vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Big bang


Big bang

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ELIZA MCLAREN & IRVINE HILL


декабрь 2014 года; Сакраменто


Будто по мановению руки какого-то всесильного существа люди разом начинают походить на сумасшедших, Ирвин Хилл терпеливо весь день слушает их треп об одном и том же: о гряде взрывов, прокатившихся по Америке. 4 теракта подряд. Они действительно заставили страну содрогнуться, хотя и не в прямом смысле этого слова. Но химику глубоко положить на них, он любит свою страну ровно настолько чтобы собственноручно не закладывать бомбы вокруг себя, все остальное уже его не касается.

Встревоженные коллеги крутят на языках одну и туже заевшую пластинку не только на работе, но даже в баре. В конце концов, когда все это окончательно надоедает, мужчина опрокидывает последний бокал рома и покидает компанию. Заскучавший, уставший и немного на веселее он возвращается в квартиру, привычным жестом руки включает телевизор чтобы разбавить его бессмысленной болтовней тишину, укладывается на диван и подзывает к себе кота. В этот же миг телевизор тоже начинает говорить о террорах, и тогда Хилл радуется лишь тому, что коты не умеют говорить.

Отредактировано Irvine Hill (2014-12-16 22:47:56)

0

2

Внещний вид Элиз.
В какой-то момент, мы допускаем небольшую ошибку способную повлечь за собой серьезные последствия. Где-то мы просчитались, где-то не доглядели важную деталь, которая вот-вот выведет на наш след не того, кого следовало бы. Мы сами чаще всего являемся своими собственными врагами, но всякий ли может осознать эту простую истину? Конечно, наверное, нет. Особенно если ты считаешь себя неуязвимым и неуловимым, которому удавалось улизнуть от полицейских, подделать свое удостоверение личности, и, вообще исчезнуть с карты мира, скажем так. Но, удалось ли этому человеку окончательно испариться с радаров слежки спецслужб? Скажем вам честно, нет. И, может ЦРУ бы не заинтересовалось бы Ирвином Хиллом, если бы конечно не его связь с теми, кого собственно говоря агентство и искало. Слишком много зацепок за последнее время указывало на этого парнишку, но знал ли он с кем имел дело, или для него важное было только то, сколько ему заплатят - Элиз оставалось только гадать. Она вообще не понимала тех людей, которые шли против своей же страны, но, бывает же в стаде паршивая овца, и этой овцой стал Хилл.
Часы показывали полночь, а если быть точным, без пяти минут двенадцать. Женщина сидела за своим столом подперев руками подбородок. Ее взгляд был целиком и полностью сосредоточен на папке, которая лежала прям под носом. Небольшого формата фотография, несколько снимков после слежки, и, куча исписанных листов. Этот объект давно заинтересовал службу, с конца две тысячи второго где-то, но потом он пропал на какое-то время, и вышли на него уже только на Ямайке. Вопрос лишь встает о том, почему именно тогда его не перехватили? Ну, наверно потому, что доказательств было мизерно мало, а наркоманами, по сути, агентство не занимается, как не крути. Вот поэтому и медлили. Вот поэтому и ждали, когда Ирвин допустит ошибку. И, о чудо, словно Макларен услышал кто-то сверху и предоставил пару недель назад доказательства причастности Хилла к той организации, которую ищут ЦРУ. Единственный только минус, все-таки он кажется был пешкой, ибо на лидера Элиза с командой так и не подобрались. Слишком все запутанно, у этих арабов.
Звонок мобильного телефона заставил блондинку вырваться из своих размышлений и отвлечься. Она едва подпрыгнула даже на своем месте, а потом быстро схватилась за аппарат. По ту сторону провода раздался голос товарища, который сообщил о том, что команда спецназа уже находится возле дома цели, и Макларен следует пройти в кабинет наблюдения. Она подтвердила свое скорое прибытие, и, положив трубку, еще раз взглянула на дело Ирвина Хилла. - Ты-то и приведешь нас к цели - Женщина захлопнула папку, взяла ее в руки и встав с места направилась к выходу. Погасив свет, еще раз осмотрев помещение, которое уже практически стало домом родным, Лиз выходит за дверь и направляется прямо по коридору. Заворот, еще один поворот и спуск по лестнице. Пройти небольшой холл, а после открыть дверь в другой кабинет, который был намного больше предыдущего. Который был даже практически при полном отсутствии света - ярким от мониторов. - Ловим его, как террориста - Раздался голос рядом и тут же перед глазами появился стакан с кофе. - Он, отчасти, таковым и является. - Сухо произнесла блондинка беря стакан в руку и благодарно улыбнулась своему другу и напарнику за все эти годы. Эх, сейчас бы увольнительный, посидеть с ним в каком-нибудь кафе за чашкой кофе и вспоминать пройденные операции бок о бок. - А ты уверена, что этот идиот выведет нас на того, кого мы ищем? - "Парочка" неторопливо направлялась к своим местам, лишь изредка поглядывая на мониторы своих коллег. Неизвестно, что искал там мужчина, а вот женщина выискивала какие-то новые для себя детали, которые бы смогли пригодиться. - Я в этом уверена. - Снова спокойно и сухо произнесла блондинка держа деловой и рабочий вид. Она подошла к своему месту, поставила стакан с кофе на стол и скрестив руки на груди, закрыла на мгновение глаза. Три. Два. Один. Дав команду спецназу начинать операцию, Макларен села за свой компьютер и принялась выжидать.

