Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » дуракам не свойственно меняться


дуракам не свойственно меняться

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://24.media.tumblr.com/327ec748ce1ab5d14b35a56d693dca10/tumblr_mjkazpKWTA1r4slxio3_250.gifhttps://33.media.tumblr.com/7138407d7ce6806a3f4d0365c18ed761/tumblr_mio5r3Ym4T1rr6a99o9_250.gif

Участники:
adam smith & mila brown
Место:
какой-то ресторан_кафе;
Погодные условия:
морозно, но солнышко;
О флештайме:
Адам приезжает в Сакраменто, чтобы повидаться с Милой, наладить связи. И все начинается очень даже хорошо, они оба рады видеть друг друга. Но у кого-то язык без костей, а Браун просто надоело терпеть, поэтому случается переполох. Доберется ли парочка до мирного конца или придется вызывать кому-то из них скорую помощь?

+2

2

Я сидел в каком-то кафе и смотрел в окно. Там, на улице, падал снег, такой красивый, пушистый и белый, каким никогда не стать мне.  Не знаю, чего ожидали от меня люди, девушки в большинстве. Наверное, они хотели изменить меня, сотворить примерного семьянина для идеальной совместной жизни. Каждая надеялась, что вот она - та самая, которой удалось приручить бабника. И каждый раз любая из них всё равно в итоге оставалась ни с чем. Я не любил, когда на меня давят и пытаются что-то сменить. Я такой, какой я есть, как бы это не было прискорбно. Я понимал, что веду себя ужасно, что я чуть ли не самая худшая партия для любой нормальной барышни. Но каждый сам выбирает, как ему удобнее проживать свой век. Я своё решение сделал, и никто не имеет права меня осуждать. Я же ничего не говорю, что кто-то выбрал каждый день на протяжении пятидесяти лет ходить на работу, обзавестись семьей, копить на ежегодный отпуск и потом уйти на пенсию, чтобы всю оставшуюся жизнь сожалеть о потерянном времени. Я был другим. Я никогда и ни о чём не жалел. И только единственная девушка принимала меня таким. Она была прекрасной во всех пониманиях. Иногда я даже думал, что она ангел, сошедший с небес, что это подарок, посланный мне свыше, за всё, чего я натерпелся в детстве. Но я не ценил её, потому что просто не умел. Я не верил, что меня можно вот так вот безотказно любить, не смотря на все изъяны. Я не знаю, что было в моей голове тогда. Возможно, я думал, что она притворялась и была со мной просто из-за денег? Это сейчас я уже понимаю, каким всепоглощающим чувством она меня принимала, но тогда, в силу юношеского максимализма, я думал о чём угодно, кроме любви. Мила, её имя словно мёд стекает по струнах души, и каждый раз я лишь благоговейно воспоминаю те минуты счастья, которые она мне подарила. Их было немного, просто я не дал ей больше времени.  Но эти мгновения какие-то уж слишком яркие. Ещё бы несколько ватт им, и они могли бы заслепить ту дурацкую любовь к сорокалетней Елене, прекрасной, но играющей со мной, словно с игрушкой. Я был безумно благодарен ей за всё, что она сделала. И даже сквозь такой промежуток времени я не злюсь на неё за то, что  она ушла. Она была превосходной. Но не моей. А Мила была моей, но и её я умудрился потерять.
-Привет. - зачарованно смотрю на девушку, остановившуюся возле моего столика. Смотрю и не могу поверить, что она таки пришла. Добродушно улыбаюсь, срываюсь с места, чтобы отодвинуть ей стул. Чувствую себя словно мальчишка, хотя, ей богу, разменял уже три десятка лет. -Отлично выглядишь. - шепчу я и сам себя не узнаю. Эй, альфонс Смит, приём. Но, кажется, я потерял связь с внешним миром. Делаю заказ официанту, учтиво подбежавшему к нашему столику. Я всё ещё помню её любимыё напиток и блюдо. Как странно, а прошло уже более десяти лет. - Как дела? - говорю непринужденно, пытаясь скрыть своё смятение. Все эти двенадцать лет ещё ни одна женщина не вызывала во мне такого трепета. Чувствую себя снова юным подростком, ничего не смыслящим в жизни. Такое ощущение, будто мы не виделись самую малость - один день или неделю. Создавалось чувство, что  мы и не расходились, что я и не причинял ей той всей боли, которую она мужественно вынесла. Прекрасно вынесла, должен признать. Нет, я не ожидал, что она всю жизнь будет любить меня одного. Даже не надеялся, можно сказать. Скорее всего у неё сейчас всё по-другому. И кто знает, осталось ли мне хоть немного места в жизни этого ангела.
Ни один человек нам не дается просто так. Одни, плохие - для опыта, чтобы сделать нас сильнее, мужественнее, выносливее. Другие, хорошие - чтобы подарить нам какие-то приятные эмоции, научить чему-то новому, доброму, чтобы просто скрасить своим присутствием серое одиночество. Вот мы с Милой и были этими двумя типами. Я был плохим, она была хорошей. Я тянул её вниз, она же пыталась поднять меня к небесам. Я учил её терпеть и не плакать, она пыталась научить меня любить. Не вышло, но ей вышло стать чем-то особенным, незабываемым в моей жизни. Я сам не верил в то, что чувствовал. Это было мне чуждо. Я ни к кому не испытывал такой глубочайшей болезненной привязанности. Но ми были на разных берегах океана, через который, кажется, уже не строят мостов.
"Ты моя незабвенная мечта, а я лишь твоё темное прошлое."

