Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ты меня не ждала? А я уже приперся.


Ты меня не ждала? А я уже приперся.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


http://savepic.net/6252367.png
Danielle Young and Emilia Tyrell
Никогда не знаешь, когда и кто вспомнит о тебе...
декабрь 2014

Отредактировано Emilia Tyrell (2014-12-15 18:20:24)

+1

2

Холодное декабрьское утро. На улице уже всюду снуют люди: кто-то спешит на работу, а кто-то неспешно прогуливается по улицам Сакраменто.  В целом не так уж и суетливо, как могло быть. Толи дело в Нью-Йорке. Сейчас там творятся полные безумства. Ведь скоро рождество и новый год, а многие до сих пор не определились с подарками для своих близких. А вот и Даниэль уже знал,  какой подарок сделать  для своей сестры.
Эмилия. Он почти толком ничего не знал про неё. Что она любит, а чего на дух не переносит. Раньше он совсем не задумывался об этом. Да честно говоря, его мало заботило наличие семьи. Его настоящей семьёй всегда был Морган и его люди. Звучит дико, но это было чистой правдой.  А любимым делом под рождество было не выбор подарков, посиделки у камина или посещение церкви, а поход к должникам. Для Янга не было ничего слаще смотреть в их глаза, которые бедолаги прятали в пол и только изредка поднимали свой взгляд, чтобы убедиться, что сейчас их оставят в живых. А как дрожали их руки! Как тряслось всё тело в страшной лихорадке, пот  проступал на лбу, а голос порой дрожал до такой степени, что было почти не различить слов. Таким было каждое рождество Янга и он был счастлив. Его вполне устраивала такая жизнь, к другой он и не знал. До сегодняшнего дня.
После смерти отца всё перевернулось с ног на голову. В нём буквально что-то переменилось, словно кто-то  включил в нём переключатель «семейные чувства». Может тому виной стало то, что Даниэль воспитывает собственного сына и ему стали не чужды чувства к родным, как это было ранее.  Именно поэтому Даниэль решил приехать на похороны отца и во всём разобраться, чтобы оградить свою сестру и младшего брата от убийц отца. Именно поэтому и в какой-то степени, чтобы обезопасить и себя самого. Кто знает, что это был за человек, и какие цели он преследовал, когда расправился со стариком  Кили.  Возможно, это была целая группировка, которая положила глаз на бизнес Кили в Нью-Йорке и решила расправиться с ним, чтобы завладеть всем, когда он этого не ждал -  в другом городе, тем самым, оставив подозрение на местную мафию. А сейчас весь бизнес перешёл по наследству к Янгу, и если всё дело было в последнем, то ему не пришлось бы долго ждать гостей. Поэтому ему, во что бы то ни стало, стоило их опередить.
Сказать Эмилии, что он не приедет на похороны - было единственным верным решением. Она должна была быть в этом уверена и всем своим видом показать, что осталась совсем одна. Конечно, можно было бы всё ей рассказать, но кто знал, смогла ли бы она это сыграть и прослушивается ли её телефон. Янг отчётливо помнил тот телефонный разговор, когда его сестра дрожащим голосом сообщила, что отца больше нет…
Даниэль в первый раз был растерян и не знал, что ему сказать. Конечно, он понимал, что ей сейчас нужна поддержка и чьё-то плечо. Но было бы слишком глупо бросить всё и сломя голову мчаться первым же рейсом в Сакраменто, выставляя и себя и её под пули. Поэтому единственным верным решением было сослаться на свою занятость. Что без того много проблем и он, как любящий сын и брат, вышлет венок со своими соболезнованиями. А сам, как партизан, в тот же день отправится на машине в Сакраменто, где будет со стороны наблюдать за процессией.
И вот спустя почти полгода, когда все дела улажены, продуман весь план действий, горе брат объявился в городе. Конечно, он не собирался сразу выискивать с обрезом в руках этого убийцу. Не собирался идти по головам  в поисках правды. Единственным верным решением для него было прикинуться дурачком и за всеми наблюдать.
- Привет, Эми! Нет. Здравствуй, Эмилия. – Парень тяжело вздохнул. Сейчас он сидел в машине и проговаривал вслух все варианты приветствия сестры. Он не знал, что ему сказать ей и как. Тем более он догадывался, что, скорее всего она пошлёт его далеко и надолго. И будет права. Не сложно представить, что чувствует девушка, у которой убивают отца, а старший брат даже не соизволил появиться на его похоронах. Но все свои планы он собирался ей открыть.  Только бы она согласилась его выслушать. – Ладно, какого чёрта просиживать зад в машине. От этого мыслей не прибавится.
Парень быстро поднимается на нужный этаж. Вот она, та самая дверь. Сейчас Янг даже не может вспомнить, когда бывал тут в последний раз. Минута, другая. Глубокий вздох. Всё-таки нажав на дверной звонок, Даниэль услышал за дверью собачий лак и тяжёлые шаги. Собака? Разве у неё была собака?! Уже это парню показалось странным. Хотя вполне возможно, что девушка решила завести себе щенка, чтобы легче пережить утрату. Но по приближению человека подозрений становилось ещё больше. Шаги были тяжёлыми. Неужто, поедая мороженное, она набрала лишний вес. Нет, в это мне ещё сложнее поверить.
Открылась дверь и всё сразу встало на свои места. Перед Даниэлем стояла женщина преклонных лет. От неё жутко несло табачным дымом и дешёвым парфюмом. Из квартиры доносились звуки музыки и лай маленького шпица.
- Чем могу помочь? – Ленивым и прокуренным голосом женщина обратилась к нему, обсматривая непрошенного гостя.
- Эмилия Кили, здесь проживает? Точнее, я знаю, что она тут живёт, но…
- Уже не живёт.- Оборвала, как оказалось хозяйка квартиры, и громко и истошно кашляя. – Была такая, да съехала. Куда не знаю, да и не моё дело. А теперь, мне надо идти и без того до чёрта дел.
Громко хлопнула дверь, скрыв за собой женщину и противного пса. Осталась лишь дымка табачного дыма и навязчивый вопрос «Где Эмилия?».
Сейчас у Янга крутилась навязчивая идея, что возможно сестры уже и нет в живых, что с ней тоже расправились. Ведь всё это время он не поддерживал с нею связь и совсем ничего не знал о ней. Первым куда он решил поехать была её работа. Попросив одну из служащих, остался ждать  в холле.
К счастью, его худшие подозрения развеялись, когда он увидел свою сестру, которая, казалось, и вправду набрала  в весе или нет?

