Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Страница жизни на "до" и "после"


Страница жизни на "до" и "после"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Brandon Halloway, Lissana O'Connell
Место: Сакраменто, городской морг
Время: 3 года назад. 2011 год, сентябрь.
Время суток: Примерно 17.00
Погодные условия: Ясный день на улице. В морге неприятный, спёртый воздух.
О флештайме: Брэндону осталось служить совсем немного, когда его срочно вызвали в Сакраменто с извещением о гибели родителей. Он приезжает, и узнаёт в двух обгоревших телах своих родителей.

0

2

внешний вид, в гражданском

http://cs319119.vk.me/v319119926/4d3f/1BnA7UH9gjg.jpg

- Да... это они.
  Мой отец. Моя мать. Любимые серьги матери. Медальоны, что любил носить отец. Всё полурасплавившееся и почерневшее от копоти. Всё, что осталось от прежней жизни. Пепелище на месте красивого деревянного дома за городом. Он выгорел весь. То, что дом застрахован, для меня не играет роли. Страховка не воскресит моих родителей. "А представьте, если вы сгорели, то вы - богач". Какая разница, что я должен подписать? Даже подложи мне сейчас документы, что я отказываюсь от страховки или передаю деньги в фонд спасения Аргентинских кенгуру или полярных аллигаторов - я бы подписал. Честно. Представитель страховой компании тут, готовит бумаги, и уже готов сунуть мне планшет и ручку. Я не обращаю на него внимания, на этого человека в деловом костюме, с начищенными дорогими ботинками, с аккуратной причёской и в очках. Он сопровождал меня с самого моего прихода в морг, представился, а я даже не запомнил его имя. Впрочем, я подпишу, чтобы, как он выразился, "сумма была переведена на мой счёт", это его работа и я должен понять его.
  Но сейчас мне не до него. "Мужчины не плачут, это привилегия женщин" - так мне говорил мой отец, когда я упал первый раз с велосипеда, когда от меня первый раз ушла девушка, когда я слушал захватывающую дух музыку. И сейчас я не опозорюсь перед ним. Он не увидит даже скупой мужской слезинки, я просто прикусываю губу, сжимаю кулаки до боли, она отвлекает от излишних эмоций. Отец гордился моим решением пойти служить, и пусть гордится и там. Кто знает, может, он и сейчас очень хоет похлопать привычно меня по плечу и сказать, что жизнь продолжается и не стоит грустить. И что ему хорошо. Я надеюсь на это. Да, это они. Похоронить и отправляться служить дальше. Я отправлюсь. Пусть это не станет для меня потрясением. Да, пусть не станет.
  Я всё пытаюсь убедить себя, что жизнь продолжается, но не могу. Мне хочется, чтобы этот страховой агент сейчас оставил меня в покое. Я отхожу к стене, сажусь на корточки и прижимаю ладони к лицу. Мне просто нужно побыть немного, отрешившись от мира, одному. Не видеть никого. Равнодушный мир, для которого ты ничего не значишь, вроде комара, барахтающегося в ручье. Понять, что ты остался один, без родни, и не хочешь возвращаться в свою квартирку в Сакраменто, которую купил мне отец перед тем, как я отправился служить.
  Я продолжаю сидеть, уткнув лицо в ладони и не спешу их отнимать. Вдавливаю лицо всё сильнее и сильнее в ладони. Действительно помогает. Сижу так несколько секунд, пока не успокаиваюсь до конца. В конце концов, надо отпустить того агента по страхованию, не задерживать - так я быстрее смогу сидеть дальше в одиночестве, и никто не помешает мне просидеть так столько, сколько я сочту нужным.
  Отец застраховал своё имущество. Свою жизнь. Жизнь моей матери. Сумма кругленькая. Но лучше бы он продолжал платить в эту страховую компанию и дальше, а мы бы продолжали с ним возиться в его, ныне заколоченном, ангаре. Разбирали бы двигатели, возились под кузовом, "прокачивали" автомобили, занимались покраской под капризы клиентов. Я понимал, что теперь вряд ли смогу вернуться к этому.
  - Давайте ваши бумаги.
  Я, наконец, отрываю лицо от ладоней и бкру планшет с ручкой. Агент, только что поправивший галстук, показывает мне, где подписать.

