внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Driving Home for Christmas ‡или...наше первое Рождество вместе


Driving Home for Christmas ‡или...наше первое Рождество вместе

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

Czech Republic, PRAGUE

Shax and Simon Lloyd

2 0 1 4 - 2 0 1 5

http://www.latitudeslife.com/wp-content/uploads/praga.jpg

Моё сердце всегда будет биться рядом с твоим...
Моя душа всегда будет протягивать свои тонкие пальцы к твоим...
Мы навсегда друг у друга, как те небо и земля, по которым ступали наши ноги...
То мгновение, останется в нашей памяти до конца...
Тот день, когда я открыл тебе родину своего отца...
Та Рождественская ночь...
И ты...
Стоящий под падающим снегом, который ложился нам на плечи...
Тот поцелуй...
И тот трепет...
Ты мой навсегда.

+1

2

Свинцовые тучи повисли над сказочным старинным городом, чей дух проникает в каждую клеточку твоего тела и тонко играет на струнах твоей души. Вот-вот с неба пойдет снег. Его нежные крупные хлопья будут ложится под ноги прохожих и холодной влагой впитываться в мощеные дорожки витиеватых улочек. Запах кофе и знаменитых кнедликов, штруделей и трдельников разносится по всей Староместской площади - центральной площади Старого города в Праге. Город объят атмосферой предстоящего праздника. Взрослые и дети, одинаково счастливые и улыбчивые снуют меж торговых рядов с палатками разных мастей. Здесь есть все, к чему лежит душа. Можно купить сладости, которые не найдешь не в одном из самых современных городов мира, можно выпить вкуснейшее пиво или чашечку крепкого кофе, которые одинаково слегка ударят в голову и заставят улыбку на беззаботном лице сиять еще ярче под стать миллионам огоньков на праздничных гирляндах. Красавица елка в центре площади, будто бы рождественский обелиск послужит неплохим ориентиром, а также не даст забыть такую важную вещь, как приближение одного из самых главных событий в году - Рождество Христово. В этот праздник люди во всем мире становятся равны, и даже будь ты тысячу раз атеистом, дух Рождества не покинет и тебя. Рождество в Праге - это нечто волшебное и незабываемое. Архитектура из зданий различных стилей - от готики до ренессанса, создаст магию погружения в средневековье и тут же вернет в современность, когда мимо пронесется стайка велосипедистов, которым не страшны холод и снег зимой. В Праге не очень холодно, но и не сказать, чтобы тепло. Здесь во всем присутствует комфорт. Здесь не замечаешь людей, какими бы толпами они не сновали по стареньким дорогам из каменной кладки, что ощутили на себе давление не одного миллиарда ног за все те столетия существования прекрасного сказочного места, частью которого однажды было суждено стать Саймону Котику...Ох, простите! Саймону Ллойду. Теперь уже Ллойду.
Прошло чуть меньше месяца, как Сай принял свою новую фамилию. Вернувшись на родину в канун Рождества, он уже не был тем Котиком, которым уезжал отсюда почти шесть лет назад. Он бежал из Праги, будто бы там ему грозило заражение бубонной чумой, как в далекие времена, которых уже не вернуть. Они канули в лету также, как и тот безжалостно раненный молодой человек, которым Саймон себя ощущал ранее. Но не сейчас. Раны затянулись, они зажили благодаря любви самого близкого человека, чью фамилию Сай взял выйдя за него замуж. Саймон стал Ллойдом и теперь вернувшись в свой родной город вместе с мужем, мог не бояться призраков прошлого, которые цеплялись за него старого - за Котика. И пусть Котик в нем не сгинул под натиском более влиятельного и сильного Ллойда, но Сай словно снял с себя невидимые путы, от которых он не знал способа избавления. Теперь у парня был очень надежный тыл и крепкая рука, за которую он однажды ухватился и теперь ни за что не отпустит.
- Это Пражский орлой. Или Пражские куранты. Наверное самая невероятная достопримечательность, от которой мурашки пробегают по коже, правда? - Саймон смотрит на мужа, который с интересом наблюдает за маленьким представлением, что устроили фигурки в курантах: скелет дёргает за веревку колокола, ангел поднимает и опускает карающий меч. В окошках часов лики апостолов сменяют друг друга, и в финале кричит петух. Затем наступает секундная пауза и по площади разносится громкий бой курантов. И так происходит каждый час. Часы показывают годы, месяцы, дни и часы, время восхода и захода Солнца, время восхода и захода Луны, а также положение знаков зодиака. В центре циферблата располагается Земля, вокруг которой вращается Солнце. Саймон всегда любил приходить на Староместскую площадь к одноименной башне, на которой располагалось это чудо человеческой фантазии, и старался срисовывать детально каждую фигурку часов. Позже на его левой руке, что ближе к сердцу, были выбиты часы. И пусть они не были похожи и близко на Пражский орлой, но для Сая ассоциировались именно с ним. А также с тем, что время нашей жизни не бесконечно и сердце будет биться столько, сколько хватит ему сил.
- Рождество вот-вот наступит. Наше первое Рождество вместе. Даже не верится, что ты захотел встретить его именно здесь, - Сай улыбается и забавно шморгает носом из-за мороза, который ощутимо крепчает к вечеру. С неба наконец срывается снег и ложится на плечи молодоженов и еще тысячи таких же сладко влюбленных друг в друга парочек. Кот жмется по-кошачьи к Шаксу, трется кончиком носа о его шерстяной шарф и тут же поправляет его на муже, чтобы тот не простыл. Они приехали в Прагу утром, перелетев целый океан, чтобы встретить Рождество на родине Котика. Так возжелал Шакс, а Сай, как...пока еще послушный молодой муж, подчинился его воле.
- Но знаешь, ты выбрал отличное время для поездки. Как видишь, в Праге Рождество ни с чем несравнимый праздник!

такой, а сверху теплая курточка, шарф и шапка

http://40.media.tumblr.com/tumblr_m37hjwgzcv1rrhn2yo1_500.jpg

Отредактировано Simon Lloyd (2014-12-29 00:18:20)

+1

3

Чем старше мы становимся, тем все реже нам кажется, что именно в Рождество с нами обязательно случится какое-нибудь чудо. Но несмотря ни на что, в каждом человеке есть ребенок, который с нетерпением ждет, когда же наступит тот самый чудесный, зимний и все-таки поистине сказочный праздник. В жизни Шакса Ллойда это самое чудо произошло в этом году. Пусть не под Рождество, а чуточку раньше. Когда он впервые в жизни решился создать семью с тем человеком, который сумел завоевать его холодное сердце и отогреть его. Помните сказу про Снежную королеву, когда у мальчика по имени Кай по воле злой волшебницы в сердце оказался ледяной осколок. Так вот и Шакс порой ощущал себя тем самым мальчиком, который, обжегшись на молоке, стал дуть на воду. И поначалу сам не верил в то, что его очередное новое увлечение в виде Саймона Котика перерастет в нечто большее.
И уж тем более он не задумывался о том, что когда-нибудь Котик превратится в Ллойда. Но верно говорят, что мысли материальны и, если ты чего-то очень желаешь всем сердцем, оно обязательно сбудется. Конечно не без усилий, но Шакс очень хотел быть по-настоящему любимым, и он стал таким. Всю свою любовь и нежность, которые шли от души, ему подарил парень с милой фамилией, оставшейся теперь творческим псевдонимом.
И с которым сейчас окружной прокурор Сакраменто медленно шел в обнимку по старой дороге по направлению к главной площади прекрасной старинной Праги. Шакс никогда прежде не был в Чехии, но очень хотел очутиться именно в Праге, поскольку любил путешествовать и просто обожал старину. Немного зябко передернув плечами, он покрепче обнял своего новоявленного супруга. Ллойд вообще был еще тем мерзляком; спокойно перенося любые высокие температуры, терпеть не мог холод и мороз. Сейчас спасала теплая куртка, свитер под ней и наличие рядом довольно жмущегося к нему Кота. Брюнет сам настоял на то, чтобы провести первое совместное Рождество именно на родине Саймона, который не только хотел познакомить Шакса со своим дядей и побывать на могиле родителей, но и исполнить одно из желаний мужа - в прекрасный праздник попробовать создать сказку вокруг себя. Сказку для двоих.
- Здесь так красиво, - синие глаза с интересом рассматривали каждую мелочь, людей, красивые старинные здания с красными крышами, небольшие магазинчики, которые поражали своим разнообразием и не были похожи друг на друга. Здесь парни могли не опасаться косых взглядов, вероятность быть узнанными приравнивалась к нулю (у Шакса, конечно же). Авантюристу Ллойду-старшему хотелось исследовать чуть ли не каждый переулок, но Саймон целенаправленно вел ему именно на площадь, чтобы показать мужу одну из самых главных достопримечательностей Праги - Староместскую площадь и Пражские куранты. - Мне так спокойно, я ощущаю себя так, будто бы появился в другой эпохе. И я очень рад, что ты согласился отметить наше первое Рождество именно здесь, - Шакс улыбнулся и мягко чмокнул Саймона в губы, отчего Кот прижался к нему еще крепче и заулыбался в ответ.
Наверное, все-таки ему пока что трудно находиться в этом городе, где прошло его детство и жуткая юность. Все равно призраки прошлого витают где-то поблизости. Но теперь, когда мы вместе, надеюсь, что ему станет легче. По крайней мере я приложу усилия, чтобы помочь ему справиться с кошмарами памяти.
Вот наконец-то парни добрались до площади, где куранты вот-вот начнут свое очередное представление, за которым с интересом наблюдают сотни глаз. Шакс много раз видел это в интернете, но никакой интернет не сравнится с тем, если ты будешь любоваться за представлением в реальной жизни. Выбрав место, где часы были видны наиболее хорошо, мужья стали наблюдать за тем, как движутся различные фигурки в часах. Ллойд-старший смотрел на часы с поистине детским восторгом, и за ним, наверное, смешно было наблюдать. Но Саймон лишь поправил на нем шарф, так как с небес начали падать пушистые белые хлопья. Еще секунда, в небольшом окошечке прокричал петух, и маленькое шоу закончилось. Шакс вдохнул полной грудью, он был очень доволен всем, что сейчас происходит. Снег стал усиливаться, и снежинки, кружась в своем замысловатом танце, начали застилать брусчатку белым покрывалом.
- Das ist fantastisch. Я всегда хотел здесь побывать. Ты же знаешь, я люблю путешествовать и вообще - я очень люблю города именно старинные, а не современные мегаполисы, где здания все как одно похожи друг на друга. Я более, чем уверен, что в Праге не найдешь двух одинаковых строений. А эти часы - просто великолепны. Мне хочется еще раз посмотреть на это представление, - брюнет счастливо улыбался, его глаза блестели, своих эмоций, которые били через край, он не скрывал. - К тому же это твоя родина, и я обещал тебе, что мы обязательно приедем в Прагу. Рождество - чудесный праздник, и я согласился, не задумываясь. Когда-нибудь я тоже покажу тебе Берлин... - Шакс повел Саймона к ближайшему магазинчику, где продавался глинтвейн, запах которого притягивал таких замерзших людей, как прокурор.

+1

4

Запах пряностей, фруктов и дешевого вина заполонил ближайшие пять квадратных метров площади, на которых стоял магазинчик продающий горячительные напитки. Горячительными их можно было назвать во всех смыслах, ведь ничто так не согреет в холодный зимний вечер, как глинтвейн. Вино с пряностями и свежими фруктами подавали в больших стаканах прикрытых крышками, чтобы пар от горячего напитка быстро не улетучивался. Отведав глинтвейна, можно было запросто убить одним выстрелом двух зайцев - согреть горло и слегка охмелеть, чтобы голова стала легче. Такое разнообразие глинтвейна, как в Праге, наверняка не встретишь больше нигде. Совершенно незаурядный напиток производит довольно приятное впечатление, несмотря на содержание в нем далеко не качественного вина. Да и качество вина здесь не на первом месте, главное - смесь компонентов и верное их количество.
Саймон никогда не был поклонником алкоголя, если не сказать - был и есть его врагом номер один. Но вино в отличие от других более крепких напитков переносил нормально, если только в небольших количествах. Запах глинтвейна из магазинной лавочки на площади в который раз напомнил ему о том, что Котик дома. Восемнадцать лет он прожил в Праге, зная каждый её уголок вдоль и поперек. И если закрыть ему глаза, он наверняка вслепую найдет нужную дорогу. И если бы не жуткое прошлое, которым он был награжден словно пожизненным приданым, то быть может, его улыбка была более теплой в данный момент. Где-то глубоко в душе все еще было не комфортно. Состояние было похожим на то, как если бы вы оказались на сплошной трассе и ехали бы не в нужном направлении. Страх столкнуться с призраками прошлого отравлял сознание. А ведь совсем скоро весь мир будет праздновать Рождество, и страхам с тревогами просто нет места...
- Два классических глинтвейна с красным вином, пожалуйста, - обратился Сай на родном языке к продавцу, когда они с Шаксом определились с выбором напитка. Было даже непривычно говорить на чешском после стольких лет работы заграницей. На родном языке Саймон общался лишь с Милошем и иногда вел переписку со старыми знакомыми из Праги; больше упражняться ему было не на ком.
- С праздником Вас! Пусть ваша жизнь будет такой же горячей, пряной и сладкой, как этот напиток! - поздравил продавец молодую пару, отдав им два больших стакана с глинтвейном. Саймон пожелал ему в ответ благополучия и также поздравил с Рождеством. Ллойды отошли от лавочки и Котик осмотрелся по сторонам. Людей было слишком много. Не то чтобы хотелось уединения в какой-нибудь интимной обстановке, нет. Хотелось избавиться от натиска толпы, которые вызывали у Саймона неприятные ощущения психологической давки. Он взял мужа за руку и повел через толпу в ближайшее теплое кафе. Рука Шакса была ледяной, он явно отвык от европейского климата. Крепче сжав её в своей ладони, Сай обернулся к мужу и улыбнулся ему, молча кивнув. Иногда им не нужны были слова, чтобы понять друг друга, что говорило лишь в пользу их крепких взаимоотношений.
- У вас есть свободный столик? - зайдя в уютное кафе вместе с Шаксом, спросил Сай у пробегавшего мимо официанта. Вокруг царила все та же атмосфера праздника. Кафе было обставлено под старину в стиле винтаж, будто бы ты попадаешь в дом своей далекой пра- прабабушки.
- Да, конечно. Пройдемте со мной, - парень отвел Сая и Шакса к столику вблизи огромного каменного камина, в котором приятно потрескивали горящие дрова. В центре зала располагалась большая пышная елка, которая была будто бы уменьшенной копией той, что возвели на Староместской площади. Котик снял с себя курточку, шапку, шарф и пригладил взъерошенные волосы. Курточка повисла на спинке кресла, в которое Саймон довольно плюхнулся. Обхватив руками горячий стакан, парень сделал первый глоток и чуть не прослезился от сказочного послевкусия, которое оставлял после себя глинтвейн, резко разливаясь горячей волной по горлу,  а после в желудке.
- Как думаешь, Рождество уже наступило? За облаками не видно звезд, но первая уже наверняка давным-давно засияла. Так что...С Рождеством, любовь моя! И пусть следующее Рождество мы проведем уже в Берлине, с твоей семьей.

