Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » А если все прыгнут? ‡Ты тоже прыгнешь?


А если все прыгнут? ‡Ты тоже прыгнешь?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://imgur.com/o0Rj1tt.gif
Randy and Paula
14.I.15

Ты будешь жить на свете десять раз,
Десятикратно в детях повторенный,
И вправе будешь в свой последний час
Торжествовать над смертью покоренной.
Ты слишком щедро одарен судьбой,
Чтоб совершенство умерло с тобой.
Шекспир, сонет 6

0

2

Выглядит так + черное длинное пальто

https://pp.vk.me/c320416/v320416303/8aef/d0g3yy4J1Z8.jpg

Ну, не сказала бы я, что на улице прямо такое волшебное звездное небо. Запомните, дилетанты, не бывает над мегаполисом яркого звездного неба! Эти огонечки-отражалочки глушит свет от тысяч огней фонарей, фар машин, неона рекламы и отсветов окон. Настоящим звездным небом любуйтесь в глубинке, где до ближайшего крупного города хотя бы десяток миль. А я сегодня собираюсь любоваться именно огнями города, заставляющими одновременно тосковать по чему-то эфемерному и не сбывшемуся и предвкушать что-то волшебное. Люблю такие моменты и такие состояния. Они наполняют меня эмоциями, заставляя вспомнить, что я все еще жива. А в последнее время, не смотря на то, что я, кажется, начала привыкать, мне все чаще и чаще нужны эти дурацкие напоминания. Это странно, что спустя даже столько лет, я все еще вспоминаю случившееся с болью и неким разочарованием. А, к черту...!
Накидываю пальто на плечи и, не попрощавшись с соседкой, выхожу из квартиры, крепко сжимая объемную сумку с красками, альбомом и неизменной фляжкой. Кажется, в ней еще что-то плещется на донышке.
Мой пункт назначения - мост, ведущий на восточную часть города. Тот самый, который, по словам местных, этим летом во время сильного урагана частично обрушился. Не знаю уж, меня здесь летом еще не было, а его, судя по всему, быстро восстановили - сейчас он функционирует в обычном режиме. А это значит - с него должен открываться просто сногсшибательный вид! Деньги в этот раз водятся, и можно было бы доехать на такси, но я, по привычке, спускаюсь в метро, покупаю карточку и захожу в полупустой вагон. Люблю метро. Столько характеров, столько историй. Одни сменяют другие с поразительной скоростью, как кадры бесконечного фильма, или странички тетради, которую мы быстро пролистываем, чтобы нарисованный на полях человечек шагал или смешно отплясывал. Никогда не занималась подобной ерундой, но сравнение удачное. Я невольно оглядываюсь по сторонам, ища не только интересные, но и просто знакомые лица. Иногда мне кажется - чтобы, если что, спрятаться на другой конец вагона или вообще - пересесть в другой поезд, а иногда в надежде, что однажды увижу знакомое лицо сестры или брата, которых оставила добрых десять лет назад... Так, где там моя фляжка?
Цепляюсь за поручень, наблюдая темноту за окном и неясные тени отражений в стеклах. Сегодня нет желания искать новое здесь. Сегодня у меня другая цель. Делаю глоток из фляги - а там, оказывается, дешевый бренди - ловя неодобрительный взгляд пожилой женщины в мини с целлюлитом на почти оголенных бедрах. Ну да, это же мне должно быть стыдно, и правда что! Выуживаю из кармана капельки наушников и погружаюсь в мир музыки, качаясь в такт движению вагона и более не обращая внимания на местных обывателей.
Show me how we end it's alright
Show me how defenseless you really are
Satisfied and empty inside
Well that's all right
Let's give this another try

Выхожу на нужной остановке, оставляя даму с уродливыми бедрами и еще с десяток других, не интересующих меня, личностей позади. Выныриваю из подземки, полной грудью вдыхая влажный холодный воздух с ампутированными музыкой в плеере городскими звуками. Здесь недалеко, нужно немного пройти по широкой хорошо освещенной улице, потом свернуть направо, и вот он - мост. Три полосы в одну сторону, три - в другую, и неширокий почти пустой тротуар перед заграждениями.
А вид и вправду просто великолепный. Ощущение, что тысячи тысяч огоньков колышутся в реке, как светящийся планктон. То, что надо. Итак, где устроимся, да Винчи?
После семи минут хождения по мосту с короткими остановками у заграждения, был сделан вывод, что это самое заграждение очень мне мешает и портит композицию. И удобнее всего расположиться не перед ним, а прямо на нем. Что же. Сказано-сделано. Никогда не боялась высоты, а проходящему мимо народу на меня поразительно плевать, как и водителям проезжающих машин. "Никто не будет меня отвлекать" - именно с этой мыслью я устраиваюсь спиной к тротуару, спустив ноги, и достаю лист бумаги на тонкой дощечке и краски.
Скоро здесь расцветут колеблющиеся в реке огоньки несуществующих домов, отражающихся из куполообразного звездного неба...

