Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » без повода, без смысла, без последствий


без повода, без смысла, без последствий

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

30 декабря 2014
Амели и Денис
Ирландский паб

Она приходит сюда нечасто, но неизменно. В ее привычках не числится напиваться до потери пульса, но сесть в дальнем углу с бокалом бренди и книгой в самом неподходящем, казалось бы, для этого месте - а почему бы и нет?
Он приходит сюда нечасто, но так же неизменно. Когда давление, гнет и тяжесть работы сковывают плечи и шею болезненным спазмом, и нужно просто расслабиться, отдохнуть, пропустив стаканчик ирландского виски.
Они приходят сюда, обычно, в разное время. Им ничто не мешало так и не встретиться, но судьба любит капризничать.

+1

2

Внешний вид

http://cdn3.img22.rian.ru/images/92684/90/926849024.jpg

"Сегодня пятница" - повторял Леонов про себя вечернюю мантру. Сегодня пятница, а люди всё не кончаются. ОРВИ, ОРЗ, мононуклеоз... В довесок куча ненормальных, которым нужна медицинская справка - многим не хотелось отмечать 31 декабря на работе. Люди что есть силы выдавливали из себя кашель, мазали нос перцем, держали подмышками грелки - хоть целое пособие пиши. Конечно Дену было жалко пациентов, некоторых он даже спас липовой справкой, другим же пожимал плечами и советовал обратиться к хирургу или ортопеду - уж слишком неумело они изображали простуду на лицах. Всё же придуманную боль в суставе раскрыть куда сложнее, чем вытянутый из себя загробный кашель.

До конца смены десять минут. Всего десять минут и врач сможет уйти на новогодние выходные. Первая смена лишь только второго января. Денис с надеждой поглядывает на стрелки циферблата, одновременно выписывая уколы сильно простуженной девушке. "Одевайтесь теплее. Зима на дворе всё-таки." - проводив последнюю заботливыми словами, Денис получил от пациентки лишь гордо брошенное "сама знаю". Американки... Гордые, независимые, но невероятно глупые молодые девушки, одевающие короткие юбки в мороз, вызывающе накрашенные и татуированные на бедрах девушки. Будучи еще и хирургом Денис не мало повидал этих татуировок и сопровождающие их "странные боли где-то в районе позвоночника". Но это было в прошлом. В прошлом году. Сейчас заканчивается длинная смена и он сможет насладиться предпраздничной суматохой. Хотя, кого Ден обманывал. Суматоха сейчас в России, это чувствуется даже по голосу матери, с которой Ден недавно связывался. Здесь же все отходят после Рождества. Мужчине не хватает российского застолья на Новый год, далеко не хватает.

Итак, последний пациент за дверью и бумажные дела улажены - время волшебства! Денис надевает шапку, пальто и выходит из кабинета. Мужчина прощается с медсестрами из регистратуры и выходит на улицу. Дыша полной грудью, мужчина останавливается позади прозрачных дверей госпиталя и прикусывает губу. Домой идти не хочется, поэтому Ден решает заглянуть в ирландский паб, пропустить кружку-другую. Иногда, после утомительной и тяжелой работы это просто необходимо.
В пабе довольно шумно. Люди во всю отмечают либо прошедшее Рождество, либо наступающий Новый год. Вообще людям мало когда нужен повод для попойки. Да и у врачей всегда будет работа именно по той же причине. Заказав у бармена кружку темного пива, Леонов взял стеклянный стакан обеими руками и направился по бару в поисках свободного места. Делая маленький глоток на ходу, мужчина едва не сталкивается с молодым человеком, яро отплясывающего что-то среднее между канканом и лезгинкой. "Осторожность и внимание. Только это сможет сэкономить тебе два доллара за пиво" - шепнул внутренний голос и Денис, повинуясь второму я, направился в дальний угол бара, где было более менее спокойно.

