно говоря, иногда она задумывалась о том, что может стоить прекратить эту игру взросления и вернуться в Германию. Но потом она понимала что не сможет жить там, как это было раньше. Она уже не была такой. Перспектива жить с матерью и ее новым мужем под одной крышей, видится по выходным с постаревшим отцом и очередной подстилкой, что годится ей в сестры, нисколько не радовала ее. И именно поэтому, все эти мысли, не успев даже разыграть хоровод в ее голове, заканчивались. Больно было думать об этом. Правда больно. Вот где она правда была слабачкой.http://media.tumblr.com/bddb1865aed4d95e86a8ac2df2a99a3d/tumblr_n27q6e2buK1qll70fo7_250.gif Но не это было единственным душевным терзанием девушки. Иногда, от скуки, она воображала что будет делать если когда нибудь встретит Малика. И честно говоря, нет, она не знала еще тогда что ему скажет. Ладно, если бы в ее голове хотя бы была какая нибудь невероятная речь, ладно бы если бы в ее крови была хоть капелька гнева, но нет. Ничего не было. И лишь эта пустота - была и сейчас. Единственное, может, что заполняло ее душу и сознание постепенно, так это шок и неожиданность. Давно уж она не чувствовала себя настолько потерянной, настолько ошарашенной. Что же, спустя год, она могла с уверенностью сказать что пожалуй это был самый неинтересный и скучный год ее жизни, ничего не изменилось. Как бы она себе не говорила что ей плевать на него, что это его дело что он ушел из Нью-Йорка, более того, это его выбор что он ее бросил одну там, нет, эта девочка никогда не спадала на самоуничижение, даже в самые тяжелые моменты своей жизни. Казалось что у нее действительно все хорошо, по крайней мере она пыталась чтобы это было так. Все это время, Билли лишь пыталась наладить свою жизнь. Получилось? Можно сказать что да. Свидания, редкие отношения, учеба, работа, все это имело места быть в ее жизни. Переезд из Нью-Йорка не был таким уж тяжелым, так как невозможно привязаться к городу за два года. После всего того что произошло, она и вовсе зареклась себе что больше никогда ни к кому ни привяжется. Правда было достаточно. Вильгельма училась на психолога и сама понимала что все в нашей жизни зависит от восприятия. Но просто намного легче взять и не думать. Другое же дело получится ли это. Она думала и думала об этом всем, но никогда не задумывалась о том что будет дальше, если когда нибудь увидит его заново. Теперь же, когда это снова происходило... она была полностью потеряна.
- Мэйсон? О, как неожиданно, - слегка не уверено спрашивает его она. Возможно звучит наиграно, но на самом деле, даже сейчас, в этот самый момент, в голове не особо укладывалось что он все таки тут. За этот почти год она не следила за ним, не сидела на его страницах в социальной сети, ожидая от него какой либо весточки, нет. Слишком большую боль, он ей причинил чтобы она была в состоянии это делать. Именно поэтому, она не знала как вести себя с ним дальше. Гордыня, вот пожалуй плохое чувство что помогало ей жить дальше. Только вот если бы она была не такой добродушной, другая бы с ним даже и не заговорила. А ей лишь трудно подобрать слова.
Билли неуверенно улыбалась, честно говоря чувствовала она себя ужасно. Об этой встрече она мечтала год, но не такой видела ее она. Но если быть еще честнее, она даже не знала какой она ее видела. Сознание трещало о том что пора себе брать в руки, что же, она была согласна со своим сознанием.
- Меня перевели сюда, - небрежно отвечает девушка. - Тебе что то принести? - она пытается быть официальной и соответствовать своей работе. Кстати, работа эта совсем не по ней, ну вот не нравится ей разносить напитки, слишком она мечтательна для этого. Так что наверняка пора подумать о чем-то ином. Но об этом она подумает точно не сейчас.
Билли приносит ему воду, и просто не может себя удержать чтобы не продолжить разговор. Наверное, это ошибка. Наверное, так нельзя делать.
Блин, уважай себя.
Нет, не выйдет.
- Спасибо. Все мы меняемся. Хотя... ты почти остался прежним. Выглядишь правда устало. Все в порядке?
- трудно было так себя вести с ним. Но что поделать. Единственный способ сохранить себя - показать иголки, по крайнем мере, в данном случае.
Девушка осеклась, оглянувшись. Неподалеку от нее сидел администратор, и смотрел за ней и Мэйсоном. Пора ей наверное было возвращаться к работе, но она не могла себя так просто оторвать от столика где уселся Малик.
- Ждешь кого-то или просто так сюда зашел? - она все таки не сдержалась и улыбнулась. - Вообще, так все изменилось, - не уверенно начала она, а в душе что-то кричало тем временем. Возможно, со стороны все это и выглядело нормально, но было ли это действительно таким? Если вы знаете Билли хотя бы немного, можно бы было понять что ее реакция на появление Мэйса была более чем странной. Это было скорее похоже на битву сердца и разума. Какой бы она стабильной не было, иногда всего лишь одно слово, один щелчок внутри мог вывести ее из себя. Больная? Кто знает, все мы больные на свой лад. Скорее просто скрытая импульсивная личность.

