Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » crying lightning


crying lightning

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Алекса не смирялась с его мировоззрением. Подчинялась его воле, оставалась рядом, грела его постель. Они отлично проводили время вместе – веселились, пили и предавались безудержному сексу. Они ласкались как любовники, не обращали внимания на остальное человечество и этого, в принципе, должно было быть достаточно для хорошей жизни. Джо казалось, что не должно было возникать желания расставлять еще какие-то точки в их отношениях, но он чувствовал, что Алекса хочет этого. Ей мало того, что он всегда с ней и не изменяет ей с другими, хотя между ними никаких обязательств. Мало было дней и ночей, проводимых в его квартире. Мало ей было вечеров в баре с друзьями. Ей хотелось знать наверняка, что они – пара. Чувствовать себя не кем-то, а его девушкой, его музой, его всем. Джо делал все, чтобы ей было комфортно, он старался удержать весь свой мир в равновесии, чтобы не одна его составляющая не страдала от невнимания и не становилась ущербной, но этого тоже было мало.
А она никогда не была удобной, не была удобоваримой, не была такой, как все. Отказывалась довольствоваться тем, что ей предоставляли, потому что хотела большего. Он чувствовал, что она или разобьет его вдребезги, или ускользнет навсегда, а ни того, ни другого Джо Гранту не хотелось. Он хотел эту девушку себе и забирал ее столько раз, сколько было возможно в прошедшие дни, которые они проводили в толпе и наедине. Игнорировал слухи, которые о них ходили, не комментировал их связь в интервью, хотя фоток уже появилось достаточно, чтобы делать выводы. Джо защищал ее от назойливых папарацци, прятал от чужих глаз, не отдавал ее во власть чужих рук и всегда держал рядом с собой. Ему нравилось это, нравилось находиться в ее обществе, следить за ее повадками, ее легкими танцами. Нравилось ловить томные взгляды и улыбки, нравилось целовать ее губы и ласкать везде, без всякого ощущения того, что подобные ласки принижают его мужественность. Нет, Алекса была настоящей женщиной, и он чувствовал себя рядом с ней настоящим мужчиной. Говорят, что женщина делает мужчину, и она была действительно хороша в этом. Лекс восхищала его этим, этим же она его пугала, потому что Джо было тяжело признать чужую власть над собой, а она, как назло, сосредоточилась в ее руках.
И она умело этим пользовалась.
- Так что, мы все еще не в отношениях? – спросила она мило, когда они пришли в излюбленное место, чтобы пить и танцевать.
Джо чувствовал подвох и знал, что от его ответа зависит многое. Если ответит отрицательно и подтвердит, что у них настоящие отношения, то отречется от собственных утверждений и слов, поставит под удар самого себя, выставит себя в невыгодном свете. Если ответит отрицательно, то поддастся ей, подтвердит, что она победила и все ее уловки-хитрости работают на нем, как работали бы на любом другом мужчине. Но он ведь не любой другой мужчина и ему есть что терять, есть на чем настаивать и есть за что бороться. Джо Грант верен своим убеждениям, он не хочет так запросто отказываться, потому что все еще не уверен в последствиях, которые придут за его ответом. А если ответит положительно, то что сделает она?