В самом углу сидела привлекательная девушка, читающая книгу и попивающее что-то похожее на бренди. "Со всем количеством современного алкоголя уже и не разберешь где бренди, а где ультрамодный коктейль "стрекоза в ванильном сексе"". Однако что там говорить. Читающая девушка в таком заведении очень притягивает адекватных мужчин, не собирающихся напиться до белой горячки. Убедившись в том, что дама одна, Леонов решает подсесть и по-человечески поговорить с незнакомкой. Послушать её историю, рассказать свою, потом тихо и без последствий разойтись, никогда больше не встречая друг-друга. Прекрасное лекарство от всего обыденного и осточертевшего. Осторожно поставив всё еще полный стакан напротив бокала с бренди, мужчина поправил в кулак голос и обратился к привлекательной незнакомке.
- Доброго вечера. Я Вам не помешаю?

Отредактировано Denis Leonov (2015-01-06 00:37:22)

+1

3

вв

http://iv1.lisimg.com/image/5550858/600full-cl%C3%A9mence-po%C3%A9sy.jpg

"Если мой Новый год будет таким же, как и мое Рождество - я повешусь" - промелькнуло в ее голове, когда она собиралась в уже знакомый паб. Нет, не то чтобы она роптала на прошедший праздник, который был, ко всему прочему, в кругу какой-никакой, но семьи. Просто... Просто напряжение, разлитое в воздухе в тот день, до сих пор отдавалось призрачной мигренью где-то в висках. Это Рождество было важно для нее, но под Новый год ей хотелось отдохнуть. Еще во Франции она приучила себя любить этот праздник чуть больше, чем все другие. Он стал ее личным вторым Днем Рождения. Не так рьяно отмечаемый в Штатах, не такой семейный. Этот день существовал, чтобы просто расслабиться и забыть проблемы.
Но дожидаться тридцать первого числа, рискуя так и не осуществить планы на отдых, да еще и не успеть забронировать столик - увольте. Именно этот паб стал для нее родным после странного и парадоксального разговора с местным барменом, который оказался вовсе не барменом, а владельцем заведения, и которого она потом как-то так особо и не видела. Так или иначе, но это местечко ей нравилось, и во многом - своей атмосферой почти полной вседозволенности и такого замечательного контраста с нею самой на этом фоне. Это было весьма забавно - весь вечер потягивать бокальчик виски или бренди, исподтишка наблюдая за происходящим в зале. Это очень гармонично вписывалось в общую картину ее новой жизни. Созерцатель, пока не спешащий принять участие в общем веселье.
Впрочем, это не сильно отличалось и от ее прошлой жизни. Но об этом лучше не думать.
Колокольчик над дверью мелодично звякнул, и Амели встретилась взглядом с барменом, тот час же расплывшимся в самой искренней улыбке - она для них тоже стала местной достопримечательностью и эдаким развлечением, с ее книгой и предельно тихим поведением.
- Мисс! Рады видеть! Вам как всегда?
Махнув рукой в ответ, Мел утвердительно кивнула и направилась к любимому столику, который был еще не занят, устроилась и раскрыла книгу. Сегодня это был Джек Лондон. Томик про смелого волка, затертый до дыр и перечитанный уже сотни раз, но неизменно любимый и дарующей ей здесь, в мягком климате Калифорнии, хоть какое-то ощущение зимы, которое в декабре не сыщешь в этом городе с его "плюс семь - плюс двенадцать". А там снег и настоящая зима, какая редко, но все-таки бывала во Франции во времена ее детства. По крайней мере - ей было приятно так думать.
От шума вокруг так легко абстрагироваться, спрятавшись за завесу событий романа, когда ты точно знаешь, что никому из присутствующих до тебя нет особого дела. Именно поэтому, наверное, француженка даже не сразу заметила, что возле ее одинокого столика кто-то остановился. Поэтому мужчине пришлось откашляться, чтобы привлечь к себе внимание. Это что-то новенькое. За три месяца дальше удивленных взглядов дело не заходило, что, впрочем, молодую женщину вполне устраивало.
- Добрый вечер, - Мел флегматично пожала плечами и дежурно улыбнулась, только после этого удосужившись поднять глаза.
Стоящий напротив мужчина мало походил на завсегдатаев паба Джека.Его отличал даже не довольно высокий рост и некая трогательная лопоухость, а скорее уж усталый и очень добрый взгляд. Тонкие и длинные пальцы сжимали ручку пивной кружки, уже стоящей на столе. - Присаживайтесь. - На этот раз улыбнуться получилось гораздо более искренне, но вот чем говорить - француженка, уже забывшая, как это - знакомиться просто так, представляла с трудом. - Часто здесь бываете? - выдавила она из себя, когда негаданный сосед сел на стул. На этом, кажется, разговор грозился затухнуть, как забытая сигарета.