+1

3

Что же делать когда жизнь начинает лететь в тартарары и мы теряем над ней контроль. Сопротивляться? Невозможно. Сильная непокорная лавина накроет тебя куда быстрее чем можно себе представить. Так что делать? Кроме как поддаться, кажется, нет другого выхода...
Эмилия Кили всегда была своеобразной личностью, но началось это не от ее характера и от нее самой, как можно подумать, а намного раньше. Специфичная семья, если это вообще можно назвать семьей. У нее было многое, чего не было возможно у половины детей человечества, с самого начала она была избранной, непревзойденной, особенной. Казалось бы, живи и радуйся, используй свои возможности, будь счастливой. Однако, никто, ни из ее называемых друзей, ни просто завистников, не задумывался насколько велика же эта иллюзия. Что на самом деле, вся их семья была словно гнилое яблоко. Так красиво снаружи, красненькое, прямо светится, а внутри... А внутри действительно было черти что. Нет, конечно она ничего не знала, и вообще ее отец, что оказался той еще сложной личностью, хотя с самого начала его считали бесперспективным ирландским бездельником - в общем то, таким же как тысячи его соотечественников, что решают забыть все и начать все с начала в особенной, обещанной стране; так вот, Коннор Кили действительно хотел другой жизни для нее. Однако, из года в год, тучи становились все темнее и темнее. И если поначалу, она правда думала что у отца просто сложная работа, с каждым годом, положение вовсе не менялось, лишь усугублялось, то разумеется у девушки начали зарождаться подозрения. И пусть, до этого года, она не узнала особых деталей, но найдя однажды в личном кабинете отца его пистолет, то сразу стало понятно, что папа далеко не божий одуванчик, каким он хотел быть перед ней. И именно с того момента, а ей кажется тогда, было лет 15-16, началось падение отца в ее глазах, как человека. Можете называть ее бессовестной, но просто живя в доме где царствует атмосфера вечной агрессии и неопределенности, понимаешь что что-то здесь не так. Но помимо этого, все усугублялось тем что в этом семействе, отношения между собой были усложнены до неимоверности. Конечно же, отец и мачеха всегда делали вид что у них все идеально и хорошо, они счастливы, что вот, Джудит обожает свою падчерицу, у них маленький общий сын, что был единственным светлом для Эмилии. На самом деле, правда была куда мрачней - да, Джудит разумеется любила собственного сына, чего нельзя сказать про собственную падчерицу. Отношения между супружеской парой, тоже далеко не были такими беззаботными и светлыми, как казалось окружению - мачеха устраивала отцу вечные истерики, Коннор конечно не был идеальным мужем, но большинство из них действительно были без повода. Мужчина же предпочитал окружать себя делами и не думать об этом всем, а поэтому, часто, все это переносилось на Эмилию. Конечно, до героини из доброй детской сказки «Морозко» ей было далеко, но все это оставило свой след на ее взрослении и личности. Отец предпочитал просто уходить в работу, зарывая голову в песок. Именно поэтому Эми и стала такой, из доброй и открытой девочки, она стала замкнутой, угрюмой и в каком-то смысле дикой. Позже, это вылилось в куда большие проблемы, но тогда кажется, никого не волновала такая метаморфоза. Однако, все стало еще более сложным, когда однажды, вечером, отец привел парня подростка в их дом. Даниэль... Оказывается у них с Калебом был еще один брат. До того дня, они никогда не знали и не слышали о нем ничего. Мачеха лишь зло переворачивала глазами а ребята лишь удивленно переглядывались между собой. Незнакомый парень оказался слишком закрытым чтобы у них наладился контакт. Первое время он еще и появлялся в их доме, но затем попросту начал сбегать. Только лишь позже, совсем незадолго от смерти отца, Эми узнала что отец ушел от матери Даниэля, к ее. В сердце девушки, кажется, тогда взыграла некая вина и позор. Возможно, именно из за грехов ее отца, она вынуждена метаться и страдать по жизни. В тот момент, она поняла что это ужасно что она никогда особо не узнала этого высокого, вечно улыбающегося парня, но на самом деле абсолютно закрытого и не подающегося. Даниэль всегда напоминал ей неприступную гору, которую не возможно одолеть. И как бы там оно не было, она считала его своим братом, хотя их отношения, вряд ли можно было назвать таким. Вот Калеб, это все таки было другое дело, они вместе вырастали, она помнит как его принесли маленьким из роддома, они всегда были вместе.
Все это упало в воду, когда убили отца. И даже это подобие семьи, расстворилось в воздухе, словно его никогда не было. Мачеха и Калеб куда-то пропали сразу же после похорон, они даже не остались на поминках. Как сказала сама Джудит - в мерах безопасности. Даниэль тоже пропал, он даже не приехал на похороны. Эмилия сама справлялась с этим бедствием, в виде похорон отца. Детсткие мечты окончательно разбились вдребезги, даже та последняя, самая сокровенная иллюзия, что Коннор Кили просто занимается сложной работой...
И вот, спустя почти год, наша героиня изменилась. Сдалась, но быть старой Эмилией больше не было возможно, но ей этогои  не хотелось. Теперь, она стала творительницей собственной истории, и жизнь слишком сложная штука чтобы жить эгоисткой и думать только о себе. Ее брак, такой странный брак, оказался спасением. Пусть, все это казалось адом, невиданной ошибкой, она себя чуть не довела до могилы, пережила выкидыш, но... Именно это все стало ей, им, знаком остановиться. Получилось ли?
Эмилия теперь жила спокойной жизнью. Она работала, ухаживала за мужем и сыном, мальчиком которого они усыновили в отпуске. Такая вот странная семья, со своим странным укладом, у которых никогда не будет все как у других. Счастливы ли они? Возможно. И пусть, иногда ее посещают такие же странные мысли, она счастлива что теперь является нормальной женой, что ей все таки удалось совладать с идиотским характером, что теперь является мамой для кого-то. Покушение на мужа, однако, немного омрачало эту всю идиллию, но она была уверена что они справятся и с этим. Огромной неожиданностью, тогда же, стала новость о беременности. Спустя месяц, муж поправлялся, и только сейчас кажется, до нее дошла эта новость, и черт побери, она правда была счастливой. Несмотря на всю суматоху на работе, связанную с ее новой статьей, несмотря на то как она всегда комплексовала по поводу веса и внешнего вида, Эмилия была рада своему положению. Еще год назад, она бы не за что не поверила, что станет беременной. С каждым днем живот становился все виднее и виднее, и теперь скрывать это было намного труднее. Некоторые сразу поняли в чем дело, и лишь ей улыбались, остальные же терялись в догадках, и она ничего не говорила. Это было ее счастьем, выстраданным и сложным, и ей не хотелось чтобы факт беременности стал достоянием всей телестудии. Все и так было очень сложным, лишь немногие знали об этом. Вполне возможно, скоро она может подумать об уходе. Пока же, все было нормально...
Но рано или поздно даже самому нормальному приходит конец, и кому как ни ей, об этом не знать.
- Эми, тебя там спрашивает какой-то высокий мужчина, - к ней подошла одна из ассистенток, пока Эмилия проверяла какие-то данные по своему скандальному материалу. - Говорит, твой старый знакомый, - поспешила добавить девушка, смотря за стекло.
- Неужели из полиции? Ладно, сейчас пойду,
- сказала Эми не дрогнув. После покушения на Рекса и публикации статьи о Смирновой, гости из правоохранительных органов стали беспокоить ее намного чаще. Но после всего того что ей пришлось пережить, это вовсе не беспокоило. Кровь все таки, не вода. Эмилия быстро закончила дело, закрыла программу на ноутбуке, и вышла из помещения. Прищурившись, в очках, девушка пыталась найти того самого незнакомца о котором ей говорила ее собеседница. Но... ее вдруг словно пронзило. Разумеется она узнала его. Взгляд Янга всегда был пронзительным и ярким, с самого первого дня, она запомнила его таким. Эмилия застыла на месте, они пересеклись взглядами. Честно говоря, она просто уже не думала о своей старой семье. Вся боль, вся потерянность, захлестывала ее настолько в этом году, что у нее просто не было сил на это. Сердце бешено застучало, и все таки какой-то, пусть и небольшой камешек, упал с души.
Медленно и немного встревоженно девушка направилась к брату, и подошла поближе.
- Дани... Что ты тут делаешь... Как, это... Где ты был, откуда ты? - она не могла совладать с собой, голос терялся, руки дрожали. На лице брюнетки появилась грустная улыбка, она все же была рада ему. Девушка подошла к парню, и обняла его, она не могла себя сдержать. И честно говоря, сейчас последней мыслью было - как она ему объяснит столько новых и занимательных обстоятельств собственной жизни. Она просто была рада видеть его живым и невредимым, этого было более чем достаточно...

Отредактировано Emilia Tyrell (2014-12-16 21:49:02)

