vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - мы как ром и молоко;


- мы как ром и молоко;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Lola Hunter & Max Brown
третье января, 2015
квартира Браунов

http://38.media.tumblr.com/48e50f399c82e890e512be8fa50a08ff/tumblr_ngv0zmjQ671r989qoo3_500.gif

Что бывает, когда ты заходишь в комнату к отцу, чтобы забрать свои вещи и вернуться на службу, а вместо оставленных на кровати брюк находишь свою бывшую девицу, восседающую у папаши на коленях и запихивающую язык ему в рот? И это все на кануне свадьбы Александра и Нолы...

+1

2

внешний вид

http://iv1.lisimg.com/image/4065395/600full-kaya-scodelario.jpg

В тот же момент, когда бесшумно открывается дверь, и мы вваливаемся в квартиру, взгляд цепляется за до боли знакомую обстановку. Я замираю, останавливаюсь и начинаю заинтересованно разглядывать вешалку для верхней одежды, которую, я вам клянусь, я уже где-то видела. Нужная информация крутится где-то совсем рядом, и в момент, когда я уже почти вспоминаю, мужчина довольно грубо притягивает меня к себе, привлекая к себе всё моё внимание. Я спотыкаюсь об обувь и падаю прямо в его объятия. Какая, к черту, разница? Ну видела вешалку, и хер с ней.
    Но, возможно, это не то место, с которого стоило начать повествование. Потому что началось всё несколько часов назад, когда я увидела в клубе, за вип-столиком, обворожительного мужчину. И, что не менее важно, он увидел меня. Он выглядел более чем прилично, в костюме, весь такой аккуратный и прилизанный. Готова поспорить, у него даже есть маникюр на руках. Дорогой костюм, золотые запонки, золотые часы. Мой взгляд скользит по этим вещам, и хотя я не слишком разбираюсь в цене вещей, нужно быть дурой, чтобы не понять: мужик неприлично-неприлично богат. Он и еще пара мужчин отмечали здесь что-то, все в костюмах и все очень привлекательные.
    Может показаться удивительным, но не дорогие часы меня в нём привлекли. Видели бы вы, как он держался! Обожаю взрослых мужчин, но невозможно не обожать таких мужчин. В каждом его движении чувствовалась властность, сила, и даже его партнеры смотрели на него с уважением и, как мне показалось, с благоговением. Что он нашел во мне? Сама не понимаю. Скорее всего, дело всё было в том, что сегодня проходила вечеринка моделей. Рождество, Новогодние праздники прошли очень бурно. Меня сложно назвать преуспевающей моделью, но даже я бывала на тусовках агентства, и, конечно же, мне хотелось выглядеть не хуже остальных моделей.
   Следующие несколько часов пролетели очень стремительно, и вот я уже нахожу себя в автомобиле, на коленях у Александра. Затем в лифте, между холодной стеной движущейся коробки и разгоряченным телом мужчины, зажатая, но жутко довольная. Кажется, наш поцелуй не прервался ни на секунду, и я на ходу стягиваю с его плеч пиджак.

   И вот, квартира. Пиджак снят и летит на комод (да-да, мы охвачены страстью и всё такое, но умом я понимаю: не хорошо такие вещи бросать на пол или куда придется). Александра, правда, ничуть не волнует ни его пиджак, ни моё платье, которое он очень настойчиво пытается с меня снять. Тяжело дышу и непослушными пальцами расстегиваю пуговицы на белоснежной рубашке, пока меня утягивают вглубь огромной квартиры, из которой мне самой, наверное, никогда не выбраться. Интересно, на обратном пути гостям выдают проводника или что-то вроде того?
   Под рубашкой я не нахожу кубики или накаченную грудь, но для своих лет, для того количества морщинок вокруг его глаз, слажен он отлично. Крепкий, сильный, и меня это устраивает. По поводу своей внешности не переживаю вообще. Раз я уже оказалась в квартире, значит фейс или, возможно, боди-контроль я прошла.

