Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Темнота всё ждёт, чтобы забрать своё.


Темнота всё ждёт, чтобы забрать своё.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: James Wayne and Lissana O'Connell
Место: полицейский участок - улицы - заброшенная шахта
Время: июнь 2011 года
О флештайме:
Они не виделись много лет, но пламя дружбы возродилось вновь. Ведь ни что так не сближает двух людей, как острая необходимость поймать взбесившегося социопата-потрошителя.

Отредактировано Lissana O'Connell (2015-01-31 20:12:08)

+1

2

Жизнь — это цирк абсурда.
------------------------------

внешний вид
Как вы себе представляете утро нормального человека? Здоровый сон, ранний подъем, зарядка, бодрящий душ, чашечка кофе, а потом путь к работе. Мое утро - это воплощение всех ужасов семейной жизни, хотя, может, я преувеличиваю, ведь все не так уж и плохо. Столько лет уже прошло, должен же привыкнуть когда-то.
- Пааап, пааапа, - слышу сквозь сон шепот где-то у уха, но так не хочу открывать глаза, поэтому только прикладываю палец к своим губам в жесте "тссс", мол, подожди, Джек, у папы была сложная ночная смена. Но это не объяснишь четырехлетнему ребенку, который уже забрался на кровать и уселся на спину. Сегодня до обеда я был за няньку, потому что Джен ушла в утреннюю смену на работу. По ее сухому подсчету сынишка должен проспать еще часа два, а то и три... Но Уэйн-младший любил устраивать папочке сюрпризы. Он рос неизбалованным и послушным, хотя иногда умудрялся творить непонятно что. Любил проводить со мной время, ведь я и так круглыми сутками на работе. Моя бывшая жена намного чаще оставалась дома, чем я. Да, мы с Джанет решили не разводиться, не показывать всем, что брак дал трещину, поэтому до сих пор делили дом на двоих, перед Джеком изображали родителей, а давно жили сами по себе.
- Джек, давай поспим? - пробурчал я тихо, когда сын начал стучать по спине ручонками. Конечно, он выспался, а вот я - нет. Навряд ли усну еще, поэтому открыл глаза и получил порцию слюней от собаки, которая сидела рядом с кроватью.
- Фу, Баркиль, - пробормотал я, слыша, как Джек заливается от смеха.
"С добрым утром, Джеймс". - думаю я, утирая лицо.
Через минут десять мы в мужской компании сидели на кухне, точнее Джек и пес сидели, а я всех кормил. Благо, что Джен оставила что-то специальное для сына, поэтому мне осталось лишь разогреть, перемешать и накормить. Черный лабрадор уплетал за обе щеки свой корм, а я пытался успеть приготовить и себе чего-нибудь вкусного. На часах девять утра, а Джанет вернется к обеду. Завтра проходит удачно, потому что мне не пришлось собирать по кухне тарелку, ложку и оттирать от пола кашу. Хотя, я бы и не стал, потому что Джен пришла бы, да убрала все.
Потом меня ждала прогулка с собакой и Джеком, который сегодня был какой-то уж очень реактивный. Носился туда-сюда, тащил поиграть с ним в супермена.
"Я же не хожу в латексе..."
К обеду я был измотан так, что пришлось выпить еще чашку кофе, усадить сынишку за игрушки, а самому начать собираться на работу. Работал я в местной полиции, точнее делал вид, что работаю. ФБР - мое главное предназначение, а департамент лишь прикрытие. Само собой, я выезжал на какие-то вызовы, помогал с документами, но основную часть времени занимался тем, что хотело от меня мое непосредственное начальство. Сегодня по плану работа в участке, поэтому мне нужно поторопиться.
- Да, мне нужно бежать на работу, - сказал я, когда заметил, что вернулась Джен. Она хотела спросить у меня что-то, но я был сегодня не слишком разговорчив. Понимаю, надо быть вежливее со своей женой, хоть и бывшей. Я попытался на ходу одеться до конца, не забыть значок, пистолет, документы и ключи от авто.

