Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - последние титры;


- последние титры;

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

нам так жалко свободы
мы с тобою одной и той же породы
да мы слишком похожи
значит, выберут нас на роли
совершенно случайных прохожих
-------------------------------------------------

http://sa.uploads.ru/IwC6s.png

25 декабря 2014;

+2

2

Внешний вид:

http://lh3.ggpht.com/-MNVlCworfMA/UpH6vf9oXBI/AAAAAAAAuDg/6AaOLCurEk0/s1600/Celeber-ru-Amanda-Seyfried-Glamour-FR-Magazine-Photoshoot-2013-05.jpg
Только волосы длиной до поясницы, как в анкете указано)

Сегодня пришлось встать пораньше. В преддверии праздника накопилось много обязанностей, которые не желали, чтобы я их откладывала. Я любила Рождество, считала его лучшим праздником в году, но большое количество прилагающихся к нему дел вводило меня в крайнюю степень нервозности. Я была готова рвать и метать. Особенно, если что-то шло не так. А всё и правда шло не по плану.
Припарковав своего "малыша" у ресторана, который мы с отцом заранее забронировали на праздники, чтобы отметить Рождество совместно именно там, я оглядела здание снаружи, отмечая, что украсили они его неплохо, это подойдет для семейного торжества. Мачеху, впрочем, я всё равно до сих пор недолюбливала, семьёй не считала и знала, что никогда не буду испытывать к ней хоть сколько-нибудь добрые чувства, зато со сводной сестрой подружилась и понимала, что отношения наши впоследствии могут сложиться в несколько раз лучше. Отец верил, что я полюблю и его новую жену, но это бы никогда не произошло. Кроме того, вернувшись в Сакраменто, я теперь имела множество возможностей навещать матушку, по которой очень скучала. И думала, что свою сестрицу можно было бы познакомить с ней, они бы нашли общий язык.
Войдя в ресторан, я приветливо улыбнулась хостесу. Она вежливо узнала, забронирован ли мною столик. Но столик мне сегодня был не нужен. Зато администратор был идеальной кандидатурой. Я заметила, что девушка немного испугалась, когда я озвучила свою мысль. Она даже уточнила, для чего мне требуется вмешательство управленца. Я поджала губы, выражая своё неудовольствие, и сдержанно повторила:
- Позовите, пожалуйста, администратора, - я говорила вполне спокойно. И даже снова улыбнулась. - Моя фамилия Мэй. Возможно, это вам поможет?
Уже через несколько минут я разговаривала с миловидным мужчиной лет тридцати, объясняя ему, что именно я хочу здесь видеть. Никаких украшений, кроме массивной ёлки в углу помещения, под которую нужно будет загодя положить красиво упакованные подарки, которые сюда доставят завтра утром. Несколько холодных закусок и горячих блюд, подающихся в течение всего вечера в определенной последовательности в разное время. Я имела представление, как нужно организовывать подобные мероприятия, точно знала, как и что должно было быть скоординировано. И если моё Рождество провалится, я буду чрезвычайно расстроена. И разозлена. Это будет не только моей виной, но и виной этого заведения.
- В общем, я приблизительно расписала вам то, что хотела бы увидеть здесь в назначенный день. Нас будет четверо, но ресторан мы занимаем целиком. Возможно, чуть позже к нам заглянут несколько человек, так что столов и стульев должно быть в несколько раз больше. Живая музыка и много свободного пространства. Двое весёлых ведущих с приятными, звонкими голосами на час. Приглушённый мягкий свет свечей, никаких дополнительных источников света. На этом точно всё, - я кивнула, подтверждая свои собственные слова, и мягко улыбнулась. - Отправьте чек на мою почту. И запишите сумму на мой счёт. Не перепутайте только с отцовским, пожалуйста, он это очень не любит, - напомнила на всякий случай.
Я уже мысленно видела, как будет выглядеть этот ресторан, чувствовала приятную и тёплую атмосферу. И мне уже поскорее хотелось, чтобы наступило Рождество, чтобы наша семья хотя бы на миг могла показаться настоящей и цельной. Ведь я знала, что с мачехой это может случиться лишь на один миг.
Администратор удалился для того, чтобы принести мне заранее составленное для мероприятия меню. Я опустилась на один из стульев, очень кстати отодвинутый от стола, и позволила себе немного расслабиться. До конца дня было ещё далеко, но я действительно успела сделать уже столько всего, что голова шла кругом. Хотелось отдохнуть. В идеале я бы легла спать. Но Рождество слишком скоро, а подарок для сестры я ещё не выбрала, ремонт комнаты отца и мачехи не окончен, так как рабочие ожидали несколько моих одобрений и команд. И я до сих пор так и не навестила свою маму. А это следовало сделать ещё несколько дней назад, как только я вернулась в город. Но воспоминаний и иных желаемых встреч было так много, что голова шла кругом. С матушкой я виделась хотя бы периодически, а между мной и другими старыми друзьями и знакомыми была целая пропасть, которую я хотела преодолеть.
Вздохнув и положив ногу на ногу, я откинулась на спинку стула, прикрыв глаза. Администратор оказался нерасторопным, что было для него большим минусом. Я искренне надеялась, что сама, став управленцем, со стороны не покажусь такой же и буду работать чётко и верно.

