Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Разбить бы бутылку об ее голову!


Разбить бы бутылку об ее голову!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://99px.ru/sstorage/56/2013/01/image_562601131053565540631.gif
Vernon and Paula
предположительно 30.ХII.14

Не соревнуюсь я с творцами од,
Которые раскрашенным богиням
В подарок преподносят небосвод
Со всей землей и океаном синим.
Шекспир, сонет 21

+1

2

как-то так

http://iv1.lisimg.com/image/7260137/600full-sara-elisabeth-mills.jpg

Мой день Рождения. День, когда я своим феерическим и громким появлением соизволила осчастливить и без того не сильно дружное семейство, а заодно окончательно испортить отцу рождественские каникулы. Хотя ему вообще грех жаловаться - у него появился еще один повод ужраться в дрова с друзьями в местном баре и еще долго не выходить из этого красочного запоя.
Я не люблю этот день. На протяжении восемнадцати лет он демонстрировал мне всю тщетность попыток построить хоть с кем-то нормальные, описываемые в книгах, взаимоотношения. С тех пор я знаю, что все, кто пишет о великой семейной любви, единении душ и прочей фигне - еще те засранцы. Хотела сказать - фантасты, но среди последних попадаются весьма неплохие авторы.
Год из года вместо нормального классического праздника я получала причитающую о Даре Божьем маменьку, поход в местную церковь, и приползающего уже ближе к полуночи на бровях отца. Когда в семье появились мелкие - пошли еще нелепые открытки на тетрадных листах. Пожалуй - лучшее, что я получала от своей семейки на день Рождения.
Не сказать, чтобы мое устойчивое мнение об этом дне сильно изменилось после спешного побега из дома. В основном, именно на этот злосчастный день в Консерватории приходились самые сложные экзамены. А потом как-то пошло-поехало, и я просто перестала его праздновать. Но!
В то же время, он так и остался днем, когда ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах нельзя сидеть на заднице ровно и ничего не делать. Если для кого-то другого день Рождения - это шикарный повод побездельничать, то вот лично для меня это нихрена не так. Я уже давно стараюсь именно в этот блядский день загрузить себя так, чтобы не продохнуть было от работы. А вот конкретно сегодня как-то не задалось. Вся та работа, которую можно было сделать, была уже сделана и по пять раз переделана. Даже в комнате было убрано так, что и маман бы не подкопалась. А в кармане, как назло, денег было максимум на проезд в метро. Ну и на бутылку абсента, естественно. Бутылка абсента - традиция. С традициями не шутят. С моими традициями - не шутят.
Итак, до глубокого вечера я побесилась дома, оприходовала полбутылки личного подарка самой себе, наорала на соседку и поняла, что тот самый проезд в метро давно пора использовать по назначению. Можно, конечно, отправиться куда-нибудь в парк, или какой-нибудь спальный район и поискать сюжет для очередного "шедевра", но, кажется, у меня есть идея по-лучше.

Уже через час я стою под дверью квартиры Эттвудов, шурша ключами в замке. Мольберт подмышкой, пакет с красками и абсентом в одной руке, ключ, никак не желающий вставляться нормально - в другой. Умыкнуть из-под носа Вернона одну из запасных связок и снять с нее дубликат не составило совершенно никакого труда. Я могла бы и по пожарной лестнице подняться, но сегодня как-то дико влом.
- Сука...
Замок предпринимает последнюю попытку к сопротивлению и с тихим щелчком сдается. Я тихо проскальзываю внутрь, не включая свет и не разуваясь. Наличие родственников или их отсутствие меня мало волнует - я хорошо знаю дорогу в комнату Верна. А вот, кстати, и она! Привычно спотыкаюсь о порожек, матерюсь сквозь зубы, мелодично звеня содержимым пакета, и плотно прикрываю за собой дверь.
Где-то тут был выключатель...
- Рота подъем! - аккуратно прислонив мольберт к стене, устраиваюсь на ближайшем стуле, попутно скидывая с него какой-то хлам, и блаженно вытягиваю ноги, затянутые в черные чулки. - Эй, ромашка, у тебя ведь есть что-нибудь выпить? Ах да, о чем это я? Праведники ведь не пьют, да, ангелочек?

