Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The closer


The closer

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://sf.uploads.ru/rejhE.png

Участники: Sharon Moreau, Kathlyn Johnson, Dylan McMillan, Emilia Siho, Alexandra Fitzgerald, Shax Lloyd.
Время действий: утро, 10.00
Погодные условия: +16-18
10 декабря 2014 года в квартире обычной многоэтажки найдены два тела в весьма плачевном состоянии. Дело поручается вести отделу специальных расследований, который, в свою очередь, подключает криминалистов и не отказывается от помощи патрульных офицеров. Все оказывается еще сложнее, когда выясняется, что убитые стали свидетелями преступления и должны были попасть под программу защиты свидетелей ФБР. Бюро отстаивает свою юрисдикцию, но полиция с прокурором не согласны.
Обычное расследование тоже может превратиться в захватывающее и интригующее приключение.

Отредактировано Sharon Moreau (2015-01-03 19:11:34)

+5

2

внешний вид
Язык мой – враг мой. Хотя в данном случае даже спустя несколько часов я ничуть не жалела о сказанном в адрес городского советника, под чьим контролем отдел специальных расследований вел одно дело. Собственно, это и стало причиной моего нахождения здесь. Как только появилось другое дело, капитан посчитал необходимым назначить на него именно меня. А я и не жаловалась. По прибытию на место преступления, все оказалось куда интереснее, нежели работа с советником, который демонстрировал бюрократизм во всей своей красе. 
- Вызовите криминалистов, - приказала я, сидя на корточках около нескольких гильз.
Рукой я придерживала обычную медицинскую повязку, которая не давала смертельному смраду добраться до носа. А запах в квартире стоял отвратительный. Словно трупы здесь лежали неделями прежде, чем соседи наконец-то почувствовали «аромат». Только вот этим трупам не было и дня.
В квартире было полно полицейских. То и дело сверкали вспышки от фотокамер, когда техники фотографировали улики и само место преступления. Гильзы тоже уже были помечены номерами. Вздохнув, я наконец-то встала и подошла к одному из трупов. До сих пор не пойму, почему это дело решили передать отделу специальных расследований. Два трупа, обычная квартира. На серьезные криминальные разборки не похоже. Что особенного? Ну, помимо самой сцены преступления, которая, у обывателя, наверняка бы вызвала чувство рвоты и отвращения. Ей Богу, и сама такого никогда не видела за все 15 лет своей службы!
Через пару минут я вышла из квартиры, дабы вдохнуть немного свежего воздуха. Как раз в этот момент меня и оповестили о прибытии эксперта. Очень вовремя, ибо мы не могли приступить к изучению улик, а, следовательно, и понять, что произошло и как.
- Оу, лейтенант Шерон Моро, - не став медлить, тут же поприветствовала я женщину, а после, к своему удивлению, в толпе полицейских заметила Дилана и его напарницу. – Тоже решили заглянуть на вечеринку? Эй, Тон, принеси всем повязки. Поверьте, ребята, без них туда лучше не соваться, - патрульных офицеров это, как правило, не касается, но Дилан был детективом, так что для него я всегда делала исключения. А еще мне просто хотелось показать, что тут произошло!
Как только все были готовы, без лишних слов и вступлений, я развернулась и вновь направилась в злосчастную квартиру, прикрывая нос повязкой. Мы вошли внутрь. Прямо за дверью в луже крови лежала женщина. Притом живот ее был вспорот, словно кто-то решил немного покопаться в ее внутренностях. Но я повела друзей и новых знакомых дальше, к джакузи, накрытому крышкой, около него и остановилась. Вроде, ничего особенного, но все не так просто.
- Тут есть гильзы, возможно, и другие орудия преступления, однако! Очень трудно понять, что именно было использовано в отношении этого человека, и кто этот человек вообще, потому что…, - с этими словами я приподняла крышку джакузи, и перед всеми предстала картина, которая и вызвала у меня дикий интерес. 
Представьте вареное мясо. Баранину, телятину. А теперь представьте, что вместо баранины и телятины – человечина. Труп, который оставили в работающем на полной мощности джакузи, буквально, сварился. Вернее, даже переварился. Пусть все остальное дорисует ваша фантазия. Главное, что теперь проблематично зрительно понять, как он был убит, чем, да и «он» ли это вообще… Хотя здесь была найдена разбитая фотография, где убитая женщина красовалась с каким-то мужчиной. Можно предположить, что это он. Но в нашей работе предположения роли особой не играют.
- После такого неделю ванну принимать не захочется, - сохраняя привычную мне иронию, протянула я. И нет, я не хладнокровное существо, просто приходится отстраняться, иначе сойдешь с ума рано или поздно. – Надо бы раньше домой прийти, - задумчиво протянула я, все еще смотря на труп. – Хочу приготовить мужу курицу… с соусом, - и снова сарказм, люблю немного поиграть с фантазией людей.
Правда, в этот раз, наверное, переборщила, ибо буквально через секунду раздался звук, словно кто-то все же прочистил желудок. Не убирая повязки с лица, я повернула голову. Один из молодых офицеров, к сожалению, этой картины не выдержал. Я же удивленно вскинула брови, а после, промычав что-то себе по нос, вновь повернулась к коллегам с выражением лица, аля «ну вот так».

+7

3

Когда-то, давным-давно, Патрик положил Дилану руку на плечо и произнес прямо-таки эпическую фразу о том, что есть три вещи, о которых не надо говорить: об успехах, о деньгах в кармане и о бабах. Было еще и продолжение о том, почему об этих вещах нельзя говорить, но Дилан об этом забыл, как и о самом наставлении, о чем говорить в голос нельзя. Дернула его нелегкая, когда в разговоре с другими копами, речь зашла об Эмилии, ляпнуть о том, что она «типичный ходок по граблям». Зачем он это сказал? Для того, чтобы не выдать тот факт, что между ними что-то есть. Не хватало еще, чтобы по участку поползли об этом слухи, которые могли достигнуть ушей начальства, а тогда быть беде. Притом, неприятности грозили им обоим, чего МакМиллану явно не хотелось. И все бы обошлось, Дилан был в своем репертуаре, на лице невозмутимый вид и никто ничего не заподозрил. Все обошлось бы, если бы Эмилия не стояла в паре метров за его спиной и не восприняла все за чистую монету.
Прошло несколько дней, а она все еще злилась на него и вела себя соответственно, а ведь Дилан объяснил, зачем он был вынужден такое о ней сказать. Его доводы не убедили девушку, она продолжала дуться, практически не разговаривая с ним, не отвечая на его звонки после работы и не открывая дверь, когда он после паба решил сперва заехать к ней, как порой делал, прежде чем ехать домой. О словах дяди он вспомнил, но было уже поздно, так как ему довелось на собственной шкуре испытать силу женской обиды.
И вот еще один день в компании обиженной молчуньи, чья обида буквально материализовалась в машине и давила на Дилана. Хотя, был и положительный момент - тишина. Дилан даже, первое время, испытал приступ ностальгии по старым добрым денькам, когда тишину в машине нарушает лишь голос из бортовой рации, да редкие фразы по существу. Но это длилось уже несколько дней и МакМиллана эта игра в молчанку начинала выводить из себя, хотя виду он старался не подавать.
Такое чувство, будто это я с Кэйтлин поцапался снова и это она сейчас сидит рядом и дуется на меня и играет в молчанку... Женщины...
- Я с вас охреневаю, господа-товарищи... - громко заявил МакМиллан, когда они приехали на очередной вызов.
Представьте себе картинку: склад, где хранятся стройматериалы с ближайшей стройки, посреди этого самого склада на тросе висит одутловатый мужик, который собирался пролезть сюда через люк в крыше и отключить сигнализацию, но взял слишком короткий трос, о чем он понял уже только тогда, когда повис в пяти метрах над землей, подвязанный тросом под подмышками, и самостоятельно спуститься он уже не может. И провисел он довольно долго, так как у него на лице было написано, что он готов отсидеть сколько угодно, лишь бы его оттуда сняли. Да и под ним, на полу, помимо инструментов, кои он выронил, когда запаниковал, было отчетливое пятно источающее характерный запах мочи. Сигнализация сработала лишь час назад, а потом пришли рабочие, нашли вора и вызвали полицию, ничего при этом не трогая.
- Это же надо было все так спланировать, набрать надежных парней, которые должны были ждать снаружи, пока ты сигнализацию отключишь и вы вместе все отсюда перегрузите на грузовик, спуститься сюда и так облажаться... Взять веревку не той длинны... Браво.
- Мужик, сними меня отсюда, я уже рук не чувствую... - осипшим голосом взмолился преступник, вися над землей, но МакМиллан был настроен еще немножко над ним поиздеваться.
- Сперва я обязан зачитать вам ваши права... Правда я их малость подзабыл... Хммм... - сделав задумчивое выражение лица, МакМиллан принялся массировать подбородок, словно он и впрямь не мог вспомнить, что должен говорить или делать.
- Да снимите вы меня нах*ен отсюда! - начал психовать отчаявшийся преступник, из последних сил дрыгая ногами, уронив при этом кроссовок.
Пол часа возни и они стащили таки горе-взломщика  и спустили его вниз. Еще сорок минут и МакМиллан с Сихо уже отвезли его в участок, оформили и сдали в заботливые руки системы охраны закона и порядка. Они уже были готовы вернуться на старый маршрут, как по дороге из участка их вызвал офицер Хочкис. Таннер был в отпуске, а офицер Вуддарт был на больничном из-за сломанной ноги, а потому новичка, которого стажировал Вуддарт, сплавили Таннеру. Они поехали по вызову в девять один один и наткнулись на кое-что серьезное, предстояло много работы, а из-за неопытного новичка все выглядело еще сложнее, потому Хочкис попросил Дилана подъехать и подсобить, пока детективы не приедут. Беда лишь в том, что по дороге на место, экипаж триста тринадцать угодил в небольшую пробку, так что, когда они приехали, возле того здания было уже полно полицейских машин. Войдя в вестибюль, Дилан остановился и не сдвинулся с места, пока не нашел взглядом двери, ведущей на лестницу. Он ненавидел лифты, считал их медленным, непрактичным и ненадежным способом передвижения, особенно, когда он на работе и дело срочное. Пока они поднимались по лестнице на нужный этаж, Дилан все-таки не выдержал и нарушил молчанку.
- Я же уже сто раз успел объяснить, зачем я это сказал тогда, а ты все еще на меня злишься. Нет, ну правда, сколько можно? Ладно, я бы сделал это нарочно, так я же прикрывал наши с тобой задницы. Одного из нас могли бы отстранить или даже уволить, а то и обоих сразу. Неужели это не очевидно?
Да, хоть Дилан и любил тишину, но после того случая, когда его чуть не похоронили и того поцелуя у Эмилии в квартире, МакМиллан словно переродился, стал чуточку более открытым, добрее стал, он изменился, хоть и пытался не демонстрировать этого окружающим из все тех-же побуждений из-за которых Сихо сейчас злится на него. Но вот они наконец-то достигли нужного этажа и вышли в коридор. Тут было полно народу, офицеры, детективы, криминалисты, эксперты, консультанты, все как в долбаном сериале о полицейских, где детективы даже посреди ночи ходят в солнцезащитных очках, а коронир всегда с леденцом на палочке во рту и все треплются ни о чем, высасывая теории из пальца с надменно-заумным выражением лиц. Здесь-же все было взаправду, все носились как пчелы в разворошенном улье да и запашок стоял такой, что не трудно было догадаться, что дело в покойнике. МакМиллан было решил повернуть назад, дабы не создавать препятствий тем, у кого есть полномочия разбираться со всем. Да, внутренний инстинкт детектива вопил и вопрошал наглым образом пробраться туда и самостоятельно осмотреться, но нежелание выслушивать потом мозговтыки от начальства, взяло верх. Однако, появление в поле зрения лейтенанта Моро, резко склонили чашу весов в пользу детектива, тем более она сама его заметила и пригласила присоединиться.
Закрывая лицо выданной ему повязкой, Дилан в очередной раз вспомнил, что эти маски мало спасают от едкого душка разлагающегося трупа. А учитывая, сколько раз он уже входил в помещение с залежалым покойничком, ударивший в нос аммиак не сильно долбанул по мозгам, сила привычки, чтоб ее. В первой комнате их ожидал выпотрошенный труп женщины, что валялась в луже собственной крови. И если бы не многолетний опыт и способность отстраняться, заталкивать настоящего себя глубоко внутрь, МакМиллана бы точно скрутило в рвотном позыве, так как подсознание услужливо подставляло трупу лицо его покойной жены.
- Позвоните Опре Уинфри! У нас тут ученик Джека Потрошителя! - не так чтобы очень громко, но от того не менее иронично воскликнул Дилан, следуя за Шерон в ванную.
Тут их ждало зрелище гораздо страшнее. Дилан даже не понял сперва, почему джакузи накрыли перегородкой, которую обычно разворачивают вокруг изуродованных трупов, пока те дожидаются коронира и детективов. Но стоило лейтенанту приподнять перегородку, как глупые вопросы улетучились сами собой. Джек-пот. Освежеванный, искромсаный, сваренный в "собственном соку" в джакузи труп, вода в котором была кроваво красной, а вместе с пузырьками на поверхность вздымались отрезанные кусочки человеческой плоти. Дилан один раз видел нечто похожее, когда работал над делом о "залетных" убийцах ямайской мафии, правда те ограничились тем, что содрали с задожавшего диллера кожу и подвесили труп вверх ногами в его собственном доме. Топорная работа, не то что здесь. Ни одного отпечатка обуви, или оброненного инструмента с возможными ДНК или отпечатками убийцы. Новичок Хочкиса, который, должно быть, еще не заходил сюда, тут-же бросился к унитазу, где его и вырвало, после чего он вскрикнул и его снова вырвало, но уже на пол рядом с толчком. Подойдя ближе, Дилана чуть и самого не стошнило. Крышка на унитазе была опущена, а потому никто и не заметил, что там плавало отрезанное хозяйство покойника из джакузи. Теперь это уже облеванное отрезанное хозяйство покойника. Вернувшись с невозмутимым видом к джакузи, словно ничего не было только что, Дилан окинул помещение взглядом, но отвлекся на фразу о курице.
- Без обид, но если не хочешь, чтобы муж сбежал к первой встречной тарелке с гуляшом, приготовь ему стейк. Здоровый, говяжий стейк с кровью, зажаренный в вине. Мммм... Кстати, мне эта картинка напомнила один красный супец, который я ел всего пару раз, да и то до того, как пойти работать в полицию. Как же он назывался... Эммм... А, точно! Боржчщ! Как-то так. Надо будет приготовить его дочке на ужин...
Поверили, что Дилан изменился? Держите карман шире. Он все такой-же, особенно когда на работе, когда созерцает чей-то обезображенный до неузнаваемости труп. А тут иначе нельзя, либо ирония и сарказм с полным отсутствием человечности или мозгоправ, антидепресанты и плохой сон на остаток жизни. Ну а если выберешь второй вариант, то рано или поздно точно сойдешь с ума и тут опять два пути: в психушку или же сунешь ствол в рот и "прощай жестокий мир!".
- Ну а если по делу. Я могу ошибаться, я только мельком осмотрелся, но мне сдается, что "Шалтай-Болтай" сидел в комнате один. Тут в помещение ворвались как минимум двое и с порога пальнули бедолаге в живот, чтобы он притух и не смог удрать или позвать на помощь. Пока он корчился от боли, убийцы подготовили ванную, затем раздели жертву и принялись методично его разделывать, попутно достав пули, которые они в него всадили. Где-то под конец расправы, в комнату вернулась "Энни Чэпмен" и обнаружила, что тут творилось, но раньше, чем она успела крикнуть, тоже словила пару пуль в живот. В нее стреляли отсюда, о чем свидетельствуют лежащие здесь гильзы. Затем ей вспороли живот, но только ради того, чтобы достать пули, без которых будет невозможно провести экспертизу. По крайней мере, мне все видится в таком свете. Тем более, что был схожий прецедент в две тысячи седьмом году, когда убийца извлек пулю из жертвы, чтобы замести следы. Буду рад ошибиться и узнать, что вы нашли пули...

