внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » остаемся зимовать


остаемся зимовать

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Участники: Sophie Briol & Bernadette Rickards & Yvonne Hayes
Место: Сакраменто, больница, машина
Время: 15 января 2015 года
Погода: + 10, пасмурно, срывается дождь.

Говорят - весна и осень время сумасшедших и влюбленных. К сожалению, мы уже давно не были ни в кого влюблены. К сожалению, хоть за окном и довольно тепло, внутри все замерзает. К сожалению, разговорами не растопить эти ледники.
Мы с тобою - два сошедших с ума несчастных и потерянных человека. Нам бы отыскать хоть одну лучину на двоих, чтоб согреться и рассмотреть в прохожих тех, кто не замерзает никогда, кто не даст замерзнуть нам.
Но мы сломаны и сломлены. Но мы остаемся зимовать. Остаемся рисковать.
Здесь.

Отредактировано Sophie Briol (2015-01-26 17:42:00)

+1

2

вв
Разговоры ни о чем. Как человек, которому в общем-то на тебя наплевать, может помочь хоть чем-то? Может, именно, потому что ему наплевать и должна сработать внезапная магия исцеления разума разговорами? Софи уходила со второго сеанса, и все так же не могла понять зачем вообще вновь начала ходить к психотерапевту. Если быть совершенно откровенными, то по-хорошему ей попросту стоит сидеть на таблетках, постоянно. Желательно, на каких-нибудь сильных транквилизаторах. Делать из себя овоща добровольно. Не пить, от слова "вообще". Бросить все свои пагубные привычки, заняться йогой и медитацией, вести здоровый образ жизни и не искать приключений на мягкое место.
Только, если так жить, Бриоль однозначно загнулась бы от скуки еще в первый же месяц. Хотя, не всегда ее бурная жизнь ей самой нравится. Хотя бы сейчас - гипс на кисти не самое приятное. Помимо того, что рука постоянно чешется, так еще и нормально сделать ничего нельзя. А теперь один такой маленький вопросец - зачем француженка вообще связалась с таким психом, как Джек? Решила, что сможет справится в его головой, когда даже с собой не всегда совладать может? Глупая наивная Софийка, которой вечно бы кружится у пламя свечи, не задумываясь, что один неудачный взмах упругих крыльев, и можно вспыхнуть. Сгореть, или же навсегда остаться покалеченной и уже никогда не летать... стоит искать свой цветок, а не чужое и опасное пламя. Стоит стремится к счастью, только к нему.
- На сегодня мы закончили? - Бесцветным голосом спрашивает и услышав положительный ответ встает с кушетки. - Знаете, мне кажется, я больше не приеду. Не вижу смысла отнимать ваше время. Да и тратить свое. - Она говорила что-то похожее в прошлый раз. Он согласился, но все же оставил ее время свободным, потому что знал - она приедет. В этот раз история повторялась. Интересно, он все так же думает, что она вернется или на этот раз поверил?
Накинув на плечи пальто, Софи попрощалась и вышла из кабинета. Настроение было каким-то странным. Точнее, его вообще не было. Будто ее положили в миксер и перемололи несколько раз, а из этого гадкого кровавого месива слепили нечто не эстетическое и отправили пугать людей. Все дело было в том, что последние дни мысли и воспоминания терзали ее особенно ярко. Снились кошмары. Справится со своими чувствами было особенно сложно. Совладать с собой практически невозможно. Именно потому француженка предпочитала уединение в своем огромном особняке с книжкой и вином. Иногда вино заменялось чем-то покрепче.
В приемной, которая зачастую пустовала, сегодня было оживление. Секретарь что-то оживленно обсуждал с девушкой. Кажется, они спорили на счет приемных часов. - До свидания... - Бросает слова в никуда, проходя мимо и понимает, что она знает вторую женщину. Странность ли - жизнь постоянно сводит их в самых неожиданных местах. - Берни? - Когда знакомая поднимает на нее свои глаза, француженка удивленно продолжает: - не ожидала тебя увидеть здесь. - Вообще, Бриоль считала, что Рикардс довольно сильная женщина, которая не нуждается во всех этих мозгоправах, потому встреча была практически шоком. - Он уже свободен, у тебя прием? - Почему-то подумать, что к психотерапевту прийти просто так, как к другу, было невозможно. Софи неловко передернула плечами и пальто спало на пол. Подхватив его здоровой рукой, француженка лишь раздраженно вздохнула. - Никак не могу привыкнуть к этому... - женщина с гипсом ходила уже почти две недели, а все никак не могла перестать считать, что у нее две руки, хотя на деле рабочей была лишь одна.

+1

3

Совершенно потерялась во времени. Оно стало протекать мимо и перестало задевать своим течением потускневшую за последнее время жизнь Бернадетт, которая и сама потеряла всяческие интересы, красочность своей многогранной души. В бутике ее часто встречают с утра пораньше, сотрудники считают, что их некогда непутевая начальница взялась за ум и нашла в себе чувство ответственности за свое личное дело. На самом деле это лишь ежедневные побеги из полупустого пентхауса, где Берн сильнее всего чувствует давление воспоминаний из прошлого и мнимое одиночество, на которое она обрекает себя сама. Избавляется от него при помощи крепкого алкоголя и снотворных средств, хотя последнего стала избегать, словно огня, после тяжелого отравления, которое врачи приняли за попытку самоубийства. Это и привело блондинку в кабинет равнодушного, холодного психотерапевта, в присутствии которого начинаешь чувствовать себя еще более жалкой и немощной, но именно это и отрезвляет ум. Такой человек, как Бернадетт, ненавидит, когда по отношению к нему начинают проявлять жалость и обволакивают сочувственными словами, будто они как-то могут помочь справиться с душевными переживаниями и травмами. Полная чушь. Жалость делает человека слабее, а слабые всегда проигрывают в войне, особенно в той, которую ведут с самим собой.
-Девушка, вы после праздников еще не отошли? – женщина наклонилась к столу растерянной секретарши, которая в тот же момент отодвигается от стола и смотрит на гостью поверх своих больших очков. – Посмотрите еще раз в свой календарь, мне назначено на сегодняшнее число, через десять минут у меня прием! Я что, зря неслась через весь город ради того, чтобы вы помахали мне ручкой и указали на дверь?
Бернадетт далеко не всегда срывается на незнакомых ей людей. Та американка, что раньше призывала людей быть добрее друг к другу, теперь выливала весь яд обиды и злобы на ни в чем неповинную девушку, яро и упрямо настаивала на своей правоте, будучи при этом абсолютно неправой.
-Мисс, сегодня пятнадцатое января, а вам назначено на шестнадцатое… - медленно и терпеливо начала говорить секретарша, заправляя прядь каштановых волос за ухо.
-Сегодня шестнадцатое! – повысила голос Бернадетт, полезла в карман своего пальто и достала из него свой излюбленный айфон. – Посмотри, дура ты тупая, сегодня…пятнадцатое.
Секретарша закатила глаза и тяжело вздохнула, Рикардс еще несколько мгновений тупо смотрела на экран телефона, пока не услышала рядом знакомый голос. Софи. Как ни странно, Берн не удивляет тот факт, что эта девушка пользуется услугами психотерапевта, но ее удивляет то, что из всех врачей в городе они вдвоем выбрали одного человека. Безумная случайность.
-Софи, привет, - тон ее голоса резко переменился, будто не было того истерического припарка возле секретарского стола. – У меня… прием, да, но не сегодня. Я совсем потерялась во времени. Пить надо меньше, - короткая усмешка и легкий взмах руки. Бернадетт не напивалась уже чуть больше трех недель, и даже Рождество встретила с трезвой головой на плечах в кругу своей большой семьи, впервые за много лет. А отговорка про алкоголь просто выглядит уместно и не вызывает каких-либо вопросов.
-Как ты так умудрилась? – женщина осмотрела гипс на руке Бриоль и помогла ей накинуть пальто на тонкие и хрупкие плечи. Вся ссора с секретаршей была мигом забыта, хотя та еще злобно сверлила глазами истеричную блондинку и обещала себе, что в следующий раз не будет выглядеть пугливым мышонком, и сможет дать достойный отпор на внезапные нападения больной дуры.
Бернадетт и Софи вышли из здания на свежий воздух. Ветер ударялся об кожу своими холодными, колючими дуновениями, туман ложился на верхушки полысевших деревьев и едва доходил до мокрых от сырости дорог. Погодные условия так и приглашали посетить ближайший паб и пропустить в нем по стаканчику обжинающего виски, дабы тепло протекло по венам и прогнало назойливый холод из крови и от костей. Но Рикардс подавила в себе сводящее с ума желание выпить, хоть и с особой, но малозаметной сложностью.
-Смотрю, ты без машины. Давай я тебя подвезу, у меня все равно сейчас нет никаких дел, - предложила Берн, кутаясь в свое тонкое пальтишко.