Отредактировано Adam Smith (2015-01-11 22:38:19)

+3

3

Всем хорошо известно, что с каждым годом становишься только старше. Невозможно обратить время вспять, а иногда очень хочется. Я бы хотела исправить некоторые моменты. Что уж там лукавить, многие моменты претят моим воспоминаниям. От уныния спасает улыбка дочурки, которая не дает мне скучать. Для нее я всегда должна быть молодой, энергичной и уверенной в себе. Но вот только время никого не щадит, поэтому мои амбиции начинают потихоньку угасать. Мне уже не нужно двигать горы, переливать моря, ломать людей под себя. Желательно, чтобы ресторанный бизнес процветал, Табита росла счастливо, братишка удерживал голову на плечах. И пусть мне суждено до скончания веков оставаться вдовой, так, наверное, нужно.
Каждый день вспоминаю Шона, моего покойного мужа. На душе становится как-то тепло, но это чувство мне не нравится. Зачем предаваться утешению? Его не вернуть обратно, нужно оставаться реалисткой. Для своего дочери. Она – единственный смысл в моей жизни. И пусть окружающие говорят, что рано накладывать на себя руки, но мне плевать. Никогда не слушаю гул народа, потому что вокруг слишком много завистников. Сильная, независимая женщина, вместо кошек – ребенок. Знаете, а меня вполне все устраивает.
Как-то вечером, уже засыпая над детской книжкой, я вздрогнула от телефонного звонка. Номер показался мне незнакомым, хотя у меня хорошая память на цифры. Правильно, потому что звонящего я уже несколько тысяч раз пыталась вытеснить из сознания. Из жизни у меня получилось его убрать, но вот только не из фантазий. Адам. Мой бывший, настоящий, будущий – наша связь продолжается уже на протяжении долгого времени, и постоянно прерывается. Почему? Потому что он конченый ублюдок, вот почему. Я сначала не хотела брать трубку, но потом что-то ёкнуло в груди, мне до рвоты захотелось услышать его голос.
И вот сейчас, я сижу в своей машине, напротив кафе. Я оглядываю здание, сжимая руль холодными пальцами, тяжело вздыхаю. Особо даже наряжаться не стала, кое-как накрасилась. Не хочу, чтобы он увидел во мне женщину. Мы давно друг для друга потерялись, как будто лица наши стерлись, а тела продолжали нащупывать друг друга. Даже, когда я была с Шоном, мы все равно находили время, чтобы уединиться. Я ему ничего не рассказывала о своей жизни. Он не знает о том, что я замужем, что у меня есть дочь. Отчаянно хотела, чтобы все это прекратилось, ведь у меня есть семья. Зачем мне какой-то мудак? Я ведь его совсем не люблю. Практически в этом уверена.
