Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Double trouble


Double trouble

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.su/4716641.gif

Участники:
Christopher von Herz, Abigail Browning
Место, время действия:
16 января. Около 5 часов вечера, кабинет декана.
Описание:
Ученица тоже имеет право жаловаться на нерадивых преподавателей, или что делать, когда твой профессор - мудак.

+1

2

внешний вид

http://sf.uploads.ru/1HLx9.jpg

[несколько часов назад...]
- Ни один преподаватель не смеет запрещать мне выражать свое мнение! Я имею, черт возьми, право, говорить то, что считаю правильным!
Лекция плавно перешла в ссору. И кто бы мог подумать, но ссора была между студенткой и преподавателем. Не думаю, что такое часто случается в этом университете. Не уверена даже, было ли такое раньше вообще.
Я поступила сюда несколько дней назад. Должна признаться, что университет - такое же дерьмо, как и школа, только здесь ты чувствуешь себя свободнее. Пока вот такие преподаватели, как этот мужик по литературе, не портят все первое впечатление.
- Мы на литературе, а не на гребанной математике, а, значит, здесь нет правильных и неправильных ответов. Вам стоит научиться уважать чужое мнение. И запомните, я всегда буду говорить то, что думаю, и у Вас не получится меня переубедить, и уж тем более - заставить молчать.
Голос мой был то спокойным и хладнокровным, то резким, то переходил в крик.
- Черта с два вы будете осуждать мою точку зрения. - Это была моя последняя фраза в разросшемся между нами споре. Я посмотрела мистеру фон Хэрцу в глаза, ударила рукой по его столу, демонстративно развернулась и направилась к выходу. Но у самой двери я остановилась.
- Придется мне сегодня заглянуть к декану, пусть он разберется, что к чему, - сказала я, даже не разворачиваясь к преподавателю, вышла из кабинета и хлопнула дверью.
К счастью, лекция должна была закончиться через десять минут, поэтому я даже почти не сорвала ее. Просто ушла чуть раньше. И немного громко. Я не думала, что тут у меня возникнут какие-то проблемы. А, как вижу, они уже возникают.
Я всегда любила литературу. Но после сегодняшнего инцидента этот предмет для меня будет хуже пыток.

[сейчас...]
Весь день думаю только о том, что произошло сегодня на литературе. Сразу столько негативных эмоций во мне, кажется, еще никогда одновременно не проявлялись. Я была просто вне себя от злости. Да кто он вообще такой, чтобы мне указывать? Он даже не школьный учитель! Ведь это в школе детей обычно держат под строгим контролем и убивают всю их уникальность, делая одинаковых "идеальных" учеников.  Или хотите сказать, я не права? Это так, и натерпевшись всего этого в школе, продолжать в университете я не собираюсь. Такого больше не повторится. А если повторится, то я буду так же отстаивать свою правоту. И в конце концов этот мудак поймет, что со мной лучше не спорить и не будет меня трогать. А я буду делать, что и всегда делаю: говорить, много говорить и говорить то, что думаю. И где, как не на уроках литературы, мы можем развивать сознание, воображение и вообще весь свой духовный мир? Не на физике же.
Короче, я все-таки решила после занятий наведаться к декану факультета. Ну, раз уж он главный, пусть следит за теми придурками, которых называют преподавателями. И вообще, надо быть разборчивее при приеме на такую работу.
Главное, чтобы мне поверили. И еще важнее, чтобы декан встал на мою сторону и в случае чего, защищал бы мои права, а не права этого... кхм...
Я стояла перед дверью в кабинет декана, продумывая, как лучше сформулировать свою жалобу, какие привести аргументы, как все точно изложить. Нужно было, чтобы все получилось. Тогда преподавателю грозил бы как минимум - выговор. А это уже неплохо. Пусть хоть задумается.
Стук в дверь. Медленно приоткрывая ее, захожу в кабинет.
- Добрый ве... - Поднимаю глаза, чтобы увидеть декана, сидящего на своим рабочим столом, но... - Какого черта? Что вы тут забыли? Вы издеваетесь? Это привело меня в полнейшее недоумение. При одном взгляде на фон Хэрца во мне просыпалась дикая ненависть и отвращение. Взгляд мой сразу изменился, я просто стояла у двери, не в состоянии даже двинутся. Это было слишком неожиданно. - Где декан? Я не с вами пришла разговаривать. Наш разговор, вроде бы, уже окончен.
"Я не выдержу с ним в одном помещении и минуты. Сейчас же уйду, если здесь нет декана. Плевать я на него хотела."