+1

4

Пятнадцатое число... эта цифра всю жизнь не давала француженке покою. Мало того, что Софи родилась именно этого числа, так в этот же день и мать покончила жизнь самоубийством, а говорить уже о менее глобальных неприятностях, регулярно случающихся в этот день, и подавно не стоит. Потому еще с самого утра над ее хорошенькой головой летали всевозможные мелкие пакости. Апогеем же стало то, что любимый хаммер не заводился, потому отпустив водителя в салон, чинить машинку, пришлось взять такси. Таксист оказался мужчина довольно своеобразным любителем поговорить, чего Бриоль сегодня делать не хотела, потому не доехав пару кварталов до нужного адреса, вышла раньше, о чем, конечно же, пожалела.
Впрочем, на приеме у врача не случилось ничего страшного и мистическая дата успела забыться ровно до того момента, пока она не услышала тихое ворчание секретарши, которая так и не смогла отойти от нападок Берни. Пятнадцатое число - это не просто очередной день календаря, это именно тот день, когда все грозовые тучи сгущаются над Софи, земля разверзается и ад царит целые сутки. Тем, кому не повезло пятнадцатого оказаться рядом с Бриоль тоже ожидают неприятности. Впрочем, только у одного человека удалось перевернуть этот день с плохого на хороший. Но, это было так давно, потому сегодня ничего в мире не меняется - сегодня Софи предводительница неудачников.
- Как? - Француженка улыбается Бернадетт, пытаясь вспомнить легенду, которую рассказывала всем о своей поломанной кисти. Кажется, все дело было в падении на катке. Так? Да, именно так. И уже набрав в легкие побольше воздуха, хочет выпалить это на одном дыхании, но сбивается. Молчит, задумчиво кусая губы. А потом находит в себе силы и говорит легко и непринужденно: - я никогда не умела выбирать мужчин и быть с ними такой, какая бы не раздражала. - Смеется, словно и не случилось тогда ничего из разряда вон выходящего. Так весело, что даже можно поверить, что ей совсем не страшно вспоминать о том времени. - Не умею я бегать на задних лапках и приносить тапочки. - И в этих шутливых словах была вся Софи. Если слушать о ее жизни из ее уст, но и не случалось с нею никогда ничего плохого, а если и случалось, что это все переводилось в шутку. Не будь в ее голове столько тараканов, она была бы чудесной женщиной. Оптимисткой до мозга костей, так еще и с ангельским терпением. Вот только это все было не о ней. Это все было о той, здоровой и красивой женщине, в которую Бриоль так и не выросла, но научилась быть ею иногда. - Но, знаешь, врачи заверили, что через недельку-другую гипс снимут. Советуют заняться игрой на пианино, я подумала - а почему бы и нет... - Француженка казалась расслабленной, практически, девушкой-весной, которая своим теплом готова была растопить любые ледники. Вот только кто бы знал, с каким трудом держался весь этот оптимизм.
Ветер взметнул незастегнутое пальто, которое чудом удерживалось на тонких угловатых плечах Софи. Быстро мотнув головой вправо-лево, заметила, что свободных такси на стоянке у здания нет. Ловить машину на улицы или вызывать такси - было слишком долго и муторно. Почему-то ситуация заставила француженку несколько разозлится на себя, что не подумала об этом раньше. Но гнев тут же улетучился, как до слуха донеслось как нельзя кстати желанное предложение от Берни. - Было бы хорошо. Сегодня у меня не день, а какое-то безумие. Все валится из рук, все не ладится. Нет, я всегда знала, что пятнадцатое - не мой день, но чтоб настолько.
Смотря на Рикардс, Софи не понимала, почему они так и не встретились само по себе. Не позвонили друг другу и не договорились встретится в кафе или пройтись по магазинам. Почему, что ни встреча, так внезапная, незапланированная и довольно странная. Конечно же, француженку это забавляло, но какое-то нелепое чувство все равно зависало в пространстве.
Женщины сели в машину Бернадетт, Софи, спросив разрешение, на заднее сиденье. Откинулась в мягком кресле и прикрыла ладонью лицо. Казалось, усталость после общения с психотерапевтом налипла на нее, словно паутина и хотелось поскорей избавится от этого чувства. - И как тебе наш доктор? - Скорее, чтобы не молчать, начинает разговор, который ей ни с кем больше и не проговорить. - У меня жуткая усталость, после сеансов. Будто он выпивает все мои чувства. - Машина мягко тронулась с места. А Софи почему-то пробило на откровенность, которую она позволяла себе довольно редко и только с теми, кому могла доверять.

+1

5

Однажды настанет день и Бернадетт перестанет чувствовать себя загнанным в клетку раненым животным. Это большая клетка, ей порой не видно конца и кажется, что можно сбежать из нее в любой момент, но бежать на самом деле некуда. В конце концов, руки упираются в стальные прутья, и тело чувствует резкий удар о границы дозволенной для жизни территории, от которой вновь становится невыносимо тошно. За клеткой жизнь куда ярче и многограннее, это Берн знает не понаслышке, но множество факторов воссоздают иллюзию клетки, не дающую молодой женщине выбраться на свободу и стать свободным человеком. Такие факторы, как собственный бизнес, дом, семья, близкие друзья. Казалось, за все это любой другой человек готов убить, но Рикардс от всего этого невыносимо больно. Работа вызывает стресс, в своем пентхаусе женщина лезет на стену от мнимого одиночества и тех воспоминаний, что эти стены в себе заключают. Семья чужда, а близкие друзья раскрывают свои истинные недоброжелательные натуры. С этим можно смириться, с этим можно бороться, это можно изменить, но Бернадетт слаба и больна, она устала вечно казаться сильной и независимой особой, быть неугасаемым огнем в человеческом обличии, чья душа стремиться только ввысь. Такой она была, такой она хочет быть, но в настоящее время не может, хоть и старается изо всех своих оставшихся сил.
-Надеюсь, этот мужик получил по яйцам? – с усмешкой на губах произнесла Берн, замечая, что Софи старается прикрыть своей улыбкой и мягким тоном голоса то, что на самом деле вызывает в ней воспоминания о причине сломанной кисти руки. И Бриоль поступает правильно. – Я не знала, что ты умеешь играть на пианино. Оканчивала музыкальную школу?
Еще полгода назад Бернадетт видела в Софи высокомерную, несколько истеричную владелицу модельного агентства,  девочки из которого напоминала беглянок из Освенцима, приукрашенных мишурой и толстым слоем макияжа, но теперь перед ней совершенно другой человек. Возможно, потеря памяти сыграла свою роль, или другие жизненные события, прикрытые завесой тайны, поменяли взгляды на жизнь и некоторые черты характера мисс Бриоль. А может, вне этой суеты в водовороте модной индустрии она всегда была и остается такой. Рикардс хочет узнать лучше человека, с которым волшебным образом судьба неустанно сталкивает ее на улицах и в заведениях пригретого жаркими лучами солнца города.
-У всех бывают такие дни, их надо просто переждать, - пожала плечами Берн, не обращая должного внимания на слова Софи о проклятом пятнадцатом числе. – Сегодня я перепутала день и время моего сеанса у психотерапевта, из-за этого та секретарша теперь считает меня истеричной идиоткой, да и я сама считаю себя таковой. Это испортило весь остаток дня.
Бернадетт имеет способность быстро выходить из себя и так же быстро остывать, но во время всплеска ярости женщина может не отвечать за свои слова и поступки, а затем жалеть о том, чего не воротишь и не вырежешь из летописи времени.
Софи попросилась на заднее сиденье. Усевшись за руль и включив подогрев сидений, Берн двинулась с места, ловко выезжая с места парковки.
-Симпатичный, - с ходу отвечает Рикардс на вопрос девушки. - А, ты не про это. - искренне смеется блондинка, выезжая на проезжую часть. - Мне нравится, что он не скрывает свое безразличие к моим проблемам. Ненавижу жалость, не хочу чувствовать себя жалкой.
Пальцы крепче вжимаются в руль, злость на саму себя постепенно сливается в жилах вместе с кровью.
-После сеансов я не хочу к нему возвращаться. Но все равно возвращаюсь, потому что не хочу искать ему замену, а высказывать своей собаке все, что накипело, я устала, - грустная ухмылка появилась на алых губах молодой женщины.
Впереди показалось замедленное движение машин. Выехав за поворот, Рикардс увидела тянущуюся до самого конца квартала веревку из автомобилей и тихо выругалась, резко сбавляя скорость.
-Приехали, - произнесла Берн, откидываясь назад.