------------------------------

Я прикатил в участок с мыслями о том, как вечером будет круто - вернуться домой, лечь на кровать и выспаться. Проблематично было это сделать в последнее время из-за работы и маленького ребенка.
"Он уже разговаривает, ходит и перестал кричать и плакать просто так, как первый год".
Тогда было ужасно, но все через это проходили, а я удачно иногда уезжал в командировку, поэтому концерты маленького Джека слушала Джен. Понимаю, что неправильно и эгоистично...
"Мне нужно отдыхать тоже".
Поздоровался с ребятами, а потом чуть не сбил с ног Лиссану, которая неожиданно вынырнула из-за угла в коридоре. Еще бы немного...
- Лисса, - сказал я от неожиданности, удерживая девушку за плечи, чтобы та не упала, - под ноги смотри.
Я улыбнулся ей по-доброму, аккуратно отводя в сторону. Мне было приятно ее видеть в этот день, который казался мне ужасно длинным и мучительным. Вообще было странно, что мы с ней встретились в этом городе, в этом участке пару месяцев назад. Она была человеком из моей "прошлой" жизни. Такой далекой, туманной, яркой, но напоминающей о себе снова и снова. Сколько бы лет не прошло, сколько бы людей я не встречал на своем пути. Всегда. Всегда тени прошлого преследовали меня.
О'Коннелл яркое тому доказательство. Когда-то давно, еще в Бостоне - я знал ее тринадцатилетней девчонкой, которая все время бегала за Джеком хвостом, почему... не знаю. Маленькая и в какой-то степени еще совсем глупенькая, но уже тогда никого не слушала. Я был невольным свидетелем их "отношений". Другу было плевать на нее, как на девушку (ну тут я тоже бы задумался, ведь разница в пять лет), а она не сдавалась. Меня не слушала, когда я ее пытался образумить, мол, тебе делать нечего таскаться за этим ублюдком, иди с подружками гуляй, а не ошивайся рядом с нами. В какой-то момент я устал это твердить, забил, но приглядывать продолжил. Джеку пару раз пытался вправить мозги, когда тот решил позлить отца девочки. Не идиот ли? В итоге... я потерял с ней связь в тот момент, когда ушел в армию.
Удивление. Негодование. Знакомая фамилия, когда едешь на какое-то задание. Конечно, я ее не признал, ведь за столько лет многое в ней изменилось. Она меня узнала после того, как я произнес парочку "тех" фраз. От того, что в незнакомом городе была Лиссана... мне даже стало не по себе. С одной стороны - это что-то давнее и родное, но с другой. У меня сейчас новая жизнь, семья, ребенок, работа в ФБР, а здесь человек, который видел меня не таким, каким я стал. Нет, Джеймс Уэйн не всегда был примерным семьянином, борцом за справедливость. И Лисса помнила меня буйным, немного агрессивным и веселым парнем из Чарльзтауна, лучшим другом Джека. Это имя со временем почти стерлось из памяти, но я все равно вспоминал. Как такое забыть? Мы с девушкой в день первой встречи говорили обо всем, но не о веселом ирландце, который стал для каждого из нас частью семьи. Как я мог потерять связь с ним? С тем, кто всегда был рядом. Плечом к плечу, с ранних лет… до последней минуты на войне. Наверное, у меня сдали нервы. Я чуть не лишился жизни, но Джек спас. Я же просто не смог остаться в Афганистане, а потом жизнь помотала меня из города в город.
"Не думай об этом сейчас, Джейми".
Наверное, когда я назвал сына именем друга, то не думал о том, что стану вспоминать о нем каждый день. Все думать, где он, как он, жив ли. Да, я не был бесчувственным животным, а уж тем более по отношению к своим родным, а Джек стал для меня братом. Если бы не он, то непонятно, что стало со мной. Меня бы не приняли, продолжили измываться изо дня в день...
- Уэйн, О'Коннелл, - отвлекает от мыслей голос начальника, - у меня для вас задание.
Я понимаю, что теперь все в прошлом, а Лиссана - это напоминание о том, что все было по-другому когда-то. Совсем... по-другому. Если бы мне сказали, когда мне было лет семнадцать, что я буду работать на федералов - я бы засмеялся, плюнул в сторону и пригрозил ударом в челюсть за такие шуточки. Время расставило все по местам, причем я чувствовал, что когда-нибудь мне придется встретиться не только с Лиссой, но и с Джеком. Наверное, для него я перестану существовать ровно в тот самый момент, когда он узнает, что я теперь коп. Существую ли вообще? Ненавистная раньше нам всем профессия.
"Ирония судьбы, злой рок, как это можно назвать еще?"