+1

3

внешний вид

http://ilarge.listal.com/image/7799187/968full-vinnie-woolston.jpg

Время после праздников похоже на одно большое общее похмелье: у всех прохожих такой вид, как будто они поголовно страдают от расстройства желудка, мигреней и дурного настроения. Словно бы и не было этих двух недель всеобщей любви и доброты, рождественских мелодий, цветных ёлок, улыбок Санты, таких же пластиковых, как набор кукольного доктора в его безразмерном мешке, полном сюрпризов для хороших деточек (всё, что можно приобрести в ближайшем супермаркете со скидкой плюс бонус на вашу потребительскую карту). Пропаганда счастья свёрнута и убрана в шкаф до следующего декабря, а новостные каналы снова затопила волна насилия, истории о разбитых судьбах, финансовых махинациях, войнах и терроризме, о катаклизмах. Словно ничего подобного не происходило все эти дни, как будто сама природа согласилась взять тайм-аут, смирить тайфуны, унять землетрясения и дать людям спокойно отпраздновать рождение невидимого Бога и наступление очередного года. Теперь вакации были окончены, и возмещая за всё пропущенное, преступники и ураганы стали бушевать с новой силой.
Вздёрнув повыше воротник куртки, засунув в карманы руки, Рэнди отвернулся от огромного стеклянного прилавка магазина техники, откуда хорошо видны были экраны многочисленных телевизоров, на которых что-то ежесекундно взрывалось, грохотало и разлеталось на части, бодрым шагом двинувшись прочь, вдоль по хорошо освещённой улице, уходя от ярких витрин к тому месту, где фонарей, шума и света становилось всё меньше. Дорога шла под уклон к реке, к старому, недавно реставрировавшемуся мосту, соединявшему два городских берега, через который пролегал сегодняшний маршрут Сойера, выбранный, надо сказать, не за живописность, а исключительно за протяжённость.
Домой Рэндольфа не тянуло. Ещё один вечер в компании всё того же телевизора и, весьма вероятно, бутылки бурбона, явно не был нужен специальному агенту прямо сейчас, посреди рабочей недели, а альтернативы казались столь же малопривлекательными и алкогольными. Проветрить голову и немного привести в порядок мысли - вот что было ему необходимо. Эти праздники оказались слишком сложными и насыщенными событиями, а ещё более того - эмоциями и переживаниями, чтобы так просто можно было избавиться от вызванного им тяжёлого отходняка. Всего несколько дней, а казалось, будто ещё в конце прошлого года он был совсем другим человек. Впрочем, так оно и было, в каком-то смысле.
У самого крайнего магазинчика, неподалёку от выхода метро, Рэнди задержался, неуверенно переминаясь на месте. Желание вновь начать курить становилось почти нестерпимым, но он завязал почти десять лет назад, и вероятно не стоило возвращаться к этому теперь, рискуя остаться с ещё одной пагубной привычкой на руках до конца жизни. Пагубной и недешёвой, хотя для бездетного холостяка, не имевшего на своём попечении даже рыбки гуппи, это, второе, обстоятельство не стало бы критичным. Негромко вздохнув и нервным жестом взъерошив и без того топорщившиеся в беспорядке волосы, Рэнди уверенно шагнул в полосу рассеянного блёклого света матовых шаров, как будто паривших вверху над мостом на тонких как спицы столбах. От реки тянуло промозглой свежестью, и он потянулся, чтобы застегнуть молнию на куртке, а когда поднял взгляд, случайно заметил немного впереди тёмный силуэт женщины, сидевшей прямо на перилах, опасно свесив ноги по ту сторону ограждения, прямо над маслянисто-чёрной поверхностью воды.
Он испуганно замер, почувствовав, как от выброса адреналина сдавило горло, а сердце ускорилось, ударяясь о грудную клетку как теннисный мячик. Рэнди прикусил губу, вспоминая весь свой опыт работы патрульным и то, как следовало вести себя в таких ситуациях. По счастью, самоубийц за время службы ему встречать не приходилось, но вот работать переговорщиком, заговаривая зубы людям, стараясь убедить их в том, что они делают что-то неправильно или просто потянуть время - да и не однажды. Прежде всего не стоило пугать её, подумал он, делая шаг ближе, не таясь, напротив, стараясь сделать своё приближение заметным. От неожиданности, услышав его голос слишком близко и внезапно, женщина легко могла слететь вниз, сама того не желая.
- Мэм?.. - окликнул Рэнди, останавливаясь в паре метров от задумавшей свести счёты с жизнью особы. - У вас всё в порядке? Надеюсь, вы не собираетесь делать никаких глупостей? Вода сегодня очень холодная, чтобы устраивать купания, поэтому мне не хотелось бы, чтобы вы вынуждали меня прыгать следом за вами... Что бы у вас не стряслось, наверняка это можно решить менее... радикальными методами. Спускайтесь ко мне, осторожно, и мы сможем мирно и спокойно поговорить.

