В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Зима по проводам


Зима по проводам

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

СОННИ и АГАТА
31 декабря, минуты, когда происходят чудеса


Знаешь, мне не хватает слов, снов во мне не хватает,
Без тебя не хватает...

+2

2

Нас не спасут горячим чаем и постелью.

В Сакраменто не приходит зима. Все метеорологи кричат о том, что в штате Нью-Йорк метели и вьюги, а здесь температура даже до нуля не опускается. На прошлой неделе прошли дожди, так что Аарон во время уехал с Дектером в Испанию. Мы с Кортесом так договорились: один год я встречаю с сыном Рождество, зато на Новый год Рон остается с ним. На следующий год меняемся. Вот и настал черед встречать 2015 со своими бабушкой и дедушкой. Я не против того, чтобы Аарон общался с родителями Декстера. Мальчику нужны родственники. Нормальные родственники, которые будут учить его рыбачить, заставлять кушать паэлью, завязывать туже шарф и одевать рукавицы.
На календаре 31 декабря. О празднике напоминает красный флажок в календаре, да украшения, развешанные по всем улицам и площадям Сакраменто.
У меня в квартире стоит елка, высокая такая, под два метра. Наряжали, по традиции с Аароном ее вместе. Он сам предложил в качестве украшений, помимо елочных игрушек, еще использовать и конфеты. В итоге сейчас на новогоднем дереве остались только фантики аккуратно завернутые, чтобы не вызывать подозрений. И может быть треклятые фантики, можем сам праздник или ощущение того, что время закончилось, вызывали во мне тоску и точно такую же пустоту, как внутри обертки из-под конфеты.
Я имела представление о том, где можно найти Сантино в этот день, да в прошлый тоже, как ив позапрошлый, и... Но стоит ли? Как вернуться обратно в его жизнь? Опять, как ураган ворваться и все, что он ставил по полочкам, в чем разбирался эти два месяца без меня, разнести, взболтать? С одной стороны я пыталась сказать себе, что надо перестать так поступать с людьми. С другой... Более правильного решения, чем появиться и прочно остаться, я не находила.
Где-то около пяти вечера Пульсоне на телефон пришло смс сообщение. Ничего особенного, даже слишком сухо для приглашение встретится: только адрес и время, во сколько я ждала мужчину.
И вот, спустя еще три часа... небольшой сад во дворах дома. Уютный и закрытый, как дворики, которыми натыканы южные страны Европы, такие как Испания, Италия или Греция. Еще вчера этот сад был серым, хотя деревья и были украшены яркими светящимися гирляндами, а на газоне стояли крупные шары-фонари, но сегодня... Думая о встречи с Сонни я вспомнила, что он скучал по Нью-Йорку. Даже наверное не по городу, не по его пробкам, спешащим людям, незнакомцам или знакомым бандитам, а по снегу. Зимой ведь должен быть снег?
И когда Сантино подходил ближе к парку, ступая на одну из его тропинок и шагай к центру, где стоял отключенный на сезон фонтан, он мог под своими ногами все больше и больше ощущать белые хлопья. Они блестели от свечения фонарей, переливаясь мелкими искорками. И шелестели от касания ботинок. Правда, если взять этот снег в руку, он не растает. Да и снежок не сделать из него, ведь снег - искусственный. Но это все, что мне удалось придумать, чтобы хотя бы в этот день присутствовало полное ощущение зимы.
Снег лежал на деревьях, на ветках вечнозеленых елей, на бортиках круглого фонтана, на дорожке, смешиваясь с гравием, скамейки тоже были укутаны этим муляжом. И пусть это самообман, но взглянув, веришь, что попал в снежную сказку... какой-нибудь один из двориков Нью-Йорка.
Я увидела мужчину уже со спины и остановилась в трех метрах от него. В голове быстро роились мысли, предложения, обрывочные слова о том чтобы сказать, как обозначить свое присутствие? И чем больше я молчала, тем меньше во мне было слов.
- Привет - окликнула я наконец мужчину.

Внешний вид

+1

3

Что почувствовал Сонни, получив это сообщение, которое можно было бы назвать даже странным, если бы не цифра на календаре?.. Ничего - это, пожалуй, слишком сильное слово; но да, было близко скорее к "ничему", известие от той, которую он обещал ждать, не заставило сердце биться так уж намного быстрее, не заставило прыгать до потолка от радости, хотя это и не означает, что он нарушил своё слово, что не ждал... Просто время, наверное, действительно играет свою роль. А может быть, в своём ожидании Пульсоне просто был слишком уверен в том, что действительно дождётся? Или просто ему было тяжело поверить в то, во что хотелось верить сейчас... в любом случае, место и время, полученные с номера Тарантино, заставили работать скорее разум, чем сердце. Разум, впрочем, на этот раз был солидарен с душой - там стоило появиться, чтобы узнать, что задумала Агата; но не сердце посоветовало взять с собой заряженный пистолет на всякий случай. Он знал Тарантино лучше, чем она думала, и даже чем считал он сам, но вот - так ли хорошо знал себя самого?.. Он не был готов умереть. Он не хотел умирать сейчас. И именно это делало предновогодние часы таким прекрасным временем сделать это, а личная встреча - способом. А насчёт причин... их уж точно предостаточно. Появиться по указанному адресу, проверить, что было там, стоило в любом случае. Потому что это было важно... и потому что не было более важных планов на праздник. Как и новогоднего настроения - на самом деле, у Сонни были самые настоящие будни сейчас: пока все вокруг оказались заняты, он использовал это время для того, чтобы привести кое-какую документацию "Пульс Интерпрайзес" в порядок, и заняться первыми шагами на пути к реализации планов более долгоиграющих. Даже ёлку не стал ставить. Просто повесил мишуру и пару игрушек на кактус, который недавно поселился на его рабочем столе... не знал даже, зачем он его туда поставил - может, в попытке стать чуть более "калифорнийцем", немного приблизиться к местной флоре? Просто захотелось это сделать. Раз там не было места для чьей-то фотографии, вернее, самой фотографии не существовало. Такой вот был новый год. До того, как это странное бодрствование не разбавило сообщение от Агаты.
Время не лечит. Время убивает всё хорошее... Получилось нечто, чего Пульс и ожидал, чего опасался - что это ему придётся теперь думать, пускать ли Агату назад, что теперь, когда она, возможно, оказалась готовой сделать шаг ему навстречу, он слишком хорошо научился обходиться без неё, и попросту пропал стимул его принимать. И теперь они оба просто потерялись, не зная, что сказать друг другу. Ещё не окончательно, но... став близко к этому. Оставив шанс только для одного шага вперёд или назад. Оставив выбор, но ничего другого... тот выбор, который Сонни делал раньше, но получил ожидание. Тот выбор, над которым он мучительно думал на пути в неизвестность - по адресу, указанному в его телефоне. Но самой разумной мыслью было - что это неправильно, вот так бегать друг от друга целых два месяца. Неправильно. Но чёткого ответа на вопрос, "да" или "нет" эта мысль всё же не давала.
А когда он вошёл на территорию сада, исчезла и она.
Здесь было очень тихо... и одновременно - странно. И бутафорский снег, чуть поблескивающий в вечернем полумраке, он подчёркивал эту тишину - никакого ветра, или движения воздуха вообще, и даже дождь, для которых в Сакраменто наступил самый сезон, сегодня сделал перерыв, ничего не трогало декорацию. Единственное, что нарушало эту тишину, так это хруст под ногами "снежинок"... Сонни мог бы посчитать, что попал в сказку. Наверное, на это было рассчитано? Но ему казалось, что он попал на съёмочную площадку (и ведь было, с чем сравнивать), но уже после окончания съёмочного процесса. Когда декорации перестали сверкать, перестали играть свою роль, и стали просто чем-то... тихим. Здесь было, как на такой площадке. Или кладбище, если уж думать о совсем плохом. Кладбищем, которое приготовили специально для него... Пульс напрягся. Всегда напрягаешься, если следуешь чему-то неизвестному. Сонни начал приглядываться, прислушиваться, ладонь в кармане легла на рукоятку пистолета, но при этом хода он не сбавлял. А чем дальше шёл, тем больше видел "снега" вокруг... погружаясь всё глубже в придуманный кем-то другим мир. Кем-то знакомым. Кто придумал его для него... пожалуй, это можно было бы назвать чудом.
- Привет... - он услышал, как она подходила; можно даже сказать, что узнал её шаги (впрочем, он никогда не слышал, как Агата ходит по снегу). Но при этом... не оглядывался. Она ведь не убить его пришла? Иначе не дала бы шанса оглянуться. А он, он... тоже не знает теперь, что хочет и может сказать. Или сделать. Потому просто смотрит на неё, вытащив левую руку из кармана, а правой продолжая держать ствол. Кажется, готовый и раскрыть объятия навстречу, и выстрелить, но первый шаг или первый выстрел всё равно остаётся за ней... И кажется, что бы там ни было, Тата просто не решается это сделать.
- Это ты сделала? Очень красиво. - бегло оглядывается вокруг ещё раз. Улыбается слегка. Агата потратила немало труда, и его это не может не впечатлять, но пока что ему не совсем понятна цель этого. Ему стоило сказать за это "спасибо"?.. Пока что он не уверен, и потому не подходит ближе ни на шаг. - Ты хочешь сказать что-то?.. - или сделать? Он стоит на месте, но это вовсе не мешает ему самому подтолкнуть Агату себе навстречу. На самом деле, может, и вправду, ей было бы лучше просто ворваться обратно? Даже особо без слов. Разбросать, расшвырять всё, что он пытался сложить всё это время, но затем - заняв своё собственное место там. В его жизни. Как сделала на больничной парковке...

