vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Чем больше ложь, тем легче в нее верят.


Чем больше ложь, тем легче в нее верят.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://media.giphy.com/media/yygdK3SfBFYRi/giphy.gif

http://media.giphy.com/media/KLvy7yCPizeeY/giphy.gif

http://media.giphy.com/media/TtN03rW8lsh5m/giphy.gif


альтернатива по "Исчезнувшей"

Участники: Billy Milligan and Bernadette Rickards

Люди вообще склонны полагать, что знают других людей. Родители склонны полагать, что знают своих детей.

В погребах моей души хранятся сотни бутылок ярости, отчаяния, страха, но вы никогда не догадаетесь об этом, глядя на меня.
Мы ничего не делаем вовремя.
Любовь вынуждает тебя становится лучше - правда-правда. Но только настоящая любовь дает тебе право быть таким, какой ты есть.

В существовании единственного ребенка есть своя суровая несправедливость. Вы растете, сознавая, что не имеете права разочаровать родителей. Вам даже умереть нельзя. И нет никакой альтернативы. Вы изо всех сил пытаетесь стать безупречной, а еще вас опьяняет власть. Вот так и воспитывают тиранов.

Что случается, когда ненависть между матерью, что лишь пытается устроить свою личную жизнь, и дочерью, что является просто потерянным в себе подростком что ищет любви и внимания от своего единственного родителя. На первый взгляд, обычный конфликт поколений, но никогда не знаешь что же скрывается за этим всем...

Отредактировано Billy Milligan (2015-01-11 13:19:45)

+2

2

http://sf.uploads.ru/xcZeu.gif  http://sf.uploads.ru/QYi5B.gif

Каждый из нас собирает по штриху от разных образов, коим несть числа, — вместо того, чтобы оставаться самим собой.
И среди общего притворства как можно говорить о родстве душ? Ведь у нас нет настоящих душ.

Перевернутый журнальный столик застал меня врасплох. Я несколько раз выкрикнула имя своей дочери, в моих руках лежал праздничный торт, на котором была вырисована цифра «16», и он чуть не полетел на пол, когда я переступала упавшие со столика вещи. В доме было пусто, и я будто слышала свое учащенное от волнения сердцебиение, тревога мигом зажала меня в железные тиски и я не могла нормально дышать. Поставив торт на столешницу на кухне, еще несколько раз попыталась дозваться до Билли, но мои крики эхом отразились от стен и утонули в одинокой тишине…
-Мадам, вы слышите меня? – низкий мужской голос вывел меня из задумчивого состояния. – Вам лучше взглянуть на это.
Детектив Грег Доусон подвел меня к вытяжке, остановил около натянутой желтой ленты и указал на дверцу шкафчика, которая так заинтересовала его.
Следы крови.
Мужчина посчитал, что мне сделалось дурно, когда я прикрыла холодной ладонью лицо и звучно вздохнула, вглядываясь в мелкие красные пятнышки, что красовались на крашеном белой краской дереве.
-Не знаю, что и думать, - тихо проговорив, я села на диван и уставилась вперед, стараясь уцепиться взглядом за любую мелкую деталь интерьера, дабы он не бегал напрасно, будто тревожно. – У Билли сегодня день рождения, она хорошая девочка, дружелюбная, яркая, заботливая.… Куда она могла подеваться?!
-Мы начнем вести дело об исчезновении вашей дочери с этого дня, - деловито, но мягко проговорил детектив. – Вам придется временно переехать в другое место, ваш дом теперь считается местом преступления.