Матерюсь сама на себя, ибо наступаю на одни и те же грабли. Но ноги сами несут меня в сторону двери. Хватаюсь за ледяную ручку, кожа прилипает к металлу. На волосы ложится мягкий снег, который тут же таит, когда я захожу вовнутрь. Такое ощущение, что я попала в какой-то фильм ужасов, и за поворотом меня ждет неминуемая смерть. Я должна ступать очень осторожно, чтобы не провалиться в зыбучую бездну. Но ведь я все равно туда рухну, чего ждать?
Вижу знакомый затылок, и сердце замирает, прекращается подача кислорода на пару секунд, я застыла в дверях. Нет, я не пойду, ведь не хочу его видеть. Согласилась просто так на свидание, чтобы разыграть беднягу. Приполз, снова, значит, что-то случилось. Нужны деньги? Койка-место? Как же сильно я его ненавижу. Злость начинает сгущаться, я сглатываю, делаю уверенные шаги в сторону мужчины. Врастаю в пол рядом со столиком, а Адам, кажется, очень даже рад меня видеть. Внимательно наблюдаю за выражением лица Смита, потому что не доверяю. Или просто очень сильно соскучилась.
Он, как всегда, в своей манере: такой ядовито добренький, располагающий к себе, соблазняющий. Я молчу, но сажусь на предложенный стул. Мужчина делает заказ, я беру себе только кофе, чтобы согреть руки. Глаза утыкаются в столешницу, теперь я чувствую себя странно. Куда-то вся злобища пропала, мне холодно и безумно хочется сократить между нами расстояние. Но не сделаю этого, нет, я больше не поведусь на его щенячьи глазки и добренькую улыбку. Пошел бы он в жопу.
- Пока не родила, - изо рта вырывается смешок, такой истеричный. Какая ирония судьбы, я, действительно, второй раз пока не родила. Табите уже десять лет, пора задуматься о втором ребенке, я все-таки хочу посветить себя семье, а не бизнесу. Ухмылка сползает с лица, я поднимаю голову, быстро заправляю локон темных волос за ухо. Как-то неловко. – Все хорошо, правда. А ты как? Зачем позвал?
Стараюсь выдержать дистанцию, веду себя непринужденно. Как будто мы просто старые знакомые, которые давно не виделись. В  кафе немного народу, поэтому я начинаю чувствовать свое тело: безумно напряжена. Выдыхаю, передергиваю плечами и откидываюсь на спинку стула. Теперь ему в глаза смотреть немного легче. Приходит официант, приносит мой кофе, заказ Адаму. Есть, чем заткнуть рот. Укореняюсь, чувствую ногами твердый пол. Ничего страшного не произошло, просто я помню, как все «замечательно» закончилось в прошлый раз. Я выросла, стала умней. Ты больше не обведешь меня вокруг пальца, Смит.