Отредактировано Dylan McMillan (2015-01-05 00:30:52)

+4

4


     Сомнение. По сути своей это яд, разъедающий нашу душу, сжимающий наши легкие, не дающий глубоко и спокойно вздохнуть, поражающий все клеточки нашего разума, да что там поражающий – от разума не остается ничего, лишь ошметки. Этот яд заставляет нас не доверять людям, самым близким и родным людям, а потом мы перестаем доверять и себе, но это уже не так важно и остро – это уже завершающая стадия отравления. Самое ужасное, что этот яд проникает в человека с одним лишь словом, поражающим до глубины души, ранящим в самое сердце, словом, которое разрушает опору дамбу, а поток воспоминаний заканчивает свое дело и разрушает ее.
     МакМиллан назвал ее «ходок по граблям» и запустил механизм сам того не понимая, а ведь она его предупреждала, просила говорить начистоту, если она что-то делает не так: для Эмилии всегда было важно выполнять работу качественно и чтобы не делали ей никаких поблажек, а тут она где-то накосяичла, иначе откуда всплыли бы подобные слова в голове МакМиллана. Не верила девушка, что это для прикрытия, чтобы никто не узнал их большого секрета для маленькой компании, что нужно запереть от всего мира: мог и не сказать Дилан сразу о промахе, как и мог выбрать другой способ, чтобы не раскрыть то, что было между ними вне работы. Да, Эмилия усомнилась в мужчине, усомнилась, что он с ней честен, а дальше все пошло-поехало по наклонной и она уже выстроила прекрасный и нерушимый никакими объяснениями алгоритм, где при любом выборе и исходе получался отрицательный результат: МакМиллан лгал ей о ее профессиональных качествах либо же все, что между ними ему неважно, фарс и лишь игра, у которой должно быть скорое завершение и свой победитель. С последним девушка иногда была согласна, хоть ей это и не нравилось, задумываясь иногда, а что же будет дальше, если работают вместе они? Правила, правила, правила и нет никаких исключений, да и репутация Дилана не должна пострадать. Нет, Сихо не нужно было, чтобы о них что-то знали, чтобы все всплыло – знала, что так будет, согласилась на это правило игры, да и не нужно ей было большего, но лучше бы МакМиллан по-другому решил скрыть все. Сихо была уверена, что МакМиллан прекрасно понимал, что она начнет заниматься самокапанием, не мог не понимать и не знать этого: начнет сомневаться в себе, начнет вспоминать все промахи, что были за время службы, да и до этого.
     Уже несколько дней Сихо слышала все доводы, приводимые мужчиной, каждый раз качала головой в знак согласия, но продолжала молчать, решив, что для начала она станет лучше, чтобы не было поводов назвать ее «ходоком», а для этого нужно снизить общение между ними вне работы, хоть это и сложная задача была. Да, она обиделась и нашла такой выход из ситуации, да, она увидела в словах Дилана свою правду и вряд ли быстро забудет эти слова, засевшие в памяти занозой, да, она долго сдерживала себя и не реагировала на слова Дилана, которыми на протяжении долгого времени он не хотел задеть, но делал это: долго сдерживаемые злость и даже гнев переполнили Эмилию. И, возможно, девушка бы быстро успокоилась – обида бы прошла, злость угасла, а в памяти лишь зарубка осталась, как напоминание об инциденте, но Дилан со своим чертовым упрямством добавлял масла в огонь, как заправский садист, не давая перебеситься и успокоиться Эмилии, имеющей прекрасного и понимающего зрителя для своей обиды. Знал бы сколько усилий прилагала девушка, чтобы не высказать ему все и уже на этот раз самой все не испортить.
     Сихо прекрасно понимала, что от ее действий зависит будет ли что-то дальше, будет ли близкий и такой родной человек рядом: ведь так легко поставить кляксу в совместной истории, не желая больше слушать, да и слышать тоже, не желая больше что-то понимать, забывая о том, что все мы делаем ошибки. Но разве не подобная ситуация может проверить важность и нужность всего?
     В очередной раз пожав плечами и не ответив на объяснения МакМиллана, начиная получать самое настоящее удовольствие от того, что ему не по себе из-за всего происходящего, Сихо поднималась по лестнице, запихнув руки в карманы: просто так молчанку она не нарушит и не начнет говорить о чем-то, что не относилось к работе, к тому же девушка нашла столько свободного времени, когда можно обдумывать и анализировать что-то увиденное, услышанное, прочитанное, она вновь много времени стала уделять криминалистической психологии, проглатывая книги и статьи, списывая все на самообразование – будет потом отличный материал, чтобы заставить Дилана включиться в размышления, но до этого «потом» очень далеко. Поднявшись на нужный этаж, жалея, что взглядом нельзя просверлить дыру в человеческой спине, Эмилия в сто первый раз убедилась, что это не физическая нагрузка, не желание спешить движут МакМилланом ходить по лестнице, а банальная боязнь закрытых пространств. Девушка чуть не врезалась в напарника, когда он резко затормозил: да людей собралось не мало, что свидетельствовало о необычности дела – наконец-то, а то тупость и глупость человеческие перестали удивлять за последние дни, заставляя гадать, а есть ли кто-то хуже. Жалко было, что внутрь их не пустят, отправляя на обход и выяснение, кто и что видел. Каково же было удивление, что их позвали – если зовут, она не собирается стоять в стороне. Зайдя внутрь квартиры, прикрыв лицо маской, будто это спасет от всех ароматов, которыми было наполнено помещение, Эмилия немного скривилась, увидев женский выпотрошенный труп – за год стажировки она уже не мало видела, но все же это не веселые картинки, а то что им показали в ванной комнате… Стараясь не дышать, не думать, что мог испытывать человек, лежащий в джакузи, Эмилия все думала, что могло довести другого человека до подобного убийства, для чего. Слышать шуточки капитана Моро и Дилана было уже привычно, хотя до сих пор это не нравилось Эмилии, но каждый по своему реагирует, кто знает, как она потом будет себя вести.
     Самоуверенность с какой говорил МакМиллан поражала Эмилию: конечно, все было логично, но почему он уверен, что было все именно так? Почему двое ворвалось? Нет, тут и один человек мог справиться, если его знал погибший человек и доверял ему. Вполне могла и женщина все это сделать – обиженная, разозленная, доведенная до предела, мстящая: будто криминалистика не знает случаев, когда кровавым преступником была именно женщина, на которую сразу никто и не подумает, которая не вызывает подозрений.
     Дослушав Дилана, осмелев окончательно и не думая, что ее могут воспринять неправильно, а то и всерьез, Эмилия хмыкнула, подходя к молодому пареньку-стажеру, придерживая его за локоть, пытаясь направить его к выходу из помещения – пусть идет подышит, а не портит улики и состояние окружающих. Сихо было жалко его: не с такого нужно знакомить с трупами.
     - Женщина могла все это провернуть одна, - поначалу тихо и немного робко, но потом все более уверенно продолжая, девушка подняла взгляд на МакМиллана. – Знала этого мужчину очень хорошо, - уже не сомневалась Эмилия в том, кто находился в джакузи, да и хотелось, чтобы это было именно так. – Была его очень хорошей знакомой, которой он доверял и не ожидал, что может нанести удар. Скажем, тайная знакомая, скрываемая ото всех друзей и, естественно, от женщины, что лежит в коридоре, - вот теперь ее злость начала выходить. Соскучился Дилан по ее словам и тому, что тишину трескотней не прерывает, сейчас изменит положение. – Он что-то своей тайной знакомой сделал или не сделал, обидел словом и она не выдержала, обиделась, психанула: снотворное подсыпала в питье, оглушила, электрошокер применила, пока нежился в джакузи, а потом начала истязать планомерно и систематически, удаляя что-то лишнее, разрезая на кусочки, желая поглумиться. В результате вот это мы и видим, - качнув головой на джакузи, продолжая смотреть на МакМиллана, Эмилия подтолкнула паренька к выходу. – Не удивлюсь, что и от трупа ничего не должно было остаться, но что-то пошло не так - спугнули. А то, что нет следов – женщины все всегда убирают и намного лучше, чем мужчины: знают какое средство смывает кровь лучше, какое грязь – да в сети полно данных, что нужно сделать, чтобы не оставить следов. Ну, и с соперницей расправилась, - смешно все получилось, пускай, но Дилан не мог не понять намека. – Пистолет ведь не такая проблема достать. В итоге у нас своя Эйлин Вуорнос, - приподняв бровь, Сихо все же получилось вытолкнуть из ванной комнаты паренька, что боролся с новыми рвотными позывами пока успешно. – Пойдем, свежезагазованным воздухом подышишь, - выпроводив из квартиры на площадку, надеясь, что паренек не вернется, Эмилия уже хотела вернуться обратно: интересно же, что найдут эксперты, как мимо нее прошла женщина.
     - Мисс? А Вас кто пропустил на место преступления? – Эмилия узнала Кэйтлин, но нужно же понять, в каком состоянии прибыла ее подруга: не часто они сталкиваются на месте преступления, а увидеть ее в деле всегда хотелось Сихо. – Здравствуй, Кэйтлин, или лучше мисс Джонсон или доктор? – только утром они говорили, что не так часто стали видеться, и, пожалуйста, встретиться в таком неподходящем месте. Сихо видела, что Джонсон не в духе и это мягко говоря, но спрашивать причину не стала: захочет сама скажет. – Осторожнее, здесь не очень приятное зрелище, особенно там, - Эмилия качнула головой в сторону ванной комнаты, не говоря, что именно там ожидает. Возвращаясь обратно, да сопровождая подругу туда, Эмилия не выдержала. – Предлагаю завтра исправить ситуацию утреннюю – обещаю не портить пробежку и то, что пробежим больше, чем обычно, кофе за мной, - выведала Кэйтлин у нее утром все, будто настоящий детектив, выяснила, что ее гнет и где она витает. Эмилия говорила так, будто ничего не происходило вокруг, будто они не на месте преступления, но когда они еще могут переговорить. – Вроде успокоилась немного, - объясняя причину подобных изменений – выговорилась немного и, действительно, стало легче. Девушка пропустила вперед Джонсон, оставшись в дверях, прислушиваясь к тому, что происходит в помещении, готовая отправиться выполнять задание, да и выискивая взглядом МакМиллана.

Отредактировано Emilia Siho (2015-01-06 16:45:38)