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-12-15 10:19:51)

+1

4

На самом деле можно удивиться, чего только не продается и каких услуг не оказывают в преддверии праздников, особенно таких громких и больших, как Рождество и Новый год. Вот и этот снег, который на ощупь похожий на крошки поролона, размещали по саду работники из компании «Колокольный звон». Кто-то убирает мусор и снег, а кто-то, наоборот, его разбрасывает. И вся эта мишура, интерпретация снега особенно актуальна в таких штатах как Калифорния или Флорида. У особняков богатых горожан можно увидеть целые сугробы этих снежинок из пакета. Снег лежит в таком количестве, что казалось бы дешевле будет поехать в Альпы или на крайний случай в Нью-Йорк, где снег девать некуда.
Сонни развернулся и мы встретились. Похоже, что разлука была и правда долгой, так как никакой искры или чуда не произошло. Мы смотрели друг на друга спокойно и ровно. Кажется, Пульсоне, даже взял с собой ствол – отметила я, опустив взгляд ниже, к карману, в котором он держал руку. Но акцентировать внимание или спрашивать не стала.
- Это ты сделала? Очень красиво.
- Если совсем честно, то это сделали трое ребят из компании «Колокольный звон». – уточнила я, пусть это и не имело никакого смысла.
- Ты хочешь сказать что-то?..
Сантино ждет от меня первый шаг. Справедливо, ведь это я позвала его сюда. И быть может, он этого совсем не ждал и не нуждался. Пока понять мне не удалось. Из-за этого я решила зайти издалека:
- С Новым годом – без особой торжественности и ликования поздравляю мужчину с праздником. Только не это я действительно хотела сказать, от чего мои плечи дрогнули, показывая жесть непонимания и незнания, нерешительности.
Признаться, да, я ожидала, что получив сообщение о встречи, итальянец будет рваться сюда, что на его лице я прочту радость от свидания и пойму, что он до сих пор ждет. Хотя я же сама месяц назад попросила его не ждать меня, но, похоже, быстро забыла об этом, уверенно полагая, что Сантино не смог от меня отвыкнуть и забыть. Кажется, я ошибалась. И теперь, глядя в его глаза не могла с той легкостью, которую рисовала себе в мыслях, взять горсть «снега» и шрывнуть его в сторону Пульсоне.
- Что у тебя в кармане? – хмыкнула я, кивнув на правую руку. – Ты подготовил мне подарок? – довольно забавно расспрашивать про содержимое кармана, когда явно догадываешься что внутри. Более того, когда Сантино сам догадался, что я поняла с чем он пришел…

+1

5

Радость свиданию Сонни не показывал открыто; только вот и сообщение Агаты едва ли можно назвать приглашением на свидание - скорее уж тянуло на деловую встречу, вроде той, что он сам назначил ей, при помощи своих деловых партнёров, так что теперь Сантино ничего другого и не оставалось, кроме как ожидать, что она собралась предложить ему... впрочем, Пульсоне, кажется, понимал, почему она так поступила. Не хотела, чтобы он мешал свою радость с тем чувством, будто ему сделали одолжение, чтобы он чувствовал себя неловко и глупо. Только вот у такой загадки, похоже, просто нету решения; это просто палка о двух концах, и оба они не чувствуют себя правильно в этот момент, не чувствуют той уверенности, о которой говорила ранее Агата, которой хотел Пульсоне. Но это не должно означать, что поступить они должны неправильно, так ведь? Иногда нужно просто включить голову. Даже любовь не может питаться только от сердец. Отношения - они и вовсе подразумевают, что обе стороны дают что-то друг другу, подстраиваются, думают мозгами, проявляют какую-то гибкость... не позволяя прогнуть себя или друг друга под ситуацию. А порой, важно просто знать, чего ты хочешь. Или держать своё слово. Он пообещал, что будет ждать... потому с его стороны просто гадко строить из себя недовольного бывшего. Агата старалась... во всяком случае, придумала всю затею со снежком именно она. Для него. Вот что имеет значение, вот в чём смысл... и всей этой встречи вообще. Нет, Сонни не думал отступать, не думал бежать... или вообще не пришёл бы, стерев сообщение; ну в крайнем случае - уже просто шёл бы обратно.
- С новым годом... - повторяет эхом, и пробует поддеть бутафорский снег носком ботинка, но ощущения от этого совсем другие... то, что Агата придумала с сюрпризом - это, конечно, очень трогательно, но всё равно, снег настоящим это не делает. С тем же успехом можно набросать пенопластовых шариков... А что тогда вообще настоящее?
Новый год.
Он приходит, независимо от того, в каком штате ты живёшь, и традиции везде одинаковые, они предназначены как раз для того, чтобы люди объединялись по всей стране, с друзьями на вечеринках, с семьями на ужине перед включенным телевизором, с любимыми... ну, или может, как они с Агатой. Так что ему понятно чуть больше, чем он хочет и может показать, чем Агата может считать по его лицу; зато она понимает другое... и Сонни чувствует, как её это обижает. И с этим тоже надо что-то делать, пока окончательно не развалилось всё то, чего он... ждал.
- Нет... Извини. Я не купил тебе подарка. - да и что он мог сделать за три часа? Неподготовленный, без идей, без мыслей - в лучшем случае, купил бы какую-нибудь банальную ерунду, в худшем случае - ненужную вещь, в самом худшем - бесполезную, ненужную и банальную, которую ещё и тащить сюда было тяжело. Он не купил ей подарка на новый год. Зато честно... Зато ему самому всё становится понятно. По той обиде, что читалась в глазах Агаты, прорываясь сквозь насмешку в её голосе. Пульс чуть приподнимает левую руку, и шевелит правой, перемещая её так, чтобы взять пистолет двумя пальцами. Медленно вытаскивает оружие, ставит на предохранитель, и просто выкидывает его в сторону, в кучу бутафорского снега. Пистолет скрывается под пенопластом. Так лучше? Он не собирается защищаться от неё, если не придётся это делать; но в то, что Тата способна ударить его в спину, раскрыв объятия, в буквальном смысле, он никогда на самом деле не верил. Это не её стиль... она может унести кусок сердца с собой, но не остановит его полностью.
Сонни так и стоит, как подозреваемый на мушке полицейского: слегка расставив руки, чтобы Агата могла видеть его ладони. Одновременно - это похоже и на то, что он раскрыл объятия ей навстречу, хотя и трудно решиться подойти ближе. Уже не так трудно, впрочем, как было в начале... он словно протягивает ей свою руку, предлагая сделать шаг навстречу. Просит об этом. А иначе... иначе зачем всё это вообще? Сообщение, встреча, "Колокольный звон"...
- Как твоё плечо?.. - ему ведь не всё равно. Сонни помнит и об этом, хоть в прошлый раз они и не особо акцентировали внимание на её ранении. И разговор ведь надо попытаться направить в нужное русло, склеить... чёрт, он ведь затем и пришёл сюда, чтобы склеить всё то, что им удалось разбить! Или хотя бы большую часть... Пульсоне неотрывно смотрит ей в глаза, и затем всё-таки делает шаг... и ещё один, уже увереннее. Хрум-хрум. Нету у неё ствола, и за сопротивление аресту или угрозу жизни она его не застрелит. Хрум-хрум, ещё шаг. Наверное, она рассчитывала, что это будет бег, но увы... Сонни способен преодолеть расстояние отсюда до Нью-Йорка и обратно вовсе не потому, что торопится. Кажется, всё с этого и начиналось, их размолвка - что он когда-то поспешил. Хрум-хрум. Наконец, они встали вплотную. Почти касаются друг друга... и он продолжает смотреть в её глаза, ожидая чего-то. Да, он продолжает ждать ответа. И понимает, что ожидание подходит к концу, но ответа пока так и не слышит, и не видит... а сказать за неё не вправе. Как и поздравить с праздником как следует, или как следует выразить благодарность за её идею, как вообще... начать всё заново; или правильнее продолжить - без разницы, смысл один. Он не может ни уйти, ни остаться, пока она не прояснит свою позицию. Он просто ждёт... целый месяц это у него получалось прекрасно.

+1

6

Искусственный снег, хоть и приносил ощущение, словно ты на площадке фильма, зато был куда лучше, чем серая земля под ногами, выцветшая трава и голые деревья. Мне нравилась эта бутафория, хотя и организовывала все не для себя, а чтобы удивить и порадовать Сонни. Я помню, он хотел снега. Ясно, что настоящего, но, увы, не хватит средств устроить в этом дворике морозильную камеру и вывести часть сугробов из Вашингтона или Нью-Йорка. Так что только так. И пока Пульсоне не оказался посреди этой декорации, выделяясь своим мрачным, серьезным видом, мне все казалось очень милым и волшебным. Только с каждой миной волшебство ускользало. Особенно, когда в поле моего зрения появился пистолет.
Да, хорошо, что Сантино в виде подарка не заготовил мне пулю в висок. Я вот честно полагала, что не заслужила ее, а, следовательно, была слегка ошарашена тем, что мужчина пришел не с пустыми руками. Лучше бы и правда принес какую-нибудь безделушку, какую дарят в новогодние праздники. Ведь безделушка она только на полках магазина, а потом, если даритель вложит душу, мишура становится памятной и дорогой вещью. Как, например, браслет, что подарил мне Сантино, когда мы были в Сан-Франциско на футбольном матче.
- Как твоё плечо?..
В ответ я пожала плечами, демонстрируя толи свое незнание, то ли то, что со мной все в порядке. Рана действительно уже зажила, даже рубца не осталось, Док Винс постарался и заштопал меня очень аккуратно, а дальше уже и той же осторожности требовалось от меня. Что ж, декабрь был спокойным, как раз для того, чтобы успеть подумать о Нас.
Сонни делает шаг. Затем еще один. Снег скрипит у него под ногами, разлетаясь мелкими белоснежными песчинками из-под обуви итальянца, гонимые дуновением.
Он остановился подле меня, от чего пришлось поднять глаза, что сохранить с ним зрительный контакт. Смешно, но столько нерешительности во мне не было с тех самых пор… да даже тогда, у озера возле трейлерного парка я была уверенней, чем сейчас. Похоже, встретив сегодня Пульсоне в этом парке, я растеряла свою решительность. Странно. Ведь встреча с ним была заранее спланирована и не стала для меня сюрпризом, но… словно что-то поменялось.
Говорят, людям нечего сказать друг другу в двух случаях: когда они долго не виделись или когда с прошлой встречи прошло слишком мало времени. Так какая же у нас категория?
Нет… не хочу никаких категорий, рамок, правил, прелюдий. Мы не чужие. Не становятся чужими так скоро.
Так и не найдя слов, я сделала то, что и в прошлую нашу встречу: поцеловала. И если тогда это действительно не имело места быть, возможно было лишним и ненужным никому воспоминанием, то сейчас все встало на свои места. Мы были вместе.