***

Когда я смотрю на эту прекрасную светлую головку, вглядываюсь в эти большие светлые глаза, я вижу отражение своей немощности и уныние всей своей настоящей жизни. Мне искренне хочется знать, о чем думает моя прелестная дочь, когда улыбается мне, о чем думает, когда я улыбаюсь ей и мягким тоном голоса отвечаю на реплики или вопросы. Знает ли она, что я хочу выдрать каждый клок ее жиденьких белокурых волос и расцарапать ее лицо, так сильно напоминающее лицо ее покойного отца, моего покойного мужа. Он подарил мне дитя в утробе, а через несколько месяцев врезался на своем автомобиле в грузовик, когда в пьяном состоянии рассекал по ночным улицам города вместе с малолетней девицей, которой едва можно было дать шестнадцать лет. Эти двое погибли на месте аварии, в мгновение ока я стала молодой беременной вдовой, без денег, без работы, лишь с помощью и поддержкой родителей, которые со скрежетом зубов приняли меня обратно. Моя дочь не знает всей истории, я хотела уберечь ее от жестоких реалий этого убогого мира, в котором любовь давно потеряла всяческую ценность и прежнюю одухотворенность. Но теперь мои руки чешутся, я опускаю прелестную головку моей девочки в грязь реальности, чтобы она знала, что со мной сотворило ее болезненное появление на божий свет.
А делаю я это уже довольно долго, словно от края до края размазываю кусок масла по толстому ломтю хлеба, дабы все было гладко, ровно, равномерно. Признаюсь, мне тяжело было прийти к подобному решению проблем, ведь кто-то может сказать, что я переступаю все существующие границы человечности. Но никто ничего не скажет, ибо никогда вся сущность моих действий и тех событий, что происходят и будут происходить, не выйдет на свет, не покажет свое истинное лицо. Если мой план осуществиться от начала до конца, и я не допущу какие-либо ошибки, Бернадетт Рикардс перестанет существовать, а ее милая, невинная, лживая дочь Билли до конца жизни будет считаться виновницей пропажи своей дорогой душевно больной матери.
Для начала, нужно заставить поверить всех, что ваш разум постепенно застилает пелена дурманящего тумана, вызывающего психические и душевные расстройства. Такие вещи не проявляются внезапно, заставьте окружающих людей смотреть на вас с подозрением. Меняйтесь. Переставайте быть самим собой.
А потом попытайтесь убить себя.
Но лучше сделайте вид, чтобы избежать плачевных, ненужных последствий. Тогда люди начнут бить тревогу, в особенности родные и близкие, которым вы небезразличны. Самоубийц поливают тоннами жалостливых слов, будто слова как-то могут помочь залечить порезы на венах или полностью вывести убийственную дозу лекарственного препарата из организма. Самоубийц окружают заботой, дабы они вновь не повторили попытку распрощаться с жизнью. Самоубийца – это статус на всю жизнь. Никто не станет больше смотреть на вас, как раньше, до конца своих дней вы будете тем, кем однажды попытались стать.
Никогда не забывайте о том, ради чего вы начали эту игру. Моя причина мельтешит у меня перед глазами каждый день, фальшиво улыбается, делает вид, что не боится состояния своей матери. Возможно, она уже начинает раздумывать о том, как поскорее упечь больную родственницу в психушку, ведь я– груз, привязанный к ноге.
Начните вести дневник. Жизнь Бернадетт и Билли на бумаге выглядит гораздо слаще вначале, но постепенно слова становятся горче, некоторые из них расплываются из-за слез, якобы катившихся по моим щекам во время написания. Бернадетт – заботливая мать-одиночка, она старается сделать так, чтобы ее единственный ребенок не знал бед и страданий, был счастлив и безмятежен в своем счастье. Билли – маленькая девочка, которая вырастает и превращается в неблагодарную тварь, всем сердцем ненавидящую свою бедную мать. И все проблемы вертятся вокруг денег, ведь именно деньги толкают людей не предательства, преступление закона…убийства.
В какой-то момент я начала верить в свое безумие, в то, что моя дочь действительно хочет избавиться от меня, а не наоборот. Причина нехватки денег, отсутствия личной жизни, ведь какой солидный мужчина, которого я всегда желала, захочет иметь в подружках бедную мать-одиночку, хоть и красивую, всегда следящую за собой. Я скрывала наличие дочери, пока это было возможно, порой прятала в чулане, нарочно забывала забрать ее из детского сада, чтобы побыть наедине с красивым молодым человеком. А что такого? Я всегда любила секс, но кто захочет трахать девчонку, какой классной он бы не была, когда за стеной спит ее маленький ребенок? Чертова Билли.
Я больше не могла так жить. Моей дочери стукнуло пятнадцать, когда я приняла решение исчезнуть из ее жизни. Тогда я по уши влюбилась в красивого и обеспеченного мужчину, который терпеть не может детей, и как хорошо, что этот мужчина живет в Лос-Анджелесе, а не в моем родном уродливом Сакраменто. Скоро я уеду к нему совершенно другой женщиной, свободной и чистой, свежей и красивой, а Билли останется гнить и больше никогда не станет на пути к моему счастью.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-01-11 18:26:39)