+1

4

Мужчина, присев рядом (если быть точнее, то напротив незнакомки), смог разглядеть девушку поближе. Красивые черты лица, чистый взгляд, мягкие волосы. Но что-то подсказывало Денису, что дама чем-то опечалена, а может быть и задумчива - эти два состояния такие разные, но так эмоционально похожи. Леонов по-прежнему держал пивной стакан обеими руками и сделал небольшой глоток. Мужчина начал разговор первым, как и подобает настоящему мужчине, однако Денис вовсе не хотел, чтобы это всё выглядело как очередной подкат со стороны нетрезвых представителей мужского пола, а таких инцидентов было не мало в похожих заведениях, в этом Ден не сомневался, поэтому действовать нужно было осторожно и без пьяных шуточек.

- Я? Часто? - Денис правда сначала не понял вопроса, поэтому пришлось переспросить. Не глупо кивать же, надеясь на удачное попадание кивков в смысл вопроса. Дену пришлось максимально близко подвинуться туловищем к столу и слегка наклониться в сторону собеседницы - уж слишком громко была здесь музыка, даже в самом дальнем углу заведения. Однако Дениса удивил вопрос. Незнакомка была позитивно настроена на общение или она просто показывала свою вежливость?
- Я редко здесь бываю. Ну, разве что четыре-пять раз в месяц. Мне по профессии не положено вести разгульный образ жизни, но выпить стаканчик пива перед выходными я себе позволяю. - Врач хмыкнул и сделал очередной глоток холодного пива, слегка поморщившись. Как же я забыл взять тарелку с сухарями.

- Меня Ден зовут. Ну, на самом деле меня зовут Денис, но я думаю, что Ден - звучит намного проще. - Леонов открыто улыбнулся, глядя в глаза девушке. Интересно, о чем она сейчас думает? Почему она читает книги именно здесь? Ведь в городе столько парков, библиотек и тихих кофейных заведений. Паб - не самый лучший выбор для чтения. Имя девушки осталось не спрошенным. Если дама сама не изволит желания назвать его - Денис не будет против. Всё же гораздо важен процесс общения, а не результат, за которым так гонятся прыщавые подростки в девятнадцать лет: имя? Возраст? Не хочешь ли еще выпить? Может поедем ко мне и посмотрим интересный фильм? Тебе было хорошо? Ты точно не забеременела? Прости, но мы не можем быть вместе.

- Извините, ради Бога, но вам не мешает весь этот шум вокруг? Столько людей, громкая музыка, а вы читаете книгу. - Леонов покосился на название книги, к сожалению читать сверху вниз он так и не научился, как бы не старался. Разглядывая несколько секунд обложку, Денис заметил рядом с собой фигуру официанта (странно, что в пабе есть официанты, ну да ладно, почему бы не воспользоваться?) и попросил принять заказ. Выбор пал на пивную тарелку, содержащую в себе куриные наггетсы, сырные шарики и сухари. Также Ден заказал фруктовую нарезку (банан, клубника, киви, яблоко), успев убедиться в наличии действительности бренди в стакане собеседницы.