+1

5


хочется, чтобы в тебе оставался свет,
тьма никогда не позволит писать стихов.


я говорю ей - вечного чувства нет,
не понимая, что носил в себе любовь


Билли Миллиган - человек удивительный, и некогда именно этой своей особенностью она покорила мое сердце. Мне было непонятное ее ярое умение контролировать свои эмоции, всегда и во всех ситуацией выходить с мужеством, что она крепко сжимала между своих тонких, аккуратных пальчиков. Казалось бы, ни один мускул не дрогнул на ее лице, но я все же замечаю. как в волнении она сжимает губы, на лбу появляется маленькая морщинка суматошных, суетных размышлений - она думает, решает для себя, видимо, послать меня с ходу, или все же прикрыться за маской равнодушия и сделать вид, что ей на меня все равно. И да, мне хочется верить, что напускное спокойствие действительно было таковым, ибо же на меня ее присутствие произвело незнакомое, странное, но приятное для моей души впечатление.
Холодным тоном слова из ее уст, а я стараюсь игнорировать ее взгляд пристальных небесных глаз, складываю ладони в замок, опираясь ребрами на покрытую белоснежной скатертью, поверхность стола. Нервничаю, и очередной глубокий вдох не помогает успокоить ураган на душе. Знаете. года два назад я верил, что люблю ее, что именно она должна стать владычицей моего ветреного сердца,приструнить меня и научить быть не сумасшедшим романтиком, а обычным и надежным человеком подле нее. Но увы, время сыграло с нами шутку, раскидав нас, словно пешки по игральному полю. Я оказался в сакраменто, гонимый яростной влюбленностью в одну из самых недоступных дев во всем мире, она же... Не знаю, что делала она все это время, и сейчас я корил себя за то, что оставил ее без объяснений. В прочем, порывов тут же извиниться и объяснить все как есть не было тоже. Все же, признаваться, что мой пбег был ради другой девушки - не самый верный и умный поступок. Мне бы хотелось выбраться из этого заведения живым.
- Да-да, так меня зовут. - Реплики невпопад, поднимаю взор на нее, останавливаясь на переносице, киваю головой. словно соглашаюсь с каждым ее словом, а сам не понимаю ни звука. Она изменилась, визуально, быть может и внутренне. Сейчас я вспомнил, за что именно когда-то влюбился в нее, за что боготворил, за что до сих пор считаю светлым и хорошим человеком. В первую очередь, конечно, за то, что до сих пор не получил подносом по голове. - И как тут тебе? Где ты работала раньше? Да, просто воды, спасибо.
И она медленным, но четким и размеренным шагом удаляется от моего стола, а я не могу ничего с собой поделать и слежу за ее стройной фигурой внимательным взглядом. Непроизвольно в голове проецируются картинки из нашего прошлого - как я воровал ее с дополнительных занятий, забирался в окно ее комнаты, и мы тайком от родителей ночевали вместе, как рано утром она прогоняла меня с тихим, шепчущим ором, пихая меня по голове мягкой подушкой. Ума не приложу, почему я рванул прочь от таких теплых, идеальных во всех смыслах, отношениях. Но дело сделано, я не жалел, любую свою ошибку я привык воспринимать исключительно как опыт, так что...