Отредактировано Brandon Halloway (2014-12-18 12:04:08)

+1

3

внешний вид:
Кун-Цзы говорил: «Благородный ни от кого не ожидает обмана, но когда его обманывают, он первый замечает это».
Изящная голубая сойка широко расправила крылья, вспорхнув с тонкой ветви раскидистой осины. Легкий шорох покачивающейся листвы привлек внимание высокой женщины, выбирающейся из кожаного салон припаркованного автомобиля на подъездную дорожку медицинского центра. Захлопнув за собой переднею дверцу, она нажала на чёрную коробочку брелока, активируя сигнализацию. Спрятав кончики пальцев в передние карманы тёмно синих джинсовых штанов, запрокинула голову назад, устремив взгляд изумрудных глаз на удаляющеюся к горизонту птицу.
“Видимо, — подумала ирландка,  — ни одно живое существо не чувствует себя комфортно, когда находится вблизи этого кирпичного здания … ”
Размеренной походкой направившись в сторону центрального крыльца, Лиссана вздернула худые плечи, поёжившись от промозглого порыва ветра, растрепавшего выпрямленные щипцами каштановые волосы. Пригладив их рукой, заправила непослушную прядь за чуть оттопыренное ухо, мимолётно потерев холодную мочку. Сегодня она забыла вставить серьги-иглы, так что теперь отчетливо прощупывала тонкий хрящевой канал, сформировавшийся после прокола. Непривычное ощущение заставило её поморщить кончик носа, отчего загорелая кожа пошла легкой рябью мимических морщинок. Как-то ни кстати накатила волна раздражение: если бы Джед предупредил её заранее, что некому ехать за результатом вскрытия жертвы, то она не провела бы всю ночь за барной стойкой. Его звонок, состоявшийся в четверть восьмого утра, наспех выдернул женщину из уютной постели, лишив законного выходного и объятий молоденького португальца, которого она соблазнила вчера.
Корнер всегда умел испортить настроение. О`Коннелл даже поставила рингтон «звезда смерти» на мелодию его вызова. Немного чёрного юмора, отражающего действительность их взаимоотношений.
Взбежав вверх по лестнице, она зашла внутрь.
В длинном коридоре, ведущем в секционную патолога-анатомического отделения, глухо потрескивали флюоресцентные лампы — вытянутые тубусы, молочного оттенка, освещали узкое пространство мертвенно-бледным светом. В воздухе витал сладковатый запах медикаментов, вязкой приторностью оседающий на верхнее нёбо и кончик языка.  Снующие повсюду люди в белых халатах, напоминали бесплотных призраков: бледные, сутулые, маскирующие синие круги под глазами, после очередного бессонного дежурства. Если кто и мог потягаться с полицией в постоянном недосыпе, так это врачи — собраться по тяжёлой работёнке. Но, грешно жаловаться, если сам выбрал подобную профессию.
Подходя к двустворчатой двери, облицованной каким-то металлом, Лиссана достала из рядом стоящего стеллажа зелёный хирургический халат, поспешно накинув его поверх своей осенней куртки. Подобрав волосы в пучок на затылке, надела латексные перчатки, помня о соблюдении санитарных норм. Входя внутрь помещения, женщина была похожа на заправского судебно-медицинского эксперта, только отразившееся на вытянутом лице выражение неприязни выдавало в ней человека далёкого от искусства расчленения.
Вежливо поздоровавшись с пухленькой негритянкой по имени Эвани Роджерс, порхающей вокруг обнаженного мертвеца со скальпелем, О`Коннелл огляделась по сторонам в поисках папки с подготовленным отчетом. Ей совершенно не хотелось отвлекать патологоанатома от процесса вскрытия, так что она лишь коротко объяснила той о цели своего визита, а потом начала перебирать документы.
Не прошло и пяти минут, как искомый клочок бумаги, заверенный подписью и официальной печатью, оказался в её цепких пальчиках.
Радуясь тому, что больше ненужно вдыхать зловонный, резкий аромат формальдегида,   Лиссана улыбчиво распрощалась с трудящейся женщиной, невербально отметив, что та больше похожа на мясника в продуктовом отделе, чем на специалиста высокого уровня. Уж больно небрежно она делала надрез, пытаясь вскрыть грудную клетку.
“Впрочем, — поспешила заверить себя О`Коннелл, — парню уже всё равно, какой шов останется на теле. Мертвецы не переживаю из-за таких пустяков, как внешность. Вряд ли, кто-то из них может подать на Эвани в суд за то, что она криво располосовала их подверженную разложению плоть.”
Достав из внутреннего кармана мобильный телефон, набрала номер Корнера. Нужно было как можно быстрее оповестить его о том, что заключение получено, но трубку никто не брал. Надиктовав на автоответчик целую браваду, обещающею суровую расплату за оказанное одолжение, Лиссана надула щеки, а затем с характерным шумом выпустила изо рта воздух.
— Половина дня ушла коту под хвост. — Шепотом пробубнила себе под нос ирландка, скользящим шагом завернув за угол.
Внимание её сразу же привлек молодой человек: его потерянный взгляд и вялость движений, красноречиво свидетельствовали о сильном эмоциональном потрясении. Понаблюдав за ним издалека, О`Коннелл заметила в его поведении первые признаки назревающей депривации. Своим сломленным видом, он напомнил ей одну девчонку, которая когда-то так же сидела прижавшись хребтом к стене, точно лишившаяся хозяина собака.
Лиссана не смогла заставить себя остаться в стороне.
Решительно приблизившись к незнакомцам, ловким движением выхватила из рук паренька юридический контракт, бегло изучив содержание печатных строк. Вышедший из ступора мужчина, одетый в неброский строгий костюм, тотчас оживился, подав полный возмущение голос:
— Что Вы такое себе позволяете?
— Так, значит, — сдержанной интонацией проговорила она, обращаясь непосредственно к темноволосому юноше, совершенно игнорируя присутствие рядом злящегося бюрократа: — ты решил отказаться от выплаты денежных средств в пользу страховой компании?! Щедрый мальчик.
— Уходите немедленно! Кто Вы, черт подери, такая? Я буду жаловаться на Вас.
Не испытывая никакого желания общаться с жуликоватым очкариком, О`Коннелл откинула полы куртки, демонстрируя сверкающею бляху полицейского значка. Постучав по его ободу кончиками аккуратно постриженных ногтей, она самодовольно усмехнулась, заметив, как быстро побледнел мужчина. Вся его спесь моментально испарилась. Выхватив документ, он торопливо распрощался со всеми присутствующими, пулей кинувшись к выходу.
— В следующий раз, читай, прежде чем подписывать. — С деланной укоризной в голосе, проговорила Лиссана, присев на корточки рядом с молодым человеком. — Хочешь выпить?