+2

3

http://media.tumblr.com/b1eb2d2c3bea24dd7ac99001960258d0/tumblr_inline_mgmragTcKf1rt2432.gifTrent Raznor and Atticus Ross - Tehnically, MissingЛюди вообще склонны полагать, что знают других людей.
Родители склонны полагать, что знают своих детей.
Жены – что знают мужей.

Шестнадцать. Когда-то давно, я мечтала чтобы мне исполнилось именно столько лет, я не знаю почему. Помню как говорила об этом матери, а она лишь усмехалась, сквозь зубы пытаясь быть со мной милой и доброй, имитируя материнскую заботу и любовь. Но я постараюсь никогда не забыть тот самый оскал на ее прекрасном лице, всякий раз когда она пытается вести со мной нормально. Намного легче чувствовать себя умершей. Фактически пока в юридическом смысле, я еще не мертва а лишь исчезнувшая, но знаете, даже сейчас, за эти несколько часов, я чувствовала себя свободной. Как будто с моих легких сдвинули глыбу и наконец воздух начал поступать в легкие. Та, которую я так любила, которую до поры до времени боготворила, та, что хотела меня уничтожить, скоро попадет в тюрьму за жестокое убийство своей единственной дочери подростка, цветка что едва хлебнул жизни. Да, Америка любит эти идиотские метафоры. Сегодня, в этот чудесный весенний день, Билли умерла для всех. Рассекая по дороге, я чувствовала себя странно, но на удивление довольной. Странное чувство свободы. На сиденье лежала упаковка чипсов и прочей гадости, что мне не давала покупать мать. Возможно, это дико, желать уперечь собственную мать за решетку, но поверьте, когда узнаешь что от тебя хотели избавиться, то возможно и не такое. Как же дошло до этого? Что же мы сделали друг другу? Меня это не волнует...

