В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Now you're feeling like I do


Now you're feeling like I do

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/Tio7.gifhttp://funkyimg.com/i/Tio6.gif
Участники: Nick Bürckhardt & Adelina Winbush
Место: квартира Аделины, где вид Ника на диване с пультом в руках, стал уже привычным и даже немного родным
Время: 20 декабря 2014 года; вторая половина дня
О флештайме: око за око, Берхкарт. И не говори, что ты не знал, с кем связываешься.

Отредактировано Adelina Winbush (2015-01-15 22:39:06)

+1

2

appearance
Знаете, это всё же странное ощущение, когда ты с кем-то встречаешься. Нет, дело не в том, что состоишь в отношениях, здесь, как мне кажется, странно то, что мы стаи встречаться с Аделиной. Да, вы не ослышались, и у вас нет проблем со слухом. Именно так я и сказал: мы с Аделиной встречаемся. Ну или же полу встречаемся. Странно всё это говорить, учитывая то, что мы так друг друга ненавидели, и то, что самое главное, это была невеста моего младшего брата. Знаю, что это всё звучит ужасно, но как бы то ни было, теперь видите, что происходит. Всё получилось само собой, если честно… Просто та вся ненависть по отношению к этой девушке быстро прошла. Не так уж и быстро, конечно же, но всё же… И да, вновь повторюсь, что это всё странно: странно встречаться с ней после работы, улыбаться, обнимать, проводить с ней время, бывать в её квартире и обустраиваться там, словно так надо. Да, но осознав, что в этом не всё так странно, уж, кажется, можно смириться с тем, что Аделина была девушкой моего брата. Все эти мысли как-то и портили всё то, что было изначально… Но потихоньку избавляясь от этого навязшего чувства о неправильности, всё становится не так и печально и странно… Хотя, такое ощущение сохранилось ненадолго… Вместо всей этой странности пришла ревность. Её одна черта, которая раздражает. И как вы поняли, это всё случилось не на пустом месте…
Этот день начинался как обычно. Прозвеневший на телефоне будильник, собственно, и поднял меня на ноги… Хотя, если бы не будильник, то точно бы этот телефонный звонок с Департамента, который прозвучал несколько секунд назад.  Поднявшись, приведя себя в порядок и выпив, точней даже толком не допив приготовленный кофе, направляюсь на работу. Что сказать, день, обед и почти что вечер на работе всегда быстро пролетал. Так было и на этот раз. На столе стопка бумаг, половину из которых надо то разобрать, то пересмотреть то пятое то десятое, а порой бывает и двадцатое. Взяв одно из дел, которое было просмотрено тысячу раз, поднимаюсь с места и направляюсь в сторону архива. Но к моему счастью не дохожу до него, потому что по дороге встречаю Аннабель, девушку из архива… остановившись с ней в коридоре, наверное, мы около десяти минут просто с ней болтали – нет, я не отлыниваю от работы (хотя, возможно так и было), но всё же отдав ей дело, киваю головой и улыбнувшись, провожу ладонью по её спине, тем самым поблагодарив. Вернувшись за своё рабочее место, только смотрю на дисплей телефона, и кажется, считаю, время до окончания рабочего дня. Как по мне он наступил очень быстро…
Стянув с кресла куртку, забираю со стола телефон, и выйдя из департамента, сажусь в машину и направляюсь в сторону дома, правда, не своего, а в сторону дома брата. Да, у нас с ним с горем пополам наладились отношения. Конечно, я всё равно знаю, что он меня готов убить, но он делает вид, что всё нормально. Хотя, я его отлично понимаю, если бы я был на его месте, а он бы увёл (ну вы поняли) у меня девушку, то мы бы оставались врагами на долгое время… Но, а сейчас всё как бы нормализовалось, и у нас уже нет таких напряжённых отношений. Хотя, кто бы мог подумать, что мы бы могли поссориться из-за девушки. Мне бы это в голову бы никогда не пришло, потому что мы уже не в том возрасте. Хотя, видимо, всё же в том, потому что всё же мы были в ссоре. Подъехав к дому Аарона, выхожу из машины и подняв голову, смотрю в окна его дома. Захлопнув дверь, ставлю машину на сигнализацию и убрав ключи в карман куртки, собираюсь сделать пару шагов, как останавливаюсь, наблюдая за тем, что творится на улице, точней около дома брата. Аарон и Аделина? Что за чёрт? Чуть прищурившись, продолжаю наблюдать за тем, как они улыбаются, разговаривают и смеются… А потом и обнимаются? Что вообще за чёрт происходит тут? Чуть усмехнувшись и вскинув брови вверх, вновь выуживаю ключи от машины в кармане. Да, мои планы как-то быстро меняются, потому что сев в машину, отъезжаю от дома брата, направляясь в квартиру Аделины. Доехав довольно-таки быстро до её квартиры, поднимаюсь на нужный этаж и открыв дверь в её квартиру. Нет, не взламываю, а открываю вторым ключом. Как-то получилось, что запасные ключи сунула она мне в куртку, кажется, тогда она решила, что может забыть свои.
Выглянув из коридора, понимаю, что девушка уже дома. Хотя, те круги, которые нарезал по городу, были оправданы, и за это время девушка запросто могла приехать домой. Засунув руки в карманы куртки, останавливаюсь в проеме дверей, смотря на девушку, которая, кажется, не услышала звук открывающейся/захлопывающейся двери. - Привет, - без всяких каких-то радужных нот в голосе приветствую девушку, и после, пройдя в гостиную, оставляю ключи на журнальном столике, - как настроение?, - подняв взгляд на Аделину, смотрю на неё, - Как день провела? Куда ходила?, - знаю, смахивает на допрос с пристрастием. Но как бы это не выглядело, кажется, это и правда был допрос