+1

3

Выходные. Люблю выходные. Как любой нормальный человек. И ещё больше люблю ничего не делать, зависая а канале Дискавери, смотря его до глубокой ночи. И своим привычкам я никогда не изменю. Даже, если у меня вдруг появится девушка. У нас с ней будут более-менее нормальные отношения и мы не расстанемся после 2-3 недель встречаний, но ей просто придётся смириться с этим. Я увлечённый человек. И да. Я не виноват, что увлекаюсь таракашками и другими насекомыми. Кажется, в часу втором я доползаю до своей кровати и прикрываю глаза, погружаясь в сон. И когда я сплю, то меня невозможно разбудить, даже, стреляя из пушек. Наверное, всё потому, что сплю я по большей части часа 4-5. И мой организм хочет извлечь максимум пользы из всего этого. Повезло, что умён не только я, но и мой организм.
Но кажется кто-то решил меня разбудить. Странно, кто это может быть, если я совершенно один в квартире. Не будет же хозяйка приводить мою новую соседку ночью и показывать ей комнаты? Бред какой-то. Голос мне конечно знаком, но смутно. Посему, я просто переворачиваюсь на другой бок, накрываясь одеялом с головой и бурчу из-под него что-то типа:
- Берите, что хотите и уходите.
Только вот брать-то нечего. Пожалуй, только кроме моей марихуаны. Я вдруг открываю глаза и откидываю одеяло, показавшись своим ночным гостям во всей красе. Но это всего лишь Паула. Девушка, которую я знаю не так давно. Но она отчего-то старательно хочет перевернуть всю мою жизнь с ног а голову.
- Нет, я не пью, - бормочу, проводя рукой по лицу и приводя дыхание в норму, - И не смей трогать мою марихуану.
Киваю, указывая на пару растений, которые стоят чуть поодаль.
- Я должен её продать. Больше я этим заниматься не буду, - плюхаюсь обратно в свою тёплую постельку и вздыхаю, - Муторно это. Да и боюсь, что в один прекрасный момент зажопят меня.
Прикрываю глаза, продолжая что-то гундеть себе под нос. Мне легко делиться с этой девушкой мыслями, идеями и любыми другими желаниями. Не знаю, почему так получилось. Но рад этому. Ещё ни с кем общение моё не выходило так легко и просто. Только вот зачем я ляпнул про марихуану? Мог бы просто промолчать. Да и заканчивать я не собираюсь. По сравнению с основной работой в университете эта приносит мне гораздо больше денег. Да и когда ты сам не имеешь такой пагубной привычки, как курнуть после обеда и до него, то всё складывается как нельзя лучше.
- С какого перепугу ты в моей квартире? - этот факт доходит до меня в последнюю очередь и я, наконец, приподнимаюсь на локтях, изучая Паулу, - Солнышко.
Последнее я добавляю с издёвкой, не до конца ещё понимая, что происходит. Потому как не могу ещё привыкнуть к тому, что эта женщина называется меня "ромашкой". С какого перепугу я ромашка? Если я занимаюсь биологией, то это не значит, что я ромашка. Почему не сельдерей или не хрен? Капуста, подсолнух? Если она таким образом намекает на мои волосы, что вечно вьются в разные стороны, то нужно и для неё найти какое-нибудь милое званьице.

