Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Немой свидетель


Немой свидетель

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

http://sf.uploads.ru/Qcza9.gif

Участники: Эмилия Сихо в роли Камиллы Ливингстоун и Кэйтлин Джонсон в роли Эльзы Грант
Место: небольшой городок в штате Виргиния
Время: лето 2014 года
О флештайме: день определенно задался, когда есть новое дело, да еще и интересное. Но день окажется еще лучше, когда в дело вмешиваются нежданные гости.
[AVA]http://sf.uploads.ru/ONaFR.png[/AVA]

0

2


     Труп. Обычный такой труп. Со следами насильственной смерти – красивыми следами, сочными, оставленными человеком, знающим толк в убийствах, знающим свое дело. Черт, да не будь Камилла Ливингстоун на стороне закона, присвистнула бы сейчас, оценивая увиденную картинку: парень лет тридцати, [но из-за травм черепа могла и ошибиться она, накинув пару годков], с двумя пулевыми ранениями в грудь, [а, если прикинуть, то попадание в сердце оба раза, но оставим эту работу судмедэкспертам], разбитым черепом до такой степени, что личность не определить, да и пальцы обожжены – об отпечатках тоже лучше помолчать, да видит она интересную деталь – на ладони, неестественно вывернутой, татуировка в виде круга зодиака. Как тут мысленно не похвалить наемника, что сделал это? Почему наемника вдруг решает она с ходу? А кто решится сам выполнять подобную работу, зная, что на него могут указать, что спорил с погибшим, что-то не поделил? Нет, такие люди создают себе алиби и нанимают профессионалов, заказывая увечья.
     Эх, все это так походило на разборки группировок, если не мафии с неугодными, но все же тихо было в последнее время, никто не вылезали не засвечивался. Да, дожили тихий городок становится филиалом Чикаго со всеми прелестями: ни капитан, ни комиссар по головке не погладят, когда принесет Камилла подобную весть, не выяснив ничего.
     Повернувшись и внимательно осмотрев все, что находится рядом с местом нахождения трупа: мост, река с крутым спуском к берегу – одним словом, глушь, куда не заходит ни один бездомный без надобности. Что же веселье начинается, все как обычно в этой жизни.
     - Ливингстоун, что пригорюнилась? Где твой рыцарь верный? – резко повернувшись на голос и улыбнувшись, видя коронера, девушка кивнула головой ему на своеобразное приветствие.
     - Смотрю и Вы сегодня одни, сэр Мэтьюс, - изобразив реверанс, поддерживая их постоянную игру, что продолжается при каждой встрече, при каждом убийстве. – Сегодня работаю одна, у Великого и ужастного дела, - неопределенно отвечает о том, куда делся напарник – Камиллу он не посвящал в дела, а опускаться до выяснений она не собиралась.
     - Зря, зря у него дела образовались, но, может, поспокойнее станет. Мой оболтус-помощник подхватил инфлюэнцею и теперь мне одному приходится все делать, - вздохнув, мужчина убедительно стал кряхтеть и опускаться, чтобы повторить все то, что девушка уже смогла рассмотреть – внутренние повреждения станут позже известны. – И за что мне это все на старости лет? – опять док не в духе, жаждет внимания и утешения.
     - Док, а Вы о чем сейчас говорите? Какие старости лет? Где Вы их узрели? – смеясь и присаживаясь рядом с Мэтьюсом на корточки, девушка подмигнула коренеру – да, неженское это дело расследовать убийства, как и смотреть на трупы, но она видно не женщина, раз все это привлекает и притягивает ее. Вот и сейчас с замиранием сердца смотрит на то, как эксперт начинает осмотр.
     - Ты все не приходишь на вскрытие, там больше можно увидеть, объяснил бы тебе, да показал наглядно все, что в отчетах пишу так неинтересно, - взгляд насмешливых глаз над очками, заставляет на секунду стушеваться. – Да ладно, знаю, что времени, как всегда нет, - а Камилла боится сказать, что ни разу не была на вскрытии и не хочет разочаровывать мужчину неправильной реакцией на все. – Так бы уговорил тебя пойти в медицину, никогда не поздно, - мужчина будто ничего не понял или сделал вид, но это уже не так важно.
     - Убийство подтвердите сразу или пару часиков потянете, пока вскрытие не сделаете? - да, позволят Камилла себе такое прегрешение, как назвать это происшествие, убийством – не несчастным случаем, не самоубийством, а именно убийством.
     - Вы опять спешите, детектив Ливингстоун, набрались у напарника - мужчина грозит указательным пальцем и Ливингстоун замираеть, потупив взгляд и изображая полное раскаяние. – Но соглашусь, было бы очень трудно разбить так голову и обжечь пальцы самому или случайно, да еще и грудь продырявить предварительно. Мы все-таки проверим все возможности, но ты можешь начинать по убийству.
     Этого девушке было достаточно, механизм запущен уже до этого – если получится снять отпечатки, то они будут позже, с лицом также проблемы будут, антрополога придется привлекать для восстановления черепа, но будут хоть какие-то данные. Сейчас же Кэм придется работать с базой пропавших, да базой татуировок [а если не задерживался погибший?], и пытаться отследить звонок человека, сообщившего о трупе. Практически ничего, если не меньше. То, что патрульные не принесут никаких данных, она знает наперед. Не зря же определила сразу, что будет весело, если удача не выпорхнет из-за угла.
     Распрощавшись с коренером, пообещав зайти к нему позже, подмигнув стоящим в оцеплении и слышавшим их с Мэтьюсом разговор, копам отправляешься в участок. Да, подобные разговоры для Ливингстоуна и пожилого мужчины являются нормой, защитной реакцией от восприятия всего того ужаса, что видят, но не все это понимают, считая, что глумятся они над покойными – их проблемы, они зато не злоупотребляют алкоголем и нет у них нервных срывов, что часты для их профессии. 
     В участке уже девушка думала идти заварить зеленый чай, на который подсадил один хороший знакомый, да придаться секундной «панике» и самобичеванию – именно секундной, чтобы мозг начал работать, но не было оцепенения, но тут дежурный офицер вызывает ее, говоря лишь одну фразу:
     - Зодиакальный круг на ладони ни о чем не говорит?
     Тут же Кэм забывает о чае, о том, что хотела подумать, вылетает в приемную и готова уже вцепиться в дежурного, когда он кивает женщину головой.
     - Я могу Вам чем-то помочь? – вызубренная с первого дня службы фраза – обтекаемая, не дающая надежды, сухая, но всегда работающая

[AVA]http://sf.uploads.ru/ONaFR.png[/AVA]

+2

3

Эльза не любила, когда ее сотрудники внезапно пропадали, не предупредив ее, особенно когда пропадает ведущий менеджер рекламного отдела по работе с крупными компаниями. Джонатан Кроули, как раз был таким человеком. Он появился в агентстве Эльзы год назад, и с обычного менеджера поднялся до ведущего, у этого мужчины была явная хватка и умение понимать, а главное предугадывать желания клиентов. А это самое главное в работе, уметь знать наперед чего может пожелать клиент. Таким талантом обладали единицы. И когда такой человек как Джонатан пропадет на неделю, и не отвечает на звонки, сообщения и емейлы, начинаешь беспокоиться. А Эльза беспокоилась еще и потому что на следующей неделе была назначена сдача важного и очень крупного проекта, для аэрокомпании «Pegas».
В очередной раз попытка дозвониться до Джонатана оказалась провальной. Грант  раздраженно бросила трубку на рычаг и откинулась на спинку кресла. Посидев так где-то с минуту, прикрыв глаза, Эльза уже решала, как ей минимизировать убытки, если Кроули все-таки не появится на работе. Все материалы по делу он скидывал лично ей, и остался только финальный вариант рекламного проспекта, видео и аудио рекламы. Работа была сложной долгой,  и длилась уже больше трех месяцев. От этого контракта агентство могло получить очень кругленькую сумму. Вздохнув Эльза открыла глаза и выпрямившись нажала на интерком.
- Жанни найди мне домашний адрес Джонатана Кроули. Срочно! – отключив интерком, Эльза в очередной раз пробежалась по имеющимся наработкам. Грант знала приблизительный финальный продукт, но она не знала точно, что именно сделал Джонатан. Быть ведущим менеджером значит иметь некие привилегии, и одной из таких привилегий, возможность показывать финальный вариант рекламы лишь за сутки до сдачи его клиентам. Конечно, Джонатан так не делал, он прекрасно понимал, что в случае чего за сутки невозможно изменить уже готовый вариант. Эльза все это не нравилось. В принципе время еще было, но отсутствие ведущего менеджера заставляло ее нервничать.
В дверь постучались, и практически сразу появилась Жанни, с листком в руках.
- Вот, мисс Уэбстер, это домашний адрес Джонатана, - Эльза взяла листочек и прочла адрес. Его квартира находилась почти в центре, возле парка. Хорошее место, надо сказать.
- Спасибо, Жанни. Я уехала, если будет что-то срочное или будут звонить из Пегаса, тут же звони мне, - Жанни кивнула. Грант сняла с вешалки свой пиджак и надев его поправила прическу. Взяв сумочку, она вышла из кабинета.
Ближе к часу дня Эльза добралась до дома Джонатана. Припарковав машину, Грант вышла из машины и направилась к нужному ей подъезду. Дом был простым достаточно старым, но в нем имелся лифт,  а это было хорошо, потому что, судя по номеру квартиры, она находила на предпоследнем этаже, т.е. на одиннадцатом. Холл дома был ухожен и приятен. Грант прошла к лифту и, нажав кнопку вызова, стала ждать. Ждать пришлось не долго, зайдя в кабину лифта, Эльза нажала нужную ей кнопку. Двери закрылись, и кабина плавно стала подниматься вверх. Какие-то дурные чувства захватили женщину. Она не понимал их значение, и надеялась что это просто нервы.
Выйдя на нужном ей этаже, она довольно быстро нашла нужную ей квартиру. Простая непримечательная дверь, с номером. Все как у всех. Нажав на звонок, Эльза стала ждать. Но ответа не было. Она позвонила еще раз, и лишь слышала, как мелодичный перезвон раздавался в квартире, но больше ничего. Тишина. Эльза решила проверить заперта ли дверь, и каково же было ее состояние, когда дверь оказалась не запертой. Но не в этом был шок, а в том, что она увидела. Вся, абсолютно вся мебель была перевернута, везде были разбросаны вещи, куча бумаг валялась практически на всех поверхностях. Грант застыла. Черт! Черт возьми! Джонатан во что же ты влип? Грант не решалась зайти в квартиру. Она была в шоке, но не потеряла свой ум. Нужно вызвать полицию. Это определенно не творческий беспорядок. Здесь что-то искали. Эльза осторожно прикрыла дверь и отошла на шаг, стараясь дышать спокойно. Что же делать? Эльза решила, что лучше всего пойти в полицию и написать заявление о пропаже Кроули. Порешав на этом Грант прошла в конец коридора и пошла вниз по лестнице. К концу спуска она была снова спокойна и собрана. Да, она сможет. Она сейчас сядет в машину и поедет в ближайший полицейский участок, напишет заявление и скажет о том, что в каком состоянии она нашла его квартиру.
Через час Грант вошла в полицейский участок и подошла к дежурному полицейскому.
- Добрый день, где я могу подать заявление о пропаже человека? – молодой мужчина внимательно осмотрел Эльзу тяжелым не мигающим взглядом. Она никогда не понимала людей правопорядка. У них практически у всех был такой взгляд: тяжелый, словно пытающий пролезть тебе под кожу и узнать, что ты скрываешь.
- Заявление вы можете оставить у меня, а дальше оно уже пойдет к детективу, который им займется, - наконец ответил полицейский. Эльза кивнула.
- Хорошо. Уже как неделю мой сотрудник Джонатан Кроули не выходит на работу. На телефонные звонки, сообщения и емейлы он не отвечает. Я знаю Джонатана, он бы так не поступил, особенно когда так скоро сдача работы, - женщина говорила спокойно и сдержанно. Она старалась говорить по делу.
- Его отличительные черты? Приметы? Может у него есть особые шрамы? Татуировкb? – полицейский что-то записывал, пока она говорила. Нахмурившись, она пыталась вспомнить хоть что-то, а потом ее осенило.
- Да! Есть, татуировка в виде зодиакального круга на ладони, - Эльза поняла, что сказала что-то очень важное, потому что мужчина тут же выпрямился и стал еще пристальней смотреть на женщину.
- Подождите минуту, - с этими словами полицейский ушел, оставив Эльзу растерянно смотреть ему в след. Буквально через пять минут тот самый полицейский вышел с женщиной, чуть старше двадцати пяти лет, с черными волосами, карими глазами, идеальной фигурой и такой же идеальной осанкой. Все говорило о том, что она тоже страж правопорядка. Даже ее фраза говорила об этом.
- Я могу Вам чем-то помочь? – Грант вздохнула и кивнула.
- Да. Мой сотрудник Джонатан Кроули неделю не выходит на работу, он не отвечает ни на какие средства связи. Я сегодня ездила к нему домой... – Эльза запнулась, вспоминая погром в квартире Джонатана.
- Там полнейший беспорядок. Такое ощущение, что кто-то что-то искал. Там разгром, - Эльза закончила говорить, смотря на женщину детектива стоящую перед ней. Ей все это не нравилось, очень не нравилось. И тревожное ощущение с каждой минутой начинало завывать на разный лад сигналами тревоги в ее мозгу. Джонатан во что же ты влип?  [AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

Отредактировано Kathlyn Johnson (2015-01-07 14:51:12)