+1

6

Иногда приятно ни о чем не думать, погружаться в какой-то свой мир, наполненный тишиной и приятной компанией человека, который ничего от тебя не ждет и не требует. Компанией, которая согревает своей непринужденной беседой и теплотой. И даже не отвеченные ранее вопросы находят свои ответы. - Нет, я никогда не ходила в музыкальную школу, но меня постоянно тянет на что-то новое. Думаю, никогда не поздно попытаться заняться чем-то новым. Например, музыкой. Она меня всегда успокаивала, как и танцы. - За окном мелькали улицы, в городском пейзаже было масса увлекательного, но почему-то взгляд не хотел задерживаться ни на чем определенном. - Знаешь, мне всегда было интересно движение, наверное, именно потому и не было времени на музыку. Она требует усидчивости и внутреннего спокойствия. Именно того, чего мне не хватало. - На устах на миг замирает улыбка, в которой читается умиротворение и некий поиск. Поиск чего-то нового, возможно, Берни и есть этим новым?
Вспоминать же о Джеке сейчас совершенно не хотелось. То, что произошло в Нью Йорке было по ее вине, и по приезду хотелось оставить все воспоминания об этом именно так же. В городе, занесенном снегом. На этот вопрос Софи не отвечает, ведь и так понятно, что она бы не спустила обиды просто так. Не сказать, что там была месть, но и голова его не осталась без небольшой травмы. Вообще, обиженным девушкам нельзя давать в руки бутылки и открываться. Они же могут и совместить бутылку с головой обидчика.
- Хорошая получилась ошибка, иначе, вместо твоей приятной компании, мне вновь попался бы какой-то надоедливый таксист. А сегодня второй раз я бы этого не пережила, это точно. - Бывают такие люди, рядом с которыми даже не хочешь, а найдешь улыбку на своем лице. Она просто прилипает к губам и не отделаться потом от нее. Вот сейчас Берни стала для Софи таким вот катализатором для улыбки, и плевать, что сегодня было пятнадцатое число. Плевать.
А ведь бывает такое совпадение - ощущения об одном и том же человеке, приобретают разные люди. Услышав, что думает Бернадетт о их докторе, Бриоль многозначительно хмыкнет и утвердительно кивнет. Как говорится - и в этот раз француженка согласна, да так, что и добавить нечего. Психиатров много, но к некоторым не хочется возвращаться уже после первых же пяти минут, а этот... он все же нравился Бриоль, хоть она в этом никому бы и не созналась, а отнекивалась бы и говорила, что искать другого нет ни времени, ни желания.
- Лечить саму себя не стоит, а уж тем более доверять это дело собаке тем паче. Может, и хорошо, что есть такие люди, как наш ледышка-доктор... - Это скорее были просто мысли, вырвавшиеся из-за полного умиротворения и в другой обстановке не были бы произнесены вообще никогда. Софи так сильно хотелось, чтобы ее понимали. Хоть кто-то. И главное та, которая так вовремя оказалась рядом.
Пробка застала девушек в самый неподходящий момент. Тишина и умиротворение закончились так внезапно, что француженка разом как-то съежилась. Впереди было слишком много людей, кипящих от злости и нетерпения. Находится в такой клоаке чувств было невыносимо. - Бри, может, повернем и поедем в объезд? Все лучше, чем стоять и слушать непрекращающуюся ругань? - Бриоль не особенно знала, как доехать из одного места в другое, но свято верила, что возможно как-то объехать, пусть это и будет несколько дольше.
За окном была жуткая серость и тусклость, разбавлять это еще и чужими негативными эмоциями - все равно, что выжив после кружения самолета, сломать шею, падая с кровати.
- Кстати, расскажи как вообще сейчас дела у тебя в бизнесе? В торговом центре мы так и не успели поговорить, да и у меня было несколько не то состояние. Сейчас же я уже почти восстановилась, хоть некоторые воспоминания из прошлого все равно отказываются возвращаться ко мне. - Остро кольнули воспоминания осени, Тайлер, беременность, свадьба. Все то, что она потеряла, так и не обретя. Но, раз уж вспомнила, нужно было попытаться привыкнуть, что жизнь продолжается, а то, что было... оно просто было.

Отредактировано Sophie Briol (2015-01-20 19:37:42)

+1

7

С Софи было удивительно спокойно. Общение с ней, как успокоительное, как стопка крепкого добротного коньяка, которая снимает всяческое напряжение и нагоняет приятный, расслабляющий хмель. Время протекает мимо, за окнами автомобиля, в городской суете и холоде зимних дней. Разговор с француженкой дает Бернадетт возможность абстрагироваться от внешних проблем и внутренних переживаний; эдакая едва заметная, но сильная поддержка и своеобразная помощь со стороны Бриоль, которая помогает блондинке одним лишь незначительным присутствием в ее жизни. Пока что незначительным.
-В школе я не знала, что такое усидчивость и спокойствие. В заднице факел, в голове ветер, и надо мне было все время бежать и бежать, какое там дело до творческой деятельности, - с улыбкой ответила Рикардс, хоть и знала, что это улыбку Софи не увидит. Воспоминания о юношеских годах всегда вызывают в молодой женщине чувство приятной ностальгии, она не прочь окунуться в былые времена и вспомнить, какого было быть девчонкой, не знающей забот, не признающей общественное мнение. Тогда и мир казался другим, более ярким и непредсказуемым, чем сейчас. Хотелось бы Берн как можно дольше оставаться упивающимся жизнью, свободным, ветреным человеком, а не рабом современности и общественной морали.
-Я умею играть на гитаре, но мне больше по душе фортепьяно. Не хватило терпения научиться играть и на том, и на том, - продолжила женщина. – А какими ты занималась танцами? – Бернадетт сразу же вспомнила свою мать–хореографа, которая до последнего пыталась привить любовь к балету своей средней дочери, но успеха в этом деле она так и не добилась. Рикардс терпеть не могла балет, но зато сейчас она не прочь посмотреть его из зрительного зала.
Блондинка уловила какую-то связь между ней и Софи. Эта связь установлена при помощи невидимых нитей, их лишь можно ощутить, они плывут по воздуху и исходят из самых недр душ. У Берн появляется такое чувство, будто она знакома с Бриоль уже очень давно, но по каким-то неведомым обстоятельствам им приходится знакомиться заново. Женщина невольно хмыкает из-за подобной мысли. Глупости все это, просто далеко нечасто встретишь кого-то, в ком можно разглядеть близкого по духу человека.
-Своим безразличием он вытягивает из нас то, что он потом превращает в оружие против наших страхов и проблем, - рассудительно ответила Бернадетт за несколько секунд до того, как впереди оказались тормозящие задницы автомобилей, вереница которых тянулась до конца улицы и уходила за пределы видимости. Женщина тихо включила дорожное радио, чтобы оценить ситуацию с заторможенным движением и, вскоре, попытаться найти подходящие объездные пути.
-В октябре было открытие бутика, сейчас дела идут более-менее хорошо, хотя есть некоторые проблемы, но они незначительны, - на самом деле, значительны, но Берн просто не может что-либо рассказывать по этому поводу. – Ты же помнишь, из-за чего я заново отстраивала здание магазина, не так ли?.. – осторожно спросила Рикардс, на несколько мгновений развернувшись в сторону Софи.
Машина, стоящая впереди, тронулась с места, и, казалось, движение на дороге несколько оживилось. Блондинка доехала до поворота на другую улицу, которая уводила с центра города в жилые районы, где наверняка можно будет найти хоть и долгий, но свободный от пробок объездной путь.
-Давай свернем здесь, - пока Берн перестраивалась в другой ряд, она успела перекинуться парой громких ругательств со вспыльчивым водителем джипа, который упрямо не хотел пропускать женщину вперед. Закончилась ссора на том, когда мужчина назвал Бернадетт «безмозглой курицей», а она за такие слова пообещала проломить ему лобовое стекло ломом, лежащим в багажнике. Не дождавшись ответа на свои угрозы, Рикардс успела нырнуть в проезд, где не было такого плотного столпотворения машин.
В жилых районах Бернадетт бывает редко, эти районы так называемая обратная сторона медали Сакраменто, где нет уходящих до небес высоток, торговых улиц, достопримечательностей и добротных мест отдыха. В пасмурную погоду жилые местности этого калифорнийского города выглядят довольно уныло.
Спустя некоторое время Берн почувствовала резкий толчок, на скорости Рикардс проехалась по неведомому объекту и по звуку поняла, что заставило автомобиль дернуться и резко занести на повороте. Женщина, едва не врезавшись в стену, вырулила к обочине и остановилась.
-Еб твою дивизию! – вырвалось у Берн, когда она со злости ударила ладонями по рулю, пытаясь отдышаться. Грудь тяжело вздымалась и опускалась, дыхание блондинки было отчетливо слышно, когда она только заглушила мотор и откинулась назад, чувствуя бессилие во всем теле.
-Шину спустило, - хрипло проговорила Рикардс, уже раз попадавшую в подобную ситуацию. Правда, тогда она отвечала только за свою жизнь. - Ты так, нормально?

