Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Before the Meeting


Before the Meeting

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Rosario Salvatore, Frank Altieri, Guido Montanelli
Место: Клуб "Burlesque"
Время: 11 декабря
Погодные условия: +15-17 снаружи
О флештайме: В связи с исчезновением с городской карты банды Luz Del Sol, случившейся с подачи Семьи и "Красных семёрок" и грядущей перестановкой сил в городе, Гвидо решил устроить собрание городских преступных лидеров и переделить территории "Солнечных".
Фрэнк отправляет приглашение колумбийскому картелю, Розарио встречается с лидером банды байкеров, а Гвидо в это время уговаривает сесть с этой компанией за один стол лидера "Красных семёрок". Позже было уговорено встретиться в клубе "Бурлеск" и обсудить результаты.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-12-10 08:38:23)

+2

2

Переговоры - столь же важная часть любой войны, как оружие; это касается как войн между странами на одной планете, так и войн между преступными группировками в одном отдельно взятом городе, и каждая произошедшая разборка влияет на баланс сил на этой территории. Лидер Luz Del Sol, загнанный в угол, забыл об этом в итоге, а может быть - у него просто не было выбора, но теперь это уже неважно - самого Муно, как и его банды, уже не существует, и красочные рисунки на стенах тех кварталов, которые его ребята контролировали, становятся историей. Но радоваться рано. Окончание этой войны может означать начало новой - за оставшиеся без хозяев территории, войны, возможно, даже более жестокой, чем закончилась только что. Ситуацию необходимо взять под контроль... и не только силами солдат Торелли - даже если у Семьи хватит мощи подмять всю территорию под себя, сомнительно, что они смогут её удерживать долгое время без войн: в этой части города жители говорят с испанским акцентом, а не с итальянским, поддержки местных мобстерам Коза Ностры добиться будет крайне тяжело, да и с "Семёрками" это тоже может вырасти в конфликт - технически, они, сделавшие большую часть работы, на эти кварталы прав имеют даже больше. Впрочем, у них та же самая проблема - они чёрного цвета, а тамошние обитатели - по большей части, карамельного. И хотя между собой они дружат лучше, чем с белыми (как ирландцы с итальянцами в Нью-Йорке. "Дружат" - слишком сильное слово), им тоже на этих территориях не усидеть, если не будет принято какое-то новое решение - и Раким это тоже понимает. С ним договориться удалось легко - в принципе, и его цель была такой же, как у Гвидо: обезопасить свой собственный дом в первую очередь, а не расширять площадь его заднего двора. Нужны новые соседи, с которыми не будет склок...
И Монтанелли в итоге нашёл такое решение - переделить территории на четверых, пригласив к обсуждению членов колумбийского картеля и байкеров из клуба "Bandidos MC" (уже по названию можно понять, что примерно половина из них, если не больше, тоже говорят по-испански), оказав поддержку на начальных стадиях, и так как с обоими в прошлом у них были тёрки по разным причинам, то и отношения сгладить. Быть может, даже партнёрство завязать - в таком ключе, нету прочнее связей, чем общий бизнес, особенно на общей территории. Гарантов никаких не даёт, но всё остальное, дружба, пиво по выходным, и вовсе - вещи тонкие и хрупкие, это понятно всем. Да, впрочем, и какая дружба? Негр, байкер и макаронник - слишком разные люди изначально. Целоваться ни с Ракимом, ни с президентом Бандидос, ни с лидером колумбийцев, Монтанелли не собирался; рукопожатия - хватит уже за глаза.

Внешний вид

Гвидо переживал - ему с Ракимом договориться проще; вот Фрэнк и Роз сейчас рисковали - хотелось бы надеяться, перестрелки в чаптере Бандидос и в убежище колумбийцев не произойдёт. Организация такой встречи - дело вообще не простое, и устраивать ещё одни разборки из-за того, что кто-то кого-то подстрелил ещё на стадии подготовки к переговорам - последнее, что необходимо. Всё должно быть по-честному. И каждый, кто сядет за стол, должен знать, чьи лица он там увидит - поэтому если хоть один из них не будет согласен, придётся искать какие-то другие варианты. Всё это требует время. В планах Монтанелли - успеть всё организовать до Рождества, чтобы все встретили его спокойно. Но человек предполагает, а Бог, как известно - располагает... Хорошо, что хотя бы вопрос с испанцами удалось уладить миром - начинало казаться, что в какой-то момент и Торелли тоже забыли о том, что уладить проблему можно не только оружием, но и словами. Или деньгами, или какому-то эквиваленту денег... тех, кто умеет стрелять и махать руками, в распоряжении Семьи в достатке; нужны те, кто умеет думать головой. Впрочем, их не должно быть слишком много. Кто хуже дурака? Слишком умный. Вот почему кое-кому в их бизнесе приходится иногда покидать остальных...
Монтанелли почти не притронулся к блюду, что стояло перед ним, то и дело бросая взгляд на свой мобильный телефон, лежавший на столике; вот зато сидевший напротив Санто наворачивал так, что за ушами хрустело. А Бурлеск, тем временем, готовился к вечернему открытию. Но Гвидо это не отвлекало - в этом заведении его по пустякам не беспокоили. Впрочем, и гостем он здесь был довольно нечастым; да и вообще, пожалуй, подобное заведение - для отца-одиночки с грудным ребёнкам на руках место совсем не подходящее. Настолько же, впрочем, насколько детское отделение в больнице - для деловых встреч. Особенно, когда встречаются люди с пистолетами под полами пиджаков. На самом деле, можно сказать, что отцовство Гвидо шло даже на пользу - да, это было утомительно, но это помогало держаться в некоем тонусе, шевелить мозгами, держать сразу много вещей в голове, и в конце концов, отвлекало от потери Маргариты. Монтанелли не настолько стар, насколько может показаться с виду, и доказать это способен... в противном случае, он бы уже уступил своё место кому-нибудь другому, даже не разбираясь при этом, кому именно.
- Санто, иди-ка погуляй. - телохранитель послушно освободил место и забрал с собой свою тарелку, когда открылась входная дверь...