+3

4


     Удивительное рядом, правда же? Камилла мечтала о чуде, хоть и сама от себя скрывала подобные мысли: и вот оно, чудо. Как еще назвать то, что на пороге полицейского участка оказалась женщина с заявлением о пропаже сотрудника? К тому же на пороге участка, где служит именно Ливингстоун, в тот момент, когда она была на месте. Нет, это уже больше, чем просто совпадение, пускай она и не верила в подобные вещи. Но чем черт не шутит, скоро начнет верить и в чудеса помимо науки, доведет Кэм работа и до этого!
     Ответ незнакомки оказался неожиданным и от этого стало не по себе: чудо, да, хорошо, но вот так все просто и сразу? И имя, и место работы, и домашний адрес, и точная дата, когда мужчину видели в последний раз. Ох, вот что-то внутри щелкнуло и заставило насторожиться: сколько раз уже бывало, что виновный приходил в департамент, чтобы отвести от себя подозрения, узнать, как идет следствие, что-то услышать и потом скрыть улики изобличающие. Так что нужно быть на чеку с этой леди, но не перегибая палку. Был бы здесь сейчас напарник тут же бы очаровал мисс Грант или начал нажимать, чтобы рассказала все, не думая, что может быть она и не виновна.
     - Хорошо, мы во всем разберемся, - забирая у дежурного заявление, что он уже оформил, Ливингстоун пропускает мисс Грант вперед, открывая перед ней дверь в служебную часть участка, где от шума и разговоров с непривычки закладывает уши. Иногда детективу кажется, что не в полицейском участке находитесь, а в каком-то колл-центре – все разговаривают по телефонам, шумят, волнуются. И это обычный день, а не экстренная ситуация. – О, простите, не представилась сразу. Я – детектив Камилла Ливингстоун. Ваше заявление очень важно для нас, - улыбается женщине как можно мягче, обдумывая сможет ли она провести опознание трупа. Конечно, эксперты проведут ДНК анализ и сличат с биологическими материалами из квартиры сотрудника мисс Грант, но это будет позже.
     Провожая женщину до комнаты отдыха, где разговаривают обычно с потерпевшими в случае повторных бесед, да с родственниками погибших и пострадавших – незачем людей пугать допросными, поход в участок для них итак испытание, да и нужно же улучшать общественное мнение о полиции.
     - Прошу, присаживайтесь! – указав на диванчик, девушка садится напортив в кресло, доставая блокнот, готовая записать любую информацию, что женщина даст. – Что же, мисс… - короткий взгляд в заявление и имена заявителя, сидящего перед ней, а также возможной жертвы выхвачены из заполненной формы. – Грант. Не обращайте внимания на всю эту кутерьму, что творится в зале – рабочий процесс. Обратимся к цели Вашего визита. Джонатан Кроули, Ваш сотрудник. Почему Вы решили, что он пропал? Помимо того, что его квартира разгромлена? – многие люди собираются в поездку так, будто грабят сами себя, разбрасывая вещи, оставляя дверцы шкафов открытыми: Кэм знала это, не раз уже видела такое, когда в бытность патрульной, приезжала на вызовы соседей, гласящие что произошло «ограбление или даже убийство». Вот только «ограбленные или убитые» появлялись несколькими днями позже с загаром и огромными глазами, не понимая, почему их квартира опечатана.
     - Что Вы можете сказать о мистере Кроули? Какой он человек? – запойный алкоголик или наркоман также может исчезнуть ни с того ни с сего, да появиться через пару дней, а то и недель. Вот только разгром может означать, что на него наркодиллеры «наехали» из-за неуплаты, если же он игрок, то также из-за долгов с ним разобраться могли. Да-да-да, нелогично калечить, убивать человека из-за долга, но скажите, если один логичный преступник в нашем мире? На эмоциях переступят черту, а потом заметать будут деяние. И ведь то, где нашли пока что неопознанный труп, да в каком состоянии говорили о том, что такой вариант не исключим.
     - Не замечали за ним употребление наркотически веществ или чрезмерного количества алкогольных напитков? – чаще коллеги, да и начальство видят, что с человеком что-то не так, что его что-то мучает и он переживает. Именно коллеги начинают бить тревогу, если человек болеет и приходит в плохом состоянии на работу. В это же случае начальница пришла подавать заявление о пропаже, а не родственники, это значит также мало.
     - Мисс Грант, Вы знаете родственников пропавшего? Почему Вы забили тревогу? – связь между начальником и подчиненным перешла черту и они стали любовниками? Бывало в практике такое, да и ее саму коснулась подобное, но это уже прошлое, покрытое метровым слоем пыли. Но это не объясняет, почему не родственники здесь сидят и переживают.
     Нужно узнать, как можно больше и как можно быстрее у мисс Грант, нужно отправить бригаду экспертов по адресу, да и самой туда съездить – вдруг там будет фотография и по ней можно будет сравнить изображение Кроули и воссозданное по черепу антропологом. Сколько же этих «нужно» и как мало времени.
     - Может, хотите чай или кофе? – обычно, после вороха вопросов, которыми оглушат человека, такое переключение внимания помогает что-то вспомнить, а то и подловить человека. Встает и подходит к кофеварке и чайнику, вопросительно смотря на женщину.

[AVA]http://sf.uploads.ru/ONaFR.png[/AVA]

+2

5

И снова этот взгляд, словно желающий узнать все твои тайны. Проникнуть в глубины твое сознания и выудить оттуда все что необходимо. Эльза спокойно выдерживает этот взгляд. На нее и не так смотрели, причем с самого детства.
- Хорошо, мы во всем разберемся, - девушка забрала у полицейского заявление Грант и, пропуская ее, вперед провела через наполненный полицейскими зал. Гул и шум стоял такой, что это походило на один большой улей, где все гудело от звуков. Женщина не раз слышала такой гул у себя в агентстве, когда предстояла сдача важного и крупного проекта.
Пока идете, детектив успевает представиться.
– О, простите, не представилась сразу. Я – детектив Камилла Ливингстоун. Ваше заявление очень важно для нас, - Эльза молча, кивает. Она знает, что детектив Ливингстоун уже знает и ее имя и фамилию. Они есть в заявлении.
Женщины прошли в комнату отдыха, и как только дверь закрылась, сразу стало тихо. В комнате находилось несколько диванчиков, пара кресел, кухонный гарнитур, чтобы можно было приготовить перекусить и, конечно же, кофеварка с самым большим объемом варимого кофе. В таких профессиях как полицейский, пожарный и медик этот напиток употребляется литрами в стуки. И скорей всего лидеры в этом полицейские.
Эльза присела на один из диванов, оправив складки на брюках. Ливингстоун садится напротив нее в кресло, доставая блокнот и ручку, чтобы записывать все, что скажет Грант.
– Что же, мисс… - легкая запинка сопровождалась коротким взглядом в заявление Эльзы. – Грант. Не обращайте внимания на всю эту кутерьму, что творится в зале – рабочий процесс. Обратимся к цели Вашего визита. Джонатан Кроули, Ваш сотрудник. Почему Вы решили, что он пропал? Помимо того, что его квартира разгромлена? – Эльза сдержанно улыбнулась детективу, лишь кончиками губ.
- Не извиняйтесь, у меня каждый месяц такие рабочие моменты, как сдача важного проекта, так все агентство на ушах стоит. Для меня это привычно, - Эль говорила спокойно, словно не было пропажи Джонатана, и не было той поездки  в его квартиру, которая вся разгромлена.
- Джонатан наш ведущий менеджер по работе с крупными корпорациями. Сейчас он занимался рекламной компанией для авиакомпании «Pegas». Сдача финального варианта рекламы в следующий четверг. Когда его не было всего пару дней, я не особо переживала, потому что подумала, что он решил дома в спокойствие и тишине закончить все. Проект сложный, трех уровневый, видео, аудио и фотореклама. Поэтому я и не стала бить тревогу, давая ему возможность спокойно закончить свою работу. Первые пару дней он реагировал на смс и электронные сообщения, а потом резко пропал. Перестал отвечать на звонки, смс и емейлы. Сегодня я уже забила тревогу, потому что у меня до сих пор нет финальных вариантов рекламы, а чтобы что-то изменить у нас остается чертовски мало времени. И вы же понимаете, что за не выполнение условий контракта мое агентство понесет крупные убытки, - все время, что Грант говорила детектив смотрела на нее, кивала и что-то записывала в свой блакнот. Эльзе все это не нравилось. У нее тревога вопила во всю, она просто чувствовала, что случилось что-то ужасное.
- Что Вы можете сказать о мистере Кроули? Какой он человек?  - Эльза пожала плечами и откинулась на спинку дивана.
- Мистер Кроули работает у меня всего год. За этот год с обычного пиар-менеджера, он поднялся до ведущего менеджера в сфере больших корпораций. Поверьте мне это очень сильный карьерный рост, и могу сказать, он это заслужил. В нашем бизнесе важно предугадывать желания клиента, и Джонатан это может, помимо этого он умеет заключать контракты с небесными сумами. Корпорации-то большие и денег у них много, но они ох как не любят их тратить на рекламу. Обычно мы насмерть бились за каждый доллар. А Кроули, играючи заставляет их доставать чековые книжки и платить столько, сколько он сказал, - Эльза усмехнулась, вспоминая первую сделку Джонатана в роли ведущего менеджера. Тогда они праздновали всю ночь, поздравляя его с первой сделкой.
- Джонатан ответственный человек, он все делает в положенные и установленные сроки. Ни когда их не задерживает, все делает четко и безукоризненно. Он вежлив, когда это надо, настойчив и жесток, когда клиент хочет сесть на шею. В коллективе у него довольно хорошие отношения практически со всеми, во всяком случае, конфликтов и жалоб на него не было. Знаете, такое бывает крайне редко, но он почти идеален, не знай, я его лично, я подумала, что это просто хвастанье, - Грант покачала головой и снова разгладила уже не существующие складки на брюках.
- Не замечали за ним употребление наркотически веществ или чрезмерного количества алкогольных напитков? – Эльза задумчиво смотрела прямо в глаза детективу Ливингстоун, пытаясь понять к чему все эти вопросы. Хотя если он употреблял наркотики, то тогда можно было бы предположить, что его квартиру разнес разгневанный дилер, которому он задолжал денег. Хотя с его зарплатой, крайне сложно кому то быть должным.
- На работе я не замечала этого. А что он делал в свободное от работы время это не мое дело, - Эльза понимала, что возможно ее слова слишком нейтральны, но ведь это действительно так. Она ничего не знала ни про употребление наркотиков, ни алкоголя.
- Мисс Грант, Вы знаете родственников пропавшего? Почему Вы забили тревогу? – Грант прикусила губу и стала усиленно вспоминать все, что она знала о родне Джонатана и к ее удивление она не знала ровным счетом ничего.
- Возможно, это прозвучит глупо, но за весь год, что мы работали, он ни разу не рассказывал про свою семью. И жил он, кажется один. Ну а почему я забила тревогу, я вам уже сказала, на носу сдача крупного проекта, и так как он его ведет, то я и стала его искать, - Эль хотелось, чтобы все это поскорей закончилось, и Джонатан был в порядке, и она без лишних проблем сдаст уже этот проект.
- Может, хотите чай или кофе?  - Грант посмотрела на часы, время близилось к пяти. Привычка, привитая с детства, ни как не желала уходить, да Эльза особо и не боролась с ней.
- Чай, если можно, - женщина вежливо улыбнулась Ливингстоун, и она пошла, колдовать над кофемашиной и чаем Эльзы.
- Я проверяла его, когда он поступал ко мне на работу, он был чист, закончил Йель  с дипломом магистра в экономике и менеджменте. На других работах он тоже делал сильный карьерный рост, за короткое время, а главное прибыль вместе с ним возносится до небес. Он бесценный сотрудник, и я ни за какие золотые слитки не откажусь от него.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

Отредактировано Kathlyn Johnson (2015-01-15 21:25:24)