+1

4

Сейчас я был удивлён. Даже больше, чем просто удивлён. Конечно же, я  волновался перед этой встречей, прокручивал в голове огромное количество вариантов того, как  может пройти наша встреча. Это было в моём духе: прежде чем что-либо сделать, я всегда и всё продумывал до мелочей, чтобы всегда быть уверенным в своём успехе. И  если что-то пойдёт не так, я буду готов к этому. Я даже подготовил ответную речь для оправдания моих действий, когда моя сестра прочтёт мне долгую тираду о том, каким я был мудаком, что тогда оставил её одну и не удосужился даже приехать на похороны собственного отца. Я даже подготовился  к тому, что когда она меня увидит, то просто развернётся и уйдёт, не говоря ни слова. Возможен был вариант вызова охраны, дабы вывести меня из здания – но это было самым крайним вариантом, как говорилось «на случай апокалипсиса».  Но ни в одном из моих многочисленных вариантов не было того, что она просто меня обнимет. Вот так просто, без всяких истерик, ругани и обид. Эмилия Кили меня просто обняла. Это нужно было срочно где-то записать. Я не узнавал свою младшую сестру, ту девушку, которая не чем не уступала любой итальянской особе в страстях, которые бушевали у неё внутри. И могла накрутить куда круче, давая фору итальянским красоткам. Я, конечно, не мог похвастаться отличным знанием жизни и привычек моей сестры, но об её непростом нраве я был наслышан от нашего отца. Порой, когда мы обсуждали важные детали его бизнеса, когда нужно было полное сосредоточение, он полностью переключался на разговоры об Эмилии. И мог часами мне рассказывать о том, что она натворила на этой неделе и о том, что он совершенно не знает, как с этим бороться. А мне только и оставалось, что слушать эти исповеди, пока у него не закончатся слова и он, взяв в руки бокал виски, не сядет в кресло напротив, уставив задумчивый взгляд в пол. Опираясь именно на эти воспоминая, я готовился к этой непростой для меня встрече. Я знал её именно такой, какой мне показывал отец. А сейчас.  Но всё пошло не так, как я полагал, и я был растерян. Оказалось, что я совершенно её не знал, не  знал и младшего брата Калеба, о котором рассказы Коннора были ещё скудней. Предо мной стояла совсем мне не знакомая девушка, которая была мне родной сестрой. Мне в какой-то  степени стало стыдно. «В какой-то степени», спросите вы. И я отвечу вам  с полной уверенностью  «да» потому что, я не мог признать в себе чувство совести ни в малейшей его степени, и всегда прятал его в самых потаённых уголках своей тёмной души. Я бы просто не смог заниматься тем, чем занимаюсь сейчас. Люди, которые не прячут свою совесть, просто бы не смогли спать по ночам, занимаясь тем, чем  я занимаюсь. И если бы была такая возможность, то я бы с большим удовольствием продал бы её Дьяволу. К чему мне никчёмный аппендикс моего характера?
Я стоял там, в холле и совсем не знал, что мне делать и что сказать дальше. Как вообще начать разговор, к которому я так тщательно готовился. Люди сновали туда-сюда и смотрели на нас, не понимая что происходит. Это очень сильно злило меня и сбивало с мысли. Я готов был поспорить, что всё её коллеги даже не имеют представления, что у Эмилии помимо Калеба есть ещё один родной брат. Я вообще не привык ко всем этим милостям, не знал семейной ласки и тепла. Меня никто в моей жизни не называл Дани, даже родная мать. Да и я бы не позволил. К чему эти сопли. Но ей я мог простить всё и позволить так себя называть. Только ей. Я по своей натуре был грубым человеком   и заточен был совсем под другие дела, которые никак не перекликались с семьёй. Но стоять столбом сейчас я тоже не мог. Видел бы сейчас меня Морган! Я уверен, что он бы отвесил мне смачную оплеуху за то, что распустил нюни. Вспомнив его нотации и взгляд, который может привидится только в кошмарах, я взял себя в руки. И в ответ обнял свою сестру.  Сейчас мне нужно было ей всё рассказать, но даже если и не всё, то большую часть. Она имела полное право знать, что происходит и какой опасности подверг её наш отец. Но для разговора по душам это место совсем не подходило, и я решил пригласить её куда-нибудь ещё. Если она конечно согласится.
-Я в полном порядке и был всегда неподалёку от тебя, - тут я стал отстраняться от неё, чтобы как следует рассмотреть её. Признаться, я раньше этого не делал. Да и зачем мне это было нужно. Больше всего в ту пору, когда отец пытался меня вернуть в свою семью, я больше всего боялся к ним привязаться. Ведь я знал, что уйду, что потеряю с ними связь. Ведь я уже почувствовал вкус свободы, который ни с чем не сравнить. Да и обида на отца, конечно же, тоже была. Она до сих пор живёт у меня в груди. Его предательство полностью сломало нашу жизнь, а ведь всё могло сложиться совсем иначе. Я бы даже не удивился, узнав, что где-то ещё на земле у нас есть ещё брат или сестра. Опуская свой взгляд всё ниже я заметил округлившийся живот. Кажется, не только у меня есть для неё новости. – Сейчас нам надо поговорить. Мне есть что тебе рассказать и вижу не только мне.- Я улыбнулся, посматривая на живот. – Может ты отпросишься с работы и пойдём куда-нибудь?

+1

5

С учетом тех всех обстоятельств, какими наполнена их жизнь, можно сказать что над их семьей нависло проклятье. Всю жизнь, эту семью преследуют какие-то страдания, боль, отчаяние. У них никогда не было все по нормальному, никогда не было семейных ужинов, разговоров по душам и тому подобное. И в результате, что мы имеем? Трое людей, два брата и сестра, что толком то и не знают друг друга, скорее делят похожую сложную судьбу, нежели действительно являются друг другу кровными родственниками. И ладно бы, она и младший брат, у них все было хорошо до того момента как он пропал, но просто... До поры, до времени, Эми не задумывалась о Даниэле, что так внезапно объявился в их пропитанном лицемерностью мире. Он ничего не изменил своим появлением, даже может только усложнил. Трое детей от трое разных женщин - Эмилия бы и правда не удивилась если где нибудь еще росли отпрыски Кили по свету, и она их просто не знает, но вопрос времени когда же это произойдет. И нет, дело далеко не в ревности, просто обидно понимать насколько же в их мире царит ложь. На самом то деле, будучи подростком, и целую свою юность, она не обращала внимание на это. Ей было плевать на свою семью, плевать на их законы и устои, на правила неприкосновенного Коннора Кили. Мачеха ее постоянно шпыняла, с Даниэлем она была совсем не знакома, и видела его может раз в месяц, и лишь только Калеб был чем-то другим, чем можно было дорожить. А так пустые отношения наполненные злостью и обидами друг на друга, кому это было нужно? Правильно, куда легче бы было просто не думать, как она и делала всю жизнь. Но ведь нельзя бежать всю жизнь. Нельзя все время лишь нападать, орать, рушить все вокруг себя, потому что так можно сойти с ума. И всю свою жизнь она ходила по грани, между нормальностью и безумием. Балансировала, всегда находясь в шаге от пропасти. Подвешенные состояния были ее коньком. Но она тогда не знала, что ей предстоит пережить в дальнейшем. Когда же она узнала кем на самом деле является отец, что и вовсе случилось относительно недавно, эмоции вернулись в ее сердце сполна, как прилив. Но это была не только злость. Лишь потеряв всех вокруг себя, оставшись одной, она поняла ценность даже такой семьи как ее. Потому что каждому человеку нужен кто-то рядом. Мы, люди, именно поэтому и являемся существами зависимости. Мы не можем жить одними всю жизнь, пусть твердим иначе. Нам нужен кто то рядом, и кровное сродство здесь далеко не важно. Нам нужен кто-то кого мы назовем, братом, сестрой, отцом или матерью, чтобы просто было легче. Потому что трудно понимать что ты совсем один в этом мире. Поначалу, ей казалось что ее брак продолжение того же самого проклятия с семьей, что преследовало ее всю жизнь. Еще недавнее время назад, ей лишь хотелось исчезнуть из этого проклятого места. Она не оправдывает себя, но именно поэтому она себя чуть не убила летом, и вовлекла себя в намного больший грех, который наверное никогда не сможет себе простить. И хорошо что у нее хватило ума остановиться. Иначе Даниэлю бы пришлось искать еще одну могилу на кладбище Сакраменто, а не телестудию. На самом то деле, понимала сейчас она, ее передозировка летом была куда осознанной чем ей казалось. Первая передозировка действительно была случайностью, шалостью богатой мажорки, но во второй раз Эмилия поддалась своим внутренним монстрам, страхам что изъедали ее всю жизнь, и не справилась с собой. Все что происходило после этого, тот самый ад, она предпочла бы забыть, но если так задуматься то именно благодаря этому она и выкарабкалась. Все что было, было лишь самой настоящей борьбой за себя и за свое будущее. Именно поэтому, она не смогла уйти тогда от Рекса окончательно, когда узнала правду... Наверное, она мазохистка, но все те странные чувства к нему, что не давали ей покоя, обрели свое полное значение. И пусть, все еще не так гладко как должно быть, да и не будет у них никогда все нормально как у других, они действительно являлись семьей, у пары был сын, Улис, теперь они ожидали пополнение. Только вот дело в том что кажется, прошлое никогда не забывает о тебе, как бы ты не пыталась...