***       
Убийство, это вовсе не так просто, как может показаться на первый взгляд. Это не просто - выстрелил, вытер рукоятку пистолета и готово. Каждое убийство, по сути, это глубокий психологический акт. Конечно, возможно, бывают исключения, но оно действительно не в моем случае. Я думала что возможно изменю свое мнение, когда начала просиживая часами за телевизором, смотря все эти дурацкие передачи на криминалистические темы, но с каждым днем "подготовки", я убеждалась все больше. Все это началось не в один момент, на самом то деле обстоятельства в нашем доме были такими какими есть очень долгое время. И поняла я это правда не сразу. До поры до времени, мне казалось что это абсолютно нормально, быть не особо близкой с матерью, не иметь семью, я вообще не задумывалась об этом. Пока мои сверстники и так называемые друзья, часто ехали за границу, на Карибы или в Европу летом, я никогда не задавалась вопросом почему же я сижу все время в Сакраменто. Впрочем, толку то от этих вопросов. У меня была самая обычная жизнь подростка, который живет какой-то своей спланированной молодежной жизнью, не задумываясь о чем либо важном. Ведь наверное, это нормально для девочки 14-15 лет? Было. Честно говоря, подслушав разговор матери с дурацкой соседкой через дорогу, и начиная понимать, что же точно происходит, но все на свои места стало лишь только тогда когда я отыскала ее дневник. Моя мать была хороша, ой как хороша. Она всегда брала за глотку и достигала свою цель. Эта драма абсурда намного запутаннее чем может кому либо показаться.
Я не говорю что являюсь хорошей дочерью. Жили мы всегда скромно, зарплата в не особо обеспеченных семьях всегда имеет свойство быстро заканчиваться. Я не знала своего отца, никогда не задавала вопросов матери на эту тему. Первые восемь лет моей бессмысленной жизни, мы жили с бабушкой и дедушкой, затем из за вечных ссор с бабушкой, мать решила съехать. Тогда, к своему счастью, я была слишком маленькой чтобы понимать значение таких слов как нагуляла, отродье, твоя вина, бобылка, но даже тогда, в моей еще невинной белокурой головке было понятно что причина этим словам и их гневу - я. Иногда, я удивлялась, почему порой, просыпаюсь в чулане, вместо своей небольшой, но уютной кроватки, где меня всегда ждали игрушки. Пока других, матери холели и лелеяли, моя меня держала в строгости. Каждый день, она работала с утра до ночи, и разумеется, времени на меня у нее не было совсем. Тогда, когда я была маленькой, это просто вызывало во мне чувство грусти, но на самом деле, уже тогда, это начинало злить меня. Я не идеальный ребенок, но каждый заслуживает иметь хоть какую-то любовь и частичку заботы в своей жизни. Но нет, Бернадетт видимо так не считала. Как сейчас понимаю я, я всегда была для нее обузой. Возможно, я могла бы попытаться ее понять, как делала раньше, но со временем, вырастая, я начинала понимать что это не так. В нашей семье никогда не было особенно много денег, но даже когда они были, они никогда не тратились на меня. Мне не было запрещено ничего, но как бы странно это не звучало, я хотела иногда чтобы она запретила мне что либо, просто обратила на меня внимание. Но нет. Каждая попытка поговорить с ней, всегда оканчивалась великим скандалом. В этом мире, у меня никогда не было человека с кем я могла бы поговорить. Я всю свою осознанную жизнь старалась быть идеальной Билли, приносила только самые лучшие оценки, читала книги, была идеальным во всех смыслах ребенком. Но для кого? Разве кто-то из моей семьи, обратил на меня внимание? Похвалил меня? Просто элементарное - молодец, бы было достаточным. У меня не было и нет ничего в этой жизни, и в этом ее вина. Уж лучше, она бы избавилась от меня, когда-то, чем оставлять ребенка которого так ненавидела. Так и текла моя жизнь, в издевках от свертсников, молчании с матерью, и подслушивании ее же разговоров с ее глупыми подругами квочками под дверью. Пока однажды, я не узнала что же было ее планом. Выставить себя душевнобольной, симитировать свою смерть, кстати эта часть меня действительно очень интересовала, и с помощью своего глупого дневника, выставить меня виноватой. И тогда, в моей голове, словно щелкнуло...
Ты даже не знаешь с кем затеяла игру, милая мама.

Отредактировано Billy Milligan (2015-01-15 15:01:13)

+1

4

http://sf.uploads.ru/XB6fn.gif    http://sf.uploads.ru/1VRu2.gif

В погребах моей души хранятся сотни бутылок ярости, отчаяния, страха, но вы никогда не догадаетесь об этом, глядя на меня.

Поганая тварь. Я не могу представить, куда пропала мою дочь, но я точно знаю, что с того момента, как было заведено уголовное дело, мой план полетел прахом по теплому калифорнийскому воздуху навстречу чертову правосудию. Я не могу спать, не могу нормально питаться, около въезда к дому, уже который день, стоит машина с тонированными окнами, в которой сидит парочка назойливых журналистов, готовых разодрать мне глотку и вывернуть мою душу наизнанку ради добротного газетного материала. А газеты основательно взялись за объявление о пропаже несовершеннолетней девушки, мать которой – душевнобольной человек, находящийся в паре шагов от койки в палате психиатрической клиники. Меня не волнуют громкие заголовки в газетах, я боюсь за ту правду, что я скрываю под маской глупой и недалекой женщины, всем сердцем переживающей за свою родную и горячо любимую дочь. Полицейские не переносят слез, а газетчики ими упиваются, и пока я лихо изображаю полнейшую дуру с поехавшей крышей, мне ничто не угрожает. Вот только Билли, эта чертова неудачница, словно тенью стоит позади меня и дышит мне в спину своим теплым отвратным дыханием, и я не могу отделаться от чувства, что даже в полном одиночестве и полной тишине есть кто-то, кто наблюдает за мной со стороны…