+2

6


     Вот что самое плохое в работе полицейского помимо того, что рискуешь жизнью совей, да изредка на твою долю выпадает неприятная участь сообщать людям о смерти близких или друзей? Самое плохое это то, что ты становишься циником, перестаешь верить людям на слово, везде видя двойное дно и не бывает практически случая, чтобы это была ошибка. Да, слова мисс Грант восторженные по отношению к своему пропавшему сотруднику прекрасны, но Камилла по опыту своему знала, что нет идеальных людей или почти идеальных, нет таких их, просто не бывает! У каждого есть тайна – ужасная или нет – это уже другой вопрос, но каждый человек что-то скрывает за улыбкой или слезами, каждый человек врет!
     Увлекшись завариванием чая для мисс Грант [Кэм уверена была, что такая женщина не пьет чай из пакетиков, да и сама девушка не любила подобный], Ливингстоун не переставала обдумывать слова Эльзы: что-то в них не так. На первый взгляд все логично и просто: работал усердно, получал повышения, не смешивал работу и личную жизнь Кроули, но почему он в этом оказался, а не поехал в Нью-Йорк, где возможностей для него намного больше.
     - Мисс Грант, скажите, его могли переманить в другое агентство? Если честно, положение Вашего агентства на рынке высоко? – она как раз разливала янтарного цвета напиток по чашкам и повернулась к женщине, не сводя с нее глаз. – Кто-нибудь мог хотеть навредить Вашему бизнесу? Конкуренты, враги? Никто не хотел заполучить место Джонатана в Вашем агентстве? – если этот Джонатан был так не заменим, так чудесен, как описывает его работодатель, то исчезновение его могло повлечь убытки связанные не только с одним проектом. Конечно, в любом бизнесе есть люди, заменяющие друг друга очень быстро, но потеря «бесценного сотрудника» может покачнуть весь коллектив. Но все эти подковерные игры и конкурентная борьба в рекламном бизнесе вряд ли могла привести к смерти человека, хотя… Вот тут у Камиллы появилась дикая идея: а что если Джонатана не хотели убивать [интуиция Ливингстоун во всю кричала, что тело, лежащее сейчас в морге, которое сэр Мэтьюс сейчас должен вскрывать, и есть Джонатан Кроули (!)], что если его хотели похитить и получить выкуп с работодателя, но что-то пошло не так и у нас есть результат печальный.
     - Мисс Грант, отвлеченный вопрос задам: Вы бы согласились заплатить выкуп за своего сотрудника? – вопрос на ровном месте для проверки слов безутешного начальника. – Обратились ли бы Вы в полицию, если Вам позвонили и назвали сумму определенную? – девушка поставила на небольшой стол две чашки чая, а следом и упаковку печения – что только на этой импровизированной «кухне» не найти, но взгляд прикован к женщине, к изменениям на ее лице, к глазам, что могут ответить раньше, чем слова сорвутся с губ.
     - Вы не уточняли, почему такой замечательный сотрудник уходил с прежних мест работы, они все были в нашем городе? Проблемы в коллективе или банальное желание заработать больше? Все ли давали ему рекомендации или такое не требуется в Вашем бизнесе? – да, живете вы не в прошлом веке, да не в Японии, где поступив на работу в одну фирму, работаешь в ней не то, что до пенсии, а до гроба. Но все же по заявлению выходило, что Кроули тридцать два года и степень магистра есть, а это сокращает период для работы, еще же нужно опыта набраться, каким бы он не был самородком. Так почему он был таким перекати поле? Не складывался у Камиллы образ серьезного работника, ратующего за свое дело, не получался. 
     Держа в руках чашку, смотря на женщину поверх нее и делая наконец-то глоток, девушка поняла, что иногда нужно изменять привычке и пить не только кофе. Да, отвлеченные мысли, но кто на работе думает только о работе? Всегда есть секунда, а то и минута, чтобы подумать о чем-то личном, понять, что скучаешь по кому-то, а то и тоскуешь невыносимо, не зная, где этот человек, почему не появляется, молчит, будто обидела чем-то, а может как раз и бездействием своим задела. Странное сочетание происшествий в жизни и в мыслях, от которых невозможно убежать. И тут же мысль пробегает: искали бы ее вот так же, изводился ли бы ее шеф из-за того, что ее нет? Может, если только напарник и стал до последнего искать, пока не обнаружил труп, но никто более.
     Но уже пора было завершать этот разговор: Ливингстоун уже получила нужную информацию, которую будешь теперь проверять, да и квартиру нужно осмотреть с экспертами. Дел больше, чем может выполнить один человек.
     - Мисс Грант, не могли бы Вы мне оказать небольшую услугу? – не дожидаясь ответа, девушка встала и поставила свою чашку в машину. – Вы не могли подготовить список тех фирм, где работал Ваш бесценный сотрудник? Хотелось бы посмотреть на эти «золотые» названия, - легкая улыбка касается губ, хочется поговорить с людьми, которые работали с Кролули раньше. Может, не поделил что-то, решил вернуться, мало ли что. – И еще, у Вас есть его последние фотографии? Может, в личном деле или с презентации? Была бы Вам очень обязана, - завершая разговор, уже готова проводить женщину к выходу, чтобы не заблудилась, да и никто из словоохотливых детективов не помешал ей.
     - Спасибо Вам за помощь. Адрес Вашего агентства у меня есть, после я к Вам заеду, - провожая женщину до дверей и с улыбкой прощаясь, Камилла на секунду задержалась, вновь думая о том, искали бы ее. Но стоило женщине выйти из здания участка, как от улыбки ничего не осталось: тут же набрав номер экспертов, настойчиво предлагая, проехать с тобой в квартиру Кроули и уже на месте определить был ли взлом, да и можно ли найти ДНК-образчики пропавшего. Вот что точно, так в аутопсию она не хочет спускаться, нет пока у нее никаких данных, чтобы Мэтьюс проверил их, татуировка может оказаться и совпадением.

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

Отредактировано Emilia Siho (2015-01-18 21:26:38)

+2

7

Какое-то время в комнате отдыха стояла тишина. Детектив Ливингстоун занималась завариванием чая. Эльза заметила, что девушка не использовала пакетированный чай, что удивило ее. В Америке любили быстроту, и уделять время такому занятию как заваривание чая не считают нужным. Редко кто пьет листовой чай, и понимает его прелесть. Первыми по искусству заваривания чая, конечно же, стоят китайцы. Их ритуалы длинны, и носят очищающий характер, тогда как для Великобританцев, процесс заваривания чая немало важен, чем и сам процесс его употребления. И в Англии пьют пакетированный чай, но большинство все же предпочитают настоящий цейлонский чай.
Детектив Ливингстоун заговорила внезапно, разливая янтарную жидкость горячего чая по кружкам. 
- Мисс Грант, скажите, его могли переманить в другое агентство? Если честно, положение Вашего агентства на рынке высоко? – она повернулась к Эльзе, не сводя с нее глаз. – Кто-нибудь мог хотеть навредить Вашему бизнесу? Конкуренты, враги? Никто не хотел заполучить место Джонатана в Вашем агентстве? – женщина нахмурилась. Она не думала, что исчезновение Джонотана может быть связанно как-то с конкуренцией борющихся рекламных агентств, хотя и этого исключать было нельзя.
- Мое агентство входит в пятерку лучших рекламных агентств  по всей северной Каролине. Так что можно сказать что да, оно занимает очень даже высокое место на рынке рекламы. И как вы можете понимать что конкурентов и врагов у меня предостаточно, - Эльза не отводила от глаз детектива. Ей скрывать не чего. И все интриги мира рекламного бизнеса она решала сама, не впутывая туда охрану правопорядка, пока все это носило законный характер. Грант была законопослушной женщиной, но даже она знала, когда надо решать вопросы своими силами, а когда уже необходимо идти в полицию и решать проблемы с их помощью. Пока что Эльза справлялась своими силами, и все они были законны. Перед законом она чиста.
- Любой амбициозный сотрудник мечтает занять место другого. Но они это делают, заключая более выгодные сделки, с большими гонорарами. В моем агентстве именно такая политика. Если ты приводишь более крупного клиента, который платит больше чем клиент твоего коллеги, то ты двигаешься вверх. Это помогает моим сотрудникам думать лишь о том, как привлечь новых клиентов. Хочешь получать больше, работай больше чем все остальные. Джонотан именно такой сотрудник. Он хотел большего, и он это получил. Здесь если у тебя неудачи нужно винить только самого себя и никого больше. Ну и конечно всегда есть конкуренция, злые шуточки, подколки, легкие угрозы, как и везде. Но дальше слов это никуда не уходит, - наконец детектив Ливингстоун принесла чай и поставила две кружки на столик между креслом и диваном. Эльза благодарно улыбнулась и, взяв свою кружку, пригубила горячий янтарный напиток. Чай слегка горчил, что говорило о не самом высоком качестве листа, из которого он был заварен, но это не смущало женщину. Чай это всегда чай, и не важно, какого он сорта, наивысшего или среднего. У нее не было на этот счет таких сильных заморочек как у ее матери.
- Мисс Грант, отвлеченный вопрос задам: Вы бы согласились заплатить выкуп за своего сотрудника? Обратились ли бы Вы в полицию, если Вам позвонили и назвали сумму определенную? – Грант так и застыла с чашкой, не поднесенной к губам. Ее глаза расширились, дыхание перехватило.
- Вы же не хотите сказать, что Джонатана похитили? – Эльза прикрыла глаза и покачала головой, ставя обратно чашку с чаем, потому что пальцы стали дрожать. Она тут же подумала о дочери. Если это действительно так и Джонатана похитили, то ей надо обезопасить дочь и себя. Открыв глаза, она пристально посмотрела в глаза детективу Ливингстоун.
- Конечно же, я бы обратилась в полицию! И, конечно же, сделала бы все, чтобы помочь Джонатону. То, что мы с ним не близки, и не являемся друзьями, еще не говорит о том, что я не буду беспокоиться о нем, если он попадет в беду. Особенно если он попадет в нее из-за меня и нашей работы. Я конечно англичанка, но не бесчувственна, - женщина рассердилась. Эта неизвестность, где Кроули и что с ним происходит, выводила из себя. Глубоко вздохнув, Эльза заставила себя успокоиться.
- Вы не уточняли, почему такой замечательный сотрудник уходил с прежних мест работы, они все были в Шарлотт? Проблемы в коллективе или банальное желание заработать больше? Все ли давали ему рекомендации или такое не требуется в Вашем бизнесе? – Грант пожала плечами.
- Нет, не уточняла. Все агентства находились в разных городах и штатах. Нью-Джерси, Талса, Бриджпорт, Финикс и вот теперь Шарллот. Все прежние его руководители давали о нем лишь хорошие рекомендации. Проблем в коллективе и на прежних местах работы не было. И каждый руководитель с кем я говорила, поздравлял меня и сожалел о том, что Кроули ушел от них, и говорили, что мне очень повезло, раз Джонотан решил работать у меня, - Эльза вновь взяла чашку с чаем и стала пить горячий напиток маленькими глотками. Какое-то время они сидели в тишине, каждая думая о своем. Эльзе не нравилось то, что происходило здесь. Было ощущение, что детектив ее допрашивает, надо сказать в довольно таки мягкой форме, но Констанс чувствовала, что это допрос, и каждое ее слово, реакция все тщательно фиксируется. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что произошло что-то страшное, что ужасное. Но Грант боялась спросить, она не хотела этого знать. Во всяком случае, именно сейчас.
- Мисс Грант, не могли бы Вы мне оказать небольшую услугу?  Вы не могли подготовить список тех фирм, где работал Ваш бесценный сотрудник? Хотелось бы посмотреть на эти «золотые» названия, - легкая улыбка касается губ детектива. Эльза делает последний глоток своего чая, и встает с дивана, ставя свою кружку рядом с кружкой Кларк.
- Конечно. Как только доберусь до своего офиса, сразу же составлю для вас список всех прежних мест его работы, - Грант взяла свою сумочку с дивана и закинула ее на плечо.
– И еще, у Вас есть его последние фотографии? Может, в личном деле или с презентации? Была бы Вам очень обязана, - женщина кивает.
- Да конечно, я все подготовлю, - они выходят из комнаты отдыха и детектив Ливингстоун провожает Эльзу до выхода из участка.
- Спасибо Вам за помощь. Адрес Вашего агентства у меня есть, после я к Вам заеду, - англичанка кивает и молча, выходит из участка. Она доходит до своей машины и, садясь в нее какое-то время, сидит не шевелясь. Встряхнувшись, она набирает Жанни.
- Жанни, я скоро буду в офисе, подготовь мне личное дело Кроули. И найди его последние фотографии, - Эльза говорила спокойно.
- Конечно, мисс Грант, - женщина отключается и одним движением руки заводит машину, пристегнувшись, она отъезжает от участка, направляясь в агентство.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