Это было странно. Странно вот так стоять и обнимать его. Они, что никогда не общались прежде, и едва знали когда друг у друга день рождения, не говоря о чем-то большом, теперь столкнулись друг с другом. В глубине души, Эмилия знала что этой встречи не избежать. Узнав правду о убийстве, она успокоила себя и просто предпочла забыть. Хватит уже боли. Возможно, все стоит начать сначала. Возможно, не было бы ошибкой, если она и Даниэлю рассказала о себе все в самого начала. Только, нужно ли ему это? Эми все еще шокировано смотрела на брата, вдыхая его приятный запах. От брата всегда пахло сигаретами, вперемешку с хорошим одеколоном, это она всегда помнила. И вообще, он куда более напоминал отца, чем они с Калебом.
- Да... но прошел почти год. Я волновалась за тебя, Дани, - в глубине души, очень, только она никогда не говорила об этом, никому.  - Честно говоря, меня посещали самые страшные мысли, насчет тебя, насчет Калеба... а он пропал,- продолжает девушка, смотря в его пронзительные зеленые глаза. А брат нисколько не изменился. Впрочем за год мало кто действительно может по настоящему измениться, хотя вот, она, исключение.
- Да, у тебя будет племянник, или племянница, да и вообще, у тебя есть уже племянник,
- сказала она, улавливая взгляд брата на животе. - Произошло очень много изменений, и... Теперь я замужем. Это самое пожалуй главное что случилось, - громко вдохнула и выдохнула воздух она, решаясь ему это сказать. Как бы оно не было, она беспокоилась. Почему-то, ей казалось что все это не случайно, ведь она знала своего отца а брат был его копией. Не даром, Коннор часто говорил ей что Дани превзойдет его, на что Эми лишь пожимала плечами, не зная подробностей, живя в своем полнейшем изолированном коконе.
- Конечно. Я сейчас, разумеется, мы должны поговорить. Подожди, я только за вещами, жди тут,
- сказала девушка и дождавшись кивка парня, развернулась и вернулась обратно. Закрыв ноутбук, убрав вещи в свой стол, девушка не обратила внимание на потерянный взгляд своей ассистентки и лишь только бросила.
- Мне надо уходить, все это можно закончить завтра. Я тебя отпускаю, с начальством если будут проблемы, я разберусь, хорошо? - улыбнулась девушка, и вышла. В ее душе завывала легкая тревога, но наверное, все будет нормально? Да, о давайте будем на это надеяться.
- А вот и я. Поедем на твоей машине? Вообще-то хочу сесть за руль, если ты не против,  - с двумя сумками на плечах, одной рабочей, другой обычной, спросила девушка Даниэля, подходя к выходу.


P.S не пускай ее за руль XD

Отредактировано Emilia Tyrell (2014-12-24 10:40:31)

+1

6

Как оказалось, ситуация в семье была намного «веселее», чем я себе представлял. Вообще наша семья всегда походила больше на цирк, чем на обычную семью, которую все привыкли видеть. Главным солистом у нас, конечно же, был наш отец – тот ещё фокусник и затейник, никто не знал, что он может выкинуть в следующий момент, и появится ли из его шляпы очередной кролик. А точнее ребёнок. Его гимнастки вечно сменялись. Но в основном, Коннор не изменял своим вкусам – и это всегда были жаркие итальяночки. Вот так и протекала наша жизнь, где я, моя сестра и младший брат были трюкачами. Одному Богу известно, как мы сумели выжить в этой семье и не сошли с ума. Мне повезло больше: большую часть своей жизни я провёл в стороне от них  и лишь изредка солировал в жизни Кили. А вот моей сестре досталось по полной. Много бед свалилось на её хрупкие плечи. Особенно в последнее время. Мало потери отца, как ей вновь пришлось пережить потерю – это наш младший  брат. Если Эмилию я знал худо-бедно, то Калеб был для меня, словно тёмный и дремучий лес. Я не знал, что могло так на него повлиять, что он исчез из её жизни. Первое, что мне пришло в голову, что перепуганная мачеха, впопыхах собрала все необходимые на первое время вещи  и, взяв его за шкирку, рванула из города, куда глаза глядят, дабы спасти свою и его жизни. Но ведь он уже взрослый парень и он в силах самостоятельно решать, как ему быть. Как он мог оставить её одну? Почему было не взять её с собой? Испугался за свою шкуру, а как же жизнь его родной сестры, с которой они были очень близки. Я не мог этого понять. Мысли об этом только разжигали во мне злобу, и всё чего мне сейчас хотелось – это найти этого юнца и выпороть, как следует, дабы воспитать в нём настоящего мужчину. Но нет. Сейчас мне стоит думать совсем не об этом. Теперь я в Сакраменто, я рядом с моей сестрой и должен её оберегать.
Я сделал глубокий вздох и прикрыл глаза на пару секунд. Моё дыхание замедлилось, пульс стал размеренным  и я успокоился. Со всем остальным  я разберусь чуть позже. А пока нужно сделать то, зачем, собственно, я и пришёл.
- Мы обязательно его найдём. Я даю тебе слово, но чуть позже. – Я взял Эми за руку. – Сейчас нам предстоят другие, не менее важные дела.
Новость о том, что я скоро стану дядей меня конечно обрадовала. Теперь моему Марселю будет не скучно. Разница в возрасте у них не очень большая, так что эти двое малышей имеют все шансы обрести крепкую семью, которой были лишены мы. Я не стал сейчас говорить Эмилии о своём ребёнке. Не сейчас. Мне вообще хотелось держать это как можно дольше в тайне. Но это же моя родная сестра. Я могу ей доверять, хотя мои инстинкты зверя говорят совсем о другом. Я уже так долго жил среди мошенников, убийц и прочих мудаков, что совершенно забыл о такой простой вещи, как доверие.  Но сейчас тут рядом с ней всё по-другому. Это моя родная сестра, моя кровь. Конечно, родственники бывают разными, но меня не обмануть. Я вижу в ней светлого человека. Да, потрёпанного жизнью, но не испорченного ею. Я обязательно ей расскажу ей обо всём, что случилось у меня. Но не здесь.
Я покорно ждал её, пока она забирала свои вещи, ловя на себя взгляды её сослуживцев. Они явно были смущены моим появлением, и им не терпелось узнать кто же я такой. Стоит моей сестре покинуть это здание, как тут же свежие слухи разлетятся по всем этажам. Этим людишкам не в домёк, что в жизни существуют и другие чувства кроме похоти и разврата.
- Поедем, конечно, на моей машине, но за рулём буду я. – Я беру из её рук все сумки, не смотря на минутное сопротивление. Сейчас я само совершенство. Спокойный,  размеренный. Даже готовый перевести старушку через дорогу и всё это пока Эмилия рядом. Я уже насмотрелся на страдания своей матери и что из этого вышло – теперь я не допущу подобного со своей сестрой.
Мы сели в машину, убедившись, что она пристегнулась, мы поехали. По дороге я постоянно смотрел на неё. Мне не верилось во всё происходящее. А ещё я не узнавал себя. Вечно грубый, беспощадный мужик превратился в наседку, которая готова убить всех и вся за своё золотое яичко. Я сразу сказал своей сестре, что место, в которое мы поедем, будет для неё сюрпризом. И это был мой ресторан.  Сейчас он был ещё закрыт от посетителей, хотя внутри уже царила полная боевая готовность.
Один из рабочих подскочил к нам, как только увидел мою машину.
- Здравствуйте мистер Янг. К вашему приезду всё готово.
После этого он любезно поприветствовал Эми и забрал наши вещи из моих рук.
Сев за один из уютных столиков я окинул зал взглядом.
- Вот скоро это всё будет работать. Как тут тебе? Я решил не терять времени даром и открыть итальянский ресторан. Так… между делом, - я засмеялся. – А вообще я приехал сюда из-за смерти нашего отца. Я думаю, что ты догадываешься, что она не была случайностью. Всё это время, я был здесь – в Сакраменто. Я был на похоронах. Но мне приходилось быть в тени, и нужно было, чтобы ты ничего об этом не знала. Но сейчас я тут. И помогу тебе во всём. – Я взял её руку в свою. Поразительно – какая маленькая у неё ладонь. Словно у ребёнка.