***

29 июня 2010 года

"Работа для меня – тяжкий груз, чувствую, что вот-вот моя спина прогнется под ним, и сломанные позвонки вонзятся мне в кожу. Но все это способна побороть моя доченька Билли, не передать словами, как я ее люблю, как боюсь потерять. Она стала косо посматривать на меня, мол, выгляжу я хуже, денег в дом приношу меньше обычного, и этот ее взгляд хуже острого лезвия ножа. Я стараюсь быть для нее хорошей матерью, но материальный недостаток угнетает подростка, который так хочется хвалиться красивыми вещами. Боже, дай мне сил. И подари моей Билли немного терпения, все наладится, я верю».

***

-Мадам, это ваше? – низкий голос детектива раздался в комнате звонким эхом, и я вздрогнула, переводя взгляд на мужчину. В его руках лежала небольшая темно-коричневая книжечка в мягком переплете, и эту вещь я сразу признала, ее невозможно не признать. В ней вся моя отчасти выдуманная жизнь, которую я так люто ненавижу. Мои руки каждый день писали на страницах горькие слова обиды и горечи, злости и угнетения, я старалась быть сломленной, я старалась быть дикой.
-Нет! Не берите это, вы не должны!.. – наконец, этот идиот нашел дневник, мне даже пришлось переложить его из одного ящика в другой, иначе поиски данной вещицы затянулись на несколько дней, а, возможно, в конечном итоге не имели бы результата. – Это мое. Это моя личная вещь, прошу вас, не читайте это.
Грег Доусон листал страницы дневника. Они залиты слезами, в них столько боли, что я чувствую эту угнетающую энергетику со стороны. Естественно, детектив безразличен по отношению к книжечке, но после в его глазах появляется интерес, и я едва сдерживаю торжественную улыбку.
Но потом понимаю, что сама загнала себя в могилу.

***

3 октября 2012 года

"Я не так больше. Билли, моя милая Билли, кажется, я выросла дочь-тирана. Хочу, чтобы она была счастлива, хочу, чтобы в ее жизни был кто-то другой, а не я. Я ужасна, мне нет здесь больше места, и, Боже, помоги моей дочери после моего ухода. Она должна вновь стать той доброй девочкой, какой была, забери из нее того дьявола, который ей управляет. Я бессильна».