+1

5

Чем дольше Шакс находился в этом славном городе, тем больше ему здесь нравилось. Но все-таки наверное он рассуждал, как путешественник, которому в новинку иные города, которые совсем не похожи на те, где он обычно находился. Например такие, как Сакраменто, который, несмотря ни на что, был или казался гораздо более современным, чем Прага. Единственное, что казалось ему жутким в Праге, так это Жижковская телевизионная и радиовещательная башня с ползающими вдоль ней черными фигурками младенцев. Так называемая композиция "Младенцы" Давида Черного, 2000 года. Хоть она и являлась самым высоким сооружением в Чехии и считалась своеобразной достопримечательностью, ничего интересного и красивого, по мнению Шакса, в ней не было.
Ллойду казалось, что один вид этой башни просто-напросто отравляет все окружающее пространство. Словно в фильме ужасов, поскольку, если смотреть снизу, эти черные фигурки кажутся очень маленькими, на самом же деле они огромные, и от лицезрения "детишек" вдоль спины ползут мурашки. Шаксу достаточно было один раз воочию посмотреть на это чудо современной архитектуры, чтобы больше не подходить туда ближе, чем на километр. Нет, он не боялся, просто слишком уж было неприятно и жутковато. Ну а если вспомнить о том, что сие строение стоит на старом еврейском кладбище, то и вовсе никаких положительных эмоций она попросту не могла вызвать. Хоть на её вершине находился ресторан, и открывался чудесный вид на город, Шакс категорически отказался там ужинать. Не потому что он был суеверным или же еще что-то, нет, просто ему абсолютно не нравилось данное сооружение.
Гораздо приятнее было погулять по старинным улочкам прекрасного города, который постепенно укрывался снежным покрывалом, в обнимку со своим мужем, чем сидеть в кресле модного ресторана и наблюдать за тем, как на площади копошатся люди, и как Прага переливается разноцветными огнями. Ну а если учитывать, что мужчина слегка продрог, то и повел Саймона туда, где можно было купить горячий глинтвейн и хотя бы немного отогреться им. Шакс не любил это чувство зыбкости, ему необходим был комфорт во всем, но данный напиток вполне мог помочь ему обрести желанный комфорт. Поэтому муж, заказав два больших стакана с глинтвейном, повел Ллойда-старшего в ближайшее теплое кафе.
Наверное, Саймону не очень по душе, что я решил попробовать глинтвейн, поскольку отношение у него к алкоголю после всех событий крайне негативное. Но ведь он вполне может купить что-то на перекус, дабы в желудке не плескалось одинокое вино,  ну а я смогу наконец-то согреться. По мне даже двух таких стаканов будет мало. Но напиться в первый день пребывания в городе тоже будет совсем неправильно. Хотя чтобы напиться, мне потребуется гораздо больше, чем два стакана и что-то нечто гораздо более крепкое, нежели глинтвейн. И мне до сих пор не верится, что я отмечаю это Рождество вместе со своим мужем. Но мне стоит привыкнуть к этому слову и к статусу.
- Ой, какое счастье, что мы выбрались из этой толпы. Такое количество туристов - не самое приятное зрелище, но не только мне захотелось, судя по всему, отметить этот праздник в таком прекрасном месте, - Шакс слегка передернул плечами от холода, поставил стакан на столик и тоже принялся избавляться от верхней одежды, повесив куртку на ближайшую вешалку, легкую сумку повесив рядом на спинку кресла и довольно уселся напротив Саймона.
- Думаю, что наступило, - ответил он парню, улыбаясь в ответ и дотрагиваясь своим стаканом до его. - С Рождеством и тебя, мой любимый. Думаю, что у нас уже образуется к тому времени своя крепкая семья, поэтому отмечать сей праздник мы будем все вместе, а там как получится. Может быть и вместе с моими родителями.
Шакс сделал несколько глотков, после чего к ним подошел официант и поинтересовался, чего же они желают заказать. Брюнет даже как-то не обратил внимание поначалу на меню, поставленное перед каждым из них, поэтому попросил несколько минут на его изучение. Чешского языка он не знал, поэтому ему гораздо было более комфортно изъясняться на английском, ну или на крайний случай на немецком, но он не думал, что его родной язык здесь более ходовой, чем английский. А переводчиком работать в этом случае придется Саймону, который, судя по всему, несколько отвык от чешского.
Я бы даже не отказался здесь пожить какое-то время. Интересно, могут ли меня отправить по обмену, к примеру, в другой штат? Или в другой город? Ради разнообразия, так скажем. Надо будет на досуге поинтересоваться. Только вот почему-то у меня все чаще появляются мысли о том, что совсем скоро нам придется расстаться из-за того, что Саймону нужно будет уехать по работе во Францию. И мне нужно будет определиться тогда с тем, как мы будем жить дальше. Кому-то из нас придется пожертвовать карьерой...
Мысли были какие-то не совсем радостными, но размышлял Шакс верно. И правда - сфера деятельности у супругов была настолько различна, что в будущем им придется решить, что делать. Или же Шаксу сменить свою деятельность, становиться юристом, который не будет привязан к одному месту, к одному штату, или же Саймону завершать свою карьеру, или на крайний случай разъезды и работать с привязкой к одному агентству именно в Америке. Время, чтобы принять решение, приближалось неумолимо, поэтому выражение лица прокурора стало каким-то слегка задумчивым и печальным.

+1

6

Рождество перестало быть для Саймона семейным праздником с тех пор, как не стало его отца. У парня даже воспоминаний не осталось с тех времен, когда он будучи маленьким мальчиком, которого отец сажал на свои крепкие широкие плечи, цеплял на пышную елку золотую звезду, которая была слишком большой для его крошечных ладоней. Он был слишком мал, чтобы сейчас в красках воспроизвести в собственной памяти хотя бы последнее Рождество в кругу семьи, которая состояла из трех самых счастливых людей во Вселенной. Но он точно помнил, что родители всегда рассказывали ему легенды про Святого Микулаша и Деда Мороза, что он писал этим сказочным персонажам письма и с трепетом ждал, когда же ему доставят подарки из далеких-далеких сказочных земель. Но он так ни разу не увидел героев своего детства, засыпая крепким сном в своей постели, а на утро находя под елкой коробки украшенные яркими бантами. Его желания всегда исполнялись. Его Микулашем и Дедом Морозом в одном лице был отец, которого Саймон считал своим самым любимым героем. А когда не стало отца, Саймон разом лишился всех праздников, которых он даже стал боятся. Неадекватный отчим, в пьяном угаре мог оставить Саймона под Рождество на улице без верхней одежды и обуви, в последствии мальчика увозили на скорой с признаками обморожения. А на дни рождения Котик получал сплошные побои, ведь отчим считал, что мальчик слишком разбалован и не имеет права получать пряник, лишь кнут и только кнут. А когда Саймону исполнилось двенадцать лет, именно под Рождество с ним случилось то, от чего он морально бросался в бегство всю свою сознательную жизнь. И теперь, после стольких лет бегства он вновь в городе своего отца, в своем родном городе, где рос и набирался такого жизненного опыта, которого врагу не пожелаешь в самый страшный день. Зачем он здесь? Хотел ли он еще раз побывать в родных краях? Он был твердо уверен лишь в одном - он хочет навестить могилы своих родителей, а больше его душе ничего не нужно. Какой бы не была прекрасной Прага, она отныне и навсегда останется для Котика порочным местом, где ему пришлось пожертвовать многим и стать никем. Стать раздавленной и опороченной пародией на человека. И лишь за пределами родной страны, за пределами родного города, Котик наконец обрел себя. И если без зазрения совести, положив руку на сердце признаться себе от души в одной крохотной правде величиной в целую судьбу...то обрел себя Саймон подле человека, который сейчас с ним и которого Котик любит больше всех на свете.
- Наша крепкая семья? Мистер прокурор, вы вновь не перестаете меня удивлять. Мы кажется уже крепче некуда семейство. Или ты имеешь ввиду семью в более масштабном варианте? - Саймон положил ладонь поверх руки Шакса и крепко сжал её. Котик смотрел на мужа внимательно и пытался уловить за невидимую тонкую ниточку его внутренний мир. Там видимо по прежнему происходили большие перемены, ведь по сути Кот и Шакс все еще не совсем привыкли к своему новому статусу. Встречаться, быть парочкой - это одно, а когда ты официально принадлежишь другому человеку, носишь его фамилию и несешь за него ответственность, тут уж приходится перестраивать себя и словно бы начинать все с нуля.
Крепкая семья говоришь...Да у меня почти двадцать лет, как не было ощущения семейного праздника в этот день. А теперь, ты сидишь напротив и я вижу в тебе свою семью. Ты моя семья. Ты мой дом, в который я желаю каждый раз возвращаться.
- Шакс, рядом со мной...Ты чувствуешь, что мы семья? Мне кажется, что у тебя нет четкого осознания, что мы ею стали. Это...Это все из-за меня. К сожалению я не могу сидеть дома каждый день и ждать тебя с работы, готовить тебе вкусный ужин (да я и готовить-то не умею), готовить тебе ванну, а после исполнять свой супружеский долг в нашей общей постели...Моя работа отнимает слишком много личного времени и пространства. Знаешь, я задумывался над тем, как живут знаменитости, которые состоят в браке не один десяток лет. И таких мало, потому что это титанический моральный труд: вынести долгие разлуки, ревность к партнерам по работе, нехватка общения, контакта...Сможем ли и мы так?
Шакс прекрасно знал, что в начале весны Саймону придется вернуться в Париж и продолжить работать по контракту там. Но Котик все еще не решился признаться мужу, что ему придется разлучится с ним на полгода, так как с весны у Сая начнется просто адский штурм мировых подиумов и съемки в многих глянцах. Отказаться от этой работы Котик не имел права, ведь он и так уже нетвердо стоял на своем пьедестале, после всех минувших пауз в карьере.