+1

7

Каждая семья должна пройти через трудности, и у каждой семьи они выражаются по разному. Кто-то платит это ценой несчастья в личной жизни, у кого-то другого - безденежье, а кто-то иной и вовсе обходится самой дорогой ценой - смертью. Испытания, это абсолютная нормальная вещь, составляющее этой безумной жизни, средство исцеления грехов. Однако... Либо у них у всех, слишком много грехов, да так что не одно чистилище не сотрет, либо над ними всеми висит злой рок. Иначе как по другому, нормально, адекватно объяснить то что происходит с ней, то что происходило с Коннором, ее матерью, мачехой, Даниэлем? Эми не знала о нем почти ничего, он был для нее закрытой книгой, но она подсознательно чувствовала, что старший брат тоже прошел через все пекло этой жизни. Все что происходило сейчас, было бы немыслимым в ее голове еще хотя бы год назад, но все слишком переменилось. Жить как раньше Fбыло бы никак невозможным. Больше ничего не будет как прежде. Возможно, если они смогут, эти перемены всем им пойдут на пользу, но сколько же боли прошло, сколько крови пролилось. Эмилия знала теперь все, и ей не хотелось... Именно поэтому, она предпочла забыть о убийстве отца и правде которая так тяжело ей далась. Она убила в себе ту старую личность и решила жить сначала, спокойной, адекватной жизнью. Потому что та жизнь ее чуть не довела до белой ручки. Эми это сделала потому что знала что не сможет по другому. Ей казалось что ее жизнь только наладилась и возможно, наконец так оно и останется. Но теперь... Девушка знала что когда нибудь этот момент настанет. Ведь, кому как ни ей, не знать что правда всегда возвращается, причем больным бумерангом, что так резко ударяет тебя по твоему затылку. Теперь с его повторным появлением, честно говоря, она была не уверена. в успешности своего плана просто молчать Наверное, ей просто не суждено жить нормальной спокойной жизнью. Только дело было в том что она уже устала от вечных страданий. И Эми не оставалось ничего другого, кроме как надеятся на то что все закончится благополучно. Для этого, прежде всего, она должна нормально ему обо всем рассказать и наладить со своим старшим братом нормальные отношения. Честно говоря, отношений особых у них никогда и не было, но теперь у них есть настоящий шанс исправить эту оплошность. Все таки, это не дело, и как бы там оно не было, какая бы семья не была, пусть они имеют лишь половинное сродство, они - брат и сестра. Никогда не поздно что либо исправить, если найдешь к этому правильный подход. И семья, все таки, это самое дорогое, что должно быть у человека в этом мире...
- Но, Дани, я, мне так хотелось, я люблю водить, ну, - начала спорить брюнетка, в своей узнаваемой манере, но брат быстро успокоил ее и нет, это не подействовало. Ну почему все с ней обращаются так? Эми громко вздохнула, пытаясь не злиться. - То что я в положении, это вовсе не значит что я не могу водить, да и вообще, что вы меня все не пускаете за руль, - она злилась как маленький ребенок, у которого только что отняли игрушку. Но все таки, выдохнув, Эмилия села на сиденье рядом с водителем. Что уж поделать, по одному только взгляду Даниэля можно было понять что он не уступит. Это с мужем было интересно доказывать свое превосходство, только вот и в последнее время, все чаще в их семье был прав он. Эх, сдалась ты Эмилия, сдалась...
- Я пристегнулась, чего ты так за меня волнуешься,
- улыбнулась девушка, снова вздохнув, словно сдерживая себя. Ну, вот правда не хотелось чтобы ее гадкий нрав все испортил. Слишком сложная у них жизнь чтобы ссорится по пустякам. В семье как их, надо было ценить любой момент спокойствия и благополучия, ведь как видете, никогда не знаешь, какое обстоятельство тебе свалиться на голову.
Она смотрела за окно, пытаясь не думать о том как точно объяснит брату все случившееся. Главное, что он не зол на нее, и то что он пришел сюда сам, это многое значит. Хмурившись, она вдруг заметила взгляд брата и решила прекратить думать об этом. Будь она что будет. Эми всегда была смелой, и она сможет ему рассказать все как есть, при том что она ничего не скажет об убийстве отца. А может, он и сам не будет об этом говорить? Только вот в этом, все таки она сомневалась.
Наконец, спустя достаточно короткое время, машина въехала в одну из улиц, что располагались неподалеку от центра города. За всеми своими мыслями, девушка и не заметила как быстро они оказались там. Едва выйдя из машины, девушку ожидал новый шок.
- Это... твое? Когда ты успел? И как ты скрывался то все это время? - немного удивленно спросила девушка, как вдруг получила подтвердительный ответ брата и шикарную улыбку. Да. Ее брат и правда был сыном своего отца. Умел удивлять. Как же часто Коннор ей устраивал сюрпризы в жизни, и приятные и неприятные. Она не знала про то какие чувства Даниэль пытал к убитому отцу, но как бы она его не ненавидела, у Янга было даже выражение лица, как у убитого Коннора, девушка даже на секунду вздрогнула от этой похожести. Подав вещи, девушка улыбнулась ему и решила пока больше ничего не спрашивать, просто от всех этих неожиданностей и так начинала голова кружится.
Они прошли внутрь, и внутренность здания, ничуть была не хуже. У нее даже глаза немного округлились от шока. Как... он это все успел? Эмилия внимательно слушала его, и все больше не могла верить в то что слышит. Все в духе их безумной семейки, по другому и не скажешь.
- Можно мы сядем? Мне просто надо переварить это все немного, спасибо,
- сказала девушка когда они дошли до одного из столика с белоснежной скатертью. - Значит, итальянский? Дань корням? Ну, впрочем, я тоже всегда больше любила свою итальянскую сторону, не знаю, роднее как-то, здесь чудесно, - она пожала плечами и улыбнулась.
- Как бы там оно не было, я рада. Очень рада что ты здесь, со мной, с нами. Знаешь, мне пришлось тяжело, не скрою, но сейчас у меня правда все хорошо в жизни. Конечно, это был безумный год, столько перемен, как никогда, никогда бы не подумала. Но... Есть и хорошие моменты. Например, вот, как ты видишь, брак, да и еще... мы с мужем усыновили ребенка, - кротко сказала девушка, решив начать с каких-то теплых и трогательных моментов. Конечно, Даниэля не устроила ее это короткая версия произошедших событий и да, она знала что должна будет сказать опасные детали. Брат вообще был человеком немногословным, и пусть она его не знала, но по одному горящему взгляду его зеленых глаз, она видела что он требует продолжения. - Как? Ну да, у тебя есть еще один племянник, его зовут Улисс, были в Африке на отпуске, это такая безумная история, на самом то деле. Просто... я решилась изменить свою жизнь с корня. Муж? Я вышла замуж в марте этого года за Рекса, Рекса Тирелла. Теперь, у меня его фамилия, и он очень хороший, да, я люблю его, - осторожно и искренно говорила она, внимательно наблюдая за братом. Уж кому как ей, не знать кем является Декстер, для ее семьи. Да, Рекс – это не Декстер, но все таки, он сын своего отца, ровно как и Даниэль сын Коннора, с этим никто ничего не мог поделать. Она готова была ожидать всего что угодно сейчас... В голове снова прокрутилось все произошедшее, сердце забилось быстро а по коже прошли мурашки. Не могла она думать об этом всем спокойно. Ведь она знала что проблем им не избежать.