+2

4

Надо же, спал, прям, как младенчик. Только что мишку плюшевого не обнимает.
Я вообще до сих пор не понимаю, как такое милашество может быть таким социопатом? Делаю щедрый глоток абсента, любовно извлеченного из пакета, и с исследовательским интересом, достойным иного применения, наблюдаю за стадиями пробуждения.
Ага. Гнев. Отрицание. Торг. Кофе.
- Рука, сердце, и два часа твоего внимания, и я уйду, ромашка. - вольготно закидываю ногу на ногу, раздумывая, а не скинуть ли мне туфли. А не скинуть - мне его еще на крышу тащить, а по пожарной лестнице без обуви карабкаться холодно и стремно. Впрочем, на каблуках тоже. Может развести мальчика-зайчика на тапки?
Если вы спросите меня, какого-такого члена я тут забыла, то я вам, наверное, и не отвечу. Ну или укажу наманикюренным пальчиком вот на это чудо в труселях, что-то там пространно объясняющее мне про былинки, которые оно растит и продает малолетним придуркам. Ну или тем, кто потом продает это малолетним придуркам с отнюдь не символической наценкой. Ну а что? Он такой - интересный. Я вот ума до сих пор не приложу, как эта няшка няшная сочетает в себе черты тихо помешанного параноика и эдакой мягкосердечной лапушки-ромашки? Этим он мне, наверное, и нравится. Это будит так нужные мне эмоции. Ну и опять же - с ним очень неплохо спать. А потом рисовать его иногда.
Или наоборот. От перемены мест слагаемых, как известно...
- Окстись, нахрен мне твоя дурь? Лучше дай сигаретку. Ох, черт, опять забыла, что мой ангелочек, ко всему прочему, и не курит... Может ты еще и не трахаешься? - Фривольно потягиваюсь, совсем не стесняясь слегка задравшейся кофточки. - Слушай, а оно вот у тебя так откровенно стоит... - окидываю заспанную фигуру многозначительным взглядом, - Я про траву твою, дурик! Тебе не стремно? Если ты еще и каждому приходящему такую экскурсию устраиваешь, как мне... Хочешь глотнуть? - Не дожидаясь ответа, с наслаждением прикладываюсь губами к бутылке. Пью редко, но сегодня же праздник, а это - абсент. - Так сигарет у тебя нет, верно ведь?
Приходится встать и подтащить стул к окну. Подергав раму и сломав попутно ноготь, я все-таки умащиваю свой зад на подоконник и вдыхаю полной грудью ворвавшийся в комнату холодный воздух с нотками бензина и ни с чем рне сравнимым ароматом мокрого асфальта. Люблю города. Этот, пока, особенно. И можно даже без сигарет.
- Во-первых, у меня есть ключ. А во-вторых, у меня день Рождения. - Ну конечно, оба этих факта прекрасно объясняют, схера я забыла в этом клоповнике. - Блядский, сука, праздник... Иди сюда, обними меня.
Свободной от бутылки рукой ерошу волосы на затылке. Опять отросли, пора остричь. Сейчас мне хочется не сексом заниматься, и даже не рисовать - петь. Но петь нельзя, а значит в моем праздничном меню остаются только два пункта, да еще недопитый абсент.
- Эй, ромашка, а ты любишь дни Рождения? Ну там торт, свечи, прочая херня? - когда я училась в консерватории - я так не разговаривала. Тогда я была полна дурацких надежд и чаяний и уверена, что мир крутится вокруг меня. Но судьба умеет ломать не только ногти с новеньким маникюром, но и мечты. - А о чем ты мечтал в детстве? И вообще, принеси мне тапочки, мы лезем на крышу. Сейчас.

+1

5

- Может ты еще и не трахаешься?
А вот это я принимаю за оскорбление, щурясь и придумывая план мести. Люстрой бить девушку не прилично. И вообще, бить девушку не прилично. Но Паула не девушка. Она Паула. Выхватываю подушку из-под своей головы и запускаю её в свою гостью. Не очень гостеприимно, но меня это не волнует. Потому что это чудо чудесное вечно любит меня злить и выводить из себя. Что за девушки пошли? Нет бы, усмирить меня, задобрить и помочь полюбить этот бренный мир. Так нет. Они придумывают всё новые и новые причины для моего самовольного ухода из жизни. Меня не интересуют девушки. Мне хватает одной непонятной и невнятной ночи с какой-нибудь малознакомой девушкой в месяц. А Паула... чертовка, знает, что где-то в глубине души меня это всё равно коробит. Но для меня важнее работы и мои труды. А девушки отнимают слишком много времени. Будят тебя по ночам, выносят тебе мозг, доводят тебя до точки кипения. Заставляют копаться в себе и не находить там ничего хорошего.
- А куда мне спрятать их? - возмущаюсь, кивая в сторону нашего предмета разговора, - Пока у меня нет соседей по квартире, я занимаюсь этим. Почти два месяца уже. Скоро спалю всё нафиг.
Смотрю на свою собеседницу, задумываясь над тем, какой же у нас сегодня есть повод надраться абсентом? Но я молчу, просто наблюдая. Не люблю задавать вопросы. Люблю просто слушать и вникать. А Паула обязательно расскажет мне. Это ведь она. Болбочет всё время без умолку, умудряясь при этом разговорить меня. Да она и мёртвого разговорит, да ещё танцевать заставит. Мотаю отрицательно головой на её вопрос о сигаретах. Я бросил и очень давно. И мне не нравится, что Паула курит. Но мы не так близки для того, чтобы я старался её исправить или переделать. Да и слушать меня никто не станет.
- Во-первых, у меня есть ключ. А во-вторых, у меня день Рождения.
Вот тут-то и раскрываются все загадки. Но мне до сих пор интересно, почему я так спокойно отношусь ко всем её выходкам. Ключ свой я ей не давал, следовательно, она сама когда-то успела сделать копию. Хотя с моей способностью к утере ключей, я уже ничему не удивлюсь. Всё так же молчаливо подхожу к ней и покорно обнимаю со спины, прикрыв глаза и уткнувшись носом в её плечо.
- Тебя ничего не стесняет, не? - намекаю на своё разобранное состояние в одних трусах, - Свой день рождения я не люблю. А вот на чужих поесть и подуть в свиристелку я не против.
Стоя вот так за спиной у этой миниатюрной барышни, я почти засыпаю. Но её голос заставляет вспомнить, что я всё ещё стою у окна. Обнимаю её и ПОЧТИ засыпаю.
- Ни на какую крышу мы не полезем. Сейчас ты ляжешь со мной в кроватку и будешь спать, - протестую я, припоминая таки, где я возьму тапочки для неё, - Хотя, знаешь, чо? Если тебе хочется, ты лезь. Ты же упорная. А тапки я тебе свои отдам. Других нет
И правда. Предыдущие мои соседки по квартире сматывались отсюда, загребая всё своё барахло и увозя его с собой. Одна, даже сахар весь их сахарницы вытрехла и забрала. Все такие жадные.