Он покачал головой и улыбнулся, а она упорхнула от него. Не дала удержать себя за руку и увести к бару, не осталась с ним танцевать. Была, и нет, ушла. Джо недовольно стиснул зубы, смотря на ее по-девичьи хрупкую фигурку, удаляющуюся от него, теряющуюся в толпе. Он пошел следом, мигом забыв думать о своей глупой мужской гордости. Не остался стоять истуканом, не нашел себе новую компанию, хотя мог бы да запросто, но не хотел других, хотел ее. А она уже танцевала с другим, потом со вторым, третьим. Джо наблюдал за ней весь вечер, следил, зная, что она видит его и добивается того, чего хочет от него. Ему хватило сил и терпения, чтобы не отобрать ее тут же, так что он давился выпивкой и своей ревностью, видя, как на другом конце барной стойки ее обслуживает какой-то хилый блондинчик. Он недурен собой и уверен в себе, он заказывает ей коктейли, видимо, умело шутит, потому что она смеется и даже не смотрит на Джо, хотя совсем недавно так отзывчиво под ним выгибалась. Грант чувствует, как звереет, когда блондин берет ее за руку и ведет в сторону уборной.
С каких пор ты, Алекса, пользуешься такими дешевыми трюками?
Или не пользуешься? Неужели ты решила, что раз я для тебя неудобен, то можно заменить меня другим и позволить уже ему поддерживать тебя за бедра в кабинке туалета?
Джо стиснул бокал и зубы так, что заиграли желваки. Он чувствовал, как сдается. Не потому что ее провокации слишком хороши, а из-за страха, что это не провокации. Она не из тех, кто принимает чужие правила и терпит вечность. Что, если он слишком льстит себе, считая, что она наиграется и вернется к нему в объятия, поняв, что никто с ним не сравнится? Может быть, ей надоело ждать. Может, ей уже и не хочется быть с ним вовсе. Алекса всегда казалась ему странной, необычной, даже ветреной – так что, если увлечение им закончилось, потому она так легко вверяет себя, свое тело и душу другому мужчине? Может, потому что Джо не сберег и все-таки не сделал все, что было возможно. Или потому что он просто ей надоел. Его темные непослушные волосы и не слишком сильные руки, его одержимость музыкой. Может, она не готова мириться с такой соперницей?
Еще совсем недавно уверенный в себе Джо Грант теперь сомневался во всем, что происходило, и не знал, как себя вести. А они удалялись, они уже скрылись за дверью туалета и, наверное, закрылись в кабинке.
Позволила ли ты ему себя целовать и трогать уже? Спустила ли беззастенчиво перед ним свои маленькие черные трусики? Поднимет он тебя или ты просто отвернешься к стенке?
Способность трезво мыслить быстро покинула Джо, отказали ему его гордость и сила, забылись принципы. Остался лишь чистый инстинкт – отобрать Алексу себе, показать ей, что не так-то прост и совсем не лукавил, не пустословил, когда говорил, что заберет, когда захочет. Он хочет и заберет.
Он делает это, варваром врываясь в туалет, пугая стайку малолеток, прихорашивающихся у зеркала. Дверца кабинки хлипкая, стоит один раз рвануть и вот уже по кафельному полу прозвенели упавшие шурупы, а блондинчик возмущенно смотрит и собирается выяснять отношения.
- Отвали, - бросает ему Джо, прежде чем схватить Алексу за локоть и вытащить, да, довольно грубо выволочь за собой из туалета, а потом и из бара.
- Мне неприятно, - змеей шипит Лекс, пытаясь разжать его, как оказалось, достаточно сильные пальцы.
- Мне тоже, - отвечает Джо ей в тон, ловя такси. – Полезай в машину.
Разве не этого ты, милая, хотела?