Отредактировано Lissana O'Connell (2014-12-19 22:19:36)

+1

4

Выпить? Может быть. Я проводил взглядом того очкастого, пообещав при личной встрече ночью набить его вежливую физиономию так, чтобы он долго залечивал свои шрамы. Желательно, чтобы на моём лице была какая - то маска вроде той, которую надевают сейчас подростки, с черепом, одев чёрную толстовку с капюшоном, чтобы больше походить на Смерть. Или на маньяка из фильма "Крик", такую вытянутую маску смерти. Или из фильма "Восставший из ада", с гвоздями. Продаются же. Избить. Кастетом. Битой. Клюшкой для гольфа. Неважно. Главное, чтобы он сам почувствовал расплату за обман и не мог побежать в суд отстаивать свои права на враньё. Понимаю, что он лишился своих комиссионных, но я мог бы лишиться гораздо большего. Выпить. Я отрицательно помотал головой. Это не залить никаким количеством. Можно свалиться от количества выпитого, но наутро встать с двойной болью. От потери близких и от головной боли от смешанного внутри.
  нет, я не хочу выпить. Мне просто холодно и неуютно. И не хочется никуда идти. Замереть, уткнув лицо в ладони, отгородиться так от мира и окаменеть, чтобы уж точно оставить Землю позади. Сойти себе и пусть продолжает движение по своей извечной траектории вокруг Солнца, но только чтобы я оставался в стороне и не вмешивался в ход этого мира.
  - Спасибо вам. Действительно спасибо. Я бы подписал сейчас даже признание в том, что убил президента Кеннеди.
  Неловкая пауза. Мне, в общем то, всё равно. Но не хочется прогонять эту женщину от себя. В конце концов, она не преследовала никакой корысти, подойдя ко мне и не дав страховой компании совершить мошенничество в отношении меня. Просто подошла и не дала сделать ещё один перелом в моей жизни, отнявшей родителей, и едва не отнявшей ещё и то, что они хотели оставить мне. Может, я и сам останусь в песках далеко за океаном, или здесь, похороненный даже без воинских почестей - на таких, как мы, дядя Сэм наплевал и растёр. Мы лишь несём радость демократии в мир на себе. Неважно, нужна она в мире или нет. Хотя мне наплевать и растереть самому на то, что я защищаю. Хотя - сейчас, после отпуска я как раз и отправлюсь куда подальше, за океан, обращусь в первый день по прибытии. Хорошая мысль.
  - Но выпить это лишнее. Это не поможет. Не воскресит. Спасибо в любом случае.
  Я перебираюсь на подоконник и сажусь на него с ногами, обнимаю колени. Если меня попросят сейчас удалиться, я сделаю то же самое, но у себя дома. Сяду на подоконник, уткнусь лицом в колени и замру. Рано или поздно я надоем местному персоналу и меня попросят отсюда удалиться. Заодно продумаю план мести. Пусть меня потом ищет этот хлыщ из страховой за океаном, чтобы привлечь к суду. Я просто не успею засудить его. У меня скоро служба.
  - Хотя... спиртное здесь?
  По сути, в любом морге есть спиртное. Запахи, тела, содержимое - не все способны равнодушно относиться к такому. Иногда просто необходимо разрядиться. Так мне рассказывали, и сейчас я узнаю, правда это или нет. Стакан крепкого алкогольного напитка мне сейчас нужен. Поднять и выпить залпом, как в своё время на спор на вечеринке. Я, правда, тогда быстро упал и уснул, пока остальные танцевали, а моя подруга, которую я привёл на вечеринку, умудрилась с кем - то по пьяни потерять девственность и даже не помнить, с кем же она переспала. Я застал её спящей на животе, с её трусиками на настенном бра, ягодицами из под белой юбки и застывшую кровь из её вагины. Я не стал е будить. Просто при следующей встрече она была послана мной.
  Выпить. Почему нет? Я встаю, и, как лунатик, следую за женщиной, отбившей у страховщика оставленное мне родителями.