+1

8

Как давно француженка рассказывала практически незнакомому ей человеку о своем детстве? Уже и не вспомнить. Круг знакомых Бриоль с каждым днем только рос и увеличивался, но по-настоящему знать кого-то из них, девушка не знала. Это были просто люди, чуть ближе, чем прохожие на улицы, но так же далеки, как и ее родная Франция. Всех их разделяла пропасть прожитых лет, впечатлений и знаний, и почему-то так не хотелось сокращать это расстояние. Ни с кем, кроме Берни. Почему же так происходило, не смогла бы ответить даже сама Софи. Некоторые вещи не требуют объяснений, они просто случаются вот и все.
- Каждому свое. Мне, кажется, если ты захочешь, однажды обязательно научишься играть и на фортепиано. - Истина понятная каждому, если бы мы не тратили время попусту, то кто знает, как бы смогла развернуться наша жизнь и что бы нового мы успели познать. - Спортивные танцы - моя страсть. Но я не останавливалась никогда на одном направлении. Когда путешествовала по Индии училась у тамошнего народа, ходила на балет в Англии, изучала современный танец в Нью Йорке. Даже в Сакраменто какое-то время продолжала обучаться. Пока у меня не возникло слишком много забот. - Намекала ли девушка об инциденте с рукой или говорила еще о летней аварии, было не понятно, а уточнять она не собиралась. Попросту рассказала как оно было. В голосе была слышна легкая горечь. Софи сожалела, что никогда не пыталась стать профессиональной танцовщицей, как ее хорошая знакомая Джемма, впрочем, в то время, когда стоило начинать, у француженки были большие проблемы с психикой. Она попросту не умела жить наедине со своими демонами.
Разговор плавно перетекал из одной темы в другую и обратно. Будто девушки старались захватить весь ореол тем и высказать его в один момент. - Как давно ты ходишь к Эйдену? - Бриоль же сама мысленно ответила на свой же вопрос. Слишком долго. Раньше она слишком часто переезжала, потому и врачей меняла с завидной частотой.
- Такое сложно забыть... - Воспоминания переносятся к тому жуткому дню. К Тайлеру, который спас ее. К шраму, который остался вечным напоминанием. - Ураган сыграл в моей жизни очень большую роль. И я даже не знаю к лучшему или нет. Иногда кажется, что я попросту не должна была в тот день выжить. - Странно, как легко было говорить правду, которую почти никто не знал. Именно тот день заставил в очередной раз задуматься о коварной судьбе.
Бриоль задумалась, полностью погружаясь в события того дня. Серое небо за окном лишь наводили жути. Ветер усиливался, это было не слышно, но ощутимо - деревья танцевали свой жуткий танец. Оказавшись на грани между явью и мороком, француженка даже не поняла, что произошел обычный прокол шины. Их машину не поднимало в воздух, и уж тем паче не переносило в Страну Оз, как печально известный трейлер с Элли.
Софи даже тихо вскрикнула, но поняв где заканчивается воображение и начинается реальный мир притихла. А уже через пару секунд отозвалась: - все хорошо, я слишком сильно задумалась. Что это было? - Чтобы убедится в том, что они не наехали на мелкое животное, а действительно прокололи шину, пришлось выйти из машины и обойти ее кругом. Что такое не везет и как с этим бороться? Ха! - Умеешь менять колеса? - Но главный вопрос заключался даже не в этом - а запаска то есть вообще? - Я в этом деле точно не помощник... вызовем эвакуатор, который будем ждать пол дня или пойдет вперед пешком? Вдруг словим такси или кого встретим? - Уходить далеко от машины в такую мерзкую погоду было довольно рискованно, но и сидеть в машине, когда весь город утонул в пробках и ждать чуда - с родни глупости. Хотя, сегодня пятнадцатое января... разве есть куда спешить? Самое худшее уже произошло - Софи вышла из дому.

+1

9

Легче говорить, чем делать. Бернадетт много говорила о том, что в будущем добьется небывалых высот и станет вольной птицей, улетит навстречу неизведанному и таинственному с целью найти свое счастье в неизвестности. И что теперь? Она вернулась к истокам спустя много лет скитаний, загруженная жизненным опытом и воспоминаниями, но полностью лишенная сил. А ведь впереди еще целая жизнь; что же делать теперь? Берн кажется, что она прожила намного больше, чем есть на самом деле.
-Надо будет найти время для музыки. И попробовать вернуться к вокалу, я давно не пела. - задумчиво протянула блондинка. Ну, вот, не хватало только начать сетовать на нехватку свободных часов и нежелание чем-либо заниматься после работы, кроме как попойки в баре или в полном одиночестве.
На рассказ Софи об увлечении танцами Бернадетт ответила лишь теплой улыбкой, ибо она не могла найти достойных ответных слов, понимая, что не знает, как поддержать данную тему разговора. Танцы, с ними у молодой женщины больше неприятных воспоминаний, и все они связаны с детством и юношеством, проведенными под строгой опекой матери, имеющей просто невыносимый характер. Танец – это что-то нечто неземное, прекрасное, если он исполнен с техникой и особой любовью, которую только могут вложить в свои движения танцоры. Бернадетт никогда не сможет полюбить то, что вызывает фантомные образы неприятного прошлого, от которых ей никогда не избавиться.
Темы разговора пересекались одна с другой плавно и едва заметно. Говорить было легко, Берн было даже удобно, что Софи сидит на заднем сиденье; разговаривать с голосом, а не с человеком, куда легче, тем более когда ты за рулем.
-Я…я не помню, - сбивчиво ответила блондинка на вопрос девушки. – Около двух месяцев, скорее всего. Я иногда пропускаю встречи, когда мне совсем не хочется разговаривать, даже с ним. А ты?
Она до сих пор помнит свой самый первый визит. Это был хмурый, наполненный серыми красками вечер; казалось, весь мир обратился против одной маленькой молодой женщины, готовой распрощаться со своей жизнью из-за убивающей изнутри пустоты и болью одиночества. Но тогда не Эйден помог Бернадетт избежать самоубийства, а ее невыносимое желание жить после того, как ее мысли превратились в слова. Ужаснувшись от сказанного, мысли о смерти испарились, оставив после себя лишь дикую усталость.
-И в моей жизни он сыграл большую роль, - с усмешкой произнесла Берн. Надо же, эта усмешка получилась на удивление легкой, хоть и грустной, будто женщина говорила о происшествии многолетней давности. – Я умирала, меня вытащили в последний момент…. Но иногда, кажется, что меня спасти не полностью, и какая-то частичка меня осталась лежать под теми завалами.
Тот день разделил жизнь Рикардс на две части. Ей было легко говорить об этом с человеком, который понимал, о чем она говорит, ведь Софи пережила практически то же самое.
А небо темное-темное, и тучи густой пеленой нависают над землей, кажется, до них можно дотянуться руками. Стал накрапывать дождь, он оставлял свои частые отпечатки на лобовом стекле, барабанил, будто пытался пробиться вовнутрь салона.
Бриоль и Рикардс вышли на свежий воздух. Ожидания блондинки оправдались, они действительно наехали на что-то значительное и прокололи шину.
-Умею, только…. Запаски нет. Это и была запаска, - ответила Берн без особого страха и паники. Несмотря на то, что женщина водит достаточно хорошо, она попадала и в большие передряги, и нынешняя ситуация не казалась столь пугающей.
-Придется вызывать эвакуатор. Или ты хочешь идти пешком под дождем? – женщина любит ходить пешком под дождем. Но нужно ли это Софи? – Сейчас по всему городу пробки, по радио передали. Эвакуатор придется ждать до темноты, если он вообще соберется ехать по забитым дорогам в этот богом забытый район.
Дождь резко усилился. Миллионы дождевых капель ударялись об асфальт и отскакивали в сторону. В считанные секунды женщины были мокрые до самой последней нитки, и холод резко сковал каждую клеточку тела, проникая по кожу до самых костей.
-Прыгай в машину! – наконец, опомнилась Берн, и открыла дверцу автомобиля, пуская в салон Софи. Сама блондинка опустилась на свое водительское место, нащупала в сумке телефон и стала набирать номер.
-Черт, у меня счет в минус ушел. Всего десять центов, мать их!.. У тебя есть позвонить? – вся ситуация выглядела одновременно печально и комично. Две дамочки застряли в спальном районе города, в машине с проколотой шиной, без связи, под проливным дождем в холодный январский день. Самое время паниковать, не так ли?..
-У меня есть шоколадка. Будешь? – возможно, это как-то успокоит нервы.

+1

10

Все же хорошо, что во время урагана все все закончилось благополучно для обоих девушек и теперь они могут обсуждать события того дня с легкой немного грустной улыбкой. Вспоминать, как им было страшно, но и осознавать, что они выбрались. Что они, как далеко не всего присутствующие в тот день в бутике, могут жить дальше, хоть и с глубокой раной воспоминаний. - Однажды, я уверена, мы сможешь сами себя вытащить из тех завалов. Когда переживем это все в душе. - Говорила Бриоль исключительно о себе, или ощущала и ту же боль, что притаилась в Берни сказать было сложно. Возможно, это событие само собой породнило их на каком-то невидимом уровне. Заставило понимать и принимать события таковыми, какие они были.
- Забавно, но у меня тоже уже почти два месяца. Странно, что мы не встретились здесь раньше. - А ведь и правда, их знакомство случилось в двадцатых числах ноября, и вот практически не пропуская ни одного сеанса, Софи отходила к Эйдену больше, чем к врачам за последние несколько лет. Нельзя сказать сильно ли помогали эти встречи ей, но то, что не вредили - точно. - А все-таки хорошо, что сегодня ты перепутала дни.
Берни, на удивление Софи, была абсолютно спокойна. Подумаешь, они остались без колес, зато она сама умеет менять колеса, правда, проблема в том, что пока нечего менять. Ждать эвакуатор занятие, конечно веселое, и они могли бы этим заняться, если бы не совершили одну большую глупость - вышли на улицу, когда моросил дождь. А он оказался довольно коварным и как только девушки потеряли бдительность - влупил в полную силу, промочив насквозь в одно мгновение.
Когда Берни предложила залезть в машину было уже поздно. Мокрые и совершенно не понимающие что же им дальше делать, девушки сидели в машине. Рикардс первая поняла что нужно сделать - позвонить и вызвать хоть кого-то на помощь, но оказалось, что на счету у нее не так уж и много денег, потому звонок сбросили. - Сотовый? - Бриоль запустила целую руку в карман, прощупала второй. - Я забыла дома... я редко беру с собой телефон. Обычно он меня лишь раздражает. - И это была истинная правда. Бриоль разговаривала по телефону не чаще раза в год, а то и реже. И каждый такой разговор был совмещен либо со стрессом до звонка, либо после.
- Видно, мое проклятье задело сегодня нас по полной. - И вот теперь уже смешно стало Софи. Сдерживать смех она не посчитала нужным, потому весело захохотала. - Нет, такое со мной случается впервые. Кстати... - Бриоль осмотрелась, ей показался довольно знакомым этот двор. Кажется, она бывала здесь раньше и даже знает кого-то отсюда. - Точно! Бери свою шоколадку, у меня возник отличный план. Здесь буквально в двух кварталах живет моя давняя подруга. Думаю, она сегодня должна быть дома. По пути зайдем в магазин и купим вина. Все равно мы уже мокрые, а значит - нам нельзя замерзнуть или мы заболеем. Пойдем. - Софи первая вынырнула из машины и направилась в нужном направлении. Ветер и дождь хлестал в лицо, заставляя наклонять голову морщится и идти как можно быстрее. Бриоль виделась с Ивон лишь раз, когда они приехала в Сакраменто, да и то - это была короткая встреча. Сейчас же у них образовался отличный повод - зайти погреться и пропустив по бокальчику винца, поговорить. Берни же могла стать чудесной компанией, дабы разговоры и воспоминания о прошлом не завели двух старых подруг в дебри грусти и тоски.