+1

22

Моє серце буде тільки твоїм,
До останньої весни, останньої весни.
Моє серце не покине твоє,
До останньої сльози, останньої сльози.

Она пыталась разжать мертвую хватку его пальцев, но это оказалось совершенно непросто. Похоже, Джо Грант совсем с катушек съехал, раз позволяет себе такое поведение с девушкой. Она, конечно, не мешок картошки, но и точно не подарок. Разве она заслужила подобную грусть в ответ на свое совершенно отрезвляющее поведение? Или Джо считал, что все его суждения так легко сойдут ему с рук? Нет уж. Ни с левой, ни с правой. Он должен был в полной мере осознать, чем он владеет, чем хочет обладать и чего может с легкостью лишиться, если продолжит жить и думать столь однобоко и недальновидно. Алекса была не просто девушкой, она была женщиной, которая способна привести в порядок как разум, так и жизнь мужчины, доверившемуся ее нежным рукам. Правду ведь говорят, что женщина делает мужчину, а пока Джо упирался рогами - она ничего сделать не могла. Он человек, но с ним срабатывает тот же трюк, что и с акулой - больно стукнуть по носу, и та тут же приходит в себя, вот и Джо получил моральную оплеуху и опомнился, пришел и взял свое, думая, что имеет на то полное право. Собственно, так это и было.
– Полезай в машину.
Он отпустил руку, и Алекса обиженно потерла саднящее место. Его пальцы так и остались на коже крепким красноватым отпечатком, словно сжимали ее не обычные пальцы, а раскаленные пласты железа. Вот вам и ожог.
- Думаешь я поеду к тому, который хватает меня и тащит за собой силой? - с интересом, легкой тенью издевки поинтересовалась она, глядя на Гранта без страха и упрека. В чем его упрекать? Она сама дала зеленый свет всем его поступкам, позволила полный карт-бланш, чтобы он не ощущал себя ни скованным, ни запертым в клетку. Нет, Алекса видела отношения не клеткой, а путем к большей целостности. Жаль, что взгляды на одни и те же вещи у них были такими разными. Но, похоже, Джо начинал что-то понимать.
- Да, Лекс, ты поедешь. Садись в машину. - настойчиво гнул свое он, открыв заднюю дверцу такси и подталкивая ее в спину. Галантен варвар, ничего не скажешь.
Закатив глаза, Алекса согласилась:
- Ладно, поеду. - и залезла в машину. Дверь захлопнулась. Она не видела, как Джо огибает машину, чтобы сесть с другой стороны, но мысленно ощущала его шаги по асфальту. Не так много, не больше семи - и вот он уже здесь, хлопнул дверью со своей стороны, грубо бросил адрес своего дома и отвернулся, обидчиво спрятавшись за волосами. Машина тронулась, а ей хотелось тронуть его волосы. Зарыться в них пальцами, притянуть к себе его голову, чтобы зацеловать лицо и отругать за грубость. Все же он не должен был так поступать с ней.. Не должен был делать вид, что между ними ничего нет, не имел права отпускать ее черти с кем, думая, что для них так будет лучше. Глупец! Нельзя же так с любовью! Она тепло вздохнула, отворачиваясь от него, не смея нарушать повисшую грозовую тишину. Хочет молчать - пусть молчит. Нечего сказать - она поймет и без слов. А в душе что-то теплилось приятное, осознание того, что Джо не плевать, что в самый последний момент все же что-то щелкнуло - и он забрал ее себе, как обещал. Не думал ведь, что с ней будет легко? Знал, что связывается с Молнией. Должен был предвидеть. Она чуть улыбнулась и закусила улыбку, рассматривая радиоприемник. Хотелось попросить включить музыку и сделать ее громче, чтобы не плавиться в этом изнуряющем молчании, но не осмелилась. Не хотела, видимо, злить Гранта еще больше. Пусть его злоба и совершенно не пугала ее, даже напротив, казалась желанной и забавной, все же бросать поленья в камин она не решалась. Не хотела пожара, потому что после пожара остается только пепелище.
На улице взяла его под руку и прижалась к плечу, все так же молча, но с новой нежностью в каждом прикосновении. Она любила взрослых, сильных мужчин, и сейчас Джо был именно таким - одни могли видеть его прыщавым лохматым подростком, но Алекса умела видеть больше. Она была другой, и это стало решающим фактором их отношений.
Как только за Джо закрылась дверь, поднялся новый вал, которого она так ждала, еще сидя в машине. Он прижал ее к двери и едва ли не навис сверху, вплотную вопрошая:
- Если еще раз ты позволишь кому-то себя касаться - я сломаю ему руки, поняла?
Большой, злой, гневный. Он возбуждал ее, будучи таким. Являясь собственником, он будоражил ее до жара в животе, до желания попасться в зубы зверя и быть растерзанной, порванной на кровавые ошметки опрометчивой браконьершей. 
- Тшшш.. - успокоительно зашипела она, оглаживая его острые плечи, сжимая их в попытке успокоить и укротить. Но вихрь так просто не усмиришь, безумного не успокоишь, от смерча не спасешься.
- Поняла? - ожидая ответа, продолжал он. Алекса слегка кивнула в ответ, не проронив и слова. Вот снова он груб. Снова творит ошибки, за которые рискует поплатиться. Огромным промахом было уйти после этого на балкон, скинув в прихожей ботинки, оставив в прихожей Лекси. Здесь ее место? Это хотел сказать Джо Грант?
Он ушел, а она осталась. Медленно опустилась на пол, лишенная поддержки и мыслей. Хотелось обдумать произошедшее, проанализировать и сделать выводы, но ей не хотелось делать это. Самообладание дало трещину, и ей просто хотелось быть маленькой и защищенной, а на деле она осталась одинокой и в холодной прихожей. С балкона дуло ночью, а она прижалась затылком к входной двери. Простудится - и ладно. Умрет здесь - тоже ничего. Ей так хотелось, чтобы Джо ударил себя по лбу и вернулся к ней, потому что он был ей нужен. Здесь и сейчас, а не до или после, нужен в прихожей, в туалете клуба, нужен. Не на балконе, не курящий, не такой холодный. Глупый, но не холодный.
И он пришел. Все так же молча, сел рядом. От него пахло Парламентом и кожей куртки, которая была натянута на плечи. Немного - ветром. Алекса положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Прижалась сбоку поближе, чтобы согреться и не быть потерянной. Потерявшимся девочкам сложно найти путь домой. Верные дорожки либо стерлись с земли дождями, либо спрятались под первым влажным снегом.
- Хочу в постель.. - сказала тихо, обняв его за шею. Устала выносить это молчание, так сильно хотела согреться. Ну же, Джо, не будь и здесь ледяным изваянием, ведь ты так нужен.
Adam Lambert – Better Then I Know Myself (acoustic)