+1

3

Казалось бы, жизнь пошла своим чередом, которым, к слову, Уинбуш была вполне довольна: дела у фирмы шли успешно и вот-вот должен был состояться переезд в новый офис, отец, узнав какие финты ушами выделывала его дочь в попытке насолить Нику, наконец-то смирился с тем, что его дочь совершенно и абсолютно ненормальная, а на горизонте личной жизни Адель появился Беркхарт-старший. Последнее было для женщины чем-то вроде исключением из правил, но, надо сказать, весьма приятным – она даже начала радоваться каждый раз тому, что видит его после работы, вальяжно развалившемся в ее любимом кресле в гостиной, и с огромным удовольствием, а также каким-то странным трепетом и заботой готовит ему ужины и варит кофе по утрам. Они знали друг друга достаточно давно, но сейчас Ник открылся для Адель с другой стороны и ей это нравилось, в каком-то смысле она даже стала ощущать себя нормальной, без типичных тараканов в голове в стиле Уинбуш, хотя периодически они по-прежнему ругались так, что становилось не по себе. Но Аделина работала, упорно работала над своим чувством ревности и собственничества, поэтому, когда в последний раз застала Ника, любезно воркующим со своей молоденькой практиканткой или помощницей (блондинка не стала в голове держать, кем именно Беркхарту приходилась эта особа), ничего не стала говорить, а лишь натянуто улыбнулась и предложила полицейскому поскорее отправиться домой, где его уже горячий ужин и дальнейшее приятное время препровождение.
И возможно Уинбуш оставила бы все просто так, молча бы проглотила эту горькую пилюлю и смогла бы уверить сама себя, что ничего такого не произошло, если бы  один прекрасный день на экране ее телефона не высветилось короткое сообщение от бывшего жениха, а по совместительства и брата Ника – Аарона.
«Может встретимся? Сегодня в твоем любимом кафе подают вкуснейший крем-суп.»
Дважды приглашение повторять не пришлось: в тот же день Аделина встретился с младшим братом своего нынешнего парня и их разговор шел настолько легко и просто, что казалось бы не было той стены непонимания, которая разделала их долгое время после разрыва, во время которого Адель сообщила Аарону, что испытывает чувство влечения к его брату и хочет попробовать построить что-то, хотя бы относительно похожее на нормальные отношения, с ним. Мужчина, казалось бы, понял и принял это, но на семейном ужине позволил себе сравнить Аделину с девушкой легкого поведения, услугами которой он недавно воспользовался во время своей поездки в Европу. Что ж, это было вполне справедливо, и винить Уинбуш его за это не могла, хотя желание пожать ему горло было настолько велико, что она вцепилась под столом в руку Ника так сильно, что костяшки пальцев побелели.
Дружеские встречи подобного рода состоялись еще несколько раз и не несли за собой никакого смысла: вечерами Адель по-прежнему возвращалась к Нику и уделяла ему столько же внимания, сколько и раньше. Она заведомо не хотела говорить ему о своих встречах с Аароном, зная, что это приведет к скандалу. Да и здравый смысл подсказывал женщине, что пора с этим кончать, а не то младший Беркхарт надумает себе Бог знает чего и потом попробуй объясни ему, что все не так.
Поэтому, проводив Николаса на работу, Уинбуш достала из комода голубую коробочку от «Тиффани», в которой ей было преподнесено помолвочное кольцо и, позвонив Аарону, пообещала ненадолго заехать к нему домой после слушания, которое вот-вот должно начаться. Вернув эту милую вещицу дарителю, Уинбуш хотела тем самым дать ему понять, что все кончено окончательно и бесповоротно и, если первая их встреча произошла только потому, что Аделине очень хотелось насолить Нику, то последующие хоть и несли в себе тот же смысл, но скорее были ошибкой.