+1

7

Как бы ни было комфортно Шаксу, он не мог не чувствовать того, что его супругу все-таки неуютно находиться в своем родном городе. Но окружной прокурор был твердо уверен в том, что со своими страхами нужно бороться. пусть успех придет не сразу и не так быстро, как хотелось бы, но тем не менее, пока ты не встретишься со своим кошмаром наяву, у тебя не будет даже желания начать эту борьбу. Но в случае Саймона с кошмаром наяву, точнее, со своим ублюдком-отчимом он уже не встретится, так как тот уже давным-давно горит в Аду, и черти только и успевают котлы менять. Однако же память следует заполнять только положительными воспоминаниями, а свое прошлое, какое бы негативное не было, стоит гнать прочь. Рассуждать, конечно, легче легкого, Ллойд-старший не понимал того, что чувствовал Сай, хоть и очень старался, поэтому он пытался действовать несколько иными способами.
Но и Саймон потихоньку выкарабкивался из трясины воспоминаний. Первым таким важным рывком было то, что однажды в один дождливый летний вечер он рискнул поведать своему на тот момент возлюбленному страшную тайну. И Шакс принял эту тайну, какой бы мерзкой и отвратительной она не казалась на первый взгляд. Котику стало гораздо легче, и парни постепенно стали разговаривать о том, что же было в прошлом у них обоих. Да, подобные разговоры были редки, но все-таки это свидетельствовало об укрепляющемся доверии их друг к другу.
Вот и сейчас прокурор предложил отпраздновать Рождество и Новый год именно в Праге, даже несмотря на то, что воспоминания последних юных лет у Саймона были совсем не радужными, а чернее самой черной ночи. Но Шакс делал упор на то, что, несмотря на кошмары, Кот был счастлив здесь гораздо большее количество времени, значит стоит сделать то, что они оба решили. К тому же Саймон не раз говорил ему о том, что хотел бы навестить могилы своих родителей и познакомить своего супруга с дядей. Рождество в таком случае станет для них еще одной отправной точкой и только укрепит отношения в маленькой, нетрадиционной, но все-таки семье.
- Я никогда не загадываю на будущее, ты же знаешь, - Шакс будто бы очнулся на мгновение, вынырнув из океана достаточно неприятных для него размышлений, легко вздрогнув, когда Саймон накрыл его руку своей теплой ладонью. Сам же Ллойд пока что не отогрелся как следует, его рука оставалась такой же ледяной. Ему всегда требовалось больше времени для того, чтобы согреться окончательно. - Но все-таки возможно наша семья станет немного больше. И, да... - он немного помедлил, но все-таки решил рассказать своему мужу о том, что недавно сообщил своим родителям о свадьбе. Это далось ему очень нелегко, потому как говорится: надейся на лучшее, а готовься к худшему, - я поставил мать и отца в известность о том, что сочетался с тобой браком.
Надеюсь, он сейчас тут в обморок не хлопнется. Поскольку Саймон всегда так страшился того, что я расскажу о своих похождениях родителям, более того, о том, что мы поженились, что ему может как минимум стать нехорошо.
- Не переживай ты так, - брюнет искренне улыбнулся и положил вторую ледяную ладонь поверх руки Саймона, который машинально сжал пальцы, крепче ухватившись за руку супруга. - Они оба знают о моих нетрадиционных пристрастиях, и данная новость не стала для них неожиданностью и уж тем более ударом. Обошлось без скандалов, истерик и тому прочей нервной лабуды. К тому же, - он поднес руку Сая к губам и слегка поцеловал его, внимательно глядя с распахнутые глаза парня, - мама изъявила желание с тобой познакомиться и еще попеняла мне на то, что я, такая сволочь, не пригласил на свадьбу собственных родителей. Мне вынесли мозг больше по этому поводу, чем пеняли на то, что я женился на парне.
Так, выдохнули. Почему-то мне кажется, что сегодня будет вечер каких-то своеобразных откровений или же все-таки мы с ним обязательно должны решить, как будем жить дальше. У меня есть пути решения, но отчего-то меня несколько пугает то, что решил сам для себя Саймон. И этого разговора не избежать, но и не стоит от него увиливать. Это чрезвычайно важно для нас обоих.
- Послушай, Сай, мы же поженились с тобой совсем недавно. Я тоже не думаю о том, что у тебя есть четкое осознание того, что мы семья. Это придет со временем, - выражение лица Шакса стало более серьезным, но руки Саймона он не отпустил, только также крепко сжал пальцы, как и он. - Моя работа отнимает не меньше времени, чем твоя, хоть и не связана с постоянными разъездами. Я тоже могу сутки напролет проводить в прокуратуре, более того - моя работа связана с риском для жизни, и не только моей. Надеюсь, что ты это понимаешь. Я ни в коем случае не хочу пугать, просто констатирую факт. Поэтому я и хотел бы поговорить на эту тему, чтобы мы оба могли принять верное решение, которое напрямую коснется нашей будущей жизни вдвоем.
В будущем предстояла разлука, Шакс не знал, как долго они не увидятся, точно также у него не было возможности колесить за Саймоном по всему миру, напрочь забросив свою работу. Поскольку должность окружного прокурора в Калифорнии выборная, значит необходимо делать все, чтобы еще сильнее укреплять свою текущую позицию и развиваться дальше. В случае Ллойда бросить все и рвануть в неизвестность Шакс не мог и не имел права. Получается теперь, что рисковать должен будет Саймон...

+1

8

Прежде чем Саймон перешел к теме о непостоянстве супружеской жизни по причине несовместимости рабочих графиков, Шакс ошарашил Кота благой вестью о разговоре прокурора с родителями. Если быть честным, то Сая всегда волновала эта тема: как отнесутся к решению родного сына мать с отцом, какое впечатление произведет на них Саймон, который был отчасти неформальным, отчасти немного на голову нездоровым, а если одни словом, то...
просто не парой такому, как он...
Думая так, Котик в первую очередь самовольно занижал собственную самооценку. Ведь по сути для Шакса он был самым близким человеком, и в том решение в первую очередь Ллойда. Ему хорошо с Саймоном, значит их отношения давным-давно обрели смысл. Их брак далеко не бессмыслица, в шутку они не стали бы обмениваться клятвами вечной любви перед лицом Господа, в его благочестивом храме. Благочестие...Для большинства людей их поступок имел противоположное значение. Никогда и никем не будут переписаны священные писания, где Господь будет благословлять подобных Шаксу и Саю, веля им любить друг друга и нести своего рода просвещение в массы. Абсурд. Как бы Котик не отстаивал собственные права и ненавидел гомофобов, людей всячески дискриминирующих права сексуальных меньшинств, его рассудок в данном ключе всегда оставался чист. В нем не существует яркой радуги и мира во всем мире, где геи и натуралы встречаясь на улице тянуться друг к другу за сладким чмоком щека к щеке или еще фантастичнее - обмениваются тайнами о своих сексуальных похождениях, не боясь быть выставленными на посмешище или быть брошенными в мусорный бак. Сексуальные меньшинства всегда будут оставаться в меньшинстве, пока женщины не потеряют способности к деторождению. Кто знает, изменится ли отношение к геям и лесби у общества, если в нем произойдут капитальные метаморфозы...
- Шакс, пристрастие - это когда во внутреннем кармане пиджака всегда спрятана фляжка виски, чтобы ею упиваться. Или когда тебе претит трахаться с презервативом, чтобы ощущения были ярче. Не называй, прошу тебя, отношение ко мне (и не только ко мне) "пристрастием". Даже "страсть" уже не то слово, которое нам подходит. Она была тогда - в первую ночь нашего знакомства. А позже ты кажется в любви мне признался...- в Саймоне заиграло его чистейшей воды своенравие. Черта характера с которой Шаксу теперь всю жизнь придется мериться. Когда внутреннее спокойствие Котика подвергалось нападкам паники, он становился невыносимым. Цепляться к словам и фразам, один из его коньков. И если для окружения он не представлял объект наделенный высоким интеллектом, то близкие люди знали его способность бросаться метафорами, аллегориями или гиперболами в ситуациях с высоким электрическим напряжением.
- А на счет родителей...Я конечно рад, что они не против нашего брака, но...Я ведь тебе говорил, что это неправильно, оставить своих отца и мать без приглашения. Конечно они обиделись на тебя. Все-таки их сын впервые и я надеюсь, что в последний раз женился. - Саймон сделал очень большой глоток все еще горячего глинтвейна и чуть не поперхнулся, так как в большем количестве и градус моментально ощущается. Котик убрал ладонь от руки Шакса и прикрыв рот пару раз прокашлялся. Глаза слегка налились влагой и заблестели. Еще чуть-чуть и вино дойдя до носоглотки заставит парня громко чихнуть. Но он переборол в себе это природное желание и шумно выдохнул. Отставив от себя стакан с напитком, он решил, что этот глоток на сегодня был последним. Чувство меры так сказать.
- Официант! - подозвал Кот пробегающего мимо парня. Саймону и в меню не нужно было заглядывать, так как он прекрасно знал какими вкусностями здесь могут порадовать. А Шаксу следовало попробовать фирменный пражский штрудель с яблоками, чтобы до него наконец дошло, отчего его муж неравнодушен к сладкому. Заказав два штруделя, которые подавались вместе с ванильным мороженым и по чашке крепкого кофе, Саймон все же вернулся не к самой приятной теме для разговора. И если для большинства людей сегодняшний вечер нес только положительные эмоции, вокруг был слышен детский смех и звуки колокольчиков, то Котику просто необходим был откровенный разговор по душам с мужем.
- Я знаю о твоих рисках и прекрасно осознаю, что у тебя много врагов, Шакс. Понимаю, что ублюдкам, с которыми ты имеешь дело не чуждо покушаться на семьи блюстителей закона. Я надеюсь, что с нашей семьей будет все в порядке и мы с тобой будем живы-здоровы. Ты главное, будь осторожен со своими законом и порядком...- Котик тяжело вздохнул, отведя взгляд к костру, который мирно потрескивал в большом мощеном камине. Все же работа Шакса была куда более непредсказуемой и тяжелой, чем та индустрия, в которой варился Саймон Котик. Модель и прокурор - две противоположные планеты со своими собственными орбитами. Связав себя узами брака, они словно бросили вызов тому ограниченному миру, с которым им теперь придется иметь дело и всячески глядеть в оба.
- Шакс, я должен буду надолго уехать весной. Недавно позвонили с главного офиса во Франции и сказали, что я нужен им в Европе. - Котик бегло огляделся по сторонам в поисках знака с сигаретой. К сожалению повсюду весели злополучные круги с зачеркнутой сигаретой, что означало - "Нет курению". А как бы сейчас было хорошо затянуться для храбрости, прежде чем сказать...
- Полгода. Я уеду на полгода, Шакс.

+1

9

Ллойду стало не очень комфортно, когда началась такая весьма непростая тема для беседы. Он думал, что они к ней вернутся хотя бы немного попозже, чтобы спокойно отпраздновать Рождество и Ноый год, после того, как Саймон познакомит своего супруга со своим дядей, и когда Шакс и Сай навестят могилы родителей модели. Ан нет, все произошло очень уже и, возможно, лучше разобраться с нелегкой ситуацией сразу, чем откладывать её на потом. Но, по-видимому, новость о том, что Шакс-таки сообщил своим родителям о свадьбе, стала для Кота шоком и не особо его порадовала. Точнее, он прицепился к одному слову, неосторожно высказанному Шаксом и начал разглагольствовать на эту тему, применяя, по мнению, Ллойда-страшего не совсем уместные в этой ситуации эпитеты.
Прокурор слегка нахмурился, его взгляд стал гораздо более холодным, чем обычно, он не любил, когда ему читают нотации о том, что нужно в каждом разговоре подбирать слова. А доказывать Саймону то, что он не имел в виду то, о чем подумал манекенщик, Шакс не собирался. Он и сам мог при необходимости придраться к фонарному столбу, но все-таки считал, что нужно уметь какие-то слова либо пропускать мимо ушей, либо не воспринимать это так категорично на свой счет. В особенности тогда, когда они стали официальными супругами, и брюнет просто всячески старался избегать любых скандалов и выяснений отношений.
Возможно, им еще все это предстоит в будущем, как и в любой семье происходит. Но Шакс хотел, чтобы подобные стычки случались у них гораздо реже, чем у других. В особенности, когда один из супругов взрывается подобно динамиту, к фитилю которого кто-то имел неосторожность поднести спичку. А другой, хоть и терпеливый, все-таки тоже не обладает ангельским терпением, и после определенного времени выжидания, вполне способен разнести любого в пух и прах. Как-то Саймон уже прочувствовал на себе подобное, и Шаксу думалось, что парню больше не захочется повторения. Но, тем не менее, они оба старались мириться с особенностями характера друг друга, однако...
Милый, как бы тебе твои неосторожные слова поперек горла не встали.
И, словно по мановению волшебной палочки, спустя несколько секунд Саймон сделал еще один большой глоток глинтвейна и...чуть этим самым глинтвейном не подавился. Шакс несколько раз моргнул и отвел взгляд в сторону. Сглазил снова, судя по всему. Даже мысленно. Нет, в такую волшебную ночь Рождества даже с собственными мыслями нужно быть поосторожнее, а то так пожелаешь что-то ненароком и станешь вдовцом не дай Бог.
- Если ты считаешь, что страсть у нас была только единожды, то пусть будет так. Я-то думаю о том, чтобы эти самые всполохи страсти мы будем поддерживать и впредь, но, возможно, это и не получится, - как-то не совсем довольно добавил мужчина и сам сделал пару глотков приятно согревающего напитка, который почему-то согревал очень медленно. Вероятно, из-за того холода, который пока владел Шаксом, и который так отчетливо ощущался в его голосе. - да, я был неправ, и я извинился перед ними, хотя прекрасно понимаю, что одними извинениями здесь не обойдешься. Но просто я хотел сам совершить этот шаг. Совершил, тем самым обидев своих самых близких. Ну что же, впредь буду думать головой гораздо старательнее, чем обычно, - брюнет шумно выдохнул, вино было кислым, поэтому ощущалось слегка непонятное послевкусие. Их разговор грозил превратиться в то, что теперь и Шакс будет цепляться к словам, но, несмотря ни на что, Саймон был прав, и Ллойду было очень грустно от того, что его родители держали на него обиду за то, что их сын не позвал их на собственную свадьбу. Шакс уставился куда-то на дно стакана, где лежали кусочки яблока и несколько цветков корицы. Все хорошее настроение почему-то моментально куда-то улетучилось.
Почему-то у меня сложилось стойкое ощущение, что чем дальше в лес, тем больше дров. И даже несмотря на то, что мы с Саймоном поженились, нам придется пережить еще немало неприятных и сложных моментов. Одним из которых является работа, которая у нас кардинально отличается. Почему-то мы решили задуматься об этом только сейчас, а не до свадьбы. Именно тогда нужно было изначально расставить все точки над i. А не сейчас, когда начинаешь отчаянно искать выход из сложившейся ситуации. Я знал, что Саймону так или иначе придется вернуться к работе, Саймон же в курсе того, что моя работа связана с нахождением в Америке и не подразумевает под собой постоянных разъездов. Несмотря на то, что век модели недолог, какая-то же это семья, если супруги видят друг друга несколько раз в год? Это...какой-то гостевой брак получается тогда.
- Шакс, я должен буду надолго уехать весной. Недавно позвонили с главного офиса во Франции и сказали, что я нужен им в Европе. Полгода. Я уеду на полгода, Шакс.
Погрузившись в свои собственные мысли, Шакс не сразу осознал то, что только что сообщил ему муж. Но до него долетело только одно слово: "полгода". И будто бы внутри него что-то большое, но вместе с тем, очень хрупкое полетело куда-то глубоко вниз и, ударившись о камни, разбилось на миллионы маленьких осколков, которые за всю жизнь не соберешь. Медленно, будто бы в замедленной съемке, Ллойд поднял голову, оторвавшись от созерцания бокала, и даже не заметил то, как официант принес им заказанные Саймоном штрудели и кофе. Синие глаза потемнели, став почти что черными, Шакс поначалу смотрел на мужа слегка непонимающе. Но потом все-таки до него дошел смысл услышанного.
- Полгода? Именно тогда, когда мы только-только поженились? Нет, я понимаю, что твоя работа связана с бесконечными разъездами, но такой срок мне кажется очень уж большим и какой-то слишком серьезной проверкой что ли. А что будет потом? Такие сроки будут частыми в твоей карьере и наш брак грозит стать гостевым, - Шакс как-то глухо озвучил собственные недавние мысли, сжав пальцы обеих рук на стекле бокала, пытаясь хоть как-то согреться. Не помогало, скорее он был способен охладить стакан своей низкой температурой.
Охренительный разговор под Рождество. Ох, мамочка, почему же в моей жизни все так сложно и не как у людей?