+1

5

Если бы к ней подсел кто-то из местных любителей нажраться до зеленых бегемотиков, она бы собрала все свое нелепое мужество в кулак и выдала что-нибудь в духе: "Ну я же не к вашей белочке, и что у вас там - черти? - обращаюсь?", а так только головой утвердительно кивнула, дежурно улыбнувшись. Подсевший к ней мужчина не смахивал на забулдыгу, который может позволить себе что-то неприемлемое, а своей интуиции Амели всегда старалась доверять. Скорее он смахивал на усталого клерка. Тихого и достаточно спокойного, чтобы не бояться кружки пива в его руках. В принципе, после беседы с Джеком здесь же, Амели стала меньше опасаться бесед с незнакомцами. Особенно зная, что потом вряд ли будет поддерживать с ними сколько-то постоянную связь. Наверное, это были первые шаги к тому, чтобы научиться вновь, после пятнадцатилетнего перерыва, заводить друзей, ну или, хотя бы, просто общаться по-человечески.
- Забавно, я раньше вас здесь не видела... Хотя, чему удивляться, ведь я сама бываю в этом пабе не чаще двух-трех раз в месяц. - "У него интересный акцент" - мелькает в голове, но Мел, сама не отличающаяся абсолютной чистотой произношения, не придает этому особого значения. - Очень приятно, Ден, - имя выходит с характерным французским прононсом, и кажется молодой женщине даже красивым, но полный его вариант - точно не американский.
Ни представиться, ни ответить на следующий вопрос она не успела - рядом уже стоял один из местных официантов, которых, кажется, Джек выпускал в зал исключительно во время наплывов людей. Денис отвлекся на парня и что-то там заказал. Этого времени хватило, чтобы заложить "Белого клыка" старой потрепанной фотографией дочери, которая служила любимой закладкой, и отложить книгу немного в сторону. В конце концов, это не очень-то вежливо - продолжать читать, когда с тобой беседуют.
В итоге, когда официант поспешно отошел от столика, чтобы передать заказ на кухню, Мел снова подняла взгляд на мужчину, стараясь улыбнуться более искренне.
- Вы не поверите, но именно эта атмосфера шума меня и привлекает. Она позволяет немного пригасить... - "Одиночество? А не слишком ли откровенно с твоей стороны?" - ...пригасить плохое настроение. Я воспринимаю это все, - она обводит зал рукой, - как белый шум. Да и, чего греха таить, атмосфера причастности, ощущение толпы - это не то, чего я боюсь... - "...больше всего".
Официант возвращается, принося заказ и спрашивает, не обновить ли даме, но бокал с бренди почти полон, и Амели отричательно качает головой, благодаря парня.
- Простите, я ведь не успела представиться...
Ее обрывают на полуслове, поблизости раздается шум, ругань, а затем неприятный пьяный голос:
- Какая тут даааама! Пойдем-ка потанцуем! - чужая рука опускается на ее плечо, больно сжимая его,и тянет вверх и в сторону, - а ну, бармен, заведи-ка шарманку погромче!
Гость явно не из местных и постоянных. Местные уже настолько привыкли к Амели и к покровительственному отношению к ней со стороны персонала, что уже давно не трогают ее и даже не шутят над ней. Этому же, судя по всему, море по колено и океан по пояс.
- Руку уберите, будьте любезны. - но он ее вовсе не слушает.
- Мистер, немедленно отпустите девушку! - раздается встревоженный голос Тима - бармена.
- Или что? Что ты мне сделаешь, мозгляк?! - рука на ее плече сжимается сильнее, заставляя болезненно морщиться. Еще чуть-чуть, и тут дай Бог отделаться вывихом, а не переломом ключицы... - Эй, мисси, что оглохла? Станцуй!

Отредактировано Amelie Marten (2015-01-09 15:55:48)

+1

6

Ричард Колинз был вполне себе обычным тридцатилетним мужчиной, обычным, если не считать тот факт, что кровь в его жилах на добрых пятьдесят процентов разбавлена спиртом. Будучи заядлым алкоголиком, Ричард часто встревал во всякие неприятные ситуации, и если бы Николай Васильевич жил и писал бы своё произведение в наше время и в чудесном городе Сакраменто, то фраза "исторический человек" непременно вышла бы из под пера мастера, глядя на нашего Ричарда. Мужчина обладал хорошей внешностью и при желании мог бы стать актером в рекламе ванных принадлежностей, но вместо этого он выбрал путь уличной романтики, пустившись во все тяжкие еще со школьных времен. Правда его история не была похожа на одну из тех, что заставила бы нас прослезиться и пожалеть этого человека, отнюдь, у Ричарда было всё, чтобы построить свою счастливую жизнь, только вот с друзьями мужчина ошибся. Уже в детстве Колинз частенько просиживал штаны в детской комнате милиции за кражу чужих телефонов, вскрытие автомобилей и учинении поджога.