***

-Осенью 2012 года я пыталась убить себя, - мой голос дрожит, я кусаю губы, напрягаю все тело, я должна чувствовать каждой клеточкой то, чего во мне на самом деле нет. Жалости. Печали. – Вы должны знать… Моя медицинская карта, загляните в нее, я нахожусь под наблюдением врача.
Сука. Дневник-улика против меня, я вижу, как детектив больше смотрит на меня с подозрением, чем с наигранным сожалением, и это вызывает во мне безумную, просто невыносимую нервозность. Я не понимала до конца, что заставило криминалистов забрать дневник в участок, неужели они собираются читать сотни записей безумной, одинокой женщины – трудоголика с буйным ребенком на руках? Эта мысль не дает мне покоя второй день, а Грег Доусон молчит, словно партизан, но я вижу по его маленьким лживым глазкам, что он имеет на руках информацию по делу исчезновения Билли.
Чего он ждет?
На пороге дома появляется Уилла Тернер – соседка, мать троих детей и домохозяйка, что читает дешевые романы и смотрит порно в то время, когда муж находится на работе, а дети учатся в школе. Она подбегает и сжимает меня в своих тесных объятиях, от нее пахнет жареным луком и парфюмерией из торгового центра. Перед служителями закона она мнется и отступает на шаг назад. Не понимаю, то ли эта бабища имеет темное прошлое, то ли мужчины в форме ее изрядно заводят.
-Детектив, доброго дня! – голос визгливый. – Я соседка семьи Рикардс, мама лучшей подруги Билли. Как продвигается расследование? Знаете, хоть Билли не была идеальным ребенком, но я так переживаю за нее, словно мое дитя пропал и теперь находится непонятно где, вдали от дома.
Детектив Доусон выставил Тернер за дверь, пока я стояла в стороне и кусала ногти, продумывая про себя очередную ложь. Меня окружают слишком много полицейских, мне не хватает тишины, не хватает покоя. Вокруг творится полный хаос и я перестаю терять связь между теми или иными событиями.
-Вы говорили, у вашей дочери нет друзей, - холодно заявил Грег, подходя ко мне.
Соседка не должна была заходить, это непредвиденное обстоятельство, которое вводит меня в ступор, поселяет причины для паники. Соседка не должна была заходить, она не должна была…
-Каждый понимает слово «друзья» по-своему. Настоящих друзей у Билли не было, а соседская девчонка примет за лучшего друга и курьера из пиццерии, - к детективу подошла девушка-полицейский, сжимая в руках небольшой белый конверт с печатью из участка. Мужчина раскрыл бумагу, достал оттуда небольшой фотоснимок, снятый на дешевый фотоаппарат, и поначалу я не могла разглядеть изображение, что заставило Грега Доусона резко перемениться в лице.
-Узнаете эту вещь? – мужчина протягивает мне снимок, и когда я рассматриваю его вблизи, я понимаю, что на нем изображено. Фотография моей дочери, снятая со стороны, я никогда не видела ее раньше.
То, что было написано на обороте, окончательно поселило в меня панику. Эта молчаливая истерика, в моей голове разносятся крики, кровью закипает в жилах, и я чувствую, как земля под ногами превращается в раскаленные угли.
На обороте написано имя моей дочери, адреса дома, школы и тех мест, где она часто проводит свое свободное время. Я понимаю, что значит эта вещь для расследования, какие подозрения она навевает, полиция готова хвататься за любые мелочи в делах, где они работают не с человеком, а с уликами.
Я поднимаю взгляд на детектива Доусона и понимаю, о чем он думает в данный момент, о чем подумают все, когда новость разлетится, будто вирус воздушно-капельным путем.
Мать заказала убийство для своей дочери.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-01-16 16:22:03)

+1

5

http://media.tumblr.com/415048a4f4a31526ed406829a70e4556/tumblr_inline_mjz5jgRi631qz4rgp.gif
Не исключаю, что я немного тронулась умом. Устраивать самоубийство руками собственной матери — это слегка за рамками поступков заурядного подростка.

Думаете, у ненависти есть срок годности? Нет. Продукт неопределенного срока годности и использования. Примечания к употреблению? Сжигает все чувства другие чувства дотла. Это ужасно. Ужасно когда она поселяется в твоем сердце. Ненависть, как заразный паразит, однажды посетив твое сердце, ты никогда ее уже не выкинешь оттуда. Я пыталась всячески не подаваться этому, убеждая себя что когда нибудь все наладится, что возможно все не стоит так воспринимать. Все таки, мать одна, семью не выбирают, и надо пытаться наладить жизнь там где можно. Не ее вина что так все получилось. Не она виновата в том что ее бросил муж. Думаете тот факт что мне сегодня исполнилось всего 16 лет, означает то то что я ни о чем не догадывалась? Нет. Я никогда не делаю преждевременных выводов. Я слишком много терпела, слишком много ждала, надеясь что когда нибудь в ее голову придет мысль что так делать нельзя. Что пора остановиться. Что все таки, как ни крути, я ее ребенок, и мы единственное что есть друг у друга. Но нет. Моя мать видимо так не думала. Честно говоря, я терпела бы это и дальше, возможно, но услышав полгода назад ее гениальный план, который она рассказывала какой-то клуше с работы, такой же неудачнице без мужика в тридцать с чем-то лет, как она, в моей голове щелкнуло. Все что я так долго сдерживала, весь гнев который убивала в себе и пыталась не обращать на это внимание, весь этот буран отчаяния вылился полностью, как кислота. Бернадетт убила меня, морально. Каждая частичка в общем то неплохой девочки, что просто хотела быть любимой собственной матерью, умерла во мне сразу же. Пока я не видела в своей жизни за все эти годы, ничего кроме этого калифорнийского колхоза, летом не ехала на море, одевала самую дешевую одежду, не красилась, и потому все девочки из класса надо мной издевались, обзывали кикиморой, не покупала себе книги, потому что они очень дороги, и кстати из за книг мне было жалко всего, вечно приходилось как-то выкручиваться или воровать из магазина, благо что это не так сложно. И все потому что она работает, она должна выглядеть хорошо, и если были деньги то разумеется все тратилось на нее. Потому что мне и самое основное было слишком. Я как самая ненужная вещь, могу потерпеть, могу подождать и так требую слишком много. Я что всегда верила что причиной такого поведения моей матери является усталость и разочарованность оказалась просто пораженной на месте, когда услышала что:
- Я избавлюсь от нее с помощью дневника. Выставлю что во всем виновата она, что именно она довела меня до белой ручки. Понимаешь, я веду дневник в котором описываю нашу жизнь, но все таки правду немного коверкаю...


