vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The Little Sicily: family bussines


The Little Sicily: family bussines

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Sabrina & Guido Montanelli
Место: Дом Гвидо
Время: 22 декабря
О флештайме: Типично американская проблема: семейный бизнес против крупных компаний

+1

2

Вв: джинсы, длинная рубашка в клетку с закатанными рукавами, волосы убраны в хвост.

Хорошо иметь в союзниках  младшего брата.Вчера мы с Дольфо заранее обо всем договорились и обговорили как взрослый со взрослым каждый пункт нашего плана под названием "Сюрприз папе". Лео мы в долю не брали.  Да и не разговаривали мы с ним  со времен нашей ссоры. Надеюсь,что это не повлияет на его девичью память и он не забудет поздравить отца с Днем Рождения. А если забудет, то я самолично откушу ему голову. Вот вытащу его чертову итальянскую задницу из автомастерской и откушу.
Начнем историю с того,что мы с мелким всю неделю готовились и выбирали подарок папе. Подошли к этому делу очень ответственно и осознанно. Мы с Дольфо на удивление вели себя тише воды, ниже травы. Я чаще стала бывать дома у отца под предлогом "посидеть с детьми". Ну, как посидеть,  я сидела с ноутом, брат крутился рядом. Приходилось не вылезать с сайтов аукционов и коллекционеров, тыкая Дольфо в ту или иную фотографию, спрашивая мнение , понравится это папе или нет. Но шушукаться это полдела, остальные полдела- нам надо было держать ухо востро, чтобы отец ничего не заподозрил о сюрпризе. Обычно, когда я появлялась на горизонте и рядом был Дольфо все заканчивалось мелкой катастрофой. Но в этот раз мы с братом заключили пакт о ненападении исключительно в честь папиного Дня Рождения.
Просмотр многотысячных страниц сайтов не принес результатов. От бесконечных картинок уже начинало рябить глаза. Сдавшись, мы сошлись на ящике дорогого и хорошего итальянского вина, перед этим, я конечно посоветовалась с Себом. Тот дал добро.  Дорого, достойно и сердито. Дольфо решил, что еще сам от себя что-то приготовит отцу в подарок. Что это именно будет не знаю. Но я одобрила- самодеятельность в данном случае приветствуется.
Ящик с вином мне доставили рано утром, и его тут же погрузили ко мне в машину. Еще в салон поместилось двадцать надувных шариков, самодельно испеченный торт Тирамису, коробка со старыми рождественскими  украшениями (все-таки мы еще планировали нарядить елку всей семьей) и большой пакет с детскими вещами для Виттории. На кануне вечером пришлось немного разорить детский магазин: пеленки, распашонки, ползунки, костюмчики, комбинизончики, памперсы. Сомневаюсь, что отец  часто ходил по магазинам. А ребенок же тем временем растет. Не может растущий детский организм ходить все время в одном и том же.
Одному Богу известно, как я добралась до дома отца. Шары всю дорогу загораживали обзор. Где-то без двадцати десять я была уже возле дома. Дольфо должен был еще вечером оставить ключ в  заранее оговоренном месте, чтобы я без шумно могла зайти и устроить сюрприз. В прочем начало плана работало идеально, но зайти без шумно с шарами не совсем получалось. Отца я застала сидящим в гостиной.   Как всегда, что-то читающим с хмурым видом. Сначала в гостиной показались шары, а затем из-за них и я.
-Buon Compleanno!
Прокричав, я подбежала к отцу, поцеловала его в щеку, и вручила связку шаров.
-Это тебе. А еще мы  выучили для тебя песенку. Дольфо!
Услышав мой крик, мелкий спустился вниз при полном параде и с важным видом встал рядом со мной. Песенку мы репетировали только вчера, когда я уговорила отца взять Дольфо на пару часов на прогулку по магазинам вместе со мной. Наш не совсем стройный хор трижды пропел  "С днем Рождения тебя!" на итальянском языке. Потом оба подошли к отцу и поцеловали его в щеки.
-Мы готовились. Ты же поможешь мне выгрузить вещи из машины?

Отредактировано Sabrina Montanelli (2014-12-22 20:25:46)

+1

3

Гвидо был даже немного удивлён, но очень рад тому, что Сабрина стала чаще бывать у него дома, приглядывая за Дольфо и Витторией, особенно в его отсутствие - сам он, и действительно, в последние дни уходящего года был очень занят; в главной степени - из-за собрания в баре у Джека О'Рейли, хотя и не только из-за этого, конечно - с тех пор, как Маргариты не стало, а Гвидо не был в состоянии заниматься её делами, многое тоже пришло в запустение, необходимо было навести во всём порядок. Многое, конечно, уже затерялось, другое - было завещано на имя Дольфо, возникали ещё кое-какие юридические трудности, потому что не было заключения ни о смерти Маргариты, ни о её пропаже, где-то её ещё и просто не хватились, а где-то уже подсуетились - на самом деле, Гвидо и при жизни Омбры до конца не знал, что собой представляет её финансовая империя... самое главное для Семьи удалось сохранить - воздушные грузоперевозки, клуб "Сантана", некоторая другая недвижимость, несколько банковских счетов для Дольфо, долевая собственность... были ещё юридические фирмы, но к тому времени они уже рухнули или перешли в другие руки, и Монтанелли мало интересовали - у него в этой сфере были и свои собственные знакомые, которым он и доверял больше, чем ребятам ди Верди, так что всё было в порядке. Кроме того, что одному с этим управится было бы непросто, даже будь он на десяток лет моложе и без грудного ребёнка на руках... так что - да, помощь дочери была сейчас очень кстати и ему, и младшему поколению, и самой Сабрине, безусловно, тоже не повредит опыт общения с детьми, особенно - с Витторией, когда-нибудь матерью станет и она тоже... Хотелось бы думать, правда, что к тому времени эти детские игры в обиду со старшим братом уже закончатся. Раздора их семья претерпела уже более, чем достаточно...
А сама Судьба, казалось, теперь хотела и её историю уничтожить.
Утро не было добрым. На хорошее начало дня рождения и вовсе не похожим... а началось всё с утренней почты, которую Гвидо рассматривал, сидя в кресле и нацепив на нос очки. Вместе с утренней газетой попался туго запечатанный конверт с несколькими маркировками, который ему сразу не понравился, но вот содержимое... оно не то, что оправдало худшие из ожиданий, но и с лихвой их окупило. Собственно, его можно было и не читать до конца, что происходит - стало понятно уже на четвёртой строке, хотя Монтанелли всё-таки попытался это сделать. Но ему это так и не удалось. В гостиную вплыла связка разноцветных шаров, заставивших снова вспомнить, какой день на календаре, а затем и Рина из-за них выглянула, заставив отца улыбнуться и оторвать задницу от дивана. Письмо, впрочем, так и осталось в ладони, словно приклеенным, только смялось, когда Гвидо обнял дочь, возвращая поцелуй. Смялось ещё сильнее, когда он поаплодировал их песенке, прижав его большим пальцем, и окончательно превратилось из строгого документа в подобие позавчерашней газеты, когда Гвидо сжал его в кулаке, обнимая и расцеловывая детей. Великоват он стал, конечно, для шариков и подобной экспрессии, но старания детей были ему очень приятны.
- Спасибо, любимые. - чмокнул сначала Дольфо, потом Сабрину. Дети, надо сказать, его застали врасплох, он не был готов к тому, что его будут поздравлять прямо сейчас. На то он и сюрприз, пожалуй. Первый приятный, за долгое время... - Помогу, конечно. Пойдём... - Гвидо вышел вслед за дочерью на улицу, и попутно к её автомобилю развернул бумажку и протянул ей: - Прочти. Вот это я получил только что. - Рина ведь всегда была из всех Монтанелли самой смышлёной...
В документе было сказано, что участок в Майами-Бич, штат Флорида, на котором находится ресторан "Маленькая Сицилия", был выкуплен всем известной компанией, торгующей фаст-фудом не только по всей стране, но уже давно и по всему миру, и как доказательство, стояла печать с их герборм, да и сама бумага имела водяной знак - о чём и было уведомлено далее, а дальше шло ещё много умных слов, печати, подписи, от одного вида которых в глазах начинало рябить; а напоследок - просьба освободить помещение до нового года, и добродушное пожелание, как насмешка. Собственности их лишали с таким пафосом, словно вручали грамоту.
Ресторан "Маленькая сицилия" был закрыт уже полгода как - после того, как погиб Винцензо, через какое-то время всё начало приходить в запустение, и осложнялось это тем, что владелец не был признан мёртвым - тела ведь так и не нашли, не было ни заключения врачей, ни уголовного дела, - в итоге заведение просто закрыло свои двери, опустило жалюзи и на дверях оказался замок. Естественно, кто-то должен был подсуетиться рано или поздно и забрать площадь себе. Странно, что это не сделали люди той Семьи, в Майами, членом которой Винцензо был раньше. Или его настолько там не жаловали?..
- Из заведения, который открыл твой прадед, хотят сделать чёртову тошниловку. Ты можешь в это поверить? - перевёл Гвидо всё то, что написано на бумаге, в лаконичный и доступный каждому язык, забирая вещи из багажника. Это не просто ресторан, это памятник, можно сказать, наследие отца и деда Гвидо, неудивительно, что он настолько недоволен.

