vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » останови моё дыхание


останови моё дыхание

Сообщений 1 страница 20 из 22

1


Участники:
http://sf.uploads.ru/wuy9V.gif
Marian Daniels & Danielle Young
Место:
стриптиз-бар "Rio"
Погодные условия:
хмуро--дождь
О флештайме:
Иногда принцесс из заточения могут спасать не только лишь белые рыцари.

Отредактировано Marian Daniels (2014-12-15 22:48:32)

+2

2

Многие люди, приехав в новый город, первым делом посещают музеи, главные архитектурные достопримечательности и другие культурные места. Я же в корне отличался от всех людей и первым делом я поехал, естественно после визита к моей сестре, в стриптиз бар «Rio». Я был наслышан про данное заведение. Так что вечером, после отдыха в гостинице, я сразу же направился туда. Хотел ли я расслабиться или же сравнить со своим заведением в Нью-Йорке? Или может,  понадеялся уже там присмотреться к приступному миру этого городка.  Что-то мне подсказывало, что этот бар не обошли стороной местные мафмозники и каждый вечер, авось там кто-либо из них появляется: чтобы забрать долю или же присмотреть за порядком. Даже если никого там не будет, то я не  буду сильно расстроен. Да и как вообще может расстроиться мужчина, находясь в стриптиз баре? Правильно. Никак! Хотя только если местные девушки не отличаются красотой. Но думаю это не тот случай.
На входе в данное заведение меня встречала громкая музыка, которую лишь изредка перебивали свисты посетителей,  и не совсем приветливый охранник. Этот парень был одет во всё чёрное и больше походил  на гориллу, которая только и знала своё, что осматривать людей и в конце рабочего дня получать банан за проделанную работу. Его хмурый взгляд отбивал любое желание отпустить шутку в его сторону, да и вообще пошутить. Так что  ухмылка  была бесследно стёрта с моего лица,  и я так же хмуро уставился на него. Я часто чувствовал себя самым высоким, но не в этом случае. Мой рост был 193 смс, а этот верзила был ещё чуть выше меня. Да и в ширину тоже превосходил мои размеры. Он осмотрел меня с ног до головы таким взглядом, что даже стало как-то не по себе, словно у него был встроен рентген в глазах. Мне стало интересно, где они нашли такого парня и скольким людям он сможет противостоять. Последнее я обдумывал на крайний случай.
Преодолев фейсконтроль, я устремился к барной стойке, которая сейчас была идеальным местом наблюдения. К моему счастью были свободные места. Я сразу же заказал виски и повернулся лицом к залу.  Для меня было непривычно сидеть вот так: тихо, скромно, потягивая виски и, молча смотреть на то, как развлекаются другие. Обычно остальные сидели и, потягивая бокал виски, смотрели, как развлекаюсь я на полную катушку. Но мой план заключался в том, чтобы прийти и незаметно посмотреть на обстановку вокруг.
Бокал, второй. По-моему именно после седьмого  бокала виски я, уже покачивая головой, подпевал песням и даже заимел дружелюбную беседу со своим соседом. Этот парень был вовсе безобиден для меня. Его звали Джек, и он работал учителем физики. Он был уже довольно в хорошем состоянии, чтобы разоткровенничаться со мной. И тогда-то я и узнал все подробности жизни Джека Фримана учителя физики, который по выходным любил изучать закон трения в стриптиз баре. Как полагалось по людским обычаям на откровенность отвечать откровенностью – так я и поступил. Сейчас это сыграло мне на руку. Я сочинил историю, в которую собирался заставить поверить всех остальных: что родился в Нью-Йорке, что было сложно жить с матерью, но преодолев все трудности я поднялся на небывалые высоты. Только вот моей горячо любимой матери нет больше со мной рядом. Вот в её-то честь я и открываю итальянский ресторан, в городе, где она всегда мечтала побывать.
- Да ты молодчина, друг. – Джек, улыбаясь, похлопал меня по плечу и  заказал себе ещё пива. – Обязательно зайду в твой ресторан и буду рекомендовать его всем своим знакомым!
- Друг,- я тоже старался выглядеть дружелюбным парнем, хотя меня немного и воротило от этих словечек,- тебе не стоит больше пить. Может, стоит подумать о законе Ньютона и поехать домой, пока сила земного притяжения тебя одолела? – В сущности, мне было плевать, до какого состояния он напьётся, но сейчас он должен был остаться  в своём уме, чтобы помнить этот разговор и рассказать про это своим знакомым.
На моё счастье мой собеседник со мной согласился. Тогда я решил собственноручно довести этого парня до такси и отправить домой. Держа его под руки, мы преодолели верзилу охранника, который всё таким же рентгеновским взглядом осмотрел нас, и достигли улицы. Мне не терпелось сбагрить его, и на моё счастье у клуба дежурили таксисты. Окрылённый мыслями о скорой свободе,  я довёл Джека до первой же машины.
- Довези его до дома. Адрес он скажет тебе сам. – Я погрузил в машину горе физика и заплатил таксисту за него.-  Обязательно приходи в мой ресторан. – Попрощавшись, я захлопнул дверцу машины.
Что ж. Сегодня мне не удалось никого выследить. Но вот так с пустыми руками я не собирался уходить. Поэтому я уже направлялся обратно в клуб, как услышал девичий крик откуда-то из-за угла. Наверное, кто-то уже развлекается, подумав я снова продолжил идти, как снова услышал женский голос. На этот раз я отчётливо услышал призыв о помощи. Тогда я без раздумий кинулся в переулок, где увидел мужика, который пытался  затащить девушку к себе в машину.
- Эй, а меня пригласишь на праздник? – Я крикнул ему первое, что пришло в голову.

+1

3

Это был вечер пятницы. Той самой пятницы – развратницы, которую все так ждут в надежде, что именно она подарит какие-то незабываемые воспоминания, внесет что-то новенькое в размеренную унылую жизнь  серых снобов Сакраменто. Правда, обычно, большинство из них просто напивается  и мирно засыпает на барной стойке в окружении полупустых бокалов и таких же «весельчаков». Попадаются, правда, и исключения из правил, но они либо уже заняты под руку какой-то куклой, либо какая-то клуша ждёт их дома. Презираю и тех и других, но почему-то сама часто становлюсь спутницей первого варианта. То ли я слишком много выпиваю, то ли это уже в меня в крови, как лейкоциты, но факт остается фактом. Связи на одну ночь почему-то не последнее дело в моей жизни. Конечно, я не раздвигаю ноги перед всеми, у кого член реагирует на мои формы. Я перебираю, выбираю более представительных, хорошо пахнущих, с множеством кредиток в кошелке мужчин, но ухожу на следующее же утро, иногда даже не назвав своё имя. Я просто беру от мужчин всё, что они могут мне дать. Упс, точнее брала. Кажется, последнее время я с этим завязала и теперь лишь ради спортивного интереса хожу в клубы цеплять мужчин, а потом загадочно исчезаю ещё до начала ночи любви. Новый вид развлечений, иными словами мне попросту уже всё надоело.
-Привет. Помнишь меня? – как-то слишком неожиданно над моим ухом раздался хрипловатый, но такой приторный голос, что я прямо сразу поняла, что это не случайный объект, который непонятно почему забрел в это заведение. Допиваю коктейль и на барном стуле разворачиваюсь к своему собеседнику. Осматриваю его с ног до головы, но в упор не могу отрыть в закоулках памяти такого персонажа, поэтому легкомысленно качаю головой, мол «отвали», и заказываю себе ещё один коктейль. Кажется, моё чутьё таки меня подвело, и это просто очередной охотник на легкую добычу. – Не помнишь, значит, дешевая ты шлюха. А я ничего не забыл! – его медвежья рука больно сжимает мне плече и я даже немного стону от пронзившей меня боли. Но никому нет дела до происходящего, ведь все заняты наблюдение за выступлением местной звезды стриптиза. Даже бармен, и тот подает мне коктейль, не смотря в мою сторону и пуская слюни на голый сиськи рыжеволосой танцовщицы.
Пытаюсь убрать руку, которая медленно начала подбираться к моей шеи, но ничего не выходит – мой противник, внушающих размеров амбал,  однозначно не доволен такими действиями с моей стороны. –Вы, наверное, ошиблись, мужчина. – делаю последнюю попытку спастись, но тут же вскрикиваю от  нового наката боли в шее и сразу же цепенею от ужаса. На уровне его крёсел на меня сморит устрашающее дуло  пистолета. Тут же замолкаю и медленно перевожу взгляд на лицо мужчины, осененное злобной ухмылкой от произведенного эффекта. – Пошли со мной, мразь. – он толкает меня в спину в направлении выхода на задний двор, а сам пристраивается прямиком за моей спиной. Вдруг чувствую, как мне в копчик впирается что -то холодное и твердое, и понимаю, что это явно не следы моего влияния на его возбуждения. –Попытаешься уйти – прострелю насквозь. И никто даже не заметит. –чувствую его тяжелое дыхание в своих волосах и покорно плетусь в указанном направлении к большой металлической двери. Через несколько минут он ловко её толкает и мы оказываемся на прохладной улице где-то прямиком за баром. –Ты думала, блядь покупная, что я тебя не найду? Ты думала, что от меня можно вот так вот просто уходить? – мужчина приблизился почти в упор ко мне, что я даже смогла разобрать название его дорогостоящего парфюма. А потом на мгновение я потеряла связь с реальностью, и открыла глаза уже у стенки. Спина и затылок неистово болели, а перед лицом я видела только обезумевшие глаза своего насильника. – Помогите! – кричу с последних сил, собрав в одно всё своё мужество, но тут же получаю жесткую оплеуху и замолкаю. – Заткнись, тварь, тебя и так никто не услышит! – ещё один толчок и я падаю на  землю. С глаз прыскают слезы, а на губах чувствую соленый привкус крови.  Всё тело неистово болит, у меня нет уже сил даже пошевелиться. Чувствую ещё один удар ногой где-то в район живота и кривлюсь от боли, даже не пытаясь сдерживать слезы. – Чего ревешь? Думала, что со мной можно одну ночь переспать и уйти не расплатившись? Нельзя!!! И сейчас ты будешь расплачиваться по полной программе. –я всё ещё лежу на холодном асфальте, лицом вниз. Вижу только колеса подъехавшего автомобиля. Неожиданно чувствую, как чьи-то руки меня поднимают. – Боже мой, спасите! – уже еле кричу, сплевывая кровь на землю. Опять получаю удар – на этот раз между ребер. Слизываю с губ соленые слезы и собираю последние силы, сопротивляюсь, чтобы не попасть в салон этого адского автомобиля. Но с каждой секундой выдержки у меня всё меньше, и шансы спастись стремительно уплывают в пустоту. –Пожалуйста… - еле слышно шепчу я, но кажется, этому мстителю всё равно. Ещё один рывок за волосы и мы почти у его железного коня.
– Эй, а меня пригласишь на праздник? – незнакомый голос доносится сквозь затуманенный разум, словно из ниоткуда. С силой распахиваю веки, чтобы посмотреть на ещё одного своего вредителя. Чувствую, что он из их компашки и сегодня мне будет ой как нелегко за то, что когда-то перешла дорогу какому-то богатому папику. Кто ж знал, что он не любит расставаться со своими куколками? Предполагаю, что все остаются у него в «рабстве», раз он так настойчиво меня искал. Понимаю, что это конец. Из глаз с новой силой хлещет соленая вода, я закусываю губу, чтобы не выть от боли и поднимаю свой иступленный взгляд на молодого парня. Всё расплывается, я криво усмехаюсь, мол, вот такая судьба у всех красивых, и снова опускаю голову. На минуту теряю сознание, потом снова чувствую прикосновение холодного асфальта и ещё один удар ногой. Стону от невыносимой боли и вижу, как все направляются в сторону неизвестного молодого человека. А у меня нету сил, чтобы убежать. Я просто вздыхаю и снова прикрываю веки, пытаясь сдержать  горькие слезы.