+1

11

Ураган – то воспоминание, которое никогда не искоренится из памяти. Тот день, порой, снится Бернадетт, и после она подскакивает в кровати, отрывает голову от подушки, мокрой от слез, и имеет несколько секунд для того, чтобы осознать вою безопасность. Такое не укладывается в голове сразу, для такого нужно гораздо больше времени, чем прошло на самом деле. Возможно, даже не один год потребуется блондинке, чтобы перестать просыпаться в кровати из-за кошмара, связанного с тем днем урагана.
-Однажды, да, - хотелось бы верить, что это однажды когда-то наступит. Бернадетт приятно осознавать, что есть на этом свете человек, который ее понимает. Ведь те, кто тогда оказался под завалами разрушенного здания магазина либо мертвы, либо давно утеряли связь с молодой белокурой Рикардс по каким-либо причинам. Остался лишь Хью, но тогда ему по счастливой случайности досталось гораздо меньше. И Бриоль, которая по воле судьбы все время оказывается рядом.
-Это странно. Хотя я почти не встречаю в приемной других его клиентов, ты – вторая за все эти два месяца, - Бернадетт никогда об этом не задумывалась. Очевидно, это простая случайность. Возможно, женщина настолько уходит в себя перед посещением психотерапевта, что не замечает кого-либо вокруг, будто люди – тени, мелькающие перед глазами едва различимыми очертаниями.
Признаться, Рикардс нравится попадать в различного рода приключения. В школьное время она не знала спокойствия или скуки, что позволяло ей вдоволь наслаждаться яркой, бурной жизнью несносного подростка, каким, впрочем, Берн оставалась еще долгое время. И сейчас блондинка не теряет самообладание и разум, хотя складывающаяся ситуация постепенно перестает быть по душе, становится мрачной, холодной, отталкивающей, неприятной. Вместе с холодом на женщину нападает уныние, она изо всех сил старается выглядеть перед Софи стойкой и спокойной, хотя на душе начинает разрастаться беспокойство.
-Отлично, мы словно отрезаны от всего мира, - всплеснув руками, ответила Берн. Дождь с силой барабанит по стеклу, с яростью и желанием добраться до промокших и дрожащих в салоне автомобиля молодых женщин.
И тут Софи вдруг срывается с места, Бернадетт даже не успевает понять смысла ее слов, сказанных до ее побега из салона машины. Рикардс ничего не остается, как бежать за девушкой, прихватив с собой сумочку. Дождь хлещет по лицу, едва не сбивает с ног, пока американка догоняет рвущуюся вперед против ветра Софи.
-Смотри, там, кажется магазин, - крикнула Берн, указывая на небольшое здание возле жилого дома.
Тепло помещения нежно обволакивает тела промокших насквозь девушек. Бернадетт все еще дрожит от холода, но он больше не кажется убийственной силой, невыносимой пыткой. Женщина просит две бутылки дорогого вина, расплачивается картой и, прижимая ношу к груди, выходит следом за Бриоль.
-Теперь веди меня, Моисей, - с усмешкой произнесла вмиг повеселевшая Берн, забывая обо всем на свете, в том числе и о том, что пить ей запрещено пить по указанию врачей. В лечебных целях можно.

+1

12

Чувство, будто эти две девушки только и искали приключений на одно место. Мало того, что выбрали совершенно неудачный день, чтобы встретиться и найти друг друга, так еще и после - что ни приключение, то они впереди колоны всей. Ранее то, что еще могло остаться сухим домокло окончательно, и виной были опять же нелепые идеи. Обе, как пить дать, сидят на таблетках, и потому им категорически нельзя пить, иначе курс лечения придется начинать заново, но их это не останавливает. В магазине, который встретился им по пути, было куплено две бутылки вина, на случай, если у Ивон ничего не окажется. Подруга переехала в Сакраменто совсем недавно, а зная предпочтения этой своеобразной особы, можно было сказать, что обустроить бар - для нее было делом десятым.
Впрочем, Софи забывала одну очень важную деталь - ее попросту может не оказаться дома, а это может несколько испортить идею и свести попытку исправить ужасный день к нулю, но и сделать его лишь хуже. Задумываться об это француженка начала лишь в тот момент, когда на горизонте показался дом. У Ивон вполне могли оказаться какие-то срочные дела, и дома ее нет. Что же тогда делать? Идти дальше некуда, такси они не вызовут, еще и промокли.
- Знаешь, тут такое дело... - Бриоль широко улыбнулась, поворачиваясь лицом с блондинке. - Если вдруг мы не застанем мою подругу дома, думаю, она не обидеться, если мы проникнем в ее дом. - Высказав свою мысль, поняла, насколько она звучит странно и безумно. - Нет, мне точно нужно было оставаться в больнице, с таким разговорами, но, я думаю, у нее еще нет сигнализации, потому вызов полиции нам не грозит. - И расхохоталась, пытаясь свести свою идею к шутке, хотя она совершенно не шутила. Оставаться и дальше на холоде им не стоило. Заболеть еще и простудой не входило в планы Бриоль, хватит сломанных пальцев и пошатнувшегося психического состояния. Зима - вообще самое отвратительное время года. Зря говорят, что психи активизируются осенью или весной. Куда хуже любой человек себя чувствует зимой, даже если и не живет в климате, где за окном огромный минус.
Подойдя к заветному дому, француженка позвонила в звонок пару раз. Это были непродолжительные звонки с небольшим интервалом между ними, они сами будто кричали - эй, хозяйка, открывай. Здесь такая жуткая погода, хозяин и собаку не выгонит, а вот мы - вышли.
- Ивон, где же ты. Не вынуждай меня вспоминать старые добрые времена. - Бурчит себе под нос и вновь нажимает на звонок.
Вместе с влагой, под одежду залезла и прохлада улиц. Софи никогда не любила быть под дождем. Наблюдать за ним, сидя у камина - да, но чувствовать себя брошенной собакой, которая вынуждена мокнуть - самое отвратительное, что можно было придумать.

+1

13

вв
Ив задёргивает шторы и хмурится. Мерзейшая погода просто приговорила всё её планы к медленной и мучительной смерти. Не то, чтобы дождь мог всерьёз помешать съездить куда-нибудь, например, за деньгами, но было бы даже полезно позволить своей очередной жертве передохнуть от неё хотя бы денек. Главное, чтобы Дэйн не загнулся сам по себе от такого внезапного счастья, в этом чёртовом городе пока ещё больше не с кого тянуть бабки.
Что ж, раз сегодня природа пошла наперекор всем делам, было бы неплохо потратить пару-тройку часов на обустройство на новом месте. С тех пор, как женщина перебралась в Сакраменто, заботы о собственном проживании волновали её меньше всего. Дом по закону принадлежал ей, но он все ещё содержал в себе незримую ауру её братца, проживавшего здесь до рождения сына. Ей всё же пришлось разыскать Филиппа, чтобы уладить формальности. Само собой, тёплой встречи в кругу в семьи не получилось, зато, по крайней мере, теперь можно не видеться ещё столько же, и брата с сестрой это более чем устраивало. Они уже давно не были семьёй в полном смысле этого слова, так что держаться подальше друг от друга было не только правильней, но и безопаснее. Впрочем, Фил, хоть и с самого детства подозревал, насколько сестричка может быть нечиста на руку, но, надо отдать должное, ему всегда хватало ума не лезть туда, куда не просят. Иначе всё плохо закончится для обоих.
Значительная часть вещей ещё с момента переезда по-прежнему находилась в коробках, расставленных по всему дому. Эксплуатировать мебель прежних почти_хозяев было по-своему приятно, но хотелось внести и какой-то собственный элемент, так сказать, обозначить своё присутствие здесь. Именно этим и собиралась заняться Ивонна, когда противно звучащий звонок заставил её отложить мечту об уборке и, может быть, перестановке в очередной долгий ящик. Пока что немногие знали её новый адрес. Трое? Четверо? А заявиться сюда по велению доброй воли мог только один человек.
Рыжеволосая женщина шлёпает босиком до двери (дом хорошо оснащён теплом, так что практическая необходимость в обуви как-то отпала сама по себе), уже заранее подозревая, кого она может встретить.
- Софи. - и никаких лишних вопросов. Никаких «Какого хрена ты не сидишь у себя дома в такую погоду, когда хороший хозяин и собаку наружу не выгонит?». Она вообще уже ничему не удивляется. Как и не удивляется загипсованной кисти подруги. Да, конечно, у них хорошие доверительные отношения, но кое-что должно оставаться за кадром. В последний раз их встреча произошла в несколько… нестандартных  обстоятельствах, в этот же – всё до боли обычно. К счастью, француженка не брезгует использовать дверь вместо окна, да и на Ив сегодня простые домашние джинсы, не латекс и кожа; в своей комнате на этот раз она прячет переездный бардак и коробки, а уж никак не молодого любовника.
Ивонн сдержанно улыбается другой женщине, которую прежде не видела и протягивает развернутую ладонь для привычного официального приветствия.
- Ивонна Хейз. Здравствуйте, - она не изображает бурный восторг о того, что Соф предлагает ей чьё-то общество, но любое знакомство может в любой момент оказаться полезным. Так что деловая вежливость прежде всего.
- Входите. Не обращайте внимания не беспорядок, я только что переехала,- ей, конечно же, наплевать, что подумают о её жилище, её нейтрально-спокойный тон призван это подчёркивать, но негласные правила такие правила. Сначала ты говоришь то, что должен, потому что так принято. Затем же всё равно остальные сделают то, что нужно тебе.