Отредактировано James Wayne (2015-01-16 00:40:52)

+1

3

Сквозь приоткрытую форточку в рабочий кабинет проникал прохладный утренний воздух. Мерными дуновениями перебирая складки штор, он приподнимал уголки печатных документов, лежащих на поверхности дубового стола, расположившегося напротив панорамного окна с видом на  цветущею террасу.
Свежесть нового летнего дня — умиротворяла, сладковатым благоуханием пыльцы дразнила обоняние, затягивая уставший мозг пряной дымкой лености. Мелодичное щебетание перелетных птиц, устроивших привал на ветвях раскидистого древа, благоприятно воздействовало на истощенную нервную систему, убаюкивая и создавая невольные ассоциации с райскими садами Эдема.
Утопая в глубоком кресле с высокой спинкой, я мирно дремала, склонившись над толстой пачкой бумаг, содержащей в себе материалы по новому полицейскому расследованию. Проведя всю прошедшую ночь за изучением собранных улик и просмотром шокирующих фотографий с мест преступлений, окончательно вымотавшись после двойного дежурства в участке, я, наконец-то, уступила настойчивому соблазну, отдавшись в крепкие объятия Марфея.
Тревожный калейдоскопом мрачных сновидений, закружил меня в вихре обрывочных этюдов, состоящих из образов изувеченных тел, насмешливых гримас фантомного убийцы, и голосов — жалобных, истошных, потусторонних — призывающих своего мучителя к справедливому ответу. Убиенные жертвы маньяка, точно беспутные призраки из страшных рассказов Эдгара Аллана По, касались моей кожи хладными руками, неистово моля о наказании жнеца, что отнял их жизни во имя ублажения ненасытных демонов, живущих в его голове. От их неуёмных стенаний, кровь моя стыла в жилах, а лицо искажала безумная маска болезненной скорби. Я стояла посреди непроглядной тьмы, освещенная ярким озером жидкого белого света, обреченно осознавая, что он угасает. Темнота сжималась вокруг меня, подступая всё ближе …
Широкая ладонь тяжело обрушилась на моё правое плечо, сиюсекундно выдернув из сумрачного колодца кошмара.
Резко отдернувшись назад, я несколько мгновений потерянно крутила головой, заспанным взором буравя зыбкое пространство комнаты, прежде чем разглядела высокий мужской силуэт, встревоженно возвышающийся за моей спиной.
— Прости. Неужели разбудила? — шумно выдохнув и потерев переносицу подушечками пальцев, отлепила от взмокшей щеки листок с личными заметками, поспешно прибрав его в ящик стола.
Обеспокоенный взгляд Айзека, красноречивей любых слов, рассказывал о том, что я испуганно кричала во сне. Видимо, именно по этой причине, он и примчался сюда в одних трусах, зажимая левой ладонью поцарапанную бейсбольную биту.
Он — мой герой «на сутки». Очередной ухажёр, который в скором времени превратится в ироничную повесть о том, как ненормированный рабочий график рядового полицейского, пагубно сказывается на создании крепких моногамных отношений.
— Я ждал тебя в спальне до трех часов ночи, — в интонации его выразительного баритона, слышались нотки раздражения и обиды. — Мы же договорились устроить себе романтическую ночь: лепестки роз, шампанское, свечи — я всё подготовил, а ты …
Пока мужчина источал мускусные флюиды разочарования, я томно оценивала рельеф его обнаженного торса, как истинный ценитель отмечая всю привлекательность кубиков поджарого пресса. Нужно было отдать Айзеку должно, несмотря на свою профессию тривиального офисного клерка, он умело держал своё тело в тонусе, нещадно истязая себя тренировкам в спортивном зале. Именно там мы и познакомились: он был просто неотразим в своей серой майке-алкоголички.
— Тссс, — едва весомо проведя указательным палец по его приоткрытым губам, медленно поднялась на ноги. — Мы ещё можем устроить себе страстное утро.
Не позволяя мужчине опомнится и возразить что-нибудь, я пылко поцеловала его, напористо оттеснив в сторону книжных полок. Идея заняться дерзким сексом на ковре, выглядела довольно заманчиво, так что причин отказать себе в этом удовольствии быть просто не могло, но …
… настырный звонок мобильного телефона испортил все планы.
Мой выходной был послан к чертовой матери.