- А? Что? - утонув в своих размышлениях, я не заметил ее возвращения, но вот она снова рядом, сильная и уверенная в себе, а тут я, разбитый, усталый, затасканный, с километровыми мешками под глазами, что отсвечивают совсем не соблазнительной синевой. Редкая щетина на скулах, и в попытке стереть с лица это выражение, я потер подбородок обеими ладонями. - Да нет, все хорошо, просто не выспался. - Улыбка на лице, очаровательная, словно принц прекрасный сидит перед ней, предлагая устроится напротив. - Как тут начальство, позволит тебе посидеть с твоим бывшим любимым парнем? Садись. - прозвучало не совсем как деликатное предложение, словно я поставил ее перед фактом. Внезапно я ощутил острое желание просто посидеть с ней, провести время, вспомнить былое, восполнить потерянное время и узнать, как у нее дела. Без романтичных помыслов, к черту это дерьмо про любовь - я насытился этими мечтами и фантазиями до краев, я устал ошибаться в своих суждениях о людях и бежать за воображаемыми идеальными отношениями. Не все так прекрасно, как мы сами себе придумываем. Но Билли была таковой, мне никогда не приходилось приукрашивать ее образ в своей голове.
В нашу сторону уже недовольно косился администратор, но я игнорировал все его взгляды и замечания, обращенные к Билли. Я крепко сжал ее руку, заглядывая в глаза, полные океана, в котором некогда я тонул. Сейчас ничего такого не было, лишь легкое покалывание за грудиной - признак того, что сам того не подозревая, я скучал по ней. Как по человеку. Да, именно так.
- Изначально я пришел устраиваться сюда на работу, но ты сломала все мои планы. - Ну а что? Рано или поздно она все равно бы узнала, и вряд ли ей понравилось бы работать со мной под одной крышей. В прочем, я и сам бы этого не выдержал, между нами было слишком много недосказанных слов, слишком много недомолвок, и я чувствовал, что ее это так же не устраивает, ей хотелось поговорить об этом, и она, вся такая легкая и ранимая, неуверенная и скромная. просто не знала с какой стороны ко мне подъехать. - Изменилось что? Билли, я уже целых десять минут жду от тебя исключительно ора и истерики, по поводу того, какой я козел, но ты упрямо строишь из себя воспитанную и сдержанную леди, словно тебе нет до этого дела. Но это же не так, поправь меня, если я ошибаюсь. Мне бы хотелось все тебе объяснить... Хотя нет, как раз таки говорить о причинах своего поведения мне не хочется - я козел и бабник, я ублюдок, который оставил тебя без единой весточки, а ты разговариваешь со мной так, словно мы расстались хорошими друзьями. - Я говорил спокойно, мой голос звучал рассудительно и как-то слишком по взрослому. Но следующий мой поступок был верхом моей спонтанной и сумасшедшей души.
Выпив залпом бокал ледяной воды, на секунду закашлявшись от того, как мои легкие сжались в маленький и жалкий комок, словно превращаясь в мою внешнюю копию, я встал из-за стола, подходя к ней. Подхватил одной рукой под коленками, второй почти бережно приобнял за талию, после чего резко закидывая ее себе на плечо.
- Я украду тебя сегодня. Не хочу, чтобы ты упустила свой шанс врезать мне по морде, только из-за собственной нерешимости и нежелания потерять работу. Я конченный человек, и мне лично терять нечего. Зато мы поставим точки, вместо неясной запятой.
Говорил все это я уже на ходу, открывая двери, игнорируя ее препинания и попытки слезть, показывая фак администратору и быстрыми шагами пробираясь сквозь толпу удивленных прохожих. Остановился я лишь через пару кварталов, расстояние который мы прошли буквально за пару минут. Усаживаю ее на скамью, становлюсь перед ней на одно колено, подставляя ближе свое лицо.
- Бей. Я это заслужил.