+1

7

OST

Никогда не бывает легко. Наверное, если бы они действительно оказались персонажами, просто актёрами на настоящей съёмочной площадке, то и действительно смогли бы превратить свою встречу в нечто волшебное и сказочное... но нет, они с Агатой были реальными людьми, с реальным багажом за плечами, реальным прошлым. Их действия и решения не сопровождала музыка, их фразы не были придуманы и заучены, и увы, та проблема, которую они решали сейчас, в данный момент, не была единственной ни для него, ни для неё... а для бутафорского снега, да, потребовалось не волшебство, а труд. Чудес не бывает. Кроме тех, что люди делают своими руками, создают поступками. Это не бывает легко. То, что происходило между ними - не может быть легко. Но это хорошо, это говорит о значимости того, что происходит. А пистолет - всего лишь ещё напоминание о том, что это не сказка, которую можно просто отложить на полку, прочитав; что всё это - взаправду, что они остаются самими собой - такими, как есть, и Сонни об этом не забывал. Ну, или почти не забывал. Ствол был при нём не для того, чтобы выстрелить в Агату, нет, она не заслуживала её; собственно, с тем же успехом он мог быть при нём, даже если бы он просто в магазин за молоком отошёл - оружие просто стало их частью, как необходимость обезопасить себя и свою семью, своих любимых, у кого они есть, конечно...
Хотелось бы думать, что в их случае - они всё ещё есть друг у друга.
И что были всё это время, даже если и не виделись так долго. Просто... были. Наверное, стоит быть проще. Наверное, они предают слишком много значения не тем вещам... на краю пропасти, которая может разделить их окончательно сейчас, заставив каждого пойти своей дорогой, и встречать новый год на своём берегу разлома. Слова - это отражение мыслей. А мысли... кажется, чем больше их, тем они сильнее начинают толкать их друг от друга, тем больше сил они черпают из памяти, из той её части, где хранятся обиды друг на друга. Из неверной части. Поэтому лучше просто не думать, пожалуй. Просто позволить себе быть счастливым; хмурая маска сама упадёт... что и пытался сделать Сонни. Времени уж точно прошло немало. Страшно, что его было слишком много. Но даже эту пустоту можно заполнить, если постараться это сделать. Сколько у них ещё времени? Есть часа четыре перед тем, как кончится год, который их познакомил. 
Их губы встречаются, и Пульс жадно отвечает на поцелуй Агаты, обнимая её, постепенно - всё крепче. Четыре часа - это не так уж много, но всё-таки - лучше не торопиться, и если понадобится, то он готов отдать этому поцелую всё это время. Здесь не Нью-Йорк, нету морозов, они уж точно не смёрзнутся губами... если сами этого не захотят. Только алкоголь не замерзает так просто, а Сонни чувствует сейчас именно его терпкий привкус, сладость и горечь одновременно. И горечи постепенно всё меньше и меньше...
- Спасибо. - шепчет Пульс, разорвав поцелуй чуть позже, когда губы потихоньку начало сводить. Спасибо... за зиму, которую она устроила в парке, за то, что не забыла, по чему он скучал, за то, что его ожидание не только не затянулось на бесконечность, но и принесло в результате желаемый им результат. И теперь, лучше всего просто забыть об этом. Об ожидании. Просто представить, что не было ни первого месяца, ни второго, и помнить только те моменты, что они провели вместе. Не так уж много хорошего было порознь... - Прости меня тоже... - говорит чуть громче, коснувшись губами её щеки и отодвинувшись немного, чтобы они могли посмотреть друг другу в лицо. Месяц назад, на ферме, у него тоже было за что попросить прощения, но он этого не успел сделать... за тот визит, за коробку, которой он в неё кинул, за сцену, которую устроил, да и вообще много за что, что, впрочем, теперь не так уж и важно. За подарок, который он купил. Агата вот сделала классный... не забыла о том, что он любит. - Это правда очень здорово. То, что ты сделала с этим местом. - наверное, не очень искренне звучит во второй раз, но Сонни почему-то хочется, чтобы Агата поверила. Потому что если не поверит сейчас, есть риск, что в будущем перестанет делать подобные вещи, а ему этого совсем не хочется.
- Какие у нас планы на праздник?.. - осторожно вкладывает свою ладонь в её руку и слегка сжимает пальцы на кожаной перчатке, не желая отпускать. А вообще есть какие-нибудь? Пульс уверен процентов на девяносто, что Тата не продумала свои действия дальше их встречи, хотя ничего плохого в этом нет, это будет шанс придумать что-нибудь вдвоём... Или ничего не придумывать, а просто остаться здесь. Ну или в магазин сбегать предварительно, пока ещё открыто, и вернуться сюда, в собственный маленький Нью-Йорк, или как бы это не назвать... заснеженную территорию. На которой снег никогда не растает, если только его не уберёт кто-нибудь, но кто этим будет заниматься?.. Возможно, "снег" останется лежать здесь ещё на целый год или два. Сонни осмотрелся ещё раз, улыбнувшись. При свете дня выглядит ещё более эффектно, наверное. - У меня ещё есть шанс "исправиться"?.. - насчёт подарка на новый год - магазины ещё открыты?.. Впрочем, нет, фраза гораздо больше под собой подразумевает.

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-12-16 13:47:07)

+1

8

Как жаль, что числа второго или даже первого января дворник пройдется по этой улице, сметая следы серпантина, что выстрелит гроздьями в бой курантов, соберет пустые ракеты и петарды, да и этот снег тоже исчезнет с дорожек и газона. Наверняка, этот дворник будет что-нибудь ворчать, так как рассчитывал, что работа будет легкой, как в прошлом году, но ему придется ни один час бегать с контейнером и метлой, чтобы все здесь привести в нормальный вид. Нормальный, калифорнийский, сухой вид.
Но в данный момент мне было все равно на то, что случится завтра или послезавтра. Я была вне времени пока длился наш поцелуй. Глубокий и трепетный, и ничуть не забытый.
- Это правда очень здорово. То, что ты сделала с этим местом.
- Я хотела явиться к тебе домой, но перспектива делать уборку не прельщала. – скромно улыбнулась я, умалчивая о том, что меня пугало больше то, что это была территория Сонни, и там в нем могло быть больше сомнений о том стоит ли нам быть вместе.
- Какие у нас планы на праздник?.. – да, и правда, планов у меня не было.
- Ну… - протянула я – Я сегодня одна дома – не хватало только ко всей этой хитрости детской застенчивость, будто я была одна потому, что родители уехали за город или к друзьям.
- Мы с Аароном елку нарядили – если сам Пульсоне этого не сделал, то в моем случае это будет являться преимуществом, учитывая, что сегодня новогодняя ночь.
Впрочем, я еще не знаю какое значение придавал мужчина зимнему празднику. Ведь американцы Рождество отмечают с большим размахом, а Сантино, взяв в расчет сколько он прожил в Штатах, вполне можно уже отнести к американцам.
У меня на родине было не так. 31 декабря – вот когда гуляла вся страна, да и Европа.
- У меня ещё есть шанс "исправиться"?..
- Если бы его не было, я не назначила тебе встречу – в пол голоса сказала я, сжав ладонь итальянца. – Идем, надо успеть купить что-нибудь съестного и не встретить праздник в очереди – все-таки не стоит отрицать, магазины были переполнены: кто-то покупал готового гуся, кто-то забирал последнюю бутылку шампанского с полки, другой спешил сделать подарки близким, не успев с этим справится накануне.
Вот и мы с Сантино объединяли все эти три типа, хватая утку, фрукты, шампанское, хлопушки, разноцветную мишуру. Далее нам предстоит все это еще приготовить, хотя можно обойтись и легким фуршетом.
У меня дома мы оказались за два с половиной часа до полуночи. Теперь Пульсоне знал мое новое пристанище.
При входе гостей встречает большая гостиная, объединенная со столовой. Был стол, диван и голые стены. От туда уходило два коридора, один вел в ванную комнату, другой, рядом, шел в спальню и детскую. Глядя на почти отсутствие мебели, плюс прошлый опыт мебелирования в доме Джованни, можно было понять: я любила просторные комнаты с минимум хлама.
Посреди этой пустоты стояла высокая елка. Гирлянду на ней, уходя, я оставила включенной, чтобы вернувшись, было ощущение, что меня кто-то ждет.
- Что скажешь? - спросила я мнения на счет новой обители, хотя раньше с Сонни на этот счет не советовалась.