+4

5

Утро Кэйтлин как и всегда началось с пробежки вместе с Эми. Когда женщина переехала на новое место жительства, она практически сразу узнала что ее коллега Эмилия Сихо ее соседка, и как она любит бегать по утрам в соседнем парке. На основе этих пробежек они и стали общаться, а затем дружить по очереди покупая друг для друга кофе. Кэйтлин нравился такой распорядок ее жизни. Тем более что Эми была милой и интересной девушкой. Но этим утром Эмилия была сама не своя. Бежала вяло и еле смогла пробежать и половины их дистанции. Кей решила, что на сегодня бега хватит и что стоит поговорить с Сихо. На том и порешив, они зашли в кафе, где Эми довольно таки подробно рассказала о своей проблеме, кроме одной вещи. Она в упор не хотела называть имя своего партнера, с которым у нее возник конфликт. Впрочем, Кэйтлин это было не важно. Она, молча, слушала девушку, кивая в нужных моментах. После этого разговора подозрения Кей о том кто избранник Сихо лишь упрочнились. Она определенно связалась со своим напарником Диланом Макмиланном. Кэйтлин особо не нравился этот мужчина. Еще в бытность, когда он работал детективом, не было ни одного дела, в котором они бы не поцапались. Дилан всегда был скор на то чтобы составить картину преступления толком, не разобравшись, что на самом деле произошло. И когда Кэйтлин доказывала обратное, мужское самолюбие не могло этого выдержать и тогда начинались стычки. Она знала, что рано или поздно Дилан нарвется на неприятности, и так оно и случилось в 2013 году. Как бы Кей не относилась к Макмиланну, ей было жаль, что все так вышло. А переубеждать Сихо о том, что Дилан не самая лучшая для нее пара Кэйтлин не стала. Она ей не мать, да и кто она вообще такая чтобы давать наставления девушке? Она ее подруга, но не более того и вправлять мозги девушке она не собирается. Пусть лучше все узнает на своих ошибках, чем потом будет ненавидеть Кэйтлин за то, что та посоветовала сделать то-то. Джонсон совершенно не прельщало становиться крайней в случае разрыва между Диланом и Эми.
И вот уже когда прошла почти половина дня ее вызвали на место преступления. Чисто теоретический выходной был закончен, и следовало поторопиться, пока не затоптали все следы и улики. Но как это всегда и бывает по закону подлости именно сегодня и именно сейчас ее машина не захотела заводиться. Ругаясь сквозь зубы отборными матами, Кэйтлин все-таки смогла завести машину через пятнадцать минут борьбы с ней. Как следовало, и ожидать, приехав на место преступления, она увидела целую толпу людей сновавших по дому. Мрачное настроение Кэйтлин ухудшилось. На ней были простые потертые джинсы, ботинки с плоской подошвой и практически без каких либо узоров на них. Так меньше крови впитается в ботинки, если случайно вляпаться в кровь. Темно-синяя рубашка была расстегнута, открывая ложбинку груди и являя взору, тонкие ключицы что появлялись, стоило Кей начинать двигаться. Волосы женщина предусмотрительно завязала в высокий конский хвост, на глазах очки, а в руках чемоданчик с необходимыми ей реактивами и инструментами. На левом запястье простые часы, на пальцах отсутствовали кольца. Они всегда мешают, когда надо надевать перчатки.
Кэйтлин узнал каждый третий коп находящийся в здании и те, кто лично знаком с женщиной  и знающей как она бывает, крута в работе поспешил кивнуть и ретироваться, чтобы не попасть под горячую руку трасолога. На входе ей дали маску, но Кей отмахнулась, достав собственную маску с фильтром. Такую часто показывают в фильмах, когда населению города грозит вымирание от очередной эпидемии странного вируса. Она лучше защищала от запахов и испарений, хотя и не до конца могла приглушить знакомый сладковато-гнилистый аромат разложений. А вот аромат туалетных помоев ни с чем не спутаешь. Значит, у жертвы был вспорот живот и, следовательно, кишечник. Как много можно сказать о трупе лишь только по одному его запаху. Олив сняла очки с глаз и положила их в чемоданчик. Заходя в квартиру, она отметила, что здесь все же поменьше людей, что, несомненно, было хорошо. Она увидела двух лаборантов из криминалистического отдела, что старательно собирали все возможные образцы, которые могли оказаться уликами. Криминалистика это кропотливый труд, в котором даже самая незначительная вещь, может оказаться самой главной уликой. Кей подошла к трупу женщины и увидела страшную резаную рану с помощью, которой женщину буквально выпотрошили. Ну, вот я же говорила. На первый взгляд Олив не могла определить орудие убийства, более тщательно осмотрев женщину в прозекторской, она уже точно может сказать, чем именно была убита эта пострадавшая. Вдруг Олив услышала знакомый мужской голос, доносящийся со стороны ванны и практически сразу голос Эми. Поднявшись на ноги, Кэйтлин тут же направилась туда, чтобы выгнать взашей нарушителей периметра.
- Мисс? А Вас кто пропустил на место преступления? – строго спросила Кей не желая ругать Сихо, но если она здесь незаконно Олив тоже может попасть по шапке за то, что она позволила девушке остаться.
– Здравствуй, Кейтлин, или лучше мисс Джонсон или доктор? – Олив покачала головой, стараясь не начать ругаться раньше времени. Сначала она выяснит, что здесь забыла Эми и Дилан а потом уже устроит им разнос, если конечно они здесь оказались незаконно. Она любила Эми, но к работе относилась всегда ответственно. Одно лишь их присутствие здесь могло поставить под удар все дело, если конечно все не законно.
- Доктор, - сухо ответила Кей, надеясь, что Эми не обидится на ее тон. Девушка должна понимать в каком положении оказалась Джонсон.
– Осторожнее, здесь не очень приятное зрелище, особенно там. Предлагаю завтра исправить ситуацию утреннюю – обещаю не портить пробежку и то, что пробежим больше, чем обычно, кофе за мной. Вроде успокоилась немного, - на словах «осторожнее» на миг в глазах женщины заплясали чертята, а на губах скрытые за маской появилась усмешка. Боже, детка ты видела от силы два десятка трупов и говоришь мне осторожнее? Кэйтлин промолчала на слова девушки и о трупе и о пробежке. Не время и не место. Решительно расправив плечи, женщина вошла в ванную комнату, уловив, что здесь запах иной. А еще пахнет рвотой. Ну, господи разве нельзя хоть раз не заблевать место преступления!?
- Я посмотрю, ты не изменился Дилан. Все так же скор на руку и на суждения, - сарказм так и сочился в каждом слове женщины. Она хотела уже спросить, какого черта они тут забыли, как увидела Шерон. Ага, значит все в порядке и им можно быть здесь. Уже легче.
- Привет, Шерон. Ну что тут у нас? – женщина подошла к джакузи и храбро посмотрела, что там плавало в грязно бурой воде. Неожиданно с губ женщины сорвался удивленный свист.
- Вот это супчик! – Кэйтлин услышала, как кто-то позади нее поперхнулся от услышанного. Для обычного человека вначале это было бы просто непонятное месиво. Сознание всегда старается защитить хозяина от предстоящих кошмаров. Кэйтлин же всегда отличалась от других, и  у нее не было такого защитного механизма. Она сразу же видела всю картину целиком и в деталях. Благодаря этому умению она и стала отличным криминалистом. Когда видишь все, сложно упустить даже самую незначительную вещь. И как это ни странно, женщину почти не мучили кошмары по ночам. Он начинали ее беспокоить, если находили тела детей. Этого женская психика почти не могла выдержать. Тут Кей заметила краем глаза, что кто-то потянулся к туалетному бачку видимо, чтобы спустить  воду с рвотными массами.
- Не сметь! Иначе руки оторву и засуну тебе, сам знаешь куда! Там могут быть улики! – Кей удивлялась тупоголовости и узколобости некоторых детективов. Вернувшись к телу, Джонсон снова стала его рассматривать пока, еще не притрагиваясь к телу. Поверхностный осмотр и сейчас многое мог сказать женщине. Например, то, что Эми могла быть права. Она слышала еще в коридоре теорию девушки. А Дилан как и всегда повел себя как истинный мужик считая что только мужчина может сотворить такое злодеяние. Как это наивно и глупо.
- Все пошли вон отсюда! Вы мне все улики затопчите! Шкуру спущу с каждого, кто сейчас же не выйдет отсюда. Ты Шерон можешь остаться. Расскажешь, как дела обстоят, - уже спокойней сказала Олив, посмотрев на Моро. К ней Кэйтлин всегда относилась с уважением. Эта женщина была всегда собрана и видела того чего многие не замечали.
- Я не думаю, что тут были пули. Хотя как я поняла, что вы нашли гильзы, - Кей кивнула в сторону выхода, заметив в дверях Дилана. Выразительный взгляд зеленых глаз буквально прожигал мужчину.
- Я не ясно выразилась, Макмиланн? Все значит все! Иди, опроси свидетелей. А Сихо пусть займется обследованием местности, - Кэйтлин прекрасно знала, что Дилана разозлит, что Джонсон им управляет и приказывает, да еще и отдает  Эми важную вещь как обследование местности. Наконец Дилан скрылся и, покачав головой, Кей снова сосредоточилась на трупе.
- Итак, что мы имеем. Распотрошенную женщину, и супчик из мужчины. Миленько. Осталось понять за каким чертом здесь оказалось две гильзы, - Кей рассуждала вслух больше для себя, чем для Моро. Наконец она решила, что пора уже и руками пощупать тело, что когда-то было мужчиной. Она осторожно кончиками пальцев перевернула мужчину к себе лицом и тут же заметила, что он был кастрирован. И кажется, судя по следам еще при жизни. Внутренне женщина сочувствовала бедному мужчине. Кастрация уже явный признак личной мести, причем чаще так поступают женщины. Хотя и мужчины бывают, горазды на такие выходки. Кто знает, может это был гей, которому этот погибший отказал, а тот не стерпел унижения и решил убить его и его жену, или девушку. Что впрочем, уже не так важно.
- После вскрытия я уже точно могу сказать, что да как. Осталось выловить этого красавчика и доставить мне в лабораторию. Женщину тоже, - Кей посмотрела на туалет, в котором все еще плавали рвотные массы. Олив ненавидела этого делать, но ничего не сделаешь. Подойдя к чемоданчику, она достал, одноразовый комбинезон. Быстро надев его на себя, Кей натянула перчатки поверх рукавов, чтобы вода не затекала под рукава и не испортила рубашку. Радуясь, что не все запахи доносят до нее, она без всякого смущения опустила руку в туалет и стала осторожно исследовать дно, и уже буквально через пять секунд нащупала что-то длинное и мягкое. С победной улыбкой женщина достала недостающую часть тела мужчины, а именно его пенис.
- Бинго! – весело проговорила Кей за что получилась покачивание головой от Шерон и то как она закатила глаза смотря на трасолога.
- А я же говорила, чтобы не смывали воду, - Шерон достала пластиковый пакет для улик и Олив положила туда мужское достоинство.
- А теперь я нырну еще раз туда. Может, найду яички, - весело проговорила Джонсон, снова запуская руку в туалет. Она засунула руку почти по самый локоть, но так ничего не нашла. Ну что же, уже и найденное это замечательно. Фыркнув Олив, осмотрела свою руку, на которой прилипли местами рвотные массы. Она нажала на кнопку слива воды и наконец, смыла зловонную субстанцию. Включив воду в кране, она смыла с рукава остатки чьей-то трапезы. Она делала все тщательно не особо спеша. Ей спешить не куда. Все равно лишь только через пару часов она выйдет отсюда. Она убедится, что вся квартира будет исследована до миллиметра и только тогда отправится в лабораторию. Ее ждет веселая ночка.
- Моро, распорядись, чтобы тело доставили в лабораторию. И да, пусть они откачают воду из джакузи и тоже отвезли ее в лаборатории. Там могут быть остатки тела, а может и улики, - Кей прекрасно знала, как ненавидят эту работу другие люди, но что поделать, если она царица в своей лаборатории.
- Я пошла, искать следы, а ты пока тут развлекайся, - с улыбкой проговорила Олив, выходя из ванной комнаты.

+5

6

Это ж надо было так облажаться.
Меньше двух недель после эпичного возвращения в Сакраменто. Третий день возвращения на службу и, более того, работы в новом отделе – а я умудряюсь опоздать на первое дело.
Естественно, все светофоры как по волшебству демонстрировали красный сигнал, стоило приблизиться к ним вплотную, заставляя меня оглушать улицы скрипом тормозов. Слишком много драгоценного времени пришлось потратить на отбивание ритмичной мелодии кончиками пальцев по приборной доске и размышления о том, что сделает со мной лейтенант, после того как я заявлюсь на место преступления.
А райончик очень напоминал тот, где обосновался брат, но высотки врезались в небо еще сильнее, а автомобили вокруг зданий стояли подороже. Тем колоритнее выглядело несколько таких родных и знакомых машин полицейского департамента – не опоздали мои коллеги во многом и из-за наличия мигалок на крышах.
Странное предвкушение все равно будоражило сознание. Ну да, опоздала, верно, провинилась, но сам факт того, что Шерон подарила мне такую ценную возможность вернуться на службу, радовал просто невероятно. Вот теперь пришло окончательное ощущение того, что я вернулась домой – ни Сакраменто, ни даже брат и его просторная квартирка, ни от чего у меня еще не замирало сердце так, как сегодня.
У входа уже маячили наши ребята – все серьезные и по форме, вероятно, начали опрос возможных свидетелей. Я же, кроме смутной информации о двойном убийстве, не знала больше ничего. И тем хуже для меня, потому что застоявшийся сладковатый запах гнили и черт знает чего еще, волной обдал меня еще на подходе к злополучной квартире. Оно и понятно, видно, когда дверь открыли, тут вообще нельзя было находиться без средств защиты. Но не может быть, чтобы тела обнаружили так поздно.
Через толпу офицеров протискиваюсь с трудом, уже вижу, что основное действо происходит на входе в ванную комнату. С обонянием творится какая-то беда – приходится уткнуться носом в рукав, чтобы хоть немножко отгородиться от жуткого запаха. Но до меня еще доходят отголоски беседы – голоса такие знакомые и родные, что сердце восторженно пропускает удар.
- Эй, ребята, начали вечеринку без меня? – по-свойски хлопаю по плечу Дилана. Насколько рада его видеть – словами не передать. Еще ни с кем из старых коллег и друзей пересечься не успела, так что появление мое должно стать сюрпризом. Но звезда вечеринки, похоже, уже отвлекла внимание всех присутствующих.
- Дьявол. Что у вас тут происходит?
Рядом, к счастью, замаячил один из стажеров с набором повязок для присутствующих, одну удалось выхватить и мне.
Коротко киваю лейтенанту и устремляю свой взгляд туда же, куда смотрят остальные. Возле унитаза, демонстрируя какие-то пугающие профессионализм и выдержку, стоит женщина (это я устанавливаю не сразу, благодаря прикиду); пластиковый костюм смотрится на ней мешковато, но мне сразу хочется достать один такой и для себя. Все это место вызывает только одно желание: отгородиться от грязи. Никогда не думала, что хоть одно место преступления вызовет у меня такую яркую реакцию.
- А ведь это и правда очень по-женски, - морщусь и киваю в сторону пакета с уликой – уникального по своему содержанию, а затем бросаю многозначительный взгляд в сторону Эмилии – вроде бы, в прошлом виделись только раз или два, но знакомое лицо все равно видеть приятно. К тому же, надо отдать ей должное: если она по-прежнему на должности стажера, то ее присутствие на месте преступления такого масштаба – повод для уважения, не иначе.
Сразу же пытаюсь прикинуть, где я могла видеть или слышать о таком раньше. Мозг подкидывает только одну идею, и за нее нужно поблагодарить работу в старом отделе – банды и подобные кровавые расправы были по моей части.
- Не знаю, это только версия, но… вообще-то напоминает работу MS13*. Ну, эти отмороженные калифорнийские ребята – они ведь и в Сакраменто промышляют. Правда, только отдаленно напоминает. У тех есть поганая привычка скармливать гениталии врагов псам. Но могли же и торопиться. Или их спугнули.
Версия и впрямь так себе. Беднягу в ванне, теперь даже только отдаленно напоминающего человека, вообще непередаваемо жаль. Это как же нужно было провиниться, чтобы тебя убили с такой жестокостью?
- Погодите, я слышала, тут два трупа, - неуместно напоминаю я. Теперь все вспомнят про чертово опоздание. Однако я уже успеваю шагнуть прочь из ванны, чтобы найти второе тело благодаря снующим туда-сюда криминалистам, офицерам и фотографам. И впору было выругаться на собственное любопытство. А еще порадоваться. Тому, что позавтракать не успела.
Сколько же крови.
- Иисусе, - приближаюсь к жертве достаточно близко, чтобы разглядеть лицо, но не ступить в лужу крови. Вообще-то, она даже красивая. Если можно вообще давать оценку внешности мертвых людей.
- А личности уже установлены? – приглядываюсь к телу женщины. Что можно сказать? Преступник торопился, хотя рвал плоть он с явным наслаждением и времени все равно потратил достаточно. Очень кстати мне подают перчатки, но приходится приложить усилие, чтобы склониться над телом и опять же, не затронуть эту ужасную инсталляцию. Протягиваю руку, чуть касаюсь головы жертвы – трупное окоченение уже наступило, а потому повернуть шею удается не так-то просто.
- Рана от тупого предмета на затылке. Не удивлюсь, если это и стало причиной смерти, - говорю я вслух, на случай, если вдруг меня решит подслушать кто-то из коллег, еще недавно увлеченных телом мужчины. – Сначала убили или вырубили ее, затем принялись за любителя водных процедур. А потом преступник или преступники вернулись и… весь внутренний мир наружу.
Кажется, запах просачивается даже сквозь маску. Отшагиваю от тела я уже с нескрываемым отвращением. Дьявол, как же хочется убраться отсюда поскорее.


