vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Твои проблемы - это мои проблемы, а ты даже спасибо не скажешь!


- Твои проблемы - это мои проблемы, а ты даже спасибо не скажешь!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Jeremy Ray, Susan Mitch
Место: рядом с пабом, после квартира Сюзан
Погодные условия: +4, легкий туман
О флештайме: Что не сделаешь ради своего друга? Вытащишь с любой передряги, скажешь кому-угодно, что с ним в порядке, а в замен? Что получишь взамен если тебя не ценят? Ну, или делают вид, что не ценят.

+1

2

«Зачем исследовать вселенную,
Когда мы не знаем самих себя?
В наших головах пустота,
Которую никто не решается заполнить.»
Bring Me The Horizon – Hospital For Souls


Отдыхать с друзьями – это круто! Это ахринеть как круто. Но лишь до тех пор, пока тебя не начинает воротить от этих безумных пьянок. От этих безумно пьяных рож, что крутятся вокруг тебя и подливают новую и новую порцию какой-то хрени, которую Джер уже даже распробовать не может. А ведь всё начиналось лишь с колы смешанной с виски. Хотя постойте. Всё началось не с колы и виски, а с того, что Рэй встретил знакомых, которые предложили выпить за встречу. Собственно, что в этом предложении было не так? Всё так. Сначала пили за встречу, потом за Новый год. Потом за группу пили. За здоровье каждого. Потом снова за несколько раз за Новый год, а дальше… а дальше Джер уже перестал включаться в реальность просто на автомате  хлебая всё подряд, что ему подсовывали. Нелепо? Да. Безрассудно? Конечно.  Безумно? Пфф, ещё бы.
Танцы, пляски, разговоры и с незнакомыми людьми. Всё отлично. Правда, Рэй себя не очень то и отлично чувствует. Его начинает мутить. Да и ещё этот небритый мужик зудит над ухом о том, какая у него жена проститутка и дети скоты. О том, что этот грёбаный мир несправедлив. Что он сейчас бы сидел в кресле на месте президента какой-то компании, если бы не та самая жена со своими спиногрызами.  Джер его даже не слушает, а лишь кивает  головой и изредка поддакивает. Джер думает, как бы ему сейчас встать и не свалиться на пол, попутно не сломав себе чего-нибудь.  Думает, как бы ему дойти до выхода быстрее, чем желудок выведет из него утрешний сэндвич.  Мужик хватается своей массивной потной рукой локоть Рэя и тянет того обратно вниз, дабы музыкант обратно уселся на место и продолжил «внимательно» слушать душераздирающую историю о том, как небритый всё просрал, включаясвою жизнь тоже. На самом деле, Джер  терпеть не может выслушивать, когда кто-то рассказывает о своей жизни, виня кого-то в своих неудачах. А ещё он не может терпеть, когда ему указывают что-то делать. Вот как сейчас.
- Отвали от меня, кусок пьяного  придурка. – Шипит на мужика не менее пьяный придурок Рэй и, выдёргивая руку из захвата, задевает других  пьяных  посетителей. Маты слышны со всех сторон, даже сам парень, матюгаясь, поглаживает руку.  Распихивая всех вокруг, он идёт к выходу.  Ему нужен свежий воздух, иначе от этого спёртого запаха пота и выпивки его точно вырвет.  В висках стучит кровь, заглушая  все посторонние звуки. Перед глазами плывёт. Ноги подкашиваются.
На улице вроде бы стало легче дышать. Холодный ночной воздух окутал Джера полностью, погружая свои пальцы в его тело, заставляя каждый волосок на теле подняться. Он прислоняется к кирпичной стене, глубоко вдыхает и думает, на кой чёрт он столько пьёт? Пора бы уже и завязывать, праздновать каждый день, находя новую причину. Ну, или хотя бы больше не напиваться до такого состояния, когда ноги подкашиваются.