+1

9

Сонни и впрямь привык отмечать именно Рождество с размахом - и раньше, в заснеженном Нью-Йорке, и на военных базах, где оказывался, и в родном приюте, где прошло детство, и даже в тюрьме в эти дни зимы была атмосфера праздника, среди которых главным днём всё-таки было Рождество, а не новый год... Но в этом году Новый год для Пульса займёт его место просто потому, что Рождество он уже успел профукать, не полностью, но в значительной степени. Пожалуй, это было даже обидно немного, но он пожалеет об этом как-нибудь в другой раз. Главное ведь это то, что происходит сейчас, и с кем он сейчас... Этот день был бы для него праздником, даже если был бы будним. Не тем, которые принято отмечать на календаре, а таким, который вселяет в душу ощущения праздника, радости. Счастья... Пульсоне чуть легче относился к счастью, чем большинство людей, но если он и был счастлив - то сейчас, с Агатой рядом...
- Да, не самое привлекательное занятие...
- тихо улыбнулся Сонни в ответ, имея в виду то ли бутафорский снег, который достался не им, то ли то ощущение холостяцкого бардака, которое не могло не захватывать уже с порога его квартиры - и был бы риск, что новый год они за уборкой и встретят. Или посреди беспорядка, непонятно ещё, что было бы хуже. Но явно сюрприз оказался бы смазан, и не в том виде, как получилось сейчас... в том смысле, что сюрприз-то действительно получился.
- Ммм... - заинтересованно протянул Сантино, игриво приобняв Агату - и действительно, словно подросток, "напрашивавшийся" к девушке в гости, просто флиртуя - не причём тут застенчивость. На самом-то деле понятно, что если бы она была "не одна", то его встретил бы Аарон, и в отличие от отца девушки, ударил бы его не по лицу... А где, кстати, сам пострел? Празднует с отцом, помогает и ему тоже нарядить ёлку?..
Агата сжимает его ладонь в ответ, подкрепляя на то, что всё, что происходит сейчас, это не волшебство, это происходит взаправду. И чудо превращая в уверенность... в будущем дне, в будущем году, ну или будущих нескольких мгновениях, по крайней мере - иногда считается, что людям вроде них глупо загадывать, но Сонни всё равно хочет надеяться на будущее, есть вещи, для которых нельзя жить минутой. Хотя, честно говоря... эту минутку он растянул бы ещё на чуть-чуть.
- Я на машине. Поехали... - Сонни подобрал с земли свой пистолет, отправив его обратно в карман - но вместе с ним в карман попало и несколько "снежных" хлопьев, что вызвало другую идею - Пульс, зачерпнув пару горстей, набрал почти полный карман маленького новогоднего калифорнийского чуда, надеясь увезти с собой хотя бы его часть. Потому что растаять оно на самом деле способно, в отличие от декораций.
На самом деле, то, что главный праздник уже отгремел, сыграло им на руку - пожалуй, в рождественский сочельник было бы ещё более суетливо и людно, учитывая, что и магазины бы работали уже далеко не все... или просто ему не с чем было сравнивать, кроме шумного Нью-Йорка? Впрочем, супермаркеты, по счастью, во всей стране примерно одинаковы - они с Татой просто могли загрузить всё сразу в одну корзину, и мишуру, и алкоголь, и еду, на приготовление которой у них вряд ли хватит времени - но... кажется, они оба не так уж любят это дело, да?
Нагруженный Сонни пересёк порог вслед за Агатой, поставил пакеты на пол, и уже собирался по старой привычке снимать ботинки, как его взгляд привлекла ёлка, стоявшая в самом центре квартиры... и он замер, а глаза его заблестели, отражая лампочки от гирлянд. Как им удалось, маленькому пареньку и относительно маленькой испанке, справиться задачей нарядить такую здоровую елью вдвоём?.. Да ещё так хорошо справиться. Агата вывела из лёгкого ступора своим вопросом, заставив оглядеться и по сторонам тоже, продолжая снимать ботинки.
- Пустовато немного, хотя, это даже здорово. Просторно. Похоже на мою старую квартиру, в Нью-Йорке...
- и это тоже скорее хорошо, чем плохо. Планировка такая же, только без детской... И здесь будет всегда тепло и солнечно, к тому же. В той квартире не было возможности выйти на балкон зимой, не собрав на уши инея. Сонни справился с ботинками, забрался в пакет, вытащив оттуда длинную ленту пушистой мишуры, и начал пристраивать её на Агате, как на новогодней ёлке, повесив на плечи, обернув вокруг талии... отступил, глядя на результат с улыбкой, и вроде бы остался доволен.
И зачерпнул из кармана своего пальто немного "снега", но не для того, чтобы осыпать им Агату в добавок, а зачем-то понёс его к кухонным шкафам, прихватив и один из пакетов, спрашивая на ходу:
- А есть большие бокалы?.. Или ваза прозрачная?
- можно было бы не отвечать уже, впрочем - открыв один из шкафчиков, Сонни извлёк большой бокал и ссыпал мягкие шарики туда, с довольной моськой водрузив полученное произведение на столик. Получилось нечто похожее на классический круглый стеклянный сувенир, с зимним домиком, или снеговиком, или любой другой рождественской символикой внутри, которые надо встряхнуть, чтобы внутри шарика началась метель. В этом случае, правда, такой фокус не пройдёт... - Кажется, надо добавить что-нибудь...

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-12-18 10:48:57)

+1

10

- Пустовато немного, хотя, это даже здорово. Просторно. Похоже на мою старую квартиру, в Нью-Йорке... – мне было приятно, что Сантино разделял мой вкус и любовь к просторным комнатам. Не те, что обставлены всяким хламом, собирающим пыль, а там, где гуляет ветер и чувствуется… пусть это громко сказано, но свобода. Где можно бегать или кружиться, плясать, скакать. Как жаль, что я уже выросла из того возраста, когда можно по-детски сыграть в догонялки. Квартира моего детства была тесная, с тонкими стенами и завалена всякими безделушками, что любила мать. Видимо, это было профессиональным ее качеством работницы музея.
Сонни, раздевшись вперед меня, прошел с покупками на кухню, но занимали его не продукты, а поиски бокала. Я пока не уловила ход его мыслей, поэтому просто следила за действиями мужчины. Он взял широкий бокал для вина, насыпал на дно снега и поставил на журнальный столик возле дивана. И правда, было похоже на круглый шар, взболтав который, внутри идет снег. Сейчас в шарике было спокойно…
- Кажется, надо добавить что-нибудь...
Я подхватила идею Пульсоне и повторила путь Сантино: сначала до кухни, только взяла от туда не бокал, а маленькие плоские свечки из ящика стола, затем до бокала, нашего зимнего шарика.
- Дай зажигалку – попросила я, зная, что Пульсоне за месяц вряд ли бросит курить. Такие курильщики отказываются от вредной привычки, только когда выявится какая-нибудь хворь, когда здоровье подаст предупредительный звоночек.
Пульсоне извлек из кармана зажигалку, я быстро приняла ее и чиркнула, поджигая фитиль свечи. Затем, держа двумя пальцами за края, опустила огонек внутрь бокала, при этом едва там не застряла рука.
- Воот – довольно добавила я, оставляя фужер на столе.
- Может ну ее эту готовку, закажем еду из ресторана? – предлагаю, так как не чувствую в себе сил и желания стоять возле стола, как бы ни было привлекательно делать это вместе с итальянцем.
- А ожидание скрасим в ванне с пеной. – я поцеловала Сантино в уголок губ, увлекая заманчивой идеей. Главное сейчас не забыть позвонить в службу доставки, чувствую, что ждать заказа мы будем все равно продолжительно.
- Как тебе предложение сыграть в морской бой? Одолжим у Аарона корабликов – рассмеялась я, намереваясь стащить у сына игрушки и самостоятельно опробовать их на воде. Уже представляю как белоснежный фрегат будет пробираться через толщу враждебной мыльной пены!