+1

5

Сканируя взглядом ежесекундно меняющееся выражение лица молодого человека, Лиссана педантично точно подмечала каждую мимическую черточку, практически безошибочно определяя скачки его эмоционального фона. Для опытного криминального психоаналитика не составило особого труда  прийти к определенным выводам. Поспешно удалившийся жуликоватый толстяк, послужил наилучшим подтверждением её гипотезы о финансовых махинациях страховой компании. И, насколько можно было судить по разбитому виду юнца, афера касалась кого-то из его близких. Точно сказать, кого он потерял, О`Коннелл не могла, но и лезть в душу с личными расспросами не собиралась. Слишком красноречиво парень рассыпался угрозами в адрес обидчика, поэтому женщине абсолютно не хотелось мешать ему выплескивать негативные сгустки энергии в пространство. Ведь, в конце-концов, именно в подобное разрядке он и нуждался: долго копить в себе невысказанную злость, всё равно что каждый день выпивать по глотку сильнодействующего яда. Рано или поздно это тебя убьет.
— Перестань рассыпаться благодарностями. Я ничего такого не сделала. Всему виной любопытство, заставившее меня сунуть свой длинный нос в чужое дело.
Губы её растянулись в доброжелательной улыбке, призванной внушить молодому человеку чувство благорасположения. Ведя себя спонтанно и легко, Лиссана всем своим видом выражала дружелюбное настроение, словно призывающее к чистосердечной откровенности. Гипнотически-мягкие интонации её спокойного голоса, были способны ввести в состояние транса любого, однако она вовсе не собиралась устраивать сеанс психологической терапии в коридоре медицинского центра. Несмотря на потрясение, которое переносил юноша, О`Коннелл сразу признала в нём стрессоустойчивую личность, способную самостоятельно перебороть внутренних демонов. Единственное, что требовалось от неё сейчас — присутствие поблизости. Нельзя было оставлять его в одиночестве, потому что парень мог замкнутся и уйти в себя. Ирландка на собственном опыте знала, какими последствиями чреваты подобные состояния.
— Как твое имя, мальчик? — поднявшись с корточек, поинтересовалась она, наблюдая из-под иссиня-чёрных ресниц за тем, как он мечется в замкнутом помещении, точно дикий зверь попавший в клетку. — Меня зовут Лиссана, но чаще — Лисса. Я заметила на твоей шее армейские жетоны, так что могу предположить, что ты военнослужащий. Это о многом мне говорит. Например о том, что ты сильнее, чем думаешь.
Подойдя к подоконнику, женщина мягко погладила юношу по темно-русым волосам, коснувшись пухлыми губами его виска. Точно мать успокаивающая родное дитя,  несколько раз провела ладонью по его спине, разглаживая складки на футболке. Вспоминая себя на его месте, О`Коннелл неизбежно проникалась искренним сочувствием, позволяя себе несколько больше вольностей, чем требовалось. Однако, возможно, если бы в её молодые годы, после потери приемных родителей, рядом оказался бы тот, кто помог бы ей справится с тяжестью этого бремени, она бы смогла избежать множеств страшных ошибок. 
— Что-то я сомневаюсь, что здесь имеется стоящая выпивка. — Театрально оглядевшись по сторонам, женщина усмехнулась, довольно самонадеянно взяв руку юноши в свою. — Тут воняет смертью. Нужно сменить антураж для продолжения знакомства. Я знаю отличный паб, который находится неподалеку. Там подают настоящий шотландский эль. Думаю, что тебе не помешает пара кружек.
Не дожидаясь ответной реакции на своё предложение, Лиссана требовательно стянула молодого человека с подоконника на пол, потянув его за собой в сторону выхода. Даже если бы он вздумал сиюсекундно дернутся, высвобождаясь из цепких пальчиков полицейской, то ничего путного из маневра не вышло бы — уверенная хватка ирландки, походил на защелкнутый механизм стальных наручников. 
— Слушай, — сбавив темп шага у припаркованного на улице автомобиля, О`Коннелл задумчиво потерла указательным пальцем кончик подбородка, — а сколько тебе лет-то, мальчик? Надеюсь, ты уже совершеннолетний? Спаивать детишек совсем не комильфо.
Отпустив наконец его руку, женщина достала из кармана ключи, нажатием кнопки деактивировать работу сигнализации. Распахнув перед парнем дверцу пассажирского сидения, она обошла машину кругом, удобно пристроившись за рулевым колесом.
— Ну так, прокатишься со мной?