+1

4

Обнимая отца с другого бока, я дотянулась до макушки брата и взлохматила ему волосы. Не, ну все получилось, что уж там. Я посмотрела на мелкого с немым вопросом "Это же еще не все?" Он что-то делал сам, но видимо то ли выбирал подходящее время, то ли хотел подарить свой подарок когда меня не будет, то ли просто стеснялся и не был уверен, понравится ли это папе. Ну ладно, не хочет пока- давить не буду. Просто мне самой любопытно. Отлипившись от отца, мы все вместе вышли из дома и пошли к машине за вещами. По дороге он дал мне в руки какое-то письмо. Только  по одному тону голоса я поняла, что речь снова пойдет о каких-то их  делах. Вот что за человек, даже в свой День Рождения не может забыть о "работе"!
-Дольфо, иди вперед. Достнешь маленькую спортивную сумку из машины?
Брат кивнул, я достала сигнашку из кармана джинс и нажала  несколько раз на кнопку, чтобы снять блокировку дверей. Я начала читать письмо без  интереса, и особо не вникала в подробности. Мне было известно о существовании Маленькой Сицилии, но я ни разу там не была. По моим воспоминаниям этим заведением рулил Винц, который до своего исчезновения обещал меня туда свозить, если я закончу универ  с отличием. Но в свете последний событий, этому, видимо, не бывать уже никогда.  Я нахмурилась и отдала письмо обратно отцу. Значит речь пойдет уже о семейных проблемах.
-Оно разве принадлежало дедушке? Я не думала, что ему столько лет. Мне всегда казалось, что это детище было  кузена.
Я мало что помню из тех семейных историй, которые когда-то родители нам с Лео  рассказывали. Архив фотографий давно пылиться в коробке в гараже и не просматривался уже более чем десять лет. Как и любые исторические даты, семейная история тоже имеет свойство стираться из памяти, если не придавать, конечно, важности ей.
Дольфо уже давно достал маленькую спортивную сумку из машины и ждал нас.
-Там вещи для Виттории на вырост. Молодец, иди в дом. Аааа....Еще торт с собой захвати.
Я залезла внутрь салона и достала коробку с тирамису. Вручив ее брату, я проследила взглядом за тем, как он заходит в дом. После открыла багажник, где стоял ящик с красным вином.
-Ну, не машина конечно....Мы решили немного пополнить твои винные запасы.
Рядом с вином стояла старая коробка с елочными украшениями. Этой коробке было приблизительно столько лет, сколько мне. После развода родителей, елочные игрушки доставались с каждым разом все реже и реже.
-Как они могут забрать территорию себе, если Винца никто не признавал умершим?- Я беру коробку с игрушками, дожидаюсь, пока отец возьмет ящик с вином, закрываю багажник и ставлю машину обратно на сигнализацию. Тема с исчезновением кузена до сих пор была самой больной темой для меня. Одна разумная половина меня говорила, что нужно смотреть правде в глаза- Винц мертв и никогда уже не вернется. Просто так люди из нашей семьи никогда не исчезают. А другая половина все-таки лелеяла надежду, что когда-нибудь мы с кузеном снова увидимся.-Наверняка платились налоги, деньги на аренду..? -Я не знала в собственности ли семьи находилась земля, на которой стояла Маленькая  Сицилия, в любом случае за нее надо было платить.-А если платились, то на каком основании они хотят его забрать? Это уже называется рейдерским захватом. А если Винц вернется? Или ты хотел отдать его Лео?
Я иду впереди и первая захожу в дом, придерживая дверь и держа коробку, пропускаю отца внутрь. Задав риторический вопрос о возвращении кузена, я смотрю на отца. Неужели в нашей семье, кроме меня, никого больше не волнует его судьба и никто не верит в то,что он может быть жив? Не правильно все это было. Не правильно.
Запустив папу, я отхожу от двери, подхожу к дивану и ставлю на пол коробку. Дольфо уже крутился в гостиной напротив торта, явно ожидая от нас ответа на свой вопрос : когда мы сядем за стол.

+1

5

Сабрина отправила Дольфо вперёд, разблокировав двери своего автомобиля, и Гвидо слегка сбавил шаг, не желая обсуждать подобные вещи при ребёнке. В происходящем, конечно, нету ничего преступного, или чего-то, чего не стоит слышать ребёнку, новые впечатления Адольфо скорее получит от незнакомых слов, которые может произнести его папа, да и его сестра тоже, в процессе обсуждения... с другой стороны - он тоже носит их фамилию, и его происходящее тоже касается, как и Виттории, и Лео, и Агаты тоже - однажды назвав испанку частью своей семьи, Гвидо от своих слов не отказывался. Так что ресторан этот - нечто большее, чем просто "работа" и "бизнес", когда-то, много лет назад, это было местом, которое объединяло всех Монтанелли... возможно, не столь удивительно, что в их семье начали происходить настолько ужасные вещи, когда "Маленькая Сицилия" оказалась слишком далеко от каждого из них.
- Владел им Винцензо, да. Но открыл его ещё мой дед, почти сотню лет назад.
- наверняка, многое изменилось в интерьере за эту сотню; да что там, и за те сорок лет, которые Гвидо прожил в Сакраменто, там определённо тоже поменялось немало, но ведь было что-то и такое, что оставалось там с самого начала, если Винцензо не избавился от этого, конечно. Хотелось бы думать, что он этого не сделал, или что кто-нибудь из его друзей из Майами-бич не разворовал заведение, пока оно было закрыто. - Потом оно принадлежало моему отцу. После - моему старшему брату... - они оба умерли; дедушку Сабрины приговорили к электрическом стулу - задолго до её рождения, когда самому Гвидо было двенадцать лет, а отец Винцензо был убран своим боссом лет уже двадцать пять назад, и какое-то время, пока Винцензо не вступил в право наследования, его матери помогали управлять заведением другие ребята - Гвидо был в курсе, но он-то находился в Сакраменто в этот момент... как и большую часть своей жизни, впрочем; можно сказать - всю сознательную жизнь, хотя родом был как раз из Флориды.
- Спасибо большое. - поблагодарил Гвидо дочь, обняв чуть покрепче, не демонстрируя сильных эмоций, но было понятно, что такому подарку он был рад, пожалуй, даже больше, чем любому подарку для самого себя, и рубашки для дочки, пелёнки, все остальные вещи были бы во много раз полезнее, чем любой праздник для него - он-то был уже взрослым, и обойтись мог бы без многих вещей, в том числе, без такого огромного дома, даже и без машины, совсем, если пришлось бы совсем туго однажды. - Ух ты! Где ты только его достала?..  - это был риторический вопрос, конечно же, на который Сабрина ему не ответит. Гвидо широко улыбнулся, приподнимая ящик и вытаскивая его из автомобиля... когда-то вино тоже было частью жизни Монтанелли. Когда-то очень давно, ещё до тех времён, когда его дед переехал в Америку - когда имя Монтанелли как раз и ассоциировалось с виноделием, их семья имела виноградные плантации, и на Сицилии их так и называли - "Монтанелли - виноградные доны".
И в "Маленькой Сицилии" тоже был подвал, где хранилось элитное вино, даже во времена Сухого Закона...
- Так он и признаков жизни тоже не проявлял. В том-то и дело, налоги не платились, ресторан последние месяца два вообще стоял закрытым, а арендный срок истекает в этом году. - то есть, это чуть больше, чем через неделю. Не найдя владельца, видимо, решили обратиться к его ближайшему родственнику. И наверняка ещё и затянули с этим делом подольше, чтобы тот не успел ничего сделать, оказавшись просто поставленным перед фактом... но почему тогда Семья из Майами-бич с ним не связалась раньше, не предупредила о том, что происходит? Или "заслуги" отца Гвидо там ещё так хорошо помнятся? - Даже если Энцо вернётся прямо сейчас, я уже не думаю, что он многое сможет с этим сделать. Впрочем, делать что-то надо... Я не могу просто отдать им память о нашей семье. - её и так осталось слишком мало. И может быть, у них уже давным-давно нету такого огромного влияния, какое они имели на Сицилии в позапрошлом веке, но сицилийская гордость у Гвидо ещё оставалась. - Сегодня же встречусь с Росселини, соберу документы и подам на этих bastardi в суд. - кивнул на смятую бумажку, всё ещё находившуюся в руках Сабрины. Неприятно было уже то, что это письмо находится рядом с их старыми семейными ёлочными игрушками - и близко такие вещи не должны находиться с их историей! Гвидо слегка кивнул Сабрине, проходя в дверной проём, и поставил ящик с вином на пол. - Процесс мы вряд ли выиграем, но сможем затянуть на месяц-другой. Ну а за это время - придумаем что-нибудь... - Монтанелли-старший вытащил одну из бутылок из ящика, приглядываясь к этикетке сквозь стёкла своих очков, и улыбнулся, переведя взгляд на Сабрину, взяв мятый документ из её руки и положив его на тумбочку. - А пока... давайте праздновать. Вытащите бокалы и сок? - сок - это для Дольфо, разумеется. - А я пойду посмотрю, не проснулась ли Виттория... и Джеки подниму, заодно. - Джеки - это охранник. Один из; с тех пор, как в дом Гвидо вломились в тот раз - теперь в доме всегда находился кто-то ещё вооружённый; обычно - Джеки-бой, Рокки или Санто.