- Здравствуй. – Адель поприветствовала Аарона поцелуем в щеку, и, улыбнувшись, вошла в дом. – Послушай, я ненадолго. Ник должен скоро вернуться домой, а у меня в холодильнике, как ты понимаешь, повесилась мышь – ну конечно он понимает, ведь за все то время, что они были вместе, Уинбуш ни разу не пригласила его к себе домой и уж конечно не готовила ему ужин, поэтому не удивительно, что выражение лица Аарона несколько изменилось после этих слов. – В общем, вот. – Аделина вытащила из сумки коробочку и вручила ее мужчине. – Мне стоило сделать это раньше. Что бы ты там ни подумал, между нами ничего нет, не было и никогда не будет. – эту новость Беркхарт принял как удар под дых, хоть и пытался вести себя как ни в чем не бывало. Он, что-то бормоча себе под нос, взял коробочку и положил ее на стол, после чего предложил блондинке чаю.
Они провели вместе еще некоторое время, но былая легкость испарилась и, на смену ей, пришло отягощающее молчание. Если Аарон еще пытался кое-как поддержать разговор и с некоторой заторможенностью интересовался и Адель о том, о сем, то выражение лица женщины приняло откровенно скучающий вид. Поэтому, допив остатки чая, она посмотрела на часы и начала собираться. У Аарона, который вызвался ее проводить до машины, словно открылось второе дыхание, и напряженность в воздухе ненадолго испарилась.
- Если тебе что-нибудь понадобится или мой брат тебе надоест, ты всегда знаешь, где меня можно найти. – эта фраза вызвала у Аделины приступ смеха, но она постаралась обыграть все так, словно по-прежнему смеется над шуткой, которую мужчина рассказал мгновение назад.
- Я буду иметь это в виду. До встречи. – Адель позволяет мужчине обнять себя, и, натянуто улыбнувшись ему, поспешила как можно скорее ретироваться.
Оказавшись дома, Уинбуш скинула туфли и, устало разминая шею, отправилась на кухню, где принялась готовить ужин Нику, который уведомил ее с помощью сообщения о том, что скоро будет дома.
Она испытывал облегчение, что с Аароном были расставлены все точки над «i», но опасалась, что рано или поздно эти встречи всплывут в разговоре между братьями, поэтому женщина решила, что непременно расскажет обо всем Нику. Но только потом и немного в другой интерпретации, которая покажет ее исключительно с выгодной стороны.
- Ник? – кричит Аделина, когда слышит звук открывшейся входной двери. Ополоснув руки под водой, она наспех вытирает их полотенцем, висевшем у нее на плече и, встретив полицейского в коридоре, обхватывает его лицо ладонями и нетерпеливо целует в губы. – Привет. Я немного задержалась на работе, поэтому с ужином придется потерпеть. – она снова отправляется на кухню. – Представляешь, этот придурок Волтер, который идет как обвинитель по делу Трея, чуть было не сорвал мне всю линию защиты: притащил непонятно откуда какого-то парнишку и представил как свидетеля последнего убийства. Я чуть не упала там. Серьезно. Бедняга даже двух слов связать не мог, поэтому слушанье перенесли. Ужас. – вопрос о том, где Адель была, заставил женщину напрячься, однако, взя себя в руки, она повела плечом: - Да, собственно говоря, нигде. Сначала съездила к вам в департамент, но твоя эта Виктория или как там ее, - женщина не хотела заострять внимание на этой особе, но ревностные нотки, проскочившие в голосе, ей скрыть не удалось, - сказала, что ты уехал на вызов, поэтому я тебя не дождалась. Потом заехала в новый офис фирмы, посмотрела как там дела. А все остальное время я провела в зале суда. Ужасное чувство, скажу я тебе. – увидев, как Ник уселся на диване, Аделина подошла к нему сзади и, обняв его за шею, заставила облокотиться на спину, после чего смачно поцеловала в щеку. – А у тебя как день прошел? Все хорошо?