    Мы наконец добираемся до спальни, и я удивлена целеустремленностью мужчины. Честно говоря, мне плевать. Какой-нибудь диван по пути или хотя бы тот комод подошли бы просто отлично, но... ладно, кровать, так кровать. Помогаю мужчине освободить себя от узкого платья, в котором, честно говоря, мне тяжело дышать, но в котором я выгляжу просто охуенно. Решаю взять инициативу в свои руки, толкаю мужчину на кровать, а затем весьма удобно устраиваюсь на нем сверху, продолжая наш поцелуй, а затем начиная оставлять влажные, горячие следы губ на его шеи и груди. Александр мне очень нравится. Я люблю человеческие тела, они, по-моему, бывают красивее любых самых дорогих картин, и сейчас я вижу человека, который следит за собой и следил всю свою жизнь. Ему будет семьдесят лет, а он будет всё таким же привлекательным, как сейчас или как десяток лет назад. Мне становится жарко, и причина далеко не в окружающей нас обстановке.
    Ко всему прочему, он оказывается обалденным любовником. Меня, вообще-то, сложно удивить, потому что трахаться - по сути, моя работа. Но сейчас мне хорошо, и я выгибаюсь от наслаждения, комкаю в ладонях простыни и, может быть, немного увлекаюсь, громкими стонами возвещая о том, как мне хорошо. Его это, впрочем, ничуть не смущает. Тем лучше...

Отредактировано Lola Hunter (2015-01-07 23:21:46)

+1

3

[audio]http://prostopleer.com/tracks/5523962ZFh9[/audio]

вв (куртку снял);

Кто бы мог подумать, что две недели, которые я провел «на больничном» в своем родном городе выйдут такими насыщенными. Казалось, что за эти двенадцать-четырнадцать дней я узнал больше людей, чем за последние два года. Каталина. Ее имя медом притаилось на моих губах, оно имело сладкий и неповторимый вкус, ровно, как и лик девушки, обладавший им. Эстель, моя незабываемая незнакомка, которая была рядом, когда я переживал самые тяжелые часы в минувшем году, развлекающая меня милыми беседами и позволившая узнать ее заново. Теперь в спальне отца меня поджидал очередной рождественский подарок.
Доставая из заднего кармана джинсов сложенный вчетверо авиабилет, я еще раз украдкой посмотрел на время отправления самолета. В девять утра, то есть, у меня еще почти сутки для того, чтобы попрощаться с семьей и собрать свои вещи. Остановился я как обычно, у своего отца и моей новоиспеченной мачехи. Помимо них в квартире проживала и ее дочь, Роберта, отношения с которой у меня были весьма натянутые. А вот Матильды я дома не застал, отец сухо ответил, что ее забрала «эта шлюха» - читать, как моя мама. Я даже порадовался за младшую, наверняка, с матерью ей будет гораздо спокойнее, потому что в этом пристанище падших душ вечно звучат повышенное голоса, бьется посуда и летают вещи. Приоткрыв входную дверь и приметив легкий беспорядок в прихожей, я решил, что Нола и Александр воспользовались отсутствием детей и решили немного пошалить по-взрослому. Правда, машины любовницы папы я так и не видел на парковке. Она рассекала на новом, подаренном ей главой семьи на Рождество ламборджини, а такую красотку попробуй не заметить, если учесть, что машина была еще приятного желтого цвета.
- Есть кто дома? – тишина. Пожав плечами, я углубился внутрь квартиры, попутно распинывая по углам какие-то шмотки, явно незнакомые и появившиеся словно из неоткуда.
На мой зов по-прежнему никто не отзывался, так что я очень скоро забил на подозрительный вакуум, а который погрузилось семейное пристанище и принялся собирать свои вещи. Сначала забрал книги, плеер и прочую мелочевку из комнаты Бобби, которую мы не очень обоюдно делили во время моего пребывания здесь. Затем вспомнил, что последний раз переодевался в комнате у отца, когда разговаривал по телефону и связь ловила почему-то только там.
Так что без стука бесцеремонно пнул изящную дверь ногой и… и не сразу понял, что происходит. Батя лежал на кровати, одна его рука безвольно валялась вдоль тела, второй он сжимал за ягодицы какую-то девицу с каштановыми волосами, в зубах у него торчала сигарета. Повсюду вокруг них царил настоящий хаос. Я хотел было взять свое барахло и удалиться, оставив их с Нолой развлекаться дальше, как понял, что залезла на него вовсе не Нола. У девки мало того, что совсем иной цвет волос, так она еще худее и миниатюрнее, явно не смахивает на мачеху.
Хм.
- Я не помешал? – дожидаюсь момента, когда оба устремят на меня свои разгоряченные пылкие взоры. И затем наступает момент финального охуевания.
- Лола?! – не знаю, что случилось со мной в тот миг, но я почувствовал, что меня накрывает волна ярости. Почему мой отец трахает мою бывшую девушку? Не слишком ли он стар для таких выкрутасов? А эта блядь малолетняя, сколько ей? Семнадцать? Восемнадцать? Неужели ей мало сосунков своего возраста, на какой лад лезть в мою семью? Соскучилась по красивым тачкам и приличным шмоткам, шалава?
Облокотившись на дверной косяк, я еще некоторое время смотрю на них, а затем, не выдержав напряжения, хватаю Лолу за предплечье и стряхиваю на пол ровно в том виде, в котором она была – голой. Затем наклоняюсь и наматываю ее темные волосы себе на кулак.
- Ты, блять, в своем уме вообще? Ты думаешь, когда ноги раздвигаешь перед мужиками? Или условия многозадачности не для тебя? – не то, чтобы мне было жалко.. а нет, мне было именно жалко. Во-перых, Хантер трахала половина Сакраменто, и она запросто может принести заразу, во-вторых, не хватало еще, чтобы она залетела и принялась нас шантажировать. Сука мелкая.
- Эй, отпусти девочку, - прикрывшись легким тканевым одеялом, Александр приподнялся на локтях, рассматривая, что я делаю с его девчонкой. На его лице читалось полное безразличие к происходящему. Даже если я ей череп разнесу, он и глазом не моргнет, а завалится спать дальше. Вот если бы я его любимую Нолочку так пиздил, он бы давно уже выпустил мне кишки.
- Одевайся, - отталкиваю Лолу так, что та ударяется о край кровати.
- Ой, только не орите, ладно? У меня после чертова фуршета бошка болит, словно по ней кувалдой дали. Прости, если это была твоя девка, она мне ничего не говорила.