* - Mara Salvatrucha (Ма́ра Сальватру́ча, что на сленге значит «сальвадорские бродячие муравьи», также MS13, а «Голливудские ло́кос» в Лос-Анджелесе) — хорошо организованная многонациональная международная преступная группировка; одна из самых жестоких центро-американских банд, которая сейчас активно орудует на территории 6 стран (50 тысяч бандитов по Америке — Мексике, Гватемале, Гондурасу и Сальвадору). Самая опасная преступная группировка США (господствует более, чем в 40 штатах, в том числе Калифорнии, Вирджинии, Мэриленде и Нью-Йорке и по разным оценкам численность преступного синдиката только в США составляет от 10 до 30 тысяч человек). При убийствах члены банды иногда отрезают головы или гениталии и скармливают собакам.Отличительная черта членов — татуировки по всему телу.

Отредактировано Alexandra Fitzgerald (2015-01-11 02:46:24)

+3

7

- Ты это про моего француза говоришь? – в недоумении я посмотрела на Дилана, уже и забыв о том, что стала причиной чьего-то недержания.  Трудно представить здоровенный стейк рядом с Этьеном, если тот, конечно, не дико голоден. Когда дико голоден, - подойдет все! Но я стараюсь не доводить его до такого состояния… - Звучит не слишком аппетитно, - скривилась я от названия какого-то экзотического блюда, но потом мы все же вновь обратили свое внимание на трупы.
Эту картинку можно назвать «Копы столпились около утопленника». Кто-то бы закричал, кого-то вытошнило, а вот уже опытные и закаленные полицейские переносят все именно так: с помощью шуток. Правда, всего в меру, ибо нам все еще необходимо расследовать убийство. Некоторые коллеги решили поделиться своими версиями. Я слушала, не перебивала, хотя по лицу моему можно было заметить безграничную  и острую иронию. Особенно когда говорила напарница Дилана (черт, забываю ее фамилию). С чувством так, с эмоциями, как будто… точно знала, о чем говорит. Боже, кто ж ее так обидел? Впрочем, вскоре версии закончились, и я смогла одарить всех очередной порцией своего неиссякаемого сарказма. 
- А еще это мог быть одинокий прохожий с нарушившейся психикой, - тут же пожала плечами я, добавляя и свою версию явно неспроста. – Женщина, люто ненавидящая мужчин. Парочка подростков, которых мамочки били в детстве. Ростовщик, которому они должны денег. Этого вообще могли грохнуть в подъезде, а потом притащить сюда и закинуть в джакузи. Брат, сестра, кузены, сумасшедшая тетушка. Понимаете, о чем я? – подмигнула я всем присутствующим. – Сколько людей, столько и версий. Нужна лишь фантазия.  Дайте мне версию, исходя из имеющихся улик и фактов. А, стоп, их у нас пока нет! – с этими словами я повернулась к доктору Джонсон, намекая на то, что именно ее работа даст нам недостающие сведения. – Ну, почти. На двери не нашли никаких признаков взлома или других повреждений, значит жертвы открыли убийцам, или убийце, сами, более того, позволили пройти, - об этом можно было судить, исходя из расположений гильз. Дилан правильно обозначил место выстрела, не было никаких признаков сопротивления, пушка явно стала неожиданностью для женщины и ее друга. Своего убийцу, или убийц, они знали. - Отрезанные… конечности - обычно признак чего-то личного. И это все, что мы пока что можем сказать. Представляете, как сейчас бытовые ссоры решаются!
Исходя из всего сказанного, буду делать акцент на ком-то близком. Правда, это сейчас проблематично, ибо мы не знаем даже имен наших жертв. Хорошо, что доктор уже приступила к работе. Только вот об этой самой работе она не повременила сообщить и другим офицерам. На это я невольно усмехнулась, но исполнять пожелания криминалиста не спешила.
- Прости, Кэйтлин, но тебе придется потерпеть присутствие детективов. Они профессионалы, не переживай, - вновь усмехнувшись, отметила я, а после повернулась к патрульным.
Да-да, все считают себя лучшими и так далее, но детективы становятся таковыми не просто так. Свою работу они знали, знали же они и как обращаться с уликами. Тупых здесь нет, особенно, если дело касается приоритетного преступления. Кстати, я так и не поняла, почему начальство его сочло таковым… Да у меня и не было времени понимать. Доктору вскоре потребовалась помощь и я, махнув Дилану и его напарнице рукой, аля «ждите» направилась за Кэйтлин, чтобы посмотреть на ее не самые приятные действия.
- Ты такая… омерзительная, - скривилась я, когда Джонсон захотела еще раз «нырнуть». – Но мне нравится! – тут же добавила я, после чего с радостью отдала пакетик с уликой. – А ты язык что ли прикусила? Распорядись сама. Эй, делайте все, что говорит наш уважаемый доктор, - на всякий случай, предупредила я всех присутствующих, и, в этот момент, заметила сержанта Фитцджеральд.
Так уж вышло, что наши пути пересеклись, когда девушке понадобилась помощь при возвращении на службу. И я была рада эту помощь оказать, добившись ее назначения в мой отдел. О заслугах и способностях Алекс я знала, так что с уверенностью заявила капитану о том, что нашему отделу она нужна. По известным пока что только мне и Алекс причинам, капитан дал мне добро поступать так, как считаю нужным…
- Ты выспалась? – явно намекая на опоздания, поинтересовалась я. У сержанта была своя версия. Как я и сказала, сколько людей, столько и версий. Хотя в том был смысл. – Сальвадорцы? – переспросила я, а затем обернулась, задумчиво осматривая место преступления.  О деятельности банд я знала неплохо. Да что там, отлично! А все потому что умела пользоваться привилегиями значка, а, главное, знала в какое русло эти привилегии направлять. – Здесь их мало, да и территория в десятках километров отсюда. Посмотрим. Если доктор Джонсон найдет какие-либо признаки того, что раны были нанесены жертве орудием, похожим на мачете, тогда можно подумать.
Пальцем в небо тыкать я не хотела. Хотя, судя по квартире, маловероятно, что такие люди имели связи с одной из самых жестоких банд в штатах и за их пределами. Как все сложно. Ненавижу, когда совсем ничего нет, даже имен жертв! Нужно скорее опросить всех соседей, всех до единого.
- Так…, - снова вернувшись к двум патрульным, протянула я,  но вновь мне не дали сказать.
- Лейтенант! – послышался запыханный голос одного из детективов. – Соседи по этажу спрашивают, а все ли хорошо с… Томми и Марго.
- Кто такие Томми и Марго? – в недоумении протянула я, смотря на офицера. Мне это не нравится.
- Кажется, я знаю…, - послышался с другой стороны голос второго детектива. С физиономией, словно кто-то умер (как иронично!), он протянул мне бумажник. Руки наши были покрыты перчатками, разумеется, так что я смело приняла найденную улику, приняла и… замерла на секунду.
- Дерьмо, - единственное, что протянула я, после чего быстро отцепила рацию, висящую на поясе. – TG-13. Всем подразделениям, у нас двойное приоритетное исчезновение. Повторяю, двойное приоритетное исчезновение, - это гарантировало мне использование всех доступных ресурсов.
После этих слов я повернулась к коллегам и показала-таки всем бумажник. Внутри не было ничего, кроме фотографии, на которой красовалась женщина, та самая, что лежала сейчас без внутренностей, а вместе с ней двое маленьких детей, на вид от семи до десяти лет. Никогда не знаешь, чем все обернется. Моя ирония пропала. Все стало куда серьезнее. Действовать нужно немедленно и так, чтобы не навредить детям. Может их похитили, а может они где-то на улице гуляют. В любом случае, их нужно найти, и найти, учтя и вариант с похищением (стандартные действия).
Повезло или нет, но именно собравшимся знакомым теперь придется терпеть мои распоряжения. Кто ж виноват, что я выше по званию! Дабы не топтать в квартире, я жестом подозвала всех в коридор.
- Сержант Фитцджеральд, организуйте командный пункт для поисков в фойе на первом этаже. Если детей похитил тот, кто это сделал, нам нужно быть предельно осторожными. Мы ищем детей, у всех офицеров будут их фотографии, но нигде не должно быть сказано, по какому именно делу. Я не хочу рисковать, преступник не должен чувствовать давление. Надеюсь, вы все поняли. Офицер МакМиллан, подойдите ко мне, - не стоило удивляться, когда дело касалось подобной работы, я не брезгала официальностями.  После этих слов, я отошла в сторону, чтобы нас не было слышно. – Это приоритетное расследование, к которому я не могу допустить новичка. Если ты ручаешься за нее – хорошо, но если она совершит ошибку…, - я пожала плечами, намекая на то, дружба дружбой, а работа у нас серьезная. И ошибиться легко: сказать что-то лишнее, чего не сделать или не заметить…

+5

8

Утром добрым не бывает - скажете вы и будете абсолютно правы. Хотя все познается в сравнении, но тем не менее таких новостей, какие сегодня получил Шакс, окружной прокурор хотел слышать меньше всего. ну во представьте, сидите вы на работе утром, тихонько себе работаете, пьете кофе с круассаном, почти что радуетесь жизни и тут внезапно читаете сообщение, радостно присланное по электронной почте о том, что были найдены два тела, которые изуродованы до неузнаваемости. Как-то последний кусок вкуснейшего круассана пошел не очень хорошо, прокурор с большим трудом проглотил его и поморщился, читая известие. Он обычно не присутствовал на месте преступления, там всегда работали криминалисты, детективы, трасологи, но никак не прокурор. Но с учетом описанного, Ллойду стало понятно, что не лишним будет поехать на место преступления и своими глазами все увидеть. Он прекрасно понимал, что, возможно, ему очень не понравится картина, однако же он сможет поделиться своими мыслями с коллегами. И вполне возможно, что он сможет увидеть Кэйтлин, с которой достаточно давно не общался. Нет, не потому, что не хотел - у прокурора была уважительная причина, а именно свадьба, пусть и совсем нетрадиционная. Но уж кто-кто, а женщина его понимала, наверное, как никто, поэтому "благословила" его сразу, как только прознала про его женитьбу. Поэтому Шакс допил кофе, решив оставить свой отчет на потом, поскольку он был не особенно сложным, и, быстренько собравшись, отправился по указанному адресу.
Из огня да в полымя. Нет, я, конечно понимаю, что моя работа меня в покое не оставит до тех пор, пока я работаю прокурором, но чтобы так быстро втянуть меня в очередное дело. У меня же совсем недавно была свадьба. Мироздание, ты издеваешься или же просто проверяешь меня на вшивость? Это жестоко, не находишь?
С такими мыслями мужчина направил свою машину по тому маршруту, что проложил навигатор. Сегодня выдался достаточно прохладный день по мнению мерзлявого брюнета, да еще то и дело с неба сыпались пушистые снежинки. Не то, чтобы Ллойд был против наступления зимы, вовсе нет, просто он категорически не любил холод и старался утеплиться как можно лучше, чтобы чувствовать себя более или менее комфортно. Да и настроение было каким-то безрадостным что ли, возможно от неприятной новости, потому как в голову закрались мысли о новом маньяке. Этого только не хватало, но пока что Шакс не видел, до какой именно степени изуродованы трупы, поэтому заблаговременно выводы не делал. Хотя при любом убийстве изначально много появиться достаточно много разных версий, но в споре рождается истина, да и именно для выяснения обстоятельств нужно расследование.
На место мужчина прибыл буквально через полчаса после выезда, поскольку та многоэтажка, где произошло преступление, находилась в одном из спальных районов Сакраменто, который не славился частотой случавшихся в нем преступлений, и район этот от прокуратуры находился не близко. Подъезжая к дому, сложно было не заметить многочисленные машины полицейских, припарковавшихся в непосредственной близости к зданию, и Ллойд с трудом, но смог втиснуть свою машину где-то рядом. Он вышел из автомобиля, направляясь к дому, где двое полицейских практически сразу перегородили ему дорогу, мотивировав это тем, что внутри работают эксперты и иным лицам не место там, где произошло убийство. Шакс поморщился, слегка фыркнув и достал свое удостоверение, ткнув его чуть ли не в нос каждому из парней, которые, слегка замешкавшись, извинились и пропустили его внутрь.
- Нет, я не претендую на всеобщую узнаваемость, но все-таки я не последняя фигура в городе, - проворчал под нос прокурор, поднимаясь на лифте на нужный этаж. Часть информации он узнал от детективов, которые находились на первом этаже. По их зеленым лицам Шакс понял, что его ожидает нечто совсем уж страшное. Молодой парень, борясь с рвотными позывами, предупредил прокурора о том, что если у него слабая психика, то лучше не смотреть на то, в каком состоянии находятся трупы. На что брюнет совсем уж недовольно высказался насчет того, мол, разве он похож на нытика со слабой психикой? В свое время он не раз присутствовал на вскрытии, его не мутило при виде крови и человеческих внутренностей - в общем, стойким был. И конечно же даже этим молодым детективам также следовало задуматься о том, правильную ли они для себя выбрали профессию, поскольку преступления и последствия от них бывают самыми разнообразными. И как только он добрался до нужной квартиры и переступил порог, ему в нос ударил тошнотворный запах, от которого грозило увидеть белый свет содержимое его кишечника. Благо там был только круассан, но блевать в сторонке было по меньшей мере омерзительно.
- Дамы, приветствую, - поздоровался мужчина с присутствующим, среди которых узнал Кэйтлин и слегка улыбнулся женщине. Также Шерон, которой он вежливо кивнул в знак приветствия. - Доброго дня желать не буду, ибо и так понятно, какой он, - Ллойд подошел поближе и скривился - зрелище и вправду было жутким, детективы не солгали, и прокурор их прекрасно понимал.