Шли годы, но мужчина не менялся, до одного рокового случая, который мог бы навсегда изменить жизнь нашего героя. Мог бы, но, как мы с вами видим, не изменил. Однако перенесемся в те минуты, когда стремительно падающая ниточка пульса Ричарда подскочила ввысь, дав шанс на спасение человеческой жизни. Началось всё из-за глупой передряги в клубе с представителями местной банды. Парни не поделили между собой девушку, а может и грамм, сейчас уже Ричард не помнил всех подробностей. Слово за слово и вот уже свинцовая метка, вестница смерти, летит Колинзу в левое плечо, пробивая костную ткань и задевая легкое. И если бы не вовремя вызванная карета скорой помощи одним из случайных прохожих, Ричард был бы мертв. Был бы мертв Ричард и если бы оперировал его не Леонов, молодой хирург из России...

*****

В моменты, когда всё складывается хорошо, обязательно должен ворваться еще один маленький моментик, портящий абсолютно весь вкус единой кулинарной композиции. Денис познакомился в пабе с явно такой же одинокой женщиной, как и сам он; заказал ей закуску под алкогольный напиток, затеял разговор, возможно помогший бы вывести Дена и незнакомку на дружеские мотивы, как именно в то самое время перед столиком, за которым сидели двое разговаривающих, появляется старый "знакомый" врача. С момента последней встречи мужчина изменился не многим - правое плечо находилось в нормальном для плеча положении, но голос и повадки Ричарда остались неизменными. Пьяный в стельку, Колинз пытался очаровать мирно сидящую перед Леоновым незнакомку своими неджентльменскими манерами. Конечно, Ричард думал, что у него это блестяще получается, только вот оваций и всеобщего признания масс, наблюдающих за этим действом, не слышалось.

Денис взял со стола салфетку и протер влажные от пива губы. Ему как сейчас вспомнился тот день, когда в хирургический приемник доставили Ричарда с огнестрельным ранением. Пострадавший был в почти бессознательном состоянии, громко кричал и матерился на всё отделение, но одновременно с этим был мертвецки бледен и напуган. Шоковое состояние мужчины не помешало Леонову узнать в нем родного сына прекрасного профессора Генри Колинза, преподающего в медицинском университете Сакраменто. Именно мистер Колинз взялся за переквалификацию Дениса в хирургическое русло, именно Колинз, видя в юноше большой потенциал, замолвил словечко перед главным врачом клиники при трудоустройстве молодого иностранного врача, всё еще коверкающего американское произношение и забывающего американскую медицинскую терминологию, однако врача, подающего большие надежды. И если бы в тот день, следуя законам Соединенных Штатов, Леонов вызвал бы полицию для освидетельствования пулевого ранения, профессора могли снять с должности за криминальную карьеру своего сына. Поэтому Денис умолчал тогда во врачебном протоколе. Это было единожды за всю карьеру специалиста, когда Леонов каким-либо обзором преступил закон.

И вот сейчас, совершенно здоровый, но как всегда нетрезвый непутевый сын величайшего профессора стоял перед человеком, спасшим его жизнь и карьеру его отца, и даже не замечал его. Подавшись слегка вперед, врач громко откашлялся, тем самым обращая на себя внимание.
- Мистер! Господин Леонов, это вы! - тихо прошептал пьяный голос хулигана, - господин, а эта баб... эта женщина с вами, да? Господин Леонов, простите, пожалуйста, приношу вам свои звинения! - Ричард громко икнул и сделал неуклюжий поклон в сторону Леонова, отдавая этим знаком всю свою благодарность за четырехчасовой труд, а после долгие объяснения с главным врачом клиники.
- Ричард, уйди, пожалуйста, не мешай нам разговаривать.
- Сию минуту, господин, простите, господин, я сейчас же... - закончиться реплика не успела - мужчина отчистил свой желудок рядом со столом незнакомки, после чего негодяй быстро ретировался с места "преступления". Денис каждой своей клеточкой тела надеялся, что новую знакомую не забрызгало. Вроде бы всё обошлось, но вечер был безнадежно испорчен. По крайней мере, так казалось Денису. Обреченно посмотрев на сидящую перед ним даму, Леонов неуверенно предложил:
- Извините, всё так получилось, глупо так и нелепо. Давайте, может быть, перейдем в более тихо место? Я знаю одну кофейню недалеко, там вкусные французские булочки, мне очень нравятся.