Тем временем, на другом конце города, возле двери в квартиру стояло пять человек экипированных с головы до ног. Казалось бы, ловля обычного человека, не опасного даже, но захват был словно при операции на какую-то банду. Отчасти, такая страховка была наверно на тот случай, если сейчас, в данную минуту и секунду, Ирвин находился в квартире не один. Хотя, по всем данным он должен был быть один, но... Но, просто страховка. Ведь никто из нас не застрахован от резких поворотов ситуации, поэтому, когда группа получила приказ "начинать", двое приготовили свое оружие на исходную позицию, двое встали на прикрытие тыла, а один со всего размаху выбил входную дверь ногой. - Разделиться - Последовал приказ главного, и спецназ разбрелся по просторному помещению. Кто-то направился на второй этаж сразу, кто-то обследовал весь нижний. - Он здесь! - Раздалось по рации, когда один из мужчин наставив свой ствол на лежащего на диване Ирвина, приказал тому не шевелиться если не хочет попрощаться со своими мозгами. - Посылка у нас. Повторяю, посылка у нас - Один из спецназовцев откинул крутящегося рядом кота в сторону, второй мужчина схватил Ирвина и швырнул лицом в пол. - Догулялся малец - Раздался грубый голос, а затем смешок, когда он уперся коленом в спину пленника и достал наручники. - Эээ, не-а парень. - Стоящий рядом напарник, для страховки держа оружие на прицеле, заметил какое-то легкое движение Хилла, и резко ударил чтобы тот если уж не согнулся, то хотя бы потерял сознание. Обмякшее тело куда проще доставить в пункт назначения.

+1

3

IRVINE HILL
Пол в баре липкий, не иначе кто-то разлил сладкое бабское пойло, ботинки скрепят при соприкосновении с плиткой, нехотя отлипают. Ирвин Хилл брезгливо вытирает обувь о половик на пороге заведения и спешно выходит на улицу. Паршивое место, просто дыра для отчаявшегося офисного планктона. На улице ничуть не лучше: загаженный выхлопными газами воздух сразу же забивает легкие, а мелкая морось начинает бить в лицо. Мужчина морщится, засовывает руки в карманы куртки поглубже и от это слегка сутулится. В этом районе города нечем дышать даже ближе к полуночи, машин меньше не становится никогда. К выхлопным газам прибавляется ещё и сигаретная вонь, которую старательно распространяют уже не только водители, дымящие в окошко, но и прохожие. Курили бы траву, у нее даже запах приятный.
Влажность сегодня высокая, не меньше 95 процентов, от этого город буквально раскисает в непонятно откуда взявшейся воде. Не дождь и не туман, невнятная херня в воздухе. Хилл натягивает шапку на дредатую голову. Выпитый ром вроде бы должен был расслабить, но как-то не сложилось, отвращение ко всему только нарастает с каждой новой минутой. Ром, кстати, в этом баре тоже продают паршивый, то ли бадяжат что-то, то ли выдают паленку за Эпплтон. На утро наверняка будет сушит, и голова станет раскалываться, но пока все-же он затуманил сознание хоть каким-то намеком на спокойствие и очень кстати нагнал сонливость. Если бы не пойло, то Ирвин едва ли вынес своих коллег настолько долго сегодня, на трезвую голову их компанию можно терпеть разве, что на работе. И то не желательно.
Мужчина ловит такси, останавливается первая попавшаяся машина с шашечками и он, завалившись внутрь, бурчит водителю адрес. Ну хотя бы тут повезло.
Очень скоро автомобиль останавливается у знакомой парадной, американец расплачивается с водителем и немного пошатываясь направляется к лифту. В доме тишины, большинство его жителей уже давно спит, а те, что любят барствовать по ночам вернуться в квартиры ещё не успели. Лифт подымает на верх, этаж следует за этажом, с каждой секундой ростет ощущение смертной скуки. Весь день состоит только из вот таких вот будничных заурядных событий, весь день все говорят об привычных вещах и разве, что только недавнишние теракты привносят разнообразие, но они то уже успели встать посреди горла. Хилл выходит из кабины лифта на последнем этаже и понимает, что ко всему прибавилось ощущение тошноты. Теперь то он готов спорить на что угодно, что мудак-бармен наживается на посетителях ихней дыры, продавая неликвид, единственное, что может выгородить бармена так это те самые теракты, ведь химика мутит от них точно также, как от паленного рома.
Оказавшись внутри родной квартиры американец скидывает обувь с курткой, а потом сразу же отправляется в одну из гостиных: ту, что на втором этаже. Он ложится на диван, думает о своем. В какой-то момент бубнящий телевизор превращается в безликий фон. Полудрема окутывает Ирвина пока в его голове продолжают лениво течь мысли ни о чем. Например, он думает о том, что сейчас было бы хорошо найти Рут, жаль, что сегодня она по своему обыкновению заверялась куда-то, упорхала в неизвестно направлении. Нет, сегодня он не хочет с ней секса, этот паршивый день уже ничем не исправишь, его окончания стоит только дождаться, но присутствие девушки все-таки разбавило бы все это дерьмо, сделав его чуть более сносным. Но пташка как всегда пропадает в своем мире, к слову, делает это удачно – её никак не касается неудачный день Ирвина.
В какой-то момент мужчина полностью проваливается в состояние сна, звуки потухают, как и все что можно воспринимать и осознавать, он погружается в рефлексию пьяного мозга. Сюрреалистические картинки отражением реальности заполняют голову, на утро их не вспомнить, но сейчас это первая приятная за сутки вещь; одни образы перетекают в другие, а потом расходятся легкой рябью, как озерная гладь от весеннего ветра. Ещё чуть-чуть и наступит фаза глубокого сна, но вдруг раздается грохот. Звук принимает свой облик в сознании, не менее сюрреалистичный чем получили все другие происшествия, но все-таки его мощь разрывает собой тонкую материю дремы. Ирвинн Хилл просыпается и видит перед собой дуло автомата. Ирвинн Хилл пропускает несколько матерных слов себе под нос, а следом по воли человека в маске как мешок с мусором летит на пол.
Побрал бы черт тех людей, которым удалось пережить вооруженный захват ФБР, ЦРУ (или кем бы там ни были эти ребята) и которые потом вспоминают это события с широкой улыбочкой и шутками про «Маски-шоу». О дебильном юмористически шоу в такой момент думаешь в последний раз. Химик недовольно дергает плечом, когда казенный ботинок приземляется на его спину, а следом получает ответ в виде удара. Он мимо воли издает глухой стон и больше не рискует дергаться. Рваться куда-то, когда рядом с тобой стоят двое до зубов вооруженных мужиков очень глупая затея. Или сколько их там? Янки не успел рассмотреть. Количество ему не известно, также, как и цель их прихода. Они точно не из наркоконтроля, таких удальцов там днем с огнем не сыскать, отделу просто не хватит финансирования для покупки похожей экипировки и найма таких вот кадров.
- Да никуда я не денусь, - шипит он.
Спасибо ребятам, что не пришли, когда он нюхает кокс, а то, ведь, эта ситуация была бы ещё веселее.
- Что вам надо? – задает Ирвин вопрос с искренним недоумением, а вот ненависть в голосе старательно пытается скрыть дабы не заработать пару-тройку новых ударов. Сейчас он настроен на полюбовное решение любого вопроса с людьми в форме, но, вот, они похоже совсем в другом расположении духа.