+2

3

вв: черная рубашка, серые брюки, черная кожаная куртка

- Мне начинает казаться, что ты моей смерти хочешь. - Подошедший Фрэнк, было заметно, все еще находился под впечатлением от встречи с колумбийцами. Он коротко кивнул уходившему Санто, не став обниматься с ним, раз у того в руках тарелка, и приветственно коснувшись плеча Монтанелли, сел рядом с ним, на тот же стул, который только что освободил Ферреро. Вряд ли кто поспорит, что из всех имевшихся в городе группировок, Гвидо послал своего андербосса к самым отмороженным, отношения с которыми и близко не напоминали мирные. В сравнении с ними "Бандидос" и "Семерки" были самыми обыкновенными гопниками. Конечно, они тоже убивали, но в отличие от колумбийцев не делали это в таких же масштабах и с такой же жестокостью. Фрэнк вообще с самого начала не поддерживал эту безумную затею устроить с ними (колумбийцами) разборки, тем более из-за очередной шалавы (и ее очередной же мужского рода подстилки), которую подобрал и пригрел Монтанелли. И кого-то удивляет, что андербосс всех этих баб на дух не переносил? В какую пальцем не ткни - от каждой были проблемы, и Гвидо всем им потакал, втягивая Семью в одну бессмысленную войну за другой. С "Солнечными", как успел выяснить Фрэнк, они в очередной раз сцепились тоже не просто так. Впрочем, если смотреть на вещи с другой стороны, беда их, конечно же, была не в бабах, а в доне - все-таки это он был ответственен за принятие конечных решений и не держал своих «подопечных» на поводке.
В разборки с колумбийцами, Фрэнк сразу говорил, ни он, ни его люди ввязываться не будут. Другой бы может, задумался на этот счет, но не Гвидо. Что поделаешь, в тот раз Альтиери махнул рукой, давая возможность Монтанелли расхлебывать дерьмо самому. И по-честному отправляться сегодня к колумбийцам должен был босс (пускай ему и пришлось бы перед ними унижаться), а не посылать вместо себя своего подручного, как то, "кого не жалко". Он что, не в курсе был, что Фрэнк вел дела с мексиканским картелем? А отношения у мексиканцев и колумбийцев в виду пересекавшихся в сфере наркоторговли интересов были, как известно, не самые лучшие. И Альтиери не мог не вспомнить о том, как Гвидо скинул на него Эддингтона, настояв на том, что убивать его не следует, а сам потом старался держаться от него в стороне. Фрэнк и это имел в виду, говоря, что Монтанелли хотел его смерти. Уж не к "слишком ли умным" он его причислял? Альтиери идиотом себя, конечно же, не считал, и перед тем как махать руками, всегда старался трезво оценить ситуацию. Таких людей в их Семье и в самом деле было не много. Из всего ближайшего окружения Гвидо, пожалуй, только он один не успел отличиться тем, что втянул их в войну.
Настроение у андербосса, не трудно понять, было плохим. Ему все труднее становилось скрывать, что происходящее в Семье ему совсем не по душе. Когда они воюют - бизнес стоит. Впрочем, дело, конечно, не только в деньгах. Мало того, что они ставили под угрозу собственные жизни, так ведь еще и близких своих запросто могли подвести под удар. Учитывая их "теплые" с Джульетт отношения, после очередного переезда к маме, она могла уже и не вернуться к нему обратно.
Заключить перемирие со всеми, кому Торелли в разное время успели перейти дорогу, будет, безусловно, не просто. Особенно это касалось колумбийцев. Но уже за одну попытку сделать это стоило сказать Монтанелли спасибо и понадеяться на то, что окончательным психопатом тот пока еще не стал. Фрэнк коротко взглянул в его тарелку - аппетит у андербосса напрочь отсутствовал, что только что подтвердилось - и вместо ужина решил закурить сигарету.
- Поговорил с Ракимом? - оставляя свой рассказ о том, как побывал в гостях у колумбийцев, на потом, Фрэнк поинтересовался, как же прошла встреча с лидером "Семерок". Вообще-то он и сам с ним не так давно встречался и, поскольку черные поддерживали их в конфликте с "Солнечными", а также Фрэнку разобраться с бандой гопников из ниггерского квартала помогли, проблем с ними возникнуть не должно было. Новые территории андербосс им уже пообещал, и Гвидо их вроде как прокатить не намеревался. Оставалось только сторговаться.
- Росса не было еще? - взглянув на часы, добавил. Тот должен был встретиться с байкерами, и по идее пора бы ему уже вернуться. Небось, накачались там алкоголем… Мнения об этих волосатых гориллах, мужчина был не большого. Откровенно говоря, еще меньшего, чем о стритрейсерах.

Отредактировано Frank Altieri (2014-12-11 20:52:54)