Отредактировано Marian Daniels (2014-12-16 18:47:39)

+2

4

Этот громила словно не сразу услышал мои слова, или же попросту пропустил их мимо ушей,  и вновь ударил девушку, которая лежала на асфальте, и только издавала еле слышные звуки. Я, конечно, предполагал, что за этим углом меня ждала весёлая картина местных разборок, но я никак не ожидал увидеть двух амбалов и одну хрупкую девушку, которой уже неслабо досталось, по моим наблюдениям. Я не знал их намерений по поводу этой особы, и чем  собственно она так насолила этим парням, но одно я знал точно: поднимать руку на девушку было последним делом. Я конечно, не самый яркий пример того каким должен быть мужчина, но на моей памяти я не позволял ни себе, ни своим людям поднимать руку даже на самую последнюю шлюху нашего борделя. Единственное, что я мог себе позволить это отвесить оплеуху, если девушка переходила все грани дозволенного. Бывают такие дамы, которые  забывают о своём положении «хрупкой особы» и имеют глупость набрасываться на мужика с кулаками, который в разы превосходит и по силе и по размерам. Я имел «счастье» встречаться  с такими. Ничего кроме отвращения они не вызывают, хотя сдаётся мне сами они думают совсем иначе. Тем не менее,  я был уверен в одном, что та девушка, которую я вызвался спасать, не была из тех персон, и её планами на вечер не было избиение двух мужиков.
Пока я рассматривал её, лежащую на земле, двое «храбрецов» уже сделали пару шагов в мою сторону, переглядываясь друг с другом. Их походка напоминала мне больше походку пингвинов, нежели крутых парней. Но сейчас не об этом.
Моросил дождь. Вся эта ситуация напоминала мне кадр из тех фильмов, где герой спасал девушку из лап убийцы, а потом они жили долго и счастливо. Но сейчас был явно не тот случай. Меня бесила и погода, и ситуация в которую я попал, поддавшись мгновенным инстинктам. Для меня она была двоякой: я не мог пройти мимо и позволить этим мудакам  издеваться над девушкой, которая возможно стала случайной жертвой, и дальше, но с другой стороны лишние неприятности мне сейчас были ни к чему. Сегодня мой первый день в этом городе, а я уже нарвался на неприятности. А ведь в мои планы входило только   жить здесь по образу  «ниже травы, тише воды». Хотя бы первый месяц, не привлекая к себе лишнего внимания. Главным для меня было создать образ тихого паренька и наблюдать за местной мафией, для того чтобы выяснить кто же на самом деле убил моего отца. Но сейчас я сам разрушил все свои планы в пух и прах. Ждать того, что мы тихо мирно разойдёмся было глупо. Либо я убью этих двоих, либо обо мне завтра узнают все. А этого допустить я не мог. Теперь оставалось это грамотно сделать, чтобы не оставить следов.
- Что же вы вдвоём на одну? Пойдёмте лучше  вместе в бар. Выпьем, познакомимся и снимем отличных девок. Я уже парочку присмотрел. Я всего первый день в Сакраменто и толком ничего тут не знаю. Даже выпить не с кем. – Я сделал пару шагов  им на встречу, держа руки в карманах. Я всегда был готов к подобным встречам и при себе имел складной нож и пистолет, который сейчас находился в кобуре под плащом.
- Слушай, валил бы ты подальше, пока сам не оказался на её месте.
- Да что вы сразу огрызаться. Я тихо, мирно подошёл к вам. – Я всё ещё улыбался, стараясь заболтать этих двоих, дабы усыпить их бдительность.
- Тебе что-то не ясно? Если так,   то я сейчас доходчиво могу объяснить. – Сказал тот, что был за спиной первого амбала. Он был явным аутсайдером этой компании и только  и что только и мог, как только поддакивать своему напарнику. А сейчас он хотел показать себя бесстрашным парнем, которого не может испугать нежданный гость.
- Ну, попробуй, если конечно только сможешь связать пару слов в одно предложение. – Моё терпение было весьма коротким. Точнее его у меня попросту не было. Я всегда тут же выходил из себя в подобных ситуациях и остановить меня было сложно. Да и к чему мне сейчас было танцевать перед этими мужиками, если те в свою очередь только и делали, что грубили мне, показывая свой нрав.
- Что ты сказал?! – Ему явно не пришлись по вкусу мои слова, и он ринулся на меня с кулаками.
Ну что ж.
Вечер был испорчен, а мой план провален. Мне нечего было терять. Хотя бы человека спасу и хоть немного очищу свою карму, про которую мне вечно твердили няня моего сына. Здоровяк не успел до меня дойти, как я вытянул руку вперёд и уже злым голосом заговорил, но при этом всём так же улыбаясь.
- Стой, давай не будем меряться силой. На мне уж больно дорогой костюм.- Я кинул быстрый взгляд на девушку. С виду не дура, и в случае чего, надеюсь, сможет мне подыграть. – Эта шмара моя. Я надеялся решить этот вопрос тихо, не привлекая лишнего внимания. Так что я сейчас возьму её и уйду, а в баре вы найдёте своих.
- И ты думаешь, что мы тебе её так просто отдадим?
-Думаю? Да я просто уверен! Вы испортили ей весь товарный вид. Кто на неё купится? – Я повысил голос для большей убедительности и махнул в сторону девушки. – Так что скажите спасибо, что не выдвигаю к вам претензий. – Я понимал, что нам так просто не уйти, но главным сейчас было увести отсюда девушку, а там я сам с ними разберусь. – Вставай, давай. Чего там разлеглась. У нас полно дел. – Я вытянул руку в её сторону и надеялся, что она всё-таки смогла меня понять.

+1

5

Асфальт холодный, но всё равно обжигает моё хрупкое тело. Буквально чувствую, как каждый камешек впивается в побледневшую кожу, прикрываю глаза, хмурю брови, пытаюсь всеми силами сдержать поток непрошеных слез. Как мог мой такой обычный вечер перерасти в настоящую драму, так не хило подпортившую мою жизнь. Я уверенна, что всё это так просто теперь не закончится, что выльется потом самыми неожиданными последствиями для меня, в которых я буду барахтаться, словно в бездонном море, где снизу - только пустота.
Согласитесь, что столько всего происходит в нашей жизни неслучайно. Верите в судьбу и фатум? Я, наверное, отвечу, что да. Не единожды мне давалось убедиться, что это совсем не я, кто решает, что случиться в следующую минуту. Да, я могу выбрать платье, чай на завтрак и с кем переспать, но это лишь маленькие частицы, которые, по большему счету, абсолютно ничего не меняют. Зачем мы тогда здесь, если наверху и так за нас уже сделали выбор? Зачем нам переживать, страдать, влюбляться или наслаждаться пиццой, если исход всё равно у всех один? О, как нелепо, но в то же время безумно гениально устроен этот мир. Миллионы загадок, которые нам никогда не раскрыть. Они, наверное, даже не для нас, поэтому не стоит выпрыгивать из себя. Просто поддавайся течению, изредка меняя привычный утренний маршрут на работу.
- Эта шмара моя. - кажется, что хрипловатый голос острым лезвием разрезает моё подсознание. На мгновению теряю даже возможность хоть немного соображать, в глазах мутнеет и сыплются звезды, а в висках отбивает ритм пульсирующая кровь. Боже мой, до чего я докатилась. - поднимаю глаза, ловлю быстрый взгляд парня, который наверняка мне должен был что-то сказать, но я почему-то улавливаю лишь сочувствующее сожаление, от чего снова плюхаюсь белыми кудрями в дорожную грязь. Возможно, он и есть тем посланником судьбы, который должен спасти меня из липких лапищ этой уязвимой ситуации, пусть даже и в такой изощренный способ.– Вставай, давай. Чего там разлеглась. У нас полно дел. - будто дежавю. Снова поднимаю лицо от асфальта, но вот лик моего мнимого спасителя сияет уже совсем близко. Неуверенно подаю ему руку, опасаясь последствий, но что уже может быть хуже. Да и кажется, что всё это уже просто игра. Кажется, меня немного оттянули от той грани, над которой я висела, где шаг - и пропасть. Поднимаюсь через силу. Чувствую, как тело разрывается от резкой боли. Чуть не падаю, успевая схватиться за руку мужчины. Бросаю полный ненависти взгляд на своих реальных вредителей, но, кажется, выходит не слишком убедительно, если учесть, что лицо искажается от невыносимых чувств, медленно нарастающих в каждом участке тела, отведавшем "сладких" ударов. Облизываю губы, чувствую вкус крови и грязи. Да, "товарный вид", видимо, действительно поврежден...
В голове всё переворачивается, но я медленно бреду за молодым человеком, цепко ухватившись за его руку. Он для меня сейчас, словно последняя надежда в этом сером, разбавленном черным, мире. Дыхание тяжелое - мне еле удаётся проворачивать простейшие манипуляции, чтобы насытить свой организм кислородом. Легкие невыносимо болят, и я сцепляю зубы, чтобы не закричать от безысходности. Ещё несколько шагов - и мы скрываемся из глаз "справедливых" мстителей. Бессильно останавливаюсь и всей тяжестью обмякшего тела наваливаюсь на парня. - Спасибо... - шепчу ему где-то в грудь, а сама чувствую, как наконец-то из глаз бурным потоком льется соленая вода. Несколько мгновений, и я теряю контроль над собой. Всё вокруг темнеет, сворачиваясь в единственную маленькую полоску света, вскоре растворяющуюся в призрачном тумане уже полупустого подсознания. В последний момент, чувствую, как падаю, но Его сильные руки перехватывают меня где-то у самой земли. Далее - ничего. Только пустота. Черная и непроглядная.

+1

6

То, что я подоспел вовремя и понял, когда девушка рухнула без сознания, было как нельзя лучше. Мне еле удалось её поймать. Я совсем никак не ожидал, что  с ней сейчас может произойти что-то подобное. Подхватив её на руки, словно пушинку, я направился к своей машине, которая стояла неподалёку. Осторожно шагая, будто у меня в руках сокровище, я медленно, но верно приближался к машине. Дождь уже практически закончился, что не могло не радовать, так как я сам вымок до нитки за эти недолгие минуты, что пробыл на улице. Чего мне сейчас точно не хватало, так это простудится перед открытием моего ресторана, и встречать высокопоставленных гостей с соплями по всей морде.
И что мне теперь делать с ней? Чёрт дёрнул меня выбежать на эти крики. Отвезти её в больницу и оставить на попечительство врачей? Там-то точно её никто не тронет, а врачи лучше меня позаботятся о её здоровье. Да именно так я и поступлю. Сейчас это лучшая идея из тех, что были в моей голове.  Лишние проблемы мне сейчас ни к чему. К тому же я сделал для неё всё что мог. Я вырвал её из лап этих мудаков. И теперь она будет жить. Я почти на сто процентов уверен, что очнувшись в своей палате, она и не вспомнит обо мне и что с ней вообще произошло. Её сильно избили, а от болевого шока потерять память о плохих воспоминаниях привычное дело. Так и поступлю! Решено! Оплачу для неё лучшую палату и капитальный уход. Это будет моим подарком на рождество. Доплачу какой-нибудь медсестре, чтобы она рассказала, будто её нашли на улице,  и меня в помине не было. А большего мне и не нужно. Так будет лучше и для неё, и для меня. Наше знакомство не сулит ничего хорошего, как для первого, так и для второго.
Полный решимости в своих действиях я подошёл к машине. Сейчас предстояла задача посложнее – усадить мою спутницу в машину, да так, чтобы ненароком не разбудить её. Она не должна меня ещё раз увидеть. Я осторожно, еле дыша, облокотил её на автомобиль и открыл дверцу. И тут произошло то, чего я боялся сейчас больше всего на свете. Пока я наклонялся к ручке двери, пряди с её лица упали мне на плечи и я увидел её лицо.  Мне будто пронзило током. Нежные черты лица, словно я сейчас нёс окровавленного ангела с поля боя, где отобрал его у демонов, не дав им его растерзать. Странные ассоциации человека, который сам был ничем не лучше демонов.  Просто сегодня так легли карты, что этому демону пришло время погеройствовать. За частую я бывал по ту сторону баррикад, и мне приходилось забирать чужие жизни. И делал это я без малейших колебаний.  Я стёр с её губ кровь и придерживал голову, всё пристальнее всматриваясь в её лицо. Всё что мне сейчас было  нужно это  отвернуться и не смотреть на неё, положить в машину и мчаться на всех парусах в ближайшую больницу, чтобы скорее избавится от неё. Но я не мог. Я не мог оторвать от неё свой взгляд. Не мог ли я видеть её раньше? Сейчас мне никак не удавалось припомнить это. Отвезти её в больницу? Нет. Теперь я не мог этого сделать. Я словно маленький мальчишка, который нашёл свою игрушку, которой у него никогда ещё не было, и не желающий её теперь никому отдавать. Но как же! Неужели мне зацепила какая-то девчонка? Меня Даниэля Янга. Бабника со стажем. Я не мог позволить так думать. Своё моё нутро сводило в судорогах от таких мыслей.
- Я отвезу её лучше к себе домой! Так будет надёжнее! А вдруг эти мудаки проследят за моей машиной, и когда я уеду из больницы, они доведут своё дело до конца, прикинувшись её родственниками, проникнут в её палату. – Так я оправдывал свой поступок. Сейчас, впервые в жизни мне было необходимо придумать оправдание своим действиям. А нужно ли оно мне было. Я был вправе делать то, что мне вздумается.
Но как оказалось, моим действиям не нужно было никаких оправданий, стоило мне успеть усадить, мою куклу в автомобиль, как за моей спиной послышались тяжёлые шаги и уже знакомый мне голос окликнул меня:
- Неужели ты думал, что вот так просто сможешь от нас уйти?! Ты либо больной на голову, либо слишком дерзкий. Но это мы сейчас быстро исправим.
- Не думаю, что вам сейчас нужны проблемы!- Мне уже осточертело торчать на этой улице  и всё чего мне сейчас хотелось это поскорее оказаться дома и переодеться в сухое бельё, так как я уже полностью вымок.
Но к моему сожалению, мои противники и не думали униматься. Напротив.  Им хотелось во что бы то ни стало доказать свое превосходство надо мной. Как численное, так и физическое. Да и как им потом простить себе, что один парень смог вот так просто отобрать у них девушку, не прилагая к этому совершенно никаких усилий.
- Нам проблемы? Ты, верно, что-то попутал! Это у тебя теперь проблемы.
- Хорошо,- голос у меня уже был нервным,- вы меня раскусили и вас ой, как боюсь. А теперь давайте пройдём  обратно в переулок, чтобы никто не видел какие у меня проблемы. – Я говорил это с долей иронии, но  моим собеседникам это явно не пришлось по вкусу.
Как я это понял, спросите вы. Да как тут не понять, когда один из амбалов потащил меня за руку в переулок. Я только и успел опомниться и включить сигнализацию в машине, дабы моя добыча не сбежала от меня. Или кто-нибудь не умыкнул её у меня, что ещё хуже. Меня резко толкнули вперёд, когда мы повернули за угол. И теперь я стоял спиной к своим новоиспечённым знакомым. Я выдохнул, потягиваясь за своим пистолетом, что всё это время находился под моим пальто.
- Признаться, мне будет вас не хватать, с вами,  парни весело, но… - моя привычка – это всегда отвлекать внимание своих противников болтовнёй. Не договаривая эту фразу, я резко разворачиваюсь и стреляю в голову одному из них. Слава моей меткости, что я так старательно оттачивал, чтобы у меня всегда был шанс на спасение в поединке со смертью. Теперь оставался только один и он уже мчался в мою сторону с ножом в руках. Сейчас для меня всё как в фильме, в замедленной съёмке. Я уварачиваюсь, но всё-таки моему пальто не так повезло как мне. Его теперь придётся выкинуть из-за прорезанного рукава. Удар, ещё удар и этот амбал лежит на земле.
- Попрощайся с этим миром. – Я как всегда улыбаюсь. – И передавай привет всем тем, кто меня там заждался. Я ещё не скоро к вам присоединюсь.
Выстрел в голову.
Теперь на моей совести два трупа в Сакраменто. Хотя подождите – у меня нет совести, чему я несказанно рад.  Но сейчас  мне нужно было  скорее уматывать от сюда, пока меня никто не заметил по соседству с двумя трупами. К моему счастью на улице никого не было. Ещё раз оглянувшись по сторонам, быстро сел за руль своего авто и помчался в сторону своего дома, убедившись, что за мной нет хвоста. По дороге я всё время смотрел в зеркало заднего вида  на заднее сидение, где виднелся силуэт девушки. Она всё так же была без сознания и понятия не имела, что её обидчиков уже не было  в живых. По хорошему счёту, мне бы стоило избавиться от трупов, но сейчас мне было совершено не до этого. Я был уверен, что найдя тела этих мужиков, полиция решит, что это были очередные местные разборки. До меня дело точно не дойдёт.
В моём доме сейчас не было даже прислуги, что, безусловно, было мне только на руку. В полумраке я отнёс мою гостью в одну из гостевых комнат, что находилась на втором этаже, и уложил на кровать. Мне, конечно, хотелось полностью переодеть её, дабы полностью рассмотреть свою находку, но моё чуть подсказывало мне, что лучше было этого не делать. Поэтому я позволил себе только снять пальто, туфли и вытереть лицо и руки от крови.
Я долго просидел возле её кровати, всё так же рассматривая. В сумочке я нашёл документы на имя Мэриэн Дэниэлс. Знаю, что это было нагло – лазать по чужим сумочкам, но я наглый и, в конце концов, я должен был знать кто она такая. Узнав её имя, я точно убедился в том, что никогда ранее её не видел. Имя бы я точно запомнил.
Так и не дождавшись пробуждения Мэриэн, я поплёлся в свою комнату, которая находилась по соседству. Мне хотелось скорее отдохнуть. Я провалился в сон, стоило мне коснуться собственной кровати. Я только и успел, что снять рубашку. Сейчас мне было не о чем беспокоится. Моя кукла не упорхнёт, даже если проснётся без меня. Все двери на замке, а ключи только у меня.