Отредактировано Katalina May (2014-12-13 17:59:25)

+1

3

вв;

Как только отец узнал, что я схлопотал пулю, то немедленно потребовал моей госпитализации. По его мнению, встречать Рождество я должен был в кругу семьи, и знаете, мне понравилась эта затея – вырваться из затхлых будней и хотя бы ненадолго ощутить привкус праздника, отпечатавшегося в послевкусии запеченной индейки на языке, снова, словно бы радостный обладатель маховика времени, вернуться в детство и нанести последний штрих на нарядную высоченную ель – пятиконечную звезду.
И не смотря на рану в верхней правой трети моего плеча, которую оставила шальная пуля, я рвался домой. Я хотел увидеть мою вредную сестру Милку, которая, наверняка, возьмет шефство над праздничным ужином и лично украсит основное блюдо, хотел заключить в объятия ее дочь Табиту, которая обязательно капризно сморщит носик и скажет, чтобы я отстал от нее. Даже Нолу, новую жену моего отца, холено-безупречную суку я был бы рад лицезреть в кругу нашей семьи, а еще свою сводную сестру, Вайлетт, с которой мы кое-как научились ладить… И может быть, Скарлетт, чувства к которой не ослабели даже на расстоянии. Я все еще любил ее свой глупой, нелепой любовью, все еще хотел быть отцом ее ребенка, зачатого от человека, которого я презирал больше прочих, окружавших ее, я все еще… жил с своем идеальном и разрисованном мире. Даже война, форт и Южная Каролина ничему за месяц меня не научили.
Всю предыдущую ночь меня лихорадило, я просыпался с бреду, не различая сон и явь, то и дело выкрикивая незнакомые никому имена и спрашивая в пустоту о том, где нахожусь. Весь день со мной рядом сидела очаровательная, бесконечно добрая и внимательная медсестра Иса. У нее был мягкий голос и смешные ямочки на щеках, когда она улыбалась, и ее улыбка отражалась в моих карих глазах, я понимал, ради чего живу, ради чего борюсь, ради чего я буду всегда карабкаться из последних сил и никогда не сдамся – ради таких же теплых и искренних улыбок своих любимых людей. 
Не смотря на то, что все врачи в санитарно части были против этой поездки, я настоял, собирая в рюкзак кое-какие вещи: пара рубашек, джинсы, плеер, - закидывая его на здоровое плечо и отправляясь на двадцатиместный самолет, который доставит рядовых до Лос-Анджелеса, и там каждый своим ходом доберется до родного города. Моей Родиной был Сакраменто. Я в нем родился, вырос, провел все двадцать шесть лет своего физического существования. И не смотря на то, что я побывал в Нью-Йорке, в Голливуде, в других городах Соединенных Штатов Америки, Сакраменто с его пустынными улицами, залитыми ярким солнечным светом, навсегда останется самым дорогим моему сердцу мегаполисом.
Меня встретил водитель отца, и я, пожав ему руку, опустился на водительское сиденье, глядя в окно так, словно бы вернулся в этот город после длительного отсутствия, а то и вовсе видел в первый раз.
- Как ты? Выглядишь здоровым, - Нолан, так звали молодого парня, моего ровесника, кажется, был искренне рад снова увидеть меня.
- Жить буду, - подмигиваю, улыбаясь ему в ответ. Обезболивающие уколы и таблетки сделали свое дело, и теперь я чувствовал только тупую тянущую боль в области огнестрельного ранения. Никакие жизненно важные органы не задеты, поэтому мне велели побольше спать и вести спокойный образ жизни, снабдили лекарствами и инструкциями, желая счастливого пути.
- Думал, меня приедет встречать вся семья, будет красная ковровая дорожка и охапки блесток над головой, а приехал только ты.
- Браун, ты не изменился, - хохотнув, резюмировал водитель, выезжая на центральную улицу. Через двадцать минут я оказался дома, в квартире, состоявшей практически из одних стекал, царил настоящий хаос – Мила в фартуке носилась по дому, словно загнанный хомячок в колесе, повсюду валялись какие-то вещи: платья, колготки, коробки, упаковочная бумага. Ель, девственно чистая, без единой игрушки, стояла в гостиной, привалившись к стене.
- А где все? – я встал перед старшей сестрой, преграждая ей путь.
- Понятия не имею! – воскликнув в ответ, она ловко увернулась, подныривая под мою руку и скрываясь на кухне. – Отец и Нола уехали в магазин, забрать ее платье и платье Вайлетт, Вайлетт ушла по магазинам, я забыла купить приправы, Табита как всегда ни с кем не хочет разговаривать! Мы ничего не успеваем, господи! Макс, ты можешь съездить по адресу… - теперь ее голос смешивался с жужжанием  блендера, поэтому мне пришлось тоже зайти в помещение, источавшее богатство кулинарных ароматов, чтобы продолжить разговор.
Подводя итог подготовки Браунов в Рождеству, необходимо вычленить самую главную мысль – мы не успевали вообще ничего! Поэтому мне в компании Нолана нужно заехать в ресторан и узнать, готово ли все к празднеству,  и пока я буду толковать с менеджером, водитель заедет в магазин игрушек по соседству и придумает, чем облагородить нашу елку.
- Ладно, - соглашаюсь помочь девушке, да и лучше проветриться, чем задыхаться в какофонии запахов разных яств.