Позвони в моё прошлое — кто-нибудь снимет трубку.
внешний вид.

Срочный вызов, поступивший из департамента, вынудил меня поставить крест на яркой интрижке с Айзеком, которая продлилась чуть больше недели. Прибывая из-за этого в скверном расположении духа, я не удосужилась позавтракать, так как собираясь на работу была вынужденна выслушать гневную тираду от его уязвленного самолюбия. В конечном счете, любые мои романы всегда следуют по негласному алгоритму, завершаясь подобным образом. Так даже комфортнее. Мне никогда не хотелось стабильных, предсказуемых, утомительно однотипных отношений, которые непременно приводят в ржавый капкан брака.   Дом с белым заборчиком, педантично опрятный муж, орава кричащей ребятни — это мечта не моего уровня.
Припарковавшись на стоянке у входа в участок, я бегом взбежала по широким ступенькам, размашистым шагом прошествовав по лабиринту узких коридоров. Минуя многочисленные столы детективов, заваленные кипой макулатуры и канцелярскими принадлежностями, прошла мимо комнаты допроса, первым делом остановившись у кофеварки. Мне определенно требовался глоток бодрящего напитка, прежде чем появляться на летучке у начальства. Было отчетливо ясно, что если меня выдернули из дома в законный выходной, то разговор с капитаном предстоит тяжелый.
“Неужели нашли очередной труп?”
С задумчивым видом размешивая ложечкой сахар, я направилась к своему рабочему месту, дабы забрать кое-какие отчеты, но свернув за угол налетела на старого приятеля. Ему несказанно повезло, что мне удалось вовремя отдернуть руку с чашкой в сторону, тем самым уберегая его костюм от коричневых пятен от крепкого кофе.
— Фатальный недосып делает из людей зомби. Будь благодарен, что я ещё не жажду человеческих мозгов на завтрак. Иначе начала бы с твоих, Джей.
Учтиво высвободив свои плечи из придерживающей хватки Уэйна, я добродушно рассмеялась, заправив выбившийся локон каштановых волос за ухо. Моя характерная привычка поправлять их в моменты неловкости, когда-то была хорошо известна в кругу друзей, и частенько пародировалась ради шутки. В том, что Джейми мог виртуозно разгадать моё смущение, сомневаться не приходилось. Как-никак, раньше, ещё во времена буйного отрочества, мы вращались в одной копании.
Тогда мне и в голову не могло прийти, что кто-то из шайки Джека решит податься в блюстители правопорядка. Хотя Уэйн всегда резонировал на общем фоне, как черная клякса на белоснежном листе бумаги.  И дело тут крылось даже не в том, что Джейми являлся выходцем богатой семьи — совсем нет, — просто в нем всегда присутствовала забота о ближних. До сих пор помню его длинные лекции, касающиеся моей наивной влюбленности в О`Рейли.
Из плена запутанных воспоминаний, меня вывел резкий голос начальника, вызывающего к себе в кабинет.
Переглянувшись с другом, я сделала большой глоток кофеина, а после отставила кружку на ближайший стол. Заставлять вышестоящее командование ждать, прецедент смерти подобный, так что я предпочла не рисковать — первой зашла к шефу, ожидая приглашения присесть на стул и не мельтешить перед глазами. Оно прозвучало едва за Уэйном закрылась дверь: устраиваясь поудобнее, я закинула ногу на ногу, имея приблизительное представления о том, о чем сейчас пойдет разговор. 
— Вы наверняка наслышаны о серийном маньяке, которого пресса успела окрестить мидтаунским таксидермистом. Сегодня, в половине шестого утра, патрульный обнаружил его новую жертву. Вся необходимая информация по данному делу, собрана в папки, которые лежат перед вами. Досконально изучите и принимайтесь за дело. Необходимо поймать этого ублюдка до того, как он сделает чучело из очередного припозднившегося подростка. Если у вас не имеется ко мне никаких вопросов, можете быть свободны.
Ни слова не произнеся, я взяла предложенную документацию, сознательно умолчав о том, что последние два дня веду самостоятельное расследование, алчно выискивая любые зацепки, которые помогут обнаружить логово преступника. Если раньше приходилось действовать из-под полы, то теперь капитан официально развязал мне руки, и я не намеревалась тратить драгоценное время, просиживая штаны в кабинете.
Остановившись в проходе, я затормозила Уэйна, упершись ладонью в его грудь. Прежде чем бросаться в омут с головой, нужно было прояснить важные нюансы, которые могли затруднить наше сотрудничество.   
— Послушай, Джей, давай договоримся сразу, что наше совместное прошлое, останется за пределами нынешнего партнерства. Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя рядом со мной скованно, ведь теперь мы напарники, а значит —  в ответе за жизни друг-друга.