+1

11

В детстве у Сонни было много такой "свободы", которой пыталась окружить себя Агата. Это утрировано прозвучит, конечно, но - все улицы, на которых он побывал тогда, были его домом, всё, что находилось за пределами спальни для мальчиков, где кровати стояли относительно плотным рядком - пространством. Ему это нравилось тогда, ему это нравилось и сейчас, ему это нравилось, когда он выходил в открытое море, и пространство начинало стремиться к абсолюту - ещё одна из причин, почему он записался именно в морскую пехоту. В тюрьме же его любимым местом (если вообще к этому заведению вообще можно применить понятие "любимого" места) был двор для прогулок - самое открытое из пространств, не окружённое бетонными стенами и накрытое сверху потолком; поэтому оттуда было видно небо... Что сказать - свобода. Каждый, кто попадает туда, мечтает о ней.
На самом деле, Пульс не знал, чем завершить эту композицию; потому идея Агаты пришлась весьма кстати, и Сонни очень понравилась, он заулыбался, протягивая ей зажигалку и уже предвкушая происходящее, хотя улыбка и дрогнула слегка, когда она зажгла свечку и полезла ладонью в бокал - Пульс принял настороженную позу, готовый подстраховать в том случае, если Тата не удержит свечку, обожжётся её пламенем, или, чего хуже, застрянет рукой в бокале. Этот снег от огня не растает. А вспыхнет, если поднести его слишком близко... но у Агаты получилось, так что теперь на пенопласт будет только потихоньку оседать воск, и в итоге получится... непонятно, что получится. Тот, кто ничего не видит, сказал бы, что выйдет испорченный бокал, но нет - что-то гораздо большее, важное. Сонни ловит её ладошку, тёплую, даже горячую от близости к огню, и касается её губами, то ли остудить пытаясь, то ли радуясь, что Агата только что удачно рискнула... Она радуется, любуясь такой совместной поделкой, и Сонни тоже радостно видеть, как отражается пламя свечки в её глазах; и наоборот, её глаза - в стекле фужера...
- А система доставки ещё работает?.. - за два часа до нового года?.. Наверняка, цены тогда вскочили раза в два; впрочем, это меньшая из проблем, да и странного ничего нету в том, что в канун праздника всё становится дорогим. - Давай. - охотно согласился Пульс, к готовке почти всегда относившийся, как к тяжёлому труду, а не к отдыху и празднику. И поход по магазинам заключался скорее в желании покупать, потратить, а не приготовить, пообщаться немного, создав себе для этого общую тему - какую утку надо выбрать, например... и утка, как и всё остальное, тоже не пропадёт - впереди ещё остаток каникул, всё пойдёт впрок. Аарон приедет, опять же... и Пульс тоже ещё не раз, хотелось бы надеяться, по крайней мере, сюда зайдёт.
- О, тогда мне уже не терпится... - шепнул Сонни, в ответ на поцелуй мягко проведя ладонью вдоль спины Агаты, остановившись чуть пониже. Ну, конечно, он скучал и по её телу тоже в эти два месяца, по той страсти, что они дарили друг другу, когда были вместе... и по тому, как Тарантино это подавала иногда. Вот как сейчас, например - смеясь. Что сказать... Пульс всегда обожал кораблики. Те, которые можно пускать в ванной - тоже любил, не только настоящие яхты и лодки.
- Только чтоб Аарон не узнал! - засмеялся в ответ Сонни, чмокнув Тату в губы, хотя затем немного увлёкся, углубив прикосновение губ, и наконец, присев немного, вообще сграбастал её в объятия, заставив взмыть в воздух, оказавшись в его руках - хорошо, что потолки и дверные проёмы были достаточно высокими. И риск забыть про телефон и правда стал немного выше... Правда, в любом случае, ванну с пеной надо ещё набрать. - Показывай, где у тебя ванная. Там? - кивнув на дверь, Сонни понёс Агату в ванную комнату, вот так, почти на манер новогодней ёлки, только там уже вернув на пол. - И где находится наша флотилия?.. - пустил воду, пока Тарантино искала игрушечные кораблики, заодно оценивая размеры ванны; и сделав воду потеплее. Представим, что на улице холодно, настоящие зимние морозы, и они замёрзли... или что пена - это тоже такой снег. Или лёд. И сейчас в ванне вырастет целый айсберг, стоит только щёлкнуть крышкой пузырька! Сонни взял пену, взглянув на Агату, ожидая от неё кивка или поправки. Сколько выливать?.. Или, может, плеснуть в понимающуюся воду чего-то ещё? Получив соответствующие коррективы, Пульс, в итоге, создал "поле" для "морского боя". А собравшись уже раздеваться, вспомнил о главном, и вытащил свой мобильный телефон, протягивая его Тате, чтобы та набрала ресторан, или доставку, или кого бы то ни было... не важно. Могут даже и не особенно торопиться пока с заказом... На раковину ложатся часы Сонни, но собственное разоблачение он на этом приостанавливает, протянув ладони к брючкам Агаты и начиная расстёгивать их, пока та говорит по телефону, дразнясь при этом слишком явно, и ухмыляясь, глядя на неё снизу вверх. Затем, когда брюки коснулись пола, приподнялся слегка, поддев носом край кофты и коснувшись губами кожи животика.
- Что там слышно на камбузе, капитан Тарантино?..

+1

12

Когда большинство жителей готовится встречать Новый год, суетятся со столом, доготавливают блюда, убирают шампанское в холодильник, чтобы подать с приятной прохладой, подбирают наряды, подготавливают хлопушки и серпантин, мы с Сантино все это благополучно пропускаем, отдавая предпочтение не приятным хлопотам, а детским забавам.
Я с улыбкой смотрю как мужчина стягивает с меня брюки, перешагиваю через них, когда вещь стянута вниз. Прикосновение губами к животу воспринимаю как намек избавится от кофты и, подняв руки, быстро стягиваю ее, бросая вывернутую кофту на пол.
- Что там слышно на камбузе, капитан Тарантино?..
- У нас перегруз, главный помощник капитана Сантино – понятия не имею есть ли на кораблях такие должности, если верить испанскому сериалу, который смотрел Аарон, то имеются.
- Нужно срочно избавится от лишнего груза – а под «лишним» я подразумевала всю одежду Пульсоне. Так что вслед за мной стала помогать раздеться и ему.
Сначала рубашка, пуговицы которой я расстегивала мучительно плавно, осторожно, как восемнадцатилетняя девочка (хотя, сейчас такие восемнадцатилетние девочки..), при этом ощущая прилив вдохновения, сил и вожделения. Дойдя пальцами до конца рубашки, вытаскиваю края наружу, переключаясь на брюки. Губы же находят его подбородок, уста и тут понеслось…
Видимо вся энергия, которая два месяца некуда не выплескивалась, сейчас одолела меня и я безмолвно таяла в объятиях Сантино.
На несколько минут мы забыли и про готовящийся ужин для нас в ресторане с вывозом на дом, и про игру в кораблики, а про набирающуюся ванну, где пена, будто тесто, активно набухала. В комнате витал запах поцелуев, двух соскучившихся друг по другу людей и ароматизированной пены «Жасмин»…
Минут через десять, хотя за временем я в такие моменты точно не слежу, мое сердце бойко билось о ребра, дыхание еще было тяжелым и горячим. Я поцеловала мужчину в плечо, краем глаза отмечая, как позади меня запотело зеркало. Смею полагать, что в этом постарался не только пар, исходящий от воды в ванной, но и мы сами.
- Ты еще готов к водным процедурам? – лениво поинтересовалась я у Сантино, выключая кран, а то еще минут пять-десять и можно затопить соседей снизу.
Вода, по сравнению с температурой наших тел, казалась приятно остужающей, так что перешагнула через бортик и погрузилась в облака пены я с удовольствием.
Ненадолго закрыв глаза и откинув голову назад, я подумала, что с Сонни мы не расставались. Просто словно оба много работали и не могли найти время друг для друга.

+1

13

Возможно, стоит считать, что они и не расставались... Возможно, хоть Сонни и морской пехотинец, а не моряк, стоит просто предположить, что это были эти два месяца он просто находился в рейсе, далеко от родного дома и любимой женщины - и пусть и тосковал, но за это время успел повидать немало. Сан-Диего, Нью-Йорк... И по сравнению с тем "плаванием", которое он совершал ранее, которое отняло у него пятнадцать лет, не вернув взамен практически ничего, кроме злобы и обид, эта разлука и вовсе была ничем. И то, что происходило между ними сейчас - было лучшей частью этой разлуки. Той, что у настоящих мореходов начинается в каком-нибудь грязном порту, среди тюков и контейнеров, на ржавом причале, а у них - на краю ванны с пеной и корабликами... И весь "лишний груз", и в виде одежды, рассредотачивающейся по полу ванной комнаты, и в виде обид, криков и ссор, медленно, но верно идёт ко дну теперь. По мере того, как ниже опускаются пальцы Агаты, справлявшейся с пуговицами на его рубашке, а он пытается не нарушить их движений, нащупывая застёжку лифчика на спине. Ему не терпится... хотя казалось бы, целых два месяца они были более хладнокровны.
- Отдать швартовы. - с улыбкой командует Сонни им обоим вполголоса, когда Тата добирается до краёв его рубашки и ремня на брюках. Со своим "швартовом" он уже справился, высвободив грудь испанки, и деталь белья с лёгкой подачи улетела куда-то за её спину, к раковине, в сторону его часов, обернувшись вокруг крана. Больше старшему помощнику уже некогда было командовать, да и нечем, почувствовав поцелуй на своих губах, Пульс жадно впился в Агату своими в ответ, быстро забывая уже вообще обо всём, что происходило вокруг, и где они находились, и где находились за час до этого... Стук их сердец, казалось, не мог заглушить даже шум льющейся из-под крана воды. Как много ролей вода вообще играла в их отношениях... находилась ли она вокруг, лилась ли с неба, пенилась, скользила по мельничному колесу, или просто находилась поблизости, самая важная и самая живая из жидкостей планеты почти всегда была свидетелем, словно наблюдала за ними со стороны. Видя их души насквозь, и давая взглянуть на собственное отражение... Сонни сжал Агату в своих объятиях, устраивая на краю ванны, отлипая на несколько секунд от её губ, собираясь разобраться и с нижней частью её белья, но затем прильнул снова, уже путаясь, что шурчит сильнее - бегущая вода или собственная закипающая кровь в жилах, заставляя кожу на теле гореть изнутри. На этот раз ванная комната была просторнее, на этот раз - они были слишком сконцентрированы друг на друге, на собственной разлуке и воссоединении, чтобы при этом успевать громить всё вокруг себя; кажется, всё внутри и так было поломано в достаточной степени, что едва удалось склеить в итоге... и их собственное счастье казалось очень хрупким сейчас. Пульс наслаждался им, словно ещё не верил до конца, что это происходит с ним наяву; но так и не мог насытиться, не мог окончательно утолить тот голод, что разгорался внутри два месяца. У которого было имя той девушки, которой принадлежала эта квартира... и ему хотелось ещё и ещё, несмотря на усталость; как моряку дальнего плавания, пришедшему из долгого и изматывающего рейса...
- Я всегда готов, капитан... - Агата, кажется, просила не называть её капитаном, шкипером или производными словами, хотя Сантино не об этом думал и не это имел в виду сейчас. Сейчас - ему было просто хорошо и легко... словно что-то сломалось внутри - тяжёлое, твёрдое, чёрное, холодное, уродливое, как скала, как риф, поднимающейся над морской гладью. Рассыпалось прахом, давая возможность вновь дышать и вновь чувствовать. И теперь, когда подводные камни угрозой больше не были, он готов был вести свои суда по нужному курсу... Но для начала - позволил себе полюбоваться, как Агата исчезает за пеленой пушистой белой пены. И нырнул туда следом, усевшись напротив, поймав небольшую часть этой пены в ладонь и пристроив её на голове Тарантино, как шляпу, или как перо от шляпы, или просто хохолок...
- Разрешите погружение. - среди игрушечных корабликов, раскачавшихся на поднятых ими волнах, не хватало только подводной лодки; и похоже, Сонни решил теперь побыть в её роли, задержав дыхание и погрузившись под воду, даже уже не дожидаясь ответа "капитана", наслаждаясь тем, как вода обволакивает его голову, впитываясь в волосы. Только ванна, конечно, сомнительный водоём, для двоих тут было тесновато... коснувшись губами под водой грудей Агаты, Пульсоне снова показался на поверхности, собрав на себя уже чуть ли не половину получившейся пены, и впился губами уже в её уста, обвил её руками под водой, как сделал бы на его месте огромный морской спрут из легенд, не давая при этом особо времени, чтобы опомниться, хотя и затягивать особо не стал, просто перевернувшись в ванне, чтобы Агата оказалась сверху. Часть воды при этом выплеснулась за бортик, чуть было не захватив один из кораблей, но для того, чтобы затопить соседей, этого было маловато... Сантино смотрит в её глаза. Ему хочется запоздало спросить, как у неё дела, но если он это сделает - то сам признает сейчас, что два месяца действительно были.