***

«Cadillac» притормозил у входа в заведение, которое уже всем своим внешним видом призвало немедленно приступить к празднованию. У меня с собой был блокнот отца, Александра, в котором росчерком шариковой ручки обозначена планировка зала, список обязательных напитков и блюд, число гостей, фамилия ведущего, платежные реквизиты ресторана и много другой ерунды. Все, что требовалось от меня – зайти и проверить, все ли точно так, как он заказывал, и если да, то мы без опаски можем перебираться на семейный ужин в это место.
Как и у всех дневных посетителей, у меня поинтересовались о забронированном столике.
- Да я по другому делу зашел, мне нужен администратор или управляющий, мой отец оплатил вчера бронь ресторана на завтрашний вечер, попросил проверить, все ли в порядке. На имя Александра Брауна, если что, - девушка понимающе кивнула и удалилась. Менее, чем через две минуты пришел управляющий. Приятный мужчина в изысканном костюме лет тридцати.
- Приветствую, я Макс, сын мистера Брауна.  Как обстоят дела с подготовкой? Смотрите, вот он просил уточнить количество посадочных мест, оказывается, еще прилетят родственники из Канады, так что надо расширить до плюс десяти персон, затем… - он меня перебил, уточняя дату и время.
- Точно завтра на шесть вечера? – Брови на его переносице подозрительно съехались.
- Да, а что? У меня есть договор, подписанный об аренде именно завтра в это время. И до утра. Все уже оплачено, что вас смущает?
Я не знал, что его побледневшее лицо – признак недопустимой для заведения такого уровня оплошности – сдать ресторан двум клиентам в одно и то же время. И что меню, составленное для нашей семьи, очень скоро покажут отнюдь не тем людям.
- Присядьте пока за столик с Каталиной Мэй, я уточню кое-какие детали, - и я, конечно, должен догадаться, что это за Каталина Мэй! К счастью, интуиция меня не подвела.
Пока я ковылял до стола незнакомки, услужливая девочка в белой блузке подала ей папку с перечнем блюд, моих, вашу мать, блюд! Но я этого не знал, поэтому, вымотанный поездкой, покорно упал на стул напортив.
Некая Мэй была очень хорошенькой, у нее были пухлые губы идеальной формы, большие зеленые глаза, сосредоточенно бегающие по строкам, густые светлые волосы, как у Рапунцель, струящиеся по плечам в бесконечность.
- Как же у них тут все долго, - я обратился в светловолосой девушке, сидевшей напротив, для меня вообще не проблема заговорить с незнакомым человеком. – Сняли на завтра этот ресторан, а тут до сих пор ничего не готово,  и ель какая-то стремная в углу, - пожимаю плечами, заказывая и подошедшего официанта стакан сока.
- Заказать тебе чего-нибудь?
А чего она такая хмурая, словно грозовая туча, негоже таким красивым девушкам выглядеть первосортными буками.
И, казалось бы, ничего не предвещало беды, как за соседним столиком случилось нечто, возмутившее меня до глубины души.
- Потаскуха! – кричал он.
- Ненавижу! – отвечала она. И кульминацией перебранки стала пощечина, которую парень влепил своей спутнице. Может во мне генетически заложен рефлекс защиты слабого пола, потому что я, не долго думая, забыв о своем перебинтованном плече и ноющей боли, вскочил со стула, ударяя «героя», поднявшего руку на леди кулаком по роже, клянусь, я слышал, как захрустела его челюсть! Тот не долго думая, отталкивает меня, цепляясь пальцами за скрытую под повязкой и черной футболкой рану.
- Бляяяяять! – и я падаю спиной на стол, где еще недавно сидели мы с Катилиной. Перед глазами танцуют мелкие точечки-мушки, все плывет и кружится от внезапно нахлынувшей боли.
Управляющий с глазами, похожими на блюдца, бежит в нам, указывая пальцем сначала на парня, ставшего жертвой моего нападения:
- Выгнать, немедленно рассчитать и выставить вон! – затем на меня. – А этого оставить, это же Браун, вашу мать.
Если кому-то доводилось встречаться с сыном Александра Брауна, главного акционера газовой империи США, то он знал, что от меня жди только неприятностей и бед…
- Прощу прощения, - перекатываюсь и падаю со стола Каталине в ноги.