+1

4

Что же, когда в жизни что-то меняется, всё чем-то заменяется. Если к примеру, взять то, что мы с Аделиной раньше ругались, и как-то было плевать нам друг на друга и присутствовало желание придушить друг друга, то после того, как наши отношения перешли на другой уровень, где нет этой руганьи, и прочего и мы стали встречаться, то вместе с отношениями пришли и другие проблемы. Всё в этом мире заменяемо. Так, на замену ненависти пришла ревность. Вы, наверное, даже не представляете, как я ненавижу это чувство. Я ненавижу ревность, и когда меня ревнуют. Но с первым я никак не могут найти решения. Просто так уже у каждого в жизни устроено. А говорят, что человек, если ревнует другого, то тот ему не безразличен и дорожит им? Что же, могут сказать, что они отчасти правы, или же нет… Честно, не нравится это чувство, оно начинает меня раздражать. И так работа не самая спокойная, так еще и выясняется, что Уинбуш, эм, встречается (видится, созванивается,  как хотите, так и понимайте) с её бывшим женихом, который является по совместительству моим братом. Что же, у меня всегда были странные отношения. В этом весь я. Не была ни одного раза, когда в отношениях всё было тихо и спокойно. То я начинаю встречаться не с той, с которой надо, или же встречаюсь с бывшей девушкой брата. Что я такого сделал в жизни, что у меня всё идёт не так, как у всех нормальных? Вроде бы, я не родился в пятницу тринадцатого и в детстве не отрывал лапки муравьям… И даже сейчас не припомню, с чего у меня возникают со всеми такие странные отношения. Может, уже судьба такая или же карма? Хотя, что в первое, что во второе я никогда не верил и не собираюсь верить. Да, в таких отношениях я скептик. Меня подобным не удивишь,  не напугаешь. Но чтобы это не было, меня начинает раздражать тот факт, что у меня всё никак как у людей.
И вот, приходя сейчас домой (да, как-то уже начинаю по привычке данную квартиру уже считать своей), Аделина возится на кухне, а потом как ни в чем не бывало, ведет себя так, как в принципе и должна, по идеи. Только жаль, что старается так скрыть то, что я уже и так видел. Только внимательно слушаю (ладно, просто делаю вид, что внимательно слушаю Уинбуш) на самом деле, просто пропускаю мимо ушей все её реплики, но всё же улавливаю суть того, что она говорит. И странно, что она не замечает этого испепеляющего взгляда, который был направлен в её сторону. И да, если бы взглядом можно было убивать, то поверьте, она бы уже была того, стоило мне переступить порог квартиры. Она всё продолжает вещать о своей работе, о суде, о подозреваемых (как же меня эти темы разговора достал. Странно, смешно и до слез грустно, что если мы разговариваем о работе, то у нас одни и те же темы для разговора: преступления, убийства, подозреваемые. Ну что же, нет разнообразия в работе, что поделать) - Моя Виктория?, - только на лице читается удивление, откуда взялась какая-то Виктория. У нас в Департаменте отродясь не было Виктории… Хотя, может я что-то пропустил. - Если ты под Викторией имеешь виду Аннабель, тогда я понял о ком идёт речь, - только натягиваю улыбку, причём вынужденную, на лицо и присаживаюсь на диван, сцепив пальцы в замок, но при содействии Уинбуш, откидываюсь на спинку дивана. После полученного поцелуя в щёку, чуть отвожу голову в сторону, тем самым отстраняясь от Уинбуш. Да, скажем, порой я могу быть не в духе, к примеру, как сейчас. Хотя, собственно, с чего бы мне быть в настроении, после всех увиденных обниманий Аарона и Аделины… Только при воспоминании об увиденном, сжимаю зубы, пытаясь хоть как-то сдержать поток мыслей, слов и всего прочего, который может сейчас выплеснуться наружу.
- Ооо, день прошел просто прекрасно. Что может быть прекрасней трупа на месте преступления? Это же так весело и дарит заряд бодрости на весь оставшийся день, - доля сарказма слышится в голосе. Хотя да, собственно, что могло произойти за день, кроме трупа на работе, а потом и расследование по этому делу. Ах да, еще же была встреча этих голубков, как мог забыть. - У меня все просто прекрасно, - произнеся, поворачиваю голову в сторону Уинбуш всё с той же натянутой улыбкой на губах, которая исчезает через пару секунд. - Ах да, еще был один случай. Правда, он случился за пределами Департамента. Просто решил заехать к Аарону. И знаешь, там была девушка, как-то очень похожая на тебя, с которой он обнимался и они улыбались, - произношу, смотря на блондинку. А после, поднявшись с дивана, засовываю руки в карманы джинсов, и, продолжая смотреть на Аделину, чуть приподнимаю плечи: - Мне следует как-то расспрашивать? Да и вообще, положено ли знать о встречах с моим братом?, - чуть развожу одной рукой в сторону, вытащив её из кармана. - Я, конечно, не требую красочных описаний,  мне было достаточно увидеть сегодня всё. Но может, хотя бы я должен был быть в курсе, что ты зачем-то встречаешься с моим братом?, - учитывая то, что этот факт, немного, да и раздражает, она должна же понимать? - Просто, как-то треугольников мне не хочется в отношениях. Извини, я не фанат подобных отношений, - в голосе нотки сожаления и театрально даже прикладываю руку к сердцу.