+1

6

Когда незнакомка коснулась Брэндона, он внутренне напрягся, преодолевая невольную дрожь, он не шевельнулся, когда она коснулась губами его виска. Брэндон сам себя сравнивал с тигром. Смотри, но не трогай. Как тигр, готовый вцепиться в руку коснувшегося, даже если это самые благие намерения. Но он стоял неподвижно, разве что задышав от вырывающихся наружу эмоций - прежде всего желания вырваться, отбежать, вновь выдержать безопасную дистанцию с ненарушаемым личным пространством, и, если бы не армейская выдержка, он бы так и сделал. Сейчас, он, правда, напоминал не тигра, а загнанного зверька. Вот он в углу, к нему протягивают руку, а он готовится сделать свой, возможно, предсмертный, укус, чтобы уйти на тот свет каким угодно, но не побеждённым. И всё же он был должен ей, даже если она просто оказалась рядом в нужное время и в нужном месте, и вовремя полюбопытствовала, что за бумагу ему дают на подпись. Потому он сдержал себя, дал вывести, не сопротивляясь, сел в машину, так же невидяще глядя в экран лобового окна машины перед собой.
  - Я достаточно взрослый, чтобы пить шотландский эль - сказал он, всё ещё глядя перед собой. Ему двадцать, скоро уже он должен будет отправиться домой. Она и так поняла, что он служит в армии, и смысл называться он не видел, спросил только - а ты кто? Добрая самаритянка? И у тебя что то стучит в двигателе. Томозни и задери ей капот.
  Брэндон проявил тут не меньше твёрдости, чем только что она сама. Заглянув под капот, присвистнул.
  - Давно масло меняла?
  Пять минут сидения на капоте, выкуривание сигареты, пока масло стечёт, вытаскивание щупа, просмотр, ещё один присвист с прокручиванием пальца у виска. Критический взгляд на замасленный поддон, под которым образовалось маслянное пятно на асфальте.
  - В твоей машине почти нет масла.
  непонимающий взгляд. Брэндон даже напрягся. Анология не совсем удачная, но понятная, на его взгляд.
  - Понимаешь, ехать в машине, где нет масла - всё равно что бурно трахаться, когда ты совсем сухая.
  Неприятно, даже болезненно, и, как бы ни хотелось своего партнёра, ничего не получится. Он, разумеется, не стал спрашивать, приходилось ли ей в её практике получать столь сомнительное удовольствие, как секс всухую. Да и не станет он спрашивать.
  - Короче... мой тебе совет. Вызывай эвакуатор, отвози машину на сервис, или хотя бы на эстакаду. Поблагодари машину, что она не такая стерва, чтобы накрыться во время пути или в пробке, и дотерпела до меня. Я поменяю тебе масло. И рекомендую отдать, чтобы тебе перебрали двигатель. Почти наверняка цилиндры без смазки уже стёрты - снова непонимающий взгляд от слова "уилиндры" - и желание сравнить состояние двигателя с дырявым презервативом. Защита есть, а толку от неё нету.
  - Да не парься ты. Будет бегать твой белый конь... принцесса - Брэндон усмехнулся. Сейчас у него при себе не было даже гаечного ключа, не говоря и об остальных инструментах. И нечего тут говорить об остальном - тоже надо купить. Впрочем, тот же шотландский эль можно выпить и в процессе починки ,правда, количество пинт тут будет значительно больше. Только вот что решит эта женщина, если скажет, что "я ездила на такой машине и буду дальше ездить", то Брэндон разве что пожмёт плечами. И отправится восвояси, не желая застревать потом. Сейчас, по крайней мере, есть недалеко автомагазин, где можно всё прикупить.