Отредактировано Errol Shinoda (2015-01-09 22:04:56)

+1

4

Способен ли человек, зависимый от наркотиков, отвечать за свои поступки и действия? Способен ли он осознать, что делает, и главное - для кого? Способен ли этот человек в последствии ответить за свои действия, или все-таки такого человека нельзя в чем-либо обвинять? Знаете, некоторые могут выступить в поддержку подобной личности, а некоторые в один голос заявить - он угроза. И, Элиз сейчас тоже раздумывала над этим вопросом, чью же в итоге сторону ей принять. Все факты, все полученные сведения показывают и подтверждают, что Ирвин Хилл является угрозой, минимальной, но угрозой. Но, женщина так же знала, что личность, которую они сейчас ловили, является зависимым наркоторговцем, который вполне мог быть под воздействием своих препаратов, когда заключал сделку с террористами. Поэтому, сможет ли он ответить за те бедствия, которые свалились на мирных жителей год назад или все-таки это будет дохлой попыткой? Например, коллега и друг Макларен считал, что этот Ирвин невменяем и никак не сможет помочь им достать ценную информацию. Господи, да что вы хотите с наркомана? Да он же двух слов связать не сможет, уже не говоря о его памяти. Сегодня он может сказать одно, а завтра будет уверять вас в совершенно другом. А вот другая коллега, которая сейчас сидела в одном зале с Элиз, считала, что какую никакую информацию возможно выведать. Что сделает блондинка? Какой предпримет следующих ход? Отправит Хилла на пытки к ребятам в соседней комнате, которые с радостью примут сей щедрый дар, или же просто посадит в реабилитационный центр пожизненно? - Твой кофе остынет - Рядом с женщиной склонился мужчина, который внимательно устремил свой взгляд на главный экран. - Операция уже началась? - Элиз закрыла свои глаза и провела по лицо рукой, дабы стряхнуть с себя остатки утомленности. - Да, они уже на месте - Спокойно, но с усталостью в голосе отозвалась американка и открыв глаза, подняла взгляд к мужчине. Острый профиль, небольшая щетина, темные волосы короткой стрижки, голубой взгляд, - как же хорошо было знать, что супруг прибыл в убежище агентов в Сакраменто. - Ты все-таки уверена в нем? - Мужчина опустил взгляд на Макларен и немного вскинул бровью. - Они взяли его - Подал голос кто-то со стороны и женщина тут же переключила свое внимание с мужа, на мужчину в светлой рубашке, кажется Том. Все-таки не помешало бы тут включить пару-тройку ламп, а то сидят в темноте, словно бы свет отрубили во всем районе. - Отлично! - Во взгляде Лиз проскользнул удовлетворительный огонек. Она поднялась со своего места, аккуратно обогнула супруга и подошла к соседнему столу, взяв передатчик и твердым тоном приказала доставить заветную посылку в "темную комнату". 