+2

8


     Как говорил английский [еще один британец на твою голову] историк и проповедник Томас Фуллер: противоречие должно пробуждать внимание, а не чувство. Вот именно внимание не то, что пробудилось, оно обострилось у Ливингстоун после разговора с Эльзой: что-то не вязалось, а что она не понимала, женщина все очень складно говорила, не было видно ни лжи в ее словах, ни уловок, но Кэм было неспокойно. Нутром она чувствовала, что Кроули не прост, каким хотел казаться, не просто так он переезжал, не просто так не говорил о себе и близких: Ливингстоун, конечно, понимала, что не у всех личная жизнь бьет ключом, да так, чтобы на работе разборки происходили или родню знали, но все же случайный разговор по телефону от родителей, поздравление с праздником от друга, ссора, да хоть что-то, показывающее, что человек живой…
     Кэм как раз уже подъезжала по адресу, где проживал Джонатан – обычный дом, ничем не выделяющийся из ряда других и это при том, что Кроули занимал высокооплачиваемую должность в рекламном агентстве? Разве люди из этой индустрии не стремятся жить на широкую ногу, пусть и нужно влезать в кредиты, разве они не из той же среды, что и актеры, певцы и прочие, бросающие пыль и блестки в лицо обычным людям, разве он не хотел бы жить лучше? Еще один паззл не хотел находить места в общей картине.
     Только все это было начало и каким началом! Стоило Камилле подняться на нужный этаж, да войти в квартиру с настежь открытой дверью, как тут же ее окрикнули.
     - Детектив! Только не затопчите мне следы! – она чуть не подпрыгнула от этого крика, срывающегося на петушиный, и повернулась на то, что было его источником – то ли человек в скафандре, то ли гуманоид, выходящий из коридора. На мгновение Кэм замерла, но потом признала эксперта Риза из ее участка, что был облачен в химзащитный костюм. Да, Риз постоянно экспериментировал и не только с одеждой.
     - Бактериальное оружие? Ядовитые летучие вещества? Сибирская язва? Нарколаборатория? Излучение? – в голове тут же миллион вариантов, почему Риз так вырядился, а еще больше вариантов, как много она успела уже вдохнуть или сколько облучения схватить.
     - Нет, ничего такого нет. По крайней мере, пока не выявлено, - тоном, не терпящим возражения, мужчина дал ей латексные перчатки и вернулся вновь внутрь квартиры. – Стойте тут и не мешайте. Вас позовут.
     - Так какого черта ты вырядился, как на Хэллоуин, и пугаешь всех? – Кэм не выдержала, но ни капельки не сожалела об этом: да, нужно все обследовать, но мания Риза начинала выводить из себя – чем на этот раз он боится заразиться, какой выдуманной болезнью, что на этот раз вычитал?
     - Ливингстоун, проходи и не обращай внимания, - Прайз как раз выходил из ванной и нес чемоданчик с инструментами и образцами. – У Ривза обострение после очередного просмотра «Шерлока» [британцы наступают], вчера весь день всех изводил, что на месте преступления нужно быть в защитном костюме, иначе улики будут смазаны, испорчены и прочее, прочее, прочее. Может и прав, но пока что один урон от этого – уже умудрился несколько пробирок разбить, да стулья только роняет и другую мебель двигает, наклониться и взять с пола ничего не может. Ничего, скоро ему станет жарко, сам одумается, - мужчина хмыкнул, завершив жаловаться на младшего коллегу, но тут же посерьезнел. – Знаешь, странная квартира. Никаких следов пребывания человека, живого человека, кроме разгрома в гостиной. Кухня не то что просто вымыта, все с хлоркой прошли, а в ванной ДНК-образчик получилось найти только с пятой попытки. Будто не хотели следы оставлять. Один сплошной дезинфектор… Что сможем, то возьмем... – похлопав мужчину по плечу, ты понимающе улыбнулась.
     - Все бывает, может одна из маний, как у Риза? – уже и неинтересно бедного Риза постоянно подкалывать и упоминать его мании, но ведь здесь могло быть именно так: Кроули помешался на чистоте и день и ночь мыл полы, раковины, плиту, боялся микробов. Конечно, после отравлений и нападений террористов на центральные города, Кэм тоже боялась заболеть, но мания до такой степени не доходила: так руки лишний раз вымоет, да салфетки влажные с собой носит.
     - Бумаги после обследования на пальчики получу? – Прайз улыбнулся и кивнул, не обойти правила, но почитать что на них напечатано можно. Компания «Pegas», какие рейсы производит, о, даже предложения о смене формы бортпроводников – все это забавляло ее, по сравнению с человеческой жизнью это казалось таким пустым, ненужным. – ДНК-образцы отправьте в аутопсию, пусть сравнят с моим неизвестным, - сама же она находиться в квартире больше не хотела, да и не имело смысла это никакого – квартира пуста была, а вот данные о Кроули нужно было забрать, да и опять появлялось время, чтобы подумать.
     Из названных мисс Грант городов только Джерси большой, что было странно: одаренный в своей сфере человек не хочет ехать в Нью-Йорк или Вашингтон, а то и Лос-Анджелес, где крутятся еще большие деньги, где может себе сделать имя, да так, что к нему клиенты будут ездить и в очередь записываться, а не он за ними бегать будет. Почему? Почему он менял один небольшой городок на другой? Почему прыгал так быстро и не задерживался на одном месте? Он будто убегал от кого-то, скрывался, чтобы не нашли. Странно все это. Не удивилась бы Кэм, если за этим мужчиной был «кровавый» след: маньяк, переезжающий с место на место, прикрывающийся работой, будто только о ней и думает. Ой, что только в голову не лезет, какие только безумные идеи не появляются, но она прекрасно помнит слова преподавателей: даже самая идиотская мысль может нести в себе капельку здравого смысла, ничто нельзя отметать сразу. Вот она и не отметает идеи, она их складирует, обдумывает, прокручивает в голове вновь и вновь. Но, черт возьми, не сходится пока ничего: безликая квартира без каких-либо мелочей, что характерны всем, что мужчинам, что женщинам, ни единой фотографии, ни единого письма. Будто нежилая квартира, а место, куда приходят поспать и в любой момент из которого можно сорваться за пять минут, оставив ненужные вещи. Вновь возвращаясь к мысли, что Кроули далеко не прост, что тайна есть и осталось ее только открыть, сковырнув его профессиональный блеск.
     Припарковавшись у офисного здания, где было расположено агентство, Кэм прямиком идет к кабинету директора – мисс Грант или ее секретарь – не важно, кто даст информацию о работе и фото пропавшего, как слышит звонок мобильного телефона своего. Аутопсия на проводе, что странно: обычно док любит общаться вживую, устав от молчаливости своих пациентов, а тут.
     - Ливингстоун на связи. Что случилось, док? Неизвестный ожил?
     - Не хохми, у нас поблемы. Я смог восстановить один из отпечатков, Прайз его пробил и тут началось странное. Тут же информация о владельце была закрыта. ДНК в базе нет, но по предварительным данным ДНК из квартиры и ДНК неизвестного совпадают. Жду, что скоро придут по нашу душу и подчищаю все отчеты. Почему что-то происходит каждый раз, как работаю с тобой? – док отключился, а ты остановилась перед столом секретаря.
     Нет, вот она же чувствовала, что здесь что-то не так, что есть тайна и прочее. Вздыхает глубоко, сосчитав до десяти, и улыбается девушке.
     - Добрый день, я – детектив Кларк, к мисс Уэбстер, - не успела она договорить, как в приемную ввалились двое федеральных маршалов. Без приветствия, без каких-либо слов мужчины подошли к секретарю.
     - Нам нужна Эльза Грант и Джонатан Кроули, - показывая удостоверение и значок, мужчина переводил взгляд с Кэм на секретаря, ожидая ответа.
     - Хм, а я вот тоже ищу их, обоих, но у меня дело есть важное и я раньше пришла, а вы что имеете? – еще бы сказала, а у вас какая отмазка, но сдержалась. Дожили, маршалы интересуются ее пропавшим, ее трупом и ее свидетелем. Веселый денек!

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

+2

9

Сегодняшний день был из разряда: «Что такое не везет и как с этим бороться». Все шло наперекосяк. Сорвалась крупная сделка у ведущего менеджера по частным заказам. «Pegas» уже дважды звонил с требованием поговорить с Кроули, потому что у них в последнюю минуту появилась какая-то крышесносящая идея, которую обязательно надо включить в финальный вариант всех трех вариантах рекламы. И почему-то ты не сомневалась что вместо нормальных и приличных моделей изображающих стюардесс, они заявят, что хотят силиконовых барби с макси-мини юбкой и вообще одеждой. Эльза никогда не понимала этот подход к рекламе. Он, конечно, работает, но все равно такой солидной компании не стоит скатываться до порно-бизнеса. Секс под облаками. Упаси господи ее, чтобы такой рекламы ни когда не вышло под маркой ее агентства.
Через час Эльза готова была уже начинать биться головой об стену, когда услышала странный шум за дверями кабинета. В кабинет с огромными глазами влетела Жанни даже позабыв постучаться.
- Мисс Грант... Там... Там... детектив Ливингстоун, - Эльза удивленно посмотрела на секретаршу. Что же так напугало Жанни в детективе Ливингстоун.
- Да, я ее жду, пригласи ее сюда, - Грант поправила прическу и одернула рубашку.
- И там еще федералы. Они тоже хотят вас видеть. И Кроули хотят видеть, - а вот и причина, почему девушка так напугана. Для любого человека встреча с полицейскими стресс, но если к вам на порог заявляются федералы, да плюс еще ко всему по душу вашего начальника и коллеги, то тут уже начинаешь действительно переживать.
- Федералы? – удивлению Эльзы не было предела. Твою мать Кроули! Что ты натворил, что на мою голову еще и федералы обрушились!?
- Пригласи всех в мой кабинет, и приготовь кофе, -Жанни пулей вылетела из кабинета. Уже через минуту вошли детектив Ливингстоун и двое незнакомых мужчин в черных костюмах. Оба высокие, выше детектива Ливингстоун, широкоплечие. Один афро-американец, второй типичный американец. Ничего примечательного в их внешности не было, разве что взгляд еще более уничтожающий, чем у просто копов.
- Добрый день. Чем могу быть обязана? – Эльза не вставала из-за стола, она сидела идеально прямо в своем кресле, положив руки перед собой, сжимая в пальцах перьевую ручку.
- Специальный агент Джонс, - представился тот, что был типичным американцем, показывая свой жетон.
- Специальный агент Камерон, - представился второй и тоже показал свой жетон.
- Так что же заставило вас искать меня и мистера Кроули? – Эльза говорила спокойно, сжимая в руках ручку, стараясь делать это не слишком сильно, чтобы не белели пальцы от  напряжения. Она посмотрела на детектива Ливингстоун. Она была явно недовольна тем, что федералы ввязались в ее дело.
- Да, детектив Ливингстоун, я подготовила все, что вы просили, - Грант протянула синюю папку со всей информацией по Кроули. Там даже были указаны все проекты, над которыми он работал в ее фирме. Около десятка фотографий с различных ракурсов, так же имелся диск, где была записана его презентация той самой рекламы, благодаря которой он и стал  ведущим менеджером. Эльза всегда выполняла свою работу на отлично, и предвосхищала желания клиента, даже если этот клиент полицейский, и он ищет твоего пропавшего сотрудника. Ливингстоун без лишних слов взяла папку в руки и прижала к себе, словно она держала что-то бесценное. Конечно, когда у тебя на хвосте сидят федералы и у тебя есть информация, которой у них нет, это дает тебе множество очков вперед.
- Мисс Грант вы должны проехать с нами. У нас есть к вам вопросы, - агенты выглядели недовольными тем, что их обскакали прямо у них перед носом. Эльза вскинула бровь.
- Я в чем-то обвиняюсь? И вообще вы объясните мне что происходит? – Грант начинала злиться и, если так будет продолжаться, то может дойти и до оскорбления федеральных агентов находящихся при исполнении. А этого конечно делать было нельзя.
- Вам все объяснят, когда вы проедете с нами, - Джонс говорил тоном, не терпящим отказа. Эльза усмехнулась.
- Прошу вас выйти из моего кабинета. Я должна собрать свою сумку  и поговорить с детективом Ливингстоун наедине, - Эльза говорила таким же тоном что и Джонс. Не терпящим отказа, надменным и совершенно, чопорно-английским. Даже акцент стал более слышен.   
- У вас есть две минуты, - с этими словами оба агента вышли из кабинета, закрыв дверь.
- Детектив Ливингстоун, что, черт возьми, происходит?! – гневно произнесла Эльза. Она подумала о дочери, о том что возможно она в опасности и все из-за того что у всех представителей правопорядка есть свойство темнить.
- Если что-то происходит действительно опасное и угрожающее жизни не только Кроули но и мне, я должна знать. У меня дочь, и я не хочу, чтобы с ней что-то произошло. Скажите что, черт возьми, твориться? – Эльза встала с кресла и стала кидать в сумку ключи от машины, телефон, ручку, блокнот и салфетки. Покончив с этим, она надела пиджак. Написав адрес своего дома, она протянула его Ливингстоун.
- Это адрес моего дома. Раз в игру вошли федералы, значит, что-то серьезное происходит. Обеспечьте моей дочери безопасность. Она должна вернуться от подруги в шесть, - две минуты вышли, и больше не говоря ни слова, женщина вышла из кабинета. Жанни с глазами оленя попавшего в свет фар смотрела на начальницу.
- Жанни, я уезжаю. Вернусь завтра. Мне не звонить и не беспокоить, даже если будет звонить сама Королева Великобритании, - злость придавала ей смелости, но скоро же это пройдет. Скоро злость пройдет, и вот тогда она начнет по-настоящему бояться. Сейчас злость помогала ей не впасть в панику и не начинать тут истереть на ровном месте, хотя Констанс никогда не истерит. Секретарша молча, кивнула ей.
Через час Эльза сидела в допросной. Маленькой комнатушке с металлическим столом и жутко неудобным стулом. Чай что ей принесли, был сносен, и она его медленно потягивала, ожидая, когда же уже явятся, эти чертовы Джонс и Камерон. Наконец дверь открылась, и вошел Джонс. В его руках была увесистая папка, он сел напротив Грант и положил ее напротив себя.
- Что ж мисс Уэбстер, у меня к вам только один вопрос. Где Джонатан Кроули? – Эльза села прямее и, не отрываясь, смотрела агенту Джонсу прямо в глаза.
- Он пропал. Сегодня я обратилась в полицию с заявлением о его пропаже. Он неделю не выходил на связь, и я забила тревогу, потому что у нас скоро сдача очень крупного проекта. И его срыв будет стоить моему агентству очень больших денег, - женщина говорила спокойно, уставшим голосом. Повторять эту историю третий раз за сегодняшний день ее совершенно не прельщало, и уже надоело. Казалось, что от одних и тех же слов на языке появилась мозоль. Эльза рассказала всю историю с самого начала и закончила погромом в квартире. На этом моменте Джонс напрягся.
- Как выглядела квартира? – Эльза удивленно посмотрела на агента.
- Мебель сломана, повсюду валяются бумаги, вещи. Было ощущение, что кто-то что-то искал. Я видела лишь часть квартиры. Я не заходила в нее. Как только увидела погром, тут же поехала в участок писать заявление о пропаже, - голос Грант нейтрален, даже уже пуст, от усталости. Этот день был чертовски длинным, и утомительным. И главное очень нервным. У каждого человека наступает тот миг когда уже ничего, абсолютно ничего не хочется, кроме как завалиться в постель и, завернувшись в одеяло лежать так чтобы тебя не трогали. У Патти как раз наступило это состояние. Она устала и хотела, чтобы все это поскорее закончилось.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

Отредактировано Kathlyn Johnson (2015-02-10 22:28:58)