+1

5

Аделина старалась сохранять спокойствие и себя как ни в чем не бывало. Несмотря на некоторые выпады со стороны Ника, она старалась все списать на усталость и тяжелый рабочий день, ведь он и раньше вел себя так, особенно, когда попадалось слишком сложное дело, на расследование которого уходили не просто дни, а месяцы, недели. Адель как могла справлялась с напряжением Беркхарта и даже старалась не язвить лишний раз, потому что теперь, когда они вместе, он стал дорог ее сердце, хотя в глаза ему никогда об этом не скажет и на все вопросы полицейского типа: «А ты меня любишь?», еще долго будет отвечать что угодно, но только не то, что он хочет услышать. Это была защитная реакция Аделины, ведь ей так тяжело впускать людей в свою жизнь, а Беркхарт так вообще отдельная история.
- Очень милая девушка, эта твоя Аннабель. – она была настолько милой, что бесила Аделину до зубовного скрежета. Подливало масло в огонь и то, что находясь практически нон-стоп рядом с Ником, эта самая Аннабель умудрялась с ним бесстыдно флиртовать, что не оставалось без ответа со стороны Беркхарта, и это бесило еще больше. Уинбуш несколько раз намекала мужчине, что нужно быть менее вежливым с этой девицей, но, кажется, у кое-кого в одно ухо влетает, а в другое вылетает, или же этот самый кто-то не понимает намеков и ему надо все говорить в лоб. В любом случае, Адель ревновала Ника. И причем ревновала настолько, что хотела приложить максимум усилий для того, чтобы он почувствовал себя столь же отвратительно, сколь чувствует себя она, видя его воркование со своей помощницей, или кем она там ему приходилась.
Адель хмурится, когда Беркхарт отводит голову в сторону, но ничего не говорит – просто отпускает его и присаживается рядом, положив одну руку ему на колено, а другую закинула на спинку дивана, при этом опустив голову на предплечье.
- Если бы кое-кто сумел выкроить для меня часов во время ланча, то получил бы свой заряд бодрости и энергии. – игриво мурлычет Уинбуш, проводя пальцами по ноге мужчины, тем самым пытаясь переключить его настроение на другой канал. Секс для Адель был всегда хорошим и надежным способом снять напряжение уходящего дня, забыть обо всем на свете и просто доставить друг другу удовольствие. Но, судя по настроению Беркхарта, сегодня был не тот случай, когда это действительно поможет и что-то решит, ведь он узнал то, о чем должен был узнать многим позже и совсем не так.
В голове Аделины крутился единственный вопрос – как? Когда она собиралась ехать к Аарону, он ничего не говорил про совместный братский ужин и вообще ни словом не обмолвился о Нике.
Адель колебалась с ответом, потому что не знала что сказать. С одной стороны, она могла выдать ему всю правду  объяснить причину своего визита к бывшему любовнику, и Ник бы обязательно ее понял и простил, ведь Уинбуш не сделала ничего того. А с другой стороны, ей необходимо было рассказать ему о том, что они видели с Аароном раньше, потому что если вдруг Беркхарт узнает об этом от брата, то беды не миновать.