Повязав Ирвина и небрежно усадив его обратно на диван, продолжая до сих пор держать паренька на мушке, один из спецназевцев подтвердил, что понял приказ и посмотрел на Хилла в упор. - Здесь кто-то вякнул, или мне показалось? - Мужчина засмеялся в полный голос и отдал приказ выдвигаться. - Пожалуй, самая легкая операция - Подал голос кто-то за спиной Ирвина и тут же накинул на его голову черный мешок. Было бы куда проще, конечно, отправить паренька в нокаут, но было приказано доставить его в сознании. - Будь паинькой, и тогда ты доберешься живым - Двое подняли наркоторговца на ноги и чуть ли не буквально поволокли за собой, а чтобы тот и вовсе не упирался, главнокомандующий операции со всей силой вдарил бедолаги под ребра.
Дорога от дома цели до мета нахождения временного убежища ЦРУ, заняло порядком часа. И это с учетом того, что дороги были практически пустынными, за исключением нескольких улиц в центре. Затем машина резко остановилась возле здания, задние двери открылись и Хилла выволокли на улицу. Даже не давая и минуты передышки, его снова потащили, и только по прибытию в темной комнате, с парнишки все-таки сняли этот чертов мешок, который, к слову, был вообще лишним. Ну, наверно. Тут просто сыграла очередное желание подстраховаться. Пади и пойми, что у этих наркоманов на уме.

Ночной и прохладный воздух, позволил Элиз на какое-то время перевести дух и отогнать сонливость на задний план. Она уже трое суток практически не смыкала своих глаз, питалась чем попало и раз за разом прокручивала записи с терактов. Ей все время казалось, что они что-то упустили, какую-то маленькую деталь. И знаете, эта мысль практически не давала покоя женщине, которую дома сейчас ждали двое детей. Господи, она уже забыла какого это укладывать Абигайль в постель и желать ей спокойных снов. - Лиз - Из приятных мыслей ее снова вырвал знакомый голос мужчины, старого коллеги по операции бен Ладена. Она медленно открыла глаза и обернулась к человеку, который стоял в дверях балкона со скрещенными руками на груди. - Они его привезли. Пошли - Он махнул рукой и блондинка в знак подтверждения кивнула, попутно поправляя свои волосы и заправляя выпавшие из хвоста локоны обратно. Войдя обратно в помещение, выйдя из центральной комнаты и пройдя пару шагов к параллельной двери, женщина хватается за ручку и готова ее вот-вот повернуть, когда чья-то рука легла поверх ее. - Там, в комнате, ты будешь одна. Если что, зови. Мы с Уиллом тут - Макларен слегка нахмурила брови и удивленно взглянула на мужчину - Он всего лишь наркоман-террорист. Чего тут опасного - Отмахнувшись, блондинка открыла дверь и войдя внутрь жестом руки попросила включить яркий свет. Ирвин Хилл сидел на стуле по центру небольшой комнаты, а перед ним стоял стол. На противоположной стороне стены, под потолком, весела камера, и одна камера стояла практически напротив него. Элиз ничего не говоря, даже не смотря в его сторону, подошла к технике, нажала кнопку записи и бросила папку (которую прихватила с собой по пути сюда) на стол. - Ирвин Хилл. Тысяча девятьсот восемьдесят второй год рождения, хм, тебе сейчас где-то года тридцать два. Родился ты здесь, в Сакраменто. Окончил образование на отлично, даже диплом есть. С одной работы тебя выгнали, а уже в две тысячи одиннадцатом ты начал дело наркоторговцем. Любопытно. - Наконец заговорив, Макларен села напротив и сложила руки перед собой, пристально глядя в глаза задержанного. Ее лицо по-прежнему не излучало каких-либо эмоций, лишь, только, едва заметная усмешка краем губ проскальзывала время от времени. - Что же, пожалуй, я начну вести беседу с тобой по-хорошему. - Притянув папку к себе, блондинка достала оттуда несколько снимков и разложила их перед Хиллом. На снимках были изображены лица предполагаемых террористов, которых и разыскивали эти годы команда, в которую входила Лиз. Затем она достала еще несколько снимков, на которых уже были изображены снимки с его участием и нескольких человек, предполагаемых личностей, которые также присутствовали на снимках радикалов. - Ничего не хочешь сказать на этот счет? - Вопросительно вскинув бровь, Макларен медленно подняла взгляд на Ирвина и внимательно заглянула в его глаза.