+1

6

Конечно, я не отвечу на такой вопрос, иначе бы  мне голову открутили и нахлабучили на нее тот самый ящик. Поэтому улыбаемся и машем.
-Если его открыл еще дед, то наверняка здание находится в нашей собственности? нет? Даже если оно было в аренде, я сомневаюсь, что бумаги с такого мохнатого года могли сохраниться. Кто с этим будет разбираться сейчас и рыться в архивах?  Можно будет кого-нибудь подкупить и попросить нарисовать свидетельство право собственности? Ну, допустим, налоги вы заплатите...
Рассуждаю вслух, пока иду от двери до гостиной. А ведь действительно, с одной стороны, кто будет сейчас оспаривать факт аренды? Даже если тошниловцы станут настаивать на проведение экспертизы, то в любом случае таким макаром можно потянуть время и оттянуть это все на довольно приличный срок, чтобы успеть оттуда все ценное вывезти. Наверняка сам архив горел несколько раз, переезжал, как и арендодатель. В те времена навряд ли люди знали о существовании компьютеров, и  договор составляли на печатной машинке или писали от руки. Я не знаю. Но факт остается фактом, можно было надеяться, что бумаги не сохранились. Только вот пойдет ли отец на такое "беззаконие"? Если бы хотел оставить Маленькую Сицилию - думаю, что пошел бы.
-Отправь туда Лео. Пусть съездит, развеется, посмотрит.
Проговариваю, ставя коробку с елочными украшениями на пол. Затем осматриваюсь на предмет наличия в этом посещении елки и не нахожу ее. Вздыхаю. Ну  вот, а мы договаривались, кажется.  Я хотела сама съездить во Флориду. Мечтала уже давно об этой поездке. Думаю, когда будем обсуждать с Себом вопрос о маршруте нашего путешествия, то обязательно включу туда Майами-Бич. К слову, я догадываюсь, что еще каких-то два-три дня и все кому не лень будут делить шкуру не убитого медведя. А мне вот лично, хотелось бы отвоевать ресторан. Хотя бы продержать его до возвращения Винца. Да, он мало что может сделать, но все же…
Дольфо крутился возле торта , наровя то и дело туда засунуть палец и попробовать крем. Я бросала на брата недовольные взгляды. Уже и потерпеть пять минут нельзя. Я вот даже не завтракала сегодня…Киваю головой, когда отец достает бутылку вина и просит вытащить из шкафа бокалы.
-А у тебя еда нормальная в холодильнике есть? Или все что я найду, могу выкладывать на стол?- Кричу, заходя на кухню, а после засовываю свой нос в холодильник, в поиске праздничной еды. Надо было позвонить в какой-нибудь ресторан и заказать на дом. Пока мы разгружали, у нас уже было бы что поесть, торт-это не еда. Мой брат был другого мнения на этот счет.
Насмотревшись на  внутренности холодильника, я закрыла его обратно, открыла дверцу верхнего шкафа и достала несколько бокалов. Дала Дольфо, чтобы он протер их и поставил на стол.
-А сок?
-А ну, да, ты ведь у нас еще мелкий.-Ехидно улыбаюсь, наблюдая за тем, как брат начинает кукситься от обиды за то, что я его мелким назвала. Когда я была маленькой, Лео меня так же дразнил, и продолжает дразнить до сих пор. Со стороны все выглядит смешно. Открываю обратно холодильник и достаю апельсиновый сок.
Пока отец ходил смотреть на Витторию и будить  Джеки. Который к слову явно будет не рад, что я прошла мимо его взора. Ну да ладно. К этому времени мы с Дольфо накрыли стол, поставили бокалы, сок,  торт, тарелки. И я еще стояла, думая, что можно стащить из холодильника….

+1

7

Правда в том, что Гвидо вообще не очень-то представлял, как обстояли дела с собственностью; сам ведь он никогда не занимался рестораном - своего деда он не помнил, Марио Монтанелли не дожил до рождения своих внуков, а в то время, как там хозяйничал его отец, был слишком мал, чтобы что-то понимать... Гвидо помнил, что после казни Адриано, мать что-то пыталась сделать с рестораном, слышал обрывки разговора, но что он тогда из них понимал, в свои-то двенадцать лет? Единственное, что было понятно, так это что Элоиза Монтанелли не пыталась тогда удержаться за "Маленькую Сицилию", как раз напротив, это было чем-то, что связывало её с друзьями мужа, и ей это не нравилось. А возможно, это как раз те самые друзья мужа надавили на неё, желая забрать ресторан Адриано себе - сейчас уже сложно что-то сказать, немногие из тех, кто был при делах в то время, остались живыми, на свободе или в здравом рассудке. То, что ресторан остался в собственности семьи Монтанелли, это заслуга старшего брата Гвидо, никак не его самого - сбежавший во Флориду, Луиджи вернул этот ресторан. Винцензо унаследовал его уже от него - от своего отца...
На самом деле, они были похожи друг с другом, Луиджи и его сын. Не только внешне, но и по характерам тоже; впрочем, и Адриано тоже во многом был таким же - резким и вспыльчивым, своенравным, если не сказать проще - большинство из Монтанелли были при жизни занозой в заднице окружающих. Потому большинство из них и закончило свою жизнь так плохо. Впрочем, о покойных либо хорошо, либо ничего...
- Не в нашей собственности. В собственности Энзо.
- поправил Монтанелли. Вот о чём Гвидо точно не задумывался тогда, на стройке, под огнём друзей и приятелей своего племянника - так это о том, что с его собственностью станет, в том случае, если сам он всё-таки выживет... Теперь-то уже точно концов не найти. Винцензо нельзя признать мёртвым, пока не найдут его тело - а его, если колумбийцы просто не сожгли его где-нибудь, неизвестно ещё, где искать... - Мне кажется, они... - Монтанелли указал пальцем на смятую бумажку у тумбочки. - ...всё уже сами давно нарисовали. Здание, быть может, и в собственности Винцензо, но земля, на которой оно находится - у них. - земля, на котором стоит закрытое помещение, не приносящее пользу ни городу, ни стране, ни налоговой - не надо быть гением, чтобы понять, на чьей стороне будут представители городских властей. Многие из них наверняка вообще готовы уничтожить заведение только за одну фамилию его владельца... - Хорошо ещё, что они меня предупредили. Видимо, хотели сделать всё по правилам. - что сказать... у этих забегаловок в собственности не только многоакровые фермы, на которых они выращивают свои "на 100% натуральные" продукты, но и своих адвокатов целый воз; способных убедить самого чёрта в том, что у него голова растёт из задницы, если понадобится...
- Хм... Это идея.
- усмехнулся Гвидо. Возможно, и стоит отправить сына туда, пусть посмотрит на историю своей родословной... если это понадобится, конечно; в настоящее время многое можно сделать дистанционно, без необходимости личного присутствия. Впрочем, чтобы увезти всё из "Маленькой Сицилии", всё равно придётся кому-то скататься во Флориду... к тому же, Крис ведь уехала - Лео теперь хозяин "Living Steel"...
- А с каких пор то, что я готовлю, стало "ненормальной" едой? - кричит Монтанелли с лестницы в ответ. Да-да, кое-что в этой жизни не меняется - в холодильнике находится то, что Гвидо готовит сам; он снова начал это делать, что является свидетельством того, что Маргариту он отпустил уже окончательно. И... может быть, это и звучит немного жестоко по отношению к мёртвой жене, но - Гвидо продолжает быть собой. Он остался жив.
- Вставай! - проходя мимо комнаты охраны, Монтанелли ударил кулаком по двери, не сбавляя темпа ходьбы, и зашёл в свою спальню, где стояла кроватка с Витторией. Дочка тоже уже проснулась, захлопав на отца глазками и начав что-то лепетать, растягивая губки... Сабрина права - дети растут очень быстро. Просто Гвидо это видит не только на примере младшей дочери, но и старшей тоже, и обоих сыновей...
- С днём рождения, босс!.. - на обратной дороге Монтанелли, несущему Вито на руках, встретился Джеки, уже успевший не только встать, но и переодеться. Гвидо только кивнул в ответ, и дёрнул головой в сторону лестницы, чтобы тот спускался первым. - Привет, Сабрина, привет, Дольфо. - поздоровался, проходя на кухню, что-то выискивая во втором холодильнике, поменьше - появившемся в доме как раз одновременно с ним, Рокки и Санто. Стол для охраны тоже теперь стоял отдельный.
- Я думаю, никто не возражает, если младшая Монтанелли тоже побудет с нами?
- улыбнулся Гвидо, слегка развернув Витторию, чтобы она увидела Сабрину и Дольфо, а те - её. И Рина могла бы увидеть, насколько сестрёнка уже подросла, за то время, пока они не виделись... - Джеки, а принеси колыбель, пожалуйста. - и ёлку надо бы найти... Сабрина же принесла для неё игрушки. Но это позже, сначала - за стол. Что там у нас?..