+1

6

Wilkinson - Afterglow
для вдохновения! *:

Чего боится каждый человек на этой никчемной планете, без исключения? Можно привести кучу разных причин, от самых банальных, до более сложных, с пеной у рта доказывать каждую из них. Но я скажу вам. Каждый человек, даже самый закрытый социопат или балагур-болтун боится одного. Остаться одним. Быть брошенным, вот оно чего боится каждый. Пусть, многие сейчас наверняка будут говорить что это далеко не так, что каждый сильный и здоровый человек может выдержать одиночество, что не обязательно присутствие кого либо другого на страницах твоей жизни, но все это либо великое заблуждение, либо просто элементарный страх. Никто не может быть одним всю жизнь. Но лучше быть одним, чем то чувство потери, что наверняка каждый испытывал хотя бы раз в жизни. Чувство когда что-то такое родное и теплое, становится ледяным и незнакомым. Пытаясь понять, когда же все начало менятся, как же так вышло что все вообще переменялось, ты путаешься еще больше. Она не хотела путаться. Не хотела морочить себя. В ее жизни, и без того было кучу элементарных, экзистенциальных проблем, которые она решала каждый день, и решала достаточно успешно, для девушки своего возраста. Но сейчас... Сейчас кажется настал тот самый момент, когда сдерживаться не имело смысла, однако могла ли она сдержаться? Вот почему она так не любила неожиданных и непредвиденных ситуаций, ее двойственность не давала ей покоя, и честно говоря, Билли не могла предвидеть свою реакцию, а этот факт ей никак не нравился.
Она закроет глаза и хорошенько все вспомнит, с самого начала. Настоящее подождет, она и так уже хотела остановить эту чокнутую вселенную и сойти. Как же им было хорошо. Мгновения, которые казались давно забытыми, и словно не с ней, отогревают разбитое сердце. Мэйсон был гораздо большим и значительным воспоминанием, чем это могло бы показаться на первый взгляд. Вспомнить все. Нью-Йорк, она только приехала туда. Удивляется как же американцы могут так быстро говорить и тараторить, в шоке когда понимает в какой большой город она попала. Скучает по Германии, хотя понимает что ее уезд был правильным решением, чтобы все окончательно не распалось, прежде всего она сама. Новая школа, слишком веселые новые знакомые, честно говоря она до сих пор не понимала этой веселости американцев. Унылые дни входили в привычку, школа-библиотека-подработка-ужин-кровать... И вдруг, одна вечеринка что изменила все, как бы банально это не было. Она честно говоря не помнит как же так вышло что они с Мэйсоном начали встречаться. Это просто случилось, и никто не задавался вопросом почему и как. Наверное, у них ничего не получилось, потому что это правда было идеальным, во всех смыслах. Он был ее одноклассником, и вот, они мило смеялись, она рассказывала ему о прошлой жизни, а вот уже два дня спустя они пара. Нельзя имитировать эту спонтанность, невозможно призывать любовь. Чувства либо есть, либо нет, проявляются или не проявляются, и ты не можешь заставить любить себя или заставить любить тебя, все просто.
Это не была любовь которая как буран сшибала с ног, стояла комком в горле и не давала дышать. Лишь теплые, настоящие чувства, к которым многие стремятся всю жизнь, но не получают их. С ним она могла быть собой. Билли никогда не притворялась, и честно говоря, ей всегда было смешно, однако и немного грустно когда она видела как другие девочки вынуждены мучится чтобы задержать парней рядом с собой. Благо что она этого не знала. Малик стал для нее абсолютно родным человеком, она и сама не заметила как же так вышло, ведь в принципе Миллиган была закрытой. Он изменил ее, сделал другой. Вернул веру в то что было потерянным. С ним она стала взрослее, с ним она смогла проявить себя и сделать мир хоть на чуточку лучше, он был ее первым...
А потом, спустя год. Все закончилось так резко, намного быстрее чем начиналось. Черная мгла, пустота, она не помнит момента как он просто взял и ушел. Она не помнит ничего, и вряд ли когда либо вспомнит, ибо то что так больно, всегда закапываешь глубоко-глубоко.
Открывает глаза. Смотрит на него. А он изменился. Хорошо выглядит, возмужал, похудел, но кажется стал крепче. Хотя, честно говоря, ей он нравился тем самым нью-йоркским мальчишкой, что болтал глупости и сидел за ней в школьной парте. Билли внимательно разглядывает его, внешне кажется что все с ней в порядке, что она абсолютно владеет собой, но в душе снова та самая тьма а ненависть к себе возрастает все больше, ведь как бы она не пыталась, она не могла скрыть от себя что возможно, ее чувства все еще живы...

Не люблю, чтобы меня заставали врасплох. Уж если что-то должно случиться, лучше я буду к этому готов.