+1

7

От кирпичного здания больничного морга, лицемерно облицованного белоснежными панелями сайдинга, веяло потусторонней безнадежностью. Обходя служебный автомобиль рядом с передним бампером, Лиссана ненадолго задержала взгляд на нижнем ярусе,  отчетливо чувствуя, как дребезжат натянутые струны ностальгических воспоминаний, порождая в мыслях пыльный ворох острых образов, которые так и не удалось захоронить. Непредвиденное столкновение в коридоре с поникшим парнишкой, послужило естественным катализатором, поднявшим из недр прошлого тени давно умерших людей. Присаживаясь на водительское кресло, женщина ощущала на своих узких плечах мутные взгляды мертвецов, присматривающих за ней из садов мнимого эдема. Опуская ладони на руль, она перебирала утонченными пальцами, отрезвляя разум тихим хрустом обшивки. Нечто в юном незнакомце безжалостно напоминало ей саму себя. Схожесть ситуации и антураж медицинского учреждения придавали их встрече горький привкус неотвратимого déjà vu … О`Коннелл не нравилось это.
Повернув ключ в зажигании, она выехала на дорогу, уверенно перестроившись в нужный ряд. Выбрав кратчайший путь до паба, убрала в бардачок папку с заключением судебно-медицинского эксперта, включив аудиосистему. В одночасье пространство кожаного салона целиком поглотила мелодия льющаяся из динамиков — Nirvana «Lithium». Чуть запрокинув голову назад, Лиссана стала подпевать завораживающему голосу Курта Кобейна, пытаясь не акцентировать внимания на душевном состоянии спутника. Ирландка прибывала в уверенности насчет того, что парнишка отвергнет любые проявления посторонней жалости к себе. Когда-то она побывала на его месте, и все эти учтивые соболезнования, лживые гримасы сочувствия на физиономиях едва знакомых личностей, только раздражали и бесили её.
— Не хочешь называть имя, — твоё право, — но хоть намекни, как к тебе следует обращаться. Или может мне продолжать звать тебя “мальчиком”?
Саркастично изогнув галочку правой брови, О`Коннелл сбавила скорость, направив машину к обочине. Вопрос о том, кто же она такая, повис в воздухе скупой очевидностью. Представляться второй раз женщина не собиралась. Её имя уже звучало ранее, а полицейский значок с номером участка, прикреплённый к ремню на джинсовых штанах, итак прекрасно дополнял чёткое представление о том, кем она является. Однако, проигнорировать его любопытство было бы крайней не вежливо, так что ирландка, очаровательно усмехнувшись, вкрадчиво произнесла:
— Считай меня своей крестной феей, — подумав, добавила — которая нихрена не разбирается в слесарном мастерстве.
Откинув спинку водительского кресла назад, Лиссана вальяжно растянулась во весь рост, закинув модельно длинные, идеально стройные ноги на приборную панель, подложив скрещенные ладони под затылок. Пока парнишка копошился в моторе, она блаженно отдыхала, прикрыв отяжелевшие веки. Всё-таки, выспаться сегодня, так и не посчастливилось. К чему упускать такой редкий шанс передохнуть, мешаясь под рукой того, кто более или менее разбирается в механике?!
— Ты слишком часто приводишь в пример аналогии связанные с половым актом, — размеренным голосом проговорила О`Коннелл. — Видимо у тебя давно не было секса. — Приподнявшись, выглянула из открытой дверцы, испытывающим взглядом пробежавшись по лицу собеседника. — Может махнём в стриптиз бар? Нет? Ну как хочешь … В магазин, так в магазин.
Ведя себя раскрепощенно и легко, будто в беседе со старинным товарищем, женщина отпускала будуарные подколы, чтобы пробиться сквозь психологическую стену, которую, возможно, сам того не понимая, упорно выстраивал юноша. Ей требовалось наладить с ним непринужденный контакт, чтобы лучше понять и помочь в случае необходимости, но пока видимых успехов не наблюдалось. Он вел себя отрешенно от главной проблемы, очевидно пытаясь справится с душевной травмой по средствам банальной отвлеченности от неё. Сломавшаяся машина послужила неплохим предлогом для этого. Сознательно или нет, но парнишка однозначно старался забыться за делом.
— Ты хорошо соображаешь в механике. Отец научил?
Закрыв автомобиль и включив сигнализацию, Лиссана последовала за незнакомцем в сторону ближайшей лавки запчастей, стараясь скрыть негодование о том, что выходной превращается в сплошное разочарование. И удивляться тут нечему. День начавшийся в морге, по определению, не может закончится хорошо! 