+2

4

Меня уже действительно начинало раздражать ожидание. Последнее, что следовало заставлять меня делать, - это ждать. И администратор, кажется, этого не понимал или просто понимать не хотел. Я буквально видела, как его чаевые постепенно разлетаются по ветру, и эти бумажные зелёные купюры исчезают сквозь открытое окно в противоположном конце ресторана. Я знала, как важны чаевые на такой работе не понаслышке, потому и считала их уменьшение отличным наказанием, способным стать на будущее неким стимулом для этого мужчины. Потому что мне бы не хотелось и впредь знать, что в этом ресторане такое плохое управление, что посетителей заставляют ждать, что всё происходит так медленно.
Папку я, впрочем, получила из рук совершенно другого человека - девушки, которая попыталась улыбнуться мне так широко, что я подумала, что у неё сейчас порвётся рот, без шуток. Если их учат такому фальшивому обращению с клиентами... Желание здесь праздновать таяло на глазах. Наверное, этот ресторан зарекомендовал себя хорошим пиаром, удачным местоположением, красивым названием, иностранными поварами-мастерами, но никак не грамотным управлением - в этом я видела отчётливую брешь, которую изо всех сил хотелось заполнить, но я лишь молча прикусила губу, заставляя себя сидеть на месте и делать вид, что всё складывается удачно. Не хотелось портить праздник ещё до того, как он будет начат. Если отец и его новенькая жёнушка так хотят встретить Рождество именно здесь, так тому и быть. Я могу подстроиться под них на этот день. Но не более того, разумеется. Стелиться в ноге отцовской молодой шлюхе я не планировала.
Я удивлённо взглянула на того, кто безалаберно плюхнулся рядом со мной. Я почувствовала, как брови сползли к переносице, а, значит, немой вопрос уже и без того был написан на моём лице. Но усевшийся за мой столик мужчина явно не обратил на это внимание. Нет, на меня-то обратил (это было заметно по скользнувшему оценочному взгляду), а вот на то, что, возможно, я не настроена ни на какую компанию, не стал. Я позволила и себе дать оценку. В принципе, я нашла его довольно обаятельным. В каком-то смысле даже сексуальным. Но, разумеется, вслух бы ему об этом не сказала - было и без того видно, что жизнь самолюбием его не обделила, от скромности он умереть уж явно не сможет. Я не могла не сделать акцент и на том, что он следил за своими волосами. Нет, я не увидела в нём гомика, просто это было приятным открытием: обычно, отращивая локоны, мужики свято верят в то, что мытьё раз-два в неделю идеально подходит, а сальные переливы их "роскошных кудрей" делают их невероятно привлекательными для противоположного пола. Обычно хотелось блевать, когда я смотрела на таких.
Но ещё больше в удивление меня ввергли его слова. На завтра сняли?.. Я уже готова была возмутиться, подозвать администратора обратно. Но первое возмущение сменило второе. Он обозвал мою ель стрёмной?! Мою. чёрт. возьми. ель? МОЮ. ЕЛЬ? Взгляд мой уже метал молнии, слова с трудом удерживались во рту, буквально норовя выпасть, вылиться на голову этому... этому... этому существу. И ему повезло, что обстоятельства действовали в его пользу. Хотя, опять же, всё зависит от угла, с высоты которого на это всё предстоит посмотреть.
- Эй! - я окликнула одного из охранников-амбалов, обнаружив, что сидевший за моим столиком герой-спаситель ринулся на помощь оскорблённой даме. Резко подскочив со своего места, чтобы привлечь внимание, я снова повторила свой крик. Только тогда меня услышали.
Только подоспел амбал слишком поздно, вместе с администратором. А у моих ног уже лежал "герой", тем самым являя собой весь результат драки. Я вовремя успела отскочить от стола перед этим, иначе, возможно, лежала бы рядом с ним. Или была бы им же раздавлена. И это не казалось мне такой уж радужной перспективой. Я, конечно, частенько становилась свидетелем тех или иных инцидентов, но старалась оставаться в стороне, считая их причины бессмысленными. В этот раз всё было иначе - этот парень, Браун, ввязался в неё для того, чтобы защитить оскорблённую женщину. Вот что сделало ему ещё один плюс в моих глазах.
Злость и возмущение испарились куда-то слишком неожиданно, оставляя растерянную меня наедине с мужчиной у моих ног. Какая ирония. Все женщины мечтают, чтобы мужики были у их ног, а я сейчас не знаю, что с одним из таких сделать. Я опустилась на корточки возле того. Я не знала, что стало причиной его падения, следов на лице не осталось никаких. Но я (сама не понимаю причин) коснулась тыльной стороной ладони скулы мужчины, мягко улыбнувшись, и пробормотала не слишком громко, спокойным и размеренным голосом:
- Мужчины суть дьяволы, злобные бесы,
Во лжи изощрённы, как сам Сатана.
Они оболгали созданий небесных,
И в этом их суть, их порок и вина.

Не зря, посудите, у чёрта в фольклоре
Обличье мужчины и шкура козла.
От них все пороки, несчастье и горе,
От них все лихие и злые дела.

Наверное, продолжать его не стоило, потому что дальше оно включало в себя восхваление женщин. Но в этот момент ей эти восемь строк показались донельзя подходящими к ситуации. Я не стала цитировать строфы и драке, не стала говорить ничего о героизме. Зато произнесла то, что подтверждало сложившуюся ситуацию - в произошедшем вина мужчины, часто все подобные события происходят именно потому, что они тщательно "старались" это устроить, буквально способствовали.
- Вы в порядке? Вам помочь встать? - зачем-то слишком учтиво предложила я, хотя и понимала, что позади стоят несколько охранников, сил в которых гораздо больше, и они явно справились бы без меня.
Убрав руку от лица Брауна, я поднялась с корточек, краем глаза наблюдая за тем, как громко матерящегося мужика, обидевшего свою женщину, выволакивают наружу. Дама же, в свою очередь, слишком громко рыдала, что-то невнятно лепеча. Ею занялись официанты, отпаивая её водой и какими-то таблетками. Вероятно, успокоительным. Ресторан терял свою привлекательность у меня на глазах, очень хотелось вернуться домой и вообще больше никуда не идти. Передумав помогать тому, кто полез в драку, чтобы отомстить за то, что он обозвал мою ель стрёмной, я перевела взгляд на администратора и довольно громким голосом спросила у него с нажимом:
- Вы не могли бы мне объяснить, по каким причинам этот... этот мужчина у моих ног заявляет, что ресторан забронирован и оплачем им? Я, наверное, что-то не понимаю, - я покачала головой, прикусив губу, чтобы сдержать несколько грубых словечек, которые отчётливо кололи мой острый язычок.
- В первую очередь, мисс Мэй, мистер Браун, я хочу принести извинения за эту драку. Обычно наши посетители... - заблеял он, что выбесило меня ещё больше.
- Я ещё раз, мать твою, повторяю свой вопрос: какого чёрта ресторан на завтра занят двумя людьми одновременно? Вы думаете, мне больше не на что тратить своё время, кроме как на эти бессмысленные разборки? Кто-нибудь мне внятно объяснит, чей это косяк и с кем мне нужно разговаривать? - я с большим трудом не переходила на крик.
- Со мной. Это только моя вина, - опустив голову, пробормотал администратор. - И всё, что я могу вам обоим предложить - это либо поделить ресторан на двоих, либо одному из вас уступить другому...
- Разумеется, со скидкой в семьдесят процентов ввиду причинённых неудобств? - перебила его я жёстким, холодным голосом.
- В тридцать, мисс Мэй... - начал было он, но я снова его перебила.
- В семьдесят, я верно расслышала?
- Да, именно так, мисс Мэй, - понуро кивнул он.
- Отлично. Мистер Браун откажется от этого ресторана в пользу дамы, а я по-прежнему считаю его занятым на завтрашний день для моего семейства. Всё, что мы с вами обговорили, должно быть учтено. Меню я одобряю, - бодро улыбнувшись, я бросила взгляд на того самого Брауна. Знакомая фамилия... Отец часто упоминает её. Только я не помню контекст, в котором это происходит. Вероятно, что-то по работе. - До свидания. И спасибо, мистер Браун. Надеюсь, вы не сильно ушиблись.
Распрощавшись со всеми, я шустро направилась в сторону выхода, весьма громко цокая каблуками по деревянному половому покрытию ресторана, не оглядываясь.