И не смотря ни на что что случилось, Мэйсон был и оставался особой страницей ее жизни. Правильно говорят те что первую любовь будешь помнить всегда, звучит банально, но мысль сама по себе хорошая. Невозможно забыть того с кем взрослеешь, кто тебя меняет и делает другой, намного лучше. Вильгельма всегда была невероятно самокритичной, порой даже до сумасшествия. В любой ситуации, она всегда считала виновницей себя, и никого другого. Паранойя? Может, немножко. Комплексы? Нет, она была уверена в себе и своих силах, знала что может а что нет. Скорее всего, просто характерное отличие характера. Нельзя быть слишком хорошим в этом мире. Себе потом оказывается дороже. Ломаются всегда самые яркие и прекрасные. Никогда не знаешь, насколько же низко может тебя опустить жизнь. Более того, никогда не знаешь когда же это может произойти. И если жить и думать об этом постоянно, то можно жить с ума. Потому лучше вообще не думать.
Яркая но не желающая общей любви и популярности; спокойная а внутри целый буран чувств; рассудительная а порой никто не может до нее достучаться. Такой была она, Билли, девочка со странным немецким именем. Когда-то, была наивная, милая девочка, но сломавшись, она становилась все жестче и жестче. Такое, наверное, случается со всеми. Что же, она не исключение.
- Все хорошо. Это моя первая работа здесь. Держи,
- слегка улыбается, эти банальные глупые фразы даются ей так тяжело, но все кажется абсолютно нормальным. Протягивает ему стакан. Кажется, из всех ситуаций что случались в ее жалкой жизни, это определенно самая тяжелая. Но нет, она никак не позволит ему чтобы он увидел как он ее когда-то сломал.
- Да, не думаю что это будет проблемой, никого же... - не успевает договорить она, как Мэйсон ее буквально усаживает за стул. Странное такое чувство. Еще сегодня утром выходя из дома, чертыхаясь, так как она всегда ничего не успевала, она даже и представить не могла, что же ей принесет сегодняшний день. Цунами в душе, но пока она хорошо держится. По коже проходят легкие мурашки и холодок, она вздрагивает. Черт побери, как же ей этого не хватало. Пелена перед глазами. Сейчас снова вернется все. Когда то она бы дала многое за это мгновение, но ведь так будет больно потом. Потому... Может лучше не надо? Она пытается в своей спокойной манере перевести разговор в другое русло. А что? Намного лучше скрыть все свои чувства, расстаться по нормальному и не делать из этого лишнего цирка, не усложнять и без того сложные вещи. Но...
- Ты о чем, Мэйс? Мы с тобой год не виделись, а тут такие обвинения, - слегка удивлено, спрашивает его блондинка. Наверное, могло бы показаться что она не догоняет, но просто она правда не понимала смысл этой фразы, точнее, она была совсем не к месту. Поэтому она снова поспешила уладить эту сложнейшую ситуацию, но вдруг Мэйса прорвало не на шутку, что она и вовсе осталась без дара речи. Девушка все так же удивлено смотрела на него, просто не веря в то что слышит. Да, безусловно, это интересовало ее, но черт побери, не так сразу, не так внезапно! Билли громко вздохнула, пытаясь понять что сейчас должна ему сказать, и как вообще это можно уладить, если вообще такая возможность была.
- Малик, зачем что либо объяснять? Что случилось, то случилось, это прошлое. Зачем нам его ворошить? У тебя, у меня все будет хорошо, не может быть по другому, - слова слетают с ее губ, но кажется она совсем не понимает что она говорит. Или просто, пытается себя защитить от этой боли снова и снова, что снова оживилась в ее сознании.
И вдруг произошло то что вообще никто не мог предвидеть, не говоря о том чтобы ожидать.
- Отпусти меня немедленно, Малик, - громко сказала девушка, но не переходя на крик. Да уж, вопрос сколько она еще продержится так. - Я кому сказала? Ну отпусти, черт возьми! - громче уже тараторила она, начиная злиться. Девушка била его маленькими ручками по спине, но ничего не действовало на него. Вообще, со стороны наверное это выглядело смешно, он бежит, она его бьет, и никак не может освободится.
Наконец, они оказались на улице. Приятный осенний ветер, наверное должен бы был остудить их обоих. В душе девушке творилось что-то невероятное - боль и шок от происходящего перемешались полностью. Оказавшись на скамейке, легче не стало. Тело слегка дрожало, но она всеми силами пыталась успокоится. Поймав на себе взгляд парня, взгляд ее голубых глаз стал сосредоточеннее и реже.
- А ну-ка встань, Мэйс. Мы же ведь не дети. Не, ну правда...
- сказала мягче девушка, когда увидела что на них начинают таращится редкие и случайные прохожие, в основном пенсионеры. - Мэйсон, встань, ну пожалуйста, - парень ее не слушал и потому она не выдержала, встала и сама начала поднимать его. Выглядело это еще комичнее чем прошлая картина, Билли всегда была мелкой и хрупкой, и как бы там над Мэйсом не издевались, он был выше ее. Девушка буквально насильно усадила его на ту же скамейку. Ей было плевать что подумает он. Вот правда, хотите верьте, хотите нет, достаточно было с нее эмоций и цирка. Именно поэтому она сейчас и злилась на Малика, ибо она не хотела давать своим эмоциям свободу. А он делал все чтобы было иначе, но Вильгельма Миллиган вполне себе взрослый человек и решит эту проблему по взрослому.
- А теперь давай все по порядку. Что было - то прошло. Я не злюсь на тебя, правда. Это было твоим решением, и никто не имеет права удерживать кого либо, мы же взрослые, - говорила она, своими словами причиняя себе еще большую боль, но плевать.