***

Третий день с момента моего исчезновения. На старой развалюхе которую я купила неделю назад, далеко не уедешь, но все же, теперь я далеко от Сакраменто, в другом штате - Орегоне, в еще худшей деревне чем мой родной город, но с учетом того что я не видела ничего кроме Сакраменто, и это ничего. На бензоколонке покупаю еще чипсов, сим карточку и краску для волос, там же бездушно состригла свои золотистые волосы. А ведь когда-то, когда я была маленькой, мне говорили что я похожа на Рапунцель. Что же, было день, только эти времена прошли, хорошая Билли давно умерла... А может ее вовсе и не было? Я думала об этом, хотя понимала что ничего хорошего это не принесет. Такое странное чувство резать волосы, ведь мама мне не разрешала даже этого. Все, забудем о ней. Скоро у меня начнется куда лучшая жизнь, ведь все это я делаю не одна а с помощью моего одного богатенького дружка, что всегда был влюблен в меня, в прошлом году он переехал именно в этот штат. Дерек МакДермот. Прыщавый юнец, с очками и слишком большими амбициями, эдакий компьютерный гений. Но помог он кстати ничего так, именно он единственный кто знает об этом, собственно он то и согласился помочь только если я буду с ним, ведь в том же прошлом году я бросила его кажется... два раза? Конечно, с ним оставаться, я не собираюсь, но об этом я подумаю потом. У меня куча вариантов развития событий, а сейчас я лишь наблюдаю за тем как отвратительная дешевая химия выедает мой цвет волос. За этим даже больно смотреть, но я не унываю. Скоро все изменится, а сегодня мне еще надо зайти и сменить свои вещи, что-то в стиле деревенской прелестницы мне подойдет. С плохо прокрашенными и постриженными волосами, с идиотским макияжем и каким-то дурацким платьицем, я точно не отличусь от типичной нимфетки отсюда, меня не должны узнать.

***
Четвертый день. Сегодня должна увидеть Дерека, только этой встречи я не жажду. Но плевать. Сейчас вечер, и наблюдая за тем как меняются облака в моих апартаментах, я не думаю ни о чем. Сняла комнату в какой-то развалюхе, но и это пойдет пока. Если не считать странной и назойливой соседки, какой-то татуированной уродины, то все правда не так плохо. Тут есть интернет, хотя мне он ни к чем пока и телевизор. И кстати... Только сегодня я узнала что я именно сделала. Немного удивлена, но не настолько чтобы шокирована. Школа и соседи подняли такой балаган, моя мать тоже в этом участвует, но что-то ее очень мало и ее изъявления, как я и полагала, выворачивают по другому. Но мне казалось что о моей пропаже раструбят только местные, т.е калифорнийские газеты и телевизионые станции, но нет. Конечно. Там же ведь все было просчитано до детали. Это будет самое брутальное убийство в истории всех убийств своих детей а она даже не сумеет ничего понять и окажется за решеткой. Все, мне пора идти, начинается как-то ток шоу в котором будут обсуждать проблему убийств детей своими же родителями. Пфф, когда они только успели?

Отредактировано Billy Milligan (2015-01-29 22:42:29)

+1

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Чем больше ложь, тем легче в нее верят.