+1

4

.
   Когда позади меня, в такой интимный момент, раздается мужской голос, в голове появляется весьма неожиданная, глупая мысль: вот именно как-то так начинается довольно большое количество порно-фильмов. Я бы даже, наверное, засмеялась от этого, но когда девушка во время секса вдруг начинает ржать - это, согласитесь, не слишком приятно.
    Поэтому я лишь замираю, перестаю двигаться, а перед тем, как повернуть голову, понимаю, что голос какой-то очень знакомый. И действительно. Когда же я оглядываюсь, то и лицо парня кажется знакомым. Черт, я с ним знакома? Мы спали? Я, блин, сплю с папашей одного из своих парней? Сакраменто - неприятно маленький город для моих... назовем это аппетитами?

   И только когда меня называют по имени, в моей голове что-то щелкает, и память меня нагоняет. Макс Браун! Вот почему квартира показалась такой знакомой. Я была тут, правда, очень давно, кажется, весной или в начале лета. Его знатно обкорнали, и это помешало мне его узнать. Гляжу на Брауна старшего и мысленно себе апплодирую. Надо узнать, нет ли у Макса брата, чтобы вообще все Брауны пустили меня по кругу. На самом деле, я могу сколько угодно весьма цинично рассуждать о своих похождениях и повадках шлюхи, но ситуация неприятная. Не люблю, когда мои постельные истории пересекаются, тем более таким странным, некрасивым образом. А дальше... Дальше всё происходит как-то слишком быстро, чтобы я отчетливо соображала и адекватно действовала.