Отредактировано Denis Leonov (2015-01-10 00:20:20)

+1

7

Надо просто дождаться вышибалу, и образовавшаяся проблема отпадет сама собой. Амели даже видит, как суетится Тим, объясняя что-то местному охраннику, до того не подававшему никаких признаков существования со своего места, а сейчас резвенько спешил в нашу сторону. Вот только плечо не желает мириться с таким обращением, и женщина наперед знает, что завтра оно ответит не только тупой ноющей болью, но еще и большим синяком, особенно заметным на бледной, как выбеленное полотно, коже.
Она уже и забыла, когда последние иссиня-фиолетовые пятна, постепенно, со временем приобретающие желтовато-зеленый кант, как бахрома у медуз, последний раз расцветали на ее коже. Кажется, она избавилась от нечастого, но крайне меткого рукоприкладства бывшего мужа совсем недавно. Ровно с разводом. Но уже успела забыть.
А теперь вот, на тебе, напомнили. И сразу тело невольно сковал страх, не позволяя даже понять, что происходит. И она разом позабыла про неожиданное знакомство, про недочитанную книгу, которую пьяный "кавалер" походя уронил со стола, даже про то, что теперь она может ответить, спустя пятнадцать-то лет молчания. Рефлексы, даже и безусловные, так просто не искореняются, их надо долго и упорно ломать - учить человека не пугаться громких звуков, не шарахаться от вытянутой вперед руки, не лгать окружающим, что просто споткнулась и упала...
Голоса доносятся до нее, как через слой плотной ваты - с трудом, с искажением. Она не сразу понимает даже, что хватка на ее плече сначала ослабевает, а затем и исчезает. А она все продолжает хвататься заледенелыми пальцами за край столешницы, раз за разом переживая ужас.
Она даже не сразу замечает неприятный кислый запах, вызывающий першение в горле. И только потом набат в ушах утихает, а накатившая паника отхлынывает. Все хорошо, Амели. Все хорошо.
Француженка отпускает столешницу и сцепляет руки в замок. Восприятие окружающего пространства потихоньку возвращается, заставляя рассмотреть краем глаза и лужу блевотины возле стола, и краешек потрепанной и так любимой книги, углом утонувшей в этой блевотине. Постепенно ее глаза фокусируются на лице сидящего напротив мужчины, и все становится на свои места.
"Леонов" Фамилия русская. И откуда-то этот любитель блондинок, или просто женских танцев, его знает. И даже уважает. А скорее - боится. "На бандита не похож, но кто же их разберет-то?"
- Не извиняйтесь. Я должна поблагодарить вас. Я немного... запаниковала. Да, пожалуй, я ушла бы сейчас... - Быстро наклонившись, она поднимает с пола выпавшую и, слава Богу, не запачканную фотографию Эшли и прячет ее в карман пальто, - Только, умоляю вас, никаких французских булочек! - Она даже смеется, немного нервно, и замечает, что к ней спешит давешний официант, рассыпаясь в извинениях. Мел останавливает его мягким жестом и улыбается.
- Ничего страшного. Мы все равно уже уходим. Передайте Джеку привет. - затем француженка оборачивается на своего нового знакомого и чуть щурится, будто бы оценивая, - Впрочем, если вы так хотите булочек, то не поблизости, но в паре остановок на метро есть местечко, где вы не только сможете выпить кофе, но и отведать самые свежие французские булочки из тех, которые когда-либо пробовали. - "Почему бы и нет?"
Поднимаясь из-за стола, она аккуратно обходит мерзкое пятно на полу и направляется на улицу, прощальным взмахом руки одаривая расстроенного инцидентом бармена. Когда ее плечи обнимает прохлада улицы, а недалеко краем сознания подмечается горящая неоном вывеска "Вход в метро", Амели оборачивается и улыбается уже расслабленно.
- Пойдем?
Метро обнимает их равномерным гулом и горячим воздухом из обдува, а уже через пятнадцать минут они на тихой улочке с двух-трехэтажными домами, в лучших традициях не столицы штата, а скорее типичной американской глубинки. Женщина останавливается возле неприметной витрины, даже никак не подсвеченной, с висящей сбоку табличкой "Закрыто" и опускает руку в карман.