+1

5

Служивые смотрят на него с брезгливым равнодушием, а Ирвин в ответ со злобой щурится. Они усаживают его обратно на диван, он зыркает через плечо и сцепляет зубы с такой силой, что эмаль начинает скрипеть. Последнее, что видит янки – это мерзкая морда вояки, который и накидывает на лицо вонючий мешок. Нашли, называется, чучело из Аркхема. Идеальный экземпляр для того чтобы пугать психов и детишек, а если рассказать историю жизни последних лет, то и вовсе впечатление будет неизгладимое.
Мужчины хватают под руки и буквально тянут за собой. Плотная ткань мешка не позволяет видеть абсолютно ничего, но не сложно догадаться, что ведут его на выход. Хилл не упирается, перебирает ногами настолько быстро насколько позволяет захмелевшее состояние, которое, к слову, значительно ослабляется, после очередного удара по ребрам. Химик заходится легким приступом кашля и мысленно проклинает ублюдка который решил распустить руки в лишний раз. Вообще-то можно было бы и полегче, он ведь ничего не делает, опираться даже не собирается.
- Будто у меня есть выбор, - огрызается он на очередную реплику военного.
Было бы крайне эпично допустить любые попытки сбежать от служителей закона в такой ситуации. Тут даже суперспособности мало какие помогут, ведь дуло приставлено практически к самой голове. Дернись лишний раз и, похоже, они не станут сомневаться, что делать. Ирвин попадал в совершенно разные переделки десятки раз, ему угрожали разным оружием, но с представителями криминала всегда можно было договориться и поерничать, как бы они грозно бы не выглядели. Тут же выбор действий был невелик – делай что говорят или очень рискуешь плохо закончить.
И делать действительно пришлось. Пришлось все также беспрекословно плестись куда направят и ждать бесконечно долгую поездку куда-то. С завязанными глазами время в пути казалось бесконечным, минуты тянулись и, кажется, перетекали в часы. Ирвину было уже даже все-равно куда направляется автомобиль, хотелось просто поскорее выйти из него, что бы там ни было.
Когда машина с резким рывком остановилась, и повязанный Хилл с силой треснулся головой о переднее сидение, он даже сдержал гневные проклятья, которые вертелись на языке. А дальше следовали такие же слепые блуждания по коридорам. Как только мешок стянули с головы янки с жадностью хватанул глоток не слишком свежего воздуха – через ткань это делать не так-то просто.
Почти сразу после этого в комнате загорелся свет. Мрачная, плохо освещенная до этого она в миг ударила яркой резью по глазам. Захотелось прикрыть их рукой, потереть что бы привыкли быстрее, но наручники, которые сдерживали руки за спиной, не позволяли. Химик щурится, сейчас его глаза оказались почти закрытыми, но он все-же не отказал себе в возможности осмотреть вошедшую женщину. Высокая, светловолосая, с крутыми бедрами и таким же безразличным взглядом, как и у остальных. Это профессиональное у них все что ли? Сейчас не находилось желания даже для мысленных язв на тему того, что в постели с таким взглядом наверняка ей приходится завязывать глаза, а то, ведь, редко какой извращенец стерпит женщину, которая в позе наездницы смотрит на него как на кусок дерьма. Нет, ясное дело, что скорее всего она «носит» этот взгляд только на выход, но это ещё доказать нужно.
К тому моменту, когда женщина начинает говорить Ирвин уже немного привыкает к яркому освещению. Слушает её он оставляя легкий щадящий глаза прищур, но без страха заглянуть в глаза. Слушает внимательно информацию про себя и на определенных моментах кивает не отрицая, что речь идет действительно идет. Когда же на столе перед мужчиной появляются снимки узнает он только некоторые из них.
- А что тут говорить? – равнодушно переспрашивает американец. – Вот тут я возвращаюсь домой из соседнего супермаркета, а вот на этой рядом со мной сидит сотрудница, и мы выпиваем, - он указывает подбородком в сторону двух фотографий. – Но это вы наверняка и без меня знаете. Все остальное ко мне отношения никакого не имеет.
Мужчина не моргая сверлит взглядом блондинку. Ему действительно нечего сказать, даже врать не приходится. А она, кажется, не в восторге от услышанного. Но что поделаешь? Если бы он говорил то, что агент хочет от него слышать, то незаслуженно отправился в тюрьму прямо с этого сраного стула.

Отредактировано Irvine Hill (2015-01-05 16:56:29)