+2

4

Сижу и любуюсь на Милу. Чёрт подери, как же она похорошела. Кому-кому, а ей года пошли только на пользу - замечательно выглядит. Легко вздыхаю и увожу взгляд куда-то в сторону, чтобы немного обуздать себя. Мне о чего-то трудно, очень трудно совладать своими эмоциями. Чувствую себя до ужаса глупо. Так, что аж хочется уйти. Но я не иду. Всё так же сижу, возвращаю взгляд к девушке и продолжаю молча ею любоваться. Официант приносит наш заказ. Я протягиваю ему деньги и киваю, мол без сдачи. Тот добродушно улыбается, желает нам хорошего дня и скрывается между столиков. Эх, хоть бы день хотя бы на половину был настолько ослепителен, какой была улыбка парня несколько минут назад, когда он получил огромные чаевые. Ещё раз вздыхаю. Понимаю, что даже дышать мне уже становится трудно.
- Я отлично, спасибо. - грустно ухмыляюсь, замалчиваю множество фактов из своей жизни. Пусть думает, что у меня просто вёс хорошо. Зачем девушке волноваться ещё больше. Хотя зачем её вообще волноваться обо мне. - Я приехал к тебе. Точнее, просто повидаться с тобой. Не обессудь. Я соскучился. - я не врал. Пытался быть искренним, насколько это вообще возможно с моим характером. Мила побуждала меня к открытию лучших сторон моего характера, хотя, наверное, сама уже и разуверилась, что такое возможно.
Аккуратно ложу свою ладонь поверх её. чувствую, как всё тело прошибает током и резко убираю, понимая, что Браун это может не понравится. Виновато смотрю на неё из-под лба, словно провинившийся школьник, и не могу подобрать слов. Внутри их много - просто миллионы, а выудить что-то наружу у меня просто нету сил. Да и не знаю я, какое именно слово изо всего того обилия будет самым подходящим и нужным. - Я изменился. - тихо шепчу  и, отвлекаясь, делаю несколько глотков из своей кружки. Ну не могу я смотреть в эти бездонные глаза так долго. Я в них тону, чёрт подери. И пусть я думал, что уже с опытом обзавелся спасательным кругом, только вот сегодня я почему-то забыл его дома. Чувствую себя ужасно, нахлеставшись воды в глубинах её глаз. - Мне понадобилось слишком много времени, чтобы осознать это. А ещё, чтобы понять, каким мерзавцем я был когда-то с тобой. - говорю на одном дыхании, словно на исповеди. Всё так же тихо, но очень быстро. Чувства захлестывают меня через край и я опять не знаю, что с ними делать. Беру нож и вилку, чтобы начать трапезу, потом резко откладываю их в сторону, так ни к чему и не притронувшись. Снова делаю несколько глотков из чашки. -Я действительно уже не тот Адам Смит, которым ты меня знала. Я повзрослел. -кроме девушки попутно убеждаю и себя. Трудно признать, что говорю правду. Просто та было удобнее, как я жил. А сейчас столько вдруг ответственности. Но я готов к ней. Слышишь, Мила?!
Нервно барабаню пальцами по столу в ожидании ответа девушки. Сгораю. Кажется, не доживу до того момента, когда она приоткроет свои пухлые губы и скажет мне хоть что-то. До чего же ужасно. И почему у меня нет свойства перематывать время. А если бы вообще вернуться в прошлое и всё изменить? Тогда бы я не был таким идиотом, я вёл бы себя гораздо прилежнее, отдавая Миле всё, на что она заслуживает. Я не был бы подонком. И кто знает, как бы сложилась сейчас наша история, если бы я тогда вёл себя по-другому. На минуту отвлекся - задумался. Расплылся в незаметной мысленной улыбке от приятных ощущений. Немного успокоился. Кажется, я готов уже ко всему. Кажется, готов лететь ко дну океана, куда уходят мои мечты. Но мой маяк среди них это ты. Пощади.

Отредактировано Adam Smith (2015-01-15 14:37:04)

