Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Let It Be


Let It Be

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sf.uploads.ru/GJVZa.jpg
Участники: Matilda Brown & Dane M. DeVito.
Место: школа искусств.
Время: 14 февраля, 2015 год; поздний вечер переходящий в ночь.
Погодные условия: сильный ветер и гроза, но все это за стенами школы.

И как бы ваша жизнь не выбивалась из понимания "нормальная", порядки все-равно вас настигнут. Город живет по жесткому расписанию и если в него не вписаться, то случаются конфузы, такие как, например, застрять в одном здании с человеком которого лучше бы и не видел вообще. Но статистика говорит о том, что если вы не убьете друг друга до утра, то, может быть, сможете разрешить старые недоразумения.

Отредактировано Dane M. DeVito (2015-03-05 00:58:52)

+1

2

для вдохновения

14 февраля
внешний вид

Смычок скользит по струнам медленно и плавно, пальцы ласкают инструмент со свей присущей им нежностью. Зал наполняется музыкой, разбивая тишину сотней тысяч сверкающих осколков. Кажется, в этот миг исчезает все, кроме дрожащей, трепещущей и терзающей всего тебя внутреннего, Звука. Ты сам становишься звуком - не толще луча солнца, пробивающегося по-утру в плотно завешенные окна. Острого, яркого, и невыносимо теплого солнечного зайчика, который разбудит тебя с улыбкой на устах. Который способен научить чувствовать любого, даже самого черствого из людей.
Смотря на Матильду в этот момент, можно было решить, что ты смотришь на воплощение Любви в этом погрязшем в разврате мире. Последний бастион чистоты и непорочности, который слишком ломок и раним. Который только и существует еще в этой вселенной, потому что никем не найден. Не опознан, не признан, но еще ощутим этим миром.
Сама же девушка в моменты игры переставала существовать, сливаясь с инструментом, рассказывая историю посредством мелодии. И каждый раз, когда смычок касался струн, начиналась новая сказка. Образы витали в зале, обретали какую-то свою неповторимую жизнь и погибали с последним звуком, а порой и раньше - каждая неправильно взятая, режущая слух, нота разрушала выстроенный до этого мир, заставляя начинать все заново, до тех пор, пока не получалось все верно. Упорству Маты можно было позавидовать, порой она совсем забывалась и засиживалась до ночи, репетируя сложные моменты.

начало января
Кирилл Комаров – Мы никогда не умрём

От любви до ненависти один шаг, но что делать с презрением и негодованием? Какой шаг можно сделать с этой точки отсчета? Вот есть человек, самый обычный, слегка хамоватый, вполне адекватный, и такой же погруженный в какой-то далекий мир собственных интересов. Вот есть ты - такая вся возвышенная, мечущаяся между учебой и хобби, между музыкой и танцами, между расколовшейся семьей. Вот есть вы оба - не касающиеся друг друга раньше, вполне счастливые люди, но жизнь сталкивает вас и делает это все с такой странной, зловещей навязчивостью, что вы начинаете злится не на нее, а друг на друга. И как итог - презирать само существование этих нелепых столкновений. И как итог - пытаться избегать друг друга.
Матильда с первого взгляда заметила Дэйна. Он еще не успел ступить на порог ее школы, а ей уже захотелось вылить на него ведро воды. Нельзя же всегда быть таким хмурым и замкнутым! Мата вообще не понимала зачем ставить между собой и людьми какие-то стены. Не понимала, пока не встретила его, того единственного, от которого стоило отгородится раз и навсегда. От человека-неприятности ее жизни.
Мысли материальны, что уж говорить о словах. Одноклассницы бурно и заинтересовано обсуждали новенького, а Мата не могла понять - чем вызван всеобщий ажиотаж, и почему ей он представляется не таким, каким его видят все?  Задумавшись, девушка решает выяснить лично у проблемы обсуждения - в чем собственно проблема. Почему всем кажется эта загадочность и хмурость привлекательной, а ей - нет. Подойдет к новенькому, уставится своими огромными красивыми глазами, решаясь хоть что-то сказать, но не успеет, потому что случай решит за нее. В класс ворвется несколько младшеклассников, пробегут между рядов, а один из них толкнет руку Маты. Руку, в которой находилась открытая бутылка газировки. Как итог - облитый Дэйн, смутившаяся Мата и всеобщее внимание. - Ой, прости, пожалуйста. Это случилось не нарочно... - Большие глаза девушки станут размером с блюдца, в которых застынет вина. Вот только с этого момента все пойдет не так.
Мысли материальны?..

14 февраля
Смычок отрывается последний раз от струн и зал погружается в полную тишину. Сегодня концерт, уже совсем скоро - через несколько часов. Правда, она идет на подмене и скорее всего играть не будет. Замены в оркестре очень редко выходят на сцену, но всегда нужно с чего-то начинать. Ей осталось отучится еще пол года в школе и все - свобода, музыка и филармония. Конечно же, обучение продолжится, но больше на нее не будут смотреть свысока. Никто больше не будет устраивать сцен на тему: "это оркестр Сакраменто или школьная солянка из недоучек". Этим высказыванием девица ей много крови подпортила, но несмотря на все, Матильда прошла прослушивание. Несмотря ни на что она решительно направлялась к своей мечте.
Короткий взгляд на часы - у нее еще есть пара часов для репетиции. Заученный репертуар решила не трогать, а вот новую оперу, которая у нее почему-то никак не хотела получаться, попробовать еще раз было попросту необходимо. Настроилась, взмахнула смычком, словно крылом и...
замерла.
Кто-то сидел на дальних рядах и смотрел на нее. Раньше зрители не смущали молодое дарование, но этот парень показался ей слишком знакомым. Возвышайся на заднем ряду человек-гора, Тильда лишь улыбнулась бы, легонько кивнула и сыграла для своего друга, но это был молодой парень. Это был тот, кто вечно притаскивал за собой в ее жизнь неприятности.
Уходи. Сегодня в моей жизни не должно случится ничего плохого. Что сидишь?! Уходи же...
Только парень не двигался. Как, впрочем, и она. Замерла испуганной пташкой, смотрела на него и не могла отвести взгляда. Не могла начать играть вновь. Будто на кисти рук повесили грузики, и от того ими так сложно шевелить.

Отредактировано Matilda Brown (2015-01-10 00:50:08)

+1

3

14 февраля
внешний вид

А ему никто до сегодняшнего дня не говорил, что она увлекается музыкой. Дэйн даже предположить не мог, что девушка владеет каким-либо музыкальным инструментом, тем более настолько хорошо.
Он сидит замерев на заднем ряду плесневелого концертного зала школы искусств и слушает её игру. Здесь сыро, стоит сперты запах медленно подгнивающего дерева, но отличная акустика. Звуки виолончели стелятся по всему залу, доходят до стен и дверей с напористостью и силой, они дотягиваются до самого сознания. Заставляют замедлить дыхание и задуматься, раствориться в музыке. Он перебирает пальцами в такт мелодии и едва заметно улыбается. Нет, а, правда, почему ему никто не говорил, что она увлекается музыкой?

начало января

Этот год начался не самым лучшим образом. Постоянные поиски правильных решений и не менее правильных людей расшатали и без того не слишком крепкие нервы, необходимость выбирать себе новую школу только подмывала сильнее. Не хотелось видеть воняющих старостью и пафосом директоров, слушать их патетичных речей, что-то доказывать им, объяснять. А, самое главное, для чего? Для того чтобы потом ещё полгода терпеть лица случайных малоприятных и совершенно бесполезных людей вдруг ставшими одноклассниками. Отец бы сказал, что среди них можно найти полезные контакты. Но какое там? Да, они из богатых и влиятельных семей, но до того, как детки депутатов и актеров станут кем-то значимым пройдет целая вечность, а у Дэйна не было такого запаса времени, ему нужно было действовать быстро и не терять ресурсов, пока банда Кэйджа не вышла не него.
Прискорбным было и то, что нужно было держать себя в руках, когда школа начинала бесить всей своей сутью. Он сам сделал выбор проигнорировав возможность закончить среднее образование экстерном несколько раз, а значит оставалось терпеть то, что уже давно перерос. Но все-таки ему до сих пор удавалось выглядеть более-менее учтивым в глазах одноклассников. Милым или доброжелательным стать бы у него не вышло, но вот с учтивостью ещё можно было что-то делать. И, кажется, этот прием работал. В итоге ему удалось остаться в стороне от центровых событий, происходящих в классе, но не прослыть придурком. Парни, которые периодически выходили с ним покурить, говорили о девушках, считавших его интересным или даже привлекательным. Некоторые из этих особ даже периодически пытались навязываться с желанием завязать общение, а Дэйн Марвин думал о том, что держится молодцом раз не послал всех к черту до сих пор. Пока ещё держится.
Правда, были среди одноклассников и несколько человек, которых ДеВито мог выделить из толпы. Двое парней и одна девушка, которые никак не интересовались его персоной. Им хакер мог сказать отдельное спасибо за то, что они хранили его покой и даже уважал их за это по-своему. Ведь правильно делали – не трогали человека, который появился в их жизни случайно и не на долго. Глупое занятие лезть в чужую жизнь как это делают остальные. Девушку, которая входила в троицу, звали Матильдой Браун. Ей было 17, как и самому Марвину, больше он не знал о ней ничего, да и особо не интересовался, если быть честным. Все бы осталось на своих местах, если бы однажды она не попыталась изменить ход привычных вещей. За-чем-то.
ДеВито занимался своими делами, никого не трогал, только бегло читал что-то на ноутбуке и периодически стучал по клавиатуре. Привычное дело, не иначе. Его бы давно прозвали гиком, если бы не строили себя чрезмерно пафосными и псевдоинтеллектуальными, но пока его окружало не мало гиков своего дела. В таких классах обычно каждый студент сходит с ума по-своему, дети богатеньких родителей изощряются в своих хобби с особым старанием и усердием, и если они выбирают не искусство или бизнес, то все-равно подвисают на чем-то, например, на наркоте или беспорядочном сексе. Кстати, в их классе без таких не обошлось в том числе, но не о них сейчас речь, ведь, Дэйн был занят собой и компьютером, но никак не их приевшимися рожами. Он уже был готов сохранить наработки и закинуть ноутбук в рюкзак, когда машина заискрила и потухла, а над головой зазвенели извинения. Парень поднял глаза и увидел ту самую Матильду Браун, которая всегда держалась от него в стороне.
- Зачем? – он говорит первые слова, обращенные ей, за все время пребывания в новой школе и подымает рассерженный взгляд на девушку.
Вопрос лишен конкретики, но это все, что он может произнести сейчас. Только невнятное «зачем», которое, может быть и объяснило многое, но не изменило бы ничего все-равно. Юноша подымается со стула чтобы стекающая со стола вода не залила хотя бы одежду и достает из лужи мертвый ноут. Подымает машину на вытянутых руках и наклоняет так чтоб газировка слилась на пол, в это время не убирает тяжелого взгляда с одноклассницы.
- Зачем было лезть, если не можешь даже элементарно удержать бутылку воды в руках? – недавняя фраза вдруг приобретает конкретику, хотя и не самую приятную.
- Конечно не нарочно, я бы удивился если бы руки росли… - Дэйн прерывает себя кашлем и накидывает на плечи куртку. Нужно перекурить пока не закончилась перемена и успокоиться, а то ведь учтивость заканчивается плавно переходя в явную грубость.
Сложно держать себя в руках, когда в жизни столько дерьма, а на тебя, в прямом смысле слова, льются дополнительный катализаторы.