+1

3

L O O K


Вдохни. Затем медленно выдохни. Почувствуй, как новая порция кислорода бодрит сознание. Почувствуй и успокойся. Кристофер, это просто девчонка. Ей не вывести тебя из себя.
Подобная моральная передышка, занявшая от силы десять секунд, тем не менее, возымела свое чудотворное действие. Я мог поразиться своей несдержанности, ведь где это видано, чтобы студенты своими сумасбродными речами выводили меня из себя. Даже звучит абсурдно. И все-таки я позволил подобному случиться. Искать себе оправдание, когда страшное уже произошло, не было смысла. Но я все еще мог взять себя в руки, все еще мог вырулить ситуацию.
Я сижу в аудитории на преподавательском месте, вальяжно раскинувшись. Подобные пафосные позы уже вошли в привычку, стоит отдать должное нулям на моем банковском счету, ведь именно благодаря им я могу так себя вести. А еще просто потому, что я такой моральный урод.
Вот только я тот моральный урод, который держит все под контролем. Ненавижу бардак. Хотя "бардак" - это как раз-таки то слово, которым можно описать сегодняшнюю лекцию. Как такое произошло - непонятно. Но результат на лицо: вводная лекция о немецкой классике переросла в балаган. Да простят меня мои предки.
Дело в том, что к этим лекциям я отношусь особенно трепетно. Они мое все, мое наследие, следовательно, часть меня. Немецкую классику я знал вдоль и поперёк, и, если в разговорах о мыслях иностранных авторов я еще мог быть лоялен, то когда речь заходила о чем-то родном, я был категоричен. Все произведения очень тонкие, и в английском переводе едва ли возможно уловить главную суть. Я всегда считал, что английский - варварский язык, который безжалостно обдирает подлинный текст. Посему я надеялся, что у моих студентов хватит благоразумия положиться на мнение человека, который прикасался к прекрасному в оригинале.
Не хватило.
Когда среди гула голосов я услышал один, громкий и четкий, на мгновение встрепенулся. Я краем уха слышал точки зрения, которые все сплошь и рядом были скучны и однообразны, но одна все-таки привлекла внимание. Взглядом я нашел источник шума и обнаружил, что им являлась незнакомая мне юная леди. Поймал себя на мысли, что раньше не видел ее. Однако это не помешало мне недобро сощуриться, когда я прокрутил в своей голове ее ответ.
Понятия не имею, как весь мир вокруг вдруг взорвался. Напряженная дискуссия стремительно набирала обороты, превращалась в неконтролируемую лавину, которая в итоге привела к настоящей ссоре. Иначе не назовешь. Сначала я спокойно попытался объяснить Мисс, что английский перевод не позволяет как следует понять персонажа, поэтому ее точка зрения немного некорректна. Каково же было мое удивление, когда в ответ на меня обрушилась такая порция отборного негатива вкупе с писками насчет прав студентов и прочей ерунде. Хотелось закатить глаза и напомнить буйной леди, что "д - демократия" есть не более, чем массовое заблуждение, поэтому не стоит говорить о каких-то правах на мнение, точку зрения. Бред он и в Африке бред, и лучше его держать при себе. Впрочем, эта студентка явно не собиралась меня слушать, поэтому просто ушла, хлопнув дверью и погрозив жалобой на имя самого декана. Как жаль, что она уже не видела, как при последних словах мои губы изогнулись в чуть заметной улыбке. Жаловаться декану? Боги, какая сладкая ирония жизни.
***
Остаток дня пролетел незаметно. Уже через два часа я забыл о неприятном инциденте, с головой погрузился в работу. Еще несколько лекций, которые полностью меня измотали. Границы подростковой тупости (иначе и не скажешь) вводили меня в такое безграничное уныние, что спасти мог только джин. Однако оставалось лишь скрипеть зубами от этого рабочего "не положено". И ведь даже не было ни единой лазейки, чтобы тайком нарушить правила, ибо я теперь чертов декан, пример, эталон для всего курса. 
Просто исчезнуть.
Скрыться в темной прохладе своего кабинета, обставленного в лучших традициях немецкой классики. Признаться, переселившись на рабочее место предыдущего декана, я провел просто кардинальный ремонт, но результат меня радовал. В своей персональной пещере я чувствовал себя комфортно. Даже если эта пещера на вечер должна была превратиться в камеру пыток.
А разве может быть иначе, когда на столе кипы бумаг с отчетами, статистиками и прочей макулатурой, которая никому не нужна, но которую на меня с такой радостью вешают.
Просто прекрасно.
Сижу за своим столом из темного дерева уже час второй, иногда бросая тоскливый взгляд в сторону серванта, где за стеклянной дверцей меня ждало персональное алкогольное спасение. Легкое чувство тоски грызет мне ребра, но я решительно отмахиваю его в сторону. Спокойствие. Такое приятное и невесомое, оно обволакивает меня, погружая в какая-то аморфное состояние. И это приятно. Чертовски приятно, ведь я так люблю тишину.
Но, оказывается, счастье не вечно. Я это уже знал, но сейчас было особенно обидно.
Короткий стук в дверь, который разрушает все те воздушные баррикады, которыми я отгородился от внешнего мира. И голос. Боже, до чего громко. Режет мне слух, и я недовольно морщусь, но в следующий момент замираю.
Потому что вижу ее. Та самая девочка-проблема, которая изрядно подпортила мне нервы с утра. Мне понадобилось пару мгновений, чтобы вспомнить о недавнем инциденте.
Мне даже не хотелось прерывать эти ее дерзкие речи. Они заставили меня лишь откинуться на спинку своего кожаного кресла и негромко засмеяться. Впервые за день. Однако ее тон, ее горящий, полный презрения взгляд заставлял гнев с новой силой закипеть в моей груди. Какого хрена она о себе возомнила? Да, пожалуй, вот то самое, что так сильно в ней бесило. Она возомнила, будто я ее одногрупник, и со мной можно показывать свой крутой норов? Надо бы спустить ребенка с небес на землю. Когда, наконец, дама соизволила закрыть свой рот (неужели), я задумчиво сощурился, оглядывая ее с ног до головы оценивающим взглядом.
- Юная Мисс, Вы невероятно льстите себе, если думаете, что я хотя бы помню о вашем существовании, не говоря уже о том, чтобы издеваться. - губы на пару секунд кривятся в презрительном жесте. Но когда я слышу требование нарушительницы моего спокойствия, то снова не могу сдержать ухмылки. - Вам нужен декан? Поздравляю, он перед Вами. Что-то случилось?