+2

14

Бернадетт надеялась провести этот день мирно, единственный раз выбравшись из своего теплого укрытия – постели, ради встречи со своим психотерапевтом. Но последние несколько часов, словно гром среди ясного неба, взбудоражили молодую женщину, встряхнули, как следует за плечи, и пихнули навстречу настоящей жизни. Не хватает еще громогласного голоса с небес: «живи, черт возьми, живи! Живи, как ты всегда умела жить!».
Она забыла обо всем на свете. Был только этот холодный, мокрый от проливного январского дождя день, вторая половина которого предназначалась для встречи с Софи и совместного с ней приключения в отдаленной части города. Был только ветер, что обдувал бледную кожу, дождевые капли, что били по лицу мелкой дробью, и серое, затянутое темно-серыми облаками небо, нависающее над землей низким потолком. А все проблемы, касающиеся бизнеса, здоровья, личной жизни стали фантомами не ее жизни.
Прижимая алкоголь к груди, Бернадетт шла за Бриоль и мечтала о том, чтобы как можно скорее оказаться в блаженном тепле, спокойствие и уюте. Приключения приключениями, но когда телу совсем гадко, никакой адреналин в крови не спасает от приступов усталости и плохого самочувствия. Когда девушка, наконец, привела блондинку к нужной двери, та прислонилась спиной к холодной стене, стараясь унять сбивчивое дыхание и участившееся сердцебиение. На лице была слабая, но искренняя улыбка, руки чуть дрожали о холода и сырости.
-Полезешь через окно? – с ухмылкой спросила Рикардс, откидывая мокрые пряди волос с лица. – Я не делала этого с семнадцати лет. Как думаешь, проникать в чужие дома тоже самое, что и кататься на велосипеде? Я имею в виду, что это вряд ли забывается, - засмеялась Берн, в тот момент она была готова пробраться в дом незнакомого человека лишь бы согреться и прийти в себя. А ведь когда-то она вытворяла подобное ради забавы, с группой местных хулиганов, которые любили забираться в пустые соседские дома и вести себя там по-хозяйски.
К счастью для обеих девушек, спустя четверть минуты на пороге появилась стройная рыжеволосая незнакомка, на лице которой не появилось ни единой эмоции, когда перед ее глазами предстали две мокрые после дождя дамочки с бутылками алкоголя в руках. Деловитый тон, ровно протянутая рука. Это отрезвляет расслабленное состояние блондинки, с легкой, но сдержанной улыбкой она отвечает на рукопожатие и проходит в квартиру.
-Бернадетт Рикардс, - кивок головы. – Рада знакомству, - и снова улыбка. Странно, как быстро можно перенять манеру держаться у совершенно незнакомого человека, проведя с ним не больше пяти минут.
Поставив бутылки вина и сумку на стол, частично заставленный коробками, Рикардс повернулась к Софи и Ивон, поправляя волосы.
-Извини, что мы так ворвались без предупреждения, - Берн решила сразу перейти на более легкое и непринужденное «ты», считая, что так будет правильно. – Откроем бутылочку вина?
Вот так, интеллигентно, дружелюбно, но сдержанно, как всегда бывает в компании, когда в ней появляется новый человек.

+2

15

Удивляться такой непоколебимости Ивонн уже и не приходилось. Если обойти весь земной свет найти более спокойного человека кажется и не найдешь. Бриоль так уж точно не встречала, чему была несказанно рада, ведь зачем нужны копии, когда рядом есть такой замечательный оригинал?
- Приииивет. - Улыбается, стаскивая с плеч мокрое пальто, и вешая его на вешалку. - На улице, кажется, начинается апокалипсис. - Берни вмиг становится более собранной. Нет, эта серьезность никогда не шла на пользу общему настроению встречи, нужно было срочно разбивать ее каким-нибудь буйством. - Ты, надеюсь, сегодня одна? - Улыбаюсь, вспоминая прошлую встречу. Это было неожиданно, скажем так.
Обувь остается в прихожей. И казалось бы - должно стать несколько легче, но нет. Вся одежда если не полностью, то хотя бы частично вымокла и неприятно липнет к телу. - Помнится, у тебя был камин?.. или это не тот дом?
Чем отличается пребывание у подруги, от пребывания у лучшей подруги? Например тем, что у лучшей подруги ты чувствуешь себя практически как дома, а потому стягивая чуть ли не с порога мокрые вещи, Бриоль четко направилась в сторону ванной. - В общем если у тебя есть камин - разжигай, если нет, то просто открой вино. И... - Софи останавливается на пороге ванной, поворачивается к женщинам, - выдай нам какие-нибудь вещички, пока просушатся наши. Мы уже около часа в таком состоянии, я не хочу себе еще и грипп. - Взгляд останавливается на блондинке. Только сейчас француженка понимает, что Рикардс в этом доме впервые и не может себе позволить такую же наглость, какую позволяет себе она сама. Остается только одно: - Берн, оставь бутылку хозяйке и давай ко мне.  Даже если Ивон не придумает мне никакой одежды, точно помню - в ванной есть халат. А сидеть в сырой одежде последнее, что нам с тобой сейчас нужно.
Софи пошла в ванную не просто так - быстро раздевшись, девушка прыгнула в душ - скорее согреться, чем искупаться. Бриоль вообще была без комплексов еще с юношества, когда снималась для различных журналов и не только в одежде.
Выйдя из душа, замоталась в большое полотенце. - Очень согревает, потому - советую искупаться. - Обращается к Бернадетт, которая находилась все в той же ванной. Краем глаза заметив, что Ивонн все же принесла какую-то одежду, улыбается. Свою одежду аккуратно развесила, дабы та высохли и одела то, что принесла подруга. Натянув длинную, будто мужскую футболку, и решила, что этого вполне хватит, вышла из ванной оставляя подругу одной.
Пока Берни приводила себя в порядок, француженка отправилась на поиски Хейз. В большом доме отыскать подругу было бы не просто, если не бывал здесь ранее. Благо Софи как-то заглядывала, потому без сомнений выбрала направление кухни и не прогадала. - И наверное нужно что-то к вину. - Замирает на пороге с улыбкой. - Сегодня пятнадцатое, и весь день катится к чертям. Как твои дела? - Казалось, это все было хуже насмешки, ведь только Софи спросила, как тут же погас свет. Девушки еще этого не знали, но в само начале улицы машину занесло на повороте и она врезалась в электрический столб, снося его и лишая электричества всю улицу, если - не пол района. - Ой... кажется, зря я об этом вспомнила. - Француженка рассмеялась: - у тебя случайно нет свечек?

Отредактировано Sophie Briol (2015-02-08 19:01:35)