+1

8

-Привет,Джеки!-поздоровались с братом хором с папиным охранником. Мы сели за стол ровно тогда, когда отец спустился вместе с Витторией. Нет, ну я думала, что он просто посмотрит как она и вернется. Но видимо отца предыдущий День Рождения( мой)ничему не научил. Вот какой от младенца толк за столом? Ни тоста сказать, ни разговор поддержать, ни поесть за компанию, ни агукнуть за компанию. Я Витторию с позавчерашнего дня не видела, сомневаюсь,что за это время она могла подрасти еще на сантиметра три.Когда отец стал открывать бутылку вина, в дверь позвонили. А вот и пицца!  Пока он ходил за сестрой наверх я успела позвонить в пиццерию и заказать одну большую и одну среднюю пиццу. Дольфо наливал сам себе сок и отрезал кусок торта.
-А вот и пицца!
Подскочив с места, я подбежала к двери, расплатилась с курьером за еду и вернулась обратно за стол.
-Джеки,это тебе.- одна средняя пицца улетела на стол охранника, большая уже лежала на нашем. К хорошему вину полагается самая вкусная пицца.
Во время еды все временно забыли обо всех семейных проблемах. Все таки дела за столом не принято было обсуждать. Вот после сколько угодно. А мне отцу тоже  было что рассказать. Например о том, что у меня появился сожитель - Кайл. К этому все  шло, и я давно хотела кому-нибудь сдавать пустующие комнаты. Потому что а)одной дома скучно и б)коммунальные расходы через несколько месяцев я бы не потянула. Денег у родителей я никогда не брала. За исключением того, что мою учебу в универе оплачивал отец. На все остальное зарабатывала сама. Не всегда честным путем, но обузой быть не хотела.  А еще я подумывала о получении второго высшего. Даже специальность выбрала-  экономика и управление. Представляю это"Паааап, а ты знаешь, мне надоело актерское мастерство и я решила, что мое призвание- деньги считать. Нет, я конечно понимаю, что ты вбухал в универ чертову кучу денег, но..." Но но но и еще много разных но за этим бы последовали. Мы пили, шутили, смеялись. Дольфо показывал, как умеет ложку держать на одном кончике носа. Мне пришла смска от мамы, которая просила от нее поздравить папу. Сама она ему никогда не звонила на праздники, все либо через меня либо через Лео. Хоть они и разошлись, но хорошо, что про главные семейные даты они помнили.
-Паааап, мама просила поздравить тебя с Днем Рождения.-  Отправляю маме ответное смс, что выполнила ее просьбу. Мы опять пили, ели, и разговаривали.
-А я видел,как Себ и Рина целовались.
Минута молчания и брат получает от меня смачный подзатыльник. Даже Джеки перестал жевать и прислушался к разговору. Я шиплю на брата, что он обещал вообще-то  молчать. Но так как я сегодня не принесла ему обещанную машинку, Дольфо решил, что секрета из этого делать не стоит. Мало мне старшего брата, так еще и младший за мной шпионить взялся. Благо этот не дорос еще до того, чтобы ломать носы моим ухажерам.
-я пойду принесу...Льда!
Мои щеки мигом стали красными. Соскочив с места, я побежала на кухню. Доставать из холодильника лед. Который нам был вообще ни к чему. Но предлог-то мне придумать надо было. Достав из морозильника кусок льда, я стала его раскалывать на мелкие кусочку. А собственно, чего я нервничаю-то? Ему никто не нравится. Ну и пусть. Мы все-равно скоро уедем отсюда. А собственно, почему он должен ему не нравиться?У Себа нет  значка. Он не коп, не связан с преступным миром, его родители нормальные люди. И вообще, что в этом такого-то?  Наколов льда, я вышла из кухни и села обратно за стол, поставив тарелку.
-Кому льда? И мы елку собирались, помниться, наряжать.

+1

9

Оторвавшись от холодильника, Джеки выполнил просьбу, сходив за кроваткой Виттории. Колыбель вообще теперь довольно часто перемещалась по дому, и тяговой силой выступали для неё обычно как раз телохранители Гвидо - ещё один из плюсов их наличия и минусов жизни в большом доме... Но по возможности, когда он находился дома, Монтанелли старался находиться рядом с маленькой дочерью, держа её в поле зрения. Не перемещая, конечно, когда она спала - чтобы не разбудить; но в одиночестве её, бодрствующую, старался не оставлять; радионяня была необходима только в том случае, чтобы услышать, что Вито проснулась. Впрочем, и это тоже не так часто требовалось - во-первых, дома было достаточно глаз, у которых и рации были вполне настоящими... Виттория буквально росла на глазах Гвидо, и многие решения за последние несколько месяцев Монтанелли принимал буквально с младенцем на руках. И сейчас, когда почти вся семья была в сборе, Гвидо хотел, чтобы и Виттория была рядом - она тоже была его родным ребёнком, его кровью. И то, что она пока что не может поддержать разговора или разделить с ними трапезы, ещё не означало, что её присутствие неподалёку будет лишним. По поводу пищи, кстати, спорный вопрос - по расписанию, скоро надо будет достать её бутылочку из холодильника и подогреть немного.
- Пицца? - удивлённо приподнял Гвидо брови. У них в холодильнике было столько всего, что он приготовил своими руками, а дочь решила заказать пиццу. Которую приготовил кто-то другой, при этом непонятно из чего, непонятно где и непонятно, как... впрочем, Сабрина вроде бы использовала услуги неплохой компании - не сродни той, что успела отметиться вензелями на той мятой бумаге на тумбочке, которую Монтанелли-старший и как салфетку использовать побрезгует лишь потому, что эта печать вообще там находится.
- Спасибо. - благодарно отсалютовал Джеки дочери босса. Что, и этот туда же?.. Ну, ещё попросит в следующий раз добавки, когда Гвидо встанет за плиту. Буквально с рук их кормит ведь, никакой благодарности.
Пожалуй, новости о том, что Рина пересмотрела свои взгляды на образование, можно было назвать скорее хорошими - наконец-то дочь решила получить настоящее образование. "Настоящее" - Гвидо так и выразился, когда про это зашёл разговор; ведь актёрское мастерство, как вид профессии, Монтанелли никогда не принимал всерьёз, собственно, и журналистский факультет, на котором учился Лео, если не забросил ещё учёбу окончательно, ставил ненамного выше. Экономика и управление - это, во всяком случае, будет надёжно, без грязи, как в прямом смысле, так и в переносном. Может и не так почётно и престижно, как юриспруденция или медицинский, но надёжно и полезно. И если уж говорить словами грубыми - то уж лучше считать деньги, чем ногами дрыгать до старости или нос свой везде совать... Что сказать - это то решение дочери, которым Монтанелли мог гордиться. Осталось только решение это претворить в жизнь.
А оплата учёбы - уже не такая большая проблема. Деньги есть... денег у него больше, чем было четыре года назад. Это не значит, конечно, что подобные решения стоит превращать в привычку, но на настоящее дело - у Монтанелли сумма всегда найдётся. Особенно для своих детей.
- О, передай ей спасибо. И привет. - улыбнулся в ответ Сабрине Гвидо, кивнув. Вообще-то Барбара давно уже имела право забыть не только о том, когда у её бывшего мужа день рождения, но и имя его забыть, Монтанелли уже и денег ей не присылал почти год как - теперь это уже вполне мог делать и Лео, он был уже достаточно взрослым, обеспеченным, и её сыном, в конце концов. Но она продолжала проявлять уважение к Гвидо - и Гвидо не мог не проявлять его в ответ.
- Ай!.. - ребёнок аж подпрыгнул. Немая сцена. Даже Виттория, кажется, прислушалась... И прежде, чем нахмурившийся Гвидо успел что-то произнести, Сабрина его опередила, вылетев из-за стола. За льдом. Вот уж в точку - кое-кому остыть бы не помешало сейчас. Пока Гвидо, обняв обиженного сына, разговаривал с ним в полголоса на тему того, о чём следует говорить и о чём нет, Джеки тоже предусмотрительно слинял, сославшись на необходимость посетить туалет - этот взрослый оболдуй ребёнком Гвидо не был даже в страшных снах, а заехать ему в ухо Патологоанатом за собой право ещё оставлял. А бил он всё-таки посильнее своей дочери.
- Сейчас принесу её. Только доем... - улыбнулся Гвидо, и действительно, продолжил доедать свою порцию, сделав вид, что только что ничего не было. И закончив с праздничным завтраком, действительно исчез в кладовой, разыскивая ёлку...
- Прости меня. - тихо проговорил Дольфо, когда отец скрылся за дверью, взглянув на сестру. Рукоприкладства внутри своей семьи Гвидо никогда не поощрял, но выдавать чужие секреты младшему тоже не следовало. В их обществе ценят... чужие тайны. С самого детства. И этому мама его тоже учила, когда была рядом...
Гвидо втащил в гостиную огромную ёлку, поставив её в центр комнаты; Джеки вошёл следом, притащив из подвала ещё один ящик с ёлочными украшениями, в добавок к тем, что принесла Сабрина. Дольфо с радостными возгласами сорвался из-за стола, приветствуя ёлочку...
- Знаешь... Приходи как-нибудь с Себастьяном на ужин. Маме ты его ещё не представляла?..
- тихо сказал Гвидо Сабрине, распаковывая коробку. Действительно, глупо уже было прятаться друг от друга, тем более, ничего противоестественного или противоправного никто и не делал, и Себа все давно знали.