Отредактировано Shax Lloyd (2015-01-18 12:56:26)

+3

9

Несколько детективов рассредоточились по всем этажам, дабы расспросить соседей относительно жертв. Оказалось, убитые были теми еще молчунами, однако, к счастью в конце нескольких детективам все же улыбнулась удача. Несколько жильцов сумели не только подсказать имена жертв, но и добавить несколько подробностей.
Детективы Сайкс и Смит направились к квартире, дабы изложить все узнанное старшим офицерам и лейтенанту Моро. Опрошены не все, но информацию доставляли по мере ее поступления. Оказавшись внутри, они невольно сморщились от невыносимого запаха, но после, достав блокноты, все же смогли сосредоточиться.
- Мы опросили соседей с нижних этажей, - начал детектив Сайкс, предварительно поприветствовав группу офицеров, доктора и прокурора. -  Двое из них заявляют, что видели машину примерно в два часа дня… Мустанг с пламенем на капоте. 1970-го или 71-го года выпуска. Никому из жильцов он не принадлежит.
Это информация была заранее проверена, так что детективы предоставляли уже на 100% точные сведений.
- Так же соседи говорят, что семья переехала сюда буквально две недели назад, - быстро подключился Смит, периодически пользуясь подсказкой из блокнота. -  Трейси и Фрэнк Паркеры. Дружелюбные, общительные, но больше предпочитали слушать, чем говорить. Никто не знает, откуда они. Знают только, что у Трейси был жених - Билл Барнс. По крайней мере, так она называла человека, который достаточно часто тут появлялся. Иногда на нем была форма, но сказать чем именно он занимается никто не смог. Милая старушка из квартиры 309 говорит, что из-за формы перепутала его с сотрудником кабельной компании. Ах, да, Трейси и Фрэнк – не пара, это брат и сестра. А Марго и Томми – дети Трейси, 7 и 9 лет.   

Отредактировано Stranger (2015-01-17 16:29:41)

0

10

Не успел МакМиллан изложить собравшимся свою версию происходящего, как Эмилия решила изложить свою. Собственно, по большому-то счету, к делу ее слова относились более чем косвенно. Тонкая вуаль, под которой скрывалась злость обиженной девушки, которую, ради ее же блага пришлось обозвать "ходоком по граблям". Хорошо что хоть додумалась все это замаскировать под версию преступления и не стала вываливать на всеобщее обозрение тонкости их личных взаимоотношений и личностных дрязг. Незачем им раскрывать окружающим их отношения, которые они усердно скрывали последние пол года. Вопросительно глядя напарнице в лицо, МакМиллан промолчал, и мысленно успел соскучиться по той пьянящей тишине, что царила в машине последние дни. Уж лучше тишина, чем ее недовольство и злость.
Ну за что мне все это? Неужели я реально все это заслужил?
Дождавшись, когда Эмилия выведет сильно побледневшего салагу Хочкиса на воздух, Дилан уже собрался было сказать, чтобы Шерон не обращала внимания. Да вот только послышавшийся из комнаты голос Эмилии и той, с кем она говорила, мгновенно отбили у МакМиллана любую охоту выгораживать напарницу. Вернее будет сказать, что у офицера МакМиллана просто появилась новая тема для разговора. И эта самая тема в настоящий момент влетела в ванную комнату на всех парах и первым же делом принялась за него. Это была Кэйтлин Джонсон, криминалист-трассолог и заноза в заднице детектива МакМиллана в прошлом. Сейчас-то она ему и вовсе была ни по чем, так как он патрульный, хотя, даже когда он еще был детективом, он не особо обращал на нее внимание. Ну а ее хваленый талант, коий она никогда не устает превозносить, ей он помог лишь дважды обойти МакМиллана в их негласном противостоянии умов.
- Доктор Джонсон, какая неожиданная встреча! - с напускным радушием поприветствовал ее МакМиллан, после чего продолжил уже своим обыденным тоном, - Вот когда мне вчера в китайском печенье с предсказанием выпала встреча с фурией, сбежавшей из преисподней, я сразу подумал о тебе, хоть и надеялся, что предсказание врет. Серой запахло... Или... Прости, это твой новый парфюм?
Но Джонсон, в привычной ей манере, уже переключилась на работу и принялась орать на присутствующих, за исключением лейтенанта Моро, к которой она как и прежде старательно подмазывалась. И как показывала практика, далеко не безрезультатно. Наблюдая за картиной "злобная гарпия в закрытом пространстве", Дилан без особых попыток скрывать свои эмоции, улыбался, наблюдая за тем, как она строит всех и вся за несоответствие ее персональному видению хорошей работы. Особенно его позабавило предположение, что стрельбы и вовсе не было, а гильзы в ванную, да и в комнату, просто так подбросили, от нечего делать. Спец, ничего не скажешь. И это она еще к кульминации не перешла, когда решила покомандовать им. Спокойно посмотрев на Джонсон, затем на лейтенанта и снова на криминалиста, МакМиллан изогнул бровь и скрестив руки на груди, спокойным тоном парировал.
- Да вот еще. Не будем забывать, старшим офицером на этом деле является лейтенант Моро. Вот если она прикажет идти допрашивать свидетелей, вот тогда и пойду. Так что, не отбирай у лейтенанта ее почестей, а молча делай свое дело и не шуми тут. Лейтенант, если что, мы в коридоре, - но не успел он и пары шагов сделать от ванной комнаты, как поровнялся с Эмилией и они вместе наткнулись на того, кого Дилан уже и не ждал еще когда-либо увидеть. Сержант Александра Фитцджеральд или, как ее называли друзья, включая с самим МакМилланом, Алекс.
Дилан знал, что она уволилась и уехала в Лондон, хотя и не знал причин такого поступка. Времени успело пройти достаточно, а потому Дилан уже и надеяться перестал, что она еще вернется на службу в полицейский департамент Сакраменто. Вот уж чего ему и не хватало, так это ее дружеских подколов и обсуждений "серых будней" за стаканчиком с кофе возле того сакрального стола с кофеваркой в их родном участке. Ну а если еще учесть тот факт, что у Дилана и без того мало тех, кого он способен назвать другом, то по Алекс он соскучился просто безумно!
- Алекс! - по-дружески обняв и хлопнув по спине, поприветствовал ее Дилан, - Нет, ну я тебя точно придушу! Ты мой номер забыла или как? Нет бы позвонить, порадовать старого друга такой новостью. А? А, ты об этом... Миленько тут, не правда? Два выпотрошенных трупа, один из них вообще почти расчленен. Но ты не стесняйся. Хочешь, могу сфоткать тебя с одним из них, пока "кое-кто" не заметил...
Последнее относилось к криминалисту, которая бы пеной изошла, заметь она, что Дилан тут забавы ради фотографирует сержанта на фоне трупов. Кстати о Джонсон, заглянув в ванную, МакМиллан не мог не отметить этот фанатично-кровожадно-ребяческий взгляд криминалиста, когда она принялась вылавливать из унитаза причиндалы покойничка. Фурия, что еще мог бы сказать Дилан, реши он что-то сказать?
Вот видимо по этой причине ее до сих пор не видели идущей в обнимку с мужиком. Хотя, как по мне, дело тут совсем в другом. Но и это тоже.
Между тем, сержант подкинула еще одну идею, касательно того, кто бы мог такое сотворить. И МакМиллану, большую часть его службы в полиции, проработавшего над делами банд, ее версия не могла не понравиться, хоть конкретно данный пример и не совсем вписывался в общую картину. Одно было очевидно, кто бы это не сделал, он был профессионалом в своем деле, а потому большую часть уличных банд можно было смело отмести, так как состоят они из тех, кто только и умеет, что высадить в  человека целый магазин из УЗИ и драпануть со всех ног. А тут сработали не только незаметно, но и тихо, да так, что об убийстве стало известно, когда трупы уже стухли и начали вонять на целый этаж. Тут стоит брать калибром выше, обученный убийца, специалист. Ну а из картеля он или из триады или это макаронники так поздоровались, остается пока лишь гадать.
- Хоу-хоу-хоу... Зоркий глаз. Это многое меняет... - задумчиво произнес Дилан, когда Алекс нашла рану от тупого предмета на голове женщины.
А между тем, ситуация ухудшалась, набирая баллы по шкале запатентованного МакМилланом личного "дерьмометра". К их беседе подключилась Шерон и, как вскоре выяснилось, у жертвы было двое детей, которых в наличии не оказалось. И Дилан уже примерно догадывался, кому предстоит найти этих ребятишек. Собственно, у него не было никаких претензий по этому поводу, детей надо найти. Если бы его ребенок пропал, он бы наверняка захотел его найти. Проследовав за лейтенантом в коридор, МакМиллан внимательно выслушал своеобразный брифинг, касательно этого дела. В конце, Шерон позвала его и они несколько отошли от остальных. Дилан уже было ожидал разнос по поводу их с доктором грызни, мало ли. Но тем не менее, вопрос касался Эмилии и того, можно ли на нее положиться при таком важном деле, как это.
- Это попытка меня оскорбить? Я ее тренировал. А я тренирую только лучших. Без лишнего преувеличения могу сказать, что Сихо - одна из лучших. Так что если можете положиться на меня, то значит и на нее тоже, - так, чтобы его слышала только Шерон, ответил МакМиллан, - Если это все...
Он уже собирался было кивнуть Эмилии, мол, пойдем, время не ждет, но тут появились еще детективы и принялись зачитывать лейтенанту собранную от соседей жертв информацию. А дело, похоже, не из простых, хотя примерные наброски того, что и как происходило в самой квартире, уже отложились в его голове. Но все еще были пробелы, которые надо восполнить.
- Сержант, нам нужно увеличенное изображение детей, чтобы мы смогли приступить к поискам. Мы с напарницей будем ждать возле машины. Пойдем, - последнее уже адресовалось непосредственно Эмилии, которая все еще играла с ним в молчанку, хотя, вполне возможно, Дилан придумал, как несколько смягчить ее обиду.
Когда они вышли на улицу, Дилан прислонился задницей к капоту их патрульной машины и нацепил солнцезащитные очки. Он готовился, духовно и психологически к тому, что собирался сделать. Медленно, словно в замедленной сьемке, он сунул руку в карман и извлек оттуда связку с ключами от машины. Обычный жест, что тут такого. Но затем, он протянул ключи Эмилии и улыбнулся.
- Ты за рулем. Если не разучилась водить, конечно... Мне надо все это обмозговать, а думать над такими сложными делами и водить одновременно у меня плохо выходит...