+1

7

Знаете, что самое гадкое и неприятное было в этой ситуации? Я чувствовал себя беспросветным придурком, дебилом, неудачником. Парнем, который вообще не пользуется своей головой, и в принципе, не понятно, что именно он использует вместо хваленого всеми головного мозга. Я и сам не знал, просто слушал все эти красивые и скучные речи из уст Билли, изредка кивал головой, понимая, что не соглашаюсь ни с одним из сказанных слов. Как будто она читает по бумажке, а не говорит действительно то, о чем думает. Конечно, утверждать о том, что именно творится в мыслях у девушки, которую я не видел уже более года, еще более глупо, чем мой следующий поступок, но я все же осмеливаюсь на такую наглость. Миллиган несет откровенную чушь, и к моему удовольствию, она сама это прекрасно осознает.
Именно после такого вывода я закидываю ее на плечо, именно после него рванул из ресторана, на прощание помахав ручкой какому-то удивленному старичку за угловым столиком - перешагнул через порог, вдыхая полной грудью свежий ноябрьский воздух, и игнорируя все трепыхания девушки, слился с толпой.
Ох уж эти косые взгляды в нашу сторону, кто-то ухмылялся, предполагая, что мы влюбленная парочка, что вот-вот помирится, кто-то же снимал нас на телефон, откровенно хохоча в голос и тыча в нас пальцами. Я не обращал на происходящее вокруг вообще никакого внимания, Билли же, кажется, злилась еще больше.
- Нет уж, Уилли, я хочу поговорить и получить свою дозу адреналина, кто же виноват, что ты не любишь скандалить в рабочих стенах? - Мне даже хватало сил на здоровый мужской сарказм, и сейчас, пока блондинка была обездвижена и лишена возможности колотить меня по другим местам, не считая моей прекрасной задницы, я чувствовал себя вполне уверенно. Не может быть такого, чтобы моя Билли, моя маленькая девочка так быстро все простила, забыла и заперла под замок - она всегда была слишком сентиментальной и чувствительной девочкой, и не думаю, что за год все это могло измениться. Она может строить передо мной кого угодно, изображать из себя строгую леди, которая чхать хотела на какого-то бывшего, но... Вильгельмина отвратная актриса, отвратительная, она не умела даже врать об откровенных глупостях так, чтобы смущение и стыд не отразились красными пятнами на ее шее и ушах.
В прочем, ее истошные крики рано или поздно заставили бы меня остановиться, и выбрав для посадки небольшую деревянную скамейку, я опустил девушку на землю, тут же принимая благородную позу чувака, который готов понести свое наказание.
Но нет, эта чертовка снова упрямится.
Она говорит, и ее слова, на удивление, сейчас звучат очень и очень искренне. Ее голос чуть сдавленный, девушке приходится делать редкие передышки, чтобы уравновесить свое дыхание после катания на мне верхом, но она хорошо с этим справляется. На щеках появился приятный глазу румянец - наверняка из-за ее неприличного висения вниз головой. Я улыбнулся, но во время стер тупую ухмылку с лица, понимая, что сейчас не самое лучшее время для шуток и смеха. В общем-то, и мне самому стоит отнестись ко всей этой ситуации серьезнее.
- То есть, тебе совершенно все равно на мое существование? - Я говорю вообще без обиды, лишь хитро прищурив глаза и глядя на Миллиган с подозрением. - И тебя не интересует, куда и зачем я так резко пропал, почему не позвонил тебе, ну и так далее и тому подобное? - Она утвердительно кивает, и я... Я весьма озадачен.
Женская логика - блять, насколько странный и непонятный же это предмет - мне казалось, что я неплохо разбираюсь в бабской психологии, по крайней мере я был чертовски уверен в том, что за свой поступок, любая другая, как минимум, лишила бы меня одного яичка. Эта же дамочка со спокойным лицом сидит напротив, сложила ручки на своих коленях и смотрит на меня так, что я, волей не волей, снова вспоминаю, что являюсь обладателем гордого титула - придурок года.
- Глупо, наверное, что я тебя не послушал сразу. - виновато потираю лоб. Действительно, если взглянуть на меня со стороны - повел себя как ребенок, что то выдумал себе, схватил, утащил... Фантазия у меня всегда работала хорошо, и представив себя, я еле сдержался, чтобы не расхохотаться в голос. - Ну и отлично, мне так даже лучше. А то еще не хватало после всего получить леща еще и от тебя.
Хлопаю ее по плечу, так, как приветствуют старого-доброго друга, обнимаю ее, притягивая к себе, совсем не романтично, а наоборот, по братски, словно ее признание заставило свалиться с моей души огромный груз.
- Конечно, мы взрослые. - Почему эти слова так смешно звучат, когда произносишь их вслух? - Может после смены сходим в паб и выпьем пивка? Расскажешь, как докатилась до Сакраменто, как вообще живешь все это время? Я, может, тоже расскажу много чего интересного, жизнь, оказывается, такая непредсказуемая штука. Знаешь, кем я устроился работать? Нет-нет, не офисным клерком, как пророчила мне моя мамаша. Я повар. Шеф-повар Мэйсон Малик. Ага, и не смотри так на меня, я просто оказался круче остальных ребят, что проходили собеседование. Платят неплохо, но я планирую обосноваться здесь надолго, так что подумываю о покупке квартиры. Ну или хотя бы комнаты в коммуналке. - Серьезно, я прям выдохнул, когда Уилли повторила свои слова о том, что прошлое всегда остается в прошлом. Нет, конечно где то в груди затаилась маленькая обида, мол, как ты посмела так рано забыть обо мне? Неужели ты не скучала? Не то, чтобы я сам сильно по ней скучал, но она все еще была мне симпатична... Как человек, как друг... Как девушка? Но я выбросил эти мысли из головы, поднимаясь со скамьи и протягивая ей ладонь. - Ну что, друзья?