+1

6

Еще раз запустит в меня подушкой, и я запущу в него бутылкой, ей-ей! Тем боле, что я почти допила? а значит - мне не жалко.
- Ну-ну, - так вот возьмет и спалит, - Так сними обе комнаты и продолжай свои агрономические изыскания. Ну или найди надежного соседа. Хотя это вряд ли. - Еще глоток - меньшая часть плещется на дне, большая - скоро начнет булькать в желудке, - У тебя, кроме твоей травки, пожрать что-нибудь есть?
Это мало вероятно, знаем мы, как живут холостяки. Когда у меня была небольшая интрижка с единственным из моих многочисленных ухажеров женатиком, я почувствовала ощутимую разницу между жильем, тем более - съемным - холостяка, и апартаментами женатого мужчины. Не в пользу первого, надо сказать. Поэтому вопрос был скорее риторический. В то время, как мозг услужливо рисовал картинки гипотетического веселья, которое начнется сразу же, как Верн решит спалить все свою дурь.
- Меня смущает, что ты до сих пор не дал мне тапочки. - Довольно откидываю голову. Воздух свежий и даже холодный, а Вернон теплый. Пока что. Если так и думает в одних трусах стоять рядом - скоро процесс всемирной энтропии захватит его. Так что это ненадолго.
- Ты смотри, какое слово-то нашел - упорная. То есть, в хорошем настроении я упорная, а не ебанутая, да? - Короткий смешок. - Какая постель? Нет, я понимаю, что ты по мне соскучился, но это не отменяет того, что ты сейчас оденешься и полезешь со мной, ромашка. - Оборачиваюсь и обнимаю его за шею, - Я даже не буду, так и быть, отбирать у тебя тапочки. Грибок стопы еще подхвачу, не приведи господь, в которого я не верю. - Испытующе заглядываю парню в глаза, невинно хлопая ресничками, - Сначала мы поднимемся на крышу, и я тебя немного порисую, а потом спустимся и ляжем в кроватку. Возможно, ты даже поспишь. Пару часов. Давай, котик. Одевайся. Быстро!
Мне так нравится, как он бурчит и сопротивляется, как ругает меня сквозь зубы, путаясь в штанине и зевая так, что челюсть вот-вот отвалится, и при этом прекрасно зная, что просто не сможет мне отказать. Не сейчас. Никогда. А еще, зная, что в результате ему это самому чертовски понравится. Вот такой вот он забавный, моя ромашка. В конце концов, когда-нибудь скоро мне самой это наскучит. Наверное, он даже будет немного по мне скучать, но вот такая вот я...
У меня довольно странная социофобия. Я совершенно не доверяю людям. Всем до единого. У меня нет близких, от семьи я отказалась сама, совершенно добровольно и осознанно, а свою не завела, и меня аж колотит от одной только мысли о подобной перспективе.
Мне ведь станет скучно и...
Я перестану чувствовать. Это для меня - самое страшное. Чем более знакомым и статичным видится мне окружающий меня коллектив, тем больше я боюсь его и отрицаю. А вот в незнакомой компании мне хорошо, как рыбе в воде. Они все для меня - что-то новенькое. Что-то непознанное и пикантное. Интерес без лишних норм и без лишних обязательств. Без привычки, без скуки.
Одиночество, это прекрасно и ужасно одновременно. Можно быть одиночкой, но одинокой быть невыносимо. Поэтому я ищу их - мои источники эмоций, а значит - вдохновения. Один из таких источников - Вернон. Пока он мне не наскучил, пока я могу заряжаться знакомством и общением с ним. Без обязательств. Как только я начну прикипать к нему - я снова сбегу.
Вальяжно потягиваюсь и распахиваю окно пошире, чтобы удобнее было выбираться на пожарную лестницу.
- Ну, где ты там копаешься? - Допитая бутылка абсента остается на столе, а я перекидываю ногу через подоконник...