+1

10

Домашняя еда-это хорошо, но иногда детям хочется не совсем здоровой и полезной пищи. Иногда, по большим праздникам, можно побаловать свои желудки. Это ведь так редко случается. И я вздохнула с облегчением, когда отец одобрил мой выбор с учебой. Мне оставался год до окончания универа. Нет, я конечно, доучусь и получу диплом о высшем образовании, чтобы деньги родителей не улетели в пустую. ( Кстати, диплом по-моему у одной меня меня будет? Потому что Лео на учебу вообще забил с первого курса) И по программе обмена студентами еще поеду, и проект свой защищу, с которым мне помогает ректор. Он даже для этого дела ко мне репетитора немецкого языка приставил. А проект мы будем защищать в Берлине. Но это только на словах и план на бумаге. Его еще сделать надо. Если у нас все получится, то я за него премию какую-то там получу.Так что да, я свое начинание не заброшу.
Доев, я убрала со стола и вымыла посуду, пока отец ходил за елкой. Дольфо вызвался в этом деле добровольцем. Ему поручилось вытирать аккуратно полотенцем вымытую посуду и ставить ее обратно на полки. К слову, имея большую семью, ребенка лишали детства. Как это не подраться с любимым братом или сестрой, просто так? Мы, вот, когда с Лео были маленькими дрались друг с другом чуть ли не еженедельно из-за какой-нибудь ерунды, кляузничали друг на друга маме. Зато сейчас есть что вспомнить, забавные моменты детства, и над чем посмеяться, показывая какой-нибудь шрам или ссадину.
Помыв посуду, мы вернулись за стол и ждали папу. Когда тот вошел с елкой, Дольфо первым рванул к ней и кажется, уже забыл обо всем, что хотел сделать, сказать, куда пойти. Его сейчас занимала пушистая, зеленая красавица. Он пытался достать Джеки и уговаривал его с ним поводить хоровод вокруг елочки, но охранник наотрез отказывался это делать и поспешил скрыться с наших глаз на кухне. Пока его еще чего не попросили сделать.
Я взяла полотенце, и села на пол, пододвинув старую коробку к себе. Доставая игрушку, освобождала ее от бумаги, в которую та была завернута и бережно вытирала фамильную реликвию, чтобы ничего не разбилось, и затем откладывала в сторону на другое, развернутое полотенце.
Предложение позвать Себа на семейный ужин прозвучало настолько неожиданно, что елочный шарик выскользнул у меня из рук, упал на пол и разбился.
-Я уберу.-Я вот не совсем понимала это "не представляла".Мама вроде Себа знала хорошо. Мы все вместе росли на ее глазах. И с миссис Лэйн они были хорошими подругами. Вроде, Себ говорил, что они даже в бридж, к соседке, ходили играть каждую субботу.
-В смысле не представляла?
Я уточняю на всякий случай, а потом до меня доходит и я издаю отчаянный вздох. Маме это не понравится. Если отец воспринял спокойно новость о том, что мы с Себом встречаемся, то Барбара мне весь мозг проест. И не только мне. По ее мнению и планам,  моим спутником должен быть состоятельный, имеющий хорошую родословную, богатых родителей, выпускник какого-нибудь Гарварда. Он обязательно должен быть при этом лохом, чтобы мог содержать меня полностью, ну и ее заодно.  У меня должно было быть достойное образование и обеспеченное будущее, в котором я бы ни в чем никогда не нуждалась. Я проводила у мамы дома каждое воскресенье. Она с бдительностью Цербера следила за моей личной жизнью, и когда прочитала в Нью-Таймз заказную статью о том, что сын мэра- Майкл Стоун появился на благотворительном вечере с очаровательной спутницей, которую  представил своему отцу и журналистам, как свою девушку (т.е. меня) Она была на седьмом небе от счастья, и всю дорогу твердила, что гордится мной. Что я воплотила в жизнь все ее мечты и блаблаблабла. И если сейчас мы соберем семейный ужин, на котором в качестве моего реального молодого человека представим Себа...Это будет катастрофа....Я не думала, что позвать ее- будет хорошей идей. Мне было достаточно отцовского одобрения. Чтобы потом со спокойной душой мы с Себом, в конце весны, могли уехать из страны.
-Это плохая идея. Так что ты решил?  Отправишь во Флориду Лео? И да, у нас остались живые родственники, которым можно было бы послать семейные открытки на Рождество?

+1

11

Ёлочная игрушка, брякнув, разлетелась на острые осколки. Даже Дольфо приостановил свой танец, подойдя ближе, чтобы запечатлеть какого из шаров они лишились, или разбилось что-то интереснее?.. Тем украшениям, которые принесла Сабрина, да и тем, что у Гвидо хранились в подвале, было уже много лет, они и бабушку Монтанелли ещё помнили; Лео и Рина вот её знали, а вот Дольфо Элоизу Монтанелли уже не застал, не говоря уже про родителей Маргариты, так что, да, пожалуй, этой части детства их тоже можно считать лишёнными. Впрочем, к тому моменту, как Виттория станет станет, Гвидо сам уже будет дедушкой, и по возрасту, и, есть такая надежда, что и по факту тоже. Старшие дети становятся всё взрослее. Поколения украшений для ёлки тоже меняются, их всё реже делают из стекла, заменив его безопасным, особенно для детей, пластиком; и с одной стороны - это и хорошо, конечно, но с другой - у пластика отсутствует тот блеск, что у полированного стекла. Что более важно, пропало то ощущения той хрупкости, непрочности прекрасного, которое поколение старшего Монтанелли ощущало с самого детства. Хрупкости всего праздника, как и человеческих взаимоотношений тоже... Гвидо положил руку на плечо Дольфо, пока тот не вздумал брать осколки в руки.
- Жалко... - ещё бы не жалко. К счастью, этого добра есть ещё целая коробка; даже стеклянные игрушки способны жить дольше людей, переживать целые поколения. Но это тоже не означает, что нужно забывать об осторожности, и о том, как легко их разбить. Гвидо отошёл, чтобы взглянуть на агукающую Витторию, а Дольфо, тем временем, нашёл себе новую затею, разглядывая игрушки, которые Сабрина уже выложила на полотенце.
- Такая уж плохая? - богатый, именитый и умный - это для каждого родителя идеальный жених для своей дочери, и Гвидо тоже не исключение, но где их взять столько? Да и просто не бывает идеальных людей. Монтанелли привык реально смотреть на вещи. А правда в том, что тот, кто ждёт чуда - обычно остаётся вообще ни с чем... хотя часто тому, что принимает за чудо пустышку, это обходится ненамного дешевле - восторга Барбары по поводу той статьи Гвидо совершенно не разделил; Майкл Стоун - сын мэра, но это и всё, что у него есть, но и для этого он мало что сделал. Без своего папы он - ноль без палочки, и не особенно-то старается это как-то изменить, он ведёт образ жизни подростка от 14 до 17, хотя ему уже тридцатник скоро стукнет, причём, подростка того типа, который во времена Гвидо назывался попросту "дурной компанией". Наркоман, алкоголик, кто такой Майкл Стоун вообще, собственно? Раз даже из папиного заведения он в итоге умудрился вылететь... Барбара, как и обычно, велась на яркую картинку. Мэр - это ненадолго. В лучшем случае - лет на восемь. - И что будешь делать? Прятать его? - когда Сабрина замера осколки, Гвидо присел рядом с коробкой, помогая дочери извлекать и разворачивать игрушки, а Дольфо продолжал сидеть рядом и внимательно разглядывать каждую - почти все они не были похожи друг на друга, а знакомы они были ему плохо, и ему было интересно. Это вот Монтанелли их уже давно узнавал.
А Барб всё равно поймёт, и скорее рано, чем поздно, тем более, раз у неё отношения с Лэйнами тоже хорошие - возможно, что Филипп или Вирджиния сами ей и расскажут. Или намекнут, случайно либо не очень. Интересно, а старшие Лэйны сами в курсе?.. Себ-то поведёт Сабрину к ним на ужин? Тайну из этого сделать не получится, да и бессмысленно ведь, не до самой свадьбы же мать Сабрины держать в неведении, если дело пойдёт в итоге к свадьбе?..
Даже если Рине и Себастьяну это удастся - вот тогда на этой свадьбе Барбару и точно хватит удар.
- Фортуно. Вы же вроде хорошо общались. - пожал плечами Монтанелли, пропустив тот вопрос, в котором стояли слова "Лео" и "Флорида" - ничего он пока не решил, да и когда бы он это сделал, он общался с дочерью и завтракал - голова была занята другим. Он и сейчас не о делах думает. На слова про "живых" родственников и вовсе внимания не обратил. Словно так и надо было говорить...
Под фамилией "Фортуно" Гвидо имел в виду сразу четырёх человек. Линду, которая была его "ученицей", касаемо того "искусства", которым Монтанелли занимался раньше - раньше ведь она жила в Сакраменто; Джейн, вообще-то носившую фамилию покойного мужа - Росселини, её он упоминал в начале дня, когда они читали письмо - она находилась в Сакраменто и сейчас; их брата Пола, который ещё приезжал на их с Маргаритой свадьбу год назад - всех их Рина неплохо знала. Четвёртый - это их отец, Джеймс Фортуно, которого Гвидо называет дядей, хоть тот на самом деле приходится ему троюродным племянником - несмотря на то, что старше его на тринадцать лет. - Агату и Аарона поздравь. Им будет приятно. - Дольфо поднял голову - вот он для своего страшего друга уже тоже что-то готовил. Или что, Сабрина за медведя своего будет держать обиду? Они же дети, в конце концов. 
Кому ещё можно было отправить открытку?.. во Флориде у них тоже осталась какая-то дальняя родня, носившая другую фамилию, но Гвидо уже даже с трудом вспоминал, сколько их было и как звали - в конечном итоге, все итальянцы друг другу немного родственники. Монтанелли вытащил из коробки наконечник для ёлки, начав его разворачивать...
- Семье Альтиери отправь открытку. - и Санчес тоже надо будет обязательно поздравить.