14 февраля

Смычок отрывается последний раз от струн, и зал буквально умирает. Дэйн подымает глаза. Сейчас она вернется в реальность, и его присутствие оборвет в ней любые вдохновенные порывы. Так и случается. Девушка отрывает глаза от грифа, смотрит на него; сквозь полумрак сложно разобрать его лицо, но она узнает тощий силуэт и слегка ссутуленные острые плечи, а он прочитает на лице Маты недовольство или негодование - что-нибудь, говорящее о том, что она совсем не рада его видеть. И её гнев будет справедливым, ведь из дня в день они только разжигали случайно зародившуюся ненависть
Его присутствие станет для нее неприятным сюрпризом, ведь девушка наверняка была уверенна в том, что не увидит неприятного знакомого здесь никогда, хотя бы здесь.
И Марвин бы не пришел если случай не сыграл в свою игру снова.
В их классе был ещё один музыкант – Том игравший на саксофоне. Если бы не его вечный треп о джазе, то Дэйн его так и не заметил, но два любителя старой доброй музыки встретились и это заставило хакера даже проявить живой реальный интерес к персоне одноклассника. Редкая, исключительная вещь привела его в школу искусств сегодня – что-то отдаленно напоминающее дружбу. Сегодня уже состоялся концерт того самого Тома, парень выступал в этом самом зале часа три назад, после выступления они общались в одном из классов и только недавно разошлись каждый по своим делам. А за неимением дел ДеВито решил ещё раз пройтись по школе, осмотреть старинное здание прежде чем возвращаться домой и встретил её.
Никто бы так и не рассказал ему, что Матильда Браун играет на виолончели, даже Том, если бы только Дэйн сам не спросил об этом.
Девушка замирает в свете старых ламп, освещающих сцену и становится ясно, что она уже встретилась с недоброжелательностью реальности. Марвин выдерживает паузу, не шевелиться какое-то время, но когда ситуация перестает позволять сидеть сложа руки он подымается с места и выходит в проход. Древесина отдает эхом его шагов, хотя на ботинках совсем нет каблука глухой стук наполняет зал. Шаг за шагом он подходит к сцене и дойдя до самого его края останавливается, смотрит на одноклассницу сверху вниз, на его лице все та же едва заметная улыбка, которую она может вообще за улыбку не принять, ведь сама выражает эмоции куда ярке.
- Ты прекрасно играешь, Матильда - озвучивает он одну из немногих доброжелательных фраз, адресованных ей за все время знакомства.
Тут могли бы быть аплодисменты, но они не ложатся к сложившейся ситуации, хлопки в ладоши будут сейчас выглядеть как-то насмешливо, хотя и не должны. После того, как Дэйн сорвался на одноклассницу впервые все его попытки исправить положение она воспринимала в штыки. Сам виноват, конечно, дурак же, но и она не давала запоздалого шанса исправить ситуацию. Между ними натянулись такие же басящие струны, только из негатива.

Отредактировано Dane M. DeVito (2015-01-18 01:00:31)

+1

4

14 февраля
Fallout Boy Cover – Dance Dance (скрипка и виолончель)

От человека сложно ожидать чего-то хорошего, когда на протяжении всего вашего знакомства этого хорошего как-то не получалось. И даже сейчас, дыша вкрадчиво и прерывисто, прислушивалась, будто ожидая какой-то колкости, брошенной небрежно и тихо. Эхо зала донесло бы до нее даже самый тихий шепот, если бы в нем было хоть немного звука. Но помещение пребывал в мертвой тишине добрые пару минут. Когда же молчание затянулось, Дэйн сам разбил его раскатами шагов.
Гром средь ясна неба. Он не спешил, будто все время мира сейчас принадлежит только ему. Он ошибался в этом суждении, потому что часы Матильды были на исходе и он безжалостно тратил драгоценные минуты. Оскорбить меня можно было и с места. Раздраженно думает девушка, пока все так же ожидает, когда юноша приблизится на нужное ему расстояние. И совершенно сбивается с толку, произнесенной им фразой.
Смычок, зависший у струн дергается, неловко скользит по струнам, рождая звук, с которым могли столкнуться две машины на невероятной скорости. Кисть опускается, предупреждая последующие попытки инструмента вести беседу вместо нее.
Все происходит так, как попросту не могло происходить и в этой нереальности тонут все мысли. Мата совершенно не знает, что ему сказать. Только смотрит удивленно, пытаясь понять - это был сарказм, попытка посмеяться над нею или Дэй действительно считает так, как сказал?
- Как давно ты здесь? - Тильда не понимала его, а потому не могла даже подумать, что слова могут идти от сердца. Что ему действительно могло понравится. Она ожидала этого вездесущего "но". Матильда, ты прекрасно играешь, но тебе еще далеко до профессионала. Но ты слишком заносчива. Но ты чрезмерно много делаешь ошибок. Но, но, но... она ждала, что после ложки с медом, он окунет ее в бочку с дегтем.

начало января
Отступает на шаг, защищаясь от взгляда разъяренных глаз парня. Отступает, выстраивая некий барьер между ними. Отступает, освобождая для Дэйна побольше места. И в этом нелепом жесте столько по-детски наивного непонимания и изумления. Она ведь ничего не сделала. Точнее, все случилось из-за нее, но не по ее вине. - Я не хотела, чтоб так вышло. - Взгляд скользит по явно сломанному ноуту, виноватый, но совершенно непонимающий в чем проблема. - Это же всего лишь техника. Скажи какая модель и я куплю новый. Оплачу ремонт этого... как скажешь. - Момент растерянности отступил. Способность свободно мыслить вернулась и Мата решила, что эту проблему обязательно стоит решить. Единственным решением же было погасить нанесенный ущерб.
Вот только слова сказанный с таким холодом и жесткостью больно отозвались в ее душе. Будто они смоли задеть нематериальные, но несомненно существующие струны ее души. Внутренний инструмент натужно загудел.
Она ждала ответа, хоть какого-то, но почему-то была уверена, что ей совсем не понравится то, что она сейчас услышит. И самое отвратительное, что ей даже возразить было нечего. Он имел полное право злится на нее.

14 февраля
Лучший способ уйти от неприятного разговора - подняться с места и выйти из зала. Это, собственно, Тильда сделать и решила. Встала, аккуратно вложила виолончель в чехол, пристроила смычок. Убедившись, что инструмент закреплен надежно, приподняла его и закинула на плечо. - Мне пора, счастливо оставаться. - Конечно же, не будь его в зале, она бы не собиралась с такой спешкой. Она бы дотянула до последнего, чтобы потом сломя голову бежать на концерт. Но в виду извинившихся обстоятельств, пришлось закончить раньше. Его взгляд, его присутствие, он сам - смущали ее. А потому устраивать бесплатный концерт для самого востребованного зрителя не входило в планы на сегодня.
Тяжелый громоздкий инструмент бил по ногам, еще и платье порядком сковывало движения, но она гордо и по-возможности элегантно несла свою ношу. Дело привычки.
Матильду сейчас не остановила бы ни одна просьба или брошенное в спину слово. Ей просто хотелось убраться отсюда поскорей. Каким же было ее разочарование, когда оказалось, что "поскорей" - это не ее вариант.
Дернув дверцу, оказалось, что она закрыта. В этом зале никто и никогда не закрывал дверей, потому как знали, что сюда приходят репетировать порой даже в десять часов вечера. Свободное место для музыкантов. Но сегодня все пошло не так. А, может... - Дэйн! Это не смешно. - Даже не поворачиваясь к нему, громко проговорила девушка. - Я спешу, открой двери. - Нельзя было сказать, что Тильда была не права, обвиняя его вот так сходу. По логике вещей, он пришел последний, он нарушил ее уединение, он изводил ее на протяжении всех их недель знакомства, так кому бы еще закрывать ее здесь?! О том, что парень заперт вместе с ней, Мата не подумала. Как и о том, что закрыть этот зал можно только снаружи.

+1

5

14 февраля
Jozef Van Wissem & SQURL - In Templum Dei

Он всегда говорит то что думает, а значит и правду. Матильда не стала исключением из правил, Дэйн не кривил душой, вот только, проблема была в том, что до сегодняшнего дня ему выдавалась возможность только искренне посылать её к черту.
Парень наблюдает за девушкой, продлевая очередную и без того затянувшуюся паузу, а затем ловким движением руки откидывает рукав куртки и косится на наручные часы.
- Чуть меньше десяти минут, - он отвечает с предельной точностью, так будто девушке станет легче от того, что он находился рядом с ней на несколько секунд меньше времени. – И мне действительно нравится твоя игра.
Последние слова как нельзя кстати подбираются именно в этот момент. Он никогда не поймет, о чем думает Тильда, они слишком разные для этого, но сегодняшняя случайность происходит и её можно назвать не иначе как «удача». Удача получить шанс загладить свою вину.