+1

10

Саймон вжимается спиной в спинку кресла и выдает сокрушительный стон, который подтверждает его внутренние опасения. Шакс принял новость об отъезде Котика именно так, как и предполагал моделька. В принципе Сай морально уже был готов к этой резкой реакции, прекрасно зная характер мужа и его привычку все сводить к личным амбициям. Но Кот был бы последней сволочью, если бы хотел вышесказанной новостью испортить первое Рождество в компании любимого человека и по идее их медовый месяц, которого у них после свадьбы не состоялось. Тем не менее, Саймон все же был слегка задет за живое. Две минуты назад Шакс в ответ на тему о звездных браках поспешил успокоить Кота, что не любит загадывать далеко наперед и что у них все будет хорошо, а после чистосердечного признания Сая о долгосрочном отъезде в Европу, Шакс уже заводится с полуоборота. Хотелось взять и хорошенько пнуть его по ноге носком ботинка под столом, чтобы у прокурора проснулось хоть какое-то мельчайшее чувство понимания. В конце концов, факт их бракосочетания обязан был отражаться в иных аспектах бытия. Работа – это личное пространство, на которое вправе рассчитывать каждый из супругов. Безусловно, будь Сай женщиной, у него было бы больше причин оставаться подле Шакса. Например, такой веский аргумент, как рождение детей. Но Сай не женщина! Сай не может воспроизвести потомство один в один напоминающее копии Ллойда, с его синими глазами и темными кудряшками, которое Котик будет нянчить день и ночь, таким банальным образом исполняя свой супружеский долг. Он такой же мужчина, как и Шакс. Он такой же добытчик и хочет быть им для своей молодой семьи. И пусть для этого он выставляет всего себя на обозрение и зрительное съедение, пусть ему приходится истаптывать свои ноги до мозолей, сидеть на диетах ради сбережения формы, ложиться спать не позже двенадцати, чтобы получить здоровый сон ради здорового цвета кожи лица, одеваться в эпатажные наряды, иногда выходящие за рамки приличия, позировать на камеры в чем мать родила и…
О, Бог мой! И об этом я когда-нибудь расскажу своим детям, которых нам с Шаксом родит суррогатная мамаша?! - Саймон резко побледнел. О том, что его снимали обнаженным, что он переспал с половиной именитых дизайнеров и таких же супермоделей, каким был и есть он, Котик даже Шаксу стыдится признаться – не то, что будущим детям. У всех есть свои скелеты в шкафу. Но бросать работу ради брака и жертвовать своей популярностью, своим громким именем, которое так приятно смаковать на слух от тысяч поклонников – как? Вот скажите, как?
Когда Саймон и Шакс только собирались в поездку на родину модельки, парень уже находился в подвешенном состоянии. В принципе он обрек себя на это состояние с того самого дня, как прокурор сделал ему предложение руки и сердца. Оба прекрасно осознавали величину ответственности, которая ложилась на их мужественные плечи. Оба прекрасно осознавали, что когда придет день идти на жертвы – жертвой станет только один, и им будет Котик, со всей его популярностью и жизнью модельной задницы. Нельзя сказать, что работа моделью это вопрос максимум одного десятка лет. Сейчас набирают популярность модели с болезнью Альцгеймера и искусственной улыбкой из съемных челюстей.  Сейчас бабушки разменявшие седьмой десяток могут дать фору нимфеткам с нетронутой девственностью. Но куда Саймону с его достижениями в модельном бизнесе, тягаться с прокурорской практикой Шакса, который возможно в будущем станет прокурором целого штата! Плюс ко всему, Сай настолько любил своего мужа, что лаконичный вопрос «как?» стирался с его подсознания и на первый план выдвигались чувства, заложенные глубоко в сердце.
Но почему мне так отвратительно на душе сейчас? - Саймон даже не заметил, как официант подал заказанный десерт, так как его уши заложило от грубых слов мужа, а глаза застелила влажная пелена. Он сжал пальцы в кулак и слегка прикусил их костяшки, смотря, как детвора резвиться между столиков и громко смеется. Все люди, как люди – улыбаются в рождественскую ночь, смеются, радуются наступлению нового года. А Котик снова весь в слезах. Что самое удивительное, как бы Шакс не старался, он все равно регулярно доводит парня до нытья. И Саю от этого противно не меньше, чем всему окружению, которое раз за разом твердит ему: «Хватит строить из себя ранимую принцессу!».
- Ты мог хотя бы до конца дослушать меня, - голос Сая дрогнул на предпоследнем слове, выдавая его задетое эго и слезы, которые начинают предательски душить. Хотя, возможно их причиной был не только грубый тон Шакса, но и безысходное доказательство Котика самому себе, что его время заканчивается и он единственный, кто в силах поставить точку. Точку в собственной карьере.
- Ты думаешь, я затеял весь этот разговор в сочельник для того, чтобы разозлить тебя? Чтобы обидеть? Я, по-твоему,  идиот? – Саймон поворачивается к Шаксу и теперь рассерженно смотрит ему прямо в лицо. Глаза Котика красные, влажные. Скулы свело в спазме и хочется громко разрыдаться на весь ресторанчик. Но он лишь с силой стискивает зубы и вытирает рукавом свитера признаки своей ранимости. Наконец ему на глаза попадается кусок пражского штруделя и чашка с горячим кофе. Мороженое растеклось по тарелке своей сливочной жидкой массой и впиталось в сдобу. Котик взял вилку, убрал с неё салфетку и демонстративно отбросил на край стола, после чего отломил кусок десерта и отправил в рот. Потом он сделал глоток кофе, который чуть было не обжег ему горло и со звоном поставив чашку на блюдце, закашлялся. Носоглотка была переполнена быстро продуцируемым жидким содержимым, в народе прозванным соплями. Слезы не прекращались. Во рту смешались всевозможные вкусы – от соленого до горького. Котик подцепил дрожащими пальцами салфетку из салфетницы и громко высморкался. Сидящие за соседним столиком пожилые дамы дружно обернулись, и сострадательно закачали головами, приговаривая: «бедный мальчик, бедный мальчик».
- Я хотел сказать тебе, что это будут последние полгода моей карьеры. Я объявил о своем уходе из модельного бизнеса совету директоров Dior. Саймону Котику официально придет конец. Останется только Саймон Ллойд. Верный тебе, и готовый ради тебя и нашей семьи пожертвовать всем, что когда-то вернуло меня к жизни! Это признание должно было стать сюрпризом. Моим подарком тебе на Рождество. А ты…- Котик мог бы сейчас демонстративно подняться с места и умчаться прочь. Но как он оставит Шакса в незнакомом месте одного? Совесть не позволит бросить самого вредного и в тот же момент, самого любимого человека наедине со всей Прагой.
И в который раз, я думаю в первую очередь о нем, а не о себе…- Сай прикрывает лицо руками и пытается дышать. Просто дышать. Ему ведь на самом деле нелегко.

+1

11

У Шакса сложилось впечатление, что сейчас он находится в сырой и холодной темнице, а не в теплом и уютном кафе вместе с любимым мужем. Совсем недавно они поженились, а сейчас уже начинаются какие-то неприятные и тяжелые разговоры для них обоих. Ллойд-старший прекрасно осознавал то, что его не очень приятное высказывание не понравится Саймону, но и он не собирался молчать в тряпочку, если он был категорически не согласен с тем, что совсем недавно высказал ему муж. Шакс вообще молчуном не был, а в особенности если его разозлить, так тем более мало не покажется никому. Скандалы, конечно же, он устраивать не собирался, да еще и здесь, но просто он не собирался убеждать себя в том, что страсть, которая искрила между ними, прошла. Конечно же влюбленность не будет продолжаться вечно, ровно как и та самая страсть, потому как их надо поддерживать и следить за ними, как за тлеющими угольками, которые могут разгореться и образовать пожар. Однако если уж Саймон так говорит, то вполне возможно, что и он сам той самой страсти уже к Шаксу и не испытывает. Вероятно внутренние суждения Ллойда были не совсем верными, но от осознания этого стало гораздо более грустно, чем было.
Может быть и неправильно, что мы сюда приехали. Вероятно в другом месте Саймон был бы гораздо более счастлив со мной и не задумывался о своем прошлом. А здесь ему находиться неприятно и, как итог, этот наш разговор о том, что ему придется покинуть меня на такой длительный срок. И я снова останусь один. Уже прекрасно представляю разговоры разных личностей о том, что новоявленный супруг меня так быстро бросил. У меня это просто в голове не укладывается. Я не ожидал, что наше первое Рождество пройдет так...паршиво.
Кажется, что эмоции Шакса вновь отразились на его лице слишком уж явственно, поскольку после слов окружного прокурора про гостевой брак со стороны Саймона послышался слишком уж обиженный стон.
- Ты мог хотя бы до конца дослушать меня, - и голос супруга начинает предательски дрожать. Одного взгляда Шакса хватило для того, чтобы понять - Кот вот-вот расплачется, хотя силится этого не делать. Он хотел было возразить, что вроде бы и не перебивал, а просто выразил свое мнение после того, как услышал не слишком приятную для него новость, но предпочел помолчать. Это было гораздо более умным решением, поскольку зная Сая, тот сейчас скажет, то Шакс снова думает только о себе и ни чуточки о нем. К счастью, у Шакса хватило мозгов не начать подозревать Саймона в том, что где-то там вдали от зорких глаз прокурора, Кот снова ударится во все тяжкие. Потому что как-то Сай рассказывал о том, что у него было очень уж много партнеров, но как только Кот заметил то, что глаза Шакса от злости стали почти черными, то данный рассказ закончился также быстро, как и начался. Вот и сейчас по выражению лица Ллойда его супруг уже сделал для себя самые мыслимые и немыслимые выводы. А Шакс мрачно молчал.
Кажется, мне вообще нужно поменьше говорить. А то снова ляпну что-нибудь не то и буду виноват в том, что перебиваю и рта раскрыть не даю. Проклятье, как же мне неуютно здесь стало. И все то чувство волшебства куда-то испарилось как по мановению волшебной палочки. Вот и наша первая ссора. Как оказалось, она была не за горами. И это очень горестно.
Даже несмотря на то, что в ладонях Шакса находился теплый стакан с глинтвейном, ему было достаточно зябко, а после реакции Саймона по телу мужины и вовсе пошла легкая дрожь. Может быть это было нервное, так как мысли Шакса хаотично двигались, в его голове происходило как-то броуновское движение, но раз Кот еще не все сказал, что же  - Шакс обязательно его выслушает. Только вот уже молча. Ну а Сай, казалось, совсем расстроился, поскольку его жесты стали гораздо более резкими, Ллойду подумалось, что он вполне способен что-нибудь разбить. Ну или о его голову, к примеру. Быстрое поедание штруделя (надо сказать, что Шаксу вообще кусок в горло не шел, поэтому он просто ковырял вилкой лакомство), не менее резкий глоток горячего кофе - и вот результат, Сай закашлялся, а после громко высморкался. И практически сразу же Шакс почувствовал на себе осуждающие взгляды людей вокруг - мол, скотина такая, довел парня до слез. Брюнет сглотнул и уставился на свою тарелку, чуть ли не скрипя зубами. Хотелось уйти, но... куда он пойдет в одиночку, не зная города, еще и на ночь глядя? 
Кажется, это Рождество готово побить рекорд самого отвратительного праздника в моей жизни.
А потом... Саймон выдал еще более неожиданное заявление о намерение закончить свою карьеру. Он моргнул, словно пытаясь избавиться от своеобразной пелены перед глазами и посмотрел на мужа, встретив обиженный и расстроенный взгляд покрасневших глаз. И в этот самый момент Шакс почувствовал себя еще более охреневшей и эгоистичной сволочью, чем чувствовал себя ранее. Кот готов ради него бросить свою карьеру, совершив вот такой полугодовой марш-бросок. А он про какой-то там гостевой бра вещает. Ллойд готов был откусить себе язык за это.
Из огня, да в полымя.
- А я снова довел тебя до слез, хотя обещал никогда этого не делать. Хреновый из меня муж, правда? - слова давались очень нелегко, Ллойду было до безумия стыдно, но слово не воробей - ляпнул, значит держи ответ за то что сказал. Конечно можно сейчас попытаться успокоить себя тем, что Коту не следует воспринимать все так близко к сердцу, что можно быть и помягче и тому подобное, но это будет лишь попыткой самозащиты. Снова будет строить вокруг себя неприступную стену, завернувшись в непробиваемую ледяную броню. Резко захотелось курить, но здесь в кафе это было запрещено. - Ты решил пожертвовать своей карьерой ради меня, а я... Я назвал наш брак гостевым, - голос словно не принадлежал Шаксу, настолько он был тихим и каким-то глухим. - Извини, я сейчас вернусь.
Ллойд тяжело поднялся со своего места, обойдя Саймона, мазнув кончиками пальцев по его плечу и направился на небольшую веранду, украшенную небольшими елочками и гирляндами. Ему просто срочно нужен был свежий воздух. Чтобы собраться с мыслями и просто прийти в себя, проветриться.