+1

8

Решение о тайном приезде в Сакраменто далось мне легко. И лишь этот вариант развития событий казался мне единственно верным. Именно поэтому я ни минуты не колебался, когда принимал его. Прежде, чем покинуть Нью-Йорк все свои замыслы я заранее обговорил с Морганом . Уехать без его ведома я просто не мог, да и помыслов у меня таких не было. Морган был первым человеком кому я рассказал о своих «планах на лето». Уехав тайком, у  меня в таком случае возникло бы больше неприятностей, чем решений моих семейных проблем. Единственное, что мне он посоветовал – э то быть сдержаннее. Он прекрасно знал мой вспыльчивый нрав, и сколько проблем в прошлом у меня было из-за этого.  А ехать мне предстояло в чужой «дом», где есть свои порядки и уставы. А как говорилось в народе: со своим уставом в чужой монастырь не лезут. Поэтому мне надлежало быть тихим, и не привлекать к себе лишнего внимая, как это было раньше. Обуздать свой характер я до конца так и не смог, но те малые проценты контроля над собой, что я всё же обрёл, с большим трудом, я пытался сохранить и преувеличить их количество.  Морган всегда мне помогал в этом. Выучивал меня кнутом и пряником. И если пряник был едва сладким, то от кнута раны на мне заживали очень долго и мучительно. Это конечно всё метафоры, но они были очень близки к реальности. Получив разрешение я двинулся в Сакраменто. Этот город я уже ранее посещал  неоднократно, но мои приезды были беглыми. Всё что мне нужно было тут сделать – это передать документы, которые нельзя было отправлять по электронной почте. Да и старики не привыкли к этим нововведениям и не доверяли им. Поэтому мне, словно почтовому голубю приходилось мотаться по городам. И Сакраменто был в их числе. Иногда я задерживался тут на ночь, потому что мне приходилось забирать ответные бумаги. Но это время я тратил не на поход по музеям и достопримечательностям, а спал в гостиничном номере. Я жутко уставал в то время, и поэтому каждая свободная минута моего времени уходила на сон.
Но сейчас не об этом. Сейчас мне предстояло всё рассказать сестре и по порядку, чтобы не запутать её окончательно. Я не знал точно, что произошло с ней за это время. Всё что она мне рассказала было очень коротко. Но сейчас мне вполне хватало этих обрывков её жизни, чтобы понять, что её жизнь начала понемногу налаживаться, а тут припёрся я со своими дворцовыми переворотами и наполеоновскими планами. В другой жизненной ситуации я бы заткнулся, рассказав ей, что просто решил перебраться поближе к своей семье, чтобы наладить контакты и зажить дружно и счастливо. Но сейчас я не мог рассказать ей эту сопливую вариацию моих планов. Речь могла зайти о её жизни. Так что мне предстояло ещё немного потрепать нервы Эмилии, но убедится в том, что она предупреждена обо всех опасностях и находится в безопасности. Теперь-то я глаза с неё не спущу, и её муженёк пройдёт жёсткий контроль на вшивость.
Я внимательно её слушал и следил за её мимикой и каждым жестом. Я всегда любил разглядывать людей. Меня это забавляло, и было моим тайным хобби. Я никогда не видел её матери, даже на фотографии, но был готов поклясться, что она очень похожа на неё и взяла от  неё только самое лучшее. Я никогда не обижался на её мать, за то, что мы остались без отца, и не мечтал о мести. Единственное кого я ненавидел это был наш отец. А её мать мне было только жаль. Она умерла при родах. В мучительных муках и возможно это была расплата для нашего отца, а она стала невинной жертвой. Её ждала бы прекрасная жизнь, не встреть она Кили.
- Сейчас я тебе всё расскажу. Но может, прежде ты что-нибудь закажешь? Не хочу, чтобы ты сидела голодная вместе с моим племянником.
Я быстренько подзываю к нам официанта, который был неподалёку и жестом показываю ему кто сегодня наш главный клиент, и с кого ему сегодня придётся сдувать все пылинки.
- А мне чёрный чай. Хотя я бы не отказался от бокала виски, но это чуть позже. – Я немного нахмурил брови, вспоминая первый вопрос своей сестры. Сейчас в голове у меня было очень много мыслей, которые мешали мне сосредоточится. – Ну, я бы не сказал, что это дань. Честно говоря, это первое что пришло мне в голову. – Я не сдержался от смеха. – Мне было всё равно, какой ресторан открыть, но обычных ресторанов и суши баров полно и без меня. А вот отличного итальянского ресторана я тут не видел. А почему скрывался? – На минуту я застыл. Вот именно сейчас мне предстоит выложить все карты на стол. – Вообще я приехал сюда не просто так. Не потому, что мне взбрела в голову безумная идея поменять в корне свою жизнь, сменяя место жительства. Или потому что я решил быть поближе к своей семье. Всё это напрямую связано с нашим отцом. Я понимаю, что тебе меньше всего на свете хочется слышать о нём. Но мне придётся тебя ещё немного помучить этим. - Я взял Эми за руку. Не знаю зачем я это сделал, но что-то мне подсказывало, что сейчас надо  было ей показать, что я теперь буду с нею рядом. – Я не знаю, что рассказывал тебе Кили про то, кем он на самом деле является и какая на самом деле была у него работа. Он не был хорошим и честным человеком во всём. Он был связан с криминалом. – Пока я всё это говорил, я, не отрываясь, смотрел на лицо Эмилии, и по её глазам мне стало понятно, что этими словами я её не удивил. Она знала или догадывалась о его делах. – Так вот, я сам ничуть не лучше него. Хоть я и рос вдали от него и его влияния, но я тоже зарабатываю на жизнь криминалом. Я состою в одной группировке в Нью-Йорке и занимаю там не последнее место.  В последнее время он всё чаще звонил мне и предлагал встретиться. На встречах он рассказывал о том, как обстоят его дела и чем он планирует заниматься в будущем. Он будто чувствовал, что должно случится что-то не хорошее. Весь свой бизнес он оставил мне. Так как боялся, что у тебя с братом могут возникнуть из-за этого проблемы. Конечно же, я буду вам всё отдавать  с прибыли от них и со временем, когда всё уляжется, я перепишу их на вас. От него мне ничего не нужно. К тому же у меня всё есть. – Я остановился. Мне нужно было передохнуть потому, как я закипал понемногу, думая обо всём этом.  Меньше всего на свете мне хотелось выйти из себя при своей беременной сестры. Она не должна видеть меня таким. Этим поведением я мог лишь спугнуть её и отдалить от себя. – Я прибыл сюда, чтобы выяснить, кто убил его и угрожает ли вам сейчас опасность. Если да, то я должен её устранить любым способом. Я надеюсь, что ты поймёшь меня правильно и не станешь бояться. -  Я вопросительно посмотрел на свою сестру.
Только я успел договорить, как нам подошёл официант и принёс наш заказ. Он хотел было что-то спросить, но увидев мой взгляд, которым я мог его убить, тут же испарился, пожелав приятного аппетита. Лишние уши мне были ни к чему. А с любопытными я поступал очень строго и всех предупредил об этом, когда нанимал персонал в ресторан. Любопытство я ненавидел до трясучки и всячески пресекал его в своих знакомых. Так же как и сплетни. Я считал это мерзким занятием. Поэтому мои знакомые и прислуга в моём присутствии предпочитали либо говорить по делу, либо вовсе молчать.