+2

4

Трудно сдерживать себя в руках, когда жизнь идет под откос. И вроде бы Розарио знал, что стоило собраться и отвлечься от гнетущих его мыслей, но понимает, что для этого нужно много времени, которого катастрофически не хватало. Погружённый в свою работу по введению казино обратно в свои рабочие сети, итальянцу пришлось занять достаточную сумму денег на капитальный ремонт. От его заведения оставались только руины, - напомиание о той злополучной встречи с Солнечными, закончившейся победой Семьи Торелли. Хотя, жаловаться было грех, когда его бизнес постепенно становился на ноги. До открытия игрового клуба оставалось совсем немного, максимум неделя. Причина невезения Роза крылась в другом. Его не отпускали мысли о девушке, которая еще совсем недавно была гостьей в его доме, к которой мужчина за короткий промежуток успел привязаться, но с которой так легче порвал все свои связи, будучи не в самом здравом уме. Черт бы его побрал, но Сальваторе чувствует укор вины за произошедшее, хотя и не старается признать это себе. Скрывать от себя правду, вот что предпочел Роз вместо решения своих вопросов личного характера. Когда-нибудь он через лет десять пожалеет о содеянном, но сейчас нет. Прежде всего работа, куда он и пытался нырнуть с головой. И дел было полно помимо его клуба, оставались еще брокерские конторы и прачечная, доставшиеся от бывшего капо мафии, и от них, надо сказать, шла неплохая прибыль. Правда, и делить её приходилось, поэтому денег от оставшегося бизнеса так и не хватило на вложение в казино. Пришлось влезть в долг, но то, что он отдаст его, сомнений у мужчины не возникало, поэтому он об этом не переживал.
Помимо его дел, приходилось еще решить так называемую проблему по разделению земель, доставшихся от банды Luz Del Sol. Не подели Торелли бы полученную территорию, то началась бы война, которую никто не хотел. Пожалуй, то, что Роз не хотел проливать ничьей крови, - это точно.
Мужчина делает затяжку и бросает окурок на землю, выходя из машины. Фрэнку достались колумбийцы, когда как Розу местная банда баркеров. Быдло, а не банда. Итальянец хмурится, предчувствуя, что придется умасливать одного из этих. Нет, умасливать, - слишком громко сказано. Если не пройдут переговоры в ладах, то... А что он, собственно, скажет Гвидо? Тот вроде бы ждал только положительных ответов, которых достичь было крайне тяжело, чувствуя, как противоположная сторона стояла к нему спиной. Где-то он даже услышал предложение, касающегося его: "эй, бро, смотри! Макоронник приехал. Напряги наших".
- С кем здесь можно выйти на разговор?
- Кто это к нам приехал? - вышедшая вперед девица в коротенькой юбчонке с усмешкой на губах, вздернула бровь, явно предпочитая заработать этой ночью. Не тут то было. Сальваторе смерил её холодным взглядом серо-голубых глаз и со стойкой твердостью в голосе отчеканил:
- Я должен встретиться с главарем "Bandidos MC".
Вряд ли собравшиеся были вменяемы людьми. Пьющие пиво, сидящие на своих байках, ловивили удовольствие от своих подружек и даже не хотели оторваться от их привлекательных форм на пришедшего гостя. Либо они все еще хранили обиду на давнишнюю потасовку, в которой Роз не участвовал, либо они были настолько невежливыми, что приходилось удивляться подобной наглости. Но это все фон. Сидевшего здесь главаря итальянец не нашел. Хотя, кто знает... Один мужик в коричневой кожанке и в красной бандане на голове оторвался от лицезрения своей красавицы-спутницы и кивнул в сторону клуба по их интересам.
- Рональд там. Он очень не любит, когда его отвлекают. Совать свой нос не буду. У него плохая неделькя выдалась. Да и тебе я помогать не собираюсь. 
Роз хмыкает. А кто говорил, что будет легко?... И двинулся вперед, по достижению своей цели. Не только Гвидо эти разговоры нужны были, но и самому Сальваторе не хотелось лишних проблем с этой шайкой необразованных личностей.
Вожак байкеров остался не очень-то добр по отношению к Семье Торелли, едва заслышав, откуда пришел гость. Розарио имел находить общий контакт даже с такими, как этот мужлан. Прошло полчаса, как капо удалось расположить к себе Рона, и гора сдвинулась, несмотря на многие "но". В "Бурлеск" Роз приедет с хорошими новостями.

Ожидания оправдались. Спустя час, итальянец уже находился в зале , поднимаясь по лестнице вверх, где расположился Монтанелли с Альтиери. Андербосс опередил его.
- Здравствуй, Гвидо, Фрэнк. Успел я договориться. С Рональдом все прошло хорошо, хотя тот остался в глубине души недоволен и до сих пор хранил в себе обиду на прошлую встречу.
Розарио улыбнулся, но ненадолго. Сделано только полдела, остальное все еще было незавершенным. - Что мы имеем?

+2

5

На приветственную реплику Фрэнка Гвидо не сразу ответил, лишь кинул тяжёлый взгляд, коснувшись его ладони на своём плече, и давая ему возможность расположиться за столом. Кажется, они вообще уже забыли, какого это - быть одной семьёй; каждый начинает делить всё на "своё" и "чужое", особенно в тот момент, когда начинались разборки, каждый стал принимать свои собственные решения, не советуясь ни с кем... и говоря о каждом, Монтанелли понимал, кто служил им настолько хорошим примером. Фрэнк. Те, кого он именовал презрительными прозвищами, были верны ему, как боссу, уже хотя бы за то, что тот помогал им уладить их проблемы, иногда мирными путями, иногда - не очень, и следовали приказам, не решая за его спиной - их просто незачем было придерживать; кому и стоило сейчас затянуть цепь потуже - так это Альтиери. Что вообще значило "Ни он, ни его люди"? Что Фрэнк собирается отделиться, основать свою собственную Семью? И поддержат его в этом, видимо, снова колумбийцы. Как в случае с тем, кто занимал это место до него - другого Монтанелли... Картель с удовольствием использовал бы этот шанс.
- Ты так сильно их боишься? - Гвидо тоже начинает казаться. Колумбийцы избавили бы его от того, кто обещал что-то "Семёркам" до самих переговоров, решать, кто куда станет ввязываться, рассказывал что-то тем, кому не стоило бы рассказывать... и вообще стал слишком много на себя брать - за что и получил уже однажды в этом же самом заведении. При этом, колумбийцев он боялся, остальных же вокруг себя ставил мало во что, хотя и его Гвидо "пригрел" не намного в меньшей степени, чем Рут или Ливию, не говоря уже про Агату, в их верности Патологоанатом не сомневался, чего не мог сказать о Фрэнке в данный момент. И раз Ракиму он уже пообещал что-то - пожалуй, теперь это долг Монтанелли, приехать к нему и подтвердить обещание, либо же опровергнуть его, в зависимости от того, сколько пообещал андербосс. А его самого - отправить к тем, кто его пугал больше всего... называйте это профилактикой, проверкой, намёком, как хотите. И в конечном итоге, уже неважно, кто чего хочет или кому что кажется - главное, что  в настоящий момент они оба сидят за столом, причём на собственных задницах. - Поговорил. - и о результатах не говорит сходу только потому, что не видит причин, по которым должен отчитываться перед Альтиери первым, не услышав его рассказа сначала. Это его должны спрашивать, как всё прошло... - Как у тебя всё прошло? - вопрос о Россе и вовсе проигнорировал. Настроение и у Гвидо было поганым. С "Семёрками" всё на самом деле было спокойно, но вот колумбийцы и байкеры его беспокоили... первые, может, и позволяя себе разгуляться с убийствами, но дружили с головой и были хорошо организованны, зная, когда стоит вовремя остановиться; насчёт "Бандидос" Гвидо не был так уверен - вот кто даже с виду производил впечатление полных отморозков, которым плевать, будут они сами жить завтра или нет. Впрочем, дела к настроению Монтанелли имели косвенное отношение... он давно уже не в духе, и в принципе, не так уж сложно понять, почему.
- А вот и Розарио! Salve. - разборки и войны действительно пора прекратить - это ведь и есть та причина, по которой они здесь собрались сегодня. Забыть склоки, закончить войны, поделить сферы влияния и заниматься делом. Мёртвых колумбийцев, в конце концов, не воротишь, переговоры в любом случае придётся вести с теми, кто остался, а деньги они ценят больше, чем людей... что касается конфликта с байкерами - там жертв не было. По крайней мере, намеренных; а что касается того старого знакомого Маргариты - так теперь они оба находятся в одном и том же месте. Да и с территорий, которые они получат, явно можно будет состричь больше, чем с баров. - Но он согласен? Отлично... - наверное, и действительно, не так уж велика обида. - А картель что-то попросил взамен? - спросил у Фрэнка. Колумбийцы живут засчёт наркотиков. Их надо где-то сбывать, логично, если они потребуют у Торелли возможности расшириться на их территориях... Это проблематично, хотя Гвидо не был бы сильно против, если всё будет в пределах разумного. Уж точно никто не будет толкать внутри таких заведений, как "Эллениум", "Бурлеск" или "Парадиз", но есть другие места, другие улицы и другие клубы. - Раким хочет получить улицу, где находилось укрытие Солнечных, и квартал ночных бабочек - это его условие. - колумбийцев наверняка заинтересуют игорные дома и развлекательные заведения - то, что осталось; байкерам можно было бы отдать автомастерскую - было бы неплохо, если бы они и с Лео и его бандой сумели найти общий язык, четырёхколесные и двухколёсные, конечно, спорят друг с другом, но по факту - им ведь нечего делить, кроме дорог. Впрочем, исходя из полученных данных, всё может переиграться, не всё идёт так, как они сами того желают... - Остаётся вопрос, где и когда будем собираться. Хотелось бы управиться до Рождества. - и в 2015 год войти уже по новым правилам. Где - это не такой уж сложный вопрос, конечно, но немаловажный. Явно не в Парадиз и не в 502 пускать такую компанию... - Может, Джека О'Рэйли попросим закрыться на одну ночь?