+1

12

-…я снова довел тебя до слез, хотя обещал никогда этого не делать. Хреновый из меня муж, правда? Ты решил пожертвовать своей карьерой ради меня, а я…Я назвал наш брак гостевым. Извини, я сейчас вернусь.
Едва уловимое прикосновение кончиков пальцев Шакса, заставляет Котика вздрогнуть. Это всего на всего прикосновение, а сколько в нем скрыто смысла. Душу выворачивает наизнанку и Сай хочет резко подняться со стула и бежать. Невесть, какие мысли посещают его в этот самый момент, и отчего-то он в раз теряет уверенность в том, что прикосновение любимого мужчины буквально минуту назад не станет завершающей точкой в так стремительно сформированных отношениях. Будто бы его «извини, я сейчас вернусь» имеет под собой совершенно противоположную почву. Саймон так и слышит в голове холодный тон Ллойда: «Извини, наши отношения были ошибкой. Прощай». И вот он встает, ножки стула на секунду отрываются от пола и он беспомощно расшатывается из стороны в сторону. На пол падает затронутая ненароком вилка, недопитый кофе дрожит в чашке. Он уже остыл. Смех детей не прекращается и противно давит на психику. Словно страшный сон ожил, разорвав напополам границы реальности и мира полного бессмыслицы. Мира, где детский смех принадлежит вовсе не детям, а существам, высмеивающим твои пороки, слабости и ошибки от которых бежишь, словно от ужасного проклятия.
Но в чем я допустил ошибку? Я не хотел этой ссоры! Я всего лишь хотел обрадовать его. Я хотел доказать ему, что для меня нет ничего важнее, чем наша семья. Мне не нужны слава, деньги и поклонники! Мне нужен только один поклонник – в его лице. Дурак! Дурак! Дурак!
Саймон делает шаг вперед и останавливается, как вкопанный. Он смотрит в спину удаляющегося от него Шакса и к нему приходит осознание того, что муж никогда не бросается словами на ветер. Он вернется. Ему просто необходимо какое-то время, чтобы привести собственные мысли в порядок. А Котик так и не научился изменять своей экспрессивной манере. Шакс гордый, ему трудно признавать свою неправоту. Сейчас был как раз тот момент, когда его оправданно гложила совесть. Он довел Сая до слез. Он обозвал их брак гостевым. Он совершил непростительную ошибку и за неё мог сейчас попрекать себя не самым лестным образом.
- Простите, у вас все в порядке? – будто бы призрак обитающий в здешних местах, перед Саем возник парень официант. Он подобрал с пола вилку и привел в порядок столик за которым сидели прокурор и его официальная пассия. Саймон крепко сжимал спинку стула пальцами, и казалось, расцепи он их – тут же помчится вслед за Шаксом. На лице читались растерянность и вселенская тоска. Сай ненавидел это очевидное ощущение одиночества на фоне общего праздника. Словно его бросили, а вокруг все и каждый по отдельности человек намеренно смеются тебе в лицо.
- А? Да-да, все в порядке. Не могли бы вы принести счет, мы уже уходим…- Саймон не слышал собственного голоса, который все еще предательски дрожал. Более того, парень хотел закрыть глаза и чтобы все вокруг исчезли. Чтобы на него перестали глазеть. Драму, которую они затеяли с Шаксом в этом людном местечке, стоило вовремя прекратить. 
- О, да, конечно. Сию минуту, – официант не стал задавать и без того подавленному посетителю лишних вопросов, и быстро отправился за расчетным чеком. Через пять минут, за которые Котик не разу не свел глаз с веранды, на которой одиноко стоял его муж, парень официант прискакал обратно с декоративной коробочкой, в которой лежал чек. Котик достал с портмоне несколько купюр и вложил в коробочку, которая нарочно не хотела закрываться. Сай закатил глаза и не став далее продолжать борьбу с бутафорией, оставил коробку на столике в компании практически нетронутых лакомств и кофе. Если они с Шаксом помирятся, Саймон еще успеет закормить его сладостями до такой степени, что Ллойд в первую очередь по приезду в Сакраменто закроется в спортзале, чтобы сбросить лишний вес. И Кот вместе с ним.
Одев курточку и завязав на шее шарф, Саймон снял с вешалки вещи мужа, его сумку и направился нарушать атмосферу самобичевания и просто уединенности Шакса. Пройдя между столиками, Сай достиг веранды и подойдя со спины к прокурору, накинул на него куртку и оставил ладони на плечах мужчины, крепко их сжав. Нужно было срочно исправлять ситуацию, в которой они оказались по обоюдной вине. Ссоры еще не раз будут устраивать им моральную встряску, но так или иначе, Коту было крайне сложно их переживать.
- Оденься, холодно. Ты можешь простудиться, - начал было Сай, ведь ничего иного так сразу и не пришло на ум. – - Думаю, здесь нам больше делать нечего. Пойдем, я отведу тебя в одно место, где нам будет комфортнее говорить.
Котик дождался пока Шакс молча оденется, передал ему сумку и не глядя мужу в глаза развернулся к выходу. На улице не утихал праздник, а снег с неба валил огромными хлопьями. За то время пока пара провела в теплом ресторанчике, всю Прагу укрыло мягким снежным покрывалом. Саймон спрятал руки в карманы куртки и быстрым шагом устремился подальше от площади с её многочисленной публикой заводнившей каждую улочку. Снег звучно скрипел под ногами, вдавливаясь в мощеные дорожки. Снежинки налипали на лицо, а от мороза глаза вновь начинали слезиться. Кот вел Шакса на один из своих любимых мостов, где подростком проводил много времени и где мог без стыда открыто упрекать судьбу за её гадостные подколы. Он был небольшим и мало популярным, поэтому шанс встретить здесь толпу туристов весело отмечающих Рождество сводился практически к нулю. Нужно было пройти несколько улиц, путь от площади занимал минут двадцать. Если бы не рождественская ночь, сейчас вокруг было бы темным темно. Фонари ярко освещали улицы, создавая тем самым атмосферу обычного вечера.
Отлично. Практически никого, – мысленно вздохнул Сай, когда они с Шаксом добрались до моста, где было от силы человек пять. Котик подошел к перилам и положил на них ладони, ощущая, насколько они холодные, и как сильно окоченели его пальцы. С моста открывался весьма живописный вид на реку и часть города утопающего в огнях. Если полностью отдаться окружающему пейзажу, будет казаться, что небо упало и из него летят сотни миллиардов искр. 
- Это мое любимое место. Я мог сутками пропадать здесь. Однажды даже спал на одной из лавочек в компании с местными котами.  Мне было лет пятнадцать и кажется, тогда я поссорился с Милошем. Мне не хотелось возвращаться домой. Я чувствовал себя никому ненужным, брошенным. А когда он нашел меня здесь, до меня наконец  дошло, что я все же не один. Он ругался, а потом мы вместе плакали и смеялись. – Саймон наконец улыбнулся, вспоминая свои юношеские годы. Кажется, все это было совсем недавно, но время не стоит на месте, оно нещадно съедает все твои вчера и сегодня.
- А еще…Когда я уезжал из Праги в начале своей карьеры, я пришел сюда и загадал желание. Мое желание было очень банальным. Вернувшись в Прагу, я хотел держать за руку любимого человека на этом мосту. Вот так…
Котик опустил голову и попытался глазами отыскать на поверхности реки свое отражение, но его взору открывалось лишь вечное отражение города в огнях. Его пробрал озноб и говорить стало нелегко. Кажется он отвык от европейского климата.

Отредактировано Simon Lloyd (2015-01-26 15:26:50)

+1

13

Когда-то друзья говорили ему, что с женщинами просто невозможно. Они часто обижаются по пустякам, подозревают во всех твоих словах какой-то скрытый смысл, а уж если наступит конец света аки разлука, то тут и вообще пиши пропало - женское коварство на знает границ. И порой даже зашкаливает у особо стервозных особ. Странно, но Шакс мог находить общий язык и с девушка и с парнями одинаково, порой даже сложно было сказать, с кем ему легче. Не в плане отношений, а в плане просто человеческого общения. К тому же каждый человек сам по себе индивидуален, не бывает двух абсолютно одинаковых характеров, бывают лишь очень похожие, но никак не "близнецы".
Подход при необходимости он мог найти практически к каждому человеку, ну а что касается личной жизни, то даже когда ему приходилось расставаться с очередной своей пассией, все эти расставания были достаточно мирными и спокойными. Не потому что в доме внезапно заканчивалась посуда, просто Ллойд считал, что так будет лучше для всех. С кем-то он даже умудрялся остаться друзьями, кого-то просто игнорировал или не замечал, а с кем-то уже больше никогда не встретится, и это к лучшему.
Что же касается Саймона, тот здесь абсолютно все было неоднозначно - вплоть до их первой ночи. Шакс не часто позволял себе с кем-то переспать в самый первый день знакомства, но тут на него что-то накатило. Финалом всему этому было его предложение Саймону о том, что неплохо бы встречаться. Может быть потому, что до него он слишком долго был один, а может быть здесь дело совсем в другом. Можно бесконечно рассказывать о том, что между двумя парнями промелькнула искра, что после той беседы тогда на палубе и сцены, которую Саймон закатил тогда своему менеджеру, Шакс сумел разглядеть в нем того, с кем ему придется дальше идти по жизни, несмотря на достаточно приличную разницу в возрасте. Хотя позвольте, причем тут возраст?
В современном обществе большое количество мужчин стремится найти себе девушку помоложе, покрасивее и поновее, если старая надоедает, и нередко можно встретить пару, у которых: ему за шестьдесят, а ей чуть за двадцать. Поэтому возраст тут роли не играет. Сложно сказать наверняка, почему у этой пары двух мужчин все сложилось и привело к достаточно быстрому по меркам некоторых близких им людей, браку, но факт оставался фактом. И Шакс совершенно не жалел о том, что их совместная жизнь продолжается и, несмотря ни на что, он был счастлив. А мелкие ссоры и неприятности... Им просто нужно учиться преодолевать проблемы вместе, поумерив свой эгоизм. Да, понимание придет не сразу, как ничего сразу не происходит, да это будет не первая и не последняя их ссоры, но в зависимости от того, как они выйдут из того или иного положения и какие после этого сделают выводы, зависит очень многое.
Вот и сейчас для того, чтобы снова не наговорить своему супругу того, что его обидит, Шакс предпочел просто выйти на улицу, выдохнуть и успокоиться. Нет, он не сбежал, он попросту решил поумерить свой пыл. Мужчина стоял под небольшим навесом, оперевшись локтями о перила, закрыв глаза и размеренно дышал. Редкие снежинки падали на его лицо, плечи и волосы, здесь холод ощущался гораздо сильнее, чем там, в помещении, а все потому, что Ллойд-старший вышел наружу достаточно быстро, совершенно забыв прихватить с собой куртку и шарф. Да плевать, заболеть он не заболеет, но конечно же Шакс прекрасно понимал, что таким способом от разговора он не уйдет и не сможет его избежать. Просто следует успокоиться, просто переварить то, что сказал ему Саймон о том, для чего нужно это длительное расставание в полгода. А может быть все не так страшно, и эти полгода пролетят незаметно? А Шакс...он много сейчас сказал неправильных и злых слов, в результате чего корил себя за это. Вот такие моменты и рушат порой то хрупкое доверие, что выстроить потом бывает обратно подчас невозможно.
Если все будет так, как сказал Саймон, то чем же тогда он будет заниматься здесь, в Сакраменто? Как-то он мне говорил о том, что был бы не против открыть собственную тату-мастерскую, ведь он любит рисовать... А еще тогда в Доминикане он сказал мне, что хочет подарит мне кольцо, которое я никогда не смогу потерять. В виде татуировки вокруг безымянного пальца. И себе такую же. Наверное, это будет очень интересно, и я хотел бы обзавестись такой татуировкой прежде, чем он уедет. Надо будет ему сказать об этом.
Открыв глаза, Шакс опустил голову и посмотрел на свое обручальное кольцо, чуть покрутив его вокруг пальца. Почему-то металл был теплым, несмотря на то, что руки у Ллойда были все еще ледяными. И все-таки перед Саем надо извиниться. Какой черт тянул его за язык? Назвать брак гостевым. Так долго шли к этому, и вот на тебе - ляпнул, не подумав, точнее, до конца не выслушав мужа. Идиот. Абсолютный идиот. Ллойд тяжело вздохнул и не услышал того, как сзади к нему тихонько подошел Саймон, накинув ему на плечи его куртку и шарф, сжав пальцы и проговорив, чтобы муж одевался, дабы не замерзнуть. От этого Шаксу стало еще омерзительнее от самого себя. Кот за него переживает, а он... Нет, нужно прекращать заниматься самобичеванием и извиниться.
Мужчина оделся, взял сумку и также молча направился вслед за Саймоном, который решил показать ему какое-то интересное место, судя по его словам. Парни шли все также молча, Саймону явно было грустно, а Шакс придумывал слова прощения, но так ничего путного ему не пришло на ум. Спустя несколько минут супруги пришли на какой-то мост. Людей на нем было мало, а Шаксу почему-то этот мост напомнил один из тех, на котором люди оставляют замочки с написанными на них именами, чтобы увековечить таким образом свои отношения, скрепив их вот таким своеобразным замком. Дурацкая традиция, но кому-то она кажется романтичной. Ллойд встал рядышком с Саймоном, который заговорил о своем прошлом, о том, что поссорился со своим дядей, что раньше очень любил приходить сюда, и что после той ссоры дядя нашел его именно тут. А еще...
- Когда я уезжал из Праги в начале своей карьеры, я пришел сюда и загадал желание. Мое желание было очень банальным. Вернувшись в Прагу, я хотел держать за руку любимого человека на этом мосту. Вот так…
Услышав это, Шакс попытался улыбнуться, но вышло как-то криво. Все-таки его муж был романтиком, хотя называл таковым именно Шакса. Брюнет отлепился от перил, на которые снова оперся, подошел к Саймону сзади, просунул руки и обнял его за талию, крепко прижимая к себе. Одну ладонь положил сверху на руку мужа, сжав пальцы. Стоял так молча еще буквально пару минут, просто обнимая его и тем самым своеобразно молчаливо извиняясь. Но не пройдет же весь вечер в таком дурацком молчании?
- Прости меня, Сай, за те слова дурацкие. Я не подумал, как всегда. Ты же понимаешь, что я в действительности так не считаю, просто твое заявление стало для меня ну если не ударом, то неожиданностью. Потому что я очень плохо переношу все эти расставания, в особенности длительные, поскольку все это навевает определенные невеселые мысли. Ты для меня сделаешь очень много, принимая такое решение. Прости, что не выслушал тебя до конца. Я очень тебя люблю и никому не отдам, - он уткнулся в макушку парня, не обращая внимания ни на кого вокруг. Просто обнимая своего любимого человека.