+1

4

Я понимал подругу, потому что часто не высыпался сам, даже не из-за семьи, а из-за работы. Мне давали спать ночью, но только не здесь, а уж тем белее не на заданиях ФБР. Я же не какой-нибудь салага, чтобы из-за недостатка сна ныть. Не первый год работаю на федералов, а они, как все знают, не любят нытиков и лентяев. Департамент полиции - место не для каждого, тут вообще своя атмосфера. Муравейник из судеб, характеров и личностей, потому что все содействуют друг с другом. Иногда, невольно становился свидетелем разговоров о семьях, каких-то изменах и прочем. Тут все по-другому, не так. как на моей основной работе. У агентов кодовые имена, а личные данные хранятся в строжайшем секрете, на задании каждый за себя, одинокий волк.
"Здесь все иначе".
За столько лет работы в полиции, даже я привык ко всему этому. Хотя хорошо знал и понимал, что на работе нужно думать только о работе, тем более, если ты полицейский.
- Мой мозг не вкусный, я уверен, - сказал я, осматривая подругу с ног до головы. Про себя снова отметил, что она очень изменилась с тех пор, как я ее видел в последний раз в Бостоне, как же давно это было. Совесть меня меньше мучила, когда я понимал, что не один подался в ряды копов, ведь раньше такое и представить нельзя было. Джеймс Уэйн, который еле как получил школьный диплом, сменил пять или шесть школ, прогульщик, курильщик, малолетний бандит... будущий детектив.
"Я не один такой. Это радует".
Начальник "вовремя" подал признаки жизни, а ведь я думал сегодня заняться чем-то скучным, чтобы потом было время на свои делишки агента ФБР. Я закатил глаза, но вместе с девушкой отправился в кабинет шефа, надеясь на то, что сейчас он даст нам интересное задание, а то... какой интерес делать что-то заурядное, для этого можно было привлечь и кого-то другого. Пропустил Лиссану перед собой, закрыл дверь в кабинет, медленно обернулся к начальнику, пряча руки в карманы брюк по привычке. Само собой, он знал, что я ту для "массовки" нахожусь, но у него были свои правила. Мол, плевать, кто ты и откуда - ты мой подчиненный, пусть и только на бумажках.
"Может, он привлек меня, потому что дело какое-то запутанное и сложное? Либо... ему опять нужно показать, что он главный".
Я прошел в кабинет и встал возле девушки, которая присела на стул. Мне было удобнее стоять, тоже странная привычка. Да и психологически не мог сидеть, когда со мной кто-то говорит, сразу чувствую себя в подчинении.
"Хотя, так и есть".
Я слушал внимательно, не перебивал, потому что не хотел упустить что-то важное. Конечно, я слышал про этого маньяка, который убивал несчастных подростков. Само собой, каждый раз, когда нам становилось известно о его новой жертве - я мечтал отыскать этого ублюдка и прикончить, ибо убивать детей это настолько ужасно и непростительно. В принципе, убивать - занять место в очереди, ведущей в Ад. Дети. Они же беззащитны, невинны и чисты. Как можно решиться на такое? Нужно быть психом, потому что в здравом уме нормальному человеку не придет в голову душить несчастных подростков. У меня был сын, поэтому я как никто другой хорошо мог понять чувства обеспокоенных родителей, которые теперь боялись отпускать детей куда-то в поздний час. Джеку было четыре, он никуда не уходил без сопровождения, а вот подростки. Они же специально бросали вызов общественности, родителям, всем вокруг.