+1

4

Эмоции во мне просто перехлестывали через край, но на лице моем не выражалась ни одна из них. Я не хотела показывать того, что творится у меня внутри. Не хотела показывать то, что чувствую. Я хотела сделать вид, что мне совершенно наплевать. По крайней мере, я очень пыталась держаться. Я все еще стояла у двери как вкопанная. Как я сразу не догадалась, что он... он еще и гребанный декан! Естественно, он не мог бы попасть в этот кабинет и не сидел бы здесь в пять часов вечера после того, как закончились лекции. "Я влипла..." - только и пронеслось у меня в мыслях. Ничего не вышло. Мне не удалось отомстить ему, не удалось подпортить ему жизнь и работу, ничего не получилось! Я готова была просто провалиться, потому что, серьезно, я не знала, что теперь делать. Я чувствовала себя в ловушке. Так паршиво, еще хуже, чем сегодня во время ссоры на самой лекции. Отступать было нельзя. Это не в моем духе, я никогда не отступаю просто так. Он, как минимум, должен хотя бы надолго запомнить эту нашу встречу. Запомнить меня. Запомнить, что меня лучше не трогать. Запомнить, что я не такая как все. Что со мной это не пройдет. Я должна показать ему, что я не одна из этого стада тупоголовых студентов. Но только теперь уже я не знала как... Все мысли, грандиозные идеи и великие планы резко исчезли из моего сознания. Совершенная пустота, ни одной идеи, ничего. Я никогда раньше не сталкивалась с человеком, который вот так вот мог ввести меня в ступор. Ему это с рук не сойдет... У меня впереди еще много времени на обдумывание плана поражения этого выпендрежного преподавателя, возомнившего себя просто, мать его, Иисусом, таким спокойным, неприступным и красноречивым. Боже мой, уже дрожу от страха! Да он даже выглядит жалко.
Если признаться, я бы сейчас все отдала, чтобы не находиться в этом кабинете рядом с ним. Даже не знаю, что было сильнее: страх потерпеть поражение, впервые в жизни, или просто отвращение к этому типу. Да и какая, собственно, разница.
Я стояла и думала, что мне теперь делать. У него сейчас все козыри. А я как обычно, одна, зато при своем мнении. Просто шикарно! Когда-то я точно пожалею о своем характере. Возможно, даже сегодня... Если бы я подумала своей головой и хотя бы решила заглянуть в список преподавателей и деканов Калифорнийского университета, возможно, я бы избежала этой неудачной ситуации. Но что сделано - то сделано. Ничего уже не исправить. Нельзя развернуться и уйти. Нельзя сдаться. Нужно держать удар. "Нужно держать удар..."
Я собралась с мыслями, сделала глубокий вдох и закрыла за собой дверь. Собиралась ли я оставаться здесь надолго? Ну уж нет, не дождетесь. Но нехорошо будет, если кто-то услышит такую неприятную беседу в коридоре или вдруг решит заглянуть без стука.
Медленно подхожу к столу, за которым сидит царь всея вселенной, этот чертов мистер фон Хэрц. Смотрю на него, и прокручиваю в голове, чтобы сделала с ним, если бы была гарантия не попасть за решетку. Но убийство - это ведь грех. Надо бы обойтись без этого... У меня и так, кажется, набралось уже больше семи грехов.
Наверное, у него полно студенток-поклонниц, которые сходят с ума от этого холодного взгляда и спокойного голоса. А меня от него просто воротит! Я же говорила, я не такая как все... Очень скоро он это поймет. Обязательно поймет.
- Что ж, уважаемый декан... Как, говорите, ваше имя? - Я была непревзойденной актрисой. И я могла жутко раздражать своим поведением, да, я прекрасно знала это. Когда я начинала подыгрывать, это действовало на нервы всем. Даже самый спокойный в мире человек не выдержал бы такого. Мне просто хотелось побесить этого придурка. У меня больше не оставалось ходов. Я в тупике. Я не знала, что делать. Я ничего не могла сделать. И я просто начала себя развлекать. - Ах, да какая в прочем разница? Я пришла не за этим... - Голос мой звучал мягко, я говорила медленно, иногда переходила на шепот. Это звучало, даже, немного сексуально, от чего мне было жутко смешно. Но я ведь актриса, а значит, я могла контролировать свои эмоции. Я еле сдерживала смех, но продолжала быть  в образе. - Я хотела поговорить с вами о мистере фон Хэрце... Знаете, мне совсем не нравится, как он преподает. А еще он совершенно не уважает мое мнение и пытался унизить перед всей группой! - Ну, иногда актеры преувеличивают что-то. Это нормально. Это для создания эффекта.
Я положила руки на стол декана, склонила голову и посмотрела ему прямо в глаза. На лице моем появилась улыбка, вовсе не искренняя. Все это было большим сарказмом. Эти его стеклянные глаза с холодным безразличным взглядом, как же они меня раздражали. Надеюсь, у меня будет взаимная ненависть друг к другу. Ах, а ведь я буду его студенткой еще целых три года, и ему придется терпеть. А он будет моим преподавателем еще целых три года... и мне его придется терпеть.