Отредактировано Guido Montanelli (2014-12-22 17:08:11)

+2

6

У Фрэнка была своя команда, своя территория, где полноправным боссом был он. Давно ли Гвидо "Патологоанатом" вышел из тени? А вот Фрэнк был частью улиц уже много лет, его там знали куда лучше, чем дона. Влияние его распространялось не только на членов клана, вне ее иерархии также находилось немало людей, которых в случае чего он, пользуясь своими связями и авторитетом, мог поставить под знамена Семьи… или же не ставить, о чем и шла речь. Конечно, был риск спровоцировать таким решением конфликт, но Фрэнк намеренно на это шел, пытаясь добиться от Монтанелли того, чтобы он брал во внимание интересы и точки зрения не только свои собственные, но хотя бы своих «генералов». Да, это Гвидо способствовал продвижению Фрэнка в Семье, андербосс прекрасно это помнил, но с другой стороны он не считал, что не заслуживал своего места. Вряд ли кто-то еще приносил организации столько же денег, сколько Альтиери. И проблем не помнил, чтобы создавал (в истории с Винцензо он опять-таки неправым себя не считал), так что по меньшей мере Фрэнк считал оскорбительным, что приоритетными для Монтанелли являются интересы его фавариток, а не того кто действительно приносил пользу Семье. Того, кто по меньше мере раз в пять или даже в десять был дольше с ней связанным.
Вместе с влиянием у андербосса росли амбиции и аппетиты. И "цепь" на себе Альтиери уже успел почувствовать. Помимо того, что с ним, как с андербоссом, Монтанелли не думал считаться, он еще и палки в колеса ему вставлял. Наиболее ярким примером этого был "Парадиз", от которого его все-таки вынудили отступиться. Затени цепь еще туже, и был риск добиться того, что терпению Альтиери придет конец. Монтанелли должно быть сильно недооценивал Фрэнка, если не боялся его. И принимал за идиота, если полагал, что в качестве союзников андербосс может выбрать колумбийцев. Банды картеля бесспорно очень сильны, но эта сила не управляема. Связавшись с ними можно получить Семью и вместе с тем потерять весь город. Куда проще управиться своими силами. Не устраивать бессмысленной резни, а устранить одного единственного Монтанелли. Зачем рвать лепестки, если можно разом сорвать бутон? И козла отпущения найти, желательно одиночку - идеальнее Эддингтона кандидатуры не придумать… Впрочем, если покопаться во многочисленных врагах Гвидо можно было, пожалуй, и еще нескольких претендентов найти.
- Боюсь? После того как вы помочились на это осиное гнездо? - Черт возьми, конечно, он боялся к ним идти. Пускай не до дрожи в коленках, такое, будучи мужиком, он считал непозволительным, но испытать себя на прочность пришлось. Кто были отморозками - так это колумбийцы. Они же и головорезами в самом прямом смысле слова были. В сравнении с ними их хваленая Коза Ностра, сакраментовский "филиал" уж точно, будем откровенны, рядовые гопники и не более. То, что Торелли до сих пор не вырезали... Фрэнк даже не знал кому спасибо сказать. Богу? Наверное, стоило спасибо сказать мексиканцам. Сотрудничество с ними, пускай и очень хлипкое, давало им возможность прикрыть свой зад от колумбийцев. Впрочем, кто из них был лучше, тот еще вопрос. Связавшись вплотную с одним из картелей, пускай даже в плане сотрудничества, а не войны, Торелли в перспективе запросто могли лишиться всего, что у них сейчас было.
Отвечать на риторический вопрос Фрэнк нужным так и не счел, переключившись дальше к сути их проблемы. Тем более что в зале появился, наконец, и Сальваторе. Целый, невредимый и даже трезвый. Подняв взгляд на подошедшего Розарио, он поздоровался с ним в ответ, - привет, Росс.
Фрэнк слышал, во что превратилось заведение Сальваторе, втянутого в войну с Солнечными. Интересно Тарантино думала вообще поделиться с теми, кто огреб за обнесенное ею казино латиносов? Зная, что это событие было поводом к войне, Фрэнк, тем не менее, не догадывался о сумме украденных денег, но с днем, когда Агата вернула ему долг, состыковал. Наверное, было бы по-честному отдать часть новых территорий Розарио, как компенсацию. Или с байкерами договориться часть прибыли от новых «наделов» отдавать ему, как Фрэнк успел договориться с Ракимом, отдав ему территории «в ренту» за десять процентов ежемесячно. На фоне последних тенденций Альтиери, признаться, тревожился, что Гвидо мог его нагреть, передоговорившись с черными так, что выкинет андербосса из пищевой цепочки, или вовсе, как практиковал, отдаст территории, не претендуя ни на какие выплаты.
С байкерами в общем-то Фрэнк и не думал, что возникнут проблемы. Для них предложение от итальянцев можно расценивать как подарок судьбы. А вот картель…
- Ага, ирландца нашего попросили для начала, - кивнул головой. Стоила его жизнь того, чтобы заключить с колумбийцами мир? Жизнь андербосса стоила даже не мира, а попытки на мир, учитывая с какой легкостью Монтанелли отправил к ним свою «правую руку». Ныть по этому поводу Альтиери, впрочем, не собирался, хватит и того, что произнес в начале. Не будучи дураком, свое недовольство андербосс открыто проявлять не собирался. Он и сам понимал, что с тем же успехом Гвидо может убрать его самого, если станет считать, что подручный проявляет недостаточную лояльность, и, чувствуя за ним эти настроения, Фрэнки старался сейчас лишний раз характер не демонстрировать. К колумбийцам вот скатался, без возражений практически…
- Если мы хотим любви и дружбы с картелем, нам придется связаться с наркотиками вплотную. – От себя пояснил итоги их встречи. – Но сами понимаете, тут не факт, что любовь и дружба будут продолжаться долго. Гарантий никаких. – Поживут шикарно как кокаиновые короли пару годков, а потом им вышибут мозги парни в бронежилетах из ОБН. Или того раньше… и королями стать не успеют. Этот бизнес всегда сопровождался войнами, как с другими бандами, теми же мексиканцами, так и с полицией. Это вам не профсоюзный рэкет… И, разумеется, наркотики при этом раскладе заполонят весь город. Вряд ли и «Парадиз» устоит. – Они собираются избавиться от мексиканцев и других конкурентов, чтобы только их товар продавался в Сакраменто. – И Торелли придется поддерживать колумбийцев еще и в этом, если уж решат для себя выбрать их в качестве союзников. И уж точно с ними не прокатит тот фокус, который Фрэнк провернул с Ракимом относительно десяти процентов, как бы их самих на счетчик не поставили – не стоило забывать, в каком штате они жили, где латиносов по определению больше, чем итальянцев. – Это будут не простые переговоры, - подытожил, выпуская дым из легких. Уж такие решения Фрэнк на себя брать не стал, обсудят все на совместной встрече, а пока он дал Монтанелли пищу для размышлений.
- Окей, можно у Джека, - не стал возражать. Где встречаться - не самый сложный вопрос, который перед ними стоял. – Организацию безопасности могу взять на себя, - предложил, взглянув на Гвидо. Или он своим «преторианцам» это поручить хотел?
- Что там у тебя с казино, кстати? – заодно поинтересовался у Розарио, все-таки часть прибыли с него шло и в карман андербоссу, а потому лицом в его скорейшем восстановлении он был заинтересованным. – Может в другое помещение пока переехать? - У Солнечных по игорной части было ведь несколько заведений. Их ведь не все с землей сравняли? Фрэнк перевел вопросительный взгляд на Гвидо.