Отредактировано Katalina May (2014-12-14 14:48:06)

+1

5

Сейчас, упавший ниц перед кончиками ее лакированных черных туфлей, я четко понимал одно: все беды в этом мире из-за женщин. Из-за женщин все войны, из-за женщин политически распри, а в скольких смертях невинных мужских душ упрекать стоит этих коварных небесных созданий!
Каталина присела около меня, касаясь мягкими пальцами лица. Сначала я подумал, что это сон, или я слишком сильно ударился головой, дав сознанию отличную возможность генерировать романтический бред. Но нет, лицо зеленоглазой нимфы действительно было напротив, ее пухлые губы ритмично двигались, даря моим ушам саму прекрасную усладу минувшей половины дня – стихи. Она совершенно реально читала мне что-то про пороки и вино, я не особо вникал, цепляясь за одну единственную мысль, витавшую сейчас в голове – я бы выпил. Когда поэтесса в ее душе утихомирилась, девушка, видимо, опомнилась, убирая от меня руки и учтиво интересуясь, не нужна ли мне помощь.
Мне? Помощь? Ах да, я же лежу на полу, слушаю ее трепетный лепет, мечтаю о вине… - Спасибо, не надо, я сам, - слава Богу, пока еще мой разум чист, а силы не растрачены в пустую. И стоило мне, схлопотавшему чуть более суток назад пулю, лезть в драку? Было в моем поступке одно непримиримое но: хоть я и сам мог поднять на девушку руку, я ненавидел, когда это делают другие, да еще и прилюдно. Что происходит между влюбленными наедине, под шорох занавесок – это их личное дело, но такие недопустимые для мужчины слабости в публичном месте меня выводили из себя очень быстро.
Мисс Мэй непозволительно быстро забыла о моем существовании, находя более привлекательную жертву – администратора, и фурией впилась в его разум. Все, что я слышал, отскребая свое тело от пола, так это ее недовольные крики о времени и месте аренды заведения. Господи, какие вы, женщины, все таки сложные! Может, я поспешил, защищая пару минут назад меланхоличного вида истеричку?
- Этого мужчину зовут Макс, - опираюсь руками о стол, фривольно наблюдая за тем, как она старательно пытается что-то доказать управляющему. – Меня зовут Макс.
Судя по брендовым шмоткам и гонору, которым была пропитана ее речь буквально насквозь, девчонка не из робкого десятка, и не из самой простой семьи. Кажется, я даже где-то слышал фамилию Мэй… Мэй…
Три буквы, складывающие звучания фамилия Лины, навязчиво крутились на языке. Может быть, это ее родственники владельцы той сети ресторанов, что конкурируют с сетью моей сестры? Плевать, в разборках женщин никогда не разберешься без бутылки.
- Да ничего, - кидаю в ответ на извинения персонала. Подумаешь, драка, что я драк не видел, что ли? Они бы мне не помешали закончить трапезу… А про заказанный сок официант и вовсе забыл.
- Да что ты орешь, как недотраханая самка богомола, - устало делаю шаг вперед, чтобы пробовать успокоить девушку. Да где уж тут! Она недовольна так, словно этот инцидент стал самым ужасным во всем  две тысячи четырнадцатом году. Еще и торгуется, видимо, не внемля словам  о том, что у меня уже все оплачено.
-  Мистер Браун ни  от  чего отказываться не будет, - склонив голову на бок, понизив голос до шепота, вкрадчиво, на ухо доношу до ее изнеженного восприятия эту новость, попутно обнимая здоровой рукой за вторые девяносто. - И, кажется, это было не твое меню, - подмигиваю Лине. – И, наконец, мы оплатили все сто проценто… - Макс, смирись с тем, что всем фиолетово на то, что ты говоришь.
Она еще спрашивает, не сильно ли я ушибся? Вот стерва холеная.
- Ты сходишь со мной на свидание! – извинившись перед собравшимися людьми, спешу догнать Каталину. – Я вам позвоню вечером, - вместо прощания. Догоняю девушку, опережаю и спускаюсь с лестницы спиной вперед.
Блондинка неловко оступается, я подаюсь корпусом вперед, придерживая пострадавшую от мирской несправедливости, но вот туфлю она потеряла, красивую такую, черную, лакированную изящную туфельку с блестящей пряжкой. И я, подобно баснословной птице-сороке, лихо подхватываю туфлю и кидаю через спину. Куда? А черт его знает.
- Так ты сходишь со мной на свидание? И осторожнее, осторожнее, я раненый солдат, - показываю на свое плечо, обворожительно улыбаясь блондинке. Может, конечно, она меня и пошлет куда подальше, но тогда  ресторана ей точно не видать… А если я получу отменное свидание, то, возможно, уступлю ей эту халупу со стремной елкой, а мы с родными отметим Рождество в стенах квартиры Александра.