+1

5

Из-за чего мы так стукнулись лбами? Ответ на этот вопрос у меня был, как, наверное, ответ вообще на любой вопрос в мире. Мы такие разные. Сделаны не только из разного теста, но и в разных странах. Личности, полностью противоположные друг другу, которые рядом  никак не уживутся. Это я понял сразу, как только ее жгучие темно-карие глаза встретились с моими льдисто-голубыми. Я встречал таких девушек, как эта студентка, но никогда не подпускал их к себе близко, ибо знал, чем закончится наше общение. Я не любил таких людей, поэтому старательно избегал. Эта дама - человек-эмоция. У нее все написано на лице, даже сейчас, когда она так старательно изображает равнодушие. Тем не менее, горящий взгляд выдает ее с головой, ровно как и эта напряженная боевая поза. Я даже допустил мысль, что будь ее воля, она бы давно набросилась на меня и разодрала в клочья. Подобного рода предположение заставило меня чуть улыбнуться. Возможно, со стороны это выглядело как насмешка над моей посетительницей, но не все ли равно? Ее это заведет еще больше, тут не оставалось ни малейших сомнений.
Кажется, леди промахнулась в своей нападке, ибо как только слово "декан" прозвучало в воздухе вкупе с моим именем, лицо ее на долю мгновения поменяло свое выражение. Что это было? Смятение? Разумеется. Дерзкая девчонка не знала, что делать и теперь судорожно соображала, как же выкрутиться из столь неловкой ситуации. А я получал искреннее наслаждение, ведь понимал: я на шаг впереди. И всегда буду, mein Mädchen, можешь в этом не сомневаться. Но постойте-ка! Неужели я уподобился этому дитя и объявил ей войну? Как по-детски с моей стороны. Впрочем, закипающее в груди раздражение все-таки мешало мыслить достаточно здраво. Более того, наш скандал плавно перемещался в более интимную обстановку, поэтому я мог немного разделить азарт этой особы. Если она хочет померяться силами со мной, то флаг ей в руки. Я позволю ей разыграть этот спектакль, дам возможность проявить себя. А в конце сделаю вывод, действительно ли она чего-то стоит, или же я могу спокойно отправить ее к общему стаду.
Она была не глупа. Достаточно не глупа и чересчур амбициозна, но все это положительные качества. Ей не хватало только гибкости мышления, она так цеплялась за свое мнение, даже если оно не было верным на все сто процентов. Однако гибкость для той специальности, которую она выбрала, просто необходима, поэтому моя основная цель - научить ее. Пусть даже не совсем традиционными методами. Мой преподавательский дар заключается в том, что я очень умело нахожу подход к каждому студенту, а тут нужны были особые  меры... Девушка просто так не отстанет, особенно теперь, когда первый раунд был ею проигран. Она потеряла все козыри, все красные ниточки и теперь была вынуждена импровизировать. А я в свою очередь готов был посмотреть, насколько хорошо ей это удастся.
Она приближается к моему столу, и я невольно чувствую, как напрягается собственное тело. Что за черт? Я должен быть до ужаса невозмутимым, но чем меньше было между нами расстояние, тем сильнее ее аура действовала мне на нервы. Я бы сказал, слишком сильно. Говорят, что противоположности притягиваются. Но с каждой минутой, проведенной в ее "милом" обществе я все больше в этом сомневался. Не стану кривить душой, буду несказанно рад, когда она соизволит покинуть мой кабинет.