   Взгляд Макса не предвещает ничего хорошо, отец и сын уставились друг на друга в немом охуении, а мне хочет пощелкать пальцами между ними или провести ладошкой. Плохая, плохая идея, потому что Младший оживает и без моей помощи, а когда начинает действовать, весьма грубо спихивает меня со своего отца (да, я всё еще на нём сидела, и я, блять, вам клянусь, что у него всё сжалось, когда он увидел сына!), а затем хватает за волосы. Я даже не думаю прикрываться: в самом деле, что он блин там у меня не видел? Разве что сиськи стали больше. Но мне больно, я задираю голову и выгибаюсь, стараясь избежать неприятных ощущений. В любой другой ситуации я бы как-то отреагировала на такое обращение, но сейчас я слишком удивлена происходящем. Че, блин, тут происходит? Какое Максу вообще дело, с кем трахается его папаша? Что за контроль, в конце концов! Не понимаю, о чем он говорит. Я должна была узнать его папашу? У кого-то мания величия... Я бесстрашно смотрю ему прямо в глаза и огрызаюсь: - Ой, иди в пизду.
   Возможно, мне следует чаще следить за своим языком, но я правда его не боюсь. Прекрасно знаю, что есть мужчины, которые могут поднять на девушку руку, но почему-то не отношу к ним Брауна. Все-таки, хорошая семья, должно быть какое-то воспитание, нет? Может быть однажды я научусь различать таких мужчин. А может, если мне повезет, судьба будет ко мне благосклонна, и у меня никогда не появится достаточно опыта в этом вопросе, чтобы разбираться в таких мужчинах.

   Мысль приходит в голову слишком запоздало. Когда я цепляюсь взглядом за волосы Макса, короткие, но достаточно отросшие для того, чтобы дергать, не успеваю протянуть руку, потому что меня отшвыривают на пол, как какую-то тряпичную куклу. Не всегда легкая, маленькая девушка в окружении сильных, больших мужчин - мило и романтично. Иногда бывает и вот так...
   Не могу скрыть удивления на своем лице, когда Старший вдруг показывает свою сучью натуру. У него болит его ебаная башка! Я потираю голову в том месте, где Макс особенно сильно тянул за волосы, и испытываю нешуточное желание плюнуть ублюдку в морду. Вот она, цена красивого тела. Мне всего 18, а я уже знаю, что все красивые мужики - мудаки и твари.

    Опираюсь руками на пол, чтобы встать. Правда, не для того, чтобы начать одеваться, а для того, чтобы исцарапать мудаку морду. В этот момент звонит телефон и мы становимся свидетелями короткого телефонного разговора, во время которого лицо Александра приобретает всё более нездоровый оттенок. Он звучит как-то так: - Да, любимая. Нет, уже дома. Через сколько ты будешь? Я тебя встречу!
   Мои глаза сужаются, и я вдруг замечаю на комоде расческу. На ней длинные, светлые волосы. Чуть поодаль коробочка с какой-то очевидно женской косметикой. Всё становится на свои места. Александр вскакивает, стыдливо прикрывая свои скукоженные от переживаний яйца, в то время как я продолжаю сидеть на полу голая и, блять, прекрасная. Он быстро собирает свои вещи и сматывается, видимо решил одеться в какой-нибудь другой комнате этого ебучего лабиринта. Чем сильнее я злюсь, тем больше неприличных слов в моей голове.

    - Нет, не собираюсь я одеваться, - нахально протягиваю я, удобнее располагаясь на полу, вытягивая ножки и складывая одну на другую. Вряд ли сын найдет голую девушку, которую пять минут назад ебал его отец, привлекательной, но всё лучше, чем сидеть в долбанную раскорячку. - Держи свои ебаные руки подальше от меня, ясно тебе? - шиплю уже не так добродушно, почему-то чувствуя себя хозяйкой ситуации. - Иначе я выйду к подружке твоего папаши в таком виде и не постесняюсь отсосать ему прямо при ней, - вру, конечно. Пальцем я не прикоснусь больше к ублюдку, но не нужно со мной так обращаться. Я ничуть не лучше, чем все остальные девушки, но и не хуже. Пусть кто-нибудь скажет мне, что Сакраменто - город монашек, где красивые люди не ебутся в первый день знакомства просто потому, что устроили друг друга. Я посмеюсь этому наивному человеку в лицо. Кроме того, мне очень не понравлось поведения Александра, и я ему это с рук просто так не спущу. Его баба решила приехать сюда очень вовремя.
   На самом деле, мне еще больно. Рука в том месте, за которое Макс схватил, болезненно пульсирует. А еще, представьте себе, на полу холодно, так что я на миг выпускаю Брауна из поля зрения, и потираю свою бедную руку.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - мы как ром и молоко;