начало января

Дэйн не знает кто прав, а кто виноват, вернее, он вообще не стремится в это вникать, сейчас ему важно лишь то, что пока он был занят работой, поглощён настолько, что незамечал происходящего вокруг, сгорел весь его труд. Вылейся вода на него самого, парень, возможно, даже не сразу понял это, дальше стучал бы по клавишам и только с некоторым запозданием почуял неладное. Но осознание того, что все пошло не так, наступило мгновенной вспышкой и преждевременной кончиной компа.
- Ой блин, - он замещает короткой полной скепсиса фразой поток ругательств, которые бы несомненно задели самолюбие одноклассницы и заставили её усомниться в своих умственных способностях. – Было бы проблем в ноуте.
И их действительно нет, в отличие от лодырей одноклассников он может позволить себе такую мелочь не с разрешения богатеньких родителей, а благодаря деньгам, заработанным самостоятельным. Но информация! Чертовы ночи, убитые впустую. И кто теперь знает насколько серьезно все накрылось и получится ли достать хотя бы часть наработок.
ДеВито ставит поломанную технику на сухую часть стола и переводит взгляд на девушку снова. Та смотрит на него виновато и непонимающе, так будто действительно не может сообразить в чем проблема происходящего. А может и вправду не может, но тогда Дэйн разве что назовет её глупой, в этот раз, даже, без лишних церемоний.
- Ну, что ты смотришь щенячьими глазами? – взгляд же парня отдаленно напоминает снисхождение, но какое-то очень недоброе. Дейн Марвин неспособен оценить раскаяния, ведь это чувство не близко ему самому. – Лучше бы дальше занималась своими делами и не лезла ко мне.
Из всего произошедшего он понял только одно – рядом девушка оказалась неслучайно. Она всегда держалась в стороне и сегодня подошла неслучайно. ДеВито понимает, что её целью не было испортить ему жизнь, но тот факт, что это все-таки произошло не нервирует. Он бросает на нее ещё один рассерженный взгляд и быстро выходит из класса, зажимает сигарету между губ, как только оказывается в коридоре.
Вот что значит знакомство не заладилось.

14 февраля

Разговор снова не клеится, вот, что у них всегда получается хорошо так это конфликтовать, а любые порывы объявить перемирие заканчиваются крахом. Дэйн не пытается предпринимать отчаянных попыток задержать девушку ведь это не входило в его планы, он вообще не ожидал увидеть её сегодня и до последнего момента не горел желанием так же, как и она. Он просто воспользовался случаем, раз все и так само сложилось.
Парень молча наблюдает за тем как собирается Матильда, стоит скрестив руки под самой сценой, но уходить не спешит. В какой-то момент он снова произносит её имя для того чтобы сказать что-то, но девушка обрывает его и прощается, ДеВито не возвращается к словам которые совсем недавно хотел озвучить, а только прощается в ответ.
- Удачи, - слова эхом проходят по всему залу.
Он не спешит направится к выходу, двигается с места только когда девушка берется за дверную ручку. На сегодня контакта хватит, и так они не ругаются уже целые шесть минут, а это рекорд. Марвин не спеша шагает рассчитывая на то, что подойдет к выходу, когда одноклассница уже будет где-то далеко в коридоре, но она останавливается и зачем-то обращается к нему.
- Что? – переспрашивает он не поняв обвинений.
Доходит до Браун и по её безуспешным попыткам открыть дверь понимает, что произошло.
- Делать мне больше нечего как двери замыкать, - в голосе звучит легкое возмущение.
Дэйн дотрагивается до плеча Тильды и мягким движением показывает, чтоб та отошла. С силой толкает дверь и несколько раз поворачивает ручку. Прелестно, она действительно не заела, а оказалась замкнута. Подросток проводит рукой по гладкому дереву под ручкой, замочной скважины нет и ею не пахнет, похоже старинные двери замыкаются снаружи на какие-то защелки или засов. Прекрасно!
- Даже если бы хотел не смог замкнуть, - он тычет пальцем на то место где должна быть скважина чтоб убедить девушку, что невиновен. – И часто у вас замыкают двери не проверив, что кто-то есть внутри?
Перспектива ночевать в школе искусств совсем не радует, у него были большие рабочие планы на ночь.

Отредактировано Dane M. DeVito (2015-01-18 00:59:48)

+1

6

То, что случается один раз может больше никогда не повторится, но то, что произошло дважды будет повторится постоянно. По такой логике Тильда и смотрела уже на их отношения. Ссора не стала единичной - Матильда решила попытаться все исправить уже через несколько дней. Не то, чтобы она была малодушна, просто считала, что теперь должна Дэйну. Сама не понимая зачем, вступилась за него перед одноклассниками. - Он считает себя лучше всех нас. - Завел разговор один из парней, который считался чуть ли не главным в классе. Тишина образовалась гробовая. Никто не посмел бы с ним спорить, пока он не дал на это свое добро. Сейчас же он решил подбить всех на поступок, который часто проворачивали раньше - доводили новенького до ухода. - Лучше нас - элиты Сакраменто. - Он был сыном дипломата и еще с детства знал, как манипулировать людьми, особенно теми, кто считал себя на ступеньку лучше обычных подростков. Они - будущие сливки общества. - Думаю, все помнят, как мы ведем себя с теми, кто зарвался. - Никто не понимал, почему Тревор так внезапно решил надавить на новенького, раньше, казалось, ему этот парень был безразличен чуть больше, чем полностью. А все дело в том, что ему не понравилось, как тот разговаривал в Матой. Так уж вышло, Трев уже давно пытался наладить отношения с Браун, но натыкался на стену - у девушки попросту не было на него времени. Да и он ей был не интересен. А тут какой-то новенький позволяет себе хамить ей перед всеми.

Прикосновения словно удар молнии. Мата отдернула руку и отошла. Почему-то этот странный парень всегда вызывал в ней неоднозначные эмоции и чувства. С одной стороны никто не знал, что творится в его голове. С другой же стороны он периодически даже выглядел нормальным, и вел себя так же. От него шел какой-то холод. Так всегда казалось Матильде. Есть люди рядом с которыми тепло и спокойно. Есть люди с которыми всегда неловко или тревожно. А есть такие, вот как Дэйв - с ними непонятно. Он был настолько противоположен ей, что порой становилось даже страшно - человек ли он. Но была одна черта, объединяющая их - увлеченность любимым делом.
- Это уже не смешно. Звони своим друзьям, пусть открывают. - Ледяным голосом проговорила Тильда. Она была уверена, что это все неспроста. Верить же, что парен-катастрофа-ее-жизни ни при чем, совсем не получалось. - Только не нужно здесь комедию устраивать. Двери никогда не закрываются. - Фыркнула и пошла к другому выходу, хотя он то был зачастую закрыт.
Попутно начала искать телефон, вот только он находится почему-то отказывался. В голове девушка начала прокручивать последние часы этого дня, вспоминая, где же ее сотовый. - Черт. - хмыкнула себе под нос, вспоминая, что оставила его дома. - Говорила мне мама - не спеши, в этом никогда ничего хорошего.

Тревор был не просто авторитетом, его беспрекословно слушались. Все и всегда. И в этот раз все пошло бы по накатанной, если бы не Мата. Внезапно она поднялась со своего места и громко, чтоб слышал ее весь класс, сказала: - Чем он тебе не угодил? Разве, ваши интересы хоть раз пересеклись? Кажется, он никого не трогает. Объясни мне, зачем мы должны пытаться выжить его? Не думаю, что Дэйн поддастся на твои детские игры. Но ты можешь попробовать... - В комнате стояла гробовая тишина. Матильде показалось это странным, она медленно повернулась и увидела напротив двери стоящего Дэя. Сложилось впечатление, что она вор и ее словили. Интересно, как много он услышал и не понял ли все неправильно?
В горле осталось недосказанное "без меня". Но добавлять это уже было бы глупо. Попросту не стоило оборачиваться. Но... уже было поздно.

Дверь, как и предполагала Мата была закрыта. Ударив ее кулаком, Тильда пошла на сцену. За ней находилась дверь, ведущая в гримерку, а из гримерки тоже можно было выйти. К сожалению та дверь тоже была закрыта. Паника охватила двушку. - Да что же это такое?! - Пнув закрытую дверцу, Браун вернулась в зал. - У тебя есть телефон? Позвони, пусть нас вызволят. - После всех случаев, что нависали на них грозовыми тучами, сложно было ожидать, что и эта встреча принесет что-то хорошее. Она уже началась плохо.

Отредактировано Matilda Brown (2015-02-08 01:05:36)