А дальше начинается die dramatische Vorstellung в лучших традициях классического театра. Я бы, не задумываясь, вручил этой особе Оскара, если так она быстрее уберется с моей личной территории. А личная территория начиналась как раз за моим столом, но который она так бесцеремонно взгромоздила свои тонкие ручки. Эта ее подача вперед заставляет меня откинуться в кресле назад, увеличивая дистанцию. Пусть думает, что мне неприятна ее близость, ее это отрезвит. Хотя словно неприятно здесь не подходит. Скорее мое собственное напряжение начинало непростительно зашкаливать. Я просто старался сохранить контроль над ситуацией в своих руках, и мне это удавалось. Я ведь все-таки толкнул гостью на беспощадную импровизацию. Импровизацию, с помощью которой она хотела сменить расстановку сил. Удачи ей в этом.
Ее голос медом льется из ярко накрашенных губ. Прям песнь змия в Эдеме. Роль невинной девочки, возмущенной нерадивым поведением профессора, ей удавалась превосходно, но эта интимная нотка в голосе была явно лишней. Я все-таки был мужчина, и мое сознание реагировало на эти подтексты чисто рефлекторно. Это было зря. Она моя ученица, а я ее преподаватель. Следовало бы придерживаться сухому формальному стилю в общении, но, очевидно, не тут-то было.
Пока девушка говорит, я открываю папку с личными делами учеников, быстро пролистывая нужную мне группу. Гляжу на фотографии студентов, выискивая определенное лицо. Значит, у бестии есть имя? Эбигейл Браунинг. Мысленно пробую это имя на вкус, и стараюсь игнорировать тот факт, как при его звучании по коже пробегают мурашки. Искренне надеюсь, что отвращения. 
- Мисс Браунинг, - начинаю неторопливо, глядя прямо в глаза Эбигейл. В моем взгляде полыхнуло недовольство, но лицо оставалось бесстрастным. - Я бы советовал вам сменить тон, вы не в постели с любовником разговариваете. - произношу четко, бросая каждое слово ей в лицо. Но затем губы кривятся в снисходительной усмешке, я смотрю на девушку свысока, несмотря на то, что это я сижу, а она возвышается надо мной. В моем взгляде все равно непоколебимая властность, и мы оба ее ощущаем. - О мистере фон Хэрце, значит? - довольно щелкаю языком. - Пожалуйста, я все же декан, и это моя обязанность. Давайте проведем объективный анализ. - я встаю из-за стола и начинаю неторопливо двигаться по кабинету, зацепившись пальцами за лацканы собственного пиджака. - Мистер фон Хэрц работает в нашем университете не первый год, имеет прекрасные рекомендации, преподавательский стаж, но, больше того, прекрасные отзывы от самих учеников. Возможно, он не самый простой человек, но как к преподавателю я еще ни разу не слышал к нему претензий. - выдерживаю паузу, давая девушке возможность подготовиться к собственному краху. - Конфликтная ситуация, возникшая на вашей утренней лекции, насколько мне известно, затронула лишь вас двоих. Из пятидесяти человек, сидевших в аудитории, недовольны лишь Вы. - после этих слов останавливаюсь прям напротив Эбигейл, но между нами порядочное расстояние в несколько метров. Не прерываю зрительного контакта. - А вы, Мисс, учитесь здесь меньше недели, следовательно, у вас пока здесь ни репутации, ни рекомендаций. - два стремительных шага вперед. Между нами чуть меньше метра. - И, помнится, спор был о немецкой классике. Как думаете, к чьему мнению прислушаются больше? К квалифицированному педагогу, носителю языка или же к новенькой ученице, которая пока никак не проявила себя, кроме как в роли выскочки. - кривлю губы у смешке. У нее невероятно приятные духи. И я проклинаю себя за такие мысли. - Как вам такой непредвзятый анализ, Эбигейл?