+2

7

Открываю глаза. Перед собой вижу только безграничный белый потолок. Вокруг - никого, одна тишина, медленно прерывающаяся моим тяжелым дыханием. Облизываю губы и чувствую соленый привкус крови. Аккуратно подношу пальцы к лицу, касаюсь, и тут же каждый нерв пронзается резкой болью. От неожиданности вскрикиваю и одергиваю руку обратно на кровать. Постепенно ко мне возвращаются чувства, и искрометная боль разливается от затылка к самим пяткам. Тихо стону, возможно, даже не от самой боли, а от осознания, что я ничего не помню. Что со мной случилось? Кто меня так побил? В голове - белый лист, и как бы я не пыталась там что-то написать, помню лишь сок у барной стойки и негромкую ненавязчивую музыку. Немного приподнимаюсь на локтях, преодолевая покалывание под ребрами, и тут ко мне приходит ещё одно ошеломление, словно ведро холодной воды на голову. - Боже мой, где я, чёрт подери? - передо мной совершенно незнакомая комната, уставленная дорогой мебелью, с огромным окном, открывающим прекрасный вид на ночной Сакраменто. В любой другой ситуации я бы, наверное, уставилась, словно баран, на эти мелькающие вдали огни, зачарованная неописуемой красотой, которая, словно завороженную, манила меня вперёд. Но вот именно сейчас я раненной рысью заметалась по комнате, вообще не понимая, что происходит и что делать с этим дальше. -Что же делать? Что же делать? - шептала я про себя, словно мантру, ожидая, что это в одно волшебное мгновение решит все мои проблемы, но всё равно продолжала ничего не делать. Выйти из комнаты для начала? А вдруг там мои вредители, которые думают, что я ещё сплю? Я выйду, а они меня оп - и пристрелят. В голове откуда-то неожиданно прозвучало два выстрела пистолета, словно память попыталась мне что-то подсунуть, но я отчаянно от этого отказалась. Одним движением накинула на себя пальто, мирно лежавшее возле меня на кровати, и вдруг пришло осознание, что тот, кто уложил меня здесь, точно не желал мне зла. Или всё же...
Я тихонько приоткрыла дверь и высунула голову в щель. В квартире было тихо. Дрожащая то ли от страха, то ли непонятно откуда взявшейся злости, я выскользнула из заточения. На цыпочках, держа туфли в руках, я уже хотела было спуститься вниз и незаметно ускользнуть из квартиры, но вдруг внимание привлек тихий мерцающий свет, доносящийся из соседней комнаты. Всё так же осторожно я подошла к незнакомой двери, чуть сильнее приоткрыла её и увидела мирно спящего мужчину на белоснежных простынях. В таком виде он напоминал мне младенца, уставшего после игры в песочнице. Я всмотрелась в его прекрасное правильное лицо, даже во сне выглядевшее мужественным и задумчивым. Потом взгляд скользнул по идеальному, словно отретушированному миллион раз телу, которое выглядит сейчас таким расслабленным и не предвещающим угрозы. С таким мужчиной, кажется, не страшно в любой ситуации. О таких говорят "как за каменной стеной". Он от чего-то внушал непоколебимую уверенность в своей силе и в том, что сможет защитить своих близких от любых невзгод. Тело начинало утопать в неизвестно откуда взявшемся спокойствии, как вдруг у меня внутри появился маленький поплавок, не предвещающий ничего хорошего. Такие иногда у меня появляются, когда всё хорошо, чтобы немного успокоить из-за нахлынувшего счастья, но чаще, когда нужно быть более осторожной, чем я есть на самом деле. Кажется, это называется интуицией или внутренним голосом, который мне приходится беспрекословно слушаться, чтобы остаться живой. А поплавок тем временем всё с большей амплитудой колыхался на волнах моего подсознания, пытаясь донести мне какую-то важную информацию и напомнить, что я невесть откуда взялась в квартире незнакомого мужчины. Ещё раз всматриваюсь в эти утонченные черты лица, и в голове снова неожиданно что-то мелькает, но я так и не успеваю понять что. Потом снова два выстрела, но на этот раз уже гораздо громче, чем в предыдущий, словно раздавшиеся у  меня где-то за спиной, и сейчас эта пуля продырявит меня насквозь. Чувствую, как холод пробирает меня, бежит по всему телу, затрагивая каждую рану на светлой коже. От волнения, не задумываясь, захлопываю дверь, даже не подозревая, что таким грохотом могу разбудить мужчину. Тяжело дышу и понимаю, что, чёрт подери, нужно сваливать отсюда. Придвигаю к двери стул, так удачно оказавшийся вблизи, чтобы немного задержать мужчину, если что, а потом, сломя голову, несусь вниз по лестнице. И все бы хорошо, только от волнения, да ещё и в кромешной темноте, я вообще не различала ступенек и пыталась перепрыгнуть их через одну. Да вот и допрыгалась. В следующее же мгновение лечу с лестницы вниз, считая руками оставшиеся ступеньки, и невольно пытаюсь сдержать слезы, неожиданно хлынувшие из глаз рекой от накатившей боли. Поднимаюсь, пересиливая себя, даже не бросаю взгляд назад, чтобы посмотреть, выбрался ли незнакомец из заточения. Мне страшно, я боюсь увидеть его жестокие глаза и силуэт, приближающийся ко мне, чтобы расправиться за такое непослушание. Думаю, что разбуженный странным грохотом он не будет со мной таким милым, как во сне. Стону от боли, но бегу к входной двери, замелькавшей на горизонте. Ещё чуть-чуть...Несколько рывком, тяжело вздыхаю, повисаю на ручке...И ничего. Боже мой, она же заперта. Пытаюсь найти хоть какие-то рычаги, но ничего не выходить. Ничего нету. Здесь нужен ключ, которого у меня нету. Бросаю взгляд вокруг себя, но другого пути побега не наблюдаю. Поднимаю взгляд наверх. Вижу черный силуэт. Через минуту включается свет. Я тяжело опираюсь на двери, слизывая с губ соленую кровь вперемешку со слезами, смотрю вверх. Вот он - мой конец. Пересекаюсь с незнакомцем взглядами. Кажется, я его уже где-то видела, ведь память опять подсовывает мне какие-то вспышки света в голове, собрать которые у меня уже нету сил. -Не подходи ко мне!!! - кричу, собрав последние силы. Конечно, если он захочет со мной что-то сделать, то вопли побитой женщины никак уж его не остановят, но я почему-то дико уверенна в силе своего убеждения. Чувствую, как слезы с новой силой катятся с моих глаз. Прикрываю их на мгновение, чтобы не видеть, как резко приближается ко мне кой конец. Ужасное чувство, должна признаться. Не желаю никому переживать тех эмоций, когда вы думаете, что ещё несколько минут и упадёте с обрыва. Вот она - ваша грань, за которую вас толкают. Вот он - поезд, который с бешеной скоростью движется по рельсах, к которым вас привязали. Конец уже совсем близко. Близко всепоглощающая темнота, от которой не спасёт тусклая желтоватая лампочка. Пытаюсь сделать последний вдох, но между ребер будто кто-то сваи вколачивает. От страха снова распахиваю свои глаза и уже прямо перед собой вижу молодого человека. Пытаюсь попятиться, но за мной дверь, поэтому лишь сильнее сжимаюсь в клубочек в надежде растворится в этом раскаленном воздухе. - Не надо, прошу... - тихо шепчу я, а сама уже мысленно отсчитываю секунды до нового удара, дабы усмирить непослушную. Самое худшее - ожидание. Приятное, напуганное - неважно. Эти минуты тянутся бесконечно долго. И ты не в силе что-то сделать, чтобы хоть немного ускорить процесс. Просто стоишь и ждешь, медленно сгорая внутри. Дотла.

+2

8

Я резко проснулся от какого-то шума. Больше всего на свете я не любил это состояние, когда ты резко просыпаешься от какого-либо шума, и от такого быстрого пробуждения ты не осознаёшь, что происходит. Вот и сейчас я оторвал лицо от постели, открыл широко глаза, но совершенно не понимал, что сейчас происходит, и где я вообще нахожусь. Моё лицо сейчас было потехой для любого комика: на лице имелись глубокие отметины от одеяла, на котором я заснул, а к щеке прилипла простынь. На пару минут   я застыл в этом положении и уставил свой взгляд на противоположную сторону, вспоминая какой сегодня день недели и что сегодня вообще произошло. Мысли неспешно промелькали у меня в голове и я смог вспомнить, какой сегодня день недели.  Сегодня была пятница  и в моё доме никого не должно было быть. Всех своих слуг я отпустил на пару дней ещё в среду так, как мне хотелось побыть одному и прийти они должны били только в понедельник. Так что же это был за шум? Пробраться в мой дом точно никто не мог. Слуг я отпустил, но не охрану. Да и собаки ночью всегда разгуливали по двору. Уж если и нашёлся такой супермен, который пролетел по воздуху, то сигнализация точно бы сработала. Я явно упустил какую-то деталь. Пока я вспоминал, что произошло ещё, и что я мог упустить, в холле раздался грохот, словно кого-то спустили вниз головой по лестнице. И тут я вспомнил о своей гостье и что на досуге решил погеройствовать, спасая девушку, которая и разбудила меня сейчас. Её звали Мэриэн. Миловидна блондинка, с которой я не пожелал расставаться. Все мысли тут же встали на свои места, и мне нужно было срочно спешить снова её спасать. Моими худшими опасениями было то, что при падении она могла свернуть себе шею… но всё же я надеялся, что её падение прошло более удачно или это была вовсе не она. В темноте она запросто могла что-то свалить.
Открыв дверь, я увидел стоящий перед ней стул.
- Какого чёрта? – Я немного опешил, а потом всё же понял, что моя гостья пыталась меня закрыть в моей же комнате. Бедняжка. Видно она забыла всё что произошло позднее. Жаль только, что она не учла, что дверь открывается внутрь комнаты и стулом её не забаррикадировать. Но сейчас меня интересовало совсем другое. Хм… надо бы узнать для начала насколько сильная у неё потеря памяти, а то ведь мне могло несказанно повезти и она не помнит не только сегодняшний вечер, но и приличный кусок времени из своей жизни. А там я уж могу приукрасить всё на свой лад, что мне только на руку. А вот если она не помнит только вечер, то мне придётся намного сложнее. Ведь успокоить девушку, которую сильно избили, а потом она просыпается в доме незнакомого мужчины, не так уж и просто! Но раз уж я взялся за это дело, то нужно идти до намеченного конца. Тем временем внизу раздавались  шорох и тихие стоны.
Отставив стул в сторону, я спешно подошёл к перилам. Сильно щурясь в темноте, я увидел её силуэт у дверей, безуспешно пытающийся открыть входную дверь. Всё таки как хорошо, что я имею привычку запирать все двери. А то бы упорхнула моя птичка навсегда, и я бы остался ни с чем. Хотя я был бы не я, если бы не смог её отыскать. Я перерыл бы весь город в её поисках. Тут же включаю свет и направляюсь к лестнице. А  внизу уже доносится её заплаканный голос:
-Не подходи ко мне!!!
Что-то это мне напоминает. Все мои предыдущие ссоры с девушками происходили в подобном ключе. Но приказывали мне не приближать из-за сильной обиды. Но сейчас всё иначе -  в её глазах читался только страх. Она боялась  меня. Словно я большой и страшный зверь. Я конечно, зверь, большой, но никак не страшный и причинять ей вред явно не было в моих планах. Быстро спустившись по лестнице, я  уже вплотную приблизился к ней, что почувствовал в воздухе тоненькие ноты её парфюма.
- Не надо, прошу...
- Ну что за ребёнок! – Я начал говорить мягким и низким голосом. Начинать сейчас с успокоительных слов было бесполезно. Я болтун, всегда забалтываю своих противников или жертву. Сейчас я намеривался действовать точно так же. – Стоило мне на пять минут заснуть, так ты уже опять вся в крови. Рассадила себе все колени, - я присел на корточки, чтобы как следует рассмотреть все ссадины. – Я уж не говорю о твоём платье и колготках, которые, увы, придётся выбросить. Теперь, когда ты проснулась нужно скорее обработать все раны. Не хватало, чтобы ты подцепила инфекцию… Знала бы ты где я тебя нашёл. Не стоит меня бояться, - я осторожно подношу руку к её лицу и вытираю слёзы. Сейчас любое неправильное или резкое движение может её спугнуть, - со мной ты точно будешь в безопасности.
Я удерживал себя, как мог, чтобы не обсматривать её с ног до головы. Потому что мой взгляд, почему то все приравнивали к взгляду хищника, который оценивает трофей. А я то просто любовался. Как и сейчас. Я не смог устоять и окинул её взглядом.
- Мэри, пойдём со мной в ванну, - я протянул руку, - там ты сможешь привести себя в порядок, а потом я тебе всё расскажу. И я не буду подсматривать. – Ох, как бы я хотел остаться с ней там наедине… терпи Даниэль, ты же мужик. Сказал я себе и мило улыбался, чтобы не выдать своих развратных мыслишек.