+1

14

Был ли Котик романтиком? Нет, скорее фантазером и безвредным выдумщиком. Так или иначе, в нем отсутствовала эта нежная и трогательная хватка, какая бывает у отпетых романтиков следующих по зову сердца хоть на край света. Сай просто знал в каких случаях следует приврать, чтобы заряженная до предела обстановка стала постепенно разбавляться призрачным спокойствием. Кроме Шакса, он никогда никого не любил, но чтобы не обижать людей, с которыми у него были непродолжительные связи, Сай научился выдумывать вещи равносильные романтическим штучкам, но по сути ими не являющимися. Мужчины любят не только глазами, но и ушами, в равной степени, как и женщины. Любой заколдованный очарованием любовника мужчина, будет из кожи вон лезть, чтобы не потерять с ним связь. Будет внимать его словам и таять от их сладости. На самом деле мы более чувствительные и восприимчивые, чем это может показаться на первый взгляд. Мы можем не показывать лишних эмоций, не быть истеричными высказывая свою позицию. Мы можем молчать, и молчим в большинстве случаев, просто потому, что гордости в нас больше и желания казаться холодным особняком "тире" мужественным героем одной большой и нескончаемо долгой story. А иногда, встречаются кадры на манер Саймона и Шакса, которые могут быть, как истеричками, так и горделивыми молчунами выжидающими кто первый сдаст позиции.
Саймон ненавидел долгие ссоры с Шаксом. Для него сам факт возникшего недоразумения между ним и мужем просто возмутителен. Возможно в нем есть скрытое умение решать проблемы посредством легкого насилия над совестью любимого человека. Также возможно, что он более отходчивый в их паре и не может долго слышать звенящую тишину в ответ на неловкое "давай прекратим трахать друг друга морально. Я устал". Поэтому Кот и пошел на хитрость, рассказав Шаксу немного преукрашеную историю своего отъезда из Праги. Нет, он не врал ему. Он просто слегка изменил маленькую преамбулу, что послужила началом новой жизни Саймона. Кажется тогда, Котик загадал вернуться в Прагу свободным от жуткого прошлого и просто счастливым. И он был счастлив. И вроде бы прошлое уже не так дает о себе знать. И все благодаря человеку, который сейчас решился обнять Котика так крепко, что у Сая перехватило дыхание. Выдуманная фраза о руке любимого человека, служила своего рода психологическим посылом, чтобы Шакс нашел в себе силы принять и простить. Принять свою неправоту и простить за будущую разлуку. Зато позже, когда Кот вернется теперь уже в их общий с Шаксом дом, их жизнь по-настоящему станет одной на двоих.
- Шакс...- Сай произносит имя мужа чуть ли не по буквам, с придыханием, со свойственной ему нежной и шипящей интонацией. Он продолжает держатся за перила моста и просто сходит с ума на несколько секунд, когда рука мужа ложится поверх его и когда Шакс горячо выдыхает ему в затылок. По спине пробегает рой мурашек, и такое бывает только от близости с самым дорогим на свете человеком. Кажется, что Котик сейчас не на шутку возбужден и этот факт ввергает парня в шок. Эти громкие ссоры с эмоциональными примирениями пробуждают в Котике аппетит! Вдруг вспоминается лучший друг. Вернее его слова о том, что Саймон настоящий мазохист.
Дорогой, братишка...Кажется я не просто мазохист. Я мазохист который ловит кайф от грызни с собственным мужем! Пора прекращать эту убийственную практику, пока мы до развода не докатились.
- Знаешь, вот эти твои слова для меня лучше любого признания в любви. Помни о них и не отпускай эту руку, хорошо? - Котик поворачивается к мужу, оставаясь с ним в тесной близости и смотрит улыбающимся взглядом в его глаза. Крепче обхватив его ладонь, Сай прикладывает её к своим губам и целует холодные пальцы Шакса, а после пытается старательно их согреть своим дыханием. Как раз в этот момент, в небе начинают вспыхивать миллионы ярких огней. Полночь. Близ площади запускают фейерверки и все взгляды горожан и приезжих туристов направлены в небо, где происходит настоящий праздник. Ярко. Красочно. Живо. Сай наблюдает за вспышками огней в отражении глаз Шакса, потому как не вправе отвести от него взгляд. Он к нему прикован. Он им зачарован. Он его любит больше жизни и на самом деле ему очень нелегко покидать любимого. Хочется вечность провести с ним и возле него, но ведь не всегда мы на это способны...
- Я люблю тебя..., - говорит Сай, но его голос не слышно за грохотом фейерверков. Шакс завороженно смотрит в небо и улыбается. Он немного похож сейчас на ребенка, так как его реакция еще живее, чем происходящее вокруг. А Котик только рад тому, что его любовь счастлив и больше нет на его лице печальной гримасы. Саймон любит его любым, но когда Шакс счастлив, Сай любит его в разы сильнее. И так прекрасно, что они могут быть счастливы в родном городе Кота, в который у него был страх возвращаться. Нет, страха больше нет. Пока Шакс крепко держит Саймона за руку, парень не боится стать жертвой собственного прошлого. Под этим снегопадом и всполохами красочных фейерверков, они будто бы вновь обвенчались.
-...больше жизни, - закончил Кот и притянув к себе за ворот куртки любимого мужа, увлек его в страстный долгий поцелуй. Все-таки Саймон был отчасти неправ на счет страсти между ним и Шаксом. Пока они любят друг друга, их страстное желание принадлежать друг другу никогда не перегорит.

+1

15

Конечно тяжело, когда у тебя с трудом получается держать язык за зубами, в особенности, в те моменты, когда это действительно нужно. Окружной прокурор привык с особой тщательностью подбирать слова по своему обыкновению, и обычно это происходило быстро, он никогда не задумывался. А сейчас эти озвученные мысли про гостевой брак были совсем некстати, мужчина вновь расстроил своего чувствительного супруга, и теперь его грызла совесть весьма и весьма жестко. Но все-таки до сих пор он не очень понимал, как именно он сможет выдержать эти самые полгода.
К тому же смотря с какого месяца отсчитывать. Конечно чем быстрее Котик уедет, тем быстрее вернется. Однако если он уедет в мае, то только после того, как они отпразднуют год знакомства. А продолжать свою совместную семейную жизнь они смогут только лишь ближе к следующему Рождеству. Шакс мысленно просчитал этот период, который словно растянулся на срок в целый год и вновь как-то поник. Но даже если Саймон уедет, то Ллойд-старший все равно сделает все возможное и невозможное, дабы уехать к нему и провести годовщину вместе. Прокурор это уже очевидно решил для себя.
Все эмоции, которые сейчас испытывал практически всегда невозмутимый Шакс, были сплошь негативными. Это и обида, и боль, и разочарование, он был расстроен и метался словно меж двух огней. Не имел права не отпустить Саймона в его завершающий своеобразный тур, это было равносильно тому, что если бы Кот поставил перед немцем ультиматум, чтобы он не ходил на работу, где есть, к примеру, Вивиан. Почему он сейчас вспомнил о ней? Да потому что ему не давал покоя тот самый разговор с ней тогда на пикнике, который Харпер организовала специально, чтобы Шакс нашел общий язык с ее приемным сыном.
Ллойд до сих пор не очень понимал, для чего это все было сделано, видимо для того, чтобы он тренировался, дабы сумел общаться со своими будущими детьми. Прокурор вообще не был уверен в том, что они у него когда-либо будут, но тем не менее он согласился, и вот тогда-то и произошел неприятный разговор, из-за которого между прокурором и его помощницей словно черная кошка пробежала. В том самом смысле, что он понял, что она явно что-то от него скрывает такое, что ему не понравится. Поэтому прокурор организовал за ней слежку в лице Габриэля Норриса, который должен был представить ему те доказательства, которые он сможет обнаружить. Детектив как никак. И Шакс даже и не подозревал о том, что узнает такое, от чего озвереет и не потерпит рядом с собой предателя. Но это все будет в самом недалеком будущем...
А сейчас Шакс попросту решил извиниться перед супругом за то, что так бездумно высказался в отношении его решения. И, кажется, Саймон принял его извинения, раз поднес ледяную руку Ллойда к своим губам, нежно целуя и согревая своим горячим дыханием. От подобного жеста у прокурора вдоль позвоночника побежали мурашки, он слегка облизнул губы, после покусывая нижнюю и шумно выдохнув. Это прикосновение подобно разряду тока, который пронзает тебя, проходит вдоль позвоночника вплоть до кончиком пальцев, коих касаются такие нежные губы любимого. Ах если бы сейчас на мосту не было столько народу, которые, по-видимому, собрались посмотреть фейерверк в честь самого важного святого праздника. И за подобные прикосновения Шакс готов был отдать очень многое. Айсберг начал постепенно оттаивать, и это к лучшему для них обоих. Нельзя вечно хранить в сердце и душе тот самый ледяной осколок, поразивший однажды мальчика Кая в одноименной сказке про Снежную Королеву.
Все-таки Рождество таит под собой очень много самых разнообразных чудес. Не бывает худа без добра. Вероятно я сейчас попросту уговариваю себя, что все будет хорошо. Но без веры в лучшее я просто зачахну. Только вот как мы будем прощаться, не знаю. Я не обладаю повышенной чувствительностью, однако Кот уже научился все читать по мимике моего лица.
В ответ на слова Саймона Шакс кивнул и чуть крепче сжал пальцы, держа его руку и крепче обнимая супруга, прижимая его к себе. Он будто бы ощущал исходящую от него своеобразную вибрацию, понимая, что и ему нелегко далось принять подобное решение. Ведь по сути Шакс этим бракосочетанием его ограничил. Однако же каждый выбирает по себе, и Саймон сделал свой выбор в пользу своего мужа и своей будущей семьи. Нужно было это ценить, а не выносить ему мозг, не мучить себя различными подозрениями. Ведь в чужом глазу соринку видно, в своем же бревна не замечаешь. Кто-то сказал, что тот, кто ревнует, сам не уверен в себе. Нет, Шакс не собирался изменять Коту, когда тот уедет, но червячок сомнения слегка грыз его. Мужчина не озвучивал свои сомнения, но решил избавиться от них, чтобы они не ожгли его изнутри.
И вот наконец-то небо озарили десятки разноцветных огней, и раздались залпы петард и фейерверков. Один из фейрверков был в виде ангелочка, который держал трубу, возвещая всему миру благую весть о рождении Спасителя. Второй - в виде колокольчиков, следующим залпом была надпись: "Счастливого Рождества". Шакс смотрел завороженно, словно ребенок на всю эту красоту, машинально еще более крепко прижимая к себе любимого человека, и будто бы каждый из этих залпов уничтожал внутри него весь тот негатив, который владел им совсем недавно.
- Я люблю тебя больше жизни! - доносятся до слуха Шакса слова супруга, и через секунду он оказался притянутым за ворот куртки, и Саймон вовлек его в глубокий поцелуй. Да и плевать, что вокруг люди, на них никто не обращает внимание, а в настоящий момент они есть друг у друга, верят друг другу и любят друг друга больше всех на свете. Немец гладил парня по щекам, целуя страстно, горячо и долго, пока у самого от подобного поцелуя не начала кружиться голова.