"Такое тоже проходили".
Мой взгляд переместился на папки на столе начальника.
"Отлично. Нам нужно поймать маньяка. Надеюсь, что у нас выйдет хотя бы подобраться к нему... ведь этого психопата ловят пару недель. До сих пор безуспешно".
Взял одну из папок, потом ответил шефу, что все понятно, мол, мы сделаем все, что в наших силах.
- Пора уже поймать этого ненормального, пока он не прикончил еще кого-нибудь, - сказал шеф, когда мы уже с Лиссаной выходили из его кабинета. Конечно, ему легко говорить - он же останется здесь, а мы сейчас куда-то поедем, ну или не поедем. Я еще не придумал с чего начать это дело.
"Обязательно придумаем".
О'Коннелл притормозила меня, а я взглянул в ее глаза вопросительно. Я ждал этой фразы с первой нашей встречи в Сакраменто. Лисса была права, потому что прошлое могло нам помешать в работе, а этого нельзя было допустить.
- Я вообще чувствую себя вдвойне ответственным за твою задницу, - сказал я с улыбкой на лице, - успокойся, все будет хорошо, Лисса. Тем более... это отличная возможность "подружиться" и на работе, ведя общее запутанное дело. Надеюсь, что нам не придется умирать друг за друга, а то у меня на выходные билеты на футбол. Знаешь, хотел бы сходить. Если хочешь, то у меня есть один лишний - со знакомствами в этом городе пока тяжко, а у жены свои дела.
Элементарно хотел наладить наши отношения, да и хоть как-то создать атмосферу дружбы и приятельства.
Я за локоть подтянул девушку пойти дальше, мол, чего стоять, когда нас ждет маньяк.
- Есть какие-то идеи? С чего начнем? - проговорил я, когда мы с девушкой оказались в кабинете. Тут никого не было, поэтому можно было пораскинуть мозгами без всяких шептунов на фоне. Я прикрыл за нами дверь и начал листать папку. Фото жертв, даты, предположительный портрет маньяка, показания свидетелей, места преступлений.
- Пока ты думаешь, я возьму нам кофе, - сказал я, положив папку перед Лиссой, а сам отправился в коридор за стаканчиком бодрящего напитка. Самое лучшее изобретение - автомат с кофе в участке. Через пару минут я вернулся с двумя стаканчиками черного и горячего кофе в руках.
- Ну так что...
Уселся на стул напротив и снова принялся листать папку с "зацепками". Я любил сложные дела - сразу чувствовал себя лет на десять моложе, а еще груз ответственности за жизни людей. Если мы сегодня или завтра не выловим этого маньяка, то непонятно... скольких детей он еще убьет. Как раз в эту секунду мой взгляд упал на фото второй жертвы - девочка пятнадцати лет, задушена в парке, подруга успела убежать.
"Что им правит?"
Я нахмурился, сдвинув брови... В голове было много всего, но пока идея не посетила разум. Кирпичики не сложились в стенку, значит, надо еще подумать... ну или подождать идей подруги.