+1

8

Когда тебе впервые разбивают сердце, всегда хочется свернутся калачиком и забытся. Разбитое сердце в первый раз, всегда болит куда больше, нежели во второй и третий. Так оно и случается в это черством мире, так и умирают эмоции. Один раз, повредившись настолько сильно, а у всех наступает этот самый момент, пережив эту боль всего один раз тебе уже достаточно. Тебе кажется что ты больше никогда не выдержишь этого, потому боишься влюбится еще раз, боишься пережить все вновь. Пусть, возможно не стоит все воспринимать настолько буквально, настолько принимать все близко к сердцу, но сейчас она так точно думала.  Вильгельма была неверотяно чутким и добрым человеком, и именно поэтому она всегда старалась избегать боли. Именно поэтому, лет так до 16, у нее и не было серьезного парня, в прочем, в этом ничего ненормального нет, ведь так? Она просто не думала об этом, потому что никогда не считала это настолько уж важным, как кажется большинству в этом мире. Да, эта девочка была немного не от мира сего, слишком добрая, слишком светлая, слишком позитивная. Такие как она, чаще всего сильнее всего ломаются в этой жизни, потому что очень много ожидают. Им кажется что мир и без того слишком плохой чтобы делать его хуже своим появлением. Но к сожалению, не все так просто как может показаться. Люди всегда сталкиваются с трудностями, но важно устоять на месте и не сломаться. Но кто это выдерживает?
Все это случилось примерно год назад. Началось как бы годом раньше, но самой пикантной и болезненной части этой истории всего год. Она только приехала в Нью-Йорк из родной Германии, как в типичном фильме про эмигрантов. Начало новой жизни, новое все. Девушка была слишком напуганной, слишком удивленный. И тут появился он...Небольшой рост, однако невероятно симпатичный и забавный парень, действительно отличающийся от тех что она видела у себя на родине. Это нормально. Нормально влюбится в кого либо. И конечно же, счастью ее не было предела, когда все действительно пошло как по маслу. Влюбленные - всегда ослеплены. Все происходящее отражается в голове словно снимок с камеры, не хочется спать, есть, и при том что все таки невероятно хорошо. У каждого в жизни происходит эта самая первая любовь, у кого-то же она и остается последней и счастливой. Билли искренне надеялась что у нее так и будет. Она никогда не гналась за популярностью и мужским вниманием, просто была не такой, даже несмотря на то что люди ожидали от нее другого. Но ей не хотелось быть такой как все, никогда. Ей было достаточно того что у нее есть Мэйсон. Они стали друг для друга первыми, и в ее понятии это действительно было чем-то особенным. Все просто было как должно было быть. Она чувствовала себя счастливой.
Все это продлилось полгода, пока просто Малик в один день не исчез. И вот в тот день, у нее словно вырвали почву. Не то чтобы Вильгельма претендовала на особую духовную близость с парнем, нет, она не была вроде тех странных и безумных девушек, что твердят что чувствуют своих парней прямо изнутри. Но она знала что что-то не так. Ведь незадолго до этого, Мэйсон действительно отдалился от нее. И на всякую ее ласковую фразу, она лишь получала холодный взгляд в ответ. Больно когда ты любишь кого-то а тебе отвечают такой монетой. Но что поделать. Расставания тоже случаются между людьми. Прежние карие глаза стали такими холодными и чужими. Как же это все разрушилось? Это не давало ей покоя, и она бы была рада сказать что когда Малик от нее сбежал, что ей стало легче. Но этого не произошло. Потому она вовсе не удивилась когда он исчез, вообще нет. Просто тогда она окончательно поняла что является слабой идиоткой. Сердце сразу же разбилось а в мозгах творился сплошной буран.Но потом все стало лишь только куда хуже; постоянные расспросы и вопросы по поводу ее парня, ведь они были так близки, со стороны всех, даже его приемных родителей, никак не могли принести улучшению ситуации. Из за него она оказалась в тяжелейшей депрессии. Впрочем, именно это здорово и повлияло на выбор ее профессии. Она готовилась стать психологом, и стоит признать что ее невероятно чуткой душе вполне подходила эта профессия. Сейчас Билли простая обычная студентка Калифорнийского университета. Умница, красавица, не особая спорстменка но спорт любит. Но даже до сих пор, эта история не может выйти у нее из головы. Как бы она не пыталась, ведь Миллиган даже состоит в группе психологической поддержки для молодежи и студентов у них на кафедре, но... Себе она понять не может. Не знает как. Все это время, она боится дать волю своим чувствам, каким либо. Она не может выбить клин-клином, как это делают другие. Она просто не такая и не может с этим ничего поделать, хотя она действительно пыталась это сделать. Но увы...