+4

11


     Расчлененные тела, закрытые в бочках, или выловленные из реки по кусочкам, либо же вот такой «супчик»: пострашнее, поинтереснее, более кровавое и загадочное, чем обычная перестрелка или драка в баре со смертельным исходом – Сихо стало казаться, что именно это и есть рабочий рай для доктора Джонсон. Эмилия буквально чувствовала, как Кэйтлин загорается работой. Видеть доктора Джонсон за работой - непередаваемое удовольствие: Сихо помнила ее рассказы о старых местах преступлений, как она описывала трупа, с какой страстью говорила об уликах, либо же могла ошарашить сообщением, что собирала по частям человека, словно конструктор или паззл, но то слова, а в живую это показалось еще более необычным и даже завораживающим. К тому же ее умение начать разговор так, словно собрались в помещении нашкодившие первоклассники, а она директор школы: Кэйтлин предстала совершенно другим человеком перед глазами Эмилии. Но больше всего Сихо поразило, как доктор налетела на детективов, особо выделяя МакМиллана, начав раздавать указания, будто давно между ними война: девушке тут же захотелось узнать историю их разногласий и по возможности от них обоих, что было пока невыполнимо.
     - Будто бывшие встретились, - не удержала Эмилия язык за зубами, представляя, чем это ей может грозить, да и пускай: но сейчас Кэйтлин и Дилан именно так и выглядели – бывшие, что очень скверно расстались, пускай Эми и знала, что это неправда. Стараясь сдерживать улыбку и смех, что рвался наружу из-за этих двоих, прикрывая лицо маской, Сихо продолжала молчать и внимательно смотреть за происходящим: будто теннисным мячиком перебрасывались, пытаясь задеть словами. Сихо в очередной раз поразилась выдержке Джонсон: то, как она проговорила «Бинго!», заставило Эмилию поперхнуться.
     - Да, мэм! – то ли на слова лейтенанта, то ли на слова Джонсон проговорила, собираясь выходить в коридор, наталкиваясь на женщину, что появилась будто из неоткуда – Александра Фитцджеральд. Сихо видела ее раньше, но лично не была знакома, качнув головой в знак приветствия, отметив, что с МакМилланом она в дружеских отношениях, и, что было ясно из слов, не так давно вернулась в город. Эмилия задержалась еще на пару секунд в помещении, но потом все же вышла в коридор: освобождая итак небольшое пространство, переполненное людьми. Главное, чтобы у доктора Джонсон не было сердечного приступа, когда пересчитает всех и поймет, что это уже не место преступления, а совещание представителей департамента полиции и прокуратуры. Из квартиры нужно было уходить, да так и лучше было: нет, Эмилия не боялась того, что Кэйтлин проедется по ней сейчас, желая показать характер, либо же потом при встрече, начиная учить, как можно и нужно поступать, ее присутствие сейчас здесь было не нужно.
     Эмилия уже была готова пойти выполнять данное ей поручение и обследовать местность – оставалось дождаться наставника, когда услышала о новых деталях, что совершенно не обрадовали ее, да и кого может обрадовать исчезновение детей особенно при таких обстоятельствах? Ни одного нормального человека это не обрадует. Пускай у Сихо не было детей, да и в ближайших планах рождение малыша не значилось, это не значило, что она не понимала происходящего, не чувствовала ничего: когда дело касалось детей, пожилых людей или инвалидов, тех, кто не мог за себя постоять, Эми была готова сутки напролет искать тех, кто причастен к преступлению. Да, пока что не было известно, что произошло с детьми, где они – похищены, убиты или в школе сейчас, но от этого не было легче.
     Оказавшись в коридоре, внимательно слушая вводную информацию, девушка готова была приступить к поискам детей, если ее допустят до этого: Сихо отчетливо чувствовала, что лейтенант может ее отстранить из-за неопытности, а после того, как она отозвала Дилана для разговора, девушка в этом убедилась еще больше. Эмилия уже была убеждена, что Дилан скажет о ее неготовности к подобному расследованию, несдержанности, вспомнив, как она вела себя в последние дни: сама во всем виновата, но извиняться и просить, чтобы допустили, не станет.
     Каково же было удивление Сихо, когда Дилан не отправил ее в участок или, как указала доктор Джонсон, обследовать местность, проверяя мусорные баки, ища что-то, что поможет найти убийц: чуть больше года на службе, да и не лучшая характеристика, что МакМиллан ей дал пару дней назад, не должны были ей позволить оставаться здесь. Эми лишь качнула головой в знак того, что услышала наставника, и последовала за ним, продолжая молчать – в квартире итак слишком много сказала, превышая установленный на сегодня лимит. Сихо уже решила действовать по прежней схеме – молча выполнять работу, тем более сейчас нужно действовать, а не говорить, но вот мысли в голове роились на тему, что могло произойти. Да, девушка помнила, как в первый день на вводной лекции для салаги МакМиллан говорил, что они патрульные и должны выполнять отданные им приказы, а строить догадки и пытаться понять, что заставило того или иного человека нарушить закон, но не могла она с собой ничего поделать.
     Останавливаясь у пассажирской двери патрульной машины, смотря мимо Дилана, Сихо удивилась, что никто не говорил о том, где жених погибшей сейчас – вряд ли бы он не приехал, если бы узнал, да и интересно было ей отец ли он детей: все завязывалось пока на малышах у Эмилии, не настоящий ли отец объявился.
     - А может они преспокойно сидят на занятиях и ничего не знают, - не поняв сразу, что говорит это вслух, девушка взглянула на Дилана, стоящего у машины, улыбающегося, выглядевшего так, будто уже Рождество наступило, да еще и протягивающего ей ключи. Она заснула и не заметила этого или все происходящее кошмарный сон? Переводя взгляд с ладони Дилана на его лицо и обратно, пытаясь понять в чем подвох и когда он скажет, что все это шутка, Сихо еле-еле удержалась от того, чтобы не сказать, что одновременно мужчины никогда не могут делать несколько дел, это прерогатива женщин, но смолчала, не желая усугублять итак накалившиеся отношения.
     - Что? Нет, не разучилась, - испытывающе смотря на мужчину, не видя выражения его глаз за темными очками, Эми попыталась улыбнуться в ответ, но получилось немного криво, будто несколько лет не делала этого и забыла, как это происходит. – Раньше не замечала за тобой подобного, - что верно, то верно: МакМиллан всегда умудрялся делать вид, что не слушает болтовню Эмилии, но всегда отвечал на ее вопросы. К тому же у девушки сложилось впечатление, что стоит ей потянуться за ключами, как МакМиллан сожмет ладонь и рассмеется: сколько раз она до этого была допущена за руль? Считанные разы. Так что же это произошло, что Дилан смилостивился? – По какому случаю такой неожиданный сюрприз? – она все же взяла ключи, подавив удивление, когда МакМиллан позволил сделать ей это, проведя пальцами по его ладони, чувствуя что-то схожее с несильным ударом тока, и уже улыбаясь по-настоящему. – Я пока не могу вручить тебе ответный подарок или сюрприз… - Эмилия не заметила, как перестала говорить только о службе, что делала в последние дни, стоило МакМиллану начать объяснять произошедшее, но пока он и не говорил об этом. Сихо почувствовала, что соскучилась по их разговорам, да и не только по ним, но упрямство не позволяло так просто сдаться. – Может, позже, как только все это завершится, - прекрасно понимая, что это «позже» может растянуться надолго при самом пессимистичном развитии событий. Уже пару дней она носила этот «подарок» с собой, хотела вручить еще до ссоры, но не успела, забыв о нем, а тут вспомнила. – Напомни мне, если забуду… Странно, что меня не отстранили, – и тут же забывая о сказанном, будто ничего и не было, Эмилия перешла на прежние размышления, но уже не молчала. – Жених, отец детей, - вот не могла поверить, что это одно и то же лицо. – Или кто-то еще, связанный с делами брата погибшей? – тихо, чтобы их не услышали произнесла, нет, никаких споров или пари, простые размышления.

+4

12

Кэйтлин не успевает выйти из ванной комнаты, как в нее проскальзывает еще один человек. Точнее женщина, и она кажется Кей смутно знакомой, но в полицейском департаменте работает столько человек, что абсолютно всех в лицо невозможно запомнить, даже с памятью Кей. Женщина лишь недовольно хмурится и поджимает губы от того что место преступления заполнил еще один человек который может затоптать важные следы. Господи, ну как они не понимают, что с такой толчеей они могут потерять важные улики? Кей прекрасно знала, что звания детектив не просто так получают. И глупых людей тут нет, но все же не все они понимали, насколько важно не затоптать следы, которые они могут попросту не увидеть. Олив молчала лишь потому, что Шерон ей напомнила о том, что здесь работают профессионалы. Ну и еще из-за уважения к самой Шерон. Хотя не будь ее здесь, Олив бы уже давным-давно выгнала всех взашей, оставив только криминалистов, которые-то точно знали насколько надо быть осторожным.
- Ты такая… омерзительная. Но мне нравится! – тут же добавила Моро, после чего с радостью отдала пакетик с уликой. – А ты язык что ли прикусила? Распорядись сама. Эй, делайте все, что говорит наш уважаемый доктор, - Олив, скорчила гримасу женщине, которую было почти невозможно увидеть через маску.
- Ну, раз ты так великодушно разрешаешь мне самой отдавать приказы, - Кэйтлин многозначительно замолчала и громким голосом оповестила своих ребят о предстоящей работе:
- Ребята, когда покончите со сбором улик откачайте для меня воду из джакузи. И соберите каждый кусочек тела того парня что останется на дне в итоге. Думаю тела уже можно отправлять нашим милым судмедэкспертам, - Кэй обернулась, чтобы в очередной раз посмотреть на блондинку, что решила присоединиться к их импровизированной вечеринке с трупами. Она заговорила о группировке, о которой Кей слышала, и даже пару раз видела места преступления на которых потом находили несчастных. Олив вдруг решительно развернулась почти на сто восемьдесят градусов и вновь вошла в ванную комнату. Она приподняла руку мужчины над водой, чтобы отчетливей увидеть следы надрезов. Но из-за того что тело было в воде и успело порядком распухнуть от воды сложно было понять каким орудием все же были нанесены надрезы. Хотя Кэйтлин сомневалась, что это было мачете.
- Не думаю что это та банда, о которой вы говорите. Мисс? – Кэйтлин подняла взгляд на женщину, чтобы все-таки узнать ее имя. А то разговаривать с безымянным человеком Джонсон было в крайней степени неудобно. И дело не в этике, а просто ей было неудобно не знать человека, с которым она общается.
- Погодите, я слышала, тут два трупа,  - напоминает женщина, и Кэйтлин забыв про всех остальных, идет вместе с детективом ко второму трупу и слышит ее тихое «Иисусе». Рыжая бровь начинает медленно ползти вверх в немом вопросе. Но Кэйтлин снова молчит и ничего не говорит. Удивительное рядом! Кэйтлин Джонсон – угроза нервных клеток всего полицейского департамента Сакраменто смолчала и уже во второй раз за прошедшие пять минут. Видимо где-то на северном полюсе сдох медведь. А может и не один. Она наблюдает на то, как осторожно блондинка поворачивает голову жертве и замечает там рану от тупого предмета.
- Заснимите это, - приказным тоном говорит женщина криминалисту с фотоаппаратом. Тот послушно делает ряд снимков с различных ракурсов. Кей одобрительно кивает. Джонсон молча слушает женщину, отмечая что она уже почти на грани того чтобы сбежать от сюда, во всяком случае от тела точно. Олив не успевает ни как прокомментировать версию детектива, когда слышит Шерон:
- Дерьмо. TG-13. Всем подразделениям, у нас двойное приоритетное исчезновение. Повторяю, двойное приоритетное исчезновение, - этого нам еще не хватало. Джонсон подходит к Моро и замечает в ее руках бумажник с фотографией двух детей, мальчика и девочки. Внутри криминалиста все предательски сжимается. Кей могла вынести все, даже самые ужасные расчеленные трупы, но вот дети... Это всегда было самым слабым в женщине. Пусть своих детей у нее не было, материнский инстинкт защищать и оберегать детей всегда был в ней безумно силен.
Она отстраненно слушала Шерон и, услышав фамилию Фицжеральд, заметила, как встрепенулась та самая блондинка, с которой Кей говорила минутой ранее. Ага, понятно.
Когда стало ясно, с чем они столкнулись, все шуточки тут же улетучились и все стали предельно серьезны. Шерон отдавала приказы, а потом вместе с Диланом отошла в сторону. Тут Кэйтлин увидела своего старого друга окружного прокурора Шакса Ллойда с которым она уже довольно давно дружила. Они кивнули друг другу в знак приветствия. Кэйтлин замечала все и сразу, но не сосредотачивалась на чем-то определенном. Поэтому она увидела как Дилан и Эми вместе покинули квартиру явно, чтобы участвовать в поисках детей. Квартиру то и дело, то наполняли люди, то снова покидали.
- Ребята надо отвезти тела в лабораторию. Чем быстрее проведем вскрытие, тем быстрее сможем дать детективам зацепки, - Кэйтлин начала руководить криминалистами и лаборантами давая указания. Женщину, а точнее Трейси Паркер – увезли первой. О том, где она лежала, напоминала лишь большая лужа крови. С ее братом, Фрэнком Паркером, дела обстояли сложнее. Из-за того что тело довольно долго пролежало в воде оно стало еще тяжелее. Так что вытаскивать его пришлось трем ребятам которые чуть не лишились головы когда Кей заметила как они чуть не уронили тело из-за его тяжести и того что оно был довольно скользим. Наконец тела были увезены с места преступления. Вода откачена и все следы зафиксированы и запротоколированы. Кей сняла свой пластиковый костюм и выбросила его в мешок с мусором. После того как тела увезли дышать стало чуть легче, хотя вонь все еще стояла в воздухе.
Джонсон подошла к Шерон которая что-то обсуждала с Шаксом.
- Я все собрала. Точнее то, что смогла собрать, - язвительные нотки все же проскользнули в голосе женщины намекая на то что почти все затоптали «умные детективы». – Тела уже везут в лабораторию. Вскрытие мисс Паркер будет произведено сразу же, но с мистером Паркером придется подождать, пока тело высохнет, - Кэйтлин прекрасно понимала, что это осложняет им дело, ведь тело Фрэнка было главной уликой в их деле, и пока не станет точно известно орудие убийства, они не смогут идти в нужном направлении. Еще эти гильзы. Джонсон была почти на все сто процентов уверена, что это отвлекающий маневр. Но отбрасывать идею Дилана тоже нельзя.
- Я здесь нужна? – Кей хотелось помочь в поисках детей, но она прекрасно понимала, что ее главная помощь в том, чтобы определить орудие убийства и найти существенные улики которые укажут им кто же убийца.

+3

13

Вспышки от фотоаппаратов раздражающе яркие, заставляют щуриться несмотря даже на разгар дня и приличное количество света в квартире. Образ женщины, отдавшей этот коварный приказ заснять тело передо мной, утопает в контровом свете, пока про себя я гадаю, кем может оказаться незнакомка. Вряд ли кто-то из наших, прикид и манера держаться выделяют незнакомку среди прочих, хотя судить вот так просто не слишком правильно.
Моя работа рядом с жертвой закончена, поэтому я быстро поднимаюсь на ноги и направляюсь к выходу из квартиры, задерживаясь лишь на мгновение, чтобы совершить, наконец, ритуал знакомства.
- Сержант Александра Фитцжеральд. Спецотдел, - сухо бросаю я, прикидываю, не стоит ли протянуть женщине руку, но в итоге решаю, что это будет лишним. – А вы?
Специальный отдел – что-то совершенно новое для меня, и понадобится время, чтобы привыкнуть к новой работе, имеющей несколько принципиальных отличий от старой.
Появление офицеров и короткая, но звонкая команда лейтенанта быстро прерывает наше знакомство с криминалистом, о чем я не особенно жалею. Мисс Джонсон вовсе не вызывает во мне волн негатива, несмотря даже на подчеркнуто холодный взгляд и явное напряжение исходящее в сторону этой особы от окружающих. Но простым человеком она тоже не кажется, тем лучше не сосредотачиваться на знакомстве сейчас и направить энергию в другое русло.
Значит, пропали дети.
- Час от часу не легче, - тихо комментирую я происходящее и тут же поворачиваюсь к лейтенанту, чтобы коротко кивнуть и приступить к выполнению приказа, пока Моро переключается на МакМиллана. Что она ему говорит – не знаю, да это в общем, и не мое дело, но подозрительное напряжение в компании коллег только сгущается. Может я пропустила что-то важное?
От посторонних мыслей приходится отмахнуться, все-таки сейчас счет идет на минуты.
- Ребята, вы слышали лейтенанта? – все-таки отдаю себе отчет в том, что реабилитироваться вот так сразу не получится, как бы сильно я этого не хотела. Большинство лиц из присутствующих мне даже не знакомы, а я тут им приказы раздаю с напыщенностью доброй знакомой, неоднократно дававшей в долг. Нет, теперь все придется начинать сначала – знакомство и все мои претензии относительно своего не самого низкого поста.
Штаб организуется еще до моего прибытия в холл – команду я даю по рации, и все свободные офицеры неловко топчутся на месте, рассредоточившись по первому этажу в ожидании прибытия «некой Фитцжеральд». Странное и нелогичное зрелище – ну просто верх профессионализма. Винить их не за что, не каждый из присутствующих даже вполне понимал, что произошло в квартире наверху, как и то, насколько я была рада оттуда убраться (тошнотворный запах будет преследовать меня до конца дня, уж точно). Легкая растерянность была посеяна лишь недавним посланием лейтенанта Моро, отданным по рации. После короткого, очередного представления имени и звания, начинаю раздавать приказы.
- Необходимо отцепить фойе здания и близлежащую территорию. Ищем детей – мальчик и девочка, семь и девять лет. Могут быть напуганы и прятаться где-нибудь в округе. Прочешите каждый коридор, подвал и все внутренние дворы, - на минуту замолкаю, прикидывая, какую еще информацию могу дать своим коллегам. – Действуйте осторожно, никакой информации об убийстве не выдавать гражданским и, – боже упаси, – репортерам. Все поняли?
Офицеры чуть запоздало кивают, кто-то захлопывает простецкие блокноты, кто-то разбивается на пары. Я бросаю быстрый взгляд на наручные часы, прикидываю, что информация об убийстве и правда уже должна была разойтись дальше департамента, а значит скоро можно ожидать любопытных любителей шокирующих новостей. Шагаю к выходу и останавливаюсь на крыльце. Прохладный зимний воздух действует несколько отрезвляюще – то, что нужно после всего увиденного ранее. Когда мимо проходят МакМиллан и его напарница – Сихо, вдруг запоздало вспоминаю я, - не сдерживаюсь и бормочу в спину старому приятелю:
- Я ничего больше не пропустила? – голос мой наигранно весел, хотя нервозность уже начинает накатывать – все-таки пропажа детей, худшее окончания для даже самого кровавого убийства. Но Дилан проскакивает мимо и, кажется, не успевает меня заметить. От неловкости я отмахиваюсь как от назойливого насекомого.
«Разве может что-то сделать этот день еще лучше?» – звучит противный саркастичный голосок внутри. Ответ я получу очень скоро.