+1

9

Правда - самая разрушающая сила что есть в нашей жизни. И никогда от нее не убежать. Можно попытаться, но лишь тщетно. Правда, она напоминает цунами, что буквально настигает тебя с разрушительной силой и чуть ли не похороняет заживо. Стирает все грани между реальным и выдуманным, стирает все так что не имеет больше никакого смысла думать. Узнав правду, ты постигаешь азы жизни, и так всякий раз когда докапаешься до нее. Борьба за правду, это вам не встреча тяжеловесов, и вряд ли у вас остануться после этой самой роковой встречи синяки под глазами, а вот душевные раны. Порой, их невозможно исцелить, почти всегда это так. Все таки, мы люди, мы существа зависимости, к тому же невероятно слабые, а вот что говорить о таком сверхъстественном понятии. Что же правда? Проклятие или дар? Путь к себе, путь к истине? Но кто сказал что правда и являетчя правдой, той которой мы привыкли ее видеть? Ведь сколько людей, столько и мнений, и у каждой истории всегда есть две, а то и больше сторон. И та, кто теряет отца, она не знает о том что ее отец перешел дорогу тому кто его убил, и он имел для этого основания. Не знала, если бысть абсолютно прямым и честным. На все есть первый раз, и рано или поздно, каждый нормальный и здоровый ребенок узнает как взять ложку в руки, как пройти пару шагов, додумается до того как произнести первое слово. Так и каждый человек, каждый когда то познает правду, плохую или хорошую. И каждый решит для себя, какую же дорогу он выберет дальше...
Сага их семьи была слишком запутанной. Наверное, даже они, актеры сего действа, когда-то она и Дани удостаивались лишь второстепенной роли и лишь иногда дожидались заслуженного переключения на план поближе, но даже сейчас, оказавшись под прямым светом софитов, они не знали значения своего текста. В жизни этой семьи, было уже столько потрясений, что когда случался очередной толчок со стороны судьбы, они не бежали и не прятались в убежище, а лишь стоически выдерживали. И так часто было непонятно, является ли она глупачкой или просто безумно храброй. А может и той и другой. Одно я знаю точно, она не боялась. Страх ушел из ее жизни полностью в этом году. Опустившись на дно, тебе не остается ничего другого кроме как думать о пути наверх. И бояться больше нечего. Ты знаешь что жизнь одна, и если этот шанс не использовать, то кто знает как это закончиться. Благо что у нее, все таки хватило ума чтобы остановиться и не разрушать свою жизнь. А ведь она действительно шла по верной дорожке закапывания. Возможно, из нее бы вышел красивый труп, она молодая, но этого не случилось. Кто знает зачем и кому так было угодно, но именно так все сложилось. Все обошлось. И все было бы куда легче, не зная она эту больную правду. Их отец нес за собой слишком много тайн, и честно говоря, она бы сама пристрелила его за это. Именно поэтому, вырастание в их проклятом доме, с таким вот плодовитым отцом, с истеричкой мачехой, с нормальным младшим братом, сделало ее такой какой есть. Почти социопаткой. Именно поэтому все так и складывалось, пока она не решила измениться. Она ненавидела разговоры об этом, хотя и сама понимала что так должно было случится, да и вопрос куда их приводило это все. А привело ее эточуть не к психушке и не к могиле, причем не один раз.
Слушая брата, все это время, внутри, что-то заныло. Пожалуй, это грех Кили, Коннора. Она не знала особых деталей, но она была наслышана о том каким образом то отец бросил мать Даниэля и ушел к ее. А разрушил то жизнь обеим. Получил обоих детей, которые просто оказывается были обречены на тяжелую жизнь. Но так оно и бывает. Не могут же все рождаться и быть счастливыми. Может, когда нибудь все будет хорошо, а пока... Пока у нее есть возможность она должна наладить отношения с Дани. Сейчас Эми поняла что этого невероятно хочет, но вот как же она будет скрывать эту правду. А может, все пройдет само по себе, и ей даже не придеться заморачиваться.
- Мне нельзя кушать, я растолстею, и я не голодна,
- улыбаясь, пытается отнекиваться она, начиная свой гормональный бред, но останавливается как только замечает критический взгляд Даниэля, и замолкает. С ней только так и можно, на самом то деле. Эта строптивица никак не успокоится, и даже положение не успокоит Эми. - Ладно ладно. Любые спагетти, на ваш выбор, - кивает она официанту и тот удаляется.
Девушка снова вглядывается в резкое и красивое лицо парня, и даже не верится что они родственники. Хотя, возможно, сходство разглядеть можно. Но насколько она знала, она всегда была похожа на свою несчастную мать а он на свою. Но вот характер... Видимо характер им обоим достался от их прославленного отца.
Когда Дани заговорил о серьезном, лицо девушки сразу стало немного хмурым. Эти разговоры были необходимы, да, безусловно, но кто знает, что же они за собой повлекут. Что же, сейчас пожалуй, она должна быть как можно более дипломатичной и никак не имеет права показать того что она знает. Но как долго она выдержит так? Слушать Эмилия умела, и это может единственное могло ее спасти от внимательного взгляда Даниэля, что не спускал с нее глаз. Но ей не было неприятно, просто она боялась что сломается. Однако, все таки, девушка держалась молодцом все время, не нервничала, пусть под сердцем нарастала тревога за все это, ведь... она правда не знает что будет если Дани докопается до того кто заказчик. А он докопается, ведь он Кили, а Кили всегда докоповались до того что им надо. И кому, если не Эмилии об этом не знать.
- Ты и сам знаешь, что наша жизнь, бы наверняка сложилась по другому, будь бы мы от другого отца. Мне не  больно это слушать, просто... Просто береги себя, пожалуйста. Стоит ли ворошить это все? Ты уверен в этом? Я не отговариваю, и вообще, не лезу, серьезно, но ведь можно попытаться забыть. Я не буду скрывать от тебя что прошла через сито и решето в этом году. Я узнала о деятельности отца после его смерти, рассказали его советчики.  Но и до этого я знала. Его же ведь убили из за его бизнеса, из за этого самого проклятого бизнеса, ведь так? И из за этого всего исчез Калеб с мачехой. Не стоит это того, у меня денег лично хватает. Я знаю что не могу тебя отговорить, но просто пообещай мне лишь то что ты будешь осторожен, пожалуйста - она старалась быть мягкой, спокойной, и со стороны возможно ее было не узнать. Эми выглядела взволнованной, а ведь правда. Внутри она разрывалась между собой и своей семьей и выстраданным счастьем и братом, что пусть, был ей как чужой человек, оказался вовсе не чужим. И это открытие души убивало девушку, но... она ничего не могла с собой поделать. Эмоции всегда были выше ее. Девушка прервала небольшую паузу что настала между ними, однако вовсе не было никакого напряжения, к удивлению.
- Я знаю что ты сделаешь по своему, и ты имеешь на это право, абсолютно. Но ты мне далеко не чужой человек, пусть мы и не были близки никогда. И мне кажется, что раз так все вышло, самое время это исправить. Я бы хотела чтобы все было иначе между нами. Хватит уже этой боли, мы брат и сестра. Как ты думаешь? - искренне просила его девушка, заглянув в зеленые глаза мужчины, а сама неосознанно погладила свой живот. В этот самый момент официант принес их заказ, но тут же поспешил испариться.

+1

10

Я прекрасно понимал переживания моей сестры. Стоило ей только оправиться от всех несчастий, которые произошли в её жизни и наладить свою личную жизнь, как являюсь я, словно гром среди ясного неба,  и решаю  перемолоть всё сначала. Но это было необходимо. Во-первых, я беспокоился о своей сестре. Я не знал, кто заказал нашего отца и, какие были у него мотивы – просто проучить, из-за бизнеса или он кому-то  перешёл дорогу и, ему решили крупно отомстить, убив всех Кили. А во-вторых,  я не мог допустить, чтобы какой-то мудак, разгуливающий по Сакраменто,  мог так просто убить кто-то из моей семьи и остаться безнаказанным. Именно поэтому мне было необходимо разобраться во всём, что произошло. А сделать это было возможно только, разворошив всё снова.
- Я понимаю, что тебе не хочется ничего снова касаться, но пойми, я делаю всё это в первую очередь для тебя. Я приехал сюда, чтобы наладить отношения и с тобой и с братом, который куда-то подевался. – Я комично развёл руками. - Может наш отец нас и не научил этому, но мы семья и должны быть единым целым.  Ты сама убедилась, в каком непростом мире мы живём, и какими делами заправляет наша семья и именно поэтому мы должны быть ко всему готовыми и готовыми дать отпор любому, кто позарится на наше семейство.  У меня никогда не было семьи. Ни отца, ни матери.  Я рос один и выживал как мог. Так не должно быть.  Те люди, которые убили нашего отца, они могут прийти и за тобой, и братом. Им ничего не стоит убить вас, чтобы прибрать этот чёртов бизнес  к своим рукам. Поэтому я хочу во всё разобраться, чтобы найти их первым. Либо они нас, либо мы их. И только тогда я успокоюсь. Ты должна доверять мне и рассказать все, что знаешь о его убийстве.- Я наделся что Эми поймёт меня и всё расскажет. Пусть не сразу. Да и не всё сразу можно вспомнить.  Главное что теперь я буду всегда рядом и охранять её. Во всех смыслах. Я поручил своим людям наблюдать за ней. Они были предупреждены, с кем имеют дело и любой их прокол и Эмилия заметит слежку за ней. Хотя я зря беспокоился на этот счёт, они были профессионалами своего дела. Дело не в том, что я не доверял ей, а в том, что она попросту могла отказаться от этой затеи, посчитав её глупой и не обоснованной. Но я знал, что это было необходимо. Не навсегда конечно, а на первое время, чтобы убедится, что никто больше не следит за моей сестрой. А вот что делать с братом? Сейчас нужно было закинуть удочки во все города, где у меня были связи, чтобы отыскать этого сорванца. Если он, конечно ещё жив. Ведь его пропажа может оказаться не просто бегством, а убийством. Но этим я собирался заняться чуть позднее. А сейчас я ещё не обо всём поговорил с Эми. Выслушав её, я решил рассказать ей о самом главном. – Это всё о грустном, конечно, но у меня для тебя есть ещё одна новость, которая кардинально отличается от этого всего. Я не говорил тебе об этом по многим причинам, а если точнее по одной. Надеюсь, ты поймёшь меня. У меня есть сын. – Я потянулся во внутренний карман своего пиджака, где лежало фото моего сына. Мне не терпелось показать его сестре. Я протянул Эми его фотографию. – Его зовут Марсель. Ему уже два года и он жуткий проказник. Ни минуты не сидит на месте и просто с ума сводит свою няню. Она прекрасная девушка, с ней я тебя тоже познакомлю. Я никому не говорил о нём, опасаясь, что поставлю его жизнь под угрозу. Сама знаешь среди каких людей мне приходится работать. Но теперь  всё поменялось. Я хочу, чтобы мы стали настоящей семьёй и поэтому рассказываю тебе о нём.  – Я улыбаюсь. Может теперь  в нашей семье всё наладится? Это смело предположение, зная о том, сколько всего нам уже довелось пережить, но таков уж я. Всё будет хорошо, а по-другому меня не устраивает. – Я хочу вас познакомить с ним. Но его сейчас нет в городе. Он в Нью-Йорке и приедет сюда вместе с моим другом Кристиано в день открытия ресторана. Так что, если не возражаешь, после открытия я заберу тебя с собой, чтобы вы познакомились. Это одни из моих близких людей и я хочу, чтобы вы поладили.