+1

16

[audio]http://prostopleer.com/tracks/1992506qF4[/audio]

Все-таки они прекрасная пара. Удивительно подходящие друг другу, красивые, счастливые и благодарные судьбе за их невероятную встречу. После свадьбы с Шаксом, Саймон еще больше убедился в том, что без этого человека жизнь была бы совершенно другой. Возможно парень еще долго скитался бы по огромному миру в поисках себя и в поисках своей второй половинки. Ведь каждый человек, сколько бы не понадобится ему времени, ищет себе пару, того, с кем можно "остановится" и начать двигаться в ином направлении. Многие знакомые Котика до сих пор не могут смерится с его новым статусом. Он слышал не от одного человека, что его решение выйти замуж слишком легкомысленное и скорополительное. Что Сай еще тысячу раз пожалеет о нем и в конечном итоге их с Шаксом семейной жизни придет логичный конец. О нет! Кот вообще не смел даже задумываться о конце. Он всегда утешал себя мыслью, что у них  с мужем все только начинается. Теперь Сай обрел себя настоящего, в объятиях этого сильного и волевого мужчины, который знает цену своим словам. Он его действительно никому не отдаст. И лучше бы Шаксу в далеком будущем уйти первым, чем бороться с горестным нежеланием отпускать Саймона в объятия Господа. А что касается Саймона...Он просто более сумасшедший и эмоционально-лабильный, чтобы долго выносить разлуку. Он бы пошел вслед за мужем не церемонясь. Сразу же...
- Шакс, пойдем в гостиницу, - говорит Кот здесь и сейчас. У них еще очень длинная история впереди. И прежде чем попрощаться навсегда, Шакс и Саймон успеют миллион раз сказать друг другу о своих чувствах, миллион раз воспылать страстью и миллион раз зажечь в сердцах друг друга надежду.
Сай берет мужа за руку и уводит с моста, который на самом деле имеет волшебное свойство соединять одинокие сердца. Кто-то верит в подобное, а кто-то не воспринимает всерьез. Но отчего-то Саймону хочется верить. Верить в такие душевные мелочи от которых на сердце теплее. Они идут с мужем по той же дороге, но теперь их темп ускорился. Он выдает их обоюдное вожделение и нетерпение. Они больше не в ссоре, обиды друг на друга исчерпаны, а значит настало время скрепить перемирие страстным сексом. Кажется любая ссора Кота и прокурора заканчивается жарким перемирием в постели. И это прекрасно. Так должно быть у любой нормальной пары, которая ценит свои отношения. Саймон еще на мосту ощутил едко пробирающий каждую клеточку тела жар. Пара нежных прикосновений, которые значит слишком многое и Сай уже на пределе своих сил. Они пролетают с Шаксом мимо площади, чуть не сбивая с ног прохожих, которые слишком счастливы, чтобы кричать вслед парочке влюбленных колкие обвинительные фразы. Пусть сейчас Рождество, праздник святой и чистый, но также как алкоголику только дайте повод, дабы напиться, так и паре любовников - это очередной повод, чтобы закончить день под звуки страсти и губительного блаженства.
- Думаю, у нас мысли сходятся, правда? - скорее не спрашивает, а утверждает Котик, когда они с Шаксом влетают в холл гостиницы и судорожно сжимая пальцы друг друга, заходят в подоспевший лифт. Саймону даже нет дела до закрытого пространства, до этой жуткой коробки напоминающей движущийся гроб на тросах. Все для того, чтобы поскорее оказаться на их этаже. Чтобы не тратить время на подъем по лестнице. Он не теряет сознание от клаустрофобии, но готов его потерять, как только закрываются двери лифта и Шакс вжимает его в стену кабинки, страстно целуя и на ходу расстегивая куртку, рубашку под свитером. Кажется его губы везде или это всего лишь дурман, наваждение? Саймон обнимает любимого за плечи, пыхтит и стонет, желая поскорее снять с себя напряжение вызванное лишней, такой неуместной сейчас одеждой. Он кусает свои губы и губы Шакса, он смотрит на мужа безумным страстным взглядом и боится сказать тому, что черт возьми! Он был жутко не прав, когда делал Шаксу замечание по-поводу страсти. Вот она! Она есть между ними и не хочет гаснуть. Попытайтесь найти еще одну такую безумную парочку, которая в реале готова совокупится в движущемся лифте. А ведь путь движения лифта так недолог, что максимум, на что хватило бы Шакса и Сая, это на долгий и безумный поцелуй. И вот лифт останавливается и двери раскрываются. Котик выталкивает мужа в холл. Там нет постояльцев, но есть парочка горничных, которые проводили уборку в соседнем с молодоженами номере.
- Добрый вечер, девочки, - здоровается разгоряченный Сай по-чешски, улыбаясь девушкам. Он достает из кармана электронную карту-ключ и проводит ею по замку, а потом хватает Шакса за шарф и затягивает в номер. Его голова высовывается из-за двери и он вновь, теперь тихо смеясь обращается к обалдевшим девушкам:
- Повесьте пожалуйста табличку "не беспокоить", окей? - и дверь захлопывается. Сай быстро сбрасывает с себя куртку, шарф и обувь. Все летит в стороны, видно насколько сильно его желание поскорее сотворить со своим мужем небольшой грешок. Один из тех грешков, от которых они без ума, как и без ума друг от друга.
- Думаю пришло время мериться по-взрослому. И получать наказание за свои ошибки. Накажешь меня первым или я тебя? - Саймон хитро улыбается и медленно стягивает с себя свитер вместе с рубашкой. В его глазах играют безумные огоньки. Его действительно сейчас разорвет на части от маленького сумасшествия, прозванного "сексуальным влечением". И так его влекло только к самому близкому и любимому человеку.

+1

17

Ссоры всегда доставляют сплошные неприятности, как бы они потом не заканчивались. Ведь практически постоянно остается осадок. Те люди, которые менее мнительные, забывают об этих неприятностях сразу по их завершению. А некоторые мусолят в себе  ситуацию, пока не доведут ее до абсурда. Шакс не относился ни к одному из данных типов людей, но от ругани удовольствия он не получал абсолютно никакого. Иногда его называли энергетическим вампиром только из-за того, что люди, которые выясняют с ним отношения и кричат, не получают никакой отдачи, поэтому крики прекращаются также быстро, как и начинаются. Поскольку окружной прокурор говорил почти всегда спокойно, конечно же он мог повысить голос, но не более. Поэтому те, кто обвинял его в том, что он кричит на собеседников, в корне неправы. Можно поругаться со знакомыми или с коллегами и не иметь после этого угрызений совести, но никак не с близкими и любимыми.
Потому что в первом случае ты с ними можешь встречаться очень редко и попросту игнорировать, так как на твою жизнь они не имеют никакого влияния, а вот родные почти всегда рядом. И никто никогда не причинить больше боли, чем родные и любимые, ведь они так хорошо знают, куда нужно ударить, чтобы отголоски принесли много страданий. А Ллойд не хотел причинять боль тем, кого любит. Вот почему он старался помириться с тем, с кем поссорился, как можно быстрее. возможно, что даже делал первый шаг сам. Однако же когда был уверен в своей правоте, такого за ним не наблюдалось. Но месть - удел слабых, сильные всегда идут вперед и готовы признаться в том, что неправы.
Саймон же был для Шакса последним человеком, с кем ему хотелось ругаться. Они связали себя узами брака вовсе не для того, чтобы стать похожими на одну из тех обычных, ничем не отличающихся пар, которые по сто раз на дню рычат друг на друга из бытовых неурядиц вроде незакрытого тюбика зубной пасты или вещей, разбросанных везде, включая люстру. Хотя постойте, вещи могли быть раскинуты именно в таком беспорядке, но только в том случае, если эти двое испытывали друг к другу яростное влечение. Как сейчас...когда у окружного прокурора сложилось впечатление, что в его кровь добавили сильнейший афродизиак; настолько Кот страстно поцеловал его.
Вот и закончилась ссора... Хотя как таковой её даже не было, просто та новость, которой меня буквально огрел Саймон, слегка ввела меня в ступор. Наверное мне сейчас нужно выпустить пар, а завтра поговорить с ним спокойно о том, кем он видит себя, когда пройдут эти проклятые полгода. Единственное, чему я не верю, так это расстоянию. Это слишком серьезная проверка чувств на мой взгляд. Да, супругам нужно периодически отдыхать друг от друга, поскольку какие бы сильные не были чувства, рано или поздно все приедается. Хотя сейчас не самый подходящий момент, чтобы думать о подобном. Нам нужно наслаждаться тем, что мы имеем и беречь ту хрупкость чувств, которая есть у нас. Разбить хрустальную вазу легко, собрать же ее до первоначального состояния невозможно. Иначе все то, что мы с таким трепетом храним просто превратится в ничто.
- Ох, ты же ведь специально это все делаешь, - говорит Шакс, с трудом отрываясь от поцелуя, но все-таки не выдерживает и целует Саймона снова и снова. Возможно кто-то смотрит на них, Ллойд не замечает этих взглядов, а этот поцелуй, которым Саймон провоцирует его на другие, гораздо более откровенные действия, продолжается, но уже по инициативе Шакса. Так не хочется отвлекаться, но здесь совсем не то место, где можно продолжить. Поэтому Саймон делает весьма нужное сейчас предложение пойти в гостиницу. Именно что пойти, поскольку их гостиница находится в центре города, нужно всего лишь пересечь площадь, и пройти еще несколько десятков метров по красивым старинным улочкам... Но этот маршрут будет совсем коротким для пары, которая уже никого и ничего не видит, окромя друг друга и желает своего партнера сильнее, чем когда-либо. Так происходит всегда, но конечно же Шакс хотел, чтобы их постельные игрища не были после выяснения отношений, а просто так, потому что так хочется и для собственного здоровья.
И правда, буквально через пятнадцать-двадцать минут оба супруга почти что бегом достигают отеля, заходя в холл и устремляясь к лифту, крепко держась за руки, тяжело дыша и желая как можно скорее оказаться в номере подальше от любопытных глаз. Лифт ждать, к счастью, не пришлось долго, но все-таки нервное постукивание ботинком по полу выдает нетерпение Шакса точно также, как и тяжелое и частое дыхание Саймона рядом. Кот дышит ему в шею, отчего у немца бегут мурашки вдоль спины, он слегка недовольно жмурится от того, что весьма комфортная и удобная одежда сейчас только таковой кажется. Тихий звонок - лифт распахивает двери, пара заходит в него, и Шакс снова прижимает Саймна к стене, целуя его, кусая губы и начиная расстегивать одежду.
- Мы же...сейчас доедем уже, - с трудом простонал брюнет в губы супругу, ощущая, как собственное сердце колотится со страшной силой, а все потому, что Кот так томно стонет и обнимает его, заводясь не меньше, чем сам прокурор. Однако же любовникам приходится слегка поумерить свой пыл, когда лифт достиг нужного этажа, выпуская пассажиров. Сай здоровается с горничными, Шакса же хватает на то, чтобы мило улыбнуться, и наконец-то их номер, куда парень просто заталкивает своего мужа, начиная попутно раздеваться. Прокурор делает тоже самое, машинально вешая куртку на ближайший крючок, сглатывает и, чуть сузив глаза, смотрит на Саймона, который хитро вопрошает о том, кто же кого наказывать будет.
- Я думаю, что первый ты, - ухмыльнулся Шакс, наступая на Кота, обнимая его, вновь целуя, но уже в шею, специально оставляя на коже небольшой засос, словно метку в наказание. Мягкий толчок, и Кот оказывается на кровати, Шакс же нависает над ним, но буквально через секунду они меняются местами. - Какая прыть, ты погляди... Я люблю, когда ты проявляешь инициативу.

Отредактировано Shax Lloyd (2015-02-15 21:48:03)

+1

18

За слова об инициативе, Саймон хочет укусить мужа за член. Чтобы ему реально стало больно. Вот лучше бы он молчал  о таком, ведь по сути единственным кто проявляет в их паре не просто инициативу, а серьезную настойчивость и был Кот. Сай раз за разом убеждается, что это он ведущий в сексе, пусть и играет роль принимающего. Принимать еще нужно уметь, а так, как умеет делать это Саймон...Шакс должен быть несметно благодарен судьбе, что она свела его с таким парнем. Иногда Котику даже приходилось задумываться над тем, а не специально ли Шакс заставляет его брать узды правления над их постельными приключениями в свои руки? Может ему по кайфу, когда Кот показывает ему все свои сексуальные приемы, и ждет с нетерпением от Саймона чего-то нового. А у самого кишка тонка? Возможно в Котике бушуют гормоны молодости, его аппетиты значительно выше, чем у Шакса и ему насытится гораздо сложнее, чем мужу. Сай никогда не скажет этого вслух при любимом человеке, но разница в возрасте в десять лет (упустим, что на самом деле в одиннадцать) когда-нибудь заставит их пару пересмотреть "позиции". Ах да! Чего Саймон тоже постесняется сказать, так это то, что по части благодарности за судьбоносную встречу и обретение в лице окружного прокурора Сакраменто будущего мужа, моделька стоит в первых местах, и будет пожизненно слать позитивные мысленные меседжи высшим силам, потому как он реально счастлив с Шаксом. Несметно счастлив иметь такого супруга, мужчину и любовника. И сейчас он просто улыбается и закатывает глаза. Он не будет портить атмосферу интима своими дерзкими замечаниями. Он просто молча возьмет инициативу в очередной раз в свои шаловливые ручки и пойдет в бой за оргазм любимого мужчины. Прямо сейчас.
- А я люблю, когда ты такой покорный, - шепчет Саймон в губы Шаксу, нависая над ним, а после слегка отстраняясь и разглядывая полуобнаженного мужа. На них все еще сидят джинсы, от которых Сай избавит обоих в скором будущем, но пока лишь игриво трется о бедра и пах мужчины. Он размышляет о том, как бы довести мужа до исступления, чтобы голова Шакса пошла кругом еще быстрее и он испытал дикое желание отвоевать право на инициативу у любимого мальчика. В своих сексуальных фантазиях, Сай не раз хотел быть жестко взятым любимым мужчиной. Кто знает, может быть это странное порочное желание действует, как глухой отголосок его прошлого. Его лишили девственности грубо и насильственно, а после того случая с отчимом, весь его секс с другими парнями и с Шаксом в том числе (если его вообще можно сравнивать) был больше похож на ванильное мороженое. Приятный, сладкий, иногда даже приторный. С ним обходились нежно, его любили ласково. И как же страшно от мысли, что жесткий секс может его заводить. И он заводится. Он мгновенно заводится от этих бесстыдных фантазий. Он безумно смотрит на Шакса, в его глазах поволока, как-будто Кот только что наглотался экстази или получил дозу героина по вене. Он поднимает с пола брошенный шарф и рассматривает его несколько секунд.
- Как на счет ролевых игр? Не против, если я свяжу тебя, м? - и когда Саймон стал поклонником БДСМ? Он мягко проводит шерстяным шарфом по животу и груди Шакса, щекоча его, а потом неуверенно связывает запястья мужа и привязывает длинные концы шарфа к спинке кровати. По идее он должен быть сейчас связан, а не Шакс, который по природе своей всегда доминирует. Но эксперименты, особенно в постели, всегда идут на пользу отношениям. Сай садится сверху на Шакса и смотрит на него лукаво ухмыляясь. Его ладони начинают блуждать по растянувшемуся телу мужчины, по его мускулистым рукам и торсу. Наклонившись, Кот кусает любимого за кожу у ключиц и не отпускает. Укус переходит в жадный засос, который парень с аппетитом зализывает и вновь прикусывает. Так он делает несколько раз, оставив на груди Шакса багровые с кровоподтеками страстные отметины. И он не просто кусает мужа, он словно голодный хищник вгрызается в его кожу, будто бы хочет съесть его. Когда Шакс пытается что-то возразить, стонет от весьма неприятных ощущений, Сай кладет палец ему на губы, тем самым прося умолкнуть. Хотел инициативу - получай!
- У нас сегодня будет мучительно долгая прелюдия, - говорит Кот и языком играет с ухом Шакса. Его руки скользят по коже мужчины и царапают напряженный торс. Все это время, кроме паха Котика, с пахом Шакса не соприкасается не один палец парня. Он не притронется к плоти возлюбленного до тех пор, пока Шакс истерично не начнет умолять ублажить его. А зная железную выдержку прокурора, стоит ждать длительного воздержания. Но куда спешить? У них целая ночь впереди, а из запланированных на завтра событий - ужин с дядей Милошем. Вечером. А до него еще очень долго.
- Я никогда не спрашивал у тебя, но...- Саймон целует Шакса в приоткрытые губы, язык жадно вторгается в рот мужчины и завоевывает его. Он исполняет истинный танец искушения в нем. Одной рукой Кот зарывается в густые волосы мужа и нежно натягивает их, так что Шаксу приходится запрокинуть голову назад. Губы Котика касаются выпирающего кадыка, который движется вверх вниз от постоянного желания Ллойда сглотнуть подступающую слюну. Он ласкает и щекочет языком это чувственное местечко каждого мужчины и с придыханием заканчивает начатую фразу:
- В твоей жизни был мужчина, который брал тебя?