Отредактировано Danielle Young (2015-01-08 02:12:51)

+2

9

Я ожидала чего угодно, вот честно, кроме такой реакции. Думала, что меня уже ничем не можно не удивить в этом мире, но как оказалось - можно. И чем же, спросите вы? Всего лишь милой болтовней ни о чем и какой-то благоговейной заботой о моих коленках. Медленно открываю глаза и в недоумении хлопаю ресницами, наблюдая ещё недавнего врага на корточках у своих ног. Он что-то говорит. Очень много говорит, что в таком стрессовом состоянии я почти не могу успеть за поток его мыслей. Просто измученно улыбаюсь на его проявление заботы и облегченно вздыхаю. Откуда же он взялся такой на мою голову? Я-то грешным делом подумала, что он какой-то подонок и маньяк, а он оказывается милейшей души человек. Или всё же нет?
Он продолжает говорить. Я продолжаю кивать головой на его увлеченный рассказ. Создается ощущение, что он просто отвлекает меня болтовней. Пытаюсь пронзить его взглядом опытного юриста, но снова лишь морщусь от боли. Ладно, сегодня не лучший день для усовершенствования навыка рентген-взора. - Да-да... - почему-то бормочу я, но, кажется, выходить довольно складно и к месту. На мгновение мужчина умолкает, изучая мены взглядом, возможно, пытаясь представить, какая я без грязи в волосах и вообще нормальная ли. Снова пытаюсь улыбнуться, но получается не слишком убедительно. - Мэри, пойдём со мной в ванну, - всё-таки, его не удовлетворил мой внешний вид. Оно и не странно. Чувствую, что картинка ещё та - не для слабонервных. По инерции я продолжаю мирно покачивать головой на всё это море слов, пока сознание не выхватывает из него моё имя. Откуда? Откуда он знает, как меня зовут? Неужели, я забыла что-то слишком важное? Или мы знакомились? Возможно, это он меня так избил и сейчас просто отвлекает внимание? С недоверием пытаюсь просверлить молодого человека уставшим взглядом, но он лишь расплывается в  своей шикарной улыбке и тянет меня за руку, скорее всего в направлении ванной комнаты. Я вообще не сопротивляюсь - то ли нету сил, то ли боюсь разозлить незнакомца. Лишь покорно бреду следом, украдкой разглядывая его спину и интерьер комнаты. Со мной ты точно будешь в безопасности. - в океане моих бушующих мыслей выхватываю недавно сказанную мужчиной фразу. Честно, ухватываюсь за неё, словно за спасательный круг, убеждая себя, что всё самое худшее уже позади. Невольно вспоминаю свои ещё более ранние мысли подобного характера, и мне так хочется верить во всё это, что я даже немного успокаиваюсь. - Спасибо... - тихо шепчу я, когда передо мной открываются двери ванной. Благодарно улыбаюсь и скрываюсь за дверью комнаты, оставляя незнакомца снаружи.
Теплые струи воды приносят немного облегчения. Кажется, что я буквально чувствую, как смываю с себя всё плохое. В голове отчаянно мечутся мысли, пытаясь образовать в единую картинку, но почему-то каждый раз их что-то разрушает. В этот вечер случилось что-то ужасное, однозначно, и я неуверенна, хочется ли мне это вспоминать, но я чувствую в этом дичайшую потребность, словно мне не хватает чего-то важного.
Выключаю кран. Выхожу из душа и беру бережно сложенное белоснежное махровое полотенце. Аккуратно вытираю оставшиеся капли воды на теле и осматриваю себя в зеркале. Без грязи и крови всё выглядит не так уже и страшно. Никаких переломов или трещин - только множество ссадин по всему телу. М-да, выгляжу я сейчас, конечно, как раз для знакомства с новыми людьми. Вздыхаю и осматриваюсь вокруг в поисках чего-то, что можно одеть взамен моего платья, напоминающего сейчас уже скорее просто жалкий клочок ткани, нежели предмет гардероба. И, что бы вы подумали, почему-то единственное, что я нахожу - белоснежные рубашки, бережно сложенные в стопочку не то заботливой женой, не то прислугой. У меня нету выбора - надеваю одну на себя и берусь сушить волосы. Ещё только простуженной головы к полному счастью мне не хватало.
Проходит ещё примерно десять минут, и я уже в смятении стою перед дверью, готовясь к выходу. Куда и подевалась былая смелость, хоть и вперемешку со страхом. Мне бы сейчас хотя бы чуток её, но внутри лишь дичайшее смятение и неопределенность от всей этой ситуации. А ещё немного боязни, то и дело выныривающей поплавком в моём подсознании. Честно, какая-то примесь ощущений, словно перед знакомством с родителями парня, но мне бы для начала хоть бы с самим виновником контакт наладить, поэтому уверенно дергаю ручку двери и выхожу в коридор.
Мужчины нигде не видно, но где-то из глубины дома доносится тихая музыка. Медленно бреду на звук, честно пытаясь придать лицу, как можно более благодарное выражение. Не знаю, насколько мне удаётся, ведь момент встречи на кухне наступает как-то уж слишком стремительно. Несколько минут мы стоим молча, уставив взгляды друг в друга. Я в попытке обнаружить для себя хоть какую-то небезопасность, и парень скорее всего просто любующийся маленьким трофеем. -Надеюсь, ты не против... - бормочу я, одергивая рубашку. Снова улыбаюсь, на этот раз даже немного застенчиво. Потом молча подхожу к стойке с высокими стульями и ловко взбираюсь на один из них. -Ты же мне расскажешь, что случилось, да? - ну скорее всего, он ведь обещал. Не выдерживая отчаяния, увожу взгляд куда-то в сторону. Боже мой, даже не могу понять, как сейчас себя чувствовать. Единственное, что я знаю, это то, что мне дико хочется кушать. - Только накорми меня, пожалуйста, сначала. - немного невнятно бормочу я, чувствуя скорее всего смятение за столь вальяжное поведение. Или, если учесть, что я в рубашке мужчины, то, наверное, просить у него ужин это не так уже и странно.

+2

10

Как только закрылась дверь ванной предо мной встали два выбора: как верный пёс дожидаться возвращения хозяйки, поджидая её у двери, или же отправится на кухню. Первый вариант мне нравился куда меньше второго. Ждать под дверью было слишком сопливо для меня. Да и Мэриэн могла бы меня не понять. К тому же я подумал, что должно быть она чертовски проголодалась  и всё чего она сейчас хочет это вкусный омлет, а не поджидающего под дверью парня. Как только я отошёл от двери из ванной комнаты донесся звук воды и тут я понял одно, что моей гостье совсем нечего одеть. В моём  новом доме не водилось женщин, и всё, что было из одежды, которая находилась  в ванной это только мужские рубашки и полотенца, чему сейчас я был несказанно рад. Девушки чертовски сексуальны в мужских рубашках, да так, что мне иногда казалось, что им они идут гораздо больше, нежели нам, мужикам. Я всегда от природы был предусмотрительным во всём и всё просчитывал до мелочей. В моей квартире в Нью-Йорке  всегда имелась чистая женская одежда и предметы гигиены на тот случай, если я приду домой не один, и моя спутница пробудет со мной всю ночь. Конечно же, после ухода очередной барышни вещи, которыми она пользовалась, тут же выкидывались. Я любил чистоту. Но сейчас всё было немного по-другому. Я въехал в этот дом совсем недавно и ещё не всё успел привести в полный порядок. Мне попросту не хватало на всё времени.  Да ко всему прочему в мои ближайшие планы не входили девушки. Всё о чём я сейчас думал - это был мой отец и тот человек, который выписал ему смертный приговор. Но судьба всегда имеет  привычку преподнести свои коррективы в нашу жизнь, без нашего на то разрешения. И одним из таких поправок была Мэриэн Дэниэлс, что сейчас находилась в моей ванной, полной мужских вещей. И я не имел наглости жаловаться на эту поправку. Я был рад ей.
Размышляя обо всём что сегодня произошло, я добрался до кухни. И тут я сразу пожалел о своём решении отпустить прислугу на выходные: мой холодильник был почти пустым. Я в домашней еде не особо-то  нуждался, и поэтому из моей головы вылетело такое дело, как покупка продуктов для дома, так как сам питался в своём  пока не открывшемся ресторане. Дома я пил только чёрный чай и то по  утрам, когда на то было время.
-Хорошо Янг, пришло время для импровизации!- К моему большому счастью и счастью моей гостьи, так как ей потом пришлось бы есть то, что я приготовил,  я умел готовить и не понаслышке знал, как приготовить ужин из нечего. Быстро прошарив по кухонным шкафам, мне удалось найти спагетти и несколько овощей со специями и бутылку красного вина. Сейчас это было весьма комично: итальянец, открывающий итальянский ресторан, будет готовить итальянское блюдо. Ещё не хватало для полной картины того, чтобы Мэри оказалась итальянкой. Но я то знал, что это не так. В её светлых чертах лица не было ничего даже отдалённо напоминающего итальянскую кровь.
Ловко орудуя кухонной утварью, я диву давался, что ещё не позабыл, как готовить. Хотя я частенько готовил детские завтраки для своего сынишки. Но это всегда было что-то простое и не редко заранее приготовленное его няней Прией для того, чтобы папка смог показать, как сильно он его любит. Когда я уже отварил спагетти и почти расправился с пастой, за моей спиной послышались мягкие шаги, словно у меня в доме была кошка, которая сейчас пришла на шум, чтобы утолить своё любопытство. Это была Она. Добрым знаком было то, что она сама пришла ко мне, а не попыталась сбежать в очередной раз.
-Надеюсь, ты не против...
Я не понимал о чём она говорит до того момента, как я повернулся к ней. В голове тут же всплыли все молитвы, которые я когда-либо слышал  и даже не подозревал, что вообще могу их когда-нибудь вспомнить. Как же она была хороша в этой рубашке. Всё моё нутро трезвонило мне об этом.  И всё чего мне сейчас хотелось это сказать ей, какого чёрта она вообще посмела притронуться к моим вещам и приказать снять ей мою рубашку в тот же миг. Но это были только мечты. И мне скорее надо было выходить из них и взять себя в руки, пока я совсем не заплыл в мечтаниях об обладанием этой девушки.
-Да нет. Что ты. У меня навалом этих рубашек. – Я тяжело вздохнул. Воздуха мне сейчас не хватало катастрофически. – Сам не понимаю, зачем я столько накупил. Можешь эту оставить себе на память. - Я опять отвернулся к плите, дабы привести наконец-то мысли в порядок. Мне нужно было остыть. Сейчас я закипал вместе с чайником, что стоял на плите.
-Ты же мне расскажешь, что случилось, да? Только накорми меня, пожалуйста, сначала.
- Конечно,  расскажу. – А вот тот самый момент. Для начала бы мне стоило узнать, что именно она помнит, а чего нет. Но сделать это нужно было аккуратно, чтобы она ничего не заподозрила.
Поворачиваюсь снова к ней с бутылкой в руках. А вот для начала нужно разрядить обстановку.
-Я как раз позаботился об этом. Только не суди строго: я редко бываю дома и всё, что смог найти это спагетти. Так что тебе сейчас предстоит попробовать итальянские спагетти, приготовленные итальянцем. Но придётся немного подождать, - я мило улыбаюсь, сдерживая в себе порывы огня, которые бушуют у меня внутри, когда я увидел кусок её груди. Я как будто вернулся в школьные годы, когда  тело юнца заводила любая мысль о девушке, не говоря уже о созерцании её груди. Соберись Даниэль! Я достаю два бокала и ставлю их перед ней. - Паста ещё не готова, так что предлагаю окунуться в воспоминания с бокалом вина. Ты не возражаешь? И ещё один вопрос, прежде я, такой весь коварный, налью тебе вина – что последнее ты помнишь? Мне просто нужно знать с какого момента тебе начать свою повесть?- И на последок опять моя улыбка. Я не могу без них.