+4

14

- Прости, если задела твои чувства, но я не спрашиваю, насколько хороших стажеров ты себе берешь. Я спрашиваю, ручаешься ли ты за нее, - смешивая сарказм и офицерскую строгость, вполне серьезно протянула я Дилану, словно несколько минут назад мы и вовсе не шутили и вообще друзьями не были. И меня стоило понять, как старшего офицера, и как детектива, который сейчас ответственный за поиски двух несовершеннолетних детей. 
Ответ был положительным, так что офицеров я отпустила. Пусть руководят поисками на улице, так сказать, а мы скоординируем действия здесь и в участке. Я любила выходить «в поле», но порой разумное распределение ресурсов требовала совсем иного. Что ж, ситуация усложнилась. Это не могло порадовать, но теперь есть отличная мотивация к действиям, а еще основание, под которым я теперь имела право отдавать приказы даже сотрудникам отдела специальных операций. Каждый занимался своим делом, а я уже пыталась просчитать дальнейшие шаги. К удивлению, место преступления посетил даже окружной прокурор. Увидев Шакса, я вскинула брови от удивления,  и тут же подошла.
- Прокурор Ллойд, - приветствуя я знакомого, сохраняя официальность. - Зачем вы здесь? Но, если интересно. У нас здесь двойное убийство, а еще мы ищем двоих несовершеннолетних детей.
Хотя понимаю, что причины нужны не всегда. Прокуроры и помощники очень часто присутствуют на местах преступления для того, чтобы наиболее четко иметь представления о том, какие обвинения они будут предъявлять убийце, когда того найдут. Я не успели ничего услышать в ответ, как нас отвлекли два офицера. Скрестив руки на груди, я внимательно выслушала каждого, а в голове уже играл алгоритм последующих действий. Вовремя подошел другой офицер, сообщивший, что погибшая, по ее же собственным словам, познакомилась с женихом в кабельной компании «Терракс» на другом конце города.
- Жених? Так, сержант Фитцджеральд, сконцентрируемся на женихе. Ммм, - задумчиво промычала я, обдумывая, как легче всего узнать что-то о нем и не засветиться перед ним же. – Значит, поступим так. Я все еще не хочу рисковать, потому… пробейте имя Билла Барнса, узнайте, не привлекался ли ранее. Потом свяжитесь и Диланом, пусть едет в ту кабельную компанию и узнает, есть ли у этого Барнса Мустанг 70-71 года. Но узнает осторожно, не вызывая подозрений. Если нет, пусть узнает все, что может помочь нам найти этого мужчину.
Кивнув сержанту, я повернулась к прокурору, задумчиво постукивая свой подбородок указательным пальцем. Дилану и его напарнице предстояла работа под прикрытием, надеюсь, они поймут это и никак не выдадут себя, как полицейских. Где достанут другую одежду? Да где хотят! В конечном счете, они могут выдать себя и за дорожную службу, разыскивающую Барнса из-за нарушения ПДД. Обычно для таких заданий подключается отдел специальных операций, но у меня не было на это времени. 
Все это время я задумчиво смотрела на знакомого, но словно не видела его. Голова была занята другими мыслями, ничто не способно было меня отвлечь, кроме…
- Простите, Вы лейтенант Шерон Моро? – я оборачиваюсь, передо мной стоят двое мужчин в деловых костюмах. Сразу понимаю, кто это. Что кино не преувеличивает, так это стиля агентов ФБР. – Агенты Шелдон и Харрис.
- Очень приятно. Чем обязана? – по крайней мере, теперь понятно, почему это дело досталось нашему отделу. Мы часто общаемся с ФБР. Становится интереснее.
- Бюро забирает дело, - вот такой короткой фразой агенты поставили всех в тупик, я даже замерла на несколько секунд, смотря то на одного мужчину, то на другого.
Не стоит верить фильмам. Полиция редко враждует с агентами ФБР. Как правило, обе структуры знают, с чем они борются и в тех случаях, когда юрисдикции все же пересекаются, предпочитают сотрудничать. Однако, и среди агентов, и среди полицейских, попадаются люди, который считают, что им можно все, что они знают больше всех. Вот из-за таких людей конфликты и происходят, а не потому что значки у нас разные. Сейчас была примерно такая же ситуация. Без объяснений, без вступлений. Ну уж нет.
- Хорошо. Прекрасно. Вы забираете дело, потому что…, - предполагалось, что агенты продолжат мою фразу, но они лишь переглянулись, явно не поняв, как это полицейский сразу посмел не согласиться.
- Потому что это наше дело, лейтенант, - вот же капитаны очевидность. – Не вмешивайтесь и отзовите своих людей
- Предоставьте документ, по которому это дело ваше и я не стану мешать. Но делайте это поскорее, у меня двое пропавших детей и я не могу тратить время на вас, - тут же серьезно ответила я. Рядом стоял прокурор, который мог вмешаться, но пока что в этом необходимости нет. Если у агентов и вправду есть нужные документы, спорить мы не будем.
И снова на лицах агентов недоумение. Снова они переглядываются, но, на сей раз, один кивает другому, и они предлагают мне отойти в сторону. Мы поднялись на верхний этаж, где нас бы никто не услышал. Там я и узнаю все подробности причины, по которой агенты считают это дело своим. Правда, причины эти мне убедительными вовсе не показались. Пожалуй, даже возмутили. Сейчас приоритетным расследованием считалась пропажа детей, но агентов, судя по всему, это не слишком волновало. И я разозлилась. Наши крики доходили вплоть до квартиры. В таком состоянии я чуть ли не влетела через двери, смотря на Шакса и на других офицеров. Первым попался Шакс.  Хотя сперва я киваю сержанту Фитцджеральд, чтобы подошла.
Ситуация изменилась. Забудьте имена, которые нам назвали соседи. Эти люди должны были попасть под программу защиты свидетелей ФБР и, готовясь к отъезду хрен знает куда, всего лишь неделю жили в Сакраменто под выдуманными именами. Бюро хочет забрать дело, но, Шакс, мы уже вникли и раскроем его куда быстрее. Может преступление, по которому давали показания эти люди, и было федеральным, но их убийство – наша юрисдикция, разве нет? Бюро отказывается делиться материалами, но у нас пропали двое детей, а эти материалы могут помочь их найти. Ты можешь что-нибудь сделать?
Однако в этот момент подходит Кэйтлин со своими неоднозначными намеками. Должна сказать, очень не вовремя, ибо я слишком зла для того, чтобы пропустить мимо ушей нечто подобное, да и вообще что-либо.
- Не вынуждай меня повторяться, - серьезно заявила я Кэйтлин. Каждый считает себя умным, это понятно, но я могла гарантировать, что все улики на месте, порой детективы работали не хуже криминалистов. Откуда знаю? Да потому что всех обучают по одной и той же схеме. Любой детектив знает, насколько аккуратным нужно быть, потому что даже банальная нитка с кофты может привести нас к убийце. Если бы всегда и все затаптывали, нераскрытых дел было бы куда больше. – Мне нужно знать, как и чем они были убиты и немедленно.
- Нет, тела должны быть доставлены в бюро. Лейтенант Моро, вы не хуже других знаете, что мы не можем разглашать никаких подробностей. Ваши старания напрасны, - внезапно послышался голос одного из агентов.
- Они должны были попасть под программу, но не успели, - разумеется, если бы они уже находились под защитой этой программы, отказ бюро был бы обоснован, как и само заявление о том, что дело принадлежит им. – Так что не мешайте работать, или я прикажу выставить вас отсюда.
- Знаете, если бы вы были мужиком, я бы вам с удовольствием врезал, - внезапно заявил агент Харрис.
- Знаете, если бы вы были мужиком, я бы начала переживать за наше будущее, - съязвила я в ответ, после чего повернулась к Шаксу.

+5

15

Шакс слегка осмотрелся. Отвратительный запах все еще и не думал выветриваться, но следовало постараться просто не обращать на это внимание. Тела осматривать он не стал и не только потому, что ему было противно смотреть на выпотрошенные трупы. Там уже работали специалисты, которые понимали в уликах гораздо больше, чем он. Порой Ллойд даже благодарил судьбу за то, что он выбрал для себя именно такой путь обвинителя, которому должны предоставить все доказательства, на основании которых и должно строиться обвинение, все логические выводы и доводы. Допросы проводили иные лица, поиском улик, поимкой преступников, а также ковырянием в чужих внутренностях точно также ведали самые разные службы, которые, в принципе, были тесно связаны между собой.  Задачей же Шакса было изучить все найденные доказательства по максимуму, потом предоставить отчет и дождаться, пока полиция не поймает маньяка. Если, конечно, поймает. Тогда в ход пойдет допрос, размещение обвиняемого в камере и так далее. И Ллойд будет просто обязан доказать виновность преступника, а также, согласно закону, попытаться вменить ему максимальное наказание.
Наверное кто-то сейчас подумает, что мне в рабочем кабинете не сидится. Поэтому и решил проехать, на трупы полюбоваться. Впечатлений и так хватает по уши. Но надо же как-то разнообразить свою рабочую деятельность, пусть даже таким вот извращенным образом. К тому же я не так часто могу пересечься с теми, с кем мне весьма комфортно работать, и в чьих светлых головах могут созреть более гениальные мысли, чем предоставленные мне прямые доказательства. К примеру, такой светлой головой является Шерон.
Окружной прокурор и вправду очень редко сотрудничал с полицией напрямую. Потому что как и в любой структуре там иногда встречались такие кадры, от которых просто волосы дыбом вставали. Везде есть свои гении и идиоты и поэтому, пару раз столкнувшись с такими вот придурками, Шакс отправлял добывать от них информацию Вивиан. Но поскольку с Вивиан наметились кое-какие проблемы, то сейчас Шакс решил самостоятельно поехать и все выяснить по возможности. Но то, что ему предстоит узнать о своей помощнице, все в будущем, и эти новости будут совсем не радужные. Ллойд повернулся к Шерон, которая явно не ожидала его здесь увидеть собственной персоной.
- Шерон, приветствую. Ну как сказать, сейчас сложилась такая ситуация, что мне пришлось поехать на место преступления самому из-за некоторых проблем с моей помощницей, - проблемы звались подозрениями, но от этого меньше не становились. - Да, насчет убийства я понял. Отвратительное зрелище, надо сказать. Кажется мы имеем дело с совсем уж чокнутым маньяком. Не хватало нам еще очередного Джека Потрошителя, хотя почерк похожий.
Но не успел Ллойд продолжить беседу и спросить насчет детей, как в их разговор вмешались двое типов в официальных костюмах. ФБР конечно же, кто же еще. Какого черта они здесь делают?
Братья Винчестеры. Как все похоже на то, что нам показывают в фильмах.
Подошедшие мужчины показали значки и сразу заявили о том, что они забирают дело. Шакс удивленно поднял брови и слегка фыркнул. Как же, разбежались. Вот прям так сразу взяли и отдали. Или они и вправду косят под одноименных братьев из известного сериала и тут явно орудует призрак-маньяк? К Ллойду подошел один из полицейских в тот момент, когда Шерон разбиралась с федералами, прокурор же кивнул в сторону агентов, прося не пускать их туда, где лежали трупы. Затопчут еще там все. Потом выудил из кармана телефон, отойдя в сторону и попросив уточнить ответившего насчет того, действительно ли агенты Шелдон и Харрис те, за кого себя выдают. А то мало ли. Доверяй, но проверяй. Информацию попросил предоставить так срочно, как только смогут. А Шерон тем временем отправилась на другой этаж с агентами, и оттуда послышались крики ругани. Прокурор покачал головой и только хотел было подняться, чтобы выяснить, в чем дело, как через минуту лейтенант вернулась и рассказала новые подробности дела.
- Нет конечно, никуда мы дело отдавать не будем, - кивнул Шакс, поддерживая ее, но тут один из агентов высказался совсем не по-мужски в отношении Шерон, на что Ллойд сделал пару шагов к нему и прошипел:
- Слушайте вы, хамить будете своей бабе. Еще одна подобная угроза в сторону лейтенанта, и я не посмотрю, что вы при исполнении и с удовольствием врежу вам сам.