+1

7

Что мне остаётся? Только перестать обнимать её. Найти в шкафу чистые джинсы и напялив их, полусонный, бормоча какой-то бред, устремиться за ней. Эта мадам с меня не слезет, не отстанет и не даст мне спокойно замуроваться в своей комнате, укрывшись теплым одеялом. И, кажется, в этом и есть какой-то кайф. Когда у тебя есть такой человек. С которым не скучно. Про которого ты можешь взахлёб рассказывать кому-то, если тебя спросят о безумствах, которые ты творил недавно. Прежде, я не мог похвастаться таким вот. А сейчас запросто. Мы с Паулой ночью забираемся на крышу, мы с Паулой устроили беспорядки, мы с Паулой... много Паулы. И меня это ничуть не смущает. Надеваю на себя майку с длинным рукавом и, выгибая спину, кукожась, зевая невпопад, подхожу к окну.
- Ты уверена, что мне обязательно идти с тобой? - чмокнув, у меня получается что-то вроде, - Фута, - не смотря на все мои протесты и нежелания выполнять то, что говорит мне Паулы, я вылажу вслед за ней, - Если я упаду и от меня останется одна лепёшка, обещай похоронить меня с честью и достоинством.
Мотаю головой, посмотрев вниз, и в миг просыпаюсь окончательно. Мои глаза открываются шире, а картинка становится намного чётче.
- И не сей меня кремировать. Душа не реинкарнируется тогда, - поднимаю глаза на Паулу и пожимаю плечами, - Ну что?
Перед моими глазами проносятся кадры из какого-то кинофильма, когда двое подростков лезут на крышу и парень пихает молоденькую брюнетку для того, чтобы она не промазала и не упала. Но мы не подростки. Паула не брюнетка. Мы скорее два идиота. Кое-как переборов свою боязнь высоты, и больше не смотря себе под ноги, я карабкаюсь по пожарной лестнице и мы, наконец достигаем крыши.
- Подняться-то мы поднялись, а вот как мы спускаться будем? - отряхиваюсь от невидимой пыли и соринок, поворачиваясь корпусом к своей подруге, - А рисовать ты меня на асфальте пальцем будешь? Как по мне, так сомнительное занятие.
Осматриваюсь по сторонам, почёсывая подбородок и ища место для того, чтобы куда-нибудь примоститься. Но мой невыспавшийся мозг не может понять ещё, что на крыше нет места, куда можно сесть. Лечь, пожалуйста. Постоять? Тоже не проблема. Но вот сесть...
- Только ты давай, рисуй меня быстрее. Я в темноте лучше выгляжу. А когда солнце начнёт всходить, я совсем некрасивым буду.
Хотелось бы спросить, конечно, что я несу. Но спросить не у кого. Паула сейчас в таком же состоянии, что и я. Зевнув в который раз и решив, что пора кончать с моей сонливостью, я разминаюсь. Расставляю ноги пошире и расправляю руки, будто бы я аэроплан какой-то. После, нагибаюсь сначала к одной ноге, после ко второй.
Зарядка даже ночью ещё никому не мешала. А мне тем более. Согреюсь, проснусь и буду как огурчик. Такой же зелёный и весь в пупырышку.

+1

8

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Разбить бы бутылку об ее голову!