+2

10


     Что же Кэм напоминала эта ситуация? Кадр из фильма или мультфильма? Ну, конечно, «Люди в черном»! Сейчас один из маршалов достанет приборчик волшебный и сотрет память Ливингстоун и секретарю, предварительно украв на опыты Грант. Именно на опыты и пытки, чтобы выведать, что женщина скрывает о Кроули. Не дождутся, просто так Камилла не отдаст заявителя, а, возможно, и свидетеля по ее делу. Остается вопрос открытый, зачем им понадобился Кроули, кто же он такой, во что вляпался, что по его душу пришли маршалы? Да, Кэм все это не нравилось, но кто сказал, что она будет стоять спокойно, пока что-то неизвестное происходит.
     - Ребят, а у вас в агентстве тоже есть стиратели памяти? – навешивая невинную улыбку, переводит взгляд с одного федерала на другого, еле сдерживая смешок. – Ну, вы понимаете о чем я… - загадочно перебирает в воздухе пальцами, ожидая, пока о них троих доложат мисс Грант. Да, маршалы просто так ничего тебе не расскажут, а вот папку с документами Кэм нужно заполучить. Нет, вот почему они не приехали в участок и не заявили о том, что занимаются делом Кроули, почему не забрали дело, как делают это обычно, а заблокировали данные на умершего. Странно все это, а то, что эти двое никак не реагируют на ее слова, еще больше нервировало – будто не люди, а какие-то киборги со значками.
     - Проходите, мисс Грант готова вас принять, - Жанни нервно улыбаясь, придержала дверь, пока Ливингстоун и два маршала вошли.
     Камилла старалась держаться поодаль и не подходить близко к маршалам, будто от них можно было заразиться чем-то. Да, она, как и все копы, не любила и не любит всех федералов, а что там говорить о чистых ФБР-овцах, хотя в тайне думала о том, чтобы когда-нибудь перейти в бюро – да, это был бы колоссальный шаг по карьерное лестнице, но сейчас все эти мысли испарились, сейчас осталось некое призрение и изжога.
     Слушая, как начали свою беседу маршалы, Кэм хмыкает только: говорят заученно, да и слышны в голосах металлические нотки, точно убеждает себя в том, что тут роботы стоят. Но стоит Эльзе передать тебе папку с нужными для расследования данными, да фотографиями Кроули, как видит изменения на лицах маршалов – не нравится мужчинам, что происходит что-то за их спиной.
     - Это фотографии с последней нашей вечеринки, - достает фотографию с презентации или авте-пати и, покрутив около носа федерала, убирает обратно. – Или более интимное хотите посмотреть? – закусив губу, Кэм смотрит на мальчиков и присаживается в кресло напротив Грант, да так получается у нее это, будто Кэм здесь чуть ли не каждый день бывает.
     Еле сдерживается Камилла себя, чтобы не спросить, где их учили так общаться с людьми, будто Грант – подозреваемая во всех грехах, в том числе и в убийстве Кеннеди. Нет, не в Квантико же, иначе бы в стране точно был тотальный контроль над свободой слова и вообще интернет был бы запрещен, как и обычное общение между людьми. Ливингстоун закинула ногу на ногу, изображая полную расслабленность и даже удовольствие от происходящего, но папку из рук не выпускает, сильнее прижимая к груди только.
     - Вы с ними жестко, - стоило двери за маршалами закрыться, уважительно произнесла. Да, с федералами мало кто может так разговаривать, особенно из числа обычных людей. Но тут же переключает свое внимание полностью на Эльзу. – Мисс Грант, если бы я знала, что происходит, дело Кроули было бы передано прокурору и уже была назначена дата суда, - придерживая папку рукой, а ладони запихивая в карманы, что делает всегда, когда ей непонятно что происходит. Сейчас не мешало бы присутствие напарника, хотя бы для моральной поддержки и уверенности, что в спину тебе никто не выстрелит. -  Единственное, что я знаю, маршалы не занимаются абы кем: это или сбежавшие осужденные и подозреваемые, или свидетели, проходящие под программой защиты. Изучив данные о Кроули немного, склоняюсь ко второму варианту, но черт его знает, что произошло на самом деле. Удивительно, что они не знают о смерти Джонатана, а требуют Вас на беседу, - да хороши кураторы, спохватились тогда, когда его труп найден, да получено заявление о пропаже. Если так работают все федералы, то что ожидать, что у нас что ни день, то проявление очередной террористической ячейки. 
     Кэм не знала, что у мисс Грант есть дочь, как и не знала, что ей ответить на вопрос: сказать то, что именно она думает, что угроза жизни может быть, что Кроули мог вляпаться куда угодно и его смерть может быть не случайностью, а связана с тем из-за чего его охраняли или искали. Был и второй вариант: сказать, что все нормально будет и Эльза может не волноваться, но Камилла не может пойти против своей совести и не может взять на себя жизнь женщины и маленькой девочки.
     - Честно? То, что я думаю? Кроули – не тот, за кого себя выдавал. И я костьми лягу, но выясню, в чем там дело, - она встала и посмотрела на женщину, что собирает сумку: поразительно, сколько всего может быть в таком «бермудском треугольнике», Кэм же уже забыла, что такое сумочка, привыкла без нее обходиться.
     Возможно, ее слова слишком амбициозны, да и она нарушила ими не одно правило – неизвестно, как все обернется, но она не отступится и выяснит, в чем тут дело, дело принципа и безопасности того, кто пришел за помощью.
     - Я за ней присмотрю, - Ливингстоун берет листок бумаги, и мысленно содрогается: маленький ребенок, она не знает, что это, как с этим справляться, это же не преступник. – Пока Вы не освободитесь, она будет со мной, в участке, - а куда еще она может взять малышку [то, что она малышка, Кэм уверена, лет десять не больше должно быть]? Да, и где ребенку может быть безопаснее, чем не там, где десятки полицейских? Ливингстоун не попрощалась с мисс грант, увидятся сегодня, но выходить следом за ней не спешит, раскрыв тут же папку и просматривая места работы Кроули: как она и думала, мужчина переезжал из одного маленького городка в другой.
     - Детектив? – Кэм оборачивается и видит секретаря в дверях с подносом, на котором стоит чашка с кофе. Да, она не могла ошибиться, что там кофе – аромат настолько потрясающий заполнил кабинет, что думать ни о чем не могла уже. – Кофе Вам? - она не просила ничего, но отказаться не можешь. Качнув головой, она улыбнулась девушке, поблагодарив, и вновь погрузилась в бумаги и рассматривание фотографий, найдя парочку, что могла подойти для антрополога, но теперь весь процесс пошел куда приятнее.
     Ливингстоун опомнилась, когда на часах было уже начало шестого и нужно было ехать к дому Грант за девочкой. Попрощавшись с Жанни, удивившись, что она не выставила ее прочь из кабинета начальницы раньше – видно напугана была жутко: федералы, коп и все за один день, направилась по адресу, указанному на листке бумаги.
     - Хэй, юная леди! – она припарковалась у дома мисс Грант минут десять назад и стояла около автомобиля, высматривая девочку, но мимо нее прошла девочка-подросток. Немного неожиданно, но она же не знала возраст дочери Эльзы, как и не знала ее имени – промах Кжм, могла у Жанни спросить все. – Я – детектив Ливингстоун, - показав ребенку [убедила себя в этом, да и проще так тебе] жетон и удостоверение, привлекла ее внимание. – А Вы – мисс Грант, - утвердительно произнесла, смотря на девочку ничего не понимающую. – Я – знакомая твоей мамы, она просила тебя забрать, пока не разберется с делами. Проедешь со мной? – можно было бы остаться в доме, но она не знала, как оснащен дом и безопасно ли в нем.
     То ли говорила она убедительно, толи было уже не раз, что девочку кто-то забирал, но она спокойно пошла к машине.
     - Я – Клэр, мне не нравится, когда меня называют мисс Грант, - девочка садится вперед, а в голосе слышишь знакомые нотки ее мамы.
     - Отлично, Клэр, тогда прошу называть меня Камилла или Кэм. Мы сейчас поедем в участок и ты сможешь увидеть, что такое работа детектива, да и полицейского в целом, - а также накормить нужно девочку и найти свободную комнату, где бы она могла сделать уроки.

В это время в офисе федеральных маршалов.

     
Освещение в конференц-зале было тусклым, окна во всю стену выходили на такое же серое, холодное здание, хотя в комнате было душно.
     - Мисс Грант, с кем Кроули общался в офисе? Особенно тесно общался? – в разговор вступает Камерон, а Джонс начинает ходить за спиной Эльзы из угла в угол, пытаясь тем самым вывести женщину из себя. Не давая возможности ответить, Камерон упирается ладонями в стол перед Уэбстер, задавая следующий вопрос. – Что он Вам о себе говорил? О своем прошлом? – в этот момент Джонс появился с другой стороны.
- Какие у Вас были отношения с ним? – мужчина говорил таким тоном, будто подозревает Уэбстер в убийстве Джонатана. - Вы были близки?

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

+2

11

Уже только когда начался допрос, Эльза вспомнила случайно обронённую фразу детектива Ливингстоун.
«-   Единственное, что я знаю, маршалы не занимаются абы кем: это или сбежавшие осужденные и подозреваемые, или свидетели, проходящие под программой защиты. Изучив данные о Кроули немного, склоняюсь ко второму варианту, но черт его знает, что произошло на самом деле. Удивительно, что они не знают о смерти Джонатана, а требуют Вас на беседу,»
Кроули умер? Как такое вообще может быть? Грант не хотелось в это верить, она хотела, чтобы Джонатан в безумном приступе неизвестно чего умотал в Лас-Вегас проматывать свои деньги и влезать в долги, с которыми потом будет расплачиваться полжизни. Тайно женился на стриптизерше, подарив ей, пластмассовое колечко и чтобы их обвенчал полупьяный Элвис Пресли. Эльза отчаянно хотела, чтобы Джонатан Кроули был жив здоров.
Допрос велся жестко, и с такой позиции, словно она обвиняемая, и это она виновна в пропаже Кроули и возможно в его гибели.
- Вы были близки? – наконец терпение Эльзы закончилось. Она прожигала обоих агентов гневным взглядом.
- А давайте теперь я вам расскажу, кто  я такая и почему все ваши вопросы кажутся мне до безумия идиотскими, - Джонс и Камерон застыли от такой наглости. Обычно с федеральными агентами никто так не разговаривает. Все смертные их бояться. Ну, разве что ЦРУ не боится их, и еще куча тех подразделений, которые неизвестны простым смертным. Но так как Грант относилась к числу простых смертных, по идеи она должна испытывать священный трепет перед агентами ФБР. Но нет, вот она Эльза Грант гражданка двух государств, урожденная англичанка сидит и выговаривает этим двум огромным детинам какие они кретины.
- Я начальник Кроули. Я не сплю со своими подчиненным, это, во-первых, и во-вторых для справки я лесбиянка, - на этой фразе оба агента переглянулись, словно не верили словам Эльзы.
- И если вы такие всемогущие, то вы можете легко и просто это подтвердить. Ровно восемь лет назад в Лондоне случился крупный скандал, связанный с моим именем, именем моего отца, который крупный магнат в Великобритании, именем моей матери истинной аристократкой имя семейства, которой уходит в глубины истории Великобритании, моей ориентации, и лишением меня всего наследства, которое я могла бы унаследовать будь я особой гетеросексуальных предпочтений, - Грант говорила с нескрываемым презрением и сарказмом. Ее все это бесило, раздражало и злило. Она хотела оказать дома в своей постели или на диване рядом с Клэр и смотреть любимые фильмы дочери. Хихикая вместе с ней над очередным смазливым актером снявшемся в том или ином фильме. Закончив говорить, она откинулась на спинку стула и скрестила руки на груди.
- Джонатан за все время своей работы ни разу ни говорил, ни о своей семье, ни о своем прошлом. Я знаю лишь, то где он работал, а, следовательно, жил последние пять лет, больше из его прошлого мне ничего не известно. Да меня это и не интересует, мне важно как он работает здесь и сейчас и главное на меня, - Эльза с резкого пренебрежения и язвительности перешла на холодность и отстраненность, словно ей это уже так наскучило, что она готова уснуть прямо здесь на месте, что было не так уж и далеко от правды.
- И скажите мне уже, черт возьми, что происходит? Я устала от этих тайн и интриг. Я хочу простого ответа на свой вопрос, - Джонс и Камерон сидели с такими мрачными лицами, словно Грант призналась, что убила их матерей. Раздраженно вздохнув, Эльза покачала головой и стала смотреть мимо агентов на стену.
- Если вы не собираетесь предъявлять мне в чем-то обвинений, то я ухожу. Я не обязана здесь сидеть всю ночь и смотреть на ваши мрачные лица, - Эль снова прожгла гневным взглядом обоих мужчин. Ни один мускул не дрогнул на их лицах. Эльза мило им улыбнулась, превратившись из стервы в милую и добрую женщину.
- Ну что же, мне было приятно с вами пообщаться. Спасибо за чай, а теперь прошу меня простить, я ухожу, - Грант встала и, взяв свою сумку, вышла из допросной, не оборачиваясь с идеально прямой спиной. Она понимала, что возможно нанесла им оскорбление, но ей было на это плевать. Она устала и хочет домой. Осталось только забрать дочь от детектива Ливингстоун и вытрясти из нее всю душу и заодно всю правду о том, что же происходит.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

Отредактировано Kathlyn Johnson (2015-02-26 19:24:48)

+2

12

Офис федеральных маршалов.

     Камерон и Джонс только переглянулись на заявление Грант о своей ориентации: все возможно, но и возможно, что женщина изменила своим вкусам. Не будут же они ей под юбку лезть.
     - Мы не уполномочены отвечать на Ваши вопросы, мисс Уэбстер, - Камерон невозмутимо посмотрел на женщину и сел напротив. Она сама облегчила им работу, вскочив и решив уйти. Они не стали за ней идти, зная, что ее не допустят никуда, куда ей не нужно попадать.
     - Нужно за ней «ноги» приставить, - Камерон скользнул взглядом по Джонсу и тот встал выполнять указание старшего.

Полицейский участок.