+2

11

Я тихонько сидела на стуле и изучала тело молодого аполлона, колдующего над плитой. Он вызывал во мне немое восхищение и я, словно неопытная школьница, пускала слюни на его рельефную спину. Вот скажите, откуда берутся такие красавчики? Неужели можно родится таким идеальным? Да ну, не верю! Но нет, вот же живой пример стоял прямо передо мной и сыпал шутками, отвлекая от проблем, болтал обо всём и ни о чём и просто мило мне улыбался, полностью обезоруживая. Наверное, в этот момент я готова была простить ему всё и даже то, что итальянское блюдо мне готовит итальянец. Честно признать, это замечание вызвало у меня добродушную улыбку, и я даже на мгновение забыла о том, чтобы переживать. В компании этого почти незнакомца я действительно чувствовала себя до безумия в безопасности, но только до тех пор, пока он не спросил, что я помню. Естественно, парень сделал это легко и непринужденно, что не должно было вот так резко выбить меня с колеи, но я почему-то вдруг неожиданно стала серьёзной, замолчала, нахмурила брови и отвела взгляд в сторону. - Я, честно, мало, что помню вообще. - пробормотала я, опустив взгляд на свои сплетенные пальцы. Должна признать, что собственная реакция удивила даже меня, ведь я сама попросила парня о такой маленькой реанимации памяти. Видимо, высшие силы, забрав у меня воспоминание об этом отрезке жизни, будто просто хотели уберечь от чего-то ужасающего, но я не послушалась и сделала вид, что никакого знака сверху не было. И, наверное, сильно ошиблась, всё-таки выбрав знать, что же произошло. - Помню, что сидела в баре и пила сок. Дальше пустота. Только ещё звуки каких-то выстрелов, которые вообще не понимаю, к чему... - я говорила как-то непринужденно, что ли, будто об обыденных вещах. Но, закончив фразу и на мгновение задумавшись о сказанном, словила себя на пугающей мысли, которую, не обдумывая сразу же выпалила. - Я что, убила кого-то? - как только с моих губ слетел последний звук, я сразу же пожалела о сказанном. В отчаянии я резко поднесла ладони ко рту, будто попыталась ещё сдержать озвучивание своих самых больших опасений. Но было поздно. Не зная, что делать, пугаясь собственных мыслей, я уставляюсь на парня двумя огромными, словно, блюдца, глазищами. Хватаю ртом воздух, потому что дышать вдруг становится нечем. Опять чувствую, как по щеках начинают катиться горячие слезы. Шмыгаю носом и пытаюсь резко утереть тыльной стороной ладони следы своей слабости, чтобы парень ничего не заметил. Выходит довольно скудно и уже в следующую минуту я себя не сдерживаю. Залпом выпиваю бокал вина и пододвигаю к молодому человеку уже пустой, чтобы повторил.
Как так? Неужели это я убила человека? Та, которая всегда презирала такой злой поступок. Та, которая всегда смотрела сверху на людей, умудрившихся позариться на чужую жизнь. Поверьте, таких мне профессия юриста подбрасывала уже немало и я уже даже успела выработать в себе некий рефлекс отвращения. Ну не могла я спокойно смириться с тем, что кому-то дано решать за другого человека исход судьбы. И тут на тебе. Я оказываюсь по ту сторону баррикад. Боже мой, я что, была настолько пьяна? Может, это просто была самозащита. Наверное, убитый меня избивал, а я просто хотела уберечь себя. И откуда у меня вообще пистолет? Да нет, быть не может, чтобы я и убила человека. - Нет, я не убивала никого. Я не могла. - отчаянно машу головой, скорее убеждая себя, нежели мужчину. Он-то и так уже знает правду. Он мне сейчас её скажет. Всё будет хорошо. Ещё лучше будет, когда заживут мои раны. Я опускаю взгляд на плечо, украшенное небольшим синяком, и поднимаю сползшую рубашку. Наверное, в другой ситуации я бы поиграла в кошки-мышки, но сейчас есть куда более важные вопросы. Или они подождут? Полностью успокоившись, поднимаю взгляд на парня и вижу в его глазах...Желание? Да нет же. Не может быть. Трясу головой, отгоняя от себя такие мысли, но, кажется, начинаю нервно ерзать на стуле. Так, Дэниэлс, успокоилась! Делаю несколько вдохов, считаю до пяти и довольно улыбаюсь, когда чувствую пикантный аромат нашего ужина, стремительно разносящийся по комнате. - Я бы съела сейчас не только спагетти, так они уже вкусно пахнут. - глотаю слюну и понимаю, что фраза прозвучала довольно двусмысленно. Снова поправляю съехавшую рубашку и застенчиво улыбаюсь. Боли уже почему-то не чувствую. Только вот грустно смотреть на красно-синие следы по своему телу. Закидаю волосы назад и, будто ничего не случилось, уставляюсь на парня в ожидании облегчающей истории, которая докажет, что я не убийца. Только вот какой ещё эффект она воспроизведёт на меня я даже не догадываюсь.

Отредактировано Marian Daniels (2015-01-10 02:09:13)

+2

12

Я еле сдерживал смех, когда услышал её предположение, о том, что она кого-то убила. Из нас двоих лишь я мог такое совершить, что, собственно, и сделал без капли сожаления. И сделал бы это снова, если бы время повернулось вспять, и я вновь оказался на этой улице. Я не мог ей рассказать всё то, что случилось в том переулке, и на моё счастье она была без сознания большую часть времени и всё что она помнила - это были хлопки. Я мог с полной уверенностью обыграть всё произошедшее в свою сторону, ведь она ничего не вспомнит. Ей хорошо досталось, и изнеможённый разум мог просто нафантазировать происходящее или приукрасить реальность.
- Милая, ты никого не убивала. Разве могла ты такое совершить? И я тебе больше скажу – это ты меня спасла! Ты не поверишь, что там произошло! – Я встал в стойку опытного рассказчика, оставив готовку на некоторое время. – Я вышел на улицу в полной уверенности, что мне ничего не угрожает. Но когда я собрался уезжать, то услышал в переулке плачь котёнка. Да-да. Ты не ослышалась! Там в тёмном и холодном переулке, полном мусора и крыс,  сидел беспомощный котёнок, который потерял свою маму. Я просто не мог оставить его на произвол судьбы! Переборов свой страх темноты я вошёл в него! В переулок. – Тут я решил сделать уточнение. Для пущей убедительности и правдоподобности я изображал страх: я съежился, как только мог и начал трястись. – «Кис-кис». Я звал его. «Кис-кис». Снова и снова. – Я придал драматичности голосу, а в моих глазах читался ужас. - Мои поджилки тряслись то ли от холода, то ли от страха. Но я не мог без него уйти. «Кис-кис!» Я уже почти кричал. И тут… - Я замер, не дыша, - я услышал долгожданный шорох, но это был совсем не котёнок! Это были два здоровенных амбала. Меня тут же ударили и я упал на землю. Тут-то до меня дошло, что никакого котёнка не было. Меня заманили в переулок эти два гнусных человека чтобы ограбить… и того гляди изнасиловать… «Помогите!» Я закричал что было мочи. А мочи во мне много. Глотка то лужёная! «Помогите!» Я вновь прокричал. Мимо проходили люди и никто не помог мне. Они лишь отворачивали свои головы, будто ничего не видят и спешили пройти как можно скорее. А тем временем надо мной сгущались тучи! И этими тучами были эти двое. Здоровенные дядьки с ужасающим оскалом . Я перекрестился, прочёл молитву и приготовился умереть. Но тут! Откуда не возьмись, словно гром среди ясного неба появилась ты! «А ну пошли прочь бессовестные подонки!» – Я встал в боевую стойку и изображал женский голос, как только мог. – « Убрали от него свои мерзкие ручонки, а то насмерть забрызгаю вас Шанелью и отлуплю  номером космополитен, да так что мать родная не узнает». Они, конечно, засмеялись. Ох, как же они ошибались. Они ходили по краю пропасти.  А я стоял заворожённый твоей красотой и слова не мог обронить. Твои волосы развивались на ветру, как обычно это бывает в фильмах.  В свете фонаря они переливались подобно золотому шёлку. Ты поправила их как сейчас и насупила щёчки. Ты бы полна гнева и решительности наказать этих негодяев. Я почувствовал, как на моём лице проступает румянец. Я был смущён и поражён твоей красотой. А тем временем эти два амбала двинулись на тебя! Они-то думали, что это лёгкая нажива и им будет, о чём рассказать своим товарищам за трапезой. Но ты ошарашила всех. Недолго думая, ты отвесила смачную пощёчину первому, второму досталось меж ног твоей острой шпилькой! Какой момент! Трибуны ликуют!  А судья даёт дополнительное время.  Пока он согнулся ты, что было мочи, ударила его коленкой в нос и брызнула духами в глаза, чтобы он перестал видеть и ориентироваться в пространстве,  и дала смачного пендаля. Но тут неожиданно появился первый амбал, и ты пропустила первый удар. Ты упала на землю, а вместе с тобой и моё сердце. Но ты быстро поднялась  со словами « Ах ты ж пень с ушами. Смотри что ты наделал! Это были мои любимые колготки от Дольче и Габона!» И с вертушки отправила его в мусорный бак!- Пока всё это увлечённо рассказывал, я активно жестикулировал руками, имитируя бой с ложкой в руках. – И вот ты разделалась с ним и пошла меня приводить в чувства. «Не сдаваться боец!» Нахлестала ты мне по щекам и подняла с земли. Но у меня не было сил чтобы встать. Тогда ты моя героиня взяла меня на руки и отнесла к машине. Вот так всё и произошло! Честное слово. Вот поэтому на мне нет ни царапины, а ты вся в синяках, а твоё платье порвалось, когда ты делала сальто и в шпагате вырубила обоих сразу.
Увидев её удивлённые глаза я засмеялся. Точно так же я успокаивал своего сына, когда у него что-то не получалось или же поранился. И что бы отвлечь его внимание от боли я начинал ему рассказывать всякие истории, и он тут же забывался. Поэтому в данном случае я решил поступить точно также. Шутки шутками, но всё же надо было рассказать ей правду.
- Все остались живы. – Да, Янг давай, наври ей с три короба как, ты делал ранее, чтобы затащить девушку в постель. Тем более что тут все твои желания на показ. Мой внутренний голос смеялся надо мной. Но я действительно не мог ей рассказать, что выстрелы действительно были. Но стрелял я в тех самых мудаков, которые надумали жестоко с ней разобраться. Признайся я ей в том, что совершил, она бы испугалась меня и точно бы решила сбежать, предварительно дозвонившись в полицию. И тут бы не помогли бы мне ни одни мои слова успокоения, и ни одна моя улыбка не очаровала её снова. – Забегая вперёд, могу сказать, что это были выхлопы машины. Провожая своего нового знакомого до такси, я услышал, как в переулке кто-то звал на помощь и пошёл посмотреть, что там происходит. Где увидел тебя. Когда пришёл, то ты уже лежала на асфальте, на тебе не было живого места, и ты еле держалась, чтобы не потерять сознание. Кто они такие и почему так поступили с тобой, я не знал. Мне удалось выкрасть тебя. Точнее мы договорились – я дал им денег и свои часы. Это всё что у меня было на тот момент. И они отдали мне тебя. А потом я привёз тебя сюда, чтобы быть полностью уверенным в том, что пока ты будешь без сознания они снова не вернуться за тобой. А вот когда усаживал тебя в машину, мимо проезжала машина, которой давно положено быть на свалке и её последними издыханиями были два хлопка, которые ты приняла за выстрелы. Так что всё хорошо и тебе не стоит волноваться.  К тому же, для полной безопасности, ты можешь пару дней пожить у меня. Необходимые тебе вещи могут привезти уже к вечеру.
Пока я рассказывал правдивую историю, паста приготовилось и мне оставалось только всё красиво разложить по тарелкам. У меня был маленький пунктик по поводу еды – если она некрасивая или её небрежно подали, то есть я такое блюдо не стану. Так что и сейчас я, красиво разложив всё по тарелкам, поставил их перед Мэри.
- Я бы съела сейчас не только спагетти, так они уже вкусно пахнут.
Опрокинуть тарелку со спагетти на себя немедленно. Это первое что возникло в моей голове. И рука дрогнула, когда я ставил её на стол. Нервно сглотнув, я сел на стул. Точнее я прижал своё нутро. А вообще мне нужно было выйти на улицу и просидеть там пока я не остыну. Сейчас это уже походило больше на издевательство над самим собой. И эта чёртова рубашка! Какого хрена у меня такие широкие плечи! Она то и дело сползает с неё оголяя плечо и немного грудь. О Боже. Хорошо. Я остыну, но прежде заведу её сам.
- К стати. Я всё в рассказе упоминал Шанель, а какие духи у тебя на самом деле? –Я  наклонился через весь стол к её шее и медленно вздохнул её аромат.  Навряд ли после душа остался хоть маленький намёк на их существование. Но оно и к лучшему. Мне всегда больше нравился запах тела. Но не у каждой девушки он был приятный. - Никогда не встречал их прежде. – Сказал я низким голосом около её уха. Она пахла прекрасно. Точнее благоухала. И если бы я был героем рассказа «Парфюмер» Патрика Зюскинда, то она бы была той самой девушкой, аромат которой он не мог забыть. – Приятного аппетита. – Я отстранился от её шеи, но всё равно был рядом с её лицом и пристально всматривался в её бездонные глаза. – Может ещё вина?