+2

16

Ивон не настолько давно знакома с Софи, чтобы предугадывать каждый шаг своей подруги, но какие-то простые вещи уже становятся ей доступны. Француженка, конечно, ведёт себя нагло и порой даже слишком, но наглость её не переходит каких-то запретных границ. Она могла заявиться к ней в дом без намёка на приглашений и далеко не всегда через дверь, как полагает порядочным людям (порядочным? Вы серьёзно?), потребовать душ, еды и тепла (тепла – чаще всего), но, несмотря на подобные мелочи, она всё равно чётко знает, где заканчиваются рамки дозволенного. Соф наплевать, откуда Хейз берёт свои деньги, насколько легален её доход, и что вообще она забыла здесь в отрыве от основного рабочего места. Не спрашивала она и о парнишке, которого засекла здесь в последний раз. Сколько лет, как зовут, как познакомились – какая к дьяволу разница? Бриоль лишена чувства такта от слова совсем и не стесняется этого демонстрировать, и это бы нечеловечески раздражало, если бы в действительности настолько демонстративным и даже несколько неестественным. Софи делала вид, что навязывается и командует всеми и вся. Ив делает вид, что тактична, корректна и сдержанна. Было во всём этом что-то такое, на чём и держалась их странная дружба.
- Если на улице апокалипсис, то ты – первый вестник, - рыжая позволяет себе пошутить, уголки губ приподнимаются в лёгкой усмешке. Она понимает, что на месте Бернадетт любой другой бы почувствовал, если неловкость, то определённую скованность. Но эта блондинка уж точно не промах. Женщин, которые всегда умеют держать марку, но и при всём при этом не выглядеть самоуверенными и заносчивыми, а наоборот только располагать к общению всем своим видом, Хейз умела распознавать с первого взгляда. К тому же связаться с Софи добровольно и в полном здравии может только лишь кто-то очень рисковый и самую малость безумный. Ивонне одинаково нравились и рисковые, и безумные.
- И часто вы принимаете ванну вместе? – она смеется одними глазами, вроде бы и ни на что не намекая.  Вместе ли, по отдельности ли – Ив абсолютно без разницы, но, конечно, она, играя на этот раз роль относительно хорошей хозяйки, не может не позволить себе слегка пошутить.
Найденная в ближайших шкафах одежда действительно оказывается мужской. Впрочем, Соф вряд ли заинтересует тот факт, действительно ли футболки принадлежат её мифическому брату, которого кроме рыжеволосой хозяйки дома никто в глаза и не видел, или какому-то другому представителю мужского пола. Если же этим вопросом вдруг озадачиться Бернадетт, можно без зазрения совести насочинять красочную историю о том, кто именно и почему забыл здесь одежду. Почему нет? Можно смущаться и комплексовать, когда тебе четырнадцать лет, но не когда тебе сорок четыре.
Ивонн оставляет принесённое барахло на тумбочке возле душа и удаляется на свои героические разборки с вином и камином. И если разжечь дрова ничего не стоит, то с поиском нужной посуды приходится слегка повозиться.
- Так значит вы… дружите? - она обнаруживает подходящие бокалы в настенном шкафчике и, улыбнувшись сначала вошедшей на кухню Софи, а затем и объявившейся Бернадетт, ловко разливает вино по стеклянным ёмкостям. И, как всегда, невозможно определённо точно понять есть ли в её словах хоть какой-то намёк на двусмысленность. Действительно ли она спрашивает о том, подруги они или любовницы или вообще ничего такого не имела в виду? Каждый подумал в меру своей распущенности.
- Да, в холодильнике есть закуски и… - и, словно по волшебству, вокруг всё темнеет. Отлично. Просто прекрасно. Это день не способен стать хуже, чем он уже стал.
Женщина хмыкает как-то не по-доброму. Конечно, у неё есть свечи. Конечно, француженка об этом знает. Как раз в ближайшем ящике. Вместе с разноцветными секс-игрушками, наручниками и ремнями. Рыжая светит себе телефоном и открывает коробку, абсолютно не стесняясь её содержимого, посылает понимающий взгляд Бриоль, ухмыляется краем губ в сторону Рикардс и вытягивает оттуда свечи. Водружает на стол подсвечники, бодро щелкает зажигалкой и приглушённо смеется.
- Почти романтический ужин. Свечи и апокалипсис, что может быть лучше?

+2

17

Зона комфорта давным-давно преодолена. Бернадетт всеми силами старается снять с себя привычную маску вежливой доброжелательности, которая за несколько лет чуть ли не срослась с истинным лицом молодой женщины, далеко не таким светским, каким оно кажется на первый взгляд. Впрочем, до настоящей светской дамы Берн дорастет лишь в том случае, когда начнет получать искреннее удовольствие от блестящей дорогой мишуры и фантомной радости на стянутых ботексом физиономиях дам, мнимых подруг. Когда окружающая ее обстановка luxury не перестанет ей претить своим напыщенным лоском, а будет неотъемлемой частью ее жизни, не станет той Берн, что сейчас, мокрая насквозь, скачет по квартире совершенно незнакомой женщины, не задумываясь над тем, что выглядит по-детски нелепо. Стягивая с себя мокрую одежду, которая настойчиво липнет к телу, блондинка скрючивается пополам и тянет ткань через голову, когда не удается стащить ее через ноги.
-Идиотское платье, - заключает Рикардс, когда оно застревает на полпути и не лезет дальше. Софи уже заскочила в ванную, раздевшись догола, а Бернадетт все стояла в той же ванной комнате, мучаясь с дорогой мокрой тканью. К черту цену, легче его порвать на части, чем дальше пытаться выбраться из дьявольских силков made in Italy. Дернув за застежку, молния чуть поехала вниз по шву, и это помогло левой руке высвободиться наружу и помочь правой стащить платье через голову.
-О да, - облегченно произнесла блондинка, со злостью кидая тряпку за несколько сотен долларов на теплый пол ванной комнаты. Оставшись в одном нижнем белье, она прислонилась к стене и ждала, пока Бриоль закончит водные процедуры и уступит место в душе.
Софи вышла довольная, замотавшись в длинное махровое полотенце, и Бернадетт довольно шустро проскочила мимо нее, желая как можно быстрее согреться под горячей водой. Она блаженно обжигала бледную кожу, была чересчур горячей, но Рикардс этого практически не замечала. Она смывала с себя все то напряжение, угнетающее настроение, что долгое время грузом висело у нее на душе. Берн не хотела расставаться с тем чувством легкости, что охватило ее в последние минуты. Собачий холод на улице стал казаться сущим пустяком, а проблемами за стенами этого дома – разрешимой глупостью.
И тут в ванной комнате погас свет. Бернадетт резко дернулась, ей сразу вспомнилось то, как сестры неоднократно подшучивали над ней подобным способом, после чего слышали всевозможные маты и ругательства, которые только существуют в английском языке.
-Да твою ж мать! - наверно, слишком громко, Рикардс и не заметила повышенный тон своего голоса. Выйдя из ванной, укутавшись в мягкий махровый халат, она высушивала полотенцем свои белокурые волосы и шла по погруженному во мрак коридору, слыша барабанную дробь дождевых капель по оконному стеклу.
Берн возвращается в ванную, чтобы забрать сухую одежду, оставленную Ивон, но не спешит поменять теплый халат на тонкую мужскую футболку. Поняв по голосам расположение девушек в доме, блондинка быстро находит их на кухне, где рыжая уже ловко разливает вино по бокалам.
-Мы дружим, да - с ухмылкой на губах ответила вопрос женщины Бернадетт, присаживаясь рядом с Софи. Она поняла всю двусмысленность вопроса, и ей казалось забавным то, что Ивон представила так называемую дружбу с Софи в несколько ином виде. Каждый думает в меру своей испорченности, безусловно.
Хозяйка дома полезла в ящик за свечами, попутно показывая все его содержимое, носящее довольно интересный характер. Бернадетт, как ребенок, который увидел порно фильм в шкафу своих родителей, сначала удивленно выпучила глаза, и потом беззвучно усмехнулась, смотря в сторону Софи. Интересные у нее подруги.
-Помогает в личной жизни? – Берн беззастенчиво указала пальцем на уже прикрытый ящик и посмотрела на рыжую, подносящую огонек пламени к фитилю свечи.
-Ивон, вы курите? У вас есть сигареты? – сегодня Рикардс еще не затягивалась. Даже в подобных условиях отказаться от пагубной привычки невыносимо сложно. А яркий язычок пламени так и манит к себе кончик сигаретки…
-Может, для начала выпьем за встречу? Хотя это скорее странное стечение обстоятельств, но какая разница, - с усмешкой произнесла блондинка, отпивая немного вина из своего бокала.
Господи, какое блаженство. Бернадетт начала забывать, каково это - получать истинное удовольствие от алкоголя. 
-Кстати, Ивон, каким ветром вас занесло в Сакраменто? - решила поинтересоваться американка.

+2

18

Иногда полезно побыть собой. Не следить за тем, как выглядишь или говоришь. За тем что собираешься сделать. За тем, куда занесет тебя твое будущее. Оставить все маски на пороге дома, и надеть привычные, пусть и потертые, но родные и любимые тапочки. - Я всегда себя считала Мором, как думаешь, ведь облик Чумы мне же подходит или все же от Голода не отделаться? - Поддерживает шутку. Им явно не хватает третьей. Если думать об этом, то Ивон - Смерть, Берни - Война... Голод или Мор. Так уж повелось, что вокруг Софи чахло все, заболевало и издыхало, но ее стремления, ее вечная борьба со скукой, постоянная жажда новых впечатлений - именно это и было главным оружием Голода. Невозможность насытиться.
- Дорогая, эти развлечения только для тебя. - Софи никогда не скрывала свои бисексуальные наклонности. Она считала, что любовь не должна иметь никаких границ, значит, и стесняться нет смысла. - Все иногда бывает просто - мы подруги. - Или стремимся к этому. Нельзя же окружить себя толпой мужчин, и не заиметь ни одной подруги. Иначе, кому еще сможешь рассказать нечто такое, то мужским ушам слышать не пристало?
То, что свечки лежали в одном месте с различными "игрушками", Софи помнила еще с прошлого раза, и лишь криво усмехнулась. Как знать, чем закончился бы вечер, приди Бриоль одна. Но вот с Берни нужно было быть хоть немножечко приличной.
Бриоль помнила, в прошлый раз точно забыла здесь свои сигареты. Возможно, даже, они остались все еще среди этого не разобранного барахла. Вот только вспомнить где оставила было слишком затруднительно. Потому лишь выжидательно посмотрела на подругу. Все же курить хотелось не только Бернидетт.
- Знаешь, этот вечер будет куда лучше любого романтического. - Француженка поднимает вино, которое налила Ивон. - За встречу и ваше знакомство... - Софи молчит о том, что и с Берни фактически познакомилась именно сегодня. Раньше это было нечто такое посредственное и обыденное. Раньше встречи были просто встречи, которые бы никогда не натолкнули на мысль, что стоит перезвонить. Теперь же... кажется, но Бриоль все же захочет еще раз встретиться с блондинкой, как бы странно и необычно не развернулись бы подобные встречи.
Огонь в камине тихо потрескивал, за окном барабанил ливень. А ведь действительно, никак нельзя сравнить то, что творилось вне стен этого дома с обычным днем. Хотя власть пятнадцатого числа заканчивалась уже очень скоро, может, и неудачи перестанут преследовать ее?
Выслушиваю ответ Ивон в пол уха. Мне не важно зачем она приехала в этот город, хватает того, что она здесь. А скажет ли правду или придумает красивую историю - важно ли? Не для Бриоль. Иногда можно простить даже маленькую ложь, если она позволяет оставаться не раскрытой. Позволяет не покидать зону своего комфорта.
С волос стекают одинокие капли воды, падают на открытые ключицы дальше скользят по телу. Француженка отдается своим ощущениям и понимает, что пространство наполнено чем-то необычным. - Девушки, как вы смотрите на гадания? - Когда-то очень давно, Бриоль бывала в России, воспоминания остались неоднозначные, но одно она помнила точно - там она узнала множество языческих ритуалов, которые назывались гаданием. В той стране даже был особый день, когда гадания имели особую силу, но вот вспомнить точную дату было сложно, да и не нужно. - Может, посмотрит что нас ожидает в будущем?
Так уж получилось, что Софи не верила ни во что подобное, но из раза в раз испытывая судьбу, могла попытаться подсмотреть будущее. Зачастую все видения оказывались лишь разыгравшейся фантазией, но иногда... что если в этот раз все получится и они действительно посмотрят за грань настоящего?