«Так, Джер, нужно попасть домой!» — думает музыкант, — « Ага, нужно. Но вот как?»
В голову приходит смутное воспоминание того, что в паб он приехал на своей машине. Сделав не слишком то и умные выводы, Джер, шатающейся походкой, поплёлся на парковку, доставая по пути из кармана джинс ключи. Всё было бы отлично, если бы он не споткнулся о бордюр и не проехался по газону на коленях.
«Ооо, нет, нет, нет.»
Из-за малейшего шевеления желудок угрожал извергнуть всё содержимое обратно в человеческий мир, а после такой тряски все задвижки сломались, выпуская весь выпитый алкоголь наружу. Кое-как поднявшись и дойдя до машины, Джер стал открывать водительскую дверь. Вкус рвоты стоял отвратный, из-за которого ещё раз тянуло блевать. Спустя несколько неудачных попыток, парень всё же открыл дверь машины и завалился на сиденье. По привычке он провёл рукой по пассажирскому сидению в поиске бутылки с минеральной водой, которая всегда присутствует рядом с ним. Что ж, и сегодня она оказалась, как всегда, под рукой. Откручивая крышку, он умудрился её уронить себе под ноги из-за чего и смачно приложился своей безмозголой башкой о руль. Матерясь, как только может поворачиваться его язык, он снова предпринимает попытку поднять крышку на этот раз, не слабо прилаживаясь локтем о дверь. Снова неразборчивые маты и Джер плюёт на эту крышку, точно так же как и в открытое окно, ополаскивая рот и избавляясь от противного привкуса.
«Так. Отлично! Теперь нужно попасть домой» — думает Рэй и достаёт мобильный телефон. Пусть он и сильно пьян, но мозгов всё же хватакт додуматься ехать не самому. Может он и распиздяй, не думающий ни о ком, но вот точно не самоубийца. Уж не хочет, чтобы ему ставили памятник, пока он ещё так молод. Вообще, Джер как-то думал о своей смерти. Он не хочет жить столько, сколько ему желают. Он не хочет быть дряхлым стариком, который после инсульта ничего не может делать, ни ходить, ни говорить, лишь ходить под себя. Нет, такой жизни ему не хочется, но вот умереть в лет  так сорок – пожалуйста.
Пальцы сами нажимают нужные иконки на рабочем столе, сами листают список контакты, нажимают «вызов». Секундная тишина, а потом оглушающий гудок, от которого у Рэя, как ему кажется, лопаются барабанные перепонки, попутно вынося остатки мозга. Даже без громкой связи, держа на расстоянии телефон, он отчётливо слышит гудки. Никто не поднимает. Видимо, все спят, ибо в три ночи только он может где-то шляться. Но вот оно чудо! Раздаётся сонный женский голос.
Зачем он ей звонит? Зачем? Возможно, потому что считает своим лучшим другом.
«Чёрт, заткнись! У тебя нет лучших друзей! Запомни! Им нельзя доверять! Никому нельзя доверять! Она просто друг» — кричит разум, залепляя оплеуху за то, что он мог так позорно забыть о своём прошлом.
— Забери меня, пожалуйста. — Еле шевеля языком, « говорит» в трубку Джереми. — Я на стоянке около N паба. В своей машине… — последнее слово он проглатывает. В трубке оглушающая тишина. Рэй уже жалеет. Жалеет что позвонил. Зря. Зря. Зря.  Он нажимает на отбой и прячет своё лицо в ладонях, зарываясь пальцами в чёрных, как ночь, волосах. Откидываясь на сиденье и ложа голову на подголовник, словно та вмиг стала такой тяжёлой,  Джей начинает отдаляться от реальности, погружаясь в темноту всё глубже и глубже.

Отредактировано Jeremy Ray (2015-01-09 19:56:42)