+1

4

Постепенно, на белом листе бумаги аккуратными мелкими мазками зарождается отражение. Оно вибрирует, оно движется и меняется, от чего в глазах начинает рябить, будто по кусочку прямоугольного плоского пространства проходят мелкие воны. Мешанина из цвета, где в глубоком до черноты синем, с легкой тенью фиолетового, как глубоководные цветы, вспыхивают красные, желтые, оранжевые, синие искорки. Обычно строгие и ровные прямоугольники зданий здесь причудливо закручены в спирали, изогнуты дугой, подернуты смутной рябью и расплывчаты до неузнаваемости. Смотря на них, ты не можешь определить - к какому городу относится это отражение. Быть может, это даже не в Штатах. Быть может, это даже не в нашей вселенной. Я рисую не то, что вижу, а то, что чувствую.
Гораздо сложнее рождается реальность. Хотя, казалось бы, что в этом сложного? Мягкий переход от прозрачной и холодной голубизны, чуть подсвеченной желтым, как будто небо опоили экстрактом из магических светлячков, и оно мягко засияло изнутри само по себе, через сапфировый синий, пронизанных чем-то неясно-тревожным, к иссиня-фиолетовому, теплому и бархатному, исшитому маленькими драгоценными бусинами. Но нет, именно это рисовать - тяжелее всего. Всегда сложно передать настоящее чистое одиночество, упрятанное за отражение искусственного движения...
Рисовать сложно как внутренне, так и внешне. Тонкая дощечка упирается в колени, маленькую палитру с масляными красками приходится прижимать большим пальцем левой руки, от чего тот немеет, и в какие-то моменты ты вообще не уверена, что он все еще принадлежит тебе, а не сросся с кусочком пластика, испещренным красками. Приходится горбиться, стараясь одновременно не уронить сам импровизированный мольберт и, при этом, не рухнуть вниз, так сказать, полным составом.
Уши все так же заткнуты наушниками, и, естественно, я не слышу ничего вокруг. Если первые минут десять-пятнадцать я еще оглядывалась по сторонам, дабы убедиться, что не нервирую своим присутствием редких прохожих, то сейчас я полностью погрузилась в работу, чувствуя непередаваемый прилив сил и вдохновения.
Какой-то неприятный укол беспокойства заставил меня резко обернуться, когда я делала очередной "небесный" мазок. Взгляд скользнул по периферии, смазывая четкую картинку в расплывчатые полутемные контуры, и уткнулся в мужскую фигуру, находящуюся в опасной близости.
- Мать твою...! - Рефлексы сработали быстрее, чем я успела сложить два и два, я дернулась всем телом, руки дрогнули, подражая общему движению и... кисть, палитра, мольберт - все полетело вниз, в темную пропасть. Тело рефлекторно дернулось спасать одну из, пожалуй, самых удачных моих работ, бедро неудачно соскользнуло с перил, увлекая за собой все остальное.
- Бля! - выворачивая руки до хруста в суставах и стараясь развернуться всем телом, я мертвой хваткой вцепилась в поручни. Сознание озарила мысль о том, что умирать в расцвете сил, это нихера не значит, что в двадцать семь лет! Зажмурившись и тяжело дыша, я старалась выровнять равновесие, почти что повиснув над рекой, которая буквально мгновение назад с хлюпаньем поглотила мою картину. Так как меня продолжала сотрясать крупная дрожь от пережитого двойного потрясения - держаться было довольно проблематично. Прагматичная часть моего сознания требовала успокоиться, дышать ровно и не делать резких движений. Эмоциональная визжала дурным голосом, что как только тело выберется наружу, оно просто обязано надрать задницу этому чертову сукину сыну, который, как тот пипец - подкрался незаметно. Пока я была склонна соглашаться именно с этой частью...

+1

5

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » А если все прыгнут? ‡Ты тоже прыгнешь?