     Вот почему она так просто согласилась побыть ? Почему не отправила за девочкой заехать кого-нибудь из патрульных: и быстрее было бы, и проще намного – патрульные не стали бы беседы вести, а если и стали, то сегодня в патруле мужчины и смогли бы наговорить юной особе приятностей разных.
     - Не часто у меня в служебном автомобиле сидят дети, непричастные ни к чему плохому, - Кэм не знала, что говорить Клэр, да и как: если она будет рассказывать что-то о своей работе, то обязательно напугает девочку – увлечется, описывая место преступления или сам труп, а то и просто рассказывая кто виновен в убийстве того или иного человека, объясняя мотив. Нет, это будет слишком для маленькой девочки, рано ей еще такое слушать, хотя ты прекрасно Ливингстон знает, что дети разные бывают и Клэр может знать намного больше ее об убийствах. Вот только проверять Камилле тут же расхотелось, стоило ей вспомнить мать девочки – Эльза точно ее придушит, если ее ребенок увидит труп или что-то подобное.
     - Да? Только детей-преступников возите? – девочка звонко рассмеялась, а Ливингстон стало неловко. – Может, и я причастна к чему-нибудь, что скажете, Камилла? Вы же меня не знаете, только если со слов мамы, а она многого не знает обо мне. У всех есть тайны, не находите.
     Кэм чуть не икнула, услышав слова о тайне и о том, что Эльза не знает свою дочь: веселая, однако, семейка! Но нотки Эльзы в голосе Клэр детектив слышала отчетливо, точно дочь своей матери. Ох, и намучается она с обеими, в этом Кэм была уверена.
     - Не только преступников, но и потерявших детей, забытых своими родителями, а то и брошенных, похищенных… Ситуации разные бывают, как и люди, - не говорить же ей о том, что дети чаще, чем взрослые становятся объектами насилия, и в таком виноваты не только родители, но и сами несмышлёныши. – Знаешь, как мы поступим, мы в участке проведем тебе экскурсию. Скажем, это будет твои личный день по представлению профессии, - детектив говорила восторженно, вспоминая свой первый день в участке, когда наставник ей рассказывал, что и где находится, какие есть правила внутренние, которым не учат в Академии никогда, да и вообще, что нужно забыть все, чему ее там учили – на улице ей это не поможет никогда. Как сейчас она помнила тот день – насыщенный, необычный, столько всего произошло тогда забавного: и с наставником поругалась, и кофе его облила совершенно случайно и кошку поползла спасать, будто ей 5 лет, а в итоге вышли на нарко-лабораторию, даеще с офицерами из ОВР познакомилась [с теми самыми, с которыми потом работать стала вместе], застрелив нападающего. Отличные были дни, намного лучше тех, когда она уже была наставником.
     - Я не думала идти работать в полицию, - осторожно Клэр произносит, будто напуганная твоими словами, считая Камиллу одержимой работой. Это заставляет ее улыбнуться шире и счастливее.
     - Никто и не говорит, что ты туда пойдешь работать. Это будет только экскурсия, скоротаем время, - подмигнув, Ливингстон увеличила скорость, желая, как можно быстрее добраться до участка и узнать, если данные по аутопсии, если анализы на токсины и прочее.
     Припарковавшись на служебной стоянке, она медленно шла в сторону участка, попутно объясняя Клэр, что и где находится.
     - Это служебная стоянка, как видишь здесь находятся патрульные автомобили, которые видно издалека, рабочие автомобили детективов, которые оборудованы также, только внешне более неприметны, ну и личный транспорт мы тоже оставляем здесь, - в этот момент дверь приемника открылась и туда въехал патрульный автомобиль, Ливингстон подхватила девушку под руку и, увеличив скорость, они успели зайти внутрь, пока металлическая дверь не опустилась.
     - Сюда патрульные доставляют задержанных, - не став дожидаться, пока из машины выведут задержанного, Кэм открыла дверь и пропустила Клэр внутрь. – В этом помещении происходит оформление задержанных, их досмотр – все колющие и режущие предметы изымаются, и их отправляют в камеру, пока ими не займутся детективы. Большинство, как протрезвеет, отправляется домой с штрафами, а остальные… ну, это детективам и прокурорам решать, - Камилла пропустила Клэр дальше, видя, как девушка сжалась – то ли испугалась, то ли думает, окажется ли она когда-нибудь здесь. Ничего, это будет отличный опыт для нее, не захочет нарушать закон и пить лишний бокал вина.
     - Итак, сейчас мы находимся в главном зале полицейского участка, - Кэм провела рукой, показывая это шумное помещение, где люди в форме ходили, отвечали на звонки и сами звонили. Мать Клэр не была удивлена таким авралом, да и дочь похоже тоже – это Ливингстон только радовало. – Именно сюда обращаются жители нашего города с теми или иными жалобами, заявлениями или приходят по повестке или вызову. Обработка большей части оперативной информации проводится также здесь, которая поступает затем в диспетчерскую, откуда по рации получают ее патрульные и реагируют, - придерживая девочку, она повела ее дальше, не давая возможности кому-нибудь из участка остановить их, спросить что-либо или посмеяться, что стала Ливингстон нянькой или мамой. По плану у Камиллы самое лучшее место в участке – нечто, напоминающее кухню, именно это нечто становится лучшим в мире бистро – тихим местечком, где можно забыть на пару секунд о всем плохом, что есть.
     - Присаживайся, сейчас заварим чай, - подойдя к одному из торговых автоматов, загрузив пару мелких купюр, Кэм нажала несколько кнопочек и через пару секунд в лоток упали упаковка с печеньем и шоколадные батончики [удивительно, что автомат сработал сразу же и не пришлось использовать силу, выбивая заказанное]. Могут же они устроить женскую посиделку и поболтать ни о чем? – Здесь у нас святая святых любого участка. Это место начинаешь ценить, когда из-за какого-нибудь чрезвычайного происшествия несколько суток остаешься на службе, без перерывов и только мечтаешь вернуться домой, - Кэм уже заваривала чай, когда поняла, что подопечная молчит все. – Еще у нас есть раздевалки, душевые, спортзал, оружейная… Но туда, мы не пойдем, - улыбнувшись, ставя чашку с чаем перед Клэр и присаживаясь напротив, Камилла уже готова начать разговор ни о чем, как им мешает док с ходу начиная рассказывать о вскрытии.
     - Вот ты где! Как жаль, что ты опять отказалась мне ассистировать, хотя бы посмотрела, как правильно нужно грудину щипцами перекусывать… - только шиканье Ливингстон его останавливает и он внимательно смотрит на нее по верх очков удивленно. – О, какая у нас тут красавица… - Камилла делает страшные глаза и мужчина успокаивается.
     - Доктор Эндрю Мэтьюс, патологоанатом, мисс Клэр Грант, школьница, – улыбнувшись, она смотрит, как мужчина целует девочке ладонь: так мило все выглядит, но так неуместно в участке. – На сегодня моя подопечная. Вы что-то выяснили? – пристальный взгляд на мужчину и она уже берет папку с отчетом в руки и читает там, где мужчина указал. Транквилизаторы. Черт, если бедолагу так избили предварительно накачав успокоительными, то это мог сделать любой – сопротивления не было бы в ответ. – Это точно он? – переворачивая страницу и смотря данные экспресс-теста ДНК. На 92% это Кроули. Великолепно! Больше сидеть и чаевничать нет времени, нужно дальше действовать и обзванивать предыдущие места работы, да проверять кредитки.
     - Клэр, милая, может возьмем наши чашки и пойдем в мой кабинет? Там тише и сможешь уроки сделать, - или что там девочка должна сейчас делать. Все документы придерживая подмышкой, Кэм взяла чашки и, указывая девочке дорогу к кабинету, пару раз чуть ли не роняя чашку на пол, когда в Ливингстон практически врезаются офицеры.
     - Обычный рабочий день, - спокойно произнесла, на что девочка только хмыкает. Разместив девочку поудобнее за отдельным столом и начиная обзванивать всех по списку Грант-старшей. Три раза ничего, а вот на четвертый раз выясняется, что у него была девушка в агентстве и произошла очень некрасивая история – она пыталась покончить жизнь самоубийством, но ее спасли, теперь сидит на лекарствах, а сейчас уехала в отпуск. Попросив, чтобы Кэм выслали данные девушки на факс [тут и транквилизаторы, тут и сила небольшая – сходится же], обзванивает дальше, но нового ничего. Счета тоже ничего ей не дают – транзакции обыкновенные, больших сумм не снимал. И к чему тут маршалы? Тяжело работать, когда между агентствами нет взаимопонимания. Но больше волнует, куда девочку везти после – уже девять вечера и Камилла думала направиться домой.

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

+2

13

В девятом часу Эльза подъезжает к участку и, заглушив мотор, какое-то время сидит в тишине, не двигаясь с закрытыми глазами. Это был чертовски трудный день, безумно длинный. Только девять вечера, а она уже выжата как лимон. Боги, неужели Джонатан действительно мертв? Кому нужна его смерть? И почему именно сейчас? Эльза понимала, что мысли о потере денег за не выполнение контракта так мелочны в данной ситуации, но она бизнеследи и она должна об этом думать, если хочет чтобы ее агентство процветало. Она надеялась, что в сложившейся ситуации руководство Пегаса проявит лояльность и снисхождение и даст им чуть больше времени на решение всех проблем. Благо она заставляет всех своих сотрудников скидывать всю информацию на ее личный сервер, где она все хранит. В случае чего она всегда может подстраховаться и представить проект сама или поручить это другому человеку. Такая система всегда работала на ура, и сейчас она, можно сказать, спасала жизнь Грант. Но отсутствие финального варианта всех реклам сильно осложняло ее жизнь. Возможно, если попросить, то ей смогут отдать ноутбук Кроули. Он хранил всю информацию там.
Тяжело вздохнув, Эль открыла глаза, и вышла из машины, прихватив свою сумочку. Она собиралась серьезно поговорить с Ливингстон  и теперь уже ни какие отговорки ее не остановят. Если понадобится, она применит силу, Эльза понимала, что ей за это грозит ночь за решеткой и обвинение в нападении на должностное лицо, но ей нужна правда, и она должна знать, с чем имеет дело. Потому что если это действительно что-то серьезное ей надо защитить дочь. Она самое дорогое, что есть в ее жизни, и она на все пойдет, чтобы защитить ее.
Зайдя в участок, она подошла к дежурному полицейскому. Все тому же самому что и сидел утром.
- Я к детективу Ливингстоун , - мужчина внимательно посмотрел на женщину и узнав ее кивнул, подозвав одного из охранников. Охранник проводил Грант к кабинету Ливингстоун. Постучавшись, она вошла в кабинет. Клэр сидела за одном из столов, что-то изучая в своем телефоне, и быстро печатая в нем. Эльза усмехнулась и, подойдя, поцеловала дочь в белокурую макушку. На секунду она прикрыла глаза и вдохнула чистый цветочный запах волос дочери.
- Милая, можешь подождать меня за дверью. Мне надо поговорить с детективом Кларк, - Клэр закатила глаза и тяжело вздохнув, улыбнулась Констанс. Переходный возраст порой делал ее ангела совершенно несносным.
- Пока, Камилла, - с этими словами Клэр подхватив свой рюкзак, вышла из кабинета Ливингстоун. Эльза вскинула бровь, молчаливо спрашивая у детектива, откуда эта фамильярность.
- Знаете, у меня была увеселительная беседа с теми милыми джентльменами, в ходе, которой они обвинили меня в том, что я сплю со своими подчиненными, скрываю информацию и возможно виновна в пропаже Джонатана, - Эльза подошла к столу детектива и, оперевшись на него руками нависла над девушкой. Она была в гневе, но сдерживала себя из последних сил.   И если Камилла начнет юлить, то тут начнется Армагеддон масштаба этого кабинета.
- Я устала, злая, возможно скоро потеряю огромную кучу денег и стану еще злее. Так что говорите лучше по-хорошему что, черт возьми, происходит!? – Эльза цедила сквозь зубы каждое слово. Она редко так злилась, но сейчас она действительно устала и ее моральные резервы истощились. И быть вежливой и милой сил не осталось.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

Отредактировано Kathlyn Johnson (2015-03-09 19:21:53)

+1

14


     Чай уже был давно и благополучно забыт, а Камилла допивала третью или четвертую  кофе, ловя на себе смешливые взгляды Клэр: не объяснять же ей, что только на кофе и держится в последние дни, не думая о том, чем ей это потом будет грозить – язвой, гастритом или еще какими-то заболеванием. Девочке же не предлагает этот напиток – не уснет вовремя, а ей потом от Эльза нагоняй получать, хотя этот самый нагоняй получит она в любом случае, уверена.
     - Клэр, ты все задания выполнила? – откладывая очередные распечатки с банковскими выписками и не найдя ничего необычного в них, Ливингстон смотрит на девочку, что увлеченно с кем-то переписывается на телефоне. Во времена детства Кэм не было столь развитых гаджетов, чтобы общаться с друзьями, и они чаще встречались, нежели переписывались. Сейчас же все наоборот: дети находят в сети разных людей, даже не знают, кто они, и переписываются с ними, встречаются в жизни, а дальше… дальше очень часто начинается работа Ливингстон и ее коллег.
     - Все, что могла сделать здесь, у меня не все учебники с собой, да и в летней школе практически ничего не задают, - нехотя отвечая, девочка даже не оторвалась от экрана телефона: что-то читая, хихикая и тут же строча ответ. Все это не нравится Камилле: она встает и подходит к девочке. Да, она не может потребовать у нее телефон и проверить с кем она разговаривает, но вот показать к чему общение с неизвестными может привести – вполне. Будто бы случайно детектив берет папку на столе, где сидит девочка, и делает вид, что не замечает, как из папки выскальзывают несколько листков с данными по убийствам несовершеннолетних, совершенных педофилами – пусть девочка почитает, поймет может быть что-то.
     Камилла только села обратно за стол, как в комнату ворвалась мисс Грант, словно ураган, возникающий на ровном месте и увлекающий все за собой, разрушающий все, до чего может дотронуться. Заблаговременно Ливингстон поставила чашку с еще недопитым кофе подальше, чтобы не смахнула ее бушующая Эльза, а чашку жалко – подарок от очень хорошего человека.
Внимательно наблюдаешь за семейной сценой, сдерживая улыбку, да делая вид, что читает очередной документ, когда Клэр проходит мимо нее.
     - Пока-пока, Клэр! Заходи, всегда буду рада, – Кэм игнорирует полностью недоуменный взгляд матери девочки и невинно улыбается ей. Она не собирается изображать из себя гюрзу и держать в ежовых рукавицах, да и не чувствует себя намного старше этой девочки: да, опыт жизненный есть и не во всем хороший, да, по годам старше, но как было шило в одном месте, так оно и осталось там.
     Только невинная улыбочка сползает с лица Камиллы, стоило мисс Грант начать качать права – или как назвать еще этот наезд на представителя закона? Женщина словно бульдозер жаждет размазать Камиллу по паркету, да выпотрошить, как патологоанатом. Минуту Кэм еще терпит, на второй уже начинает закипать: какого ежика пушистого Эльза хочет, неужели не понимает, что не имеет права Кэм  ей ничего говорить, пока идет следствие.
     - Все сказала? – переходит на «ты» и встает, также упираясь ладонями в стол, глядя прямо в глаза женщине. – Что произошло, то произошло, это раз. Разглашать информацию я не имею права, это в интересах следствия, это два. Не нужно мне приказывать, это три, - шумно выдыхая, смотрит на Констанс, и понимать, что просто так она от нее не отстанет. Ну, и ладно. – Что происходит? Хорошо, сейчас увидишь! – берет под руку женщину и выводит из кабинета, направляясь к лифту. – Клэр, посиди в кабинете и никуда не выходи. У нас с мамой очень интересный разговор намечается, - захлопнув дверь за девочкой, тут же набирает номер дока, прося подготовить «твоего милого». Конечно, зрелище не для слабонервных ожидает их, но только так Грант сможет успокоиться либо переключиться с крика. Камилла не спрашивает готова она или нет, это ей не нужно. Стоило дверям лифта открыться в подвальном помещении, как она ведет женщину в прозекторскую, не говоря ни слова.
     - Док, мы сами справимся… - она не опознание производит, да и ДНК-тест уже проведен. Ливингстон подходит к открытому «холодильнику» и вытягивает резко металлический поддон, на котором тело лежит, прикрытое простыней. Начинает с того, что показывает ладонь с татуировкой, но через пару секунд одергивает простыню, показывая лицо лежащего. – Происходит то, что у нас есть труп, что им интересуются маршалы, да и ФБР-овцы запрос послали, но вот простым смертным ничего не говорят, - она закрывает лицо погибшего и аккуратно заталкивает его обратно, закрыв холодильник. – Полиция, как слепой котенок сейчас, у нас обрезали все каналы, и все, что я могу – искать там, где это возможно. У меня есть зацепка и я ее собираюсь раскрутить, - разворачивая Эльзу, направляет ее из аутопсии, продолжая говорить. – Если Вы боитесь оставаться дома, переночуйте в гостинице с Клэр или… - нет, она этого не должна была произносить, но слова сами срываются с губ. – Или у меня дома, пока мы все выясняем, - сказала и тут же язык прикусила, стараясь не смотреть на Констанс.