+1

5

Крепко сжимая пальцами собранную документацию по особо тяжкому делу, я сфокусировала взгляд на лице Джейми.
Сейчас, в этом возмужавшем, зрелом человеке трудно было узнать того юркого доходягу, вечно крутившегося со взбалмошным ирландцем. Он изменился: гротескные черты стали более отчетливыми и жесткими, появились морщинки и едва заметные следы бессонных ночей. От того неугомонного мальчишки, постоянно читающего мне проповеди, остались только живые, искрящиеся азартом и рискованностью серые глаза, которые таили в себе внутреннею мощь и энергию. Заглядывая в них, я словно окуналась в бездну прошлого, непроизвольно вспоминая деньки проведенные в Бостоне.
От двойственных ощущений, вызванных приливом ностальгии, по идеально ровной спине пробежал холодок.
Расправив плечи, я немного поежилась, а затем постаралось абстрагироваться от посторонних мыслей. При нынешних обстоятельствах, когда от нашей расторопности зависела жизнь очередного подростка, преступно было давать слабину эмоциям. Любые излишние переживания могли губительно сказаться на процессе расследования. И мне, как умудренному опытном криминальному психоаналитику, подобная данность являлась хорошо известной. Думаю, что и Уэйн отчетливо это понимал …
— Только за мою задницу? Остальные части тела останутся без прикрытия? — сохраняя непринужденность в общении, иронично усмехнулась, вновь почувствовав себя той язвительной малявкой, вечно смотрящей на Джейми снизу-вверх.
— На футбол, да ещё и за твой счет?! От таких предложений не отказываются. Мы обязательно сходим на матч, но для начала прищучим одного недоноска.
Решительной походкой направившись в сторону изолированного кабинета, где можно было отрешится от назойливого гомона окружения, я притворила за собой дверь, опустив толстую коричневую папку на деревянную столешницу.
Достаточно конкретизированные вопросы Джейми, целенаправленно озвученные в мой адрес, обратили хаотичный поток размышлений в четкое представление пошаговых действий.
Неоднократно просматривая собранные материалы без ведома начальства, я уже имела кое-какие теории и замечания по данному расследованию. Едва напарник вышел за кофе, как содержимое моей папки было высыпано на стол. Пододвинув поближе магнитную доску, я стала торопливо развешивать на ней фотографии, обрывки отчетов и улик. Рисуя красным маркером соединительные нити, я создала из разрозненных кусочков головоломки централизованную схему. Она упрощала общее восприятие, искореняя из кипы данных отвлекающие аспекты, мешающие уловить основную суть.
Когда Уэйн вернулся обратно, я уже стояла склонившись над тремя заключениями судебно-медицинских экспертов, положив ладонь на отчет детектива, который вел это дело до нас. Именно его заключение вносило сумбур в заверенный психологический портрет маньяка, так как в нем скрывались очевидные несоответствия с действительностью. Протянув скрепленные степлером листы Джейми, я выпрямилась в полный рост, а затем присела бедром на край стола.
— Неудивительно, что этот психопат ещё на свободе. Тебе не кажется странным, что всё расследование лейтенанта Брина базировалось на сомнительном убеждении в том, что убийца знал свою первую жертву?
Выдержав театральную паузу, давая напарнику время вчитаться в доклад инспектора, я придвинула к нему фотографию убиенной девочки, а также заключение эксперта по осмотру её тела. Обведя фломастерам трупные пятна на шеи подростка, подчеркнула примечания врача.