+1

3

На праздники всегда хочется отдохнуть. Особенно если эти праздники новогодние, да и еще с друзьями. Под бутылку вина или чего покрепче посиделки всегда проходят весело и непринужденно. Но на утро начинает болеть голова, и ты ничего не помнишь, что очень плохо. Поэтому я никогда не напивалась. Ну, разве что один раз, когда мы с классом поехали на пикник, и меня  стошнило прямо на покрывало, на котором мы сидели. С той поры я зареклась не пить. Только по праздникам и только белое вино или шампанское. 
Этот Новый год я встречала с родными, а потом и с близкими подругами. Праздник выдался на ура, так что возвращалась я домой в прекрасном расположении духа. И последующие дни дома мы с родителями устраивали праздничные ужины, смотрели передачи и просто радовались пришедшему новому году.
Но сегодня, накануне Рождества, я впервые буду праздновать этот праздник одна. Родители уехали на очередную вечеринку, а меня оставили присматривать за квартирой. Я не особо и жаловалась. С самого утра возилась  на кухне, убирала в доме, а после отдыхала и смотрела телевизор. Весь день прошел на ногах и, закутавшись в плед, я смотрела передачу по телевизору. Уткнувшись носом в кресло, я не заметила, как экран стал расплываться, и я провалилась в сон.
Знакомая мелодия. До боли знакомая и очень громкая. Я жмурюсь и нехотя открываю глаза. Трель телефона звучит очень близко, но недостаточно, чтобы я дотянулась до него. Я встаю, проклинаю всех на свете, кто может звонить в такое время, и поднимаю трубку.
- Да я слушаю, – говорю сонным голосом и протираю глаза. На будильнике красуется три часа ночи. А в трубке молчат.
- Говорите же, ну! –  настойчивей продолжаю я и вновь сажусь в кресло, которое стало моей спаленкой и удобной кроваткой. А в трубке слышится голос моего лучшего друга, пьяного в стельку. Он просит его забрать, называет адрес и молчит. А я только улыбаюсь и понимаю, что бедняга опять яро напился и сам в не состоянии довезти себя домой. Хочу только сказать, что уже еду, как слышу обрывающейся гудки. Снова улыбаюсь.
- Какие мы гордые, даже когда пьяные, – говорю сама себе и начинаю собираться.
За несколько минут я уже выхожу с квартиры, захватываю ключи  от машины. Запираю двери и лечу по ступенькам вниз. Через минуту открываю дверь машины и завожу двигатель. Несколько минут у меня забирает дорога. Еду я не спеша, не хочу чтобы какой-то козел врезался в меня и в мою машину. Совсем скоро пребываю на место встречи. Выхожу, не забывая при этом захватить сумку, прикрываю дверцу и спешу искать машину Джереми, да и его самого. Поиски увенчались успехом. Вот и он. Я улыбаюсь, открываю дверцу и ныряю внутрь салона.
- Джеееей, – протягиваю я и тормошу его за рукав. Ноль реакции. Тормошу сильнее, при этом немного хлопаю по щекам. Парень начинает что-то мямлить и кашлять.
- Таккк, дружище, а ну, открывай глаза, – говорю я и достаю с сумки бутылку с водой. Открываю, смачиваю немного  руки и мочу лицо Джереми. Тот начинает приходить в себя.  - Вот, – проговаривая я,  Вот намного лучше. Хочешь воды? – снова спрашиваю и провожу мокрыми руками по лицу друга, желая всячески помочь прийти в чувство.