+1

7

- Впервые за все время ты не ошибаешься. – Дэйн Марвин громко отвечает Матильде, которая смотрит на него округлившимися глазами. На лице девушки так и написано «я ни при чем», «ты не должен был этого слышать, но я не виновата», и эти слова, выписанные в мимике, только усугубляют ситуацию. ДеВито прекрасно понимает, что его положение в классе усугубилось в худшую сторону, но он не боится испортить все ещё больше. Он и так в полном дерьме, да и в школу ходит как на каторгу, терять нечего, одноклассники ситуации, сложившейся в жизни, не изменят. А значит, можно продолжать говорить то, что думаешь.
Юнный хакер пересекает внезапно затихший класс, идет к своему месту под всеобщее сопровождение тяжелых внимательных взглядов, весь его вид говорит о равнодушие, но это не устраивает одноклассников, а в особенности Тревора. Местный лидер встает со стула и преграждает Дэйну дорогу, смотрит прямо в глаза, находясь на расстоянии сантиметров сорока. Слишком близко для малознакомых людей, слишком близко чтобы сойти за попытку поговорить доброжелательно. ДеВито не отводит глаз, выдерживает его рассерженный взгляд без каких-либо проблем, с лица парня не сходит равнодушие. «Ну и что» - написано в глазах. «Ну и что?» - где-то в глубине сквозит единственный вопрос. Чем папины сынки смогут испортить жизнь практически ходячему трупу? После людей Кэйджа, все остальные личности кажутся совершенно безобидными, а стычка с одноклассниками – это, и вовсе, сущий пустяк. Может показаться, что глупо наживать себе ещё больше врагов, но вот в чем суть: враги уже есть в достаточном количестве.
- Послушай, - Тревор говорит сдержанно, но не слишком спокойно, он слегка наклоняет голову, смотрит на Марвина высокомерно. Тот же, в свою очередь, расплывается в едва заметной улыбке – слишком весело выглядит праведный гнев одноклассника. – Тебе не мешало бы вести себя поуважительнее со всеми нами, иначе жить станет несладко.
- Да ладно? – буквально выплевывает с издевательским смешком слова Дэйн.
«Тебе не мешало бы» - какие забавные интеллигентные обороты. Такое ощущение, что стоит немного подождать, и Тревор вызовет его на дуэль. Марвин понемногу расплывается во все более и более широкой улыбке, смотрит на одноклассника, как на дурака, а тот закипает с каждой секундой все сильнее.
- Смейся, пока есть возможность, - Трев пытается дать разрешение на то, что и так уже сделано, а потом резко разворачивается и выходит из класса.
ДеВито удивленно смотрит ему вслед, он окончательно перестал понимать, что происходит в этой комнате. Да, его считают ублюдком, да, он пришел не вовремя и услышал то, что недолжен был, но что за хрень происходит в данный момент времени. Поведение одноклассника больше смахивает на девичью истерику.
- И это все? Ну окей.
Он возвращается к парте, так и не получив ответа, именно в это время стихает любопытства одноклассников, каждый из них возвращается к своему делу.
Может быть, когда-то ДеВито начнет ценить вот таких вот случайных и бесполезных знакомых вроде всех тех людей, что собрались вокруг него в классе, но сейчас он на такое не способен. Сегодняшняя ситуация огорчает или волнует его не больше остывшего чая. Но если бы чай он подумал поменять на горячий, то тут даже не задумается о смене класса. Как бы отношения не сложились, оставшиеся полгода – это мизер. Парень не станет метаться в поисках новой гимназии, ведь это и есть настоящей морокой.

14 февраля

Тильда возмущается, требует открыть дверь, позвонить несуществующим друзьям, а Марвин тем временем ещё раз дергает ручку. Входная дверь даже не шатается от его прикосновения, она закрыта плотно, держится на массивных петлях отлично. ДеВито хлопает себя по карманам куртки и брюк в поисках мобильного телефона. Неплохо было бы найти гаджет, но не для того чтобы связаться с мифическими соучастниками не менее мифического сговора, а чтоб вызвонить Тома, который, наверняка, ещё не далеко уехал, чтоб тот вернулся и решил вопрос с замком. Парень игнорирует панику одноклассницы, обшаривает карманы ещё раз и цокает языком, вспоминая, что оставил мобильный в автомобиле. Никто не должен был звонить, а на случайные вызовы отвлекаться не хотелось, поэтому он и не стал брать смартфон с собой. Знала бы об этом Матильда и наверняка впала в истерику. Ещё бы ей не мешало поверить тому, что в деле действительно нет никаких замешанных «друзей», да и самого «дела» не существует. С друзьями в Сакраменто вообще особо не заладилось, можно было разве что насчитать пару не слишком то близких приятелей, которых в такие абсурдные авантюры втягивать было бы особенно глупо, если Дэйн вообще был способен заниматься подобной ерундой.
Дэйн отходит от двери, осматривает помещение в поисках какого-либо способа выбраться из него, но с каждой секундой понимает все больше, что это не так и просто. Вот же ирония судьбы, он может взломать десятки видов автоматизированных дверей, но не самую обычную – закрывающуюся на затворы. Хотя, тут скорее нужно сломать, а не взломать, а сила – не его конек.
Когда девушка исчезает за кулисами, он снова подходит к сцене, садиться на её пыльный край и достает из кармана куртки нераспакованную пачку сигарет. Повезло хотя бы в одном – будет с чем коротать время до утра, если они так и не смогут выбраться наружу. Парень снимает защитную пленку резким, привычным движением руки и отвлекается на вернувшуюся в концертный зал Матильду.
ДеВито медленно поворачивается в сторону девушки, в это время открывает крышечку на коробке и достает сигарету.
- У меня нет с собой мобильника. – парень отрицательно машет головой, зажимает сигарету в зубах и тянется в карман за зажигалкой, но говорить не перестает, пускай так его слова и звучат менее разборчиво. – Послушай, я никак не причастен к тому, что произошло, и точно также хочу выбраться.
Проходит несколько секунд, и парень уже делает первую затяжку, вынимает сигарету со рта, не спеша выпускает дым, прежде чем продолжить говорить снова.
- Кстати будешь? – юный хакер протягивает пачку в сторону одноклассницы, смотрит на нее вопросительно. – У вас тут какие-то охранники, но ночь остаются? Может, мы до них достучаться сможем?

Отредактировано Dane M. DeVito (2015-03-04 03:28:02)

+1

8

Как часто мы задумываемся о том, что стоило бы перезапуститься и переиграть все заново? Разговоры, нелепые встречи, глупые обиды. Как часто мы жалеем о сделанном и сколько бы отдали, чтобы сделать то, что однажды не смогли совершить? Тильда пыталась об этом не думать. Слишком много сожалений оставалось за тонкими девичьими плечами. А ведь она - стойкий оловянный солдатик, который не имеет права на ошибку. Вот только здесь и сейчас ей не хочется быть этим самым солдатиком. Только представить - если она не явится на концерт, а потом и домой попадет с опозданиями, что ей скажут родные? Тетя Элиз явно будет не рада. Очередной повод сказать, что музыка лишь мешает ее жизни. Тетушку можно понять, она привыкла жить иначе, но ведь жизнь девчушки уже давно определена свыше и в ней, к сожалению, нет места войне. Шутка ли - в семействе военных выросла ромашка, которая за мир, дружбу и любовь. Которая за музыку, которая...
застряла в одной комнате с человеком, который не вписывается ни в одно понятие, которое должно спасти.
- Ты же компьютерный гений, почему ты не таскаешь с собой все эти гаджеты?! - малышка Ти злится. Она все еще винит его. Это все он и его чертова карма! Нет, подумайте только, мобильного у него нет. А зачем вообще было приходить сюда и сидеть, сторожить. Не украли бы. И с чего она так завелась? Ведь уже долгое время девушка пыталась игнорировать парня. Игнорировать его, глупые нападки одноклассников в его сторону и вообще, пытаться представить, что его не существует, а все попросту ловят коллективный глюк. Но она то знает правду. Знает, но никому не расскажет.
- Считай, что я поверила. - Вот только в интонации четко слышится противоположное. Если девушка что-то придумала, отказаться от своей фантазии очень сложно. Такие уж они, эти девушки.
"Он еще и курит..." Зачастую Мата не обращала на такие мелочи внимания, но только не здесь. В ее личном Храме курить не разрешалось. И это Дэю стоило бы понять сразу как только, она появилась рядом. На лице было написано... нет, не ярость, но отвращение. Еще чуть-чуть и за ее спиной начнем пылать огнем праведный гнев.
На протянутую пачку малышка реагирует со скоростью бульдога, благо, ее любимый инструмент аккуратно зачехленный лежал в отдалении и не мешал ей. Девушка подходит и быстрым четким рывком отбирает всю пачку. А после с не меньшим энтузиазмом отбирает и уже подпаленную палочку отравы.
Не зря же Миллер бегает каждое утро, а в школьных соревнованиях всегда занимает первое место - только раздражители оказываются в руках, девушка исчезает в гримерке. Пачку сигарет прячет, а подкуренную сигарету тушит так яростно, что она рвется и разлетается табаком к ногам.
"А я молодец, на каблуках, а все же бегаю со скоростью лани." Конечно, в удачном "побеге с места преступления" виновато помимо неожиданности еще и то, что Дэйн в этот момент что-то спрашивал. Кажется, об охране школы.
Когда же парень появился на пороге комнаты, Тильда ответила на его вопрос так, будто бы ничего и не произошло: - В здании остается одна консьержка, но она не ходит по школе ночью. Смотрит сериалы... - Откуда Матильда столько знала о здешних правилах? Так уж получилось, что девушка слишком часто увлекалась и заигрывалась аж до ночи, и порой приходила в себя только от очередного звонка тети, которая начинала ругаться, что племянницы до сих пор нет дома и она опять пропускает "домашний ужин", который, к слову, был не таким уж и частым явлением. Потому  не только Ти была осведомлена о привычках, но и работники знали Миллер в лицо. - Возможно, нам повезет и Китана сегодня на смене, она обычно приходит часов в девять-десять проверить не забыла ли я, что здесь ночевать не стоит. - С лица улыбка никуда не исчезла, хоть в глазах читался явный интерес, что же сделает Дэй. Она же лишила его "последней радости". Но, в общем-то, сам виноват. Она же не приходит в его дом и начинает раскидывать свои вещи и сбрызгивать все любимыми духами.

+1

9

Дэйн Марвин ещё раз внимательно исследует взглядом все помещение концертного зала и окончательно осознает, что не находит способа выбраться отсюда. Единственное, что возможно – выбить двери. И это очень смешно. Не только потому, что подобное поведение было бы абсурдным и истеричным, но и потому, что будь это необходимым, здешние трехметровые дубовые двери едва ли поддались школьникам, да вообще любому среднестатистическому человеку, будь он даже старше и крепче чем ДеВито.
Парень снова заводит разговор с одноклассницей и медленно дымит сигаретой, хотя бы одно удовольствие в испортившейся ситуации. Сейчас бы ещё спросить себя зачем вообще заглянул в зал и зачем остался слушать игру Матильны, ведь мог отправится домой ещё 20 минут назад и не вляпаться в весь этот бред. Вот только едва ли ответ найдется, разве что сомнительный аргумент типа «захотелось».
Хорошо, захотелось, значит, будь добр решать свеженькие проблемы. И убеди все-таки упертую девицу в том, что твоя голова свободна от бредовых идей вроде тех, что заставляют замыкать людей внутри школы искусств. Ты ведь понимаешь, что она тебе так просто не поверит. Понимаешь?