+1

23

Дура. Дура. Как же бесишь!
Он сходил с ума от жадности и ревности, захлебывался своей яростью и сигаретным дымом, хотя все уже миновало – вот они вместе, в его квартире, только вдвоем. Она маленькая и покорная, он злой и полный негодования. Как ей хватило наглости и дерзости повести себя подобным образом? Как ему не хватило выдержки не поддаваться на ее уловки? А если бы не поддался, то что? Его бесила не столько мысль о том, что пошел на поводу, сколько о том, что Лекс, похоже, всерьез была готова отдаться кому попало. Она бы оттолкнула его, если бы Джо не пришел? А если нет? Для нее ничего не стоит поступить так, перешагнув через их отношения? Да что там отношения… Через саму себя? На сколько она оценивает свое тело? А душу? Что было бы, не явись он туда?
Вопросы терзали его. Она терзала его. Но бешенство, так или иначе, начало отступать, когда он приблизился к фильтру. Крепкая затяжка и окурок отправляется в пепельницу, а он возвращается в коридор, чтобы сесть с ней рядом. Расстроенная, замерзшая, словно невинная. Может быть, немного разочарованная? А чего, спрашивается, она ждала? Что он бросится ей в ноги и будет покрывать поцелуями ее длинные, изящные пальцы? В порыве страсти разорвет ее платье и возьмет тут же, у двери? Глупости. Думать надо было раньше. Они все-таки не в мыльной опере существуют, не в романтической комедии, даже не в порнофильме. Все поступки имеют последствия. Засовывая руку в пасть льва, нужно осознавать, что он может ее откусить и, вполне вероятно, захочет сделать это. Дразнилки никому не нравятся. Джо Гранту, во всяком случае, точно не нравятся.
Но она хотела в постель, а ему не хотелось ссориться. Как бы она не поступила, факт был на лицо – Алекса все равно была здесь, с ним, а он поскупился всеми своими принципами, чтобы забрать ее себе. Нельзя от нее отказываться. Он был верным противником серьезных отношений, а предстояло переучиться на сторонника, ведь теперь это – его жизнь. В соответствии с этим нужно выстраивать новую философию, новую политику, на этом должны быть основаны новые принципы. Он подумает об этом утром, на свежую голову, а пока подхватит Алексу на руки и унесет в постель.
Мрачное настроение быстро отпустило, когда под одеялом она прильнула к Джо всем телом. Наверное, серьезные отношения – это не так уж плохо, если Алекса будет делать так всегда.