+1

19

Показалось? Да нет, Шакс всегда достаточно внимательно следил за всеми действиями и жестами своего мужа, поэтому показаться просто не могло. Что-то изменилось во взгляде Кота, когда Ллойд заговорил о том, чтобы тот проявил инициативу. Да, в их паре активом был именно окружной прокурор, да, он был в роли берущего, но судя по всему, Саймон считал несколько по-другому. Из него получился очень уж активный пассив, и да, Шаксу это безумно нравилось, но... Кому приятно, когда с тобой рядом находится бесчувственное бревно, которое только и умеет, что ноги раздвигать. Иначе никакого продолжения их роман не получил бы. К счастью, Саймон таким экземпляром не был, хоть и брал на себя инициативу в самом начале, и это было зачастую.
Сейчас было что-то не то. Нет, это не остановило бы Ллойда-старшего от дальнейших активных (ну или временно пассивных) действий в отношении Саймона, однако же о чем-то Котик умолчал. Не то, чтобы Шаксу не нравилось, просто он не любил молчание, точно также, как и ненавидел выяснения отношений. Вроде бы совсем недавно они помирились, и это примирение должно будет как обычно закончиться постелью, но судя по всему Сай не хочет снова что-то сказать, что ему явно не понравится. Когда-то прокурор сказал своему тогда еще будущему супругу о том, что нет ничего хуже молчания и лучше выяснить все сразу, коли что-то не так, чтобы дальше не было мучительно больно или неприятно. Видимо, Кот подзабыл об этом, что не есть хорошо. И даже разница в возрасте здесь была совершенно не причем, хотя кто-то из ближайшего окружения Шакс пытался ему тонко об этом намекнуть. Тот будучи совсем не дураком, понял, однако же еще не наблюдал за собой влияния этого самого возраста. Однако же, если Саймон так хочет, чтобы Шакс постоянно был ведущим, так пусть скажет об этом напрямую, а не заставляет своего мужа играть в непонятные загадки. Так ведь будет гораздо лучше для них обоих. А уж если желательны какие-то эксперименты, которые не приведут в различным травмам, то почему бы и нет? Собственно, как и сейчас...Кот практически интуитивно догадался о том, что давно желалось Ллойду.
- Любишь? Неужели? - еще не время для того, чтобы задать волнующий его вопрос, но Шакс еще успеет это сделать сегодня. И желательно, как можно быстрее. Пока что брюнет все еще лежал на кровати, находясь под Котом, который медленно, то чувственно терся о него, и покусывал губы от испытываемых им ощущений. Черт побери, как же мешается одежда, но судя по всему Саймон не торопился раздевать его до конца так быстро, судя по всему, помучить решил, чертенок. Конечно Шакс мог терпеть достаточно долго, но, как известно, всякому, даже ангельскому терпению рано или поздно приходит конец, и тогда уже Саймону придется испытать на себе все желание своего мужа. А тот, судя по всему, этого и добивался. Но не сразу... Потому что нехороший огонек мелькнул в глазах у Кота, и через несколько секунд тот нагнулся и поднял с пола шарф, так неаккуратно туда брошенный. После чего предложил Шаксу связать его. Тот сглотнул; вот как он догадался? Может быть иногда нужно включать интуицию, которая работала отменно? А вдруг он сделает что-то не то, и тогда все будет совсем худо? Нет, лучше все-таки спрашивать.
- Н-нет, я наоборот только за, - с придыханием выговорил Шакс, облизнув пересохшие губы, а Кот тем временем уже достаточно резво связал шарфом ему руки и закрепил концы на спинке кровати. Машинально Ллойд дернул руками раз-другой, узел держал достаточно прочно и для того, чтобы выбраться, потребуются усилия. Ну или же просьбы...нет уж, этого Кот не дождется, хотя, зная его... что-то будет. А вредный любовник специально не собирается лишать его одежды, растягивая прелюдию и продолжает томно тереться о мужа, дразня его всеми способами. Сердце забилось быстрее, дыхание стало более частым, Шакс приоткрыл губы, хватая воздух ртом, словно рыба, так жестоко выброшенная на берег. А Саймон продолжил его своеобразно истязать, покусывая и оставляя засосы у основания шеи и на груди. Ощущения были странными, от очередного крепкого засоса-укуса Ллойд не выдержал и застонал, но легкое прикосновение пальца свидетельствовало о том, чтобы он замолчал. Ах вот так значит? Решил совместить ласку с болью. БДСМ? Такого еще не было, однако же грех не попробовать. Не факт, что не понравится. Кот же натягивает волосы мужа, зная, что тот получает от этого кайф, и начинается очередная игра языка с его кадыком, от чего Шакс жмурится до разноцветных вспышек перед глазами и выгибается к супругу сильнее.
- Я никогда не спрашивал у тебя, но в твоей жизни был мужчина, который брал тебя?
Вопрос не в бровь, а в глаз, как говорится. Ллойд кое-как опустил голову, глядя Саймону в глаза. Пока что молчал. Нет, не думал над тем, соврать ли или же сказать правду. Конечно Кот услышит правду и никак иначе. Просто вопрос прозвучал слишком уж неожиданно или же это снова очередной намек? О нет, Саймон точно роль актива на себя не примет, в этом не было никаких сомнений.
- Этим вопросом ты застал меня врасплох слегка. Возможно, что ты удивишься очень, но в моей жизни и такое было. Только достаточно давно, еще в юности, когда моя кровь бурлила также, как и твоя сейчас, и мне хотелось попробовать в этой жизни, в том числе и в сексе, всё. Это было несколько раз, потом все-таки я пришел к тому, что есть, мое положение - положение доминанта, - Ллойд слегка потянулся вперед, насколько ему позволяла длина связанных рук, и мягко поцеловал Саймона в губы. - Я заметил недоумение в твоих глазах. Из-за моего предложения, да? Но ты всегда можешь мне сказать о своих желаниях, не боясь отказа. Я ведь могу и согласиться. Ты мой муж и не может быть иначе, запомни, мы всегда можем обсудить все, что угодно. Не ручаюсь за свою реакцию, но это так. А что касается БДСМ, то мне вполне нравится то, что ты со мной вытворяешь, - легкая улыбка и не менее ласковый взгляд говорили о том, что Шакс не лгал.

+1

20

Положение доминанта?
Саймон смотрит на любимого человека широко раскрытыми глазами не скрывая собственного удивления. Кажется его мужчина сейчас слишком увлечен происходящим, раз заговорил о себе, как о любителе извращенных сексуальных практик. Шакс был активом, да, но...доминант?! Сай возбудил в нем какую-то скрытую тайно от Котика сторону, или же прокурор сейчас случайно оговорился, так как дерзкое очарование его мальчика начинало расти в геометрической прогрессии. Будь Шакс по настоящему человеком, который заслуживает звания "доминанта", заднице Котика пришлось бы не сладко. Если подумать, все эти ролевые игры в садиста и мазохиста только кажутся увлекательными, но на деле приносят боль и унижение. По крайней мере тому, кого называют сабмессивом - подчиняющимся партнером.
Был ли Саймон задет за живое, услышав от мужа о его бурном прошлом с экспериментами разных мастей? Да вроде бы нет. Кот просто не имел права обижаться на Шакса, ведь никто из них заведомо не мог себе представить, что когда-нибудь они будут не просто заниматься сексом друг с другом, но и будут тем самым исполнять свой супружеский долг. Хотя какая-то язвочка начала кровоточить на уровне сердца. Сай хмурит брови и пропускает мимо поцелуй мужа. Маленький паршивец с предельно завышенной ревностью устраивает Котику внутреннюю истерику. Его муж не девственник. Его задницу уже когда-то брали в оборот и имели, нагло так имели, не оставив Саю шансов стать своего рода первопроходцем на пути к девственности СВОЕГО мужчины. Но чему удивляться, вашу мать?! Если ты гей, вполне естественно будучи мальцом, свежей зеленью, попробовать оба варианта сношения, чтобы определить для себя сексуальный расклад на всю оставшуюся жизнь. Кто-то ловит кайф от того, что ему вставляют член в задницу, кто-то свято чтит природный инстинкт найти дырку и пристроить в неё своего "малыша", а кому-то фиолетово как и куда, лишь бы было с кем, а если еще и любишь человека, то даешь ему право выбора от которого зависит ваше общее удовольствие.
Саймон очень редко брал на себя роль актива. Она загоняла его в угол неопределенности, так как по окончанию интимной связи, ему было мало обычной разрядки и одного оргазма. Возможно центр его удовольствия таился глубоко в его крепкой и сладкой заднице, поэтому кончая лишь от генитальной стимуляции он не достигал пика оргазма, пика высшего удовлетворения. Поначалу его пугало то, что ему доставляет удовольствие отдаваться кому-то. Пугало не само увлечение мужчинами, а желание быть снизу, быть взятым, как девчонка в её первый раз. И так всегда, с кем бы в постели не оказывался Кот. Он параноидально связывал свои сексуальные позывы с прошлым, в котором его отчим жестоко надругался над ним. Он считал, что истоки гомосексуальности пробудившиеся в нем ближе к совершеннолетию были отчасти виной человека, который извратил маленького Сая и поставил на нем своего рода клеймо...
К черту его! Я тот, кем я являюсь. Я самостоятельно сделал выбор и не вижу ничего постыдного в нем. Мое прошлое - в прошлом. Мое настоящее - здесь. А если присмотреться, мое будущее - это он.
- Знаешь, твоя привычка все конкретизировать и разглагольствовать даже в постели, может когда-нибудь плохо отразиться на моей потенции. Я не хотел слышать подробного ответа. Просто да или нет. Но раз тебе захотелось сполна поделиться своими секретами со мной. Ладно. Я все понял. Значит нет смысла придумывать что-то новое, все равно я тебя не удивлю ничем - "мистер универсал". На меня что-то нашло...Аха-ха-ха, - Саймон усаживается на ноги Шакса и прикрывая рот ладонью нервно смеется. И хорошо, что Шакс сейчас частично обездвижен, что он не может сорваться с места и пустить в ход свои крепкие объятия, в которых Котик наверняка не сдержался бы и начал истерить. Иногда прикосновения только обостряют душевную чувствительность. А Кот не хотел портить накаляющуюся атмосферу страсти в гостиничном номере отеля его родного города. Пусть Прага узнает своего сына таким, какой он есть. Парень любящий жесткий секс и захлебывающийся от переполняющих его нутро эмоций. Да, Саймон всегда был крайне эмоциональным, и сейчас его эмоции зашкаливали.
Он приглаживает волосы ладонью, так что они плавно проскальзывают между пальцев и делает глубокий вдох, а за ним выдох. Смотря на Шакса исподлобья, он немного придвигается к нему и начинает расстегивать одеревеневшими пальцами пуговицы на джинсах мужчины. Кажется возбуждение Шакса слегка поубавилось. И это не удивительно, ведь сказанные Котом слова можно было трактовать по-разному. А в случае Ллойда, он чаще видел в словах любимого мальчика негативный уклон, чем какой-то здравый смысл.
- Просыпайся, мы ведь еще даже не начинали, - Сай заправляет за ухо прядь волос и наклоняется так, что его губы оказываются вплотную прижаты к паху Шакса, который скрыт под хлопковой тканью нижнего белья. Он горячий и пахнет слегка резко, но не противно, а привлекательно. Запах мужчины, запах секса. Парочка даже не подумала принять душ перед тем, как набросится друг на друга в жарком порыве. Саймон широко раскрывает рот и заглатывает мягкий член мужа, слегка его кусая. Язык трется о шершавую поверхность белья, в том месте где головка члена Шакса начинает пульсировать и сочится. Сай натягивает ткань белья вверх, так что наливающийся кровью член мужчины становится вертикально и его контур проглядывается более отчетливо. Саймон ведет языком вдоль твердеющего ствола, но специально не избавляет Шакса от плавок, которые начали намокать от смазки, что сочилась из чувственной головки, и от слюны Котика, которой был переполнен его порочный ротик. Одной ладонью Сай проник под ткань плавок и сжал крепко ягодицу Шакса. Будь у него когти, он бы впился ими в горячую плоть любимого мужчины, чтобы у того искры из глаз полетели. Хотя, судя по стонам и обрывкам слов, которые слетали с уст возлюбленного, Саймон был на правильном пути к наказанию. Этот мучительный минет запомнится Ллойду на всю жизнь.
Я обещал тебе долгую прелюдию, милый...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Driving Home for Christmas ‡или...наше первое Рождество вместе