+1

6

Непредсказуемость людей - удивляет. Она поистине удивляет, потому что ты никогда не знаешь, что может выкинуть стоящей перед тобой экземпляр. Ты никогда не сможешь проникнуть в разум человека, увидеть все то, что видит он, хотя нас часто уверяют в обратном. Нам пытаются вбить в голову, что человеческое мышление возможно понять, только на это уходят годы. Хрен. Хрен вам всем, скажет Элиза Макларен, потому что сколько она уже работала в ЦРУ, то точно может сказать, что каждый допрашиваемый перед ней был разным. Они все были преступниками. Все были опасны для родной страны. Но, у всех были разные мышления, разные взгляды на мир. И, даже Ирвин Хилл, который, казалось бы, ничем не отличался от торгашей наркотиков имел за своей спиной и другой, более темный список погрешностей. Почему и зачем? Что мотивировало его заключить сделку с теми, кто был в списках самых опасных террористов, - одному Богу известно, наверно. Просто даже сейчас, глядя в глаза мужчины перед собой, держа на устах лишь едва заметную тень ухмылки, она старалась прочитать мысли его. Пыталась, и всякий раз спотыкалась, потому что мазайка никак не хотела складываться в одну и цельную картину. - Значит никакого отношения не имеет? - Макларен немного нахмурила свои брови, тонкими пальцами притянула к себе папку с документами и раскрыв ее, начала вытаскивать одну фотографию за другой, и кидать те на стол. - Абид Аль-Хуси, он также известен как Абу Иман - Женщина положила аккуратно в ряд перед Ирвином фотографии и указала тонким пальцем на объект. Чуть закусив губу и устало вздохнув, она точно так же поднимает свой взгляд на Хилла и вскидывает бровями - Ты с ним встречался, как раз перед первым терактом. Хм, он вроде бы был во Франции, да? Да, точно. Американское посольство во Франции, тогда погибло где-то пятидесяти граждан Америки, и вроде бы, тридцать французов. - Элиз снова достала из папки фотографию и положила ее перед наркоторговцев - Скажи, разве не ты изображен на этом фото? А вот кстати еще, и еще, а вот это уже передача посылки - Женщина клала и клала фотографию за фотографией перед глазами Ирвина. - Знаешь, что самое поганое в этой истрии? То, что все крутится вокруг тебя. Все указывает на тебя, мой дорогой, и я просто хочу понять. Я просто хочу понять - Макларен медленно встала из-за стола складывая руки перед собой и переводя взгляд по верх головы мужчины - Понять, зачем же тебе, наркоторговцу, понадобилось связываться с опасным террористом? - Обходя стол стороной, медленной и уверенной походкой, блондинка останавливается позади Хилла и плавно опускает свои ладони на его плечи. - Давай поможем друг другу, Ирвин? Ты мне скажешь, где находится Абид, а я, обещаю, почищу твою историю, и копы, которые ищут тебя - вообще отвяжутся раз и навсегда. Хм, разве не ради этого ты уезжал из штатов, когда тебя почти прижали к стенке? - Пальцами едва сжав плечи мужчина, Элиз склонилась к его уху и улыбнулась - Просто место и имя на кого работает Абид - Едва отстранившись лицом от него, так чтобы Хилл мог наблюдать за женщиной боковым зрением, Макларен добродушно растянулась в улыбке. - Представь, помогая нам, ты не только спасешь свою шкуру от вечного гниения за решеткой или на стуле смертников, но и спасешь тысячи жизни невинных людей, которые могут стать целью этих террористов. - Она еще сильнее сдавила Ирвина за плечи, а затем резко разжав руки, обошла стол с боку и облокотилась о край бедром. - И, не надо говорить мне о том, что ты здесь не причем, Ирвин. Я это слышу постоянно, как и неизвестности дел. Вы, террористы, вечно твердите и божитесь, что вам ничего неизвестно, пока не начнешь пытать. А я не люблю пытать - это отвратительно. - Блондинка снова пододвинула к Хиллу ближе фотографии, а затем отошла от стола и подошла к двери. - Я дам тебе пять минут подумать, хорошо? - Снова добродушная улыбка, а после американка открыла дверь вышла из комнаты в коридор.
Прислонившись спиной к стене и упиравшись в нее затылком, Лиз закрыла свои глаза и сделала пару глубоких вдохов. Усталость брала свое, а так же чувство голода. Хотелось пойти и заказать хотя бы чертовой пиццы, только бы придать себе сил для дальнейших допросов, которые хочешь - не хочешь, а будут длиться всю ночь. Хотелось просто приехать сейчас домой, к своим детям и обняв их, лечь вместе спать. Хотелось элементарного - отдыха, который только мерещится от недосыпа. - Может ты пойдешь вздремнешь? - Уильям хмуро взглянул на свою супругу и положил свою руку на ее плечо - Я могу сам провести допрос. - Но Элиза лишь отрицательно покивала и открыла глаза - Мне нужен медик, который сможет привести в чувство этого наркомана. Сейчас из него даже ты ничего вытащить не сможешь, потому что он под воздействием всякой этой дряни, а еще от него разит. Приведи медика в общем - Оттолкнувшись спиной от стены, Макларен прошла немного вперед и встала напротив стекла, которое с той стороны комнаты выглядело как обычное зеркало. - Я думаю, что он не из тех, кого быстро можно расколоть, Лиз. Наркоторговцы народ скрытный, я бы сказал. Довольно очень скрытный. И, возможно уйдут месяцы, пока он скажет хотя бы чертово место, где сейчас сидит Абид. Наверняка этот идиот даже и не знает, на кого тот работает. Ирвин Хилл, просто пешка в руках тех, за кем мы охотимся - Уильям стоял уже позади жены и внимательно наблюдал за пленным в соседней комнате. - Но, медик действительно поможет. Жалко, что еще не изобрели сыворотку правды - Ухмыльнувшись, мужчина развернулся и направился дальше по коридору. - Да уж, сыворотка бы облегчила нам всем задачу - Подумала та, продолжая все также следить за Хиллом. Минуты четыре уже прошло с момента, как она оставила его там одного, и когда наконец стрелки на циферблате показали прошедшие пять минут, женщина подошла к двери и вернулась обратно к заключенному. Она ничего не говорила, просто пристально смотрела на несчастного и села за стол на свое место. Сложа руки домиком, Элиза наклонила голову набок в ожидании. Минута. Две. Время тянулось неимоверно медленно, а они все продолжали играть в игру гляделки не роняя и слова. Утомительно. Затянуто. Поэтому Макларен достала из желтого пакета диктофон и включила на нем запись. Содержащая там информация относилась к записанному телефонному разговору Ирвина и Кира, которого прозвали в своем кругу Загадочник. Разговор содержал в себе больше всякой ненужной информации, но на минуте второй наконец-то за фигурировал разговор об Абиде и... И рецепте. - Любопытный разговор, да? Как нам известно, именно ты изготовил те самые взрывные устройства, и ты до сих пор хочешь сказать, что не имеешь к этим людям отношения, Ирвин? - Лиз выключила диктофон, где разговор даже еще не успел завершиться, а затем подняла медленно взгляд на заключенного. - Что ты решил? - Сказала она в тот самый момент, когда дверь в комнату открылась и в помещение вошел мужчина с небольшим чемоданчиком в руке.