+1

12

Да скорее Лео отца осчастливит в плане внуков, чем я. Вот почему на него никто такого груза ответственности не скидывает, как на меня? В конце концов- он старше. Да, у каждой елочной игрушки здесь была своя, отдельная история. Мама пыталась пополнять запасы елочных украшений, покупая каждый год по одной новой игрушке. Последний раз она это делала лет так пятнадцать назад. Я киваю утвердительно на вопрос отца, что да, идея позвать маму- это плохая идея. Без скандала не обойдется. Я закатываю глаза, предвидя, что сейчас начнется очередная лекция. Родители- вечно любят все преувеличивать в два раза. Майкл вовсе не плохой парень. И он был совершенно не таким, каким о нем думал отец. Он не был ни наркоманом, ни алкоголиком. Бабник- да. Но не более. Мои принципы он уважал, и не лез. Он относился ко мне как к сестре. И я за это его и любила, ценила. Редко попадается такой порядочный тип ловеласа.
-Не знаю.Мы не решили еще.
И вообще, к чему такая спешка? Мы еще сами не знаем, как все сложится и сложится ли вообще. Просто в этот раз хочется все сделать как-то по правильному, по нормальному.
В принципе, всех кого перечислил отец, я знала. И это даже по сути не наши кровные родственники, а его друзья. Ну, за исключением, разве что семьи Фортуно. Нужно еще составить список. Заказать в полиграфии открытки, заполнить их, купить подарки и ни про кого не забыть. Кажется, что в этом году рождественской лихорадкой буду заниматься я. Надо бы , кстати, семейную фотографию обновить. Прошлогодние открытки со мной, отцом и Лео в этом году не проканают. Нужно было еще включать в поздравление от семьи Дольфо с Витторией.
-Можешь, кстати, нанизывать игрушки на ветки. Только аккуратно.
Надо было чем-то занять ребенка, потому что тот стал уговаривать меня спеть вместе с ним Рождественскую песенку. Аааа..Еще надо было бы напомнить отцу про церковь, и  что нужно внести в честь праздников ежегодное пожертвование. Кстати, может хоть одна служба обойтись без моего присутствия? Ненавижу церковные католические службы. Это дико скучно, долго и нудно.
-Не забудь про церковь. И нам нужен новый семейный снимок для рождественских открыток.
Дела делами, но  праздники есть праздники. Про них забывать не стоит.  У меня по мимо семейных забот был еще свой длинный список людей, которых нужно поздравить и не обделить вниманием. Самыми главными в списке были Себ и Вилма. С подарком для Вилмы было проще- ей что-нибудь к компу подари или какой-нибудь диск с супер навороченной программой- и ребенок будет счастлив до конца следующего года. С подарком для Себа- сложнее. И я уже с начала месяца сломала себе мозг над этим.
-Ну спой со мной песенку. А то Санта обидится же, если мы ему не споем и не придет в гости. А какое Рождество без Санты?
Я со страдальческим выражением лица посмотрела на отца. Спеть песенку? Я? Да меня ни в жизнь не заставишь петь. Я даже во время службы в церкви не пою, а только открываю рот, создавая видимость.
-Кстати, Морта поздравлять будем?
Спрашиваю с улыбкой. А стоило бы. Как бы отец к нему не относился, Морт спас ему жизнь, помнится мне, был такой случай. И пора бы было им на этой почве помириться, а не продолжать капать друг другу на мозги и нервы. В конце концов от Морта в последнее время было больше пользы, чем вреда. По крайней мере на сколько мне известно. И пока я разворачивала последнюю игрушку, я вспомнила о важном, о чем чуть не забыла.
-Дольфо, а ты куда положил сумку с вещами для Виттории?
Брат ответил, что она наверху. Встав, я поднялась в детскую, взяла сумку. Открыла самый дальний и самый нижний карман, достала от туда конверт с деньгами. Все-таки мы договаривались. И я об этом не забывала. Спустившись снова вниз, отдала его отцу.
-С последней. Возникли небольшие трудности, но все обошлось.
Не так давно,мы с ним договорились, что я продолжаю заниматься своими делами при условии, если буду часть от денег отдавать ему. Как это делают остальные. Как это делает и Лео. Все-таки проживать жизнь, не зарабатывая не легально, у меня не получается. Гены, они такие гены. Последняя сделка действительно прошла не очень гладко. Мой информатор умудрился все напутать.  Перепутал клиентов и свел меня с наркоманкой, которая приняла меня за своего нового дилера. А ее дилер поехал к моей клиентке с товаром. Получилось да, не очень. Но мы в итоге вместе с девушкой все разрулили и статуэтки династии мун хунь чего-то там, все-таки нашли своего хозяина.
-Лео не звонил?