Фото

http://se.uploads.ru/t/R0amD.png

Отредактировано Danielle Young (2015-01-26 01:50:33)

+1

11

Никогда не думала что это скажу, но я скучала по нему. Год такой жизни, сделал из меня почти нравственное чудовище, да и что я делала со всей своей жизнью все это время? Я рушила ее, рвала и метала, и не задумывалась ни о чем. Но так больше нельзя было. Если так продолжить, то я в лучшем случае окончу как отец, в худшем, окончу же в смирительной рубашке. Пора было брать все в свои руки. Лучше поздно чем никогда. Ситуация слишком усложнилась, и возможно его приезд сможет все изменить. Точнее... то что изменит, это точно. Такие вещи никогда в круге нашей семьи не заканчивались просто так. В нашей большой семье, даже когда я была маленькая, даже обычные семейные визиты, скажем моих бабушки и дедушки с маминой стороны, уже вносили неспокойствие. И сейчас, жизнь в семье в которую я попала, если меня вообще можно назвать ее членом, насплошь состоит из каких-то круговоротов. Никогда не знаешь когда же что-то выплывет наружу, и чем обернется на этот раз. Но я уже привыкла. Привыкла к тому что моя жизнь крайне неопределенна, с момента моего странного и ненужного никому брака, абсолютно ошибочного. Только почему-то, я по привычке все равно привыкла к тому что Рекс все таки муж, как бы оно не было, и может как раз об этом не стоило говорить, да, действительно, не стоило, но я сказала. Это ужасно понимать что в любом случае ты действуешь против себя, против своей семьи, сейчас я защищала того кто действительно виноват, но как бы я это не понимала, я не могла поступить по другому. Самое что ужасное что я чувствовала каяние, но не из за отца, а именно из за братьев. Как бы после этого всего, я выглядела в глазах своего брата? Да, я знала о том что с отцом у него не были особые близкие отношения, да ни у одного из нас не было, лишь только Шон относился к нему хоть с какой-то теплотой. Остальное все действительно было дохлым номером. Не любви, ни тоски, ни жалости - вот девиз моей семьи. Все эмоции всегда были показными и фальшивыми, в доме вечно царствовала атмосфера хаоса и безнадежья. Случайная семья, это были мы, но оказывается что мы ею все таки были. И даже человек которого я так редко видела, все таки оказался чем-то родным, и мне бы правда хотелось чтобы у нас сложились хорошие отношения. Не знаю как, и возможно ли это вообще, но я пыталась верить в то что возможно, он все таки не узнает правду о убийстве Коннора. Я сама об этом узнала не сразу, и честно говоря, я все еще лелеяла надежду на то что возможно эти документы о расследовании стоит уничтожить. Да, я предательница, я предала прежде саму себя, и я не знаю зачем я это делаю. Чувствую ли я что-то к Рексу? Этот вопрос я задаю себе уже слишком много времени, и вряд ли смогу получить однозначный ответ. Все что произошло, разрушило мою жизнь и меня саму полностью. Я никогда не буду больше прежней. Я не знаю поймет ли меня кто либо, если прежде всего я себя не понимаю, но я попросту оказалась в самом настоящем тупике. Выбирать между тем кто наверное не чувствует к тебе ничего, и теми что бросили тебя, однако все же являются семьей. Куда бы легче было, если бы я действительно погибла на свадьбе, или умерла летом от наркотиков. Жаль что время нельзя повернуть вспять...
Я слушала слова Дани, и даже удивилась. Насколько он прав. Его слова внушали спокойствие, и возможно, если бы все не было так как было, я бы была сейчас очень радостной. Однако, как только он упомянул убийц, что было действительно логично, тем более если это являлось целью его приезда, это заставило меня сосредоточится на его словах. Пока я держу ситуацию под контролем, и никто не должен знать о том что я знаю все. Притворится колобком будет сложно, особенно с учетом того насколько я люблю разговаривать, и это Дани знал, что же, моя красноречивость в семье всегда обсуждалась. Однако, если я буду спокойной и притворюсь что действительно ничего не знаю, то все пройдет как надо. Просто надо верить, вера в лучшее, единственное что осталось, хорошо что хоть это.
- Я отлично понимаю тебя, правда. Возможно... если бы мы были настоящей семьей, если бы наш отец сплачивал нас с детства, так бы не закончилось. Но надо восстанавливать то что возможно, я рада что с тобой все в порядке, что ты со мной, я правда очень волновалась и даже не знала что ожидать дальше. Честно говоря, я готовила себя все это время к самому худшему, и до сих пор, я очень волнуюсь за Шона, обещай мне что мы прежде всего его найдем, пожалуйста,
- внимательно смотрю ему в глаза и слежу за его реакцией. Да, я предала себя, предала всех, но младший брат это младший брат и он всегда будет важным для меня. Я и правда приготовила себя ко всему самому худшему, так что даже если он не в живых, ведь мало ли что случилось, я должна была это знать. Но где искать, я не знала.
Наконец, переходим к самой важнейшей части разговора, от которого зависит все.
- Я ничего не знаю, честно. С отцом я виделась незадолго до убийства, он приезжал ко мне, но ничего особенного я не помню, он просто был усталым, как всегда, помнишь же его круги под глазами. За это время, честно говоря я устала. Я долгое время пыталась узнать что либо, но ничего не вышло. Так что пожалуйста, повторю еще раз, будь осторожен, еще потерь я не выдержу,
- спокойно произношу я. Попытка хоть как-то уйти от темы, словно грабитель с места преступления. Ложь во имя спасения. Не я первая, не я последняя что использует этот способ.
Было ли мне легче сейчас? Нет. В душе нарастала тревога и страх. Но я не имею права сказать ему об этом. Сомнение сжирало меня полностью а я даже не понимала. Потому когда эта тема рассосалась, я неосознанно вздохнула с облегчением. Тем более что тема оказалась прекрасной.
- Сын? Ты серьезно? - неосознанно улыбнулась я. Какой бы истеричкой не была я, я любила детей. Мне бы тоже хотелось когда нибудь родить, но не об этом. Брат протянул мне фотографию с ребенком, и моя улыбка стала шире.
- Когда ты успел? Два года, такой маленький и взрослый одновременно. Это правда чудесная новость, я даже не знаю что сказать, правда, кроме поздравлений, но это правда удивительно насколько же мы не знаем друг о друге, надо это исправить. Значит, начинаем сначала? За это надо выпить, - эта новость действительно поразила меня, и я не могла скрыть своего одушевления. Как-то вот так незаметно весь негатив рассосался. И все это приносило мне такую радость но и боль одновременно, ведь я бы хотела чтобы все это было правдой а так... обычная фальшь.
- Конечно, я полностью за, жду не дождусь увидеть своего племянника, - все еще улыбаясь произнесла я, пытаясь успокоится. Эта встреча прошла куда более нормально чем я думала, но все это стало невероятной неожиданостью, и даже я сама не могла представить что будет дальше.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ты меня не ждала? А я уже приперся.