+2

13

Почему-то мне было жарко. А ещё очень трудно дышалось. Всё тело сводило искомой, но уже не от побоев, а от какого-то другого чувства, еле уловимого, но так прочно зависшего в воздухе, что нельзя не заметить. Я смотрела на парня уставшими глазами, но чувствовала такое благоговейное спокойствие, что хотелось собрать его в банку на потом, на случай жизненных неурядиц. Мужчина всё так же продолжал шутить, а я всё так же больше проникалась к нему доверием и хотела оказаться в его крепких мужских объятиях. Он выглядел добрым и не вызывал никаких опасений. Неужели что-то плохое действительно может скрываться за этой добродушной улыбкой? Ему только в реабилитационных центрах работать, дабы поднимать окружающим настроение своими рассказами. О, он был мастером сего дела. Мужчина так искусного говорил, что хотелось просто развешать уши и внимать абсолютно каждому его слову. Он был смешным, честно. Я хохотала от души над историей о котенке и моём бесстрашии, лишь иногда прерываясь на ноющую боль в какой-то части тела. Уютная домашняя атмосфера, словно мы уже вечность знакомы, даже больше того, будто поженились уже. Вот как можно так быстро проникнутся к человеку симпатией? Куда, скажите мне, подевался весь мой страх? Придётся ли мне потом поплатится за эту минутную слабость? Но никто ведь не знает, когда и как начинаются самые большие истории в жизни, вот и мне стоило бы попытаться не упустить этот момент. - Дурак ты... - сквозь звонкий смех выдавила из себя и лишь потом легко вздохнула и вытерла со лба несуществующие капли пота. Правда, тут вдруг ко мне пришло осознание, что я всё ещё не знаю, как зовут парня, а он уже несколько раз успел повторить моё имя. Дурацкий поплавок снова предательски выбрался наружу, не суля мне, естественно, ничего хорошего. И только я собралась спросить о всей этой ситуации, ну и потом о реальной истории событий, мужчина, опередив меня, резко стал серьёзным и чуть ли не полушепотом поведал мне хронику последних происшествий. Боже мой, это привело меня в настоящий шок. Я сидела неподвижно и тупо пялилась в одну точку. Внутри меня всё медленно обваливалось. Но даже после такого повествования, я всё равно не смогла вспомнить хоть что-то сама. Я будто бы смотрела на ситуацию со стороны, будто бы вообще не была к ней причастна. И если бы не ссадины на моём теле, то, наверное, и не поверила в этот рассказ. Правда, если честно признать, мне стало страшно. На этот раз по-серьёзному. Я никак не хотела, чтобы парни, которых я не знала, ворвались в мою квартиру, а они, судя из слов мужчины, легко могли это сделать. Почему-то больше опасности сейчас я видела в том, чтобы возвращаться домой, нежели в том, чтобы остаться на несколько дней в молодого человека, имени которого я ещё так и не узнала.
Мда, всё-таки, действительно, странные мы, женщины, создания. О нашей логике складывают целые легенды и массу анекдотов, что нас безумно обижает. Но, если разобраться, не такие они уже и далёкие от истины, как нам самим кажется.
Мы хнычем, что поправляемся, а встать утром на пятнадцать минут раньше и сделать зарядку большинство не в состоянии. Мы предпочитаем морить себя голодом в дни, когда срочно нужно похудеть, но потом ночью всё равно бредем к холодильнику в поимках утешения, что вот в очередной раз не удалось. Жалуемся, что любимый стал обращать на нас меньше внимания, а сами при этом позволяем себе запустить свой внешний вид и ходить с плохим настроением. Пилим ни в чем неповинного мужчину за то, что он старается заработать побольше денег (для благополучия нас же красивых) и потому дома позволяет себе говорить о работе, или задерживается,  или находит еще одну работу,  и работает еще больше. Мы сами лезем забивать гвозди, вешать шторы и чинить розетки, а потом возмущаемся, почему это не сделал наш благоверный. А ведь он смотрит, что мы и сами прекрасно справляемся, и расслабляется  и больше не стремится показать себя сильным, крепким и незаменимым мужчиной. Только мы, женщины, можем сказать «Я тебя очень люблю, но нам нужно расстаться», заставив своего мужчину теряться в догадках и искать хоть какую-то логику в этих словах. И да, только мы можем влюбиться в мужчину, а потом стараться его изменить. Большинству это удается, и всю оставшуюся жизнь мы удивляемся, как это нас угораздило выйти замуж за таких нудных приспособленцев. Чтобы понять нас, женщин, нужно быть… женщиной, иному разуму это неподвластно. Но иногда даже и мы сами себя не понимаем.
-Да, пожалуй, это не такая уже и плохая идея. Если ты не против, то мне, наверное, действительно лучше остаться у тебя на пару дней. - и всё. Вот так вот просто я решила пожить с незнакомым мне мужчиной. Браво, Дэниэлс, остается только поаплодировать, пока ты будешь уминать уже приготовленные спагетти.
Мужчина положил передо мной тарелку, и я аж глаза прикрыла от чудного аромата. В животе заурчало ещё сильнее и я уже мысленно настроилась, чтобы приступить к трапезе, но вдруг открываю глаза и в нескольких сантиметрах от себя вижу губы мужчины. Замираю. Задерживаю дыхание. Закусываю губу в ожидании. Неотрывно слежу за каждым его движением. - У меня Шанель. - выдавливаю из себя и, кажется, чувствую, как дыхание молодого человека обжигает мне кожу. Он опасно близко от меня. Внутри всё переворачивается, я ничего не могу с этим поделать. Прикрываю глаза и тянусь к парню за поцелуем. Он отвечает и я, кажется, теряю почву под ногами. В голове мутнеет. Стоп, Мэриэн, стоп!!! - внутренний голос просто приходит в бешенство и я, поддавшись ему, резко отстраняюсь от парня, быстро хлопая ресницами и делая вид, что ничего не произошло. Кажется, выходит не очень. Ну же, где мой хваленный актерский талант? Чтобы отвлечь внимание от этого поступка, мыло улыбаюсь и протягиваю парню бокал. - Да, пожалуйста. Я буду не против. - смотрю, как прозрачная посудина наполняется красной жидкостью, и немного успокаиваюсь. Принимаюсь за главное блюдо и пытаюсь завязать непринужденный разговор. - Прохладно на улице, правда? - честно, не помню, но, судя по тому, что сейчас декабрь и что я была в пальто, там точно не солнце пустыни жарит. С мужчиной взглядами стараюсь не пересекаться. Чувствую себя маленькой школьницей. Опять, чёрт подери! - Ммм, вкусно. Очень! В тебе определенно зарыт талант повара. - от удовольствия даже немножко стону, не замечая за собой. Кажется, я перехожу уже все грани.

Отредактировано Marian Daniels (2015-01-11 04:24:40)

+3

14

Её губы были так близко от меня. Всего в паре сантиметров, что я мог без труда до неё дотянуться. Аромат её кожи опьянял меня, и мой разум  понемногу отключался, давая волю инстинктам.
Быстрые и тяжёлые шаги. И вот я стою около неё. Мой взгляд неотрывно следит за каждым её движением. Взяв её за руку, я подтянул Мэри к себе одним рывком, но не слишком сильно, чтобы её раны не заныли с новой силой. В моих планах не было всё испортить вернувшейся с новой силой болью.  Она снова рядом со мной и теперь я уж точно не упущу своего шанса. Мои руки  скользят по её талии вверх к волосам и утопают в их шёлке. Не смотря на все её раны и синяки сейчас, она прекрасна и желанна мною. Желанна – очень слабое слово, которое в полной мере не может описать всё то, что бушует у меня внутри.  Каждая моя частичка тела желает её. Желает именно сейчас и больше не может ждать.  Пальцами я медленно провел по изящному изгибу ее шеи и, медленно притягивая к себе всё ближе, коснулся губами её шеи. Моё горячее дыхание обжигало её кожу, мне казалось, что внутри я пылал адским огнём.  Я не мог понять, что со мной сейчас происходит.
Глаза Мэриэн блестели голубым огнем, когда  мой взгляд   медленно скользил по ее груди.  Мои руки так и тянулись, чтобы скорее разорвать на ней эту чёртову рубашку, которую  я уже ненавидел. Затем я поднял глаза. Она увидела в них страсть. Я нежно провел подушечкой большого пальца по её нижней губе. Глаза Мэри  широко распахнулись. Она почувствовала, как теплая волна прошла по всему её телу, когда я обнял руками ее лицо и наклонил голову, чтобы поцеловать. Чувственные губы Мэриэн сводили меня с ума,  медленно пробуя  на вкус её губы, я руками  ласкал  её лицо. Руки девушки сами поднялись к моим плечам и обвили   шею. Одной рукой я обнял её затылок, другая ласкала спину, спускаясь к ягодицам.  Я больше не в силах был ждать. Одним рывком я скинул всё что было на столе. Раздался звук бьющейся посуды. Подхватив её на руки, я усадил Мэри на стол и прижался к ней всем своим телом, слегка упираясь в её шею. Пуговицы её рубашки полетели  в стороны и …
- Да, пожалуйста. Я буду не против.
Я очнулся от своих мыслей, когда перед моим носом уже был бокал. Я тут же взял его, пока она не заметила, что я пару мгновений отсутствовал в этой комнате.
- Не знаю. Я не восприимчив к холоду. А пальто ношу для приличия. – Я поддержал тему, которую подняла Мэри, чтобы избежать неловкости. Я, конечно, мог последовать за своими  мыслями и овладеть ею прямо сейчас, как делал множество раз с другими девушками, но мне не хотелось начинать с ней всё именно так. Не понимаю, почему я отношусь к ней не так как ко всем девушкам прежде. – Горячая кровь и всё такое. Мы, итальянцы такие. - Я лукаво улыбался, смотря на её глаза. Правда, время от времени я путал расположение глаз с теми, что находились чуть ниже шеи. – Но такая хрупкая особа как ты, может запросто подхватить простуду. – Я сел на стул и прижал свой зудящий хвост. Сидеть Янг и ничего не трогать, как бы ни хотелось! Отдал команду мой голос разума. Я редко его слушал, но сейчас не послушаться его было бы ошибкой. – Я очень рад что ты приняла моё приглашение. Ты можешь остаться в той комнате, в которой ты пришла в себя или же выбрать другую. – Я замедлил речь, глядя на то, как она ест. Или она меня изводит нарочно, проверяя, насколько безопасно рядом со мной, или же она  рождена для того, чтобы всему миру показать какой должна быть женщина.  Я знал, что можно сексуально есть бананы, мороженное, клубнику. Но спагетти! Как можно было есть обычные спагетти и сводить с ума взрослого мужчину, который перевидал всякого и его уже ни чем не удивить. Как? Вот так! Я смотрел на неё и мои кулаки сжимались. Я уткнулся в тарелку, выпив вина и уплетая за обои щёки спагетти. Не смотреть на неё. Единственное решение, которое мне пришло в голову. Но это было бы не вежливо, поэтому я снова поднимаю голову и стараюсь думать обо всём, чтобы хоть как-то отвлечься. – Я конечно не повар, но спасибо. Я ресторатор. – Я решил пока всего ей не рассказывать. Мне нужно было узнать её как можно ближе. – А вообще прости мне мою бестактность. Меня зовут Даниэль, - Я вовремя опомнился, что не назвал её своего имени и протянул руку через стол. – Даниэль Янг. Вообще я из Нью-Йорка, а сюда приехал к сестре. Давно не виделись. А твоё имя я знаю так, как посмотрел твой паспорт. Надеюсь, ты простишь мне мою бестактность, но я должен был посмотреть кого спас. А вдруг ты маньячка какая и находишься в федеральном розыске! А я привёл тебя домой, закрыл за собой дверь и уснул. Я очень рисковал!– Сказал я в шутливой форме и вновь принялся за еду. Я действительно был сейчас голоден. Может мне тоже постанывать, когда ем, чтобы проверить на прочность? Нет. Это будет слишком. А вот облизнуть испачкавшийся палец в самый раз. Что я и сделал. – А вообще за мою наглость можешь просить что угодно, я всё исполню. – Я улыбался словно мартовский кот, надеясь, что мне повезет, и её желания совпадают с моими.  Я слегка наклонился вперёд всматриваясь в её глаза.