+2

16

Кей замечает двух мужчин в деловых костюмах. Она внимательно их осматривает и сразу же понимает что это двое агентов ФБР. Ну, вот еще и мальчики в костюмах на вечеринку приперлись. Кэйтлин сразу поняла, что дело начинает пахнуть жаренным, и ей это не нравилось. Она стояла рядом с Шерон и Шаксом поэтому прекрасно услышала выпад одного из агентов  в сторону Моро. Внутри Кей все заклокотало от гнева. Да как он смеет!
- Вы бы попридержали язык, агент. За подобные выражения вам тут могут популярно объяснить, как надо разговаривать с капитаном Моро. И я буду одной из тех, кто вам это объяснит, - Джонсон говорила елейно спокойным голосом, но ее глаза буквально убивали на месте нерадивого агента, что посмел оскорбить Шерон. Убив раз так десять агента взглядом, Кей повернулась к Шерон. Она качнула головой, прося отойти в сторону, так чтобы их сразу не услышали агенты.
- Не переживай, тела уже едут в лабораторию. Я сразу начну заниматься поиском хоть каких-то следов. Хотя с мужчиной придется все же подождать. Тело должно просохнуть, хотя бы пару часов. В идеале шесть-восемь. Но так как у нас времени нет, я постараюсь сделать все возможное, чтобы ускорить процесс, - Кей говорила тихо, так чтобы ее услышала только Шерон. Кивнув капитану, Джонсон пошла за своим чемоданчиком. Быстро закрыв, его она снова вернулась к Моро, и уже надевая очки, проговорила:
- Держите меня в курсе дел. Если что-то найдете, звоните. Я приеду, - она кивнула Шерон, сжала предплечье Шакса, и гордо вскинув голову выражая на своем лице призрение, проходя мимо агентов ФБР, вышла из квартиры.

В лаборатории она оказалась спустя полчаса, успев заехать в Subway и купить себе сэндвич. У нее проснулся зверский голод, а думать о еде сейчас не самое лучшее время, но чтобы забыть о голоде пришлось накормить монстра, что так не вовремя решил проснуться и начать изводить ее. Многие поражались этой способности Кей, после таких вот мазаек из тел, она могла спокойно есть и вообще делать обычные дела, словно и не видела буквально минутой ранее ужасную картину. Зайдя в маленькую кухню, в лаборатории, Кей быстро сделала себе кофе и, достав свой сэндвич стала быстро поглощать свой обед. Покончив с приемом пищи, Олив потягиваясь, пошла и переоделась в медкостюм. Все-таки она не хотела пачкать свои вещи. И вот, наконец, она добралась до тел. Прошел час, как мужчину вытащили из воды. Поэтому  Джонсон занялась женщиной. Включив диктофон Кей начала работать.
- Запись от десятого декабря две тысячи четырнадцатого года. Тело женщины, тридцати-тридцати пяти. Осмотр ведет Кэйтлин Джонсон, - женщина говорила спокойным ровным голосом. Она внимательно осматривала тело жертвы со всех сторон. Замеряла края раны, глубину повреждений, постоянно озвучивая каждый свой шаг, как и положено по протоколу. Кей осмотрела буквально каждый миллиметр тела женщины. И она уже точно знала, что стало орудием убийства. Закончив с осмотром, Джонсон сняла перчатки и, достав телефон из кармана штанов, набрала Моро.
- Шерон, это Кэйтлин. Подряди ребят на поиски большого армейского ножа. Такой еще выдают нашим ребятам, тем которые служат в Ираке, - Джонсон замолчала, соображая, что еще полезного она может сказать капитану.
- Я осмотрела тело женщины. Кроме ножевых ранений и тупой раны на голове других повреждений нет. Могу сразу сказать, что удар был сильным, но не смертельным. Им жертву просто оглушили и вывели на продолжительное время из строя, - Кей подошла к телу женщины, снова изучая взглядом ужасную рану на животе. – По всем признакам рану на животе нанесли именно таким ножом, который я тебе описала. Я очень внимательно осмотрела всю брюшную  полость   на наличие пулевых ранений. Нет ни ожогов тканей, ни других признаков, что в жертву стреляли. Так что мы снова не знаем, на кой черт там оказались эти две гильзы, - Джонсон слегла, рассержено вздохнула, хотя внутри конечно радовалась, что теория Дилана снова оказалась ошибочной. Та- то, дружок. Будешь знать, как со мной спорить.
- С женщиной я закончила. А вот ее брат, все еще не просох. И я не могу его осматривать. Так что придется подождать. Дай знать, если я тебе понадоблюсь, - Джонсон отключилась. Она закончила свой осмотр, поэтому пригласив парней, она приказала им убрать тело в холодильник. Пронаблюдав за выполнением своего приказа Олив, пошла в лабораторию, чтобы составить уже письменный отчет о проделанной работе. Кей не очень любила все эти бумажки, бесконечные отчеты, но так же она прекрасно понимала всю важность этих самых отчетов. Ведь не все всегда можно удержать в голове. Прослушивая свою запись с осмотра, Джонсон начала заполнять отчет. Надеясь, что ребята быстро найдут орудие убийства. Ведь там могут быть отпечатки пальцев или какие-либо биологические выделения убийцы.

+2

17

Прошло не больше суток, а десятки людей в форме уже толпились в подземном гараже одного из многоэтажных домой. Здесь был развернут командный пункт, лежали всевозможные чертежи здания, вышестоящие офицеры командовали эвакуацией жителей квартир. Благодаря той информации, которая поступила нам за последние несколько часов, удалось определить примерное месторасположение преступника и, возможно, заложников. Стопроцентной уверенности ни у кого не было, но детьми рисковать не хотелось, от того департамент готовился к полноценному штурму квартиры на четвертом этаже. В худшем случае мы ничего не найдем, в лучшем – освободим детей. Для этой операции были задействованы основные силы полиции Сакраменто. Вертолеты и снайперы, которые будут стрелять с воздуха не бронебойными пулями в качестве отвлекающего маневра; опытные офицеры спецназа, детективы и десятки патрульных офицеров. Ну а самое приятное, все это обилие человеческих ресурсов – под моим командованием!
Правда, далось все не так просто. Сперва доктор Джонсон обнаружила следы армейского ножа, что в значительной степени сузило круг подозреваемых. Потом Дилан со своей напарницей узнали, на чем все же катается жених жертвы. К сожалению, это бы не мустанг, но система угона позволила нам обнаружить его новенький БМВ. В этом же здании, к слову. Благодаря усилиям Шакса (а агенты пригрозили дойти до генерального прокурора штата, но сдались уже через час), нам все же предоставили несколько документов, благодаря которым стали известны настоящие имена жертв. Выяснили и имя человека, против которого они давали показания (муж убитой женщины и отец пропавших детей – банально, но такова реальность). В Сакраменто он не жил, но среди его сообщников, которые значились в базе данных ФБР, нашелся человек, который не только служил в Ираке, но и чьи родители проживали в Сакраменто. И, по «случайному» совпадению, жили они как в раз в этом самом злосчастном доме, на котором и сошелся свет клином. Обе ниточки появились с разницей буквально в один час, потому появился вопрос: нам искать машину жениха или сразу отправлять группу захвата в здание? А если детей там нет? А если преступники следит за домом и, увидев полицию, что-нибудь сделают?
- Но у преступника был Мустанг, - в кабинете помощника шефа полиции, который и был моим непосредственным начальником, мы пытались принять решение.
- Мы не можем исключить жениха из списка подозреваемых. Преступник был не один. Яркий мустанг куда заметнее БМВ. Машину могли попросту не заметить, - стоя около стула, рассуждала я, пытаясь понять, как поступить в сложившейся ситуации. Мы рисковали в любом случае, вопрос в том, какое решение принять.
- А если дети сейчас в машине? Обезвоженные или еще того хуже, а мы сейчас бездействуем? Так не пойдет, – не унимался начальник, и я прекрасно понимала его. Но, в данной ситуации, предпочитала острожные меры, хоть и рискованные. Кто-то бы меня не понял, немедля отправив группу захвата, но ведь и это риск.
- А если преступник следит и, как только увидит полицию, избавиться от заложников? Сэр, мы должны убедиться в том, что Билл Барнс сейчас далеко. Единственный способ это сделать: получить ордер на отслеживание его телефона. Несколько детективов отдела особых операций сейчас находятся на периметре этого здания, готовые по первой же команде незаметно подойти к машине. Две минуты на получение ордера, столько же на получение информации GPS и еще пять для того, чтобы один из детективов дошел до нужного места. Итого девять минут, шеф, я прошу у вас девять минут, - работая в этом отделе  и занимаясь подобными делами, порой приходится следовать инструкциям. Благо, такая формальность, как ордера, оформляются очень быстро для отдела специальных расследований.
Я взяла на себя большую ответственность, ведь риск колоссальный, но решение это оправдало себя. Судя по маячку, жених жертвы находился далеко. Детективы отдела тайных операций беспрепятственно вскрыли машину и обнаружили там… тело Билла Барнса. Вот такой неожиданный поворот, который раз и навсегда исключил этого мужчину из списка подозреваемых. После этого было принято решение начать подготовку к операции по освобождению заложников. В гараж все полицейские машины пребывали через задний вход, на который, судя по чертежам, окна в квартире, где предположительно находился преступник, не выходили.  Помимо офицеров, была вызвана доктор Джонсон, для работы с найденным телом.
Я стояла около столика, склонившись над чертежом квартиры. Грудь мою прикрывал бронежилет. Ситуация, при которой мы не знали точное количество преступников, явно меня не радовала, однако решили перестраховаться и планировать все, исходя из трех вооруженных и опасных преступников.
- Что, Шакс, ФБР попросили тебя проследить за правомерностью наших действий? – тут же поинтересовалась я, увидев и нашего окружного прокурора.

+3

18

Нет игры. В архив.

0

19

     Я все-таки проиграла вчерашний спор с Диланом. Да, я понимала и понимаю, что все происходящее не шутки, что нельзя строить какие-то догадки и гипотезы, тем более спорить, что нужно оперировать только фактами, которых в арсенале не так много, но что делать, если мозг сам выстраивает логические цепочки, что-то придумывает, дорисовывает возможности различные. Не могу себя в подобные моменты остановить, к тому же бывает и не хочется. МакМиллан будто не хотя, [но я не удивлюсь, если что-то заметил, а мне не сказал, решив, что салаге полезно поучиться на своих ошибках, да потом можно будет мне намекнуть, что не зря назвал меня салагой], предположил, что виноват отец детей, а я видно в последнее время слишком часто выезжала на домашние ссоры_ скандалы, да в доме, где жила, была свидетельницей домашних споров, заканчивающихся не всегда хорошо, уверена была, что виноват жених [быть может, еще и сыграло чувство противоречия, но продолжаю думать, что это не так].
     Даже когда нас отправили проверить жениха в кабельную компанию, а его не оказалось на месте – не вышел на работу, взяв еще накануне отгул, я оставалась уверена в том, что он как раз таки и мог быть искомым нами человеком, тщательно планирующим убийство – наверняка и алиби себе создал. Зато мы выяснили, что у Барнса есть автомобиль, но не Мустанг, как рассчитывали, а модель помоложе, да и «немец». Ладно, зачем кривить душой, я рассчитывала, поступая совершенно неправильно, подводя все факты под него. Как там Дилан полгода назад говорил: хорошо, что я не детектив, иначе бы запороло дело? Поняла я это и не без помощи напарника, вспомнившего, что давно не учил меня. Выслушала, осознала, приняла и уяснила, больше не буду допускать подобных промахов – осталось еще на Библии клятву в этом принести. Важнее то, что появилась еще одна зацепка, которая привела к нужному дому, после чего все и завертелось.
     
     - Доктор Джонсон, Вы опять копаетесь? – подначить, съехидничать – у меня сегодня так получалось обращаться к Кейтлин, хорошо, что не вспомнила черта, говоря с ней. Хотя тут же получила бы тираду, что превышаю полномочия, что должна обращаться иначе, но это не умалило бы того факта, что Кейт еле-еле двигается. Или у меня желание ускориться, или это я не могу усидеть на месте, стремясь мчаться вперед. Возможно, что и так. Еле дождавшись, пока криминалист сядет в автомобиль, я тут же тронулась вперед. 
     Была бы возможность, я включила люстру и понеслась в сторону дома, где уже все собрались, от морга, где забрала доктора Джонсон, старательно переводя разговор на нее или на рабочие проблемы.
     - Кейтлин, тебе нужно заменить свою «консервную банку», иначе когда-нибудь из-за нее попадешь в аварию, - я продолжала шутливо бурчать на доктора Джонсон, пока мы ехали на место происшествия. Бурчать-то я бурчала, да вот точно знала, что мои слова не будут приняты к сведению: быстрее все ледники растают, а вода их затопит землю, чем Кейтлин поменяет свой автомобиль и я ее понимала, «сдувая пылинки» со своей «консервной банки». – Или найми личного водителя с автомобилем, - но не меня, только не меня. – Ха, у начальства можешь затребовать машину с водителем, как особо важный эксперт, - обычно, эксперты сами добираются до места преступления, но сегодня особый случай. Нет, я была не против того, что меня отправили за доктором, (да и могла ли я быть против, если был отдан приказ?!), но мне больше хотелось быть там, где в любой момент может произойти все, что угодно, хотелось участвовать в операции, помогать, а не прохлаждаться – мало я еще служу, знаю, возможно, поэтому и не допускают, считая, что сломя голову понесусь.
     - Ничего не знаю о трупе, - предугадывая вопрос, да и не было желания говорить о том, кого нашли в багажнике автомобиля: если вспомнить вчерашние трупы, то мне совершенно не хотелось знать в каком состоянии труп и выслушивать воодушевленные восклицания Кейт. – Не видела его, отправили сразу же за тобой, - смотря на дорогу перед собой, делая крюк, чтобы въехать на подземный паркинг незамеченными, больше ни слова не проронила, думая о том, что предстояло впереди – для меня это было все в первый раз, объяснимо почему я волновалась. Сопровождая доктора Джонсон к оперативному штабу, собиралась доложиться капитану, но наше появление и так заметили – не заметить Кейт, не услышать ее слова невозможно.

Знаю, я очень плохой человек, затянувший до жути с ответом. Каюсь. Исправлюсь

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » The closer