+1

13

Вообще-то как раз в том, что дети представляют своих молодых людей или девушек родителям, Гвидо не видел ничего неправильного и ненормального, тем более, что он-то вот уже был в курсе, что происходит, и хотел расставить точки над "i"... не совсем правильно - это как раз прятать своего парня от мамы, или, по крайней мере, ничего о нём не рассказывать - Барбара ведь тоже переживает за неё, и имеет право, она в будущем будет кому-то тёщей; она родная мать Сабрины, в конце концов. И тоже хочет не просто счастья для дочери, но и быть частью её счастья, что тоже немаловажно. Не решили они. А вот у отца есть такая возможность - решить всё за них, рассказава всё бывшей жене; и более того, право на это у него тоже есть... это не значит, конечно, что он им воспользуется прямо сейчас. Время ещё терпит. Но вот такого, мусульманского какого-то, маразма, только наоборот, чтобы родители детей узнавали невест и женихов на их свадьбах, Монтанелли не допустит. В принципе, Сабрина тоже права - некуда пока спешить. Да и кто знает, насколько у них с Себом всё будет серьёзно? На самом деле, любовь способна испортить многолетнюю дружбу. Гвидо это и по себе знает. Они с матерью Дольфо и Виттории тоже долго были друзьями.
- Мама всё равно догадается со временем. - по подслушанным телефонным разговорам, по блеску в глазах, по тембру голоса - женщины и вообще такие вещи обычно лучше мужчин чувствуют, а с возрастом - так и тем более. Даже вот Ливия поняла, что Рина - влюблена. От Барбары и подавно не ускользнёт. Мама догадается, и Сабрину потом сама ещё изведёт - не лучше ли сразу ей честно рассказать?..
- Да, начинай с нижних веток, а мы потом подключимся.
- согласно улыбнулся Гвидо сыну, продолжая извлекать игрушки из коробки. Пусть вот Дольфо проявит творческий потенциал - наверняка вот на вилле в Риме, где он рос, не было такой большой ёлки! И вообще, в Европе и в Италии, в частности, новогодние и рождественские праздники проходят всё-таки немного по-другому, чем здесь.
Про церковь Монтанелли и так помнил всегда - отрадно, кстати, что в этом году не он напомнил Сабрине, а наоборот; и службу через два дня он отстоять тоже собирался - как и в прошлом году, и позапрошлом, и все предыдущие... Рина могла бы не идти с ним, если не хотела, можно было бы просто сказать об этом; Лео - его уже и вовсе в церковь не затащишь, а Дольфо - всё-таки ещё слишком мал для подобных ночей, хотя и меньше капризничает на этот счёт, чем старшие брат и сестра. Пожертвование - это уже тоже традиция. В последние пару лет Гвидо и жертвовал немного больше - по вполне понятным причинам...
- Да уж... за три дня до Рождества?
- попробуй-ка, сделай всё вовремя. Сняться они могли бы прямо сейчас, если бы Лео был с ними, но ведь он ещё даже не встал, поди - не на Джеки же его поменять на фотографии? И... стоит ли включать в фотографию кого-нибудь ещё, кроме них - Гвидо, Лео, Сабрины, Дольфо, Виттории? Маргарита уже не может быть частью семейной фотографии; а Барбара - будут ли бывшие супруги, общающиеся только по телефону, да и то изредка, уместно смотерться на одном снимке?
- Морта?.. - Гвидо как-то и в голову не пришло, что нужно поздравить этого двуличного примата. Рина была явно добрее своего отца... но вот что ему можно послать? Что не пришли - выглядеть всё равно будет, как насмешка; как и с его стороны, впрочем, тоже. История, в результате которой Эддингтон его спас, сделала их взаимоотношения только ещё более сложными и запутанными. Собственно, то, что Монтанелли его не отправил рядом со стрелявшей, а устроил ему отдых в больнице - уже можно считать подарком. - Да ладно тебе, давайте, правда, споём что-нибудь... - ушёл Гвидо от окончательного ответа, поддержав сына. Сабрина учится на факультете актёрского мастерства - наверное, и какие-то вокальные занятия этот курс тоже подразумевает? Впрочем, дело-то не в этом, неважно, как ты поёшь, если от души и в кругу семьи, в праздник. Монтанелли подхватил песенку вместе с сыном; хоть, к слову сказать, оба они петь особо не умели - но вот засмеявшейся Виттории, кажется, понравилось.
А пока Сабрина поднималась за деньгами, Гвидо присоединился к Дольфо, помогая ему развешивать игрушки на колючих ёлочных лапах и продолжая что-то напевать вместе с ним. Но прервался, чтобы обнять дочь, чмокнув её в висок, и быстро припрятать конверт в нагрудный карман рубашки, но успев слегка вскрыть его - и оценить содержимое. Всё на глазах у Дольфо, который, впрочем, привык к происходящим в доме вещам подобного рода настолько давно, чтобы воспринимать это как должное и не задавать вопросов. Даже касательно сестры.
- Хорошо. Если будут проблемы, то обращайся... - кивнул Гвидо. Его дети становятся добытчиками - с недавних пор только одна его фамилия стала трамплином для "карьерного роста" в их деле, но всё-таки Монтанелли не хотел бы, чтобы Сабрина и Лео посчитали, что им всё позволено только из-за того, что они дети босса. Когда-нибудь и им, очень возможно, будут приносить долю; и чтобы знать, какого тем, кто будет это делать, они и сами должны через это пройти. - Нет, пока не звонил... но ты же его знаешь - наверняка опять гонял всю ночь, теперь отсыпается. - ночь - как раз самое время для стритрейсеров, чьи занятия не особо легальны и не очень-то безопасны; а с тех пор, как Крис переехала в Пуэрто-Рико, влияние Лео в этой тусовке значительно подросло; у них не было определённого лидера, но он унаследовал "Living Steel", а это место всегда считалось сердцем гоночной команды. - Помогай... - кивнул на ёлку. У них было ещё полно работы...

+1

14

Догадаться- догадается, но Барбара изведет меня по другому поводу. И Филип с Вирджинией в курсе еще не были. Это мы неудачно прокололись, встретившись на выставке после инцидента. А так было бы как с Ником- никто бы ничего не узнал до поры до времени. К слову, я знала, что отец тогда приложил свою руку к тому, что мы с Ником расстались. Мы с ним встречались. Позже. И не один раз. Я не злилась. Почему-то,когда Себ снова появился в моей жизни, мне было все-равно на то, что было "до". Произошло некоторое переосмысление вещей, которые я когда-то считала важными. Я даже со своим Римским другом-  Алехандро перестала общаться. И не помню, когда в последний раз переписывалась с Ричардом. Ты сам хотел, чтобы я общалась и встречалась с нормальным молодым человеком. Вот, я послушала тебя. И вообще, я уже порядком устаю от такого количества пристального внимания к моей персоне. У вас, вон, Лео еще есть. Ему тоже бы уже давно остепениться не мешало бы. А то носится за Лолой рогатым олененком.... Вот кого воспитывать надо. А то что все мне, да мне достается. Вот когда возникают такие моменты я жалею на счет того, почему не родилась мальчиком. И  замуж  я не собиралась. Я еще для этого слишком молода, как и для детей. Я может мир посмотреть хочу. Себя показать, на других посмотреть.
-Соберемся все завтра. Сложно собраться на пять минут и сделать один снимок? Я отвезу его в отдел полиграфии. Ребята за несколько часов напечатают то,что нужно.
А мне потом останется потратить день на заполнение все открыток. А еще мы забыли включить в список Розарио.  Почему-то только сейчас я про него вспомнила.
Я кивнула, когда отец переспросил на счет Морта. Он не ослышался.  Я не ругаюсь с теми, кто может быть полезен. И может если подарок будет от отца, то это бы и выглядело как насмешка. Но если он будет от меня?  У нас-то с Мортом хорошие отношения. Он еще к тому же "дядька" моей лучшей подруги. Он итак меня терпит не только в студии, но и у себя дома последнее время. После того, как мать Вилмы уехала в командировку. И после того случая, когда мы с ней нажрались и укурились настолько, что чуть не спалили ее квартиру..Леона попросила Морта присмотреть за Вилмой. И та переехала к нему. Ну и понятное дело, что там, где Вилма, там ошиваюсь я.
Вот эти двое как дети, честное слово. Неужели, даже после того, как он спас ему жизнь, трудно пожать друг другу руки и разойтись мирно? Я не знаю, что у них там такое серьезное произошло когда-то, но тем не менее...
Я смеялась вместе с Витторией, слушая, как отец и Дольфо поют. И даже , перед тем как идти за деньгами наверх, записала отрывок на телефон. Чтобы было на память.
-Угум.- Хотя под этим "угум" мы оба прекрасно знаем, что даже если у меня и будут крутые сложности, я не позволю отцу в них вмешаться. Каждый должен отвечать за свои действия и поступки. Просто каждый раз, когда отец вмешивается, чтобы разрулить возникшие у меня проблемы, Лео начинает на меня орать. Что меня избаловали, что я ничего не могу сама сделать, что я безответственная и так далее и тому подобное. Так что нет, даже если будут сложности- я буду все решать сама.
-Гонял. Нуну... Паааап... Расскажи какую-нибудь историю,а. Думаю, Дольфо тоже не прочь бы послушать рождественскую байку.
Дольфо кивнул в знак согласия, что тоже хочет услышать какую-нибудь семейную историю. Низ елки брат уже успел одеть. Я беру стул и ставлю его ближе к елке, чтобы Дольфо мог дотянуться до тех веток, до которых не мог и подаю ему игрушки, чтобы он каждый раз за ними не прыгал со стула.
Выходящий покурить Джекки, запустил с улицы в дом  Боппо. Пес, увидев меня, тут же  с лаем стал носиться и тыкаться своим носом , чтобы я его погладила. Приходилось следить еще и за ним, чтобы он ненароком не утащил игрушку, или не наступил лапой на нее, не зажевал и не уронил, кстати, елку.