+1

7

- Не имеет, - без эмоций отвечает Ирвин. Он холоден и совсем не врет, да и смысл врать, когда о тебе знают больше чем родственники или друзья.
Он внимательно наблюдает за каждым движением женщины, не столько из интереса, сколько из-за того, что хмель не дает нормально сосредоточиться. Сознание так и пытается расплыться, отвлечься от сути происходящего. В нормальном состоянии он бы мог частично просчитать её дальнейшие действия и поступать немного более выигрышно для себя, но сейчас трудно делатьь такие сложные вещи.
Хилл вздымает одну бровь, также, как и женщина, когда та выкладывает на стол фотографии Аль-Хуси. Вот сейчас бы он хотел сказать, что и эти фотографии отношения к нему не имеют, но это не так. Настолько «не так», что врать не имеет никакого смысла снова: перед ним не только рожа мусульманина, но и его собственная. Черт, они пожимают руку прямо на верхнем правом снимке. Все естество отдает желанием сдохнуть – крепким таким, настойчивым.
- Так вышло.
Американцу особо нечего говорить, поэтому он произносит хотя бы что-то лишь бы не молчать совсем. Он ловит на себе неудовлетворенный взгляд женщины, ещё бы он говорит точно не то, что она хотела бы услышать. А он бы, вообще, предпочел не удовлетворять её таким способом. Болтовня – бабское дело; куда больше ей бы понравилось с ним в постели. Так бы все остались при выигрыше, ну, разве что только не полиция, которая лишилась бы ценных показаний.
У Хилла нет желания объяснять почему он связался с террористической группировкой, глупо копам (кем бы они ни были – для него все равно останутся копами) говорить о том, что тебя интересовало ничто иное как деньги. Вместо этого хочется бросить сучке невозмутимую фразу по типу: «В посылке наркота, террористы тоже любят веселиться». Но что-то подсказывает, что этого лучше не делать. Неужели это здравомыслие отдает в подсознании?
Комната слегка кружится в опьяневших глазах, а женщина вдруг начинает шевелиться и выходит из фокуса. Она движется в сторону противоположную вращению стен, заходит за спину Ирвина. В это время Хилл находит очередной ответ на её вопрос о сути связи наркоторговца с террористами. «Я не наркоторговец, а химик», - многозначительно говорит подсознание, но снова проснувшееся здравомыслие просит его заткнуться. Тем временем женщина уже оказывается позади него, он чувствует профессиональную твердость её прикосновения и слушает очередной поток болтовни. Черт, почему она так много треплется? Хотя, похоже, что и черт не знает ответа на этот вопрос.
- На Ямайке просто отличный климат и гашиш, - наконец-то мужчина позволяет себе хотя бы одну колкость. – Поездка состоялась только ради того, чтобы в этом убедиться. Или ты никогда не путешествовала?
Хилл наглеет – разрешает себе говорить хотя бы об этом, ведь эти слова действительно смахивают на правду хотя бы немного. Но он не надеется обмануть женщину, просто играет чтобы сгладить безвыходность своего положения. И на «ты» он обращается не просто так: не пытается нагнать иллюзию отсутствия страха, а нарекает на том, что не смотря на положение вещей они - обычные люди, стоящие на равных. Вавилон и все дела; Ирвину всегда было сложно отгонять растаманские замашки.
Химик ощущает тепло дыхания блондинки стелящееся по шее и касающееся мочки уха, перестраивается на точно такой же шепот и медленно отвечает:
- Я не знаю ничего об Абиде. У вас про него, наверняка, куда больше инфы чем у меня.
Хилл снова не врет, если бы знал где прячется хренов террорист, то сдал бы его с потрохами и поехал домой. Ему незачем покрывать человека создавшего ему такую проблему.
- А ещё я не знаю как тебя зовут. Может быть представишься? – Ирвин возвращает голосу прежний тон и перебивает ей красочное описание всех прелестей жизни за решеткой.
На предложение подумать о поступившей сделке он ничего не отвечает, ему просто, нечего сказать. Провожает взглядом скрывшуюся в дверях блондинку.
После её возвращения разговор не клеится, даже после очередной попытки блондинки его раскрутить на болтовню. Хилл раз за разом повторяет себе, что хотел бы ей рассказать хоть что-то, но не может дать никакой нужной информации, ведь её просто нет в его голове. Он так же не проинформирован, как и копы. А то, что он знает им не поможет, да и ему тоже.
Диктофон мотает беседу со Счастливчиком Киром, звучат слова с кассеты о злосчастном рецепте бомбы, а внутренний голос Ирвина упирается, орет во все несуществующее горло: «В посылке наркота, террористы тоже любят веселиться». Но это лишь маленькая кратковременная истерика, которая умалчивается и проглатывается, никак не отражается на поведении янки.
Женщина снова спрашивает его о решении, и он чувствует необходимость отвечать, но единственно что может сказать оборачивается следующими словами:
- Это единственно чем я с ними связан. – он замолкает, выдерживает мучительную для себя паузу и говорит ещё пару слов. – Больше мне ничего не известно.
Вот она очередная доза правды. Только поверит ли ему хоть кто-то?
Американец косится на вошедшего мужчину.
- А этот зачем?
Ему определенно не нравится белый халат незнакомца, такие обычно ничего хорошего за собой не несут.