Девушка мгновенно реагирует на фразу о том, что никакого мобильника у американца с собой нет, а он недовольна слушает её ответ. Морщиться и выпускает сигаретный дым вместе со словами.
- В таком случае, может, мне ещё и системный блок за собой везде таскать? – девичье возмещение раздражает, оно кажется глупым и необоснованным, а ведь Марвину даже сейчас нужна логика и последовательность в каждом действии, иначе они становятся для него малопонятными.
А логикой и не пахнет. Минута за минутой только нарастает какой-то эмоциональный абсурд.
Ну что за девчонка? Не человек, а сплошная буря абсолютно непредсказуемых действий. Маленький ураган, разрушающий спокойствие флегматичного Дэйна.
Парень ждет, что одноклассница возьмет сигарету, ведь она протягивает руку к пачке, но проходит буквально пара секунд, и он понимает, что лишился не только коробочки, но и скуренной наполовину сигареты. ДеВито хмурит брови и громко обращается к девушке, которая уже скрывается где-то за кулисами.
- Могла бы просто сказать, что не куришь.
Так бы все было просто, он даже, наверное, постарался не курить рядом с ней, а отошел куда-то в сторону, вон за те же кулисы или в какую-то гримерку. Она бы не почувствовала запаха дыма.
Юноша не пытается догнать Матильду, но пачку вернуть все-таки надеется, неспешна встает и идет вслед за одноклассницей, оказывается за сценой, а там замечает открытую дверь гримерки. Проходит внутрь и серьезно смотрит на девушку, а та, кажется, даже начинает сиять от удовольствия, доставленного тем, что удалось отомстить за все хорошее надоевшему однокласснику. А вместе с этим начинает щебетать ответы на заданные раньше вопросы. Ну хотя бы что-то.
Дэйн слушает её и снова смотрит на часы. Если Миллер ничего не путает, и у них действительно есть шанс, что кто-то откроет сегодня зал, то в закрытом помещении остается торчать всего час или два. Не самый плохой расклад, так хакер даже сможет выполнить запланированную на ночь работу.
- Надеюсь, консьержка все-таки и сегодня заглянет, - отвечает ДеВито девушке, отрывая взгляд от циферблата, а потом подходит к ней немного ближе и вытягивает правую руку вперед – А теперь верни мне пачку, пожалуйста.
Он надеется, что одной короткой просьбы хватит, и девчонка не станет разводить детские игры или требовать объяснить зачем ему нужны сигареты. Глупо ведь, ужасно глупо вести себя подобным образом; они - взрослые люди. А он, черт возьми, хочет курить. После того, как удовольствие порушили на середине, желание становится ещё сильнее, чем было до этого.

Отредактировано Dane M. DeVito (2015-03-10 03:43:59)

+1

10

Arctic Monkeys – Old Yellow Bricks
Каждый день люди делают уйму ненужных вещей, например, общаются с другими людьми. А еще смотрят телевизор, спят и вообще - дышат. Матильда была из тех, кто пытался даже в самые простые повседневные дела вложить какой-то смысл. Утром бегать, днем репетировать, а вечером ложится вовремя спать. Даже поедая с утра свою привычную морковку, Тильда думала о том, что это полезно не только для фигуры, но и для зрения. Когда же кто-то рядом гробил себя, утверждая, что ему так хочется, Миллер зачастую старалась не смотреть в сторону этого субъекта, придерживаясь "ничего не вижу, ничего не знаю, ничего не слышу". Она вообще не любила влезать в чужую жизнь слишком сильно. Но, только не тогда, когда это напрямую касается ее здоровья и благополучия.
Посчитав, что если этот нежеланный зритель будет рядом с ней курить, то это напрямую испортит ей здоровье, волосы и одежду. Такого счастья она бы ему не подарила, достаточно тех нервов, которые благодаря ему навсегда исчезли сегодня из ее организма.
На протянутую руку малышка Ти посмотрела лишь вскользь, как посмотрела бы на стол или стул, когда он ей совершенно без надобности. - Думаю, нет. - И обойдя его стороной, словно он прокаженный направилась обратно в зал. В самом деле не будет же он ее хватать за руку и вести обратно, а потом силой принуждать к выдаче тайника. А если будет, то она не слабенькая девочка и сумеет дать отпор, даже несмотря на то, что это неудобное концертное платье жутко стесняет все движения.
Сев обратно на одиноко стоящий посреди зала стул, Матильда осмотрела пустой зал. Осанка сама собой стала правильной, а руки заняли привычную позу. Правая рука начала водить смычком в воздухе, будто действительно девушка играла на невидимом инструменте. - Не строй из себя обиженного мальчика. - Кричит Миллер Дэйну, - отдам я твои сигареты, когда нас отсюда выпустят. Потому иди сюда, все равно же не найдешь. - Конечно не найдет, потому что пачка все еще с ней, просто спрятана так хорошо, что он и не подумает, что Тильда могла до такого додуматься.
- Раз уж мы застряли здесь, и ты совершенно ни на что не годен без своих игрушек, будешь моим зрителем. - Но к музыкальному инструменту Тильда даже не потянулась. Даже не посмотрела в его сторону. Когда подросток оказался в прямой видимости, девушка вскинула руку и принялась делать вид, будто действительно играет. Тишина, сковывающая зал, и ее движения заставляли ощущать себя несколько не комфортно, будто ты оглох и оказался одним из вечных искателей страны глухих. В какой-то миг ей это то ли надоело, то ли решила, что шутка не удалась, а потому резко замерла. Вскинула требовательный взгляд на Дэя, будто ожидая от него чего-то. - Ты совершенно неблагодарный зритель! Давай поменяемся? Посмотришь, как это - сидеть здесь, когда на тебя смотрит весь зал. У меня, конечно, не столько глаз, но даже под одним моим будет неуютно. - Девушка и сама не понимала, зачем провоцирует его. Тильда была вполне самодостаточной, и раз у нее выпала возможность порепетировать, то почему она решает начать странную игру с человеком, который совершенно непонятен ей. Впрочем, как и она ему. Может, это такой способ предложить сблизится? Попробовать нечто такое, чем увлекалась она. Возможно, однажды и она попытается почувствовать себя на его месте. А что лучше сближает, чем желание быть ближе?

Отредактировано Matilda Miller (2015-03-10 02:43:47)

+1

11

Если бы Матильда вдруг решила заговорить с Дэйном о смысле курения, то он почти наверняка закатил глаза, тяжело выдохнул и отмахнулся от ответа, потому что нет ничего бессмысленнее чем говорить о подобных вещах, даже думать о них. Но если бы от ответа действительно зависело что-то важное, то ДеВито нашел с несколько десятков аргументов, оправдывающих курение. Он - логик, он умеет искать суть в потоке информации, структурировать её и доносить до окружающих. Если это необходимо, если не лень. Он прекрасно видит для себя плюсы в курении, пускай это и портит легкие и окружающий воздух, все равно есть другие плюсы, куда менее банальные чем заезженная всеми тема о сохранении экологии, воздуха и здоровья масс. Меньше теории – больше практики. Но все это сейчас неважно. И массы, и экология и даже его, слишком прокуренные для семнадцати лет, легкие идут к черту, ведь они застряли в долбанном концертном зале школы искусств накануне ночи, а девушка все-таки предпочитает с минимумом слов выйти из гримерки, куда-то подальше от него.
Дэйн Марвин коротко, но шумно выдыхает, кривится и окидывает комнату взглядом. Где искать пачку сигарет неясно; в гримерке такой бардак, что капаться в барахле можно несколько часов без особой надежды на успех. И хоть, похоже, у парня в запасе ещё уйма времени, его все равно не хочется тратить на это занятие. Вот точно, желание курить не настолько сильное, чтоб вдаваться в отчаяние. Поэтому американец только лишь поверхность изучает комнату, открывает пару шкафчиков в произвольном порядке и решает вернуться в зал. Он неспешно двигается к старой, не закрывающейся, входной двери и оказывается за кулисами. Зачем-то останавливается, оглядывая пространство, задирая голову и изучая потолок закулисья, исчёрканный канатами, отвечающие за передвижение декораций; стоит так с тридцать секунд, а потом отрицательно качает головой сам себе, будто отметая какую-то идею, и возвращается на почти пустую сцену пустого зала.
А на сцене, вполне ожидаемо, ему на глаза попадается Матильда. Несносная одноклассница сидит на стуле ровно по середине площадки и делает какие-то совершенно не поддающиеся понимаю жесты. Марвин замирает за её спиной, разглядывая движение рук девушки, задумчиво щурится, но все равно не находит объяснение происходящему. Он слегка приподнимает один уголок губ, изгибает их в едва заметной ухмылке, адресованной снова самому себе и своим мыслям, а только после этого отвечает девушке на слова, которые слышал ещё за сценой.
- Когда нас отсюда выпустят, конкретна эта пачка мне будет неважна. – говорит тихо и не затрудняется объяснять что-то подробнее, ведь и так понятно, что окажись он на улице, без труда дошел бы до магазина и купил новую. – А сейчас такое поведение жестоко с твоей стороны. – ухмылка ДеВито становится чуть шире, а в интонации даже проскакивает некоторая шуточность.
Парень пытается немного попридержать серьезность, чтоб хотя бы частично снять напряжение между ним и Тильдой Миллер. И пускай с первой попытки это не выходит, он хотя бы пытается. Одноклассница, кажется, своим нелепым, странным поведением тоже начинает разряжать обстановку, хотя также неумело. Пока все-же Дэйн Марвин наблюдает за ней ещё внимательнее, чем наблюдал до этого и даже скрещивает руки на груди в защитном жесте.
Он дожидается пока Тильда начнет пояснять происходящее, но первые слова воспринимает без особых эмоций, только лишь недовольно хмыкает, когда девчонка нарицает на том, что он бесполезен без техники. Самолюбие, хоть и вскользь, но задето. Кажется, теперь он попытается доказать ей, что сам по себе куда лучше, чем она себе надумала, пусть даже сегодня не выпадет возможности, но он не успокоится, ведь это звучало почти как вызов.
Парень обходит девушку, так чтобы стать перед ней и не заставлять оборачиваться при разговоре. Он стоит напротив, все также скрестив руки, а когда она вдруг прекращает свои причудливые действия и предлагает поменяться местами, даже вскидывает одну бровь вверх в жесте, спрашивающем что-то вроде «ты издеваешься». Марвин с трудом улавливает, что она имеет в виду, но странное поведение даже немного интригует.
Хорошо, что эта девушка учудит ещё?
- Не хочу тебя расстраивать, но игра на музыкальных инструментах – это не совсем мое. А с виолончелью я вовсе не умею управляться.
Голос юноши звучит также спокойно, как и во время всей беседы, но на этот раз он кажется чуть более живым; Дэйн наконец-то включается в разговор, пускай до сих пор и говорит сдержанные, почти стандартные фразы.
Он предполагает, что это предложение одноклассницы все-таки остается шуткой и не несет в себе никакой серьезности. Куда ему пробовать себя в роли музыканта? Смешно ведь, из него наблюдатель получается куда лучше. Слух есть, но руки в данном случае растут немного не из того места; его таланты заключаются совсем в другом.
- И прости, что я такой ужасный слушатель. Просто не ожидал тебя сегодня встретить, а так бы точно пришел с цветами. Буду исправляться и перевоспитываться в добросовестного фаната, - слова ноши звучат шутливо, но без издевки, сейчас его сарказм совсем безобиден, хотя непривычному человеку может показаться грубым даже так. Но он скорее настроен действительно извиниться перед девушкой, подарив цветы, чем задет её в очередной раз. Ещё одна попытка объявить перемирие, и то ли ещё будет.