+1

15

Что значит "пристального внимания" - Сабрина пока ещё его дочь, всё-таки; и всё, что касается её - касается и её отца тоже. И не надо сваливать на Лео, он - мужчина, и забеременеть не сумеет, а если и сделает-таки ему внука - ну, в этом случае будет разгребать последствия, как мужчине и положено, хотя и от отца в этом случае он тоже получит. Вообще-то, Гвидо хотелось бы надеяться, что своих детей он сумел всё-таки воспитать в правильной манере; своей главной обязанностью, как отца, и особенно как отца разведённого, он считал научить детей в первую очередь ответственности за свои поступки и решения, и касалось это как Лео, так и Сабрины, и их младших брата и сестру это тоже в будущем коснётся. Отношения - вообще дело серьёзное, а секс по дружбе ни самой матерью-природой не заложен, ни Богом не одобряется, ни большинством, слава Богу, людей пока тоже, и Монтанелли не хотел бы дожить до того дня, когда всё человечество до этого всё-таки сумеет деградировать. А дальше - уже только животные, для которых и понятие "кровосмешение" не ведомо... Гвидо не был против того, что Сабрина встречается с Себастьяном, да что там, и против того, чтобы они любовью занимались, не был тоже, лишь бы у них хватило ума предохраняться и не делать этого у него в доме или при старших Лэйнах; это же и Лео касалось, собственно, но за пацанами всегда труднее уследить - в какой-то степени, это верно, что женщины взрослеют раньше на несколько лет. Так вот и... Гвидо рассчитывал на это. Что его дочь и его сын будут взрослеть, а не скатываться. И это не означает свадьбу, но... допускает мысли и о ней, скажем так. Рина может не рассчитывать на то, что отец перестанет приглядывать за ней до тех пор, пока какой-нибудь мужчина не даст ей свою фамилию; но её отцом он быть не перестанет даже в том случае, если кому-то станет тестем.
- Хорошо, если сумеешь уговорить Лео - давай соберёмся.
- согласно кивнул Гвидо, сдавшись, хотя эта затея ему и не очень нравилась. Эта карточка, оказавшись у кого-то из их друзей дома, может оказаться однажды уликой, или быть опасной по какой-либо из других причин, Монтанелли ещё с тех времён, когда прятал чужие "следы", старался оставлять как можно меньше своих; да и на историю с фотографиями уже нарвался однажды - но раз уж дочь настаивала на том, чтобы сделать фамильную открытку, ладно, пусть будет. С другой стороны - фамилия Монтанелли набирает вес, и то, что её будут воспринимать как семейство, а не как одного человека - тоже хорошо. Они - его наследники, в конце концов, его семья, его поддержка - не просто кто-то, кто ему засылает, хотя, учитывая структуру - даже это уже немало, очень и очень немногие засылают боссам напрямую. Так что нет, если сложности будут по-настоящему "крутыми" - Гвидо не может не вмешаться. Впрочем, он и узнает об этом наверняка даже раньше, чем дочь успеет сказать. Это не означает, конечно, что он будет соваться по любому поводу - и Лео, и Рина, свои игры ведут по своим правилам. Они учатся. Без ошибок не один опыт не обходится, но опыт лишним никогда не бывает.
- Сказку?.. - переспросил, Гвидо улыбнувшись. Честно говоря, не хотелось рассказывать семейных историй, прошедший год унёс Винцензо и Маргариту, и... вообще, Сабрина только что сама вспоминала, насколько это сложно - семья. Особенно - их семья. Пожалуй, стоит лучше рассказать другую историю, не об их семье... а о ком-нибудь другом. Может быть, он расскажет что-нибудь о Монтанелли на следующее Рождество; когда все подрастут на год. - Что ж, ладно, давайте прервёмся... - Гвидо приподнял Дольфо, чтобы тот повесил последнюю игрушку, что была в его руках, повыше, затем переместил колыбель с Витторией ближе - пусть тоже послушает - и уселся на диван, приглашая сына и дочь пристроиться рядом. Можно было бы достать книжку, конечно, но эту полубиблейскую историю он помнил наизусть; и его мать не раз рассказывала ему её, и когда он был в возрасте Дольфо, и когда был постарше. - Дорога извивалась в глубоком ущелье, куда не долетало ни малейшего ветерка. И конь, и всадник были готовы упасть без сил... -
Сказка была о воине, преследовавшем беглецов; о его чувстве долга и о человеческой доброте. О том, что добро всегда возвращается. Немного - о религии, в том числе и о корнях Дольфо - который, как все помнят, был римлянином наполовину. Идиллия слегка нарушилась, когда в дом влетел Боппо, но Адольфо осадил его сразу же - и пёс послушался. Всё-таки Марго была права - были у их сына какие-то способности к дрессировке, собаки слушались его, и Боппо, и оба хаски... Дог уселся у дивана, замерев возле Дольфо - как будто тоже слушая, только изредка вертя головой и хвостом помахивая. И в этот момент Гвидо чувствовал себя счастливым и умиротворённым, в окружении своих детей, слушавших его рассказ, глядя на ёлку, которую они успели частично нарядить, и даже присутствие Джеки поблизости не мешало... Пожалуй, впервые за долгое время Монтанелли был счастлив.
Чуть позже позвонил проснувшийся Лео, а по мере того, как утро переростало в день, в доме начали появляться другие люди - Рокки и Санто пришли сменить Джека; пока находились все трое поблизости - и они преподнесли боссу подарок. Определённо, не последний за сегодняшний день... едва ли кто-то решится обойти дона вниманием в его день рождения.

полный текст сказки ;)

Дорога извивалась в глубоком ущелье, куда не долетало ни малейшего ветерка. И конь, и всадник были готовы упасть без сил.

Воин давно уже потерял всякий след беглецов и совсем пал духом.

Но вдруг он заметил в одной из скал, возвышавшихся близ дороги, сводчатый вход в пещеру. Он остановил коня и подумал: "Отдохну здесь немного. Может быть, с новыми силами я смогу продолжить погоню".

Когда он уже хотел войти в пещеру, его поразило нечто удивительное. По обеим сторонам входа росли два прекрасных куста лилий. Они стояли, высокие и стройные, густо усыпанные цветами, испускавшими сладкий запах меда, и множество пчел носилось и жужжало вокруг них.

Это было такое необыкновенное зрелище, что воин неожиданно для самого себя сорвал один из крупных белых цветов и взял его с собой в пещеру.

пещера была не глубока и не темна, и, как только он вошел под ее свод, он увидел, что там уже находилось трое путников. Это были мужчина, женщина и ребенок, которые лежали на земле, погрузившись в глубокий сон.

Сердце воина забилось как никогда сильно при этом зрелище. Это были именно те беглецы, которых он так долго преследовал. И вот они лежали и спали, совершенно беззащитные, находясь всецело в его власти.

Быстро выхватил солдат меч из ножен и нагнулся над спящим младенцем. Осторожно направил он меч в сердечко ребенка, намереваясь покончить с ним одним ударом. Уже готовясь заколоть его, он остановился на миг, чтобы взглянуть в лицо младенцу. Радость его еще усилилась, когда он узнал в ребенке крошечного мальчика, игравшего на его глазах с пчелами и лилиями на лугу у городских ворот.

"Недаром я всегда ненавидел его, - подумал солдат. - Ведь это князь мира, появление которого предвещали пророки. Когда я положу пред Иродом голову этого ребенка, он сделает меня начальником своих телохранителей".

Все более приближая острие меча к спящему младенцу, он ликовал. Но солдат все еще держал в руке лилию, сорванную им при входе в пещеру, и вдруг из ее венчика вылетела пчела и стала с жужжанием кружиться над его головой. Воин вздрогнул. Он вспомнил пчел, которых маленький мальчик относил в их родной улей, и ему пришло в голову, что одна из этих пчел помогла мальчику спастись на празднике, устроенном Иродом. Эта мысль поразила его. Он опустил меч, выпрямился и стоял, прислушиваясь к пчеле.

Ее жужжание наконец прекратилось. Солдат продолжал стоять неподвижно и все сильнее ощущал сладкий аромат, струившийся из лилии, которую он держал в руке. Этот аромат напомнил ему о цветах, которые мальчик спасал от дождя, и о том, что букет лилий скрыл от его взоров ребенка и дал ему спастись через городские ворота.

Он все больше задумывался и отвел в торону свой меч.

- Пчелы и лилии отблагодарили мальчика за его благодеяния, - шепнул он сам себе. - Он припомнил, что и ему однажды помог этот ребенок, и густая краска стыда залила его лицо. - Может ли римский легионер забыть об оказанной ему услуге? - прошептал он.

Некоторое время он еще боролся с собой. "Мне не следует убивать этого младенца, спасшего мне жизнь", - решил он наконец.

И он нагнулся и положил свой меч возле ребенка, для того чтобы при пробуждении беглецы поняли, какой опасности им удалось избежать. В это время ребенок проснулся. Он лежал и смотрел на солдата своими прекрасными очами, сиявшими, как звезды. И воин преклонил перед ним колени.

- Владыка! - произнес он. - Ты всесилен. Ты могучий победитель. Ты тот, кто может спокойно попирать змей и скорпионов.

Он поцеловал его ножку и тихо вышел из пещеры. Мальчик же лежал и смотрел ему вслед большими удивленными глазами.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The Little Sicily: family bussines