+1

6

Тебе обязательно идти за мной? - гневно подумала я, стараясь не оглядываться и забыть ощущение прикосновения большой ладони к моей талии. Этот парень мне определённо не нравился: ни его внешний самодовольный вид, ни его манеры, ни его попытки говорить наперекор мне, ни его отчаянные старания быть услышанным и сохранить в сложившейся ситуации своё лицо. Я не была уверена, что он его сохранил. А вот самолюбивый самец сейчас бросился следом, всем своим существом являя облик героя, на шею которого я должна была повеситься ещё тогда, когда он только вошёл в этот ресторан. Но он забирает мою бронь. И он назвал мою ёлку стрёмной.
Слова про свидание пропускаю мимо ушей, едва сдерживая порыв по-доброму рассмеяться. А его настырности действительно можно позавидовать. Вероятно, упорство помогает ему в работе, иначе и быть просто и не может. Только его предложение не кажется мне таким уж занимательным и уж точно не вызывает желание дать согласие. Я уже и собиралась что-то сказать, но неожиданно мой каблук застрял меж стыков кусков дерева в полу. Я едва не полетела кубарем вперёд, потеряв при этом туфельку. Но "мой герой" был тут - и подхватил, и упасть не дал, и даже что-то ещё пробормотал, в очередной раз нервируя меня. Чудеса еще не кончились, - хмуро подумала я, невольно глядя на плечо, на которое указал мне Браун. Раненый солдат? Теперь понятно, почему у него такое сильное тело. Я не могла это не отметить, когда он приобнимал меня за талию ранее, когда поймал меня, не дав упасть. Я тогда уткнулась носом в его мускулистую грудь, а сильные руки довольно крепко меня обхватили. Лина, ты не о том думаешь! Но я действительно уважала армию и солдат, считая это почётным. А к ранениям всегда относилась осторожно и немного пугливо.
- Не надо своей раной направо и налево кичиться, - хмуро пробормотала я, пытаясь тоном противоречить собственным мыслям, и дунула на выпавшие на глаза локоны, тем самым желая убрать их с лица без помощи рук. - Такие люди, как я, могут запомнить твои слабые места, мистер Браун, - я улыбнулась ему, стараясь сделать это как можно холоднее.
Оглянувшись в поисках своей туфельки, я поняла, что её нет. Мой поход по лестнице оказался очень "удачным". Я прямо Золушка, иначе никак. И это... это мой принц? Я взглянула на "принца", а потом негромко усмехнулась, покачав головой, вновь принявшись за поиски своей обуви. Не сквозь землю же она провалилась, честное слово! А я знала, зачем так настырно её ищу - мне очень не хотелось встречаться взглядом с этим парнем, всё ещё буквально висевшим у меня над душой и ожидающим, пока я дам ему ответ. И самым забавным здесь было то, что отказ бы его не устроил - я об этом прекрасно знала.
- Урок биологии, мистер Браун, - негромко обратилась к нему я, всё ещё не поднимая взгляда и занимаясь поисками лаковой туфельки. Вторую на время пришлось снять, иначе стоять и двигаться было неудобно. - Самки богомола не могут спать с павлинами, - я даже причмокнула губами, пытаясь выразить своё ироническое расстройство сложившейся ситуацией, - у них половые органы устроены иначе, - я пожала плечами. - Так что ты явно не сможешь решить мою проблему недотраха. Так зачем мне соглашаться на свидание?
Где моя туфля!? Её отсутствие меня уже начинало порядком злить. Накалу способствовал и этот странный разговор с Максом (кажется, он назвал себя именно так). Крепко держа в руках вторую туфельку, я даже по ступенькам вверх взбежала, а потом спустилась вниз, но искомый объект не обнаружила. Магия. Просто чудеса какие-то. Мне незачем было цепляться за эту пару обуви, таких у меня было достаточно. Но в данный момент эта чёртова туфля казалась мне донельзя необходимой, и я сама не могла понять, в чём причина её значимости. На неё в итоге пришлось плюнуть, потому что её действительно не было нигде. А завтра этот оболдуй заявится ко мне, скажет, что его принцесса потеряла туфельку и предложит её померить. Во всех традициях доброй сказки. Я улыбнулась, опустив голову и прикрыв лицо волосами, чтобы Макс этого не увидел.
- Советую тебе подобрать иное хорошее место для празднования Рождества. Этот ресторан завтра будет занят одной почтенной семьёй, - я вручила свою вторую туфлю ему прямо в руки. Наконец, я уже была у входа, направилась в сторону своего мотоцикла.
Мыслей в голове был целый рой. Я всё ещё продолжала думать про потерянную туфельку. Но, конечно, нельзя было отрицать факт того, что поведение Брауна, его комментарии и действия не осели где-то на задворках моего подсознания. Вот же мать твою. Оглянувшись, не смогла не улыбнуться, потому что понимала, что именно тем, что он меня так выбесил, он неплохо меня зацепил. Но лучше бы он ничего не говорил про ёлку. Вообще ничего. Я взглянула на часы, было уже без двадцати пять.
- Я пойду с тобой на свидание, если к пяти вечера ты раздобудешь мой номер телефона, мистер Браун, - быстро подмигнув, я надела шлем, удобно устроилась на любимом транспортном средстве. А через минуту уже, слушая довольное урчание своего "Ducati", умчалась в сторону своего дома, в который я отчаянно была рада вернуться после стольких лет жизни на Гавайях.