+2

5

Какое-то новое чувство заставляет напрягаться все тело, давно же мы с Адамом не виделись. А разошлись, как всегда, после очередной ссоры. И сколько таких уже было? Десять? Сто? Тысяча? Мы ломаем дрова, которых хватит на несколько холодных зим без Смита, он изменяет мне с какой-то дешевой дрянью, мы бурно ругаемся, потом он исчезает. Очень хочется верить, но навсегда, но, нет, Адам умеет возвращаться. Как игрушка бумеранг, который ударяет прямо в лицо, выбивая зубы, и портит все настроение.  Но только не в этот раз, нет. Я больше не такая дура, какой была раньше.
На слова о том, что он изменился, я усмехаюсь, скрещивая руки на груди, отворачиваю голову в сторону, чтобы не смотреть на его виноватое выражение лица. Так всегда происходит, а кончается одним и тем же. Хорошо, что я сумела скрыть от него настоящую жизнь, чтобы не привлекать к этому Табиту и покойного мужа. Когда-то я хотела просто сказки, волшебства. Реальная жизнь очень скучная и тяжелая, поэтому хотелось уходить в какой-нибудь магический лес, где все было бы так, как я хочу. Но, кажется, что это абсолютно нереально. В моем магическом лесу живет серый волк, который не только пытается меня сожрать, но еще и срет под дверью.
Мужчина касается меня, но не вовремя. Я дергаюсь, поднимая на него усталый взгляд, сжимая руку в кулак. Он понимает, что сделал лишний шаг, поэтому отстраняется. Вот честно, я не знаю, чего сейчас хочу: чтобы мы пошли в маленький туалет при кафе и так быстро перепихнулись, или чтобы эта слащавая морда сгинула куда-нибудь подальше. Прикусываю нижнюю губу, поддаваясь мимолетным фантазиям, но быстро привожу себя в порядок.
Кружка спасает меня от того, чтобы вылить на Адама все помои, которые накопились за этот промежуток времени. Честно, я раздражена. Какого вообще хера? Чего пришел? Очередная шлюха отвергла? Зато есть я, вся из себя такая миленькая и добренькая. Делаю пару глотков горячей жидкость, даже не замечаю того момента, как обжигаю язык. Потом об этом пожалею, но сейчас все это – очень кстати.
- Знаешь, ты мне и раньше такое говорил, - отвечаю достаточно спокойно, освобождая руку от огненной чашки, но все еще не смотрю на Смита. – И каждый раз у нас все заканчивалось тем, что мы разбегались. Точнее, ты убегал, оставляя меня одну, - тут я вру, потому что были у меня и другие парни, и покойный муж. И дочка, о которой нужно было заботиться, не покладая рук. В общем, не сидела на месте, но раз мы решили разыграть сценку, то я подыграю, разумеется. Глупая, опять повелась. – И что ты мне предложишь на этот раз? Съехаться? – усмехнулась, откидываясь на спинку стула, чтобы немного расслабиться.
Боюсь с желанием схватить вилку и воткнуть ему в руку, честное слово. Я безумно на него обижена. Мне больно и неприятно. Но эти глаза… Пропустила тот момент мимо, когда снова в них утонула, и нет мне спасения. Тяжело вздыхаю, опуская голову, чтобы стряхнуть с себя его волшебство. Ненавижу его, такой урод. Снова тяжело вздыхаю, разрывая тишину.
- Слушай, мы уже давно не дети, поэтому я не могу вот так просто впустить тебя в свою жизнь. Снова, - желаю на этом слове акцент, чтобы Адам хорошо подумал, прежде чем бездумно соглашаться. Он же может. – Наверное, нужно время, чтобы взвесить все «за» и «против». Я не согласна на конфетно-букетный период, но и пустой секс мне тоже не нужен.
Я замолкаю, потому что понимаю, что согласилась на его тонкие намеки. Точнее, в его словах я услышала то, что Смит снова хочет быть со мной вместе. Наверное, я влюбленная идиотка. Но и про умершего мужа не забываю. Кстати, Адама придется знакомить с дочерью, о которой мужчина ничего не знает. Ух, сколько проблем. Закрываю глаза, поджимая губы. Что мне делать? Куда бежать? Я хочу его, но и ненавижу тоже. Слишком много всего между нами произошло, чтобы выкинуть Смита из своей жизни. Но и плохого тоже было много, чтобы снова позволить ему быть рядом.
- Что ты ко мне чувствуешь? Ты ведь не просто так приехал, не просто, чтобы меня увидеть. Ведь так? – я наклонилась к столу, упираясь в него руками, чтобы быть ближе к Адаму, это рискованно. – Только скажи мне честно, хорошо? Я не готова сейчас наступать на старые грабли. Мне нужен рядом мужчина, который не побежит за первой попавшейся короткой юбкой. Да и ты уже не мальчик, чтобы продолжать пускать слюни, - кажется, грубость – это мой конек. Но лучше пусть у нас сейчас ничего не сложится, чем через полгода все заново развалится.