+2

7

Предполагать, что все пойдет в лучшую сторону, едва эта потасовка с желтомордыми закончится, было бы глупо. Латиносы погибли, но их земли остались, а значит проблем оставалась, пока на пойдет речь о их делении. Байкеры - сумасбродные парни, у которых в мозгах ничего нет, только ветер. Главное, чтобы их вожак, Рональд, не отказался под конец и не перевел все стрелки на ни в чем не повинного Розарио. Тот говорить за них с полной уверенностью не мог. Такие люди обычно мстительны, и как бы дрянь не подсунули. Хотя, ради доставшихся земель они обязаны были следовать определенным правилам, - не переступать через собственное горло.
Что на счет карателей, то у Сальваторе также возникали сомнения. Кому верить, если все в этом мире явно не работает по принципу "мир-дружба-жвачка"? У каждого своя цена, и чем дальше идет время, тем страшнее доверять людям. Тем более, колумбийцы - народ горячий, если что и взбредет им в голову, то они непременно захотят это исполнить в реальность. Вот почему Роз не доверял ни им, ни испанцам, которые называли свою шайку Bandidos MC.
- Кто не рискует, тот не получает ничего. Я хоть и сомневаюсь, но думаю, что это правильное дело - войти с ними в тесное сотрудничество.
Гвидо спрашивает на счет место проведения дальнейшей встречи, предлагая клуб Джека. Капо хмурится. Он помнит своего приятеля Куинтона, которого недавно посадили за тюремную решетку, но предполагает, что на его клуб "Роза пустыни", никто ареста не накладывал. Почему бы им не воспользоваться? Мужчина недавно слышал, что стриптиз-клуб пользовался своей хорошей репутацией среди определенного круга людей. Можно было выделить отдельную комнату и провести уже переговоры там.
- У Гуидони вроде "Роза пустыни" есть. Не помню, когда в последний раз был там, но мои ребята отзывались о нем хорошо. Хотя, и на счет О'Рейли - хороший вариант.
Фрэнк спрашивает о его казино, и мужчина кивает головой. Сейчас дела обстояли не так плохо, как было раньше, еще недели три назад. Взяв денег в долг у Гвидо, итальянец решил свою проблему.
- Скоро откроется. Надо признаться, после той встречи я готов был отпустить руки, когда увидел, во что эти желтоморддые превратили мой игровой клуб. В данный момент с все намного лучше. Скоро он откроется. Не вижу смысла пользоваться заведением латиносов. Деньги в кошельки все равно идти будут.