Отредактировано Katalina May (2014-12-15 06:45:44)

+1

7

[audio]http://prostopleer.com/tracks/4423072HfoC[/audio]

with hand on heart you right from the start,
you taught me to take my part.
no cross to bear, no reason to care,
my life was all up in air.


Если бы мне предложили рассказать о своей идеальной девушке, ее описание могло бы меняться по очень разным параметрам, но, несмотря на то, что Каталина являлась золотоволосой блондинкой, коих я очень люблю, под категорию «идеальной» в моих глазах она явно не попадала. По сути, все, что я сейчас делал, имело только одну твердую цель: потешить ее самолюбие. Пусть думает, что она такая прекрасная, и что мужчины всегда будут стелиться штабелями подле ее ног. Пусть. И какой бы горделивой и неприступной не старалась показаться мисс Мэй, я-то замечал лукавую и беззлобную улыбку, которая время от времени озаряла милое лицо американки.
- Тебя послушать, так мне и дышать нельзя, - произношу с наигранной небрежностью в голосе, на манер самой Лины. За пять минут нашего скоротечного знакомства она то и дело подвергала критике каждый мой шаг, каждое мое слово, что позволяло сделать вывод: не все гладко в жизни этой холеной барышни. Разве счастливый человек будет всем своим естеством стараться унизить другого? Вот  я справедливо считаю себя счастливым, и никогда подобные мысли мою пустую голову не посещают.
- Такие люди, как ты… - повторяю за девушкой, смакуя каждое слово. – А какой ты человек? Я этого не знаю, так что твое предупреждение выглядит весьма неубедительно, - стоило добавить что-то вроде «а вот таких как я запугивать смысла нет», но решив быть выше пустых пересудов, я промолчал, испытывающее глядя на Каталину, попавшую в неловкую ситуацию из-за своей туфли – она вроде хочет уйти, но обстоятельства задерживаю ее рядом со мной.
Облокотившись на перила и скрестив руки на груди, я наблюдал за тем, как она активно, с видом полного самозабвения ищет недостающую обувь.
- А ты еще чертовски эрудированна и проницательна? Расслабься, я не собираюсь с тобой спать, тем более на первом свидании, у меня с личной жизнью проблем нет, - что правда, то правда. На самом деле, я не хвастался, прекрасных дам в моем окружении всегда было достаточно, но меня задел тот факт, что она считает, словно я зову ее только для удовлетворения своих биологических потребностей. Неужели все современные и молодые девушки так считают? – Интересный у тебя подход, - течение мыслей Лины привело меня в некоторое замешательство и легкий ступор. Не так уж часто женщины заявляют «не можешь решить мою проблему с трахом, вообще не подходи».
- Даже не знаю, во-первых, я думал, на свидания ходят не только ради секса, во-вторых, ты сама не заинтересована в том, чтобы решить эту свою проблему, иначе не проводила бы мне ликбез по биологии, верно?
Когда она снова заговорила про ресторан, мне захотелось крепко удариться лбом о перила или сразу о бетонные ступени.
- Послушай, кукла, - я схватил ее за локоть, глядя в глаза. – Я не знаю, что ты задумала и с чего решила, что я уступлю тебе уже оплаченный ресторан, но ты ошибаешься. Я ни-че-го, - мой темпб одномоментно изменился с дружелюбного на твердый и решительный, - те-бе не уступлю. – Если ты не сходишь со мной на свидание. А там видно будет.
В руки попадает красивая лаковая туфля, и я, борясь с желанием запустить ее уезжающей девушке в голову, просто стоял и молчал, думая над тем, что я, вероятно, конченный кретин, если вместо того, чтобы готовиться к Рождеству, занимаюсь такой ерундой. Но она мне понравилась. Это было даже азартно – уговаривать Мэй встретиться.
- Да без проблем, - иронично и самоуверенно. Мотоцикл обволакивает дымкой дорожной пыли, и девушка скрывается, словно ее и не было никогда, оставляя после себя аромат дорогих духов и тень улыбки в воспоминаниях. Маленькая дрянь.
Разворачиваюсь и возвращаюсь в ресторан, отыскивая уже знакомого мне управляющего.
– Эта девушка, которая только что вышла… Можете дать номер ее телефона? Думал уступить ей ваше заведение на завтрашний вечер, а она так быстро ушла, что я не успел сказать, - вроде, легенда вышла убедительной.
- Мы ей позвоним, не беспокойтесь, - ответил сотрудник, давая понять, что заветных цифр мне не видать, как своих ушей.
- Мне бы хотелось лично, - многозначительная пауза. – Прошу вас.
Администратор не стал долго противиться, и перелистнув несколько страниц в толстом блокноте, сунул мне под нос лист с неразборчивым подчерком, где в верхнем правом углу небрежно значился номер Каталины. Я быстро набрал его на мобильном, поблагодарил управляющего, обратившись к нему по имени на бейдже и вышел из помещения.
- Ну что, у меня еще десять минут, чтобы нагнать тебя, - не представляясь, сообщаю Лине в трубку, она в ответ называет адрес, по которому я могу ее найти, но с одним условием – я должен доехать за эти самые десять минут и привезти ей новые туфли.
Вот же хрень! Интересно, где я их куплю? Почти бегом лечу на парковку, где уже заждался мой автомобиль…