+1

14

Закончив одно путешествие, которое мы начали плотно друг к другу, настало время другого, но уже в ванной. Я была расслаблена, немного устала, приятно опустошена, избавившись от ненужных горестей, накала страстей, возбуждения, и сейчас не готова была, да и не хотелось лишний раз копошиться на дней чугунной ванны. Я хотела покоя. Но Сонни явно не разделял моего мнения, мечась по посудине скромного размера, сметая пену и выплескивая воду.
- Ай – вскрикнула я, испугавшись манипуляций с переворотами. Затем, вместо того, чтобы продолжать битву, переместилась к другому концу ванной, чтобы быть напротив Пульсоне. Длины моих согнутых ног хватило, чтобы осторожно уместиться, не мешая при этом итальянцу.
Можно было бы сейчас спросить как у него дела, но я и так успела понять, когда встретилась с ним в поле при покупки оружия. Так что, пожалуй, от чего бы я не отказалась, так это от игры.
Когда поплыли первые кораблики мужчины по воде, пробираясь сквозь пену, я выставляла свои. Прямо как морской бой, воплощенный не на бумаге, а в естественном формате.
- Почему у меня одни рыбацкие лодки и яхты, а у тебя военных кораблей четыре штуки? – возмутилась я, правда в шутку, такому раскладу сил. Чтож, на мои капризы можно было сказать, что кто успел, тот и победил. Хотя нет, еще не победил!
Я замахнулась рукой, разгоняя волну, чтобы часть кораблей, которые Сантино с трудом и одновременно удовольствиям выставлял, накрыло водой.
- Это цунами было! – и некоторые суденышки не выдержали столкновения со стихией, пошли на дно, а дно в данном случае было бедром или коленкой Пульса или моей лодыжкой.
Наши забавы еще продолжались: Сонни все так же поднимал корабли со «дна», а я их топила, накрывая ладошкой или нагоняя пену. Один раз, психанув, запустила в итальянца своей лодочкой, попав ему по лбу. Тут же, правда, стала извинятся, выдвигая решение закончить с играми и встречать уже еду. До полуночи оставался какой-то час…
- Пора открывать шампанское – звонок в дверь – И дверь – во время закончила я, услышав сигнал о том, что у нас гости. Так и поделились: я пошла встречать еду, кажется даже чувствуя аромат через дверь, а Сантино доставал охлажденное шампанское.

+1

15

Агата удрала из его объятий, но недалеко, просто разместившись на противоположном краю ванны, глядя оттуда на него хитрым взглядом... можно было бы настоять, конечно, на продолжении игры в водолазов, но тогда половина объёма ванны точно полилась бы на соседей в итоге новогодним настроением, да и с Татой не хотелось ругаться, что ещё более важно, потому свою тягу к движению и возне пришлось поумерить... Ну и зря, как выяснилось. Морской бой в ванной игрой оказался куда более подвижной и шумной, нежели на бумаге, уже даже на стадии "расстановки" флотилии, да и ставить кораблики на рябящую водную гладь гораздо труднее - уплывают, не желая оставаться на месте; а Сонни ведь сосредоточенно старался расположить их по уму, вспоминая основы боевой тактики, которые в него вкладывали за время службы в морской пехоте. И корабли себе тоже неосознанно подобрал соответственные, с пушками и зенитками.
- А потому что я служил!.. - почти сразу же нашёлся, что ответить Пульсоне. А у Агаты настоящая яхта была... с красными парусами. Шикарное судно, но всё равно гражданское, хотя, при желании, при фантазии Сонни и при её арсенале, оно тоже могло бы стать боевым, но это, к счастью, этого им просто не нужно. Пусть лучше их войны не выходят за пределы ванны или, в худшем случае, квартиры, где они живут. И про цунами можно было сказать тоже самое...
Одной волны, поднятой Агатой, хватило, чтобы вся тщательная расстановка корабликов Пульса пошла насмарку: он совершил классическую ошибку самоуверенного адмирала, отправив свой флот воевать, но при этом забыв подумать о погодных условиях... о том, о чём всегда думают рыбаки и торговцы, отправляясь в плавание. В итоге какие-то кораблики пришлось поднимать со дна, какие-то - спасать, пока они не пошли на дно, и природные катаклизмы на этом даже не думали заканчиваться, к тому же; они с Тарантино вообще уже обо всём забыли, плескаясь в просторной ванне, как дети... пока она, заигравшись, не швырнула один из своих корабликов прямо в него.
- Блин!.. - Сонни схватился за ушибленное место... Хорошо, что не в глаз. И хорошо, что рука не сорвалась сделать что-нибудь похожее в свою очередь, потому что он мог бы кинуть уже гораздо более метко, о чём потом пожалел бы, макеты военных корабликов углы имели более острыми (при желании можно было бы вообще убить таким - Пульс нашёл бы сразу несколько способов, если бы это действительно понадобилось)... Он просто плеснул Агате водой в лицо в ответ, согласившись покинуть ванную, и выбрался оттуда первым, чтобы подать ей руку и вытащить затычку. Давай возможность корабликам уже спокойно оседать на чугунное дно, вместе с пеной, по мере того, как вода уходила.
- Тогда иди открывай... - Сонни чмокнул её в щёчку, набросив халатик на плечи. Всё-таки хозяйкой квартиры была она, это неправильно, когда гости открывают двери... особенно в таком виде, в котором сам Пульс находился - другого халата он так и не нашёл, да и размеры, что Агаты, что Аарона, ему явно будут маловаты. Обернув вокруг пояса то же полотенце, которым вытирался, Сантино вышел из ванной следом, прошлёпав в кухню разыскивать бутылку с шампанским и другие бокалы. Свечка в том бокале, который он наполнил "снегом" уже почти догорела, воск скатывался небольшими капельками, застывая и склеивая маленькие шарики. Говоря о том, что бокальчик, кажется, пришёл теперь в негодность; во всяком случае, тому, кто соберётся пить из него в следующий раз, или насыпать туда чего-нибудь, потребуется множество манипуляций, чтобы его очистить. Найдя бокалы, Сонни так и встал, посреди гостиной, рядом с ёлкой, в полотенце и с бутылкой шампанского в руках.
- А что ты там заказывала?..
- он плохо слушал её телефонный разговор в ванной, наслаждаясь скорее звуком её голоса, так что успел уже и забыть, что Агата сказала в трубку. Интересно, а сама-то она помнила? А впрочем, так ли важно, что именно окажется на столе - у них уже всё равно пол-холодильника забито, и пригодилось бы из этого всего всё равно не так уж много. Даже если бы Рон помогал это есть... Сонни передумал открывать шампанское раньше времени, перехватив бутылку за горлышко и протянув руку, чтобы взять у Агаты один из пакетов и утащить его к столу. Поставил его на столешницу, поставил бутыль рядом, и начал шуршать бумагой, выясняя, что у них будет на праздничный ужин - с азартом скорее кладоискателя, чем оголодавшего, потому как голод Сантино пока что особенно не ощущал. Не тот голод, который связан с пищей... и голод не совсем сексуальный, хотя и где-то рядом с этим - то чувство, которое заставляло перемещаться так, чтобы оказаться ближе к Агате, так, чтобы они касались друг друга, находиться вплотную, но при этом... не мешать друг другу с нехитрыми приготовлениями. Как-то вот так, уютно, тихо, немного даже странно и непривычно, но это скорее для него самого, отвыкшего от таких моментов настолько, что эта "отвычка" стала хронической. Наверное, вряд ли Агата чувствует то же самое...
- Давай съездим куда-нибудь на каникулах? Куда-нибудь, где есть настоящий снег...  - предложил вдруг Сонни, улыбнувшись и взглянув на догорающую свечу в бокале.