:

прошу прощения за столь длительный ответ

+2

8

Конфликт с "Солнечными" начался задолго до того, как Тарантино ограбила одно из их заведений - если вдуматься, то начинается он примерно оттуда же, откуда произрастает дружба с Ракимом и его ребятами; с того выстрела, который сделал тогда Энзо из окна автомобиля. Выбора не особо обдуманного, можно даже сказать - случайного, на месте Муно вполне мог сейчас оказаться Раким, и наоборот, и на месте заведения "Luz Del Sol" - какое-либо из подконтрольных "Семёркам" заведений, но это уже детали... вот уже год как каждое действие Торелли направлено против Солнечных, поэтому удивляться тому, что Агата выбрала именно их заведение, чтобы отдать долги, не стоит. Какое ещё? Гвидо знал, куда она собирается, и долю свою тоже получил. А то, что происходило затем... что ж, война есть война. И Солнечные эту войну проиграли, но и победа не даётся просто так, и Розарио, который пострадал, свою компенсацию тоже получит - об этом они поговорят с ним отдельно. Из всех, пожалуй, он больше всего заслуживает части новых территорий.
- Конечно же, попросили... - произнёс Гвидо с ворчливой ноткой в голосе, сбавив тон. Этой просьбы он ожидал, прекрасно понимая, что это будет первым, о чём колумбийцы попросят - предоставить им Лиама Флэгана на блюдечке, при этом, наверное, именно целиком, а не голову или отдельную часть тела. Но Лиама он отдать не мог, и как эту проблему решить по-другому - пока не знал. Но придумать что-нибудь было необходимо... или в крайнем случае - выторговать что-нибудь взамен. Касаемо тех наркотиков, к примеру...
- Не может быть никакой любви и дружбы там, где есть наркотики. И мы с вами это прекрасно понимаем.
- размеренно произнёс Гвидо, взглянув попеременно на андербосса и на капитана. То, что происходит из-за наркотиков, они и сами прекрасно видят - да, пусть латиносов в их штате на порядок выше, только вот и гибнут они раза в два-три чаще. Наркотики приносят им колоссальную прибыль - соизмеримую с количеством пулевых дырок в их бездыханных телах, в итоге, и не обязательно из полицейского оружия. Самые жестокие схватки, и по ту сторону решётки тоже, происходят за контроль над рынками сбыта опасного товара, и за сам товар. Главные участники этих войн говорят с испанским акцентом, а не с итальянским, и Гвидо, как и раньше, хочет, чтобы так и оставалось - пока мексиканцы и колумбийцы уменьшают свой генофонд, итальянцы могут спокойно наслаждаться жизнью. Сколько вот у колумбийцев сменилось лидеров? Если взять только последнее время? Сложно сказать, как Торелли оставались на плаву во времена Донато, но Гвидо не торопился благодарить ни колумбийцев, ни мексиканцев, ни пуэрториканцев, и не зря поддерживал отношения с калифорнийской Комиссией, сохраняя за собой место среди остальных донов и ценя право там находиться. Да, их здесь меньше, чем колумбийцев или чёрных, всегда было и будет меньше, но именно это и есть главный повод оставаться едиными, оставаться одной Семьёй, как и почти сотню лет назад. - Это они тебе сами сказали? - Гвидо скривился - и непонятно, что было в этом больше, насмешки над наполеоновским планом колумбийцев или недовольства. Насколько это заявление может быть серьёзным? Монтанелли не верил, колумбийцам это удастся, даже при поддержки Семьи или кого-то бы то ни было ещё - чтобы устранить всех поставщиков, оборвать все каналы, нужно пролить слишком много крови. Слишком много - это достаточно, чтобы весь город утопить в ней. Скорее всего, колумбийцы сами же в ней и захлебнуться в итоге. - Что ж... понаблюдаем, как это у них получится. Я им в этом помогать не собираюсь, и, донесите это до своих людей, торговлю наркотиками всё ещё не поощряю. - хотя это вовсе не означает строжайший запрет; Гвидо не вчера родился, и понимал, что если он запретит прикасаться к наркотикам - это будет означать, что солдаты рано или поздно начнут этот запрет обходить, а они с Фрэнком, как и капитаны, останутся попросту ни с чем. Монтанелли поступил иначе - с любой такой операции каждый из членов Семьи должен был платить в три раза большую долю своему шкиперу; исходя из этого - каждый уже сам решал, насколько ему выгодно влезать в этот бизнес. Конкретного запрета не было.
- Вопрос в том, насколько сотрудничество будет тесным... - на своих территориях пусть хоть асфальт кокаином посыпают, на то они с Ракимом их и предоставили. По поводу того, что будет происходить на территории Торелли, отдельный вопрос; естественно, невозможно не касаться наркотиков вовсе - но сделать надо всё по уму. Откуда именно пойдёт товар, если он будет продаваться в установленных для этого местах, Гвидо уже мало волнует. - В любом случае, с ними лучше жить в мире. - как и с мексиканцами, впрочем. По крайней мере, пока что. Позволить им убивать друг друга, не ввязываясь в разборки напрямую... и вообще, чем дальше они будут держаться от них, тем лучше. В идеале - оставить мексиканцев и колумбийцев воевать где-нибудь за городской чертой, на просторе и под присмотром окружных шерифов.
- "Роза Пустыни"... Это заведение принадлежит нам, и это всем известно. К тому же, Куинтон оказался в тюрьме не так давно, и его имя ещё на слуху. Это небезопасно. - за клубом могут следить копы; во всяком случае - держать в поле зрения, на тот случай, если Гуидони, не дай бог, расколется за решёткой. А колумбийцы, байкеры, да что там - и чёрные тоже, на территории Торелли себя не будут чувствовать так же уютно, как в заведении более-менее нейтральном - кто-то может и соскочить...
- Уверен? Я бы так быстро не отказывался. Денег может идти ещё больше, если ты откроешь ещё один клуб... или пару прачечных. - под контролем у Винцензо было несколько, Розарио же их "унаследовал" - так что у него опыт в управлении такими заведениями уже тоже был, как и активы... В этих чёртовых трущобах подобное место вообще должно пользоваться спросом. Сколько из этих обитателей гетто вообще способны себе позволить собственную стиральную машинку дома? - Да, Фрэнк, пришли пару-тройку человек. Розарио, ты тоже. - кивнул Гвидо. Кого именно - пусть каждый решит сам. Со своей стороны Монтанелли направит туда Джейкоба и Рокки, с которыми и приедет на встречу, а больше, пожалуй, и не потребуется никого; чем больше народу стянется - тем заметнее всё будет, и тем больше нервничать будут сами присутствующие.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-01-17 14:56:46)