+1

8

Музыка становилась всё громче и количество пьяных особей мужского пола прямо пропорционально росло. Пиво в большом стеклянном бокале допито лишь наполовину, Леонов, после опечалившей вечер ситуации с дерзким алкоголиком больше не притронулся к стакану - не лезло. Да и состояние девушки для Дениса было куда важнее, чем количество жидкости в стакане. На протяжении всей конфликтной ситуации Ден не сдвигался с места, врач просто знал, что Ричард не сможет никого обидеть в присутствии того, кто видел его грудную клетку изнутри. Да и от отца ему потом серьезно влетело. Ричард испытывал страх и уважение перед Леоновым, Денис это прекрасно понимал. Зато с того ракурса, откуда Ден наблюдал за происходящим, он отчетливо видел напряженное и испуганное лицо женщины. Нет, не открытый испуг, искусно замаскированный испуг... а может и самый настоящий ужас.

"Мы с вами не в крутых фильмах о непобедимых копах, которые не смотрят на взрывы за спиной и не скидывают руку противника с плеча, выжидая нужного момента." Денис устроил мини-лекцию  для своим воображаемых слушателей: "Любая девушка, у которой всё в порядке с нервами, испугалась бы прикосновения грубой мужской руки, особенно когда мужчина довольно резко и сильно кладет её на плечо. В нашем случае девушка рассредоточено смотрела вдаль и обеими руками цеплялась за края стола. Она не пыталась скинуть руку. И тут, дорогие мои слушатели, есть два варианта: первый - у неё совсем недавно был горький опыт насилия над собой и она уже привыкла быть некой жертвой, ожидая удара, после того, как её схватили. Второе - девушка просто от своей природы такая нонэмоциональная и грандиозно спокойная даже в стрессовых ситуациях, что доказывает о несуществовании такой науки, как психологии".

Мысли довольно быстро мелькнули в голове мужчины и он решил просто отложить их до лучших времен. Нельзя делать каких-то поспешных выводов в той области, в которой ты некомпетентен. Незнакомка уже поднялась с места и направилась к выходу, обещая Дену показать место, где продают самые свежие французские булочки. Денис также поднялся с места, но перед тем, как направится вслед за девушкой порылся в своём портфеле и достал латексную перчатку и стерильный пакет. Надев то, без чего не обходится ни одна операция, Ден выудил оставленную в лужице книгу и сунул её в пакет. После чего направился к выходу.
- Мистер, а как же ваша пивная тарелка? - донесся голос из-за барной стойки.
- Ах, черт. Возьмите деньги за заказ, я совсем забыл. Вот тут должно хватить за нас обоих, спасибо за обслуживание. - Ден протянул бармену купюру, после чего выскочил из заведения.

Вечерняя прохлада быстро выбила из головы легкое присутствие хмеля и Денис, трезвый как никогда, уже шагал рядом с незнакомкой.
- Вы забыли в пабе свою книгу. - Ден протянул стерильный медицинский пакет с запачканной книгой.
- Вы брезгуете, понимаю. Я в пакет её положил, это всё можно легко оттереть, я знаю как. Замочите на ночь в физрастворе... ну или в дистелерованной воде, если у вас не будет первого. Пятна сами собой отойдут, а чернила повредить не должно, если, конечно, качественные, не китайские. Он вас сильно напугал ведь правда? - довольно неожиданно даже для самого себя задал последний вопрос Ден, после чего резко замолчал, понимая, что это, в принципе, не его ума дело.
Тем временем путники уже добрались до метро и быстро преодолели несколько станций. После чего незнакомые знакомые подошли к неприметной двери.
- Кажется, закрыта лавочка, где делают самые свежие булочки. Да и на кафе это место не очень-то похоже. - Денис потер красные от похолодания уши. - Я не очень хорошо знаю этот район, но могу спросить у прохожих, можно присесть в любом другом месте, я не против.