Отредактировано Mila Brown (2015-01-20 16:31:57)

+1

6

Я не смотрю на девушку - просто изучаю тарелку со своим заказом. Не лучшее решение, если любование едой вообще можно назвать решением. Честно, я уже не знаю, что говорить Миле. Я готовил так много слов, множество фраз, которые должны были её убедить, что я стал хорошим. Но вот ответы на самые важные вопросы я как-то не учёл. А она валила мои стены своим напором. И, знаете, я понимал девушку и ни капли не осуждал её поведения. Да, я заслужил это её недоверие, но что мне теперь - в лепешку разбиваться? Поднимаю глаза на брюнетку. Выдавливаю из себя подобие грустной улыбки и в один момент осознаю, что не смогу произнести то, что она хочет услышать. Не потому, что я не чувствую этого, просто какая-то мощная дамба построена в моём сердце, и она не даёт прорваться наружу всему тому потоку эмоций, которые я испытываю. Понимаю, что Миле недостаточно просто моего преданного взгляда, но, чёрт, подери, что я могу с этим поделать? Неужели ей не достаточно просто того, что я чуть не приполз к ней на коленях. Ещё ни одна девушка не удостаивалась такого повышенного внимания к своей персоне, а Браун меня ещё и отвергает. - Ну вспомни, как нам было хорошо вместе. - захожу издалека, пытаясь отвлечь внимание барышни от самого главного. Да я готов говорить сейчас о чём угодно, даже о причинах падения Австро-Венгерской империи, лишь бы не о том, что я чувствую. Эта тема всегда была далека от меня, а сейчас, пусть даже я изменился, она вообще на расстоянии миллиона галактик. И чтобы добраться хотя бы к верхнему пласту моих мыслей, нужно для начала умереть, иначе не хватит времени. - Вспомни, как мы ночью купались в океане. А вспомни, как ты съела много мороженного, а я тебя лечил. - приподнимаю уголки губ, сам предаваясь приятным мыслям. Да, Мила, вспоминай. Пусть это будет сродни эффекту плацебо, когда ты сама себя убедишь, что я уже другой. Нет, я ни в коем случае сейчас не планирую и не знаю наперёд, что снова причиню боль девушке. Больше того - я уверен, что не сделаю этого. Какой-то чуть ли не мальчишеский максимализм и непоколебимая вера в свои силы.
Знаете, мужчина способен на многое, если рядом с ним правильная женщина. Не правда, что мы не готовы разбиваться для вас об асфальты, значит, наверное, вы просто не та, которая нам нужна, и не стоит тешить себя иллюзиями. Иногда даже мы сами слишком сильно утопаем в своих мечтаниях о каком-то идоле, не замечая, что прожигаем жизнь не там и не с теми. Простите за такой эгоизм, но ведь вы, женщины, совсем не лучше. Если мы хоть пытаемся найти свою половинку и упорно ждём её появления в нашей жизни, бросая всех неподходящих, то вы просто делаете выбор с учётом будущего. Реже мы обращаем внимание на ваше состоянии или марку автомобиля. А теперь скажите, что для вас это тоже не важно. Да, я был исключением, как и из ваших правил есть исключения. Да и всем дано изменяться, только вот не все используют эту возможность. Как быть дальше? Хорошее ли это решение просто сидеть один напротив одного в кафе и не знать, что сказать. Ужасное решение, как и большинство моих за последнее время. Хотя я совсем не жалею, просто чувствую себя ужасно нелепо под этим испытательным взглядом. Пощади меня, Мила. я же совсем рядом. И я погибаю от твоего же оружия. Вместо того, чтобы играть на одном поле, ты играешь против меня. А я не отбиваюсь. Я весь в твоей власти. А ты так нещадно крушишь мои муры. Ну же, дорогая, давай покончим это вёс мирно. - Я здесь не просто так. Я здесь ради тебя, Мила! - отчаянно заглядываю в её глаза, пытаясь найти там хоть какой-то ответ. Вижу холод, меня пробирает насквозь. Неужели лёд в её сердце не растопить? Неужели моя льдина та ки будет плавать её океаном, пытаясь безуспешно пристать к берегу? Я так долго не выдержу. Внутри и так взрываются вулканы. - Вот скажи мне, что ты больше ничего не чувствуешь ко мне. Тогда я встану и точно навсегда пропаду из твоей жизни. - наверное, не пропаду, а буду приходить в снах. издалека наблюдать на улице и постоянно бродить в её мыслях. Но если ей хоть немножко страшно меня потерять, то пусть признается, а я уже всё остальное возьму на себя

Отредактировано Adam Smith (2015-01-25 19:09:48)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » дуракам не свойственно меняться