+1

19

Ив нравится, с каким ироничным спокойствием Бернадетт отвечает на её низкие и вульгарные шутки. Барышни с деловой хваткой, одновременно способные и держаться достойно, но и не кривить нос при упоминании пошлого и приземлённого, в наши времена действительно на вес золота.
- Помогает, но не только мне, - рыжеволосая усмехается краем ненакрашенных губ, и глубоко-глубоко в закоулках души ей чертовски смешно от того, в каком свете она сама себя выставляет намеренно. Старая и никому не нужная дева, балующаяся игрушками одинокими вечерами, вместо того, чтобы гладить своих сорок кошек? Ладно, пусть так. Это даже забавно.
- Не курю. То есть не то чтобы регулярно. Для здоровья, знаете ли вредно. Конечно, не настолько вредно, как общение с Соф, но тем не менее… - беззлобно шутит, по привычке щелкает пальцами, едва удержав себя от того, чтобы с сарказмом отметить «Особенно в нашем возрасте». Здоровье действительно надо беречь. Хоть иногда. Никотин, знаете ли, способен прибавить тебе пару-тройку лишних лет, что категорические недопустимо.
- Однако сигаретка найдется, - у Софи и правда дырявая память, но Ивонн, кажется, в состоянии безошибочно определить расположенье предметов в собственном доме даже тогда, когда в нём царит полнейший хаос. Пачка почти сразу находится в ближайшем углу у окна, незаметная среди несортированных вещей. Женщина уже пару раз порывалась её выкинуть, не желая рисковать собственной силой воли, но даже такая, казалось бы, бесполезная мелочь могла бы в любой момент пригодиться. Она помнила, как ей хотелось потушить тлеющий уголёк сигареты о выступающие ключицы озверевшего от такой наглости Дэйна, но почему-то решила отложить это на другой раз. Возможно, когда здесь не будет Бриоль… Конечно, она доверяла подруге настолько, что поделилась своим любимым питомцем, однако, это не меняет одного нерушимого факта. Мальчишка принадлежал ей и только ей. Присутствие Софи при этом его бы унизило ещё больше, а ломать свои игрушки имеет полное право только сама Ив и больше никто иной.
- И раз уж мы вместе встречаем последний вечер на нашей Земле в компании Мора и Голода, я бы предпочла более неформальные обращения. На «Вы» меня называют лишь деловые партнёры и иногда ещё те, кто всегда снизу, что чаще всего одно и тоже, - Хейз как-то недобро сверкнула глаза, плавно покачивая в сомкнутых пальцах свой бокал с напитком.
- За встречу. За знакомство. За апокалипсис, - тянется к девушкам, чтобы поочередно чокнуться с ними, прежде чем занять своё законное место за этим столом. О работе говорить не хотелось. О том, что работа, в принципе, фикция – тоже, но остатки сомнительной вежливости предполагают, что нужно хоть что-то сказать. И не наврать, и не растрепать слишком многое.
- Мой начальник командировал меня к вам. Ненадолго. Но возникли определенные сложности, приходится задержаться подольше. Впрочем, не то чтобы я возражала. Здесь у меня живёт брат и племянники. Скучать не приходится, это уж точно, - убедительно, нет? Герберт понятия не имеет, чем она здесь занимается в «командировке», братишка с трудом выносит её присутствие в радиусе обзора, а что представляет собой сейчас его семейство науке (и Ив в том числе) сейчас неизвестно. Вряд ли это вообще кому-нибудь было бы интересно. Но этикет почему-то обязывает.
- Я человек глубоко прагматичный и не верю во всю эту ересь. Но… это может быть весело, почему нет? Я сейчас.
Ивонна встаёт с насиженного места и на долю минуты удаляется в соседнюю комнату, чтобы разыскать небольшое круглое зеркало. Всё это бред, конечно. У неё ловкие, способные сотворить магию получше, чем методическое перемешивание разрисованных карт Таро, но под вино и не такое сойдет. Раз уж Софи что-то решила, её не отговорить железными аргументами. Женщина возвращается и ставит зеркало в центре стола между свечей, скептически посмеиваясь.
- Что ж, дамы. Торжественное заседание одиноких дам среднего возраста объявляется открытым. Твой выход, Софи Бриоль. Научи нас, как нужно.

Отредактировано Yvonne Hayes (2015-02-22 17:02:27)

+2

20

Сколько бы Бернадетт не отрицала нормальность, а ненормальность всегда имеет возможность удивлять. Она не считала свою новую знакомую ненормальной или повернутой из-за ее увлечений, боже упаси, но ее интриговала сущность личности рыжеволосой мисс Хейз. Было в ней что-то такое, что такому любопытному человеку, как Рикардс, хотелось бы вытащить из-под завесы тайны и рассмотреть при свете со всех сторон. Но сегодня это сделать было бы крайне бестактно, а насчет очередной встречи блондинка была совершенно неуверенна.
-Общение с человеком может оказаться вреднее, чем выкуренная пачка сигарет, - пожала плечами Бернадетт и приняла табак из рук Ивонны. Естественно, она вспомнила не самые приятные моменты из своей жизни, а так же далеко не самые приятные знакомства и встречи, которые ей хотелось бы искоренить из своей памяти. Людям свойственно доставлять друг другу боль, как моральную, так и физическую, хотя первое всегда остается в приоритете.
Бернадетт достает из пачки сигарету, подносит ее кончик к маленькому пламени свечи и затягивается так глубоко, как только может. Нужно было на какое-то время отказаться от курения,  а затем уменьшить дозу никотина до одной сигареты в день, чтобы понять, насколько пристрастие к этой вредной привычке велико. И насколько сильно можно полюбить то, что, в конечном счете, тебя убивает.
-Будешь? – блондинка протягивает пачку Софи и улыбается уголками губ. За несколько часов едва ли знакомая Бернадетт девушка стала ей близка, и в этой близости было что-то невероятно очаровательное и таинственное. Судьба столько сталкивала Бриоль и Рикардс на улицах Сакраменто, что остается только гадать, была ли это воля случая или простая случайность. Впрочем, сейчас это не так уж и важно, впредь девушки сами будут находить друг друга, если они того захотят.
-Кем вы…ты работаешь, Ивон? – раз уж хозяйка дома предложила перейти на неформальное общение, то грех от него отказываться. В конце концов, после двух или трех бутылок вина обращение на «вы» все равно сошло бы на нет.
Когда Софи предложила гадания, Берн коротко усмехнулась и удивилась подобному предложению девушки. Рикардс тоже довелось в свое время побывать в России, и местные, рассказывая про традиции и обычаи родной страны, вскользь упоминали гадания. Блондинка не запомнила ничего из того, что говорили русские, так что она надеялась на знания Бриоль, ну и на поисковик Гугл, в крайнем случае.
-Как тебе это в голову пришло? – с усмешкой спросила Берн, поворачиваясь к Софи. – Хотя сейчас самый подходящий момент для подобной ереси. Свечи, темнота, ураган за окном…красота какая, - и правда обстановка таила в себе нечто загадочное, магическое.
Хейз принесла зеркало, поставила его ближе к свечам, и Бернадетт немного дернулась. Свечи отбрасывают тени на покрытые мраком стены, и в зеркальном отражении мелькают различные силуэты, танцуют свой замысловатый танец. Жутковато.
Рикардс потянулась к бокалу с вином, сделала несколько больших глотков, а затем блаженно затянулась табачным дымом. Невероятная атмосфера. Она пугает, но ей хочется наслаждаться как можно дольше.
-Можно загуглить гадания со свечами и зеркалом, - произнесла Берн, попутно пытаясь вспомнить, где лежит ее телефон, и не оставила ли она его лежать в салоне автомобиля…Сердце екнуло при этой мысли. – Или тебе известен интересный способ предсказания будущего? – вновь блондинка посмотрела на Бриоль.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » остаемся зимовать