+2

9

Отношения с наркотиками у итало-американской мафии всегда были неоднозначными: в одних семьях существовал категорический запрет, нарушение которого каралось смертью, другие же делали наркоторговлю основным источником своих доходов. Считается, что именно этот бизнес и погубил Коза Ностру - не уничтожил, конечно (мафия, как мы знаем, бессмертна), но сильно подорвал ее влияние. Все самые громкие процессы, когда гангстеров десятками и сотнями, в том числе боссов, отправляли за решетку, были связаны с наркотиками. Об омерте тогда, казалось, позабыли все напрочь. Впрочем, удивительного в этом мало, когда тебе грозит от двадцати до пожизненного уже не сильно задумываешься о чести и тем более о каком-то там боссе, в приоритете стоит собственная шкура и жена с детишками. Это и являлось причиной того, почему некоторые кланы выступали категорически против наркотиков. Вокруг аналогичного конфликта  завязан сюжет знаменитого "Крестного отца", который каждый из сидевших за столом смотрел не по разу, так что можно его (конфликт) назвать уже классическим. Выбор от этого, правда, легче не становился. В какую сторону не шагни - всюду подводные камни. Даже стоя на месте, не факт что течением на рифы не отнесет.
- Это не сложно догадаться, - ответил дону, не считая планы колумбийцев такими уж наполеоновскими. Когда-то им весь мир удавалось снабжать наркотиками, они и сейчас остаются одними из крупнейших производителей кокаина, так что один единственный Сакраменто - не такая уж и сверхцель. Товар-то у них покачественнее мексиканского будет - бавят, конечно, но не так сильно, как их южные соседи. - У них там кокса килограмм сто наверно. - Большим специалистом в этом Фрэнк не был, поэтому цифру назвал сильно примерно. Мог ошибиться раза в два, не исключал, главное суть, что его много, передал. - Куда они, по-твоему, его будут девать? - асфальт посыпать - это уж вряд ли.
Фрэнк перевел взгляд на Сальваторе, который высказался за сотрудничество с колумбийцами. В ответ на это Гвидо в очередной раз напомнил, что не поощряет торговлю наркотиками. А вот Фрэнк в свою очередь, как и Росс, задумывался над этим, даже не денег ради, а чтобы влияние в городе не растерять.
- В стороне нам оставаться не получится - это факт. - К вопросу о степени сотрудничества. - Иначе рискуем выпустить ситуацию из-под своего контроля. - Пока еще Торелли правили бал в Сакраменто, но все это шатко и изменчиво, особенно в их штате, где, Монтанелли, и сам понимал, итальянцы сильно уступают в количестве латиносам. Их и Комиссия не спасет, разве что пытаться включать в ее состав представителей прочих этнических группировок, как когда-то в Комиссии национального синдиката наравне с итальянцами присутствовали евреи... Но это вопрос не одной встречи.
- Можно брать у них кокаин и распространять на наших территориях. - Предложение не увязывалось с тем, что только что сказал Гвидо, но ведь у них же здесь совещание, верно? Это полезно - рассматривать разные точки зрения, пытаться взглянуть на одну и ту же ситуацию под разным углом. А наркоторговля многогранна вне всяких сомнений. Игнорировать это направление, как бы им не хотелось, не получится. - Стопроцентная прибыльность и окупаемость в кротчайшие сроки. Товар у них отменного качества, это сложно не признать. - Тут уж могли поверить, Фрэнку было с чем сравнивать - увлечение калифорнийских богатеев и его стороной не обошло. Кажется, это давно уже секретом для Монтанелли не было, да и для Розарио наверняка.
Что же касалось восстановления игрового клуба, Альтиери кивнул в такт словам дона. Деньги ему сейчас нужны - адвокаты нынче дорого обходились, а помощники прокурора и еще дороже.
- Нам нужно взять под контроль бывшие территории Солнечных. Мы все их раздавать не собираемся, - пояснил капитану и коротко переглянулся с Гвидо. Так? Насколько, Фрэнку было известно, так. - Надо поставить там наших людей, чтобы эти точки приносили деньги. Заодно за порядком там следить будут. - Среди парней Росса должны быть те, кто не откажется от дополнительного заработка. Не все ведь холостяками и владельцами клубов были. Пускай зарабатывают. - Твоей команде за счет новых территорий можно будет существенно увеличить доход. - А заодно и им с Гвидо. Фрэнк уже в следующем месяце надеялся увидеть от Сальваторе, прибавивший в весе конверт.
- Хорошо, - кивнул в ответ на поручение прислать кого-нибудь из своих людей. Как обычно поручит это Большому Джону, а уж он решит, кого еще с собой взять. - Думаешь, хватит? Я бы два-три десятка стянул. Часть пусть у входа отираются, остальные по периметру квартала. – Андербосс затушил сигарету в пепельнице и, подозвав официантку, заказал себе кофе.

+2

10

Дело все в том, что Роз никогда не боялся рисковать. Таким правилам его учил отец, поэтому он даже не думал отступать, когда взялся за игровой клуб и  стал соучастником Торелли. Много воды тогда утекло, но мужчина помнит, что даже тогда не стал идти на попятную. Хотя, чего скрывать? Боялся отступиться, всегда оглядываясь назад, правильно ли он поступает. На данный момент он ничего не потерял и ни о чём таковом не жалел. Под головой крыша, заработанная благодаря своему труду, дорогие машины и хорошее влияние на своих солдат. Выходить из "игры" Роз не собирается, а наоборот, хочет пойти дальше.
Сейчас, связавшись с наркотиками, можно запачкать свои руки, и без того нечистые, в "муке". Конечно, он понимал, что наркота - дело пагубное, отравляет многих людей. Только вот когда речь шла о прибыльности, Роз не прочь согрешить, вступив на скользкую дорожку. Если раньше он дал себе слово, что никогда не станет с ними связываться, то сейчас явно раздумывал, чем же так плох такой бизнес. Переступать через свою голову не очень хочется, ну так что поделаешь? Иногда стоит менять собственные принципы.
Сальваторе заказывает виски, и, откинувшись на спинку сидения, внимательно выслушивает Гвидо и Фрэнка.
Началась тема о его клубе. Кому бы не хотелось расширить территорию? Правда, одно дело - хотеть, другое же, не мало важное, справиться  с ним. На размышление у Розарио ушло бы дней так два, пока он взвесил все "за" и "против". Итальянец делает глоток янтарной жидкости и хмурится. Это было в интересах Альтиери, а если так, то приходилось с ними считаться.
- Мне придется тратить свои силы еще и на другие игровые клубы. - он делает паузу, и хмыкает. С чего это вдруг Сальваторе боится самого себя? Неплохо бы подзаработать больше, пока предлагают неплохую идею. - Я согласен взять в свои владения часть от латиносов. Расширяться никогда не поздно. Тем более, когда разговоры идут о деньгах.
Капо допивает виски и улыбается. Сколько он еще нервов потреплет себе и своим солдатам? Но отсчет пошел, и Розу ничего не удается, как запрыгнуть в тронувшийся поезд.