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

+2

15

- Все сказала? – от резкого тона детектива Эльза резко выпрямляется и холодно смотрит на девушку. Резкий переход на «ты» раздражал женщину, но она понимала, что перегнула палку. Все же эта девушка детектив, представитель закона и если она захочет она может сильно потрепать Грант за ее несдержанный характер и язык.
– Что происходит? Хорошо, сейчас увидишь! – Камилла встала из-за стола и, взяв ее за руку как маленького ребенка, вывела из кабинета. Эльза еле поспевала за широким шагом Ливингстоун на своих шпильках, но она не жаловалась. – Клэр, посиди в кабинете и никуда не выходи. У нас с мамой очень интересный разговор намечается, - дочка удивленно смотрит на вас, но послушно заходит в кабинет. Доходите до лифта. Двери открываются практически сразу. Зайдя в лифт детектив, нажимает кнопку подвала. Грант молчит спокойно стоя рядом с Ливингстоун. Если она думает что меня можно так напугать, не на ту нарвалась. Но как же Эльза ошибалась в тот момент. Лифт остановился, и Грант поняла, что это морг. А точнее прозекторская, где проходят вскрытия мертвых. Детектив молча, провела женщину к одному из открытых холодильников. Когда она резко достала металлический поддон с одним из тел, до Грант наконец дошло что Ливингстоун хотела ей показать. Сначала она показала ей ладонь с татуировкой. Той самой, что была у Джонатана. И Эльза наконец осознала что Джонатан Кроули умер, а точнее был убит. Стоило детективу Ливингстоун откинуть простынь с головы Кроули, как Эль подумала, что ее скудный обед сейчас вернется обратно. Это было ужасно и отвратительно. Некогда привлекательное лицо Джонатана исчезло. На его месте теперь осталось кровавое месиво. Эльза не отвернулась, не закрыла глаза. Она понимала, что теперь ей еще очень долгое время будет это сниться   в кошмарах. Наконец она подняла полный безразличия взгляд на Ливингстоун. Она понимала, что у нее сейчас шок, и скоро он пройдет и тогда ее накроет. Но сейчас стиснув зубы Эльза молча, смотрела на детектива, ожидая продолжения шоу. Да, она понимала что Ливингстоун специально ей это показала, чтобы Грант наконец заткнулась и прекратила вести себя как последняя сука. Наконец детектив прикрывает Кроули, и убирает обратно его тело в холодильник, выходите из аутопсии, но останавливаетесь, так и не доходя до лифта. Последние слова Камиллы заставляют Эльзу начать реагировать. Она шумно втянула в себя воздух и на секунду задержала дыхание, прикрывая глаза. Но лицо Кроули точнее то, что от него осталось, словно выжгли на сетчатке глаз Грант. Она поспешно открыла глаза, медленно выдохнув, снова взяла себя в руки. Она понимала, что возможно сейчас ее лицо белее смерти, но она справится. Она это выдержит. Она сможет. Не ради себя, так ради дочери.
– Если Вы боитесь оставаться дома, переночуйте в гостинице с Клэр или…   Или у меня дома, пока мы все выясняем, - внимательно изучаешь лицо Ливингстоун и видишь что девушка жалеет о своих словах. Но острое желание быть не одной хотя бы в эту ночь перевешивает все. И Эльза кивает.
- Да. Эту ночь, я и Клэр проведем у вас дома, - Эльза говорила тихо, безумная усталость звучала в голосе женщины. И единственное что ей сейчас хотелось это лечь спать, но дома или в гостинице будет только Клэр, а она слишком переживала за безопасность дочери, чтобы чувствовать себя спокойно. Если рядом будет Ливингстоун хотя бы в эту ночь, то Грант сможет с этим справиться.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

+1

16

     Слово не воробей, не так ли? Сколько раз за жизнь человек жалеет о том, что сказал что-то лишнее близкому, любимому человеку, сколько раз жалеет, что вовремя не прикусил язык и обидел словом? А сколько раз мы психуем из-за того, что даем обещание, которое будет крайне сложно выполнить, да что там сложно, практически невозможно! Вот зачем она предложила переночевать у себя? Можно подумать, у Кэм дел и проблем других нет, да и не квартира, а огромный дом в элитном районе.
     Кивает головой, запихнув руки в карманы брюк, и продолжает молча идти к лифту, слыша, как при каждом шаге Эльзы эхо от ее каблучков разносится по коридору – в это время здесь мало живых людей, как и мало опасности, просто не откуда ей здесь взяться [упорно заставляет себя не вспоминать случай, произошедший в соседнем участке всего пару недель назад, когда как раз на аутопсию напали, чтобы выкрасть труп].
     День был суматошным, а теперь еще и вечер и ночь такими будут: говорил же ей наставник в первый же день службы – никогда не переноси на себя происходящее, никогда не сочувствуй по-настоящему, выполняй свою работу и иди дальше. Сейчас нужно думать не только о себе, но еще и о двух гостях в доме, но если хорошо подумать, то нет ничего страшного в этом – накормить, да спать положить, предварительно проверив закрыты ли окна и двери для успокоения себя самой: нет ведь никакой опасности, совершенно нет! Хотели бы Грант вывести из игры – убили бы ее или навредили дочери, так что ожидать опасности неоткуда.
     - Не отставайте, - скорее для того, чтобы хоть что-то сказать произнесла, нежели для того, чтобы подогнать женщину. Подняться на несколько этажей вверх, да и зайти в кабинет, где Клэр вновь неотрывно смотрела в телефон, не заняло много времени. Черт, вот посмотришь на подростков, вспомнишь себя в таком же возрасте и не захочешь заводить ребенка никогда в жизни, но стоит увидеть, как молодые мамочки с нежностью и любовью держат на руках новорожденных или гуляют в парке с колясками с таким гордым видом, будто их дети – маленькие Эйнштейны. В такие моменты что-то скребется у Ливингстон внутри и понимает она, что, наверное, единственная в классе, единственная из выпуска своего в Академии еще не успела создать семью – не думала даже об этом, но ей этого не хватает: кажется, что уже готова даже родить ребенка [без брака, без мужчины в жизни, без благословения родителей], временами уже не ведет себя безрассудно, думая о будущем, не геройствует за зря!
     - Клэр, что думаешь о пицце, коле, да чипсах под «Шербургские зонтики» или «Унесенные ветром»? – с порога произнесла, заставляя девочку вздрогнуть. Да, Кэм прекрасно понимала, что ребенка кормить нужно нормально, что фильмы такие сейчас не смотрит молодежь [еще немного подобных пониманий и перестанет себя считать молодежью], но она еле передвигаешь ногами и не обедала, чтобы долго провозиться с готовкой или ждать в ресторане, когда повара сотворят гениальное блюдо. – А на десерт мороженое с тертым шоколадом? – все калорийно и жирно, но за сегодняшний день они заслужили все это и в двойном, если не в тройном размере. – Мама не будет против, - не поворачиваясь и не смотря на женщину, понимает, что как раз таки мама будет против и она следит за питанием получше ее и все это не приемлемо, но поздно пить успокоительное. Прикидывая, что нужно заказать только пиццу, остальное дома есть, да и ничто в квартире не разбросано – плюс того, что живет одна и все кладет сразу на место.
     - Правда? А что за повод? – таким тоном девочка произносит, будто мама ей не разрешает подобное есть, да и вообще никогда вечера не проводит с дочерью. Что ответить – вот это задачка из задачек, нельзя же говорить Грантр-младшей, что они возможно в опасности, что мама боится ее.
     - Считай, что это девичник и сегодня вы ночуете у меня, - отдала бы что угодно, лишь бы не было подобного девичника никогда – не любила она подобные посиделки не только на своей территории, но и вообще: лучше побыть одной, почитать книгу или пару кругов пробежать по парку, а на крайний случай погонять на машине.
     - А другого ничего нет посмотреть? Скукотища же, наверное, Кэм, – Ливингстон хмыкает девочке в ответ и рукой показывает, чтобы освобождала помещение. Проверяет пистолет в кобуре, да набрасывает куртку, не забыв прихватить данные, что подготовлены были в агентстве – что-то в них она не может найти, какую-то несостыковку, на выходе просит дежурного, когда факс для нее придет переслать, да позвонить. Вроде все учтено и можно выдвигаться.
     - Следуйте за мной, буду стараться не ехать быстро, - еще одна дурацкая привычка, которую переняла у напарника, но сегодня сможет сдержаться и не гнать. Уже из машины заказывает пиццу – по ее расчетам, как раз доставят к тому времени, когда приедут, заводит двигатель и нажимает на педаль газа, ныряя на ночные улицы, плохо освещенные фонарями.

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

+1

17

Эльза на автомате шла за Ливингстоун. Она понимала, что сейчас все еще находится под увиденным и шоковом состоянии. Это спасало ее сейчас. Неизвестно что будет дальше, когда она отойдет. Может, запрется в ванной и будет рыдать всю ночь, или напьется до беспамятства. А может, начнет все крушить. Эльза не знала что будет делать после того как отойдет. Она пообещала себя вести рядом с дочерью как обычно. Но возможно ее выдавала непривычная бледность, а может то, как сильно она вцепилась в руль, когда они уже сели с Клэр в машину. Грант слышала о том, что предлагала Камилла, пусть она и не одобряла подобной еды на ночь, но перечить не стала. Бессмысленно. И в принципе это не важно. Что такое вечернее обжорство по сравнению с тем, что она видела в морге. Эль даже думать не могла о еде, потому что перед глазами постоянно стояло кровавое месиво, некогда бывшее лицом Джонатана, и от этого ее бедный желудок постоянно скручивали спазмы. Эльзу тошнило, но заставила себя следить за дорогой и не обращать внимания на эти позывы. Клэр наблюдала за матерью. Женщина знала этот взгляд. Она была готова к тому, что сейчас дочь начнет закидывать ее вопросами.
- Мам, что происходит? Мы же не просто так едем к Камилле домой? И давно вы дружите? Почему ты мне про нее не рассказывала? – девочка перевела дыхание, чтобы закидать Эльзу еще партией вопросов.
- Над каким делом вы работаете? И почему ты такая бледная и напряженная? – Грант слабо улыбнулась своему светловолосому ангелу-дознавателю. Клэр такая, она закидает тебя сотней вопросов, и не отстанет, пока ты не ответишь на все них.
- Ничего не происходит, - на удивление голос Эльзы звучал, как обычно и ее это несказанно порадовало, - и мы действительно едем к Камиллы просто так. Не так уж и давно, - а про себя женщина добавила, что вообще-то она знакома с Камиллой только с сегодняшнего дня, - А не рассказывала, потому что не считала нужным рассказывать. И наше с ней дело тебя не касается. И я просто устала. Это был долгий и тяжелый день, - что, правда, то, правда. Он действительно был длинным и тяжелым. Можно даже сказать что невыносимо тяжелым, особенно его финал. Хотя... До финала еще далеко.
Наконец подъехали к дому Кларк. Выбравшись из машины, Эльза заметила, как следом за ними притормозила еще одна машина. Сердце Эль предательски забилось на уровне горла. Она что теперь каждого шороха бояться будет? Да, будет, после увиденного она будет бояться не просто шорохов, а теней. Как, оказалось, спустя минуту это был простой разносчик пиццы. Значит, Камилла заказала ее по дороге домой. Расплатившись за пиццу, Ливингстоун впустила Эльзу и Клэр в свою квартиру. Она оказалась довольно простой, чистой и ухоженной. Видно, что Камилла живет здесь одна. Эльза скинула туфли возле двери в квартиру, и осталась стоять возле двери, рассматривая гостиную, которая начиналась практически сразу за входной дверью. Эль чувствовала себя немного неуютно, она же можно сказать практически навязалась Камилле, воспользовавшись минутной слабостью детектива. Но ей действительно необходимо было общество молодого детектива. Клэр скинув свой рюкзак с плеч, вольготно расселась на диване, немного поерзав на нем устраиваясь поудобнее. Это вызвало улыбку на губах женщины. Она все еще стояла возле двери, не решаясь пройти дальше. Ее дочурка сразу же почувствовала себя здесь как дома. Она с интересом осматривала гостиную. А вот Эльза боялась быть слишком навязчивой. Хватит с нее на сегодня наглости и хамства. Свой лимит она исчерпала, возможно, даже превысила его.   Все чего ей хотелось это раздеться и упасть спать и чтобы ничего не снилось ей в эту ночь. Но она прекрасно знала, что этого не произойдет. Она не сможет сегодня спать спокойно. Не сможет.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