+2

15

Kadebostany – Crazy In Love


За окном уже глубокая ночь. Такая пугающе прекрасная, что у меня даже перехватывает дыхание. Или, может, это всё воздействие мужчины, находящегося от меня на опасно близком расстоянии. Делаю вдох, поднимаю на него свои ясно-голубые глаза, пытаясь образумить. Чего я жду? Того же что и он? И правильное ли это решение вообще? Но у меня кружится голова от этого итальянца и от выпитого вина. -Очень приятно, Даниэль. - мурлыкаю я, смакуя его имя. Вкусное, должна признать. Такое обычно так и хочется шептать в порыве нежности или выкрикивать на волне оргазма, оно будто само слетает с губ, словно намазанное мёдом. Ещё раз вздыхаю и отвожу взгляд в сторону, в который раз поправляя чертову белоснежную рубашку, так и норовившую показать парню все мои прелести. Монотонно киваю головой на его рассказа и лишь расслаблено улыбаюсь, когда он заканчивает говорить. Между нами зависает эфемерное молчание и я, кажется, слышу, как у мужчины стучит сердце. Могу просить, что угодно? Мне угодно одного итальянца, который ресторатор, а не повар. И всё, больше ничего не хочу!
Аккуратно соскальзываю со стульчика, откладывая пустой бокал в сторону. Наверное, в шоковом состоянии нельзя принимать алкогольные напитки - как-то слишком уж быстро ударяют они в голову.
На одних пальчиках подхожу к молодому человеку, не отрывая от него своего взгляда. Стеснительно улыбаюсь и тянусь пальцами к  его щеке. Самими подушечками глажу щетину и жмурюсь от удовольствия. Потом аккуратно спускаюсь рукой по шее, задевая кадык, и непринужденно веду указательным пальцем прямо посредине груди. Вдруг неожиданно отрываю руку, но немного приподнимаюсь, на носочках, чтобы не дышать этому самцу в пупок. - Можешь перебинтовать мне ногу? Ранение слишком сильное. - тихо шепчу я, приподнимая низ рубашки и демонстрируя глубокую кровоточащую царапину, не дающую мне наслаждаться этим вечером вполне всё это время. Я бы смолчала, клянусь, чтобы не портить всю романтику, но пила вино и вдруг вижу, что на белой ткани проступают красные следы от крови. Уже почти не болит, должна признать, но мне так не хочется потом расхлебывать другие неприятности ещё в виде какой-то инфекции или чего там. Взмахиваю ресницами, мол, не прекращаю ещё нашу игру, только на несколько минут жму паузу, на пятках разворачиваюсь и бреду обратно к высокому барному стулу - месту будущей операции. 
Проходит несколько минут и словно из ниоткуда возвращается Даниэль с аптечкой. Прикусываю губу, ведь в горле откуда-то берётся непонятный комок. Мне страшно? Я всегда боялась врачей и каких-либо манипуляций, связанных с их деятельностью. И вот сейчас, вместо того, чтобы ощущать на себе прекрасные губы нового знакомого, я поддаю себя, чёрт подери, перевязке. Ну сама захотела, Мэриэн, так что держись! - Мне страшно... - одними губами шепчу я и лишь закатываю глаза к потолку, когда мужчина открывает аптечку. Не хочу этого ничего видеть. Лучше я сейчас вообще прикрою глаза, помечтаю о чём-то и открою, когда уже всё будет готово. Но парень сообщает мне о готовности приступать к делу своим низким бархатным голосом, заливающим мою душу, словно тёплым молоком. По спине бегут мурашки и я покорно немного раздвигаю ноги, чтобы ему было легче работать. го пальцы скользать по моему бедру уверенно, словно он занимался этим всю жизнь. Иногда он невзначай задевал что-то более вожделенное, чем просто нога, и я вся аж сжималась, пытаясь не застонать. Пальцами я лишь крепче ухватилась за сидение стула, сдерживая себя от того, чтобы не запустить руки в волосы молодого человека. Я не знаю, почему моё тело так откликается на каждое прикосновение Дани, но от этого чувства во рту пересыхает и дышать становится нечем. Жарко. Боже мой, как мне жарко. Я неожиданно для себя расстегиваю ещё несколько пуговиц на рубашке, спускаясь к самому пупку. Белая ткань еле скользит по атласной коже, ещё больше оголяя мою грудь, оставляя прикрытыми чуть лишь не сами соски. Откидываю волосы назад, оголяя шею, опускаю взгляд вниз на дани, сидящего на корточках где-то между моих ног. Незаметно закусываю губу. - Спасибо. Так гораздо лучше. - но голос уже больше похож на возбужденный хрип. Под воздействием витающей в воздухе харизмы итальянца и бушующего внутри алкоголя ещё немного раздвигаю ноги. Край рубашки как раз красиво всё заступает, немного снимая с меня клеймо развратницы. Немного приоткрываю губы, от чего дыхание моё становится более соблазнительным. Всё так же продолжая тонуть в этим искусительных глазах напротив, аккуратно поднимаю здоровую ногу, скользя пальцами по сильной руке мужчины. Думаю, что пора заканчивать эту игру в кошки-мышки. Потому что я лично уже не выдерживаю.

Отредактировано Marian Daniels (2015-01-23 21:16:33)

+1

16

Если в самом начале нашего ночного ужина я не знал как себя вести и всеми силами пытался сдержать свои внутренние порывы, то сейчас я уже был уверенным в обратном на все сто процентов. Её нежные прикосновения ко мне были для меня зелёным сигналом, которые давали понять, что не только я один в этой комнате находился в напряжении. Сейчас мы были похожи на двух неопытных школьников, которым хочется зайти за грань приличия и раствориться там. Избавиться от тени сомнения и ринуться в омут чувств. Но мы оба не решались это сделать. Мне не хотелось её спугнуть, а Мэри не хотелось показаться распущенной. Она совсем не знала меня, что я за человек. Её можно понять. Но мы уже давно вышли из того возраста, когда стеснение имеет место быть, когда задумываешься о том, что подумают и скажут другие о тебе. И сейчас нам обоим хотелось  раствориться в друг друге без лишних разговоров. Я уже не знал о чём дальше говорить, что делать. Мой взгляд то и дело падал на её грудь, которая вот-вот могла оказаться оголённой из-за моей рубашки, которая словно была на моей стороне и выполняла мои желания. Ещё совсем немного и я бы сам снял с неё рубашку – а точнее разорвал в клочья.
Мэри сделала первый шаг, разрушив хрупкую преграду, которая сейчас была между нами.  Теперь я готов действовать и не уступлю от своего. А её  я теперь считал своей. Я покорно ушёл за аптечкой, оттягивая неизбежное. Предвкушение бывает сладким и это был именно тот случай. Сама мысль о том, что я смогу дотронуться до её нежной кожи приносила  удовольствие.  Я сел перед ней и  оказался  между её ног -  это сводило с ума.  Это было ловушкой для меня, теперь я точно никуда не денусь и она завладела моими мыслями. Я забыл обо всём.  Мира вокруг больше не существовало. Были только мы и свет лампы. Несколько раз в моей голове возникала мысль бросить  бинты и поцеловать Мэри, но я находил в себе силы не делать этого. Игра должна быть красивой. Но с каждой минутой она становилась всё более сексуальной и желанной. Словно она дразнит меня нарочно, не желая больше ждать ни минуты. К обработке ранений я привык давно. Самому приходилось вытаскивать пули  из собственного тела, шрамы до сих пор напоминают мне об этом. Я мог быстро обработать её рану, но не стал этого делать, смакуя ожидание. Куда приятнее было наблюдать за её движениями.
- Мне страшно...
Я взглянул на неё исподлобья, скользя взглядом от пальчиков ног до её глаз.
-Теперь ты можешь ничего не бояться. Я буду всегда рядом и не сделаю тебе больно. – Я не знаю почему сказал именно это. Эти слова сорвались с моих губ. Впервые в жизни я сказал подобное девушке.
Я чувствую её дыхание, иногда даже казалось, что я слышу стук её сердца. Моё сердцебиение тоже учащается, и дыхание становится более горячим.  Я уже не стараюсь быть вежливым и мои руки бесстыдно скользят по её ногам, вытачивая её образ  в моей голове.  Её голос уже хрипит тем самым, только сильнее заводит меня, я больше не могу ждать. Да и уже не нужно: я закончил с её раной, а её нога уже скользит по моей руке. Я склоняюсь к её ноге всё ближе и целую  её рану. Моя правая рука скользит по её бедру и поднимается всё выше, вместе  с ней всё выше поднимаюсь и я, поцелуями покрывая каждый сантиметр её кожи, бросая редкий взгляд исподлобья на Мэриэн.   Иногда я теряю над собой контроль и слегка покусываю, но это больше от удовольствия. Чёртова одежда, думаю я, когда добираюсь до её трусиков.  Мои руки проскальзывают под рубашку и  медленно стягивают их с неё. Я швыряю их куда-то в сторону, ведь они не понадобятся ей ещё очень долгое время. Я встаю на колени  и оказываюсь наравне со стулом. Мои руки быстро проскользил  по её бёдрам  и, схватив её за упругую  попу, прижал к себе вплотную. Теперь я уже чувствовал её своим нутром, что она рядом и полностью в моём распоряжении. Мой  горячий взгляд блуждал по её телу, словно он обдумывал, какую часть её тела он испробует в первую очередь. Она просто смотрела на меня, но  в её глазах читалось только одно – чтобы я не останавливался. А я и не собирался. Рывком я порвал рубашку и снял её, любуясь её грудью. Поцелуй за поцелуем. Я целовал её грудь играя языком  с её сосками и ласкал  рукой. Какое это наслаждение. Её запах   ещё сильнее дурманил мой разум. Она была головокружительной, возбуждённой, горячей, испытывающей и нужду. Я чувствовал это. Моя рука скользнула вниз и раздвинула ноги ещё сильнее. Пальцами я  безжалостно принялся исследовать её беззащитные нежные складочки, распределяя влагу, плавно скользя и поглаживая. С каждой секундой Мэри становилась более мокрой, и это сильнее заводило меня.  Я целовал её тоненькую шею, всё выше поднимаясь к её пухлым губам.  Покрывая её обнажённую шею и плечи обжигающими, жадными    поцелуями, чередуя их с маленькими укусами. Мне не терпелось поцеловать её, войти в неё.  Её сладкие губы, я впился в них страстным поцелуем.  Мэри застонала  и надавила на мою руку. Да, о, да – это было то, в чём она нуждалась! Слабые, прерывистые звуки слетали с её губ, когда я  скользнул в неё вторым пальцем, чередуя медленный и более быстрый темп. Мне не терпелось овладеть ею полностью и войти в неё, но я не хотел так быстро спешить. Мне хотелось насладиться ею сполна.

+1

17

Он - мой ласковый зверь. Он - моя бездонная глубина. Он - моё удушающее спасение. Я не знала о нём абсолютно ничего, кроме имени, национальности и рода деятельности. Даже любимое блюдо на завтрак, и то не знала. Но, чёрт подери, я ему безумно доверяла. Он вселял в меня такую безумную веру в то, что всё будет хорошо, что мне просто хотелось утонуть в этом чувстве. Я хотела барахтаться в нём, словно в нескончаемом океане, хотела захлебываться ним, хотела вдыхать его вперемешку с безумием. Никакие там амбалы или увольнения теперь мне не страшны, когда он рядом. Мне хотелось находится в его объятиях вечно, и, наверное, это и было моей самой большой проблемой. Я просто теряла голову в его присутствии.                                                                             
Губы мужчины легко коснулись перебинтованной раны. Никакой боли, только мелкие-мелкие мурашки, ползущие куда-то вниз живота. Незаметно вздрагиваю, когда руки Даниэля начинают скользить вверх по моему телу. Каждую клеточку будто прошибает электротоком, но я лишь закатываю глаза к потолку и расплываюсь в довольной улыбке, которая сразу же растворяется, когда парень начинает исследовать всё моё тело поцелуями. Томно закусываю губу и замираю в  ожидании продолжения. Дышать с каждой минутой становится всё  тяжелее. Ещё чуть-чуть и маленькая бомба в моей голове разнесёт меня на миллиарды осколков. - О боже... - возбужденно шепчу я, когда парень добирается до моих трусиков. Слегка поднимаюсь на стуле, чтобы ему было удобнее снять их с меня. Вслед мужчина расправляется и с рубашкой, и я остаюсь абсолютно голой. Непорядочек, что в это же время, мой новый знакомый ещё чуть ли не при полном параде. Поэтому отстраняю его от себя и резко стягиваю с него футболку, бросив после этого её на пол. Улыбаюсь в восхищении - его тело будто в фотошопе сделали. Веду подушечками пальцев по рельефных мышцах, чтобы убедится, что этой ночью всё это - моё. Неожиданно рука вздрагивает, и я неосознанно скольжу ладонью к паху молодого человека. Несколько мгновений сквозь штаны шаловливо играю с его членом, но, видимо, он так долго не выдерживает и снова с силой придвигает меня к себе. Что-то в агонии шепчу ему в грудь. Потом закидаю голову назад, подставляя шею под поцелуи его губ. Всё происходит будто отрывками и, кажется, большую часть я не помню. Но это забвение настолько сладко, что я никогда не хочу выходит из этого состояния. Он сильный, он берёт меня просто потому, что так хочет. Сегодня наши желания совпадают, но сомневаюсь, что если бы это было не так, он бы остановился. Он привык получать своё любой ценой. И почему-то мне на мгновение показалось, что я хочу быть этим "его", за которое он свернёт горы. Для начала в моей душе.                                                                               
Его чувствительные руки нежно сжимают мою грудь, потом аккуратно скользят по талии вниз и останавливаются только достигнув цели в виде моего влагалища. От неожиданности вскрикиваю, когда он вводит в меня палец, но через мгновение по телу разливается знакомый трепет, и я лишь довольно стону, умоляя не останавливаться. Он затыкает меня поцелуем, но когда в меня входит и второй палец я, не желая сдерживаться, опять испускаю низкий гортанный стон ему прямо в глотку. Где-то внизу живота скапливается приятное давление и я уже хочу разрядки от этого безумия. Но Дани меня испытывает. Он настолько искусно орудует своими пальцами в моих глубинах, словно опытный пианист или гитарист на своём инструменте. Снова не выдерживаю, ощущая, как внутри вспыхивает яркая молния. На легкой волне экстаза надавливаю на его ладонь, но этих ощущений всё равно мало. Я хочу его. Внутри себя. Другое мне не подходит.                                                                                                                                                                 
-Детка, не томи...Я уже не могу... - шепчу ему на ухо, и в этот же момент изгибаю спину от нового приступа удовольствия. Пытаюсь дотянутся рукой до резинки его брюк, чтобы снять их, но, кажется, что всё тело начинает неметь от этого искусного мастера. Кое-как, преодолев себя, закидываю ноги парню на бедра и резко ещё сильнее прижимаю к себе. Руки безбожно исследуют его мужественную спину и  иногда, забываясь, вцепляются в это молодое тело ногтями. Внизу живота уже всё изнывает. Кажется, оргазм сейчас накроет меня всепоглощающей волной. В безумии впиваюсь в его губы, закусываю их до крови и в следующее мгновение разрываюсь по Вселенной на миллион маленьких частиц. - Даниэль... - бессильно шепчу я и опускаю голову ему на плечо. Руки расслабленно сваливаются с его плеч, а я несколько минут прихожу в себя, пытаясь понять, что же только что произошло. Оргазм от одних только пальцев. Боюсь представить, что он сделает со мной, когда мы перейдём к основной части.
Сознание возвращается ко мне довольно быстро, и уже через мгновение я понимаю, что пока у нас неравный счёт. Чувствую себя немного виноватой перед парнем и решаю, чем быстрее исправлять ситуацию. Нежно целую его и аккуратно веду ладонью вниз по животу. С игривой улыбкой одной рукой забираюсь внутрь трусов, а другой медленно цепляю резинку штанов и тяну вниз. Оу, какой твердый и теплый - ухмыляюсь и, освободив парня от одежды, начинаю медленно водит по его члену вверх-вниз. Другой рукой шаловливо играю с его яичками, не то дразня мужчину, не то просто сводя с ума. Изредка легко посасываю нижнюю губу, потом языком скольжу по ключицам, потом снова поднимаюсь к лицу и оставляю быстрые поцелуи на щеках. Рука немного ускоряет свой темп и я, оторвавшись от губ мужчины, ловлю на себя горящий взгляд. Ловко спрыгиваю со стула, не прекращая движения, и сажусь на корточки. Ещё мгновение и обхватываю головку члена кольцом губ. Начинаю медленные движения, не прекращая игры с яичками. Боже мой, какое же это наслаждение - доставлять мужчине удовольствие и видеть, как он изнемогает от моих действий.