— Кассандру Оттисон задушили сзади. Об этом свидетельствует характерный угол наклона гематом. Однако все последующие жертвы видели лицо своего мучителя перед смертью. Из этого детектив сделала вывод, что убийство Кассандры носило личный характер. Но, что если он ошибался? … Взгляни на доску.
Целиком завладев вниманием Уэйна, я стала объяснять ему свои наблюдения, рассказывая о том, что первое убийство отличается от остальных лишь потому, что маньяк только начинал формировать свой индивидуальный почерк. Он действовал неловко и спонтанно, раскрывая свой потенциал. Если внимательно проанализировать его последующие преступления, то можно заметить постепенную эволюцию действий и изощренность в выборе потенциальных жертв.
— Он учится.
Подведя логический итог вышеизложенному, сделала большой глоток кофе, успевшего чуточку остыть. Взглянув поверх стакана на выражение лица Джейми, я глубоко вздохнула и выдохнула, демонстративно разорвав психологический портрет подозреваемого. Не знаю, кто его составлял, но всего эти измышления были субъективны и предвзяты.
Перебросив клочки бумаги через опущенные плечи, я поспешила изложить напарнику свои представления о человеке, которого нам предстоит поймать.
— Наш серийник относится к организованному несоциальному типу: умен, педантичен, хорошо контролирует свои действия, тщательно продумывает каждое преступление. Вполне вероятно, что характеризуется у окружающих людей, как обаятельный и примерный гражданин.
Сосредоточено сканируя взглядом зелёных глаз исписанную доску, я скрестила руки под грудью, задумчиво чеканя бесцветной интонацией наиболее важные черты личности маньяка. Перед моим внутренним взором сложилась четкая картинка, не вызывающая никаких сомнений. За годы работы в департаменте я научилась полагаться на симбиоз инстинктов, опыта и полученных знаний. Правильно разложив имеющиеся сведения по полкам, можно совершить настоящий революционный прорыв в любом безнадежном задании.
Мельком посмотрев на Джейми вполоборота, убеждаясь в том, что он понимает куда клоню, я продолжила повествование:
— Выбор его жертв свидетельствует о том, что он относится к властолюбцам, получающим эмоциональную разрядку и сексуальное удовлетворение от доминирования. Главной его целью является ни само убийство, как таковое, а ощущение полного контроля над положением и жизнью постороннего человека. Вполне вероятно, что в детстве он подвергался насилию, что породило у него чувство беспомощности и бессилия во взрослой жизни. Убивая подростков, он — самоутверждаться. Если говорить про возраст, то он варьируется между тридцать и сорока годами.
Освободив себя от тягостного бремени единоличного знания, я наконец-то замолчала. Внутри черепной коробки образовался какой-то вакуум, а тело наполнила легкость. Такое случалось со мной всякий раз, когда терзающие домыслы получали словесное высвобождение. Мне становилось как-то спокойней от осознания того, что кто-то разделяет со мной эту непосильную ношу. 
Давая Уэйну время переварить услышанное, я допила свой напиток, оттолкнулась ладонью от края стола и, непроизвольно зевнув, подошла к доске, сорвав с неё изображение заброшенной ветки метро, где было обнаружено тело Кассандры Оттисон.
Чутье подсказывало, что нам следует начать именно оттуда. Так как преступник совершил своё первое злодеяние по наитию, как пробу собственных сил, разыскать недостающие зацепки можно было только там. Правда, к сожалению, пока мне слабо представлялось то, что мы должны отыскать.
— Возьмем служебный автомобиль. Ты за рулем. — Бросив брелок с ключами в руки напарника, произнесла я, выходя в коридор.

+1

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Темнота всё ждёт, чтобы забрать своё.