И что сейчас? Что она чувствовала сейчас? Почему все самые каверзные ситуации происходят именно с ней? Даже в детстве, всегда, именно маленькая блондинистая бестия всегда падала лицом в грязь и разбивала коленки в отличии от всех кляйне пупхен. За эти полгода пребывания в Калифорнии, причину которому она до сих пор толком с собой не может объяснить, она успела уже обдумать эту идиотскую затею перевода сюда. Наверное, это все было ошибкой. Но кто если не она, знал о том что ошибки совершать надо. А то как по другому научиться? Вот и она теперь знала что нельзя больше быть наивной идиоткой.
Златовласка смотрела на него и не могла понять. Что же испытывает к нему сейчас. С одной стороны внутри что-то больно заныло. Она была рада что с ним все таки все хорошо, по крайней мере ей так казалось. Брюнет выглядел позврослевшим и посвежевшим, его взгляд стал серьезнее. И это не могло не радовать, если бы он просто был ее обычным старым другом, возможно она была бы очень рада его видеть. Но к сожалению, к сожалению это было неуместно. И как бы она не выглядела смущенно, потому что все еще чувствовала, хотя так хотела убить себя за это, разумеется она была зла. А потому не оставалось ничего лучше, кроме как хотя бы попытаться быть равнодушной. Но выходило правда плохо, очень плохо...
Вильгельма громко вздохнула и немного вздрогнула, на коже вышли мурашки, то ли от холода, то ли от нарастающих недоумения и злости.
- Не то что не интересует, но... Разве что-то можно изменить? Так что давай для лучшего считай что не интересует,
- она слегка улыбается, хотя эту улыбку трудно назвать счастливой, скорее удрученной и кивает. Она не знает как ей себя вести. Может, ее поведение глупое, но она просто пытается сохранить, защитить себя, от всей той боли, от всей той лавины что захлестнула ее после расставания. Вообще-то она ожидала от него какого то другого поведения. То ли более радушного, то ли более холодного. Но видимо ее настоящий единственный бывший парень (да, она всегда любила эпитеты), так и не научился особо выражать свои чувства. Ох, как же не удивительно что все это произошло именно с ней.
Девушка выслушала внимательно его такую милую и эмоциональную тираду, но поверьте, нужного эффекта на нее она не произвела, а точнее лишь противоположный. Думаете, такое невозможно? Да еще как возможно.Девушка действительно была паинькой, пока кто-то не задевал ее чувства. А дальше... Дальше можно было тушить свет. Своим оправдыванием он лишь только злил ее еще больше. Наверное, он этого не заметил, но она чувствовала как кровь все больше приливает к щекам, только теперь уже не от стыда, а именно из за злости. Блондинка больно сжала кулачки, и лишь смотрела на него, когда наступила пауза, вкрадчиво смотрела в его глаза и пыталась понять а что же она должна была сделать дальше. Вот чтобы вы сделали? Но больше всего ее разозлил именно тот факт что оказалось что он думал что это просто так - страдать. В голове прокрутилось все вновь, с самого начала. Боль, прежняя боль, она даже забыла ее, захлестывала снова полностью. Все глухо, и лишь одно ноющее и вопящее сердце...
Когда Мэйсон окликнул ее, она все так же смотрела ему в глаза. Внутренний голос шептал - не делай ничего лишнего... Только вот.
- Не думаю что у нас это получится, если честно, - сказала девушка, и вдруг воцарилась какая-то странная тишина. Черт возьми. Все так вышло потому что она не может совладать с собой. Двойственность совйственна всем, но что поделать, когда одновременно к стоящему напротив тебя человеку, испытываешь всю ту же любовь, которую этот человек отверг, и такую разрушающую ненависть?
Блондинка замахивается и влепляет ему сильную и достаточно звонкую пощечину. Черт. Все таки она не выдержала, и рычаг самоконтроля все таки сломался. В ушах шумит и на секунду она даже закрывает глаза. Сейчас вроде должно стать легче, но станет ли...
- Извини, но скажем так, будем считать что именно это и есть все те вопросы которые ты хотел получить от меня
, - говорит она, а губы дрожат, по глазам вот-вот потекут слезы. Потому, пока она все еще может и отдает себе отчет в собственных действиях, блондиночка разворачивается...

0

9

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » и мое сердце остановилось. ‡мое сердце замерло.