Отредактировано Marian Daniels (2015-01-26 22:59:14)

+1

18

- Даниэль...
В одно мгновение Мэри издала протяжный стон и замерла. Сейчас она испытала первый оргазм со мной, и он будет сегодня не последним. Я никогда не был в постели эгоистом потому, как знал одно хорошее правило – доставь девушке в постели удовольствие и она отплатит тебе с лихвой. Я прижал её к себе и уткнулся в её шею. Я ждал пока она придёт в себя после накрывшего её удовольствия. Но я не мог просто так сидеть и ждать. Её тело так и манило меня. Не сдерживая себя, я целовал её плечи, шею, руками блуждая по её роскошным изгибам. Я еле сдерживал себя от того, чтобы не взять её прямо сейчас, не дожидаясь её ответной реакции. Сейчас всё, что я хотел - это была она. Для меня не было большего наслаждения, как целовать её тело, ощущать её на себе и осознавать, что она полностью моя. Языком я прокладывал дорожки от её плеч до мочки уха, нежно покусывая её. Мне казалось, что время застыло, но на самом деле всё происходило быстро. По моему телу прошла волна мурашек, когда её руки скользнули ко мне в трусы.  Кажется, она решила отыграться на мне. Да и как я мог быть против,  это только сильнее меня заводило. Её руки были такими нежными и доставляли мне удовольствие. Моё сердце заколотилось с бешеной скоростью. Я сжимал в руках её ягодицы и прижимал к себе всё сильнее. Только бы она не останавливалась.
- Девочка моя. - Обдавая жарким дыханием её скулы,  я прошептал. Мэри плавно двинулась и слезла со стула. Ее кожа источала жар, даже на расстоянии мои ноздри жег аромат её возбуждения. Черт, она, без сомнения, хотела его! Она дразнила меня, играя со мной, и я еле мог сдерживать себя. Чтобы не схватить её и не поставить перед собой на колени. Я закрываю глаза от блаженства и рефлекторно подаю бёдра чуть вперёд. В одно мгновение по моему телу проходит разряд тока, когда я почувствовал её губы на своём члене.  Мои глаза распахнулись, и я не смог сдержать стон.  Сейчас я был готов стонать, как последняя шлюха, лишь бы она не останавливалась. – О…о , Мэриэн.- Я запустил свои руки в шёлк её волос и слегка притягивал к себе.  Я чувствую, как она начинает двигаться всё быстрее, и мой член проникает в неё всё глубже. Я снова закрываю глаза, и из моей груди вырывается  низкий стон, идущий откуда-то из глубины. Какое наслаждение ощущать её язычок на головке своего члена. Как она играется с ним! Каждое её движение заставляет меня издавать стоны.  Я снова выгибаю бедра. Мои глаза  исполненные желанием, зубы сжаты. Я чувствую, как по всему телу проходят мимолётные спазмы. Сам того не замечая, я начинаю двигаться по-настоящему. Ещё немного и я кончу ей прямо в рот. Я изнывал от страсти. Я не хотел всё просто вот так закончить и потому нашёл в себе силы и отпрянул от девушки. Рывком  я поставил её на колени перед собой. Одна рука грубо накрыла лоно, отчего Мэри издала первый стон, другая, собрав волосы на затылке, резко дернула голову назад,- срывая новый стон. Никакой прелюдии, нежных касаний, способных подготовить к дальнейшему.  Я безжалостно и напористо овладевал ею, твердо удерживая за ягодицы, не давая сдвинуться даже на дюйм. Мэри могла лишь беспомощно выгибаться. Я вошел в нее с такой силой, что в первый момент дыхание вырвалось из легких с рыданием. Но  не дал ей перевести дух, впечатывая бедра в ее ягодицы бешеными толчками. Моя девочка только и могла, что вскрикивать на каждое движение. Её медовая кожа манила меня и, склонившись над ней, я начал целовать её.
Внезапно нахлынувший оргазм, был подобен цунами. Она билась подо мной в конвульсиях, казалось, целую вечность, а я все продолжал вбивать себя в ее тело, не сбавляя темпа, удерживая так крепко, что наверняка останутся синяки, пока у нее уже не осталось сил кричать.
Только тогда я, вдавив ее бедрами в ковёр, обильно кончил, впиваясь губами в шею и содрогаясь всем телом.

+1

19

Что вы знаете о занятии любовью? Вы когда-нибудь любили женщину до тех пор, пока она не начнет кричать так, как будто только что ощутила на себе все блага мира? Вы когда-нибудь познавали вкус женщины до тех пор, пока она не поверит, что может быть удовлетворена, лишь почувствовав язык того, кто её ласкает? Вы когда-нибудь любили женщину так, что звук вашего голоса в её ухе заставлял все её тело дрожать, и она испытывала от этого такое наслаждение, что только слезы могли помочь ей прийти в себя? Нет? Тогда вы определённо не Даниэль Янг! Ибо он точно знал толк в том, что делал.
Фантазии многих парней, к сожалению, навеяны порнофильмами. Они веруют, что дама должна получить оргазм за пять секунд. Но секс — это как музыка: непременно необходимо репетировать и практиковаться.
Нависший надо мной мужчина как раз был искусным музыкантом, он играл на моих теле и душе так виртуозно, что у меня немели пальцы на ногах. Его движения, ласки, поцелуи, его запах и сбившееся дыхание пускали в каждую клеточку и каждый нерв в моём теле заряд электрического тока. Он проходил от кончиков волос до кончиков ногтей и скапливался где-то внизу живота. Каждый новый толчок увеличивал эту силу ампер за ампером, пока не взорвался миллиардами искр. В моей груди зародился знакомый трепет, такая абсолютно иррациональная эйфория. Это было непередаваемое ощущение. Мой мозг забился в перманентном, непрекращающемся, все нарастающем оргазме, а сердце задолбилось о ребра так, будто кто-то сваи вколачивал. Мышцы горели, словно вдоль костей проложили раскаленные провода. Я посмотрела в бархатные глаза Янга,  и почувствовала её. La petite mort. Кажется именно так французы называют оргазм? «Маленькая смерть». Да, это была именно она. Я просто умерла и разлетелась по Вселенной на огромное количество осколков.
Спустя какое-то время я стала спускаться на землю, и картина стала приобретать реальность. Всё тело била мелкая дрожь от пережитого удовольствия. Кожа была покрыта потом и горела адским пламенем. Мне очень нравилось чувствовать на себе тяжесть тела своего новоиспечённого любовника. Дожидаясь пока Дани тоже придёт в себя, я стала водить кончиком пальца по его спине, рисуя своеобразную абстракцию. Голова парня покоилась на моём плече, и это было до безумия интимно. Так же как и то, что он всё ещё находился во мне.
- Это было просто восхитительно, - прошептала я на ухо парню, хотя хотела употребить более красочный эпитет, но воспитание мне этого не позволило. У меня до сих пор всё плывёт перед глазами, и хочется раствориться. и, знаете, я нисколечки не кривила душой. Давно у меня не было такого секса, после которого хотелось плакать. Плакать от счастья. Я была уверена, что ещё долго буду помнить эту ночь. Ведь такое наслаждение не забывают. Эти мгновения – во всех сибаритских подробностях – я буду помнить до конца своей жизни.
Перекатываюсь на спину и подгибаю ноги под себя. Даже не смотря на наш секс повязка всё так же оставалась на месте. Отлично сделал, мистер Янг. - Когда они сойдут? - тихонько шепчу и веду кончиком пальца по многочисленных синяках на ноге и животе. Мне определенно это всё не нравится. Я кажусь себе такой некрасивой и даже радуюсь, что из освещения у нас только приглушенный свет из улицы и несколько тусклых лампочек в кухонной стенке. Моё идеальное тело было нарушено этими многочисленными ссадинами. И я просто укрывалась отчаянием от того, что ничего не смогу с этим сделать. Ноющая боль опять накатывала на меня волнами и я иногда кривилась от неприятных ощущений. Хорошо, что Даниэль этого не видел. К чему все эти лишние вопросы? - Не хочешь в душ? - мурлыкаю ему куда-то в волосы. Знаете, я бы ещё долго не вставала с этого пола, вот так вот валяясь с мужчиной в обнимку, но какая-то невидимая сила, какое-то желание, которое было сильнее меня и которое непонятно откуда взялось, руководило мной. Единственное, что я попрошу, так это не включать центральное освещение. А всё другое я готова пережить ради ещ нескольких всепоглощающих оргазмов.

+2

20

Я приподнялся  и упёрся на локти. Моё сердце всё ещё не успокаивалось, отдавая мощными толчками по всему телу, а дыхание было прерывистым. Надо признаться, что я давно не получал такого удовольствия от секса с девушкой. Может, звучит немного странно, но это так.  Раньше это было больше похожее на звериный инстинкт, который я пытался успокоить на время, переспав с очередной девушкой. Но мне было мало. Я не мог насытиться. Любой мужчина может подтвердить, положа руку на сердце, что секс с любимой девушкой в разы превосходит секс с самой опытной женщиной, которую он не любит. С эрекцией проблем не будет, но вот отдаться полностью и без остатка не получится. Только о любимой женщине мы печёмся и стараемся ублажить её, чтобы после оргазма она ещё долгое время не смогла подняться, потому что не осталось сил. Девушки до Мэри были в сущности все одинаковыми, отличались только внешне и премудростями в койке. Кто любил сверху, кто боком, а некоторым нужна была жестокость, сущий стыд да и только. В сексе  с ними я снимал напряжение, злость или же просто мне было скучно. Но сейчас всё было иначе. Любил ли я Мэри? Нет. Сейчас я не мог этого сказать. Я никогда не верил в любовь с первого взгляда. Вся эта романтичная ерунда была для меня сказкой, которую придумали, чтобы потешить свои одинокие сердца домохозяйки или пятнадцатилетние школьницы. Да и как можно полюбить человека, совершенно не зная его? С первого взгляда может появиться страсть, желание, но никак не любовь.  Я знал её всего несколько часов, но за это недолгое время я понял, что эта девушка отличалась от всех других.   Меня тянуло к ней словно магнитом. Я не мог сейчас этого понять. Да и не время сейчас было об этом размышлять. Сейчас я хотел насладиться ею.
- Мэри, ты прекрасна. – Я не смог устоять и начал целовать её синяки. – Не думай о них. - Я знал, что такая красивая девушка будет сейчас переживать за свою внешность. Но мне было плевать на все эти ссадины и раны. Я никогда не обращал внимания на подобное, никогда не заострял внимание на шрамах, ожогах. Это история человека, запечатлённая на его теле. И стыдиться этого не нужно. Моё тело было тому ярким примером. На мне было много шрамов от порезов, пуль.  И про каждый из них я смогу рассказать увлекательную историю Даниэля Янга. – Это прекрасная идея. – Я улыбаюсь ей и встаю  с пола, поднимая за собой девушку.  Она была ещё слаба. После этого вечера и после меня, поэтому я взял её на руки. Уткнувшись в её шею, я пошёл по направлению к лестнице.  Я держал её крепко, осторожно сжимая в своих руках.  Я словно боялся, что она сможет упорхнуть от меня  и скрыться в этой темноте. Ступенька за ступенькой, я осторожно поднимался на второй этаж, не отводя от неё взгляд. Её тело было прекрасным и таким желанным. Порой я не сдерживался и целовал её шею, вдыхая её аромат. Я остановился около той самой двери, у которой час назад стоял и мысленно представлял сексуальное тело Мэриэн, не смея войти в комнату. Но за эту дверь мне так и не удалось зайти вместе с ней. Я остался по другую сторону. Но сейчас я уже стоял вместе с Мэри около душевой кабинки. Я осторожно опустил её на пол. Включать всё освещение я не стал, чтобы не смущать девушку. Только единственная лампочка над раковиной освещала комнату, где я обнимал её. Тёплые струи воды упали на моё тело, когда я вошёл в кабинку и закрыл её следом за собой. Сейчас Мэри стояла ко мне спиной и грелась под струями воду, едва освещаемая мягким светом лампы. Как она прекрасна. Я никогда ещё не получал подобного наслаждения,  смотря на нагое тело девушки. Подойдя  сзади, я начал поцелуями покрывать её шею, блуждая руками по её телу. Мои руки плавно скользили вверх по её телу, запоминая каждый изгиб. Округлые бёдра, плоский живот и капелька пупка. Моё желание снова овладеть её достигло пика,  и моя набухшая плоть упиралась ей куда-то в спину. – Чего ты сейчас хочешь?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » останови моё дыхание