+2

11

Игнорировать не получится. Собственно, Семья и раньше никогда не пыталась это игнорировать - к наркотикам, так или иначе, имеет каждая из организованных преступных группировок города: кто-то поддерживает торговлю ими, кто-то - нет, но оборот это всегда приходится принимать во внимание. Торелли - не исключение. Сколько наркоторговцев крышуются их людьми? Сколько пушеров на улицах отстёгивают свой процент за то, чтобы иметь право оставаться со своим товаром на их территориях? Существовал определённый порядок, причём, уже достаточно долгое время. Гвидо никогда не выступал в поддержку наркоторговли, однако, это не означало и того, что был готов устроить борьбу за кристальную чистоту их территорий - каждый просто должен знать своё место. Так что и из того, что и итальянцы, и колумбийцы, и остальные, расширятся немного, получив в своё распоряжение по паре новых улиц, едва ли что-то сильно изменится - куда-то колумбийцы свои стокилограммовые кучи девали и раньше, и раньше Торелли это мало трогало - куда.
- А ты не думаешь, что именно это и приведёт в итоге к тому, что мы потеряем контроль над ситуацией?
- Семью было выгодно поддерживать тем группировкам, что тоже предпочитали держаться от наркотиков в стороне; а так же - и тем, кому было позволено продавать на их территориях, там, где сказано, засылая процент... если же они сами превратятся в распространителей - то потеряют своё доброе имя в лице первых, и придётся куда-то подвинуть вторых, и более того, начнут зависеть напрямую от поставщиков - колумбийцев. А пока что их товар Торелли безынтересен, пока их волнуют только люди, которые делятся с ними прибылью от него, ситуация находится как раз под контролем - не приходится трястись, что их сдаст кто-то из своих же, попавшись с "порошком" в лапы полиции, не придётся зависеть от цен на кокаин, как и от его наличия - и от его потребителей тоже. Килограммов может быть и тысяча вместо сотни, но что толку, если она попадёт в руки полиции однажды, либо же перестанет расти, потому что по независящим от них с Фрэнком причинам где-нибудь в Колумбии взорвётся нарколаборатория или сгорит ферма? Так вот, если оставаться в стороне всё равно не выйдет; какая разница, с чьего кокса им будет капать процент - с мексиканского или колумбийского? От этого мало что изменится. С улиц он всё равно не исчезнет... кажется, они с Фрэнком уже говорили об этом однажды. Впрочем, если ему так хотелось занять место в этой сфере - Гвидо его не сдерживал, ровно как и всех остальных; правила оставались прежними - тройной тариф. Устроило бы кого-то из солдат отдавать наверх почти все деньги от работы с наркотиками? И толку с неё. С такой окупаемости... - Если хотят стать единственными поставщиками - вперёд. Нужна наша поддержка в этом - я готов обговорить с ними условия. Но быть у латиносов на побегушках?.. - Гвидо сжал зубы, покачав головой. Ни во времена Фьёрделиси, ни до него, во времена братьев Торелли, ни после него, когда правили бал Донато, такого не было. Итальянцы, как бы их ни было мало по сравнению с остальными в Калифорнии, справлялись с тем, чтобы никто не указывал им, что необходимо делать.
Гвидо ответил на взгляд Фрэнка, и вернулся глазами к Розарио... конечно, он не собирался отдавать остальным все территории, иначе какой смысл организовывать собрание, да и вообще присутствия самих Торелли на этом собрании?.. Пусть бы тогда эти несколько улиц доставались кому угодно. Тем, кто успеет раньше.
- Людей-то у тебя достаточно. - ответил Росу Гвидо. Необязательно ведь тратить именно свои силы - многие из его людей и сами наверняка не прочь подзаработать немного. Состав северной стороны был весной почти полностью набран заново после конфликта с Винцензо, так под контролем Сальваторе было много молодых людей, которые только того и ждали - пока им "бросят кость"... Для работы на новых территориях, тем более, тех, которые только что покинули уличные банды - пожалуй, лучший вариант. - Отлично. - Гвидо кивнул. Розарио буквально своими руками расчистил эти территории, это его люди устранили нескольких приспешников Муно - так что и глупо было бы не воспользоваться результатами своих же трудов; кто ещё должен занять эти точки, как не его ребята?
- Тридцать человек привлекут слишком много внимания... я не хочу афишировать эту встречу.
- Монтанелли слегка пожал плечами. Не хватало только, чтобы туда весь криминалитет Сакраменто стянулся, а наутро газетчики, и полицейские аналитики, раздули бы из этого целую сенсацию. Не говоря уже о том, что если в это время там окажется вся Семья, представители других группировок начнут нервничать ещё до того, как вообще войдут в помещение... вот последнее, что нужно - чтобы указательные пальцы начали чесаться у всех сразу, ещё до того, как будет сказано что-нибудь. Всё и так достаточно непросто. - Ладно, отправьте по пятерых. - сдался Гвидо, поразмыслив. Верно, не помешает, чтобы кто-то присматривал и за территорией тоже... - Но не дай Бог кто-нибудь из них как-то сумничает. - не тот случай, когда ошибку можно будет простить... если эта встреча сорвётся - результат может быть почти такой же, как вот в Плазе два года назад.
Это ещё одна из причин не стягивать туда пол-Семьи сразу...
- Встречусь с Джеком завтра. И сообщу вам о результатах...
- Гвидо поднялся из-за стола. У него немного времени, паб О'Рейли закрывается утром, и значит, завтра он должен будет встать ни свет, ни заря. Времени терять не стоит... Нужно выспаться. Пить за успех пока не будем... рано ещё праздновать. - До встречи. - улыбнулся, сжав левой ладонью плечо Роса, правой - плеча Фрэнка.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Before the Meeting