+1

9

Забирая у Дениса книгу в пакете, Амели печально улыбнулась, неожиданно прямо посмотрев в глаза мужчине.
- Дело не то чтобы в брезгливости, Ден. Это немного другое... Как бы так объяснить. Эта книга мне очень дорога. Это личная, очень старая вещь, из прошлого, которую мало кто, кроме меня держал в руках. - Не только прекрасное литературное произведение. Ценная вещица - воспоминание из детства, томик, привезенный еще из франции. Меж его страниц пряталось немало образов, фантазий, мечтаний, а так же вполне материальных писем и посланий, адресованных близким людям, но так никогда и не отправленных адресатам. Эдакая шкатулка секретов, вмещающая в себя ее беззаботное детство. - Она, можно сказать, осквернена теперь. И от этого немного грустно. Но все равно спасибо. - Нужно сделать еще один глубокий и долгий вдох, чтобы опустить глаза и признать: - Да, напугал.
- Кажется, закрыта лавочка, где делают самые свежие булочки.
Улыбка снова расцвела на ее лице. Да, пусть она и жила прямо здесь, на втором этаже, но сейчас она пришла показать мужчине свое детище. Свое дело. Пусть булочная приносила ничтожно малый доход, но пока ей хватало и алиментов, от которых она благоразумно не стала отказываться, а работа скорее дарила душевное спокойствие и толику так не хватающей порой уверенности в себе.
- О, об этом не волнуйтесь, мы пришли по адресу. - Рука нашарила ключ, который тускло сверкнул в свете фонаря и мягко, без скрипа, провернулся в замочной скважине. Отключив брелком сигнализацию, привычным движением Амели, в глубокой мягкой полутьме помещения, напитанного запахами ванили, корицы и сдобы, прошла куда-то вбок, откуда скоро раздался голос, - Добро пожаловать! - а за ним и щелчок выключателем. Мягкий свет из ажурных плафонов залил маленькое помещение с парой столиков, стойкой с высокими, как в барах, стульями, и широкой сверкающей витриной - пока пустой.
Амели вынырнула из подсобки, уже скинув пальто и надевая передник.
- Проходите, Ден. Я же обещала вам самые свежие булочки? - У нее была основная кухня, а еще небольшая стойка - специально для маленьких кулинарных представлений, которые она показывала самым младшим посетителям своей пекарни. - Только вам придется подождать. От силы - полчаса, у меня было специально поставлено тесто к завтрашнему дню. - На легкое недоумение на лице нового знакомого Амели, неожиданно для себя, ответила тихим хрипловатым смехом, - Ну а кто же еще, кроме француженки, сможет угостить вас настоящей французской выпечкой? Хотите кофе?
Пока Амели суетилась, обминая пышное тесто и сражаясь с кофемашиной, Ден прошел внутрь и устроился поблизости, у стойки, судя по всему, наблюдая за процессом.
- У меня даже есть миндальный ликер. Не очень мужской напиток, понимаю, - вытирая лоб тыльной стороной ладони и оставляя на нем привычно не замечаемый белый след от муки, Амели улыбнулась, стараясь развеять повисшую некомфортную паузу. Такую, какая бывает, когда люди еще не знают, о чем поговорить друг с другом. - но если добавить его в кофе, то получится совсем недурно. А можно и отдельно от кофе...
Водружая на стойку чашечку с эспрессо и пузатую бутылку ликера, который она чаще всего использовала для пропитки бисквитов, Мел повернулась к позднему гостю пекарни и на секунду задержала на нем взгляд.
- Спасибо вам. Он и правда меня очень напугал. Кажется, у меня чуть сердце не выскочило...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » без повода, без смысла, без последствий