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-12-23 15:16:32)

+1

16

Набросив халат на тело, предварительно обтеревшись полотенцем, я покинула теплую комнату, зеркала и стены которой запотели от пара. В гостиной ощущался контраст температуры, казалось, что дверь балкона все это время была распахнута. Я поежилась и двинулась к входной двери. Звонок прозвучал уже второй раз, видимо, нетерпеливый курьер спешил избавится от заказа и понестись далее, а может и домой, если мы с Сонни были у него последним адресом.
- А что ты там заказывала?.. - интересовался мужчина, который, похоже, пропустил мой разговор по телефону два часа назад.
- Скоро узнаешь - лукаво ответила я, сохраняя интригу - Но тебе должно понравится - должно?.. На самом деле я ведь и не знала предпочтения Пульсоне в еде. Что он предпочитал на завтрак, обед, ужин, на праздничный ужин? Пару раз мы с ним брали китайскую еду в коробочках, была и итальянская паста (но ее, такое чувство, долг любого итальянца любить, почитать и употреблять раз в месяц). Наверное, Сантино можно отнести к всеядным, учитывая, что пятнадцать лет его меню было отнюдь не разнообразным. Чтож, для меня, человека не любящего находится на кухне и возле плиты, такой рацион Пульса был кстати. Не то, чтобы можно было халтурить, хотя... да, именно это и означало.
Я открыла дверь, встречая парня в синей куртке с логотипом компании и в бейсболке. На руках он держал сумку квадратной форму, внутри которой была наша еда, теплая и, еще не пробуя, но заранее чувствуя, вкусная.
Я расписалась в бланке, оплатила заказ и приняла несколько порций завернутых в упаковочную бумагу, чтобы блюда не теряли свое тепло.
- Помогай накрывать - мы стали шуршать бумажками, разворачивая ужин.
- А как ты отмечал новогодние праздники в Нью-Йорке? - я имела в виду до того, когда Сантино лишился выбора как отметить Рождество, - те года, когда он был с Элис.
На низенький столик возле елки и дивана приземлились несколько широких тарелок, в которых было на одной посудине сочный гусь с яблоками, на другой разнообразные закуски. Следом присоединились и пару салатов с нарезкой и оливками.
- Давай съездим куда-нибудь на каникулах? Куда-нибудь, где есть настоящий снег...
- В Нью-Йорк? - тут же готово ответила я, но в голосе читалась некая усмешка, так как в город пробок ехать я не хотела. - Мне как-то довелось Рождество в России встречать: вот там точно снега навалом - вспомнила я события двухлетней давности. Но мы, ясное дело, так далеко забираться не хотели.
- Можно на Аляску? - там вроде жила бабушка Джона, если эта бабушка, конечно была настоящей, а не как вся история экс-дона лживой и выдуманной. Но Аляска еще успела прославится тем, что там разворачивались действия фильма "Чужой" или "Хищник"... фиг их помнит. Нда, мои познания о самом северном штате Америки колоссальны. Я усмехнулась.
- Черт. Надо одеться. Сколько там времени? - отмечать праздник в халате на голое тело и полотенце это запоминающиеся, но не столь романтично, как я себе представляла этот день.
Схватив со стола запеченную помидорку, я побежала по коридору в свою комнату, выискивая что-нибудь взамен халатика с рисунком бабочек.

+1

17

Сонни был всеядным, верно. По-другому и не скажешь, пожалуй - с одинаковым удовольствием он поглощал и произведения итальянской кухни (хотя к итальянцам себя особо и не причислял - итальянцем нужно родиться, а ему приходилось, можно сказать, учиться им быть в своё время), и китайской, и японской, и русской... при этом он и не отличил бы одну от другой, пожалуй, если бы однажды перед ним просто поставили бы на стол несколько блюд, без необходимости шерстить перед этим меню, где всё подписано, что где находится и в какой стране придумано; Пульс не жаловался на отсутствие памяти, но, видимо, по названия блюд она была попросту не заточена, в отличие от имён и мест, к примеру, или расположений этих мест - поначалу по Сакраменто он передвигался по навигатору, а теперь он нужен был ему всё реже, город становился всё более знакомым и привычным... всё больше похожим на дом. Что же касается праздничного ужина - пожалуй, сойдёт любое... праздничное. Никто ведь не отмечает новый год макаронами, правильно?..
- Да почти так же... - пожал плечами Пульсоне. Было ясно, что Агата не про тюрьму спрашивала, хотя, там новый год тоже есть возможность отметить - как и любой праздник... и в какой-то степени, это тоже необычно и интересно. Если делаешь это в первый раз. На десятый, понятное дело, уже вообще ничего отмечать не хочется. Только про это у Сонни хотя бы было, что рассказать, чего Агата не знала, а вот как он праздновал с Элис... да ничего такого особенного и выдающегося, на самом деле. - Днём я проводил время вместе с остальными... ну, нашими ребятами. Командой. - Тата ведь понимает, кого он имел в виду под словом "команда". Ребят Джила Динаполи, таких же, как он сам; ну или Фрэнк или его парни, или Док со своими людьми - бандитами, иным словом. "Своими" парнями. - А вечером мы расходились к семьям - у кого они были, конечно. - те, кто не был связан такими обязательствами, могли всю ночь кутить, но вообще-то семья для таких людей, как они - это было святое, и отрывать мужчину от своей жены и детей в праздник считалось недопустимым без особых на то причин. В праздники вообще не принято воевать - пусть это правило не является гласным, но оно работает. Обычно.
- Нет, только не туда... - скривился Сонни, уловив в её голосе эту усмешку, и вывел её за ранг явной, практически выложив на стол, рядом с блюдом, которое держал сейчас в руках. Как бы странно это не звучало, но Нью-Йорк за последнее время ему даже надоел - то он пёрся туда-обратно за рулём грузовика через всю страну, то слышал название этого города от Чейна, других своих знакомых, или вот по телевизору, где крутили "Один дома" и другие новогодние фильмы, половина из которых так или иначе была про Нью-Йорк. И в конце концов - Пульса это просто достало. Да, этот город был ему родным, но на нём свет клином тоже не сошёлся... и хотелось чего-нибудь нового. Чего-то, что он не видел раньше. - Ого! - Сонни даже приостановился, замерев с очередной тарелкой в руках, оглянувшись на Агату. Он, кажется, говорил однажды, что у Агаты интересная жизнь? И чем больше обрывочных фактов из неё перехватывает, тем чаще ему начинает казаться, что она ему привирает. Но это не означает что-то плохое, как раз наоборот - Сантино начинает даже завидовать. Ему тоже хочется чего-то необычного - прорвало, наверное. Удалось победить в себе синдром заключённого, наконец. - Далеко забралась... а медведей видела? - говорят, что их там так много, что их даже на городской улице можно встретить. Нет, на самом деле, Сонни не так уж сложно в это поверить - никого ведь не удивляет, что в какой-нибудь Малайзии, или тропических странах, с человеком соседствуют ящерицы, вараны, змеи; или москиты с прочими, ещё менее приятными, насекомыми... Так что почему бы не медведи? Которые и в Штатах, на самом деле, вполне могут прийти к кому-нибудь домой, разорив помойку или разворотив огород. Но нет, в Россию Сонни не хотел... снег можно было и ближе найти.
- Никогда там не был... Слышал, там очень спокойно. - согласно покивал Пульсоне. Спокойно, потому что народу там не очень много, что, учитывая климат, и не столь удивительно. Зато снега - полно... наверное, даже круглый год? Наверное. Что скажешь, Пульс про самый крайний из штатов тоже знал очень немногое. - Умеешь кататься на лыжах? - впрочем, сейчас многое можно узнать, просто открыв поисковик в Интернете. Наверняка, там, на Аляске, много лыжных баз? Или катков?.. Пульс когда-то освоил и коньки, и лыжи, в его детстве это было одним из любимых зимних развлечений, когда в баскетбол уже не поиграть. И несмотря, что и лыжи, и коньки часто были по одной паре на двоих, если не на троих, всё равно было здорово...
- Половина двенадцатого. Куда ты рванула?.. - Сонни даже засмеялся, глядя на то, как сверкают пятки Агаты. Его-то всё вполне устраивало до этого момента... но вот теперь, когда Тата решила переодеться, оставаться в полотенце было как-то уже и неправильно, пришлось вернуться в ванную, в поисках своих трусов, брюк и рубашки - у него-то не было в этой квартире других вещей. Потому и выбирать было особо не из чего - одевшись, Пульс вернулся к столу, в ожидании Агаты взяв со стола яблоко и ножик, начав вырезать на фрукте рожицу.