+1

6

Такое разное поведение. Такие разные люди. Столкнулись друг с другом, как две стихии. Слишком быстро, слишком резко. Ни к чему хорошему это не приведет... Как же хочется, чтобы это все поскорее закончилось. Выдерживать такой натиск невыносимо. Он оказался не таким простым, как показался мне при первой встрече. Да я впервые видела такого человека. Держаться так безразлично, холодно, равнодушно. Я вижу людей насквозь, я очень хорошо их чувствую. Я знаю, что он просто сдерживает это. Не дает эмоциям брать верх. Скрывается. Держит определенный образ. Наверное, это единственное, в чем мы были похожи... Мы оба создали каждый свой образ, но, черт возьми, насколько они были противоположные! Если бы вы искали самые противоположные в мире вещи, самый положительный плюс, столкнувшийся с самым отрицательным минусом, клянусь, вы бы попали в этот кабинет именно в эту минуту.
Обстановка в кабинете была слишком напряженной. Не думаю, что кто-то из нас нервничал, разве что может совсем немного. В воздухе  парила ненависть, отвращение, все самые мерзкие эмоции, которые люди только могли друг к другу испытывать. И при этом что-то внутри меня, такое крошечное, желало, чтобы все эти эмоции растворились, просто исчезли, чтобы от них ничего не осталось. Чем дольше я находилась с ним рядом, тем больше нового открывала в нем для себя. И жуткий интерес разгорался во мне, потому что с каждой находкой чего-то нового он становился все непонятнее и дальше, а не наоборот.
Это было очень трудно, потому я не встречала раньше таких людей. Я не знала, что где-то в мире существует стопроцентная мне противоположность.
Может быть даже, на долю секунды, мне стало страшно.
Но голос его вывел меня из всех этих размышлений. От одного взгляда на него снова пробежала дрожь. Он определенно не вызывал во мне никаких положительных эмоций. Но почему-то мне показалось, что мне это нравится.
"Выкинь эти мысли из своей долбанной головы. Приди в себя. Соберись. Ты все равно проиграла..."
Уже не было мне смысла успокаивать себя, придумывать какой-то план, обдумывать следующие ходы. Шах и мат. Я никогда за все эти девятнадцать лет, очень нелегкие, между прочим, девятнадцать лет моей жизни, была совершенно беспомощна. Это меня угнетало, я ненавидела себя в эту секунду, а еще больше его. Но все было в каком-то тумане, я плохо осознавала происходящее, и все это вызывало у меня кучу совершенно новых эмоций. Я впервые проиграла, но я не чувствовала себя разгромленной. Мне казалось, что этот проигрыш был вовсе не зря.
- Не дай Бог я бы оказалась с Вами в постели, - фыркнула я, еле сдерживая смех. От одной мысли. "Так, все, не думаем об этом... Спокойствие..."
Слушаю все, что говорит фон Хэрц, изображая нарочито особенную внимательность. Пристально смотрю на него, хотя на некоторых фразах меня даже передергивало. Что-то безумно неприятное. Безумно притягательное.
Время от времени закрываю рот рукой, что громко не засмеяться. Некоторые его фразы просто абсурдны. Такая высокая самооценка, черт его подери. А я думала, это у меня еще характер трудный...
Выслушав все до конца, озадаченно поднимаю брови и одариваю его аплодисментами.
- Прекрасный анализ, уважаемый декан, только вот хочу добавить еще, что у мистера фон Хэрца возмутительно завышенная самооценка! - Говорю таким серьезным голосом. "Ах, Голливуд по мне плачет. Интересно, на сколько процентов по стобалльной шкале я его уже раздражаю?" И тут же понимаю, что, наверное, не больше десяти. Такого, как он, даже я не способна вывести из себя. Просто невероятно. Я в гневе и потрясении одновременно.
Я просто проигнорировала все его слова, как-то задевающие или унижающие меня. Я уже прекрасно понимала, что нет смысла спорить, нет смысла настаивать на своем. Просто нет смысла. Но я решила посидеть у него в кабинете, я же никуда не тороплюсь... Единственное, чего мне хотелось бы сейчас, это услышать от него извинение. Но добиться такой почести от самого фон Хэрца будет непросто. Поэтому я либо должна его задолбать до состояния, когда он на все будет готов, лишь бы я ушла, либо вести себя так же спокойно и не возмутительно, как и он. "Кофе, что ли попросить? Или, может, он прячет в своем кабинете что покрепче..."
Я уже собиралась просто признать свое поражение, встать и уйти. Но я не смогу тогда смотреть ему в глаза. Не смогу приходить не лекции. Мне будет не просто противно. Это будет для меня худшим унижением. А так просто он от меня не отвяжется... Думаю, он это уже и сам понял. Может потом будет меньше выпендриваться и выставлять напоказ свое самолюбие.
- До каких там ваш рабочий день? - Спросила я, нарушая тишину. - Хотя, мне некуда торопиться...