+1

4

«БУХЛО» — прокричал мозг и унес жопу в неизвестном направлении.
Примерно так произошло с Джером, когда его привели в этот грёбаный бар, из которого он, слава богу, вышел на своих двух, а не на четвереньках. Сейчас все дружненько задались вопросом: почему он так делает? Почему он снова и снова напивается, до такого состояния? Оттого что молод? Оттого, что с 18 лет он полностью вышел из-под отцовского присмотра и прочих нянек? А теперь, так сказать, он отрывается, как может? Или может он просто так пытается что-то заглушить, забыть, выкинуть нахрен из своей безмозглой башки?  Почему безмозглой? Да потому что он думает, что напившись это сработает. И знаете, в какой-то степени это работает. Он забывает о своей прежней жизни, но лишь на пару часов, когда пьёт. Но что потом? А потом эта «жизнь», как грёбаный бумеранг возвращается обратно. И когда воспоминания возвращаются, они бьют с такой силой, что хочется согнуться от боли и рыдать.  Рыдать от понимания своей никчёмности.
Взрослые парни в его возрасте уже имеют дом, семью и нармальную работу. А ещё какую-то живность. А Джер? А что Джер? Его и так всё устраивает. Ни семьи, ни дома, ни живности. Зато есть работа, которую он непросто любит, а до одури обожает. Его работа, которая раньше была лишь хобби сейчас для него как наркотик. И за работу Рэй считает не тот отрезок времени, когда он ночью стоит за барной стойкой и подаёт клиентам разбавленный алкоголь, дабы хоть немного мелочи положить себе в карман. Нет.  Это лишь ещё один способ, откуда брать деньги на оплату квартиры. Работа для него существует только одна-единственная и неповторимая. Это музыка. Его группа. На такой работе он готов сутками безвылазно работать. Это как ещё один вариант его опьянения, который заставляет забыть о существовании мира.
Джереми кидает в дрожь. Его буквально пробивает озноб. Он чувствует холод на своём лице.  Слышит какие-то звуки, призывающие его в реальный мир.  Чувствует как его тормошат и ему это не очень то и нравится, поэтому и начинает отбиваться слабыми, вялыми движениями. Или ему только кажется, что он отбивается? Ему кажется, словно он погружен в воду. Ему кажется, что его тело наполнено свинцом. Ему кажется, что он тонет. Тонет в этой тёмной пучине. Идёт ко дну. Ему кажется, что вокруг него обвиваются морские водоросли, желая чтобы он быстрее присоединился к ним. Остался с ними…
Сознание, в которое Рэя вернули насильно, было мутным. Он не понимала, где находится и что вообще происходит. Лишь белые пятна, прыгающие перед глазами и чей-то негромкой голос. Ему было хреново, и он вновь и вновь пытался окунуться в спасительную тьму, однако ему этого не позволяли. А Джею лишь нужно, чтобы его оставили в покое. Но голос, доносящийся словно сквозь вату, твердил что-то о том, что ему нужно открыть глаза. 
— Довольно глупый вопрос о том, хочу ли я воды.— Хрипит Рэй и, усмехаясь, облизывает свои пересохшие губы, задевая кольцо, из-за которого губа почему-то начинает резко болеть.

+1

5

- Тааак, не спать! – твержу я другу и наблюдаю за его поведением. Он пытается, отбивается от меня и моих холодных рук, но у него это слабо получается. Громко вздыхает и отвечает на мой вопрос, с улыбкой на губах.
Я улыбаюсь в ответ и протягиваю ему бутылку с водой.
- Держи, – говорю я, не пролей, Джер, – обращаюсь к другу по имени и помогаю открыть бутылку. Он жадно впивается губами и осушает почти все содержимое. Я улыбаюсь и смотрю на друга. Сонный, пьяный он похож на маленького ребенка, который требует помощи и маминой зажиты. Чувствую себя мамой или хотя бы сестрой,  и оглядываю его снова. Парень держался за губу и что-то бормотал.
- Хей, – тормошу его за рукав. Почему за губу держишься? Кольцо болит?
Друг еле заметно кивает, и я наклоняюсь к нему.  Дай, я гляну. Не бойся, я просто посмотрю. Уверяю я его и осматриваю губу. Рядом с кольцом образовалась небольшая ранка, видимо треснула губа. Понимая, что её нужно обработать, а с собой подходящих средств нет, я достаю с кармана пальто маленький платок, слаживаю его, смачиваю водой и протягиваю Джереми.
- Приложи, – говорю  я и помогаю ему это сделать. Достав телефон и взглянув на время, я понимаю, что нужно ехать домой. Смотрю на друга. Тот на ходу спал. Улыбнувшись, качаю головой и провожу холодными руками по его щекам.
- Ну что, горе ты мое, едим домой?? Я открываю пошире двери машины и присаживаюсь рядом.
- Ты идти сможешь? – Спрашиваю я у друга, вглядываясь ему в лицо. И переживаю за него не меньше, чем за родным братом. Если бы он конечно был. А так у меня был только Джереми. Неугомонный, лучший друг, которого я вытаскивала с любой передряги. Он молчал, поэтому я снова смочила руки водой и приложила к его щекам. Джер неохотно открыл глаза, матерясь.
Я снова повторила свой вопрос, ожидая ответа.

Отредактировано Susan Mitch (2015-02-19 13:48:09)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Твои проблемы - это мои проблемы, а ты даже спасибо не скажешь!