+1

12

Улыбка в ответ и слова, с весельем в голосе: - какой же ты зануда. - Именно эта пачка. Зачем, вот зачем постоянно цепляться к словам? Выводить все в какую-то странную логическую цепочку. Именно эта. Но почему-то он не подумал, что именно ее, девушки Матильды, рядом то и не будет, когда откроют. А потому, может он просто заткнется и будет наслаждаться процессом? И пусть даже не думает, что ее перспектива долгого нахождения рядом уж очень радует. - Я вообще жестокая девушка. - И не важно, что это абсолютная неправда. Кого-кого, а Тильду жестокой назвать было никогда нельзя. Отстраненной, молчаливой, увлеченной - да, но не жестокой. Она не видела веселья или пользы в страданиях других людей или животных. Наоборот, она всегда пыталась помочь. Впрочем, наркомана отправила бы в клинику, а не дала дозу. Так и с сигаретами - она не хотела, чтобы этим занимались рядом с нею.
- Легче всего сказать - не умею. Это не так уж и сложно. Давай я тебя научу? - Девчонка встала со стула и поманила паренька на свое место. К своему инструменту, впрочем, она не направилась. На устах играла загадочная улыбка, будто она задумала какую-то шутку.
Последние слова несколько расстроили Тильду. Ей совершенно не нравились подобные шутки, а если он не шутил - так тем более. - Свои цветы можешь оставить себе. А лучше, пусть они продолжают расти на клумбе. Подойди. - В голосе сквозил холод. Нет, настроение не испортилось после его попытки посмеяться над ней. Скорее даже придало уверенности, что она должна припадать ему урок. Пусть и весьма странный. - Или боишься? - Конечно же, Мата понимала, что последнее предложение - это прямой вызов, на который Дэйн не сможет ответить отказом.
Малышка Ти оказывается права - парень подходи и садится на ее место. А она, внезапно приподнимает платье и садится на свои колени на пол, приподнимает одну руку, а вторую сгибает в локте и отводит, изображая из себя свой любимый инструмент. - Левая рука должна лежать на грифе и зажимать струны, чтобы виолончель могла брать нужные ноты. Если возьмешь меня за запястье - это будет как раз та высота. Опускаясь или поднимаясь по грифу можно играть на верхних или нижних октавах. - Это бы не просто странным предложение, это было даже больше, чем странным. Она разрешала ему сделать, наверное, то, что не позволяла никому. А все только потому, что ей было скучно и... может потому что обстановка располагала. А о чем еще можно было говорить с Дэ, девушка и не представляла. Как разница, что он подумает о ней? В любом случае, когда они выйдут отсюда холодная война между ними продолжится. - А мой локоть - это смычок. Когда он прикасается к струнам, получается музыка. Но смычок - это тебе не пила, его нужно держать уверенно, крепко, соблюдать четкость движений, но не переборщить. Иначе, можно порвать струну, а она если неудачно отскочит вполне может ударить по рукам или лицу. Это больно, уж поверь мне. - На левой кисти у Матильды можно заметить тонкий длинный шрам, словно она порезала себе когда-то давно руку. Это была первая и последняя порванная струна. Девушка еще помнит, как было больно, как все было залито кровью, как они ехали в больницу, а после зашивали рану. Одного раза обжечься всегда хватало, чтобы не допускать подобного в будущем.
Тильда предлагала почувствовать Дэйна на своем месте, вот только сможет ли он сделать это, когда перед ним не музыкальный инструмент, а человек. Живая девушка. Как известно, прикасаться к людям куда страшнее, чем даже к бешеной собаке.

+1

13

«Если бы мне давали по баксу каждый раз, когда называют занудой…» - мысль ясна и не требует продолжение. Хотя состояние удается сколотить и без этого, а именно благодаря логическому складу ума, который все так любят обзывать занудством. Ну а на якобы обидное прозвище плевать, оно уже слишком давно воспринимается как данность и без лишних эмоций. Именно поэтому Марвин не меняется в лице, а все также смотрит на девушку, криво улыбаясь, когда же она прибавляет, что по сути своей вообще жестока, одноклассник улавливает шуточную интонацию, а в ответ хмыкает и прибавляет:
- Да я уже успел заметить. И это только за двадцать минут.
Он стоит на краю сцены и наблюдает за движениями Матильды: тем как она встает со стула, расплывается в хитрой улыбке и манит его к себе. Парень не спешит подойти к виолончелистке, предпочитает услышать хотя бы какие-то слова по поводу задуманного плана действий. Она явно уже начала какую-то игру, а он по неволе оказался её компаньоном, хотя предпочел бы остаться в стороне и не вникать в правила, диктуемые на игровом поле. Правила, которые никто не озвучит, но которые все равно придется уловить и выполнить, иначе тонкий лед ихнего перемирия лопнет раньше времени.
- Можно и так сказать, - согласно кивает он, - Но не думаю, что подобным вещам учатся так быстро.
В жизни Марвину проходилось обучаться многому, но игра на музыкальных инструментах как-то очень удачно обошла его стороной. Его познания в музыке остались теоретическими, что не могло не радовать любителя техники и математики. Да, он любил данный вид искусства, но предпочитал оставаться немного в стороне. Никогда в его голову не забредала мысль исправить положение вещей и взяться хотя бы за какой-то инструмент, даже самую простую для понимания и обучения гитару. Он прекрасно чувствовал себя слушая музыку и не думая о её воспроизведении самостоятельное, особо не хотелось ничего менять и сейчас, тем более, что один спонтанный урок едва ли даст новые знания.
Поэтому юноша продолжает диалог с одноклассницей и надеется, что на этом она забудет о идее всучить ему виолончель, но Тильда все также настаивает на том, чтобы он все-таки подошел ближе, а следом и занял её место. И когда он планирует ловко соскочить с темы и отказаться, девушка вдруг кидает открытый вызов. Она спрашивает боится ли он предложенного, а ДеВино мгновенно отрицает факт страха (его фобии заключаются совсем в другом), тем самым окончательно подписываясь на участие в странной игре. Хорошо, можно считать, капкан захлопнулся, теперь ему придется что-то доказывать малознакомой девушке. Зачем это нужно им обоим он не понимает, но почему-то происходящее выглядит так, будто оно случается в порядке вещей. Странность того факта, что они вдвоем застряли в старинном здании школы искусств, очень ловко превращает все остальные парадоксы в нечто более-менее объяснимо, даже если это и не так.
И можно было бы все-таки найти отговорку такую, чтобы не принимать правил их воображаемого игрового поля, но совсем недавно задетая гордость не позволяет этого сделать. Парень подходит к стулу, что стоит посередине сцены, снимает куртку и вешает её на спинку, а следом садится на место Матильды.
- И что теперь? – Марвин вопросительно смотрит на виолончелистку, а она в этот самый момент приходит в движение и садиться на колени напротив него.
Вопрос и удивление не сходят с его лица, парнишка, широко открыв глаза, наблюдает за одноклассницей. Кажется, для того чтобы научиться играть нужен инструмент, но девушка, похоже, так не считает. Он не отрывает взгляда от нее ни когда молчит, ни когда решает все-таки снова заговорить.
- Ты уверенна, что так будет..? - вопрос остается неоформленным до конца и стихает, перебиваемый продолжением повествования. ДеВито замолкает и продолжает слушать Миллер, и только после того, как она заканчивает свое пояснение, он позволяет себе пошевелиться и заговорить.
- Хорошо, - он говорит и коротко выдыхает, вместе с этим отгоняя от себя чувство неловкости. Ладно, так и быть, про личностное пространство придется забыть на время, раз уж они уже оказались в странном месте и странной ситуации.
Марвин придвигает стул чуть ближе к девушке, так чтобы не приходилось к ней тянуться, и аккуратно берется за руки в указанных местах. Его прикосновения ощущаются совсем легкими и осторожными, но это не от того, что он может повредить вооружаемый инструмент, а потому что приходится взаимодействовать с совершенно незнакомым человеком, к тому же девушкой. Тильдой, с которой до этого и говорить то удавалось без особой успешности.
- Так? – американец обращается к ней, с трудом скрывая в голове неловкость, сглатывает нереальный, но вполне ощутимый ком в горле, и тихо прибавляет, - Вообще я не настолько не разбираюсь в музыкальных инструментах, - на лице появляется легкая улыбка, теперь даже не кривая, - В общих чертах знаю, как с ними обращаться.
Вот только есть одна проблема – сейчас то в его руках никак не виолончель, а человек. С людьми то всегда все было сложнее.