0

18


     На удивление вечерние улицы не оказались переполненными, как это обычно бывает – праздная молодежь, что стремится устроить гонки, будто повымирала. Да, с одной стороны хорошо – не будет аварий, с другой стороны – Кэм нравилось смотреть на гонки [только смотреть, не участвовать], чувствовать скорость на расстоянии, будоражить кровь так. Настоящей скорости ей вполне хватало на работе: один напарник чего стоит с его умением управлять автомобилем так, что уже много раз Ливингстон прощалась мысленно со всеми родными и близкими, чувствуя близкую мучительную смерть. Обошлось, конечно, но видно кусочек кармы, притягивающий неприятности к Камилле все-таки прицепился: иначе как назвать все то, что было сегодня, все то, что творится с самого утра? Сумасшествие или проверка на прочность ее разума, ее нервов, мозгов и выдержки? Ну, ладно, разум дал огромный сбой и последствия этого сбоя едут в машине следом за Камиллой: сама предложила, рассчитывая, что мисс Грант поведет себя так, как  обычно поступает Кэм в подобных случаях – откажется ехать к чужому человеку, предпочитая остаться в своем собственном доме, где все знакомо, где можно спокойно обдумать все и где безопасно бывает иногда. Но, видимо, не все такие, как она, не все привыкли играть с жизнью, не думая, что кому-то жизнь твоя дорога.
     Всю дорогу Камилла пыталась сдерживать себя, то и дело убирая ногу с педали газа и поглядывая в зеркало заднего вида – на месте ли автомобиль Эльзы, не отстали ли они. Она не понимала до конца действительно ли угрожает женщине и ее дочери опасность, но пока что ничего не известно и лучше не рисковать. Черт, почему именно к этой женщине Камилла прониклась теплотой, почему решила переступить через свои принципы и почувствовала какое-то участие к ней? Почему? Ливингстон же всегда твердили, что нельзя принимать близко к сердцу проблемы пострадавших, свидетелей, да родственников погибших, что если будешь чувствовать, будешь переживать за них, как за самых близких, то не сможешь работать нормально, сгоришь от всех переживаний. Поначалу Кэм усердно старалась, пыталась запретить себе чувствовать хоть что-то по отношению к людям, так почему же сегодня дала слабину впервые за все годы службы? Камилла слышала, что такое бывает у мужчин-копов, что не выдерживают и соблазняются красотой девиц, но она то не могла так поступить? Или дело в Клэр?
     Отбросив все мысли ненужные, оставив их на потом, как там Скарлетт говорила – подумаю об этом завтра? Вот так и Камилла поступила, сейчас же, припарковавшись у дома, в первую секунду чуть не достала пистолет, завидев третий автомобиль, да человека входящего из него. Пара мгновений и спокойно выдохнув воздух, девушка достает не пистолет, а купюры, расплачиваясь за пиццу.
     - Спасибо, что быстро доставили, - и ведь быстро, учитывая, что ехали они не так долго. Распрощавшись с мужчиной, держа коробку с пиццей над головой, как заправский официант, улыбаясь, ты открыла дверь. – Прошу в мое жилище, - пропуская Эльзу и Клэр, сама заходит, снимая туфли и чуть ли не вздыхая облегченно – сколько раз обещала не себе не одевать туфли на каблуках, но желание выглядеть, как женщина, пускай и на мужской работе, берет свое.
     Скинув куртку и отправив ее тут же в шкаф [кобуру же сегодня не собирается она снимать, как и убирать пистолет в сейф], Камилла отправилась на кухню сразу же – пускай все и готово практически, но кофе же никто не варил, как она любишь с кардамоном и корицей. Так что крутясь между нарезкой пиццы, приготовлением чая для урожденных британцев, да кофе для себя и тех, кто пожелает, [и не забыть бы о мороженом!], она не смотрела, что делают гости, но звуки включенного телевизора до нее доходили.
     - Так, а вот и пицца, - разрезанная, переложенная на блюдо – не любила Кэм, когда на столе стояла коробка, либо же что-то было в магазинной упаковке, будь то печенье [исключение было для жестяных коробок, их она с детства любила, особенно, если это датское печенье]. – Это что? – смотрит на экран удивленно, не узнавая передачу, и лишь реклама помогает ей понять, что это идет. – Какой сезон модели? – раз ребенок хочет это смотреть, придется потерпеть, главное, чтобы не было психов. – Сейчас будет готов чай, кола охлаждена, кофе есть, - перечисляла, чтобы ничего не забыть и уже готова была отправиться за чашками_ стаканами_ тарелками_ вилками, когда поняла, что только Клэр сидит в гостиной. – А где у нас мама? – тихо спрашивает у Клэр, смотря, как она уже тянется за куском пиццы и пожимает плечами, находясь вся в телевизоре. – Мисс грант, как это понимать? – подходит к женщине, наклонив голову к плечу и внимательно на нее смотрит, пытаясь понять, что не так, что еще могло случиться за пару минут? – Эльза, проходи, - переходит на «ты» даже для себя незаметно. Улыбаясь, приобнимает женщину за плечи, показывая где ванная. – Мы тебя ждем… Да и нужно же у подрастающего поколения отвоевать телевизор, – Ливингстон смеется и возвращается вновь в комнату. Давно не было такого, что в столь поздний час у нее бывали гости, да такие необычные гости. – Так, Клэр ты с мамой в спальне обоснуешься, а я тут на диване, - ну, что поделать, если в ее квартире нет гостевой спальни и вся она представлена двумя комнатами? – Клэр! Нельзя же в сухомятку есть! – бурчит якобы серьезно и приносит все то, что хотела несколькими минутами ранее, усаживаясь рядом с девочкой, позволяя той самой выбрать, что хочет пить, себе же наливая кофе, хотя неплохо было бы выпить виски или вино, но его нет в доме и все благодаря напарнику, да и плохой пример нельзя подавать. Забравшись с ногами на диван, пытаясь понять, что участники шоу делают, да и зачем, хочешь задать Клэр вопрос, но как-то не получается до девочки достучаться.

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]

+1

19

То, что Эльзы нет в гостиной вместе с дочерью, Ливингстоун увидела лишь спустя пять минут, успев за это время принести туда все съестное, о чем она говорила. Клэр совершенно по-свойски схватила пульт от телевизора и включила топ-модель по-американски. Слабая улыбка появляется на губах женщины. Девочка обожает эту передачу, а Тайру Бенкс чуть ли не боготворит. А для Эль эта передача не просто приятное развлечение, но и возможность заметить новые лица и в будущем, возможно, пригласить на работу. В общей массе многие девочки конечно бездарны, но все же бывают среди этих девочек не ограненные алмазы. Эльза все пору раз получалось угадывать с самого начала будущую топ-модель. От мыслей о телепередаче ее отвлек голос Камилла и то, как она бережно приобняла ее за плечи провожая к ванной комнате. Грант почувствовала себя сразу такой усталой от этого простого прикосновения. Ей казалось, что она целую вечность не спала и не отдыхала. Оказавшись в ванной комнате, Эльза с минуту просто стояла столбом и ничего не делала, наконец, встряхнувшись, женщина подошла к умывальнику и заглянула в зеркало. Да она выглядела чертовски плохо. Тени под глазами выглядывали даже через слой консилера. В глазах полнейшая пустота, смешавшаяся с усталостью, а в глубине всего этого был виден страх. Эльза много раз испытывала страх, но такой который парализует до глубины души, никогда. Самый страшный сон любой матери это потеря ребенка. И лицо Джонотана Кроули лишь прибавило страхов для женщины. Ведь неизвестно, была ли это убийство связанное лишь с Кроули, или все это произошло лишь потому, что он работал на нее.
Грант покачала головой и, взяв мыло, открыла воду. Намылив лицо, она смыла всю косметику. Конечно, лучше было бы воспользоваться специальным молочком для снятия макияжа, но рыться в ящиках Камиллы в поисках нужного она не хотела. Смыв всю косметику Эльза вытерла лицо. Без косметики она казалась еще уставшей и старше. А те тени, что проглядывали сквозь консилер стали, чуть ли не синяками.
- Мне нужен крепкий, долгий сон. Очень долгий... – Грант говорила сама с собой. Покачав головой, она повесила полотенце на место и, встряхнувшись, вышла из ванной комнаты. Умывшись, Эль стала чувствовать себя чуточку лучше, словно она смыла часть грязи с себя. Камилла и Клэр сидели на диване и уплетали пиццу. Ливингстоун пила кофе, даже в дверях гостиной слышался запах этого напитка. Клэр пила колу. Эльза заметила, что на столе стоит еще одна чашка, от которой шел пар. Улыбка появилась на губах женщины. Чай. Чай и пицца. Лучше бы вино конечно, а еще лучше виски, но как бы, не хотелось напиться, делать этого нельзя. Она должна оставаться в трезвом рассудке, чтобы если что-то произошло, она смогла бы постоять за себя и Клэр. Она не сомневалась   Камилле, но как говорят «На бога пеняй, а сам не плошай».
Эльза прошла в гостиную и села на диван между Клэр и Камиллой. Не заботясь о брюках, она забралась с ногами на диван, поджав их под себя. Откинувшись на спинку дивана, Эльза какое-то время смотрела на экран телевизора, где девушки проходили какой-то конкурс. А потом, удивив себя и Камиллу, взяла ее за руку и, посмотрев ей в глаза, тихо прошептала:
- Спасибо.
[AVA]http://sf.uploads.ru/fPYKJ.png[/AVA]

+1

20

     Я вот все пыталась понять, зачем девицы на экране валяют дурака. Нет, правда, все происходящее смахивало на дуракаваляние – ругаются, цапаются, наряжаются в странные ткани, берут в руки мышей, змей и еще какую-то гадость, от вида которой к горлу подступила только что съеденная пицца. И вот это смотрит подрастающее поколение? И в этом оно же участвует? Ради чего? Ради того, что есть возможность победить, засветиться? А что будет после контракта, получится ли остаться на плаву в этом бизнесе? Что-то я не уверена, что каждая из этих худосочных «красавиц» сможет и дальше работать, не понахватавшись всего плохого из профессии. Нет, у меня никогда не было даже мысли, чтобы попытать удачу на поприще модельном: женщина не должна продавать свое тело ни под каким прикрытием, ни под каким соусом! Подобную мысль отец вложил мне в голову еще в детстве, а с годами она там укоренилась.
     - Клэр, и тебе это нравится смотреть? – я чуть пиццей не подавилась, когда стали показывать кадры, где девиц полуодетых и размелеванных, как представительниц племени «мумба-юмба» отправили кривляться перед камерой, а после они еще чуть не подрались. Ужас! Куда только смотрит руководство канала! Эту передачу могут дети маленькие смотреть!
     Я настолько была поражена тем, что творилось на экране, и тем, что Клэр спокойно относилась к этому, что не сразу заметила, как ты вернулась в комнату, как села рядом на диван.
     - Клэр, это был первый и последний раз, когда ты выбираешь, что смотреть! Лучше бы поставили ужастики или футбол! – будто я давала разрешение сейчас включать эту гадость, будто я пригласила приходить ко мне тогда, когда им обеим заблагорассудится. Нет, я, конечно, не была против того, что этот вечер провожу не одна в компании телевизора и чашки кофе, даже рада была, что голоса наполняют квартиру живые, но в тоже время мне было страшно, что из этого всего может получится, чем все завершится. Нельзя же было так поступать, нельзя. Нарушение за нарушением сегодня делаю – никому не сказала, что вы сегодня у меня будете, да и вообще не должны были вы здесь оказаться. Куда делась наглая, вредная, правильная я?!
     На мое заявление, что смотреть лучше получаю в ответ скривленную мордашку Клэр и что-то на подобии фырканья. Ничего себе! Эта девчонка в моей квартире меньше часа, знаю ее пару часов, а она такое себе позволяет. Стоп, это я ей позволяю. Нет, никогда у меня не будет детей, ни за что! Чтобы вот такое получать в ответ на вполне законное и логичное замечание?!
     Я уже хочу высказать твоему драгоценному ребенку, какие в этом доме есть правила и что может быть при их нарушении, как ты меня берешь за руку, вгоняя в состояние ступора.
     - Эльза, что такое? – удивленно смотрю на тебя, не понимая за что ты меня решила благодарить. Действительно, за что? За то, что решила подбодрить, за то что влезла сама не знаю куда, как самая последняя дуреха, зато, что за ребенком твоим присмотрела? Не понимаю. – Тебе не за что меня благодарить! – качаю головой и улыбаюсь, как можно мягче, но мягче – это не про меня: получается что-то похожее на ехидство. Знаю, мне нужно тренироваться перед зеркалом, иначе не только женщин, но и мужчин буду отпугивать. Хотя мужчин отпугивает моя профессия быстрее –я не успеваю завершить предложение, в котором говорю, где работаю, а претендентов на беседу, как ветром сдувает. Да, такова жизнь, моя жизнь. – Ты устала, тебе нужно отдохнуть, - и не будешь меня ни за что благодарить, вспомнишь, какая ты на самом деле – стальная женщина, не дающая никому спуску. – Или ты мне что-то еще хочешь сказать? Что-то вспомнила? – не хватало, чтобы сейчас выяснилось что-то, что могло повлиять на ход расследования, повлиять на ваше пребывание здесь. Ну, же, говори, что там случилось, мне вызывать спецназ или справлюсь одна?

[AVA]http://sf.uploads.ru/xwc0E.png[/AVA]
[NIC]Camilla Livingston[/NIC]

Отредактировано Emilia Siho (2015-05-04 19:29:51)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Немой свидетель