- СКАЖИ, ЧТО ЛЮБИШЬ МЕНЯ, ДЖО ГРАНТ, ИЛИ Я СПРЫГНУ, - кричала эта сумасшедшая девица, усевшись на бортик балкона – едва-едва держась.
Дура. Дура. Как же бесишь!
- ТЫ С УМА СОШЛА? А НУ СЛЕЗАЙ! – возмущенно орал ей Джо в ответ, не зная, то ли дернуть на себя, то ли не трогать вовсе, чтобы не напугать и не вызвать желание сопротивляться – оно бы явно ничем хорошим не закончится.
Как же достала! Он не понимал, что происходит и злился, вместе с тем еще боялся, хотя, конечно, не думал всерьез, что она прыгнет. С какой бы это радости ей так глупо самоубиваться? Вчера вечером она добилась своего, полагалось бы праздновать и радоваться. Возможно, этим она и занималась. Праздновала, доводя его до белого каленья!
- ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО, КАК ТЫ ЭТО СКАЖЕШЬ! – Алекса опасно покачнулась, и сердце Джо пропустило удар.
- БЛЯТЬ, ДА ЛЮБЛЮ Я ТЕБЯ, ДУРА ЧОКНУТАЯ! – потрясая гневно кулаком, он наблюдал, как она с довольной, хитрой физиономией спускается.
Господи, хоть бы не ударить.
Глубоко вздохнув, Грант развернулся и пошел в комнату. Надо было оставить ее вчера в баре, пусть бы зажималась со своим блондинчиком. Так бы он хотя бы не обзавелся седыми волосами в такое чудесное, мать его, утро.
- Видел бы ты свое лицо, - хохотала она позади, шагая следом.
Нагнав Джо, Алекса повисла на нем, принявшись осыпать смешливыми поцелуями его хмурое лицо. Отбиваясь от нее, он убирал от себя тонкие руки, уворачивался от губ, недовольно и громко сопя.
- Иди к черту! – рыкнул недовольно, отводя назад длинные волосы, лезущие в глаза.
Завалившись на диван, нервно закурил. С раздражением наблюдая, как Молния стягивает с себя трусики, затянулся и выдохнул дым в потолок. Трусики прилетели ему на колени, а Алекса, смотря на него лукаво, принялась кривляться.
- Я гневный Грант! Я злиться!
Закатывая глаза, Джо откинул от себя трусики и демонстративно отвернулся. Размышлял о том, что его девушка какая-то совершенно нездоровая. Как его только угораздило с ней связаться?
Видя, что фирменное очарование не работает, Алекса уселась к нему на колени и принежилась. Скользнула ладонями по напряженным плечам, зарылась носом в волосы, а Джо, медленно выдохнув, скользнул ладонями по обнаженным бедрам. Бесился, потому что любил ее до безумия, а она творила какую-то херню. Потому что боялся ее потерять так сильно, что дурно становилось от одной только мысли – вот сейчас она неловко покачнется, оступится и полетит вниз к чертям собачьим. А ей хоть бы хны, все-то ей весело жить на белом свете.
Дура!
- Ну не злись, я же здесь, а не лужей на асфальте, - шепнула ему Лекс.
- Бесишь, - честно ответил ей Джо.
- Знаю, - согласилась она с улыбкой, припадая пухлыми губами к его шее – с каждым поцелуем расслабляя и возвращая в реальность, где она жива и никакие опасности ей не грозят.
- Ты ебанутая, - добавил он, склонив голову.
- И это знаю, - мило отозвалась Алекса, присасываясь к шее губами – видимо, так они и проживут жизнь вместе, он будет беситься, а она высасывать из него все соки, как пиявка.
- Больная, - нахмурился Грант, закрывая глаза.
- Угууу, - согласно замычала она в ответ, ведя языком по свежему засосу.
- Я не соврал на балконе, - в том же тоне сказал Джо, прижимая ее к себе ближе.
- Знаю, - шепнула Лекс, заглянув в его глаза.
Они медленно и глубоко поцеловались. Он мстительно укусил ее за нижнюю губу, крепко сжимая бедра пальцами, а она поддалась, скользя кончиком языка по его губам – заигрывая. Прижималась ближе, покорная и охочая до ласки, ерзала на нем медленно, восхитительно обнаженная снизу, так что Джо довершил картину, стянув с нее свою футболку. Отбросив ненужную вещь в сторону, завалил Лекс на диван, а она, понятливая, потянулась пальцами к пуговицам на его джинсах.

- Это Алекса, - сообщил друзьям Джо. – Моя девушка.
Они-то были знакомы, так что это было исключительным обозначением и признанием Молнии своей – во всеуслышание, так сказать.
Лекс прижалась к нему с боку и промурлыкала:
- А это Джо - мой парень. Вы наверняка знакомы, - кокетливо заулыбавшись, она потянула его танцевать.
Заноза. Пиявка. Такая любимая.
Покачав головой, Грант прижал ее к себе покрепче.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » crying lightning