Отредактировано Dane M. DeVito (2015-03-10 22:41:44)

+1

14

Неловкость. Да, вначале именно она просачивается во всех этих прикосновениях - тихих словах. Щекочет оголенную девичью шею, холодит запястья. Матильда несколько напряглась, когда теплой кожи коснулись практически ледяные пальцы Дэйна. Даже возник неосознанный порыв защититься от него - встать, разорвав дистанцию и объявить, что урок окончен, но... она осталась. Задержала дыхание, и посчитав до трех, тихо вымолвила: - почти. Ты не должен бояться - здесь нет ничего, что способно тебя укусить или съесть. Да, и я не прокаженная, поверь. - Малышка Ти знала, что стоит ему только прикоснуться чуть сильнее к запястью - почувствует, как сильно бьется внутри нее кровь. Как сильна она внутри, и как хрупка при этом снаружи. - А смычок - он только выглядит тонким и невесомым. На самом деле он куда тяжелее. Ты бы уже уронил, держи так слабо. Инструмент бы не зазвучал как нужно, жутко фальшивя. Не бойся меня. Сейчас представь, что я не человек, а изящный кусок дерева и металла. - Конечно же, чтоб хоть что-то понять парень должен был почувствовать настоящую тяжесть инструмента. Но Тильда развлекалась, а потому вместо инструмента была только она. Да и разве можно давать в руки нечто такое хрупкое и дорогое ее сердцу, как виолончель? Она еще не настолько доверяет ему. Все же человеческое тело куда доступней чем душа, а музыкальный инструмент - часть ее души. - Но ты не совсем правильно держишь виолончель. - Тильда отклоняется, упираясь спиной в его левую ногу, голова же ложится на его плечо, как если бы задняя стенка опиралась о ногу, а гриф о плечо. Спина ровная, да и все тело напряжено до предела. Пружину скрутили и она вот-вот выстрелит, распрямившись. Впрочем, голос звучит ровно, будто поза не такая уж и неудобная. - Конечно, я куда тяжелее, по весу я - это скорее контрабас. Приблизительно так. Но на нем играют стоя. - Смеется, - нет, я не предлагаю тебе встать. Скажи мне лучше, что ты чувствуешь?
Тильда чувствовала тепло парня, даже пальцы, кажется, нагрелись. Было почему-то приятно сидеть вот так, проявляя доверие - ведь если он отстранится, то в девяти случаях из десяти - она упадет и скорее всего ушибется. Вообще Миллер не любила доверять себя посторонним, коим являлся Дейн, но сегодня девушка решила сделать небольшое исключение.
Могло показаться, что она спросила о его чувствах потому что не могла разобраться в своих. Все шло своим странным непредсказуемым чередом и, ворвись сейчас сюда кто-то, Тильда больше не то что не разговаривала бы с Дэ, она бы вообще делала вид, что его не существует. Уж слишком нормы приличия и репутация много для нее значили.
Пачка сигарет, что до сих пор прятались у нее за складками платья у пояса в груди, съехала из-за того, что девушка наклонилась, выглянула из разреза, а рука-смычок подхватили ее. - Упс... - от Дэя это вряд ли укрылось. Но теперь перед ним стоял был непростой выбор - либо уронить девушку и забрать пачку, либо пробравшись своими пальцами по ее руке попытаться забрать сохраняя шаткость положения, либо забыть о сигаретах и позволить девушке самой решить, когда стоит подняться с места.

+1

15

- Верю, - Дэйн говорит и легко, едва заметно улыбается. В этот момент сам удивляется тому, что ему хватает выдержки для этого, а также тому, что решился принять участие в странной игре и не сошел с дистанции, когда чувство безопасности и личностное пространство разрушились и посыпались мелким крошево.
Он не врет – действительно верит Матильде, раз уж согласился с её правилами. Верит в то, что эта игра не повлечет за собой ничего плохого. Хотя куда уж хуже? Их отношения и так скатились в самые низы, они разве что не враждуют, а так конфликтов хватает, да ещё таких, что и не исправишь потом ничего. Казалось, что и не выпадет шанса, позволяющего вдруг переиграть отношения и немного улучшить их. Казалось. Вот только сейчас происходит что-то очень странное, удивляющие и сбивающее с толку. И за смятением Дэйн Марвин замечает ощущение, что все-таки верит в то, что появилась возможность все исправить. Наконец-то можно попробовать сыграть в игру, где выигрышной комбинацией будет та, которая докажет Матильде, что её одноклассник немного лучше, чем мог показаться с самого начала.

Дэйн слушает девушку внимательно и старается не лишить сам себя шанса все поправить, он кивает, воспринимая её слова и прикладывает усилие для того, чтобы не подавиться сарказмом. Тильда говорит о том, что он все делает неправильно, и это бы заставило инструмент фальшивить, а он едва сдерживается, чтобы не указать на то, что если бы её сейчас посадили кодить, то она тоже едва ли что-то смогла сделать с толком. К тому же, действительно, она едва тянет не только на программиста, но и на виолончель. В его жизни полно людей, которых можно назвать куском дерева, даже не напрягая фантазии, но Мата, какие бы ссоры с ней до этого не случались, точно не входит в их ряды. Слишком уж она живая.
Миллер болтает, поясняет, как что нужно правильно делать, а ДеВито все также кивает, наблюдая за ней внимательным взглядом. Он ждет какой-то подсказки извне, логической зацепки, которая подтолкнет в верном направлении происходящее и подскажет, что лучше делать дальше, так чтоб снова не задеть эмоциональную девчонку, которую он совершенно не умеет понимать. Кажется, что её может обидеть любое его обычно действие, хотя похоже, что все именно так и есть, ведь до этого его поведение только и вызывало с её стороны негатив, даже когда он не пытался хамить.
Он не только слушает девушку, но и слушается – пытается взяться за «инструмент» так как положено, хотя сам с трудом представляет, как это. С осторожностью сжимает её запястье крепче, подушечки пальцев плотно соприкасаются с гладкой кожей и пульсирующими венами, он чувствует её слегка учащенное биение сердца и понимает, что теперь ему совсем не по себе. Слишком тесный контакт со слишком чужим человеком. Вообще сложно вспомнить, когда он находился в подобной физической близости с людьми. На ум приходит разве, что несколько постельных сцен, которые были ещё летом. Но с другой целью никто не приближался так близко, никому не нужно было лезать к нему в душу, а тем более делать это через физический контакт. Стоило бы повернуть назад, остановить все, но похоже, что пути назад нет. Дэйн сжимает вторую руку крепче, думает о том, что девушке, скорее всего, тоже не по себе, хотя он в этом не может быть уверен, единственное, что выдает её – это ритм сердца ровный, но чуть более быстрый, чем должен быть в спокойном состоянии. И если Тильда замрет и обратит внимание на его прикосновение, то сможет почувствовать, что он тоже не спокоен – подушечки его пальцев также пульсируют, дергаются едва заметно, но учащенно.
Парень обращает внимание на свое дыхание в надежде, что хотя бы оно не выдает ощущения неловкости, но как только понимает, что все в порядке, вдруг делает нервный вдох и с трудом сдерживает точно такое же нервное движение руками. Нет, ничего не в порядке. Теперь, когда девушка вдруг оказалась ещё ближе и положила свою голову ему на плечо, все точно идет слишком странно и неправильно.
ДеВито напрягает мышцы, чтобы поддержать Матильду, перенять на себя часть её нагрузки в неудобном положении тела. Он щурится и мысленно ругает себя за то, что научился комфортно существовать в совершенно разных жизненных ситуациях, но никак не в тех, когда дело касается прямого человеческого контакта. Парень с трудом удерживает прежнюю улыбку на лице и слышит вопрос, заданный Тильдой.
Её интересует, что он чувствует. Ха, да он сам бы не отказался в этом разобраться. За ощущением полного несоветская ситуации скрывается много всего. В первую очередь он чувствует, что оказался все-же не в том месте и не в то мне. Вся эта ситуация с замкнутыми дверьми слишком странная. ДеВито оказался «не в своей тарелке», и это отражается даже на его восприятии происходящего. Кажется, что все должно происходить не так, даже его реакция выглядит нетипичной и будто бы даже чужой. А девушка за незнанием ещё пыталась обвинить его в том, что якобы это он все организовал. Бред. Будто ему делать нечего вместо того, чтобы загонять самого себя в эмоциональный тупик. Именно тупик, он и ощущается во вторую очередь. Ему сложно описать ощущения, но Марвин все-таки пытается ответить на заданный вопрос.
- Я чувствую себя круглым дураком, - парень начинает говорить с такой же интонацией, как и говорил до этого, но теперь приходится приложить немного усилий, чтоб голос не изменился. Он переводит взгляд на девушку, чтобы увидеть её реакцию, хотя это делать и немного неудобно. – Не знаю, что ты хочешь услышать, но мне неловко из-за того, что… - предложение обрывается на середине, поток правды затухает вместе с ним. Дэйн, решивший все-таки поделиться реальными ощущениями, не смотря на то, что они некомфортные, замолкает и переводит взгляд на руку девушки, в которой вдруг появляются сигареты.
Забавно. А спрятала она пачку хитрее, чем можно было предположить. Вот только, что с того? Не так важно где была спрятана его доза никотина, это не играет роли, неприятен был именно момент, когда его лишили права на удовольствие, сейчас же это стоит на втором плане. На первом же – их эксперимент над собой и своей зоной комрота.
- Спрячь вещь на самое видное место — и ее никто не найдет. До тех пор, пока вещь сама не выпадет, - юноша весело хмыкает, но не шевелиться, не только не испытывая особого интереса к пачке, но и понимая, что любое неосторожное движение нарушит равновесие Тильды.
Случившиеся немного разряжает атмосферу и снимает напряжение, но пышные волосы одноклассницы все также щекочут шею, а её близость – нервы.