Отредактировано Lissana O'Connell (2015-01-14 11:36:28)

0

8

- Ты же видела договор - я усмехаюсь - где было написано имя. Брэндон.
  Я начинаю перечислять продавцу то, что нужно, не заботясь о том, сможет ли моя новая знакомая, Лисса, оплатить их. Всё равно, не заметь я подозрительный шум, ей пришлось бы приобретать то же самое плюс оплачивать дорогостоящий ремонт, когда двигателю настанут конкретные кранты. Покупок хватает на два пакета - масло, фильтры, омывающая жидкость, плюс пустой бачок для того, чтобы собрать отработанное масло. Подходим обратно к машине, я бесцеремонно лезу в багажник, достаю запаску, домкрат, чтобы мне было удобнее залезть под днище. Ба... интересно, откуда у неё набор инструментов? Кто то впарил на улице, что ли? Конечно, это полное дерьмо, но с красивой упаковкой, но на раз хватит повозиться. Девственный, нетронутый, я даже замурлыкал от удовольствия. Залезаю под днище машины, открутить фильтр и слить остатки масла. Протягиваю руки, находясь под машиной.
  - Ключ на двенадцать.
  Получаю нужное.
  - Бачок. Пустой который.
  Тоже получаю, подкладываю, так удобно, когда защита картера не мешает. Я даже готов расцеловать сейчас Лиссу за то, что у неё такая удобная марка машины и не требует разбора днища ради того, чтобы дотянуться до одного болта. Подставляю бачок, начинает стекать масло. Я протягиваю руку.
  - Шотландский эль. как это нет?
  Я это говорю в шутку. Масло слито, и я вылезаю из под машины, отодвигаю бачок, заливаю аккуратно омывашку - почти пять литров вмещается в её двигатель, прежде, чем щуп показывает нужный объём. Хороший объём. Залезаю в кабину, завожу двигатель.
  - Пять минут пусть работает.
  И смоет все шлаки. Ничуть не заботясь о состоянии канализации Сакраменто, я выливаю отработанное масло в решётку для дождевой воды. Машина продолжает работать, я смотрю на часы, достаю масляный фильтр, и успеваю выкурить сигарету. Мы почти не разговариваем, пока я занят, правда, я иногда комментирую свои действия. Я много разговариваю на сексуальные темы? совсем как в анекдоте "вы много комплиментов говорите. Вам, наверное, очень трахаться хочется" - ну а в армии где ты развеешься? Нигде. Я, конечно, оброс некоторой циничностью, но чтобы это стало так заметно?
  Выключаю двигатель, снова открываю крышку, залезаю вниз и снова отвинчиваю болт, подставляю бачок под отработанную омывашку и он наполняется почти полностью. Пора менять фильтр, я начинаю его откручивать, но вот блестящий ключ, китайский, почти не справляется с работой. Я пыхчу, фильтр, особенно прикипевший, вещь упрямая, но я тоже. Слышится хруст, в уонце концов, часть машины сдаётся и я отвинчиваю фильтр, передаю Лиссе со словами "в мусор" и навинчиваю новый, чуть смазав новым маслом. Дело завершено, я вылезаю, заливаю новое масло, снова поданное моей ассистенткой.Заворачиваю крышку двигателя, работа выполнена. Снова завожу.
  - Стук потише. чтобы устранить, завтра лучше ехать на сервис, у меня нет возможности самому сделать расточку. Нужно оборудование, диагностика посерьёзнее, чем на глаз. Или, у отца в гараже есть тестеры, можем там. с шотландским элем.