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-12-25 15:23:58)

+1

18

- Далеко забралась... а медведей видела?
- Медведей? - я хихикнула - Ну нет. Вообще, я там была не долго, всего пару дней. Просто нужно было отдохнуть от всякого дерьма - я с усталостью вспомнила этот период своей жизни, когда все валилось из рук и я больше напоминала наркомана во время ломки, нежели обычную девушку. Может быть это действительно нормально так переживать разрыв... Хотя с тех пор многое поменялось, более такой апатии я себе не позволяла. Мне стало все равно. Я научилась дышать ровно, когда от меня кто-то отворачивается. Научилась не воспринимать мужчин, как спасительную лодку, а просто... просто как приятный морской круиз. От некоторых бывает начинается морская болезнь, тогда я схожу на ближайшей остановке, от других беру спасательную шлюпку и сама гребу к берегу. Но потом. Потом, почувствовав почву под ногами сажусь в эту же лодку и возвращаюсь обратно. Продолжать свой круиз. Только ведь такие вещи не длятся вечно. Идиоты те, кто верит в любовь до гроба. Самое важное в отношениях это с течением времени сохранить уважение, уют, доверие. Чтобы с ним или с ней было комфортно, чтобы не хотелось бежать или искать замену. Другой корабль.
Ах, да, я кажется отвлеклась...
Я знаю пару фраз по-русски - похвасталась я, хотя вернее сказать, помнила. Сейчас уже придется напрячь мозг, чтобы вспомнить, как, например, и арабский язык, который за четыре месяца пребывания в Сирии я выучила. Выучила это громко сказано, но все же.
- Умеешь кататься на лыжах? - мы сменили тему от одного континента к тому, что поближе.
- По правде говоря, нет. Я жила в Испании, не забывай. Там не бывает снега - и что и удавалось имитировать зимой, так это коньки, отправившись с друзьями или парнем в закрытый стадион покататься на искусственном льду.
- За то время, что я пробыла в Нью-Йорке до лыж не дошли ноги - пожала я плечами - Так что придется тебя меня учить. - на этом я чмокнула мужчину в уголок губ, чтобы не мешать ему с фруктами и скрылась в спальне.
Халат быстро сменило синее платье.
- Я слышала, что этот год надо встречать в синих, зеленых или желтых цветах. - доносился мой голос из комнаты. Я вернулась в гостиную, критично оценивая вид Пульсоне.
- Тебе только в черно-белых фильмах сниматься - подстегнула я итальянца, хотя Сонни вряд ли из тех, кто будет задумываться о своей цветовой гамме. Оно и к лучшему, кстати. Не самый хороший признак, когда мужчина о тряпках думает больше, чем женщина.
- Так, думаю, веселее - я обкрутила вокруг шеи брюнета синюю мишуру на манер галстука, затягивая петельку. А затем погас свет...
- Нда, веселее - саркастично прокомментировала я настигнувшую нас темноту.
- Это пробки. - я двинулась к кухонному столу. В ящике должны быть свечи, только бы по пути не сшибануть что-нибудь.
Бум.
- Проклятье! - выругалась я, потирая ушибленное бедро от встречи с углом стола.
- Повключают кучу гирлянд, телеков, музыкальных центров, электрических шашлычниц и так далее... - ворчала я, но до тех пор, пока не, чиркнув спичкой, зажглась первая свеча. Тусклое пламя подрагивало от движения моих рук и дыхания. На стены отбрасывались тени странные и непонятные, но не пугающие. Тени медленно танцевали, словно убаюкивая. И я больше не волновалась, что что-то пойдет не так.
- А это тебе - я вручила Сантино вторую длинную свечу, скрученную по спирали и поднесла свой огонек к его фитилю, чтобы зажечь. - Мне кажется, так даже красивее - мой голос стал тише. Пропал весь посторонний шум с других этажей, доносившихся от соседей. Ушла тревога и спешка. - Так спокойнее... - договариваю, привставая, чтобы коснуться гую мужчины.

саунд, послушай =*

+1

19

Чем является жизнь сама по себе, как не круизом?.. Путешествием из одного конца в другой. И пусть нельзя выбрать, в какой точке его начать, возможность выбора всё равно есть у каждого - что увидеть попутно, с какими людьми продолжать своё путешествие, а кого и что оставить за бортом... кто-то боится морской болезни, кто-то предпочитает сидеть в тёмном трюме всю дорогу, другие лезут на мачту, иные - хотят обязательно достичь капитанской рубки, чтобы взять в руки штурвал, кто-то мастерит себе свою собственную лодку по ходу плавания, а кто-то - просто наслаждается путешествием. Кто-то срывается в морскую пучину... а кто-то запрыгивает на борт с разбегу, неожиданно для всех, включая себя самого, чтобы продолжать путешествие с остальными... Куда плыл Сонни? Вряд ли он мог сказать это. Для него конечная точка маршрута не была так важна, как люди, что были рядом... как Агата, что была рядом сейчас. А что будет дальше - никому не известно; шанс утонуть всегда есть, особенно если и не пытаться грести.
- Я знаю "Nazdorovie", "Lybov'" и "Yob tvoyu mat"...
- продемонстрировал Сонни свои навыки языкознания, пожав плечами. Произношение - ужасное, с переводом тоже были проблемы, но что-то ему всё-таки удалось запомнить... Он жил в Нью-Йорке, а русских там было немало - как раз в те годы, когда он ушёл из морской пехоты и связался, в конечном итоге, с мафией. Славянских эмигрантов в то время прибывало немало - у русских несколько лет как рухнула страна, а в Хорватии и Боснии шли войны... Впрочем, для Нового Года - это определённо не те воспоминания.
- Ага... и самому вспомнить, как это делается, в процессе. - чмокнул Пульс Агату в ответ. По понятным причинам, он сам давно уже на лыжи не вставал, хотя, и с коньками та же самая история, и с велосипедом тоже - а про последний недаром есть поговорка, что разучиться на нём кататься попросту нельзя. Что ж... машину, мотоцикл и грузовик Сонни быстро вспомнил, как водить; наверное, и с лыжами тоже должно получиться.
- Вот как?.. - у Сантино из жёлтого только яблоко, стремительно превращающееся в его руках в улыбчивый смайлик. Он действительно не любил яркие тона, особенно на себе, сначала - приученный к камуфляжу в армии, а после армии - оценивший его полезность и в гражданском быту тоже. В серых тонах переулков и кварталов Нью-Йорка яркие краски легко привлекали внимание, а Пульсу большую часть времени было выгодно оставаться незаметным... для города тоже есть свой камуфляж. И то, что скрывается за ним...
- Вот, да, синий. - усмехнулся Пульс, заметив, что Агата взяла в руки лоскуток мишуры, и отпустил "смайлик", заставив его прокатиться по поверхности стола, чуть было не задев один из бокалов, но затем благополучно уткнувшись в тарелку. И слегка наклонился, чтобы ей удобнее было завязывать на его шее "галстук". Где-то за стеной что-то щёлкнуло, и вдруг стало неважно, каким цветом раскрашивать фильм, в котором Сонни будет сниматься... квартира погрузилась в темноту. Даже на огромной ёлке потухли все огни. Пульс только тихо усмехнулся. Ну да, веселее. Не злиться же из-за этого?.. Вряд ли весь новый год они проведут в темноте, что бы там в поговорках не говорилось... Конец света давно уже не в моде.
- Ну и ладно... - попытавшись приобнять Агату в темноте, Сонни только ухватил воздух - Тата уже понеслась куда-то... круша всё на своём ходу. Дружно звякнула посуда на всколыхнувшемся слегка столе. - Решила всё разгромить?.. Не сильно ушиблась? - Сантино замотал головой, окончательно потеряв Тарантино из виду, только удаляющийся голос её слыша... ну конечно, кто бы говорил о шашлычницах - сколько у неё самой горели гирлянды в пустой квартире?.. Сам Сонни не сразу и решился сделать шаг, не вполне уверенный, что тоже не наткнётся на что-нибудь. Только при его габаритах и весе можно и действительно свернуть и стол, и ёлку. - А, вот ты где... - слабенький огонёк свечи слегка с трудом справлялся с пространством большой комнаты, но фигуру Агаты выхватывал из тьмы удачно. И путь освещал... Сонни шагнул к ней навстречу. И слегка колючая мишура на его шее блестела, отбрасывая небольшие лучики по сторонам. - Спасибо. - приняв свечу обоими ладонями, Пульс замер, стараясь держать поровнее, давая возможность Агате зажечь её. И затем - отвёл слегка в сторону, когда испанка подалась вперёд, чтобы не обожглась о пламя или не подпалила себе волосы... а то ни красиво не будет, ни спокойно... Свечка осталась торчать в его вытянутой руке, заставляя тени вытягиваться и плясать. - Давай до следующего года свет не включать... - согласно отозвался Сантино шёпотом, улыбнувшись, и коснулся её губ поцелуем. Даже и выходить не хотелось никуда, чтобы ставить пробки на место. И до следующего года - полчаса от силы, так что ждать в любом случае будет недолго. Даже чтобы насладиться вкусом губ Агаты, пожалуй, этого будет слишком мало... может надоесть вкус хлеба или сахара, мяса или шоколада, молока или шампанского, лишь вкус любви не надоедает никогда.

+1

20

Над знанием русского языка Сантино я задорно посмеялась. Ничего не поняла, что он произнес, но его Нью-Йоркский акцент выдался в этих словах очень ярко. Из своих же знаний русского всплыло только что-то неприличное. Впрочем, это стало неважно, когда мы остались в темноте. Вообще все стало неважно.
За окном, на улице, где-то встречали праздник. Готовили хлопушки и бенгальские огни. На главной площади сейчас под указания ведущего отсчитываются последние секунды уходящего года. А мы с Сонни стояли и ждали этого момента стоя напротив друг друга.
- С новым годом – я улыбнулась, поздравляя мужчину с наступлением праздника. Впереди 365 дней, как шанс начать все сначала.
Мне кажется, что именно из-за желания все исправить в будущем, что-то изменить, попробовать, сделать лучше, чем было ранее. Просто из-за надежды многие так любят новый год. И я была в их числе, в списке тех, кто хочет начинать все с чистого листа.
Расставив две свечи на стол и тумбочку, Пульсоне открыл шампанское, а я занялась накрытием стола. Идея заказать еду сейчас сыграла нам на руку, так как блюда были горячие, и отсутствие электричества не мешало нашему ужину.
Мы сидели на полу, держа в руках тарелки, запивая и чокаясь бокалами шампанского. Не хватало камина, чтобы ощущение, что находишь в загородном домике, тебя не покидало. Но мы с Сонни уже договорились второго числа отправится на Аляску, так что все впереди. А пока вместо музыки и развлекательной передачи за окном гремели фейерверки, звучали поздравления и радостные (или уже пьяные) крики. Начинался новый день…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Зима по проводам