+1

7

Что нужно этой девчонке? Мне становилось непонятно. Она же была далеко не глупа и понимала, что в этом споре ей не выиграть. И дело даже не в моей чопорности и в бессмысленности ее аргументов, а скорее в сути человеческого общества. В пищевой цепочке нашего университета я стоял на пару ступенек выше, поэтому при любом раскладе способен был поглотить такую мелкую рыбешку, как обычная студентка. Прибавьте ко всему этому мой отвратительный характер и доводящий до истерики перфекционизм, и вуаля! Полный разгром вам обеспечен. Да, я действительно такой щепетильный во всех отношениях, даже когда речь идет об элементарном споре с ученицей. Хотя, честно, я до сих пор не мог понять, какого черта я вообще так завожусь из-за этого конфликта. Я же всегда являлся невозмутимостью во плоти. Что же изменилось в этот раз? Неужели, это тот самый случай, когда находишь своего идеального врага? Знаете, эта история об идеальном противнике. Ведь искренняя ненависть, как искренняя любовь, встречается не часто, как правило, даже реже любви. Ведь люди, несмотря на всю свою гадливость, существа неспособные осилить такое высокое чувство, как настоящая ненависть. А ведь очень зря. Ведь что может быть слаще чистого, ничем не прикрытого презрения? Оно терпким соком растекается по жилам, будоражит сознание и воображение, заставляет все внутри сладко сжаться от неведомых доселе чувств. Кажется, я впервые испытывал подобное. Когда думаешь, что пятнадцать лет за убийство - не так много. Или у нас разрешена смертная казнь? Вот уж сейчас не вспомню, ибо все внимание сосредоточено на этой девушке, которая за весь день уже дважды доводит меня до невроза. Пусть сейчас, когда мы наедине, мне удается чуть лучше владеть собой. Я могу сосредоточить весь поток негатива на одной Эбигейл, вылить ей на голову чан немецкого презрения и спокойно удалиться. Но она держала, будто держала рядом с собой, наверное, поэтому между нами до сих пор один метр. И осознание этого факта вдруг оттолкнуло, спустило с небес на землю, заставило вспомнить, что ненависть не страсть, и подобные подтексты не уместны.
- К своему счастью, я с детьми не сплю. - стоп. Стоп. Стоп. Стоп. На кой черт я это сказал? Почему мы вообще продолжаем перекидываться завуалированными фразами сексуального характера? Именно в этот момент я мысленно даю себе тяжелую пощечину, делая шаг назад, вырываясь из плена этой бестии. Теперь она не душит меня своей горячностью, своими эмоциями, которые хлещут через край. Я удаляюсь в свою зону комфорта, где спокойней, тише, а главное - нет ее. Когда эта девчонка не нарушает мое личное пространство, когда ее темные глаза не утаскивают в свою пучину, я чувствую себя уравновешенней. А где равновесие, там и контроль. Старый добрый контроль над всем происходящим. Сейчас ты мне и нужен, я ведь не могу позволить правит бал какой-то нерадивой студентке, верно? Было бы слишком непрофессионально с моей стороны. Хотя так неосторожно брошенная мной фраза уже указала на мою непедагогичную манеру общения с этой юной особой.
Просьо уйди. Избавь меня от своего отравляющего общества. Ты привносишь в мой мир хаос и беспорядок, а этого я терпеть не могу. Более того, Эбигейл, я тебя даже не знаю, чтобы позволять подобные вольности на моей территории. Просто уйди.
Этот мысленный призыв отдаленно напомнил какую-то мантру. Мне действительно нужен был покой, одиночество. Я хотел остаться наедине со своим гневом, чтобы усмирить его, не давать ломать мне изнутри ребра. Хотя я не мог не отметить парадоксальность своих ощущений... Меня до исступления огорчал тот факт, что общество этой Мисс так стремительно и легко рушило весь привычный для меня ход вещей. Гнев мешал управлять всем - значит был лишним. Одновременно с этим я испытывал какое-то аморальное удовольствие от своего раздражения. Запретный плод, кажется, на самом деле оказался сладок. Иначе почему я до сих пор не выставил хамку за дверь? Кристофер фон Хэрц, да ты ловишь кайф от того, как этой ненормальной удается выводить тебя из себя. Тебе нравится, когда она играет на твоих нервах, как на арфе. Но еще больше тебе нравится ставить ее на место. Что это за элементы морального садомазохизма? Или студенты с недавних пор пробуждают мои худшие качества?
- Дело не в высокой самооценке, а в сухой статистике, Мисс Браунинг. - снова перехожу на демонстративно холодный тон, на официальное обращение. Называя девушку по фамилии, словно отстранял ее от себя, а именно этого мне и хотелось. Подальше. Она слишком путает мои мысли. Но сейчас мой голос снова звучал отстраненно, а из глаз исчез гнев, оставалось лишь равнодушие. Совершенно искреннее, гадкое и снисходительное равнодушие. Снова смотрю на нее сверху вниз, как на неразумную. Да, все-таки чем дальше источник раздражения, тем проще с ним справляться. Поразительно, но я почти успокоился, пока, обогнув девушку кругом, не прошествовал к серванту, где меня ждал джин. Бутылка с надеждой взглянула на меня, но я прикрыл глаза и покачал головой. Позже. Как только избавлюсь от этой бестии - напьюсь. Это то, что нужно сегодня.
- Для чего Вам знать расписание моего рабочего дня? Хотите на выходе из Университета закидать меня помидорами? - насмешливо вскидываю брови. Да, вот оно, презренное безразличие. Я так мастерски им владею. И все-таки черт, сидящий внутри меня, заставляет бросить мимолетный взгляд на часы. Как вовремя дамочка спохватилась... - На самом деле, я уже десять минут как должен ехать домой, дабы насладиться тишиной и покоем. - последнее словно я особенно подчеркнул, напоминая Эбигейл, что она является разрушительницей этого драгоценного покоя, именно поэтому мне надо от нее избавиться. - Поэтому было бы неплохо, если бы Вы покинули мой кабинет. Будьте хоть иногда хорошей девочкой. - после этих слов тяжело вздыхаю, изображая полную утомленность. Однако всё же было любопытно. Может, леди соизволит не спорить со старшими и удалится? Но почему же что-то мне подсказывало, что от этой девушки можно ждать чего угодно. Не удивился бы, если бы она разбила палатку посреди моего кабинета, хоть это и было бы очень некстати.