+1

8

Человеческий характер уникален, своеобразен. У каждого он имеет свои страсти, свои потребности и непредсказуемости, но абсолютно каждый человек имеет одну и туже слабость - страх. Страх за свою собственную и жалкую жизнь, особенно если опасность видна прям перед носом, и ты лихорадочно начинаешь искать из этой ситуации выход. Мы боимся, и это нормально. Но, что если уметь управлять страхами? Что если ты приловчился ими манипулировать, заставлять их оборачиваться в твою победу? Ведь не зря говорят, что люди делятся на два типа: победители и проигравшие, и в нашем случаи Лиз считала себя победителем по той простой причине - она умела управлять страхами других. Она ловко манипулировала, заставляла верить в ее слова. Она относилась к своим подопытным, как к самому настоящему скоту, хотя иначе их назвать и нельзя было. Они были ее личными игрушками, ручными собачонками, которые готовы выполнить любую прихоть, лишь бы получить вкусное лакомство, а не истязание плетью. Марларен была суровой женщиной в своей работе. Она никогда не проявляла жалости к виновникам, даже элементарно не ставила себя на их место, но при этом она умела понимать их мысли. Она умела пробираться в их сознание и вытягивать ту информацию, которая так была необходима правительству. И, Ирвин Хилл, который сидел перед ней, был очередной игрушкой-собачонкой, поддающиеся провокациям хозяйки, которая внимательно смотрела на него. Она просто улыбалась приторной улыбкой на язвительные фразочки наркомана. Она просто держала полное спокойствие и равнодушие к нему, хотя где-то внутри себя желала, сгорала от желания прислонить эту мордашку к железному столу. - Мммм, как любопытно - Протянула всего лишь та на слова про Ямайку. Знаете, если бы она хотела послушать веселую и радужную жизнь наркомана, то наверное бы спросила его об этом, но сейчас... Сейчас и без того напряженная ситуация давит на нервы американки, так еще и этот ублюдок позволял себе либо молчать, либо чушь всякую нести. Что же, он не желает хорошенько подумать сам, так ему в этом с радостью готовы помочь. Оказать первую помощь, скажем так. - Возможно, а возможно у нас нет того, что можешь знать только ты - Она прикрыла свои глаза и потерев переносицу откинулась на спинку стула. - Тебе мое имя ничего не даст, мой дорогой, но так и быть. Никаких тайн и секретов, верно? Я Агент Макларен - Плавно перекинув ногу на ногу, женщина чуть ближе поддалась к столу и наклонила голову набок. - Ладно, Ирвин, давай поговорим по-другому, хорошо? - Минутная пауза чтобы в знак внимания кивнуть вошедшему врачу, а после опять полностью сосредоточиться на заложнике. - Ты говоришь, что не знаешь ничего об Абиде. Ты не знаешь где он находится. Ты не знаешь его планы. Ты ничего о нем не знаешь, но твои телефонные разговоры, твои встречи с его людьми - говорят совершенно другое. Но ладно-ладно, я сделаю вид, что, допустим, верю тебе, но например последнее фото сделано было пару недель назад, и... - Снова замолчав на мгновение чтобы посмотреть в глаза Хилла, Макларен слабо улыбается, кладя последнюю фотографию из папки на стол - ...тут, рядом с тобой, вот здесь, находится один из его людей. Представим, что ты и понятия не имел, что Гази работает на нужного нам человека, но он наверное делился с тобой какой-нибудь информацией, верно, Ирвин? - Элиз приподняла одну бровь и поддавшись опять вперед, положила свою ладошку поверх руки несчастного, немного приторно улыбаясь - Давай поможем друг другу. Я тебе предлагаю сделку, Ирвин. Поработай на нас. Выведи нас на Абида, и ты, свободен - Изредка поглядывая в сторону, она кивнула врачу чтобы тот приступал к делу. - Ну, либо придется идти самыми жестокими методами, а я не особо люблю их - Пожимая плечами, плавно водя большим пальцем по внешней стороне ладони молодого человека, Макларен привстала и немного прищурила взгляд - Врач поможет вывести некоторые вещества из твоего организма, может тогда ты начнешь соображать более трезво - Выпустив руку пленника, блондинка отошла в сторону и уступила место пришедшему "гостю". - Он ваш - Сухо кинув фразу, агент отошла к дальней стене с зеркалом и облокотилась о него спиной. - Скажите, мистер Хилл, чем же привлекательны наркотики и спиртное в таком количестве? - Врач кладет на стол свой чемоданчик и открывает его, достав оттуда один шприц и подставив его к свету. - Сколько это займет? - Лиз наклонила немного голову набок и внимательно посмотрела сначала на одного, а затем на другого - Честно? Мне нужно хотя бы выявить количество присутствующих веществ в организме мистера Хилла, но сомневаюсь, что за один день можно тут управиться. В противном случаи, если мы будем торопиться, то организм может получить шок и тело умрет, а нам ведь нужно чтобы ОН говорил, верно? Сейчас я сделаю небольшую процедуру, потом возьму кровь и отправлю на анализы. Только потом смогу делать какие-то выводы. - Приготовив все необходимое в промежутке своего предположения, мужчина взял Ирвина за кисть руки и вогнал иглу в вену. - Как же я ненавижу наркоманов - Вздохнула блондинка, закатывая свои глаза к потолку и мысленно предугадывая следующий шаг химика. - Вы, агент Макларен, главное следите за этим, а Вы, мистер Хилл, сидите спокойно. Это займет минут пять-десять - Вынудив блондинку обратить внимание на них, а точнее на аппарат переливания, врач озадаченно посмотрел на паренька и отошел в сторону - Ладно, что же, надеюсь это поможет нам. - Размяв шею, она оттолкнулась от стены и подошла ближе, снова вставая позади Ирвина. - Итак, готов ты говорить?

+1

9

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Big bang