+1

16

Стоило лишь рассмеяться и закончить на этом. Неужели еще существуют люди, которые ощущают от близости другого человека себя дураком? А, быть может, именно сейчас и появились такие люди? Раньше, да-да, раньше уж точно не было подобных проблем ни у кого. Люди больше общались, ближе подходили друг к другу, обнимались. А сейчас, спрятавшись за мониторами телефонов и ноутов - взращивают свои комплексы. Пытаются возвысить себя, не понимая, что это все лишь иллюзия. - Из-за того, что я так близко. - Закончила фразу за Дэйна, даже не думая - права ли. Ей в общем-то тоже и неловко, и необычно, и странно. Но при всем при этом, ей интересно. Он для нее как неведомая зверушка, как тайна Синей планеты, как неразгаданный сон. Только Тильда сегодня сделала уже все, что только можно было, чтобы растормошить его, узнать немножечко получше. Больше уже ни он, ни она сегодня не смогут. Как бы не хотелось. Вот стена, а за ней доверие. Вот только пока им не перепрыгнуть эту стену.
- Чем ближе ты, тем меньше видишь... - вспомнила слоган фильма про фокусников. А ведь действительно так - чем ближе люди друг к другу, тем меньше они могли разглядеть друг в друге что-то. Влюбленные не видят недостатков, а разлюбившие перестают замечать достоинства. Странные и непонятные взаимоотношения между людьми. Зачем все это?
Кажется, Мата могла бесконечно мучить Дэйна, но послышался скрежет. Виолончелистка неимоверно ловко вскочила, отряхнулась и даже отошла на пару шагов от парня, будто в желании показать, что она с ним даже не разговаривала. Когда дверь открылась, на пороге стояла Китана и удивленно смотрела на подростков. - Вы чего эт закрываетесь? Тильда упрямо мотнула головой: - Это не мы. Нас кто-то закрыл. - Ей была даже неприятна сама мысль, что она могла намерено потратить несколько часов на Дэйна, но потерять из-за этого работу. Нет, сейчас для нее более важна музыка, чем какие-то там парни!
Подхватив с пола чехол с виолончелью, Матильда подошла к Дэю и незаметно вкладывая в его ладонь пачку сигарет, спросила: - Ты на машине? - Она говорила тихо, будто боясь, что кто-то услышит ее просьбы, и тут же догадается, что она на какой-то миг даже доверилась ему: - довезешь до филармонии? Я ведь сейчас даже такси не вызову без телефона. - И было в ее интонации что-то такое, что заставляло сомневаться - а вопрос ли это вообще?
Проходя мимо Китаны, малышка Ти словила на себе заинтересованный взгляд. Сразу же захотелось оправдаться, объяснить, что они с Дэ - только знакомые, и их даже друзьями нельзя назвать. Делать все то, что тут бы и показало весь интерес с парню, который так отчетливо выделялся на фоне остальных. Впрочем, Китана промолчала. Она провела их до выхода и в шутку пригрозила, что в следующий раз оставит ночевать здесь, если они еще раз проморгают время закрытия. Тильда в очередной раз пообещала, что постарается больше не задерживаться, хоть и знала - это откровенная ложь. Эта комната - одно из любимейших мест в городе.
Наверное, им неимоверно повезло - в этот раз Китана сделала обход не так уж и поздно. Концерт был назначен к восьми, а сейчас было семь пятнадцать при толике упорства, Мата еще успевала в филармонию. Только где же еще ей взять сил на последний рывок? Или все же Дэйн ее выручит?

Отредактировано Matilda Miller (2015-03-25 02:32:24)

+1

17

Если бы Матильда могла представить насколько права… Нет, не в том, что ДеВито прячется от мира за черными дисплеями, это не совсем так. Она права в том, что именно из-за близости он чувствует себя дураком. Из-за того, что кто-то живой, настоящий, а самое главное – чужой и малознакомый оказался так близко. Его образ жизни, воспитание, сама суть не позволяла воспринимать подобные вещи, как что-то само собой разумеющееся и нормальное, такой контакт автоматически приравнивается к попыткам залезть в душу и жизнь. И если для девушки, по всей видимости, эта игра была чем-то простым и поверхностям, то в случае с Дэйном становилось понятно, что именно где-то тут на поверхности и прячется его душа, на смотря на то, что он толстокож и малоэмоционален. Если бы Матильда действительно осознавала насколько права, то ситуация стала для Дэйна Марвина ещё более сложной и неприятной.
Остается только надеяться, что девушка все-таки не прочувствует своей правоты, а вместе с ним не подкрадется ещё ближе к тщательно скрываемым частицам сознания, которым не все равно на окружающий мир. И спасибо выпавшей пачке за то, что изменила тон происходящего, ещё чуть-чуть, и виолончелистка действительно подобралась слишком близко к правде.

Парень улыбается словам девушки о том, что большое видится на расстоянии и думает, что-то сказать в ответ, но его перебивает шорох, а следом и скрип двери. На пороге появляется пожилая низкорослая женщина. Сразу становится ясно, что это Китана, о которой раньше говорила одноклассница. Дальнейший диалог между консьержкой и Тильдой только подтверждает правоту предположений. И приходит понимание, что наконец-то можно расслабится. Игры окончены, пытки тоже, и теперь все пойдет своим чередом, правда, хочется верить, что немного лучшим, чем было раньше, ведь, все-таки они, кажется, поладили на некоторую долю лучше и сгладили несколько старых режущих углов.
Марвин кивает женщине, здороваясь, и спускается со сцены в пустой зрительный зал, но уходить не спешит – ждёт одноклассницу. Когда она подходит к нему, американец кивает в сторону чехла с виолончелью и предлагает свою помощь в том, чтобы его донести. Он настаивает, чтобы упертая одноклассница вдруг не решила для сохранения лишней гордости отказать ему, а получив согласие, взгромождает футляр на спину.
- Да, на машине, - отвечает парень на неожиданно заданный вопрос, но не удивляется ему, кладет полученную пачку сигарет в карман куртки и уже ожидает просьбы подвести, - Адрес знаешь? – спрашивает потому, что сам, ясное дело, понятия не имеет где находится филармония, - И конечно, подвезу без проблем.

Пока подростки добирались до автомобиля, припаркованного в стороне от школы искусств, Матильда рассказала, что сегодня у нее выступление и, что она рискует на него опоздать. Когда же девушка назвала адрес филармонии, а GPS-навигатор показал маршрут, то стало понятно, что все-таки переживает она зря, если только внезапно не решит сбежать от Дэйна и отказаться от идеи ехать с ним. Расстояние до пункта назначения было немаленькое, но успеть все же было реально.
- Ремень безопасности пристегнула? – спрашивает он, заводя мотор, - А теперь скажи мне - не боишься быстрой езды?
Похоже, что дороги сегодня вечером свободные, а значит, если посильнее вдавить педаль газа, то они приедут не только вовремя, но и ещё заранее. Остается только надеется, что Тильда окажется не против этого, да и вообще нормально перенесет движение на высокой скорости. Переживать же ей незачем, Дэйн не пытался показаться перед ней крутым, а действительно отлично управлялся с машиной. И мощный Додж тоже покупался не просто так.
А вот он – шанс показать себя в деле, в котором силен. Приятная возможно реабилитироваться после странных событий, происходящих в концертном зале.
Дэйн выезжает с зоны парковки на проезжую часть и снова обращается к виолончелистке:
- Послушай, - он медлит с пару секунд, - Не хочу показаться навязчивым, но я бы с удовольствием послушал твое выступление. Мне действительно понравилось, как ты играешь. Можно я поприсутствую во время концерта, раз уже все равно еду с тобой?
Марвин прекрасно осознает, что девушка может ему отказать, и даже не удивится, если именно это она сейчас сделает, но было бы приятно послушать её игру дольше, чем в течении десяти минут, как это было сегодня в школе. Он в самом деле впечатлен её талантом, а любовь к музыке так и подначивает напроситься на концерт.

+1

18

Когда музыка рождается не из одного сердца, а из десятка сердец, бьющихся в унисон, тогда и происходит настоящая магия. Матильда, виолончель, оркестр, дирижер и даже весь зал - были одним огромным организмом, который не существовал на Земле, а жил будто вне этого пространства.
Музыка не просто творила чудеса, она создавала новую реальность на каких-то несколько часов, разрешая людям побыть где-то в другом пространстве. В космосе? Дотронуться до тайного?
Тильда играла на виолончели заученный мотив, брала правильные ноты скорее машинально, чем действительно пыталась не допускать ошибок. Все ее мысли все еще были в закрытом зале, в машине, в чужих глазах. Она утонула в том неровном биении сердца, в тех внимательных глазах, в том желании быть не собой и в тоже время - ближе, чем когда-либо. Малышка Ти действительно не знала, что будет завтра, а сегодня была только музыка и ощущение, что те глаза все еще смотрят. Виолончелистка не знала, где именно усадили Дэйна, но она чувствовала его взгляд.

- Не боюсь, я боюсь не успеть. - Пристегивая ремень безопасности, сообщает парню свои опасения. Слишком глупо в ее положении не успеть, не выступить и разрушить свою жизнь. Ведь если ее выгонят из оркестра из-за прогула концерта, она больше не сумеет попасть в него. Ей придется сначала доучится, а потом рискнуть еще раз. И это будет катастрофой - упустить слишком много времени, только потому, что однажды опоздала по собственной же глупости.
Они ехали без разговоров, не то, чтобы это было неловкое молчание, скорее каждый думал о своем, и когда уже до пункта назначения осталось всего ничего, Дэйн вдруг нарушил молчание и попросил о том, чего Мата и не ожидала. Послушать из зала. Девушка нервно повела плечами, но ответила довольно спокойно, будто ожидала подобного вопроса. - Спросим, если еще есть билеты. А нет... может, я смогу провести тебя за кулисы. - Второй вариант ей нравился меньше. Была какая-то неловкость между ними, и если переступить эту черту сейчас, возможно все станет еще хуже. Да, они на пути примирения, но и спешить с подобным не стоит. К тому же, малышка Ти совсем не хотела, чтоб ДеВито встречался с кем-то из ее семьи. Такого потрясения лучше избежать, хотя бы сегодня.

Доигрывая последнюю композицию, Тильда все же попыталась глазами отыскать Дэйна, но то ли его уже не было, то ли не смогла разглядеть. Билет и место ему нашли, усадили и даже подарили буклет с фото полного состава оркестра. Если очень постараться, на нем можно было даже разглядеть Матильду. А вот Эльзу и Уилла найти сумела, улыбнулась им, даже не думая, что они заметят. "Надеюсь, это больше не повторится... рядом с тобой слишком странно. Слишком."

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Let It Be