+1

8

Он начинал меня не просто раздражать, он приводил меня в бешенство. Я старалась держаться, как только могла. Не подавать виду. Все хорошо. Я в порядке. Все в порядке. Вы никто, и вы не сможете меня довести до гнева. Это никому не удавалось. Я пыталась успокоить себя тем, что он слишком самоуверен из-за своей должности, возраста и статуса. Просто чувствует свое превосходство, жалкий учителешка. Все эти его язвительные фразы, выходки, насмешки. Он действительно думает, что он весь такой впечатляющий и превосходный? Да это же смешно. Пусть ведет себя, как полагается по его статусу, и не лезет, куда не надо.
Я больше не видела смысла находиться в этом кабинете. Меня тошнило от каждого предмета мебели, от каждой книжки, от стен, от окон, от него. Мне уже плевать было, что он подумает обо мне. Плевать, проиграла ли я, или победила. Плевать, победил ли он. Он этого не стоит. Он не стоит моего внимания, моих выходок. Не стоит моего свободного времени.
"Ты можешь считать это своей блестящей победой. Можешь думать обо мне что угодно. Но я никогда не сдаюсь просто так..."
Я резко встала со стула, специально оттолкнув его так, чтобы он с грохотом упал на пол. Даже не обернулась посмотреть. Да мне все равно, я бы разгромила весь этот мерзкий кабинет, но не хотелось быть отчисленной из университета, не отучившись тут и недели. Я медленно подошла к декану-дробь-преподавателю, так близко, как только могла, и смотря прямо в его пустые равнодушные ледяные глаза сказала:
- Не выдержу в вашей компании больше ни минуты. Мне противно здесь сидеть. И не хотелось бы терять свое драгоценное время на такого, как вы. Вы не заслуживаете провести со мной вечер, - на губах моих появилась еле различимая улыбка, я развернулась, кажется даже задев фон Хэрца волосами, и вышла из кабинета. Как только я переступила порог и скрылась за углом коридора, я наконец-то смогла выдохнуть. В такую дерьмовую ситуацию я еще никогда не попадала. Даже в отделении полиции было легче.
Всю дорогу домой из университета я думала о произошедшем. Как бы не было мне неприятно обо всем этом думать, оно просто не выходило из головы. А что я должна была делать? Мне не оставалось ходов. Думаю, все-таки, я поступила достаточно разумно и правильно. На тот момент - уйти было лучшим решением, которое я только могла принять.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Double trouble