+1

8

Я не была сильно удивлена, когда мой мобильный зазвонил. Скорее, я бы удивилась, если бы оказалось, что Браун не успел раздобыть мой номер. Ему это явно не составило труда сделать, наверняка его связи во многом опережают его. Впрочем, мне всё равно совершенно нечем было заняться, а его самолюбивое поведение альфа-самца меня даже слегка позабавило. Я бы сказала, что зацепило, но это прозвучало бы слишком громко в данной ситуации. Просто он был настырным. И колким на язык. Именно эти два пункта его характера привлекли моё внимание.
- Городской парк. Через десять минут с парой новых лаковых туфелек, мистер Браун, - без приветствий, без лишних разговоров и без колебаний бросила я в трубку, едва заметив, что звонят с неизвестного номера, и отключилась. Благо, в этот момент я притормозила на светофоре.
Зачем я вообще соглашалась и к чему была эта странная погоня за моей юбкой, я до сих пор не понимала. Никакого рьяного интереса это не рождало, лишь лёгкое желание выяснить, справится л баснословный Макс Браун с подобным заданием в короткие сроки. Сейчас, направляясь в городской парк, я всё прокручивала в голове его имя и пыталась понять, где слышала. А потом осознала, что он являлся ещё одним наследником богатого мужика, готового передать своему сыну целое нажитое состояние. Честно или нечестно нажитое - это уже совсем другой вопрос. Уверенности в том, что и мой отец делал абсолютно всё по правилам, не было никакой. Напротив, я почти верила в то, что он много где увиливал и применял множество уловок для того, чтобы добиться того, чего он добился. Для того, чтобы у нашей семьи были деньги и те возможности, что у нас имелись на данный момент.
Погода была чудесная. Мне нравилось наслаждаться подобными деньками. Я не любила снежную зиму, именно такая, какая была в Сакраменто, делала меня по-настоящему счастливой. Именно тепло и солнце дарили мне счастье и заряжали меня нужным настроением. Даже нервозность, которую вызвал назойливый Браун, куда-то испарилась. Но я по-прежнему не собиралась отдавать ему ресторан. Он был предназначен только для меня и для моей семьи на Рождество. А сукин сын Браун пусть подавится костью, я не собираюсь ему уступать. Ни в чём не буду ему уступать.
Я взглянула на часы. Осталось ровно две минуты до того, как истечёт время, которое я выделила богатенькому сынку на то, чтобы он купил мне новую пару туфлей и добрался до парка. Опустившись на лавочку, я даже сладостно улыбнулась, предвкушая, что этот гадёныш опоздает, сам всё испортит и ничего не сможет уже изменить. Но пятка моя чуяла, что не всё так просто, что мне, наконец, попался тот человек, который способен не только переговорить и переворочать меня, но и заткнуть, но и принять участие в любой моей авантюре, выйдя из неё не просто игроком, а победителем. Я любила победителей. Именно так меня воспитывал отец, именно об этом всегда говорила мне мать.
Не знаю, скользнула ли по моему лицу тень, когда я увидела Брауна, но я постаралась, чтобы скользнула. Мне хотелось, чтобы он увидел, как я разочарована в его приходе. Нет, не показывать же мне ему, что всё идёт по моему плану. Пусть думает, что в этой игре ведёт он. Тогда и правила будут интереснее. А они обязательно будут.
- Ты принёс мне мои туфельки? - я даже ноги вперёд вытянула, показывая ему, что мои босые и чуть запылившиеся от пеших прогулок до лавки ступни жаждут, чтобы на них поскорее оказалась пара хорошей и удобной обуви. - Иначе ты попросту зря приехал, мистер Браун, - я притворно надула губки, накручивая прядку золотистых волос на указательный палец. Надеюсь, что выглядела я более чем капризно. Соответствующе своему статусу и возрасту. - И зря потратил моё время. А больше, чем неуверенных в себе мужиков-тряпок, я не люблю тех, кто тратит моё время. Жизнь одна и всё такое. Сам понимаешь, - мягко улыбнувшись, я позволила ему понять, что склоняю всё к шутке.
Я не боялась отсутствия у него туфлей и вовсе не думала о том, что и как мы будем делать, когда это обнаружится. Я могла уйти даже в том случае, если бы искомая обувь у него имелась. На данный момент мне нравилось то, что происходило, потому что оно меня забавляло. Одной из главных вещей в том, что меня окружали, была забава, которую они мне доставляли. Второй - удовольствие. И я очень надеялась, что Браун сможет меня и позабавить, и доставить мне то удовольствие, которого я от него ждала. Хотя не было никаких гарантий в том, что я сама знала, чего ждала.

Отредактировано Katalina May (2015-01-27 23:00:44)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - последние титры;