+1

9

Пешая прогулка для ближайшего магазина автомобильных запчастей, прошла на удивление спокойно и непринужденно. Несмотря на минимальный уровень общения в пути, Лиссана смогла сделать парочку любопытных наблюдений, основанных на поведении молодого человека. Постепенно, шаг за шагом, он начинал открываться ей, пусть и делал это несколько специфически. Торопить его женщина не собиралась, предпочитая деликатную стратегию. Но в душе ирландка праздновала первую победу, ведь юноша соизволил представился.
— Видишь ли, одно дело прочесть чьё-то имя, и совсем другое — услышать из уст самого человека. Так можно понять, хочет ли он продолжать знакомство.
Проходя в небольшое полуподвальное помещение, заставленное массивными стеллажами с металлическими инструментами и деталями, О`Коннелл поморщилась от угарного симбиоза запахов солидола и бензина. От их удушливого воздействия, её моментально начало мутить, но женщина решительно сглотнула ком застрявший в горле, решив не подавать дискредитирующего вида. Не хватало ещё, чтобы Брэндон стал воспринимать её, как избалованную размазню, коих итак чересчур много нынче. Ни то, чтобы Лиссану очень заботило мнение двадцатилетнего паренька, просто потребность выглядеть сильнее, чем она есть на самом деле, давно вошла в безоговорочную привычку.
— Ты решил скупить пол магазина за мной счет? — следя за тем, как новоиспеченный знакомый выкладывает перед продавцом целую корзину “обновок” для её автомобиля, О`Коннелл мысленно сокрушается на тему того, что полицейским слишком мало платят.
“Да~а, чтобы протянуть до следующей зарплаты, теперь мне придется продать чью-нибудь почку. Я даже знаю, чью именно …”
Пошатавшись вокруг кассы пару минут, рассчитавшись за приобретение кредитной картой, ирландка встряхнула волосы на затылке, торопливой походкой выйдя следом за Брэндоном.
День сегодняшний всё больше походил на цирк абсурда: вместо того, чтобы блаженно валяться в уютной постели дома, смотря по телевизору какой-нибудь голливудский боевик, она вынужденно торчала на обочине дороги, изображая из себя глупого подмастерья механика. Конечно, помощь молодого человека пришлась кстати, и Лиссана была ему безмерно признательна за проделанную работу, но всё же — свой выходной ей хотелось провести несколько иначе.
Облокотившись локтями на капот, отставив округлые бедра в сторону, женщина терпеливо ожидала, когда юноша выберется из-под машины, сообщив о том, что можно ехать в излюбленный паб за качественной выпивкой. К превеликому несчастью, повреждения запущенного транспортного средства, по видимому, были куда более серьёзней, чем она могла предположить. Полагаясь на опытность Брэндона, О`Коннелл нехотя расставила приоритеты, сочтя ремонт автомобиля первостепенной задачей. Всё-таки, как ни крути, а машина — вещь полезная, особенно в её сфере деятельности. Иногда наличие энной играет важнейшую роль.
— Ты за рулем. Держим путь в гараж твоего отца, только перед этим заедем в бар, чтобы прикупить “топливо”. Можно ещё заскочить в какую-нибудь кофешку и взять еду навынос: уже почти полдень, а у меня во рту и маковой росинки не было. Думаю, что у тебя — тоже.
Садясь на пассажирское кресло, Лиссана дружелюбно подмигнула пареньку, достав из кармана кожаной куртки мобильный телефон. Проверив входящие сообщения, а также полицейские сводки о происшествиях в городе, ирландка успокоила себя тем, что никакой внезапной работёнки сегодня уже не предвидится.  Значит, впервые за несколько адских недель, ей выпадет шанс полноценно выспаться, не просыпаясь посреди ночи от срочного звонка. Радостная возможности избежать сверхурочных дел, вернула ей былой оптимизм, пробудив живую улыбку на широких губах. Опрокинув плечи на спинку сидушки, О`Коннелл  вновь обратила своё внимание на Брэндона, изучающим взглядом зеленых глаз пройдясь по его сфокусированному выражению лица.
— Притормози вот здесь.
Выйдя возле китайского ресторанчика, женщина скрылась в его дебрях, появившись на улице спустя пять минут. Руки её были завешенным белыми полиэтиленовыми пакетами с эмблемой заведения, так что она предпочла подождать, пока юноша соизволит открыть перед ней дверцу, помогая уложить еду на заднее сидение.       
— Я не знала, какое твое любимое блюдо, так что набрала всего по чуть-чуть. Надеюсь, что ты не имеешь ничего против восточной кухни. После армейской похлебки, цыпленок «Кунг-Пао» — божественная амброзия. Но, если ты все-таки из привередливых, то я с удовольствием съем все сама.
Демонстративно смакуя аппетитный аромат наполнивший салон автомобиля, Лиссана искоса наблюдала за реакцией молодого человека, стараясь не упускать из виду перемены в его эмоциональном спектре. Пока что он выглядел спокойным и собранным, однако рецидив мог произойти в любой момент. Оставалось надеяться, что по дороге в гараж отца, Брэндон не решит протаранить её машиной бетонную стену. Пуская его за управление, О`Коннелл допускала подобную возможности, сознательно идя на риск, ради укрепления доверительных отношений. Так уж повелось с детских лет, что любой поступок ирландки имел какой-то сакраментальный смысл.
— Нам ещё далеко?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Страница жизни на "до" и "после"