- Послушай, - Аделина набрала в грудь побольше воздуха и посмотрела на стоящего над ней Ника, который вскочил с дивана в момент своего необоснованного приступа ревности, - это совсем не то, что ты подумал. Между мной и Аароном ничего нет и быть не может, и ты, - произносит блондинка с нажимом, - это прекрасно знаешь. Если бы я очень сильно хотела остаться с ним, то вышла бы за него замуж в тот же день, когда он предложил мне это. И я, черт возьми, ушла от него к тебе, - ей очень хотелось добавить что-то вроде «придурок ты тупоголовый», но Адель с большим трудом сдержала себя, посчитав, что хватит и того, что она начала практически кричать на полицейского, - а ты устраиваешь мне сцены ревности на пустом месте. Да, мы виделись с ним, но это ничего не значит. – Уинбуш не стала ничего конкретизировать, посчитав это лучшим вариантом, дескать, если Ник ей что-то предъявит потом, то она скажет ему, что он снова пропустил все мимо ушей и слышит только то, что ему нужно. – Сегодня я приехала к нему для того, чтобы отдать обручальное кольцо, которое он мне подарил и ясно дала понять, что это все, конец, что я, черт возьми с тобой и твоя! – подскочив со своего места, Уинбуш встала напротив Беркхарта и ткнула пальцем ему в грудь. – И я не собиралась скрывать от тебя это! Зная, что тебе не понравится наше с ним общение наедине, я хотела рассказать тебе обо всем после ужина, но нет же, ты же должен проявить свое «я», должен по столу стукнуть, ты же мужик! Беркхарт, очнись! – она несколько раз щелкнула пальцами у него перед глазами. – За то время, что мы вместе, я ни разу не давала тебе повода усомниться в себе и делаю все, чтобы нам было хорошо вдвоем. Это ты ведешь себя как кобель последний и флиртуешь со всеми направо и налево, но я же молчу об этом! Черт бы побрал тебя, Беркхарт! Как меня вообще угораздило связаться с таким, как ты! Твой брат недалекого ума, так ты еще больший придурок! – Уинбуш знала, что сравнения с Аароном приведет Ника в еще большее бешенство, но и она сейчас была на взводе, поэтому практически не фильтровала то, что говорит. Еще несколько раз чертыхнувшись, она отправилась на кухню, где со злости побросала все то, что успела нарезать и приготовить в мусорку, а ножи и грязную посуду со звоном швырнула в раковину.

+1

6

Бросаю только недовольный взгляд в сторону Аделины, когда слышу вновь это обращение «моя Аннабель». Что за чёрт тут происходит? Это вообще-то у меня есть претензии к Уинбуш, а не у нее ко мне. Да, и вообще, что она привязалась с этой Аннабель? Что она ей сделала такого, что уже около десяти минут в нашем разговоре то и дело, что слышится это имя, да и с такой вот приставкой по отношению ко мне. Хотя, у меня есть некоторые мысли по этому поводу, но не думаю, что они так уж и материализуются. Хотя, знаете, за  то время, сколько знаю Уинбуш – причем со всех сторон – будет неудивительно, если она возомнит что-то в своей голове по поводу меня и Бель. Ведь это же бред. - Говори это следующему трупу, который появится во время ланча. Может он подождёт некоторое время, прежде чем протянет ноги, - что сказать, не самый лучший настрой, да, знаю. Возможно, если бы дела обстояли иначе, то всё же повелся вот на такие действия, которое сейчас вытворяет Аделина. Но знаете, как-то нет как такового настроения, чтобы переключатся на другие вещи.
Лишь только чуть приподнимаю голову вверх, слыша это «послушай». Знаете, на опыте скажу, что это не самое лучшее начало разговора, просто всегда заканчивается не тем чем нужно: либо очередной ссорой и битой посудой, либо же опять очередной ссорой, и кто-то хлопает дверями. Простая статистика и ничего большего. Внимательно смотря на девушку, продолжаю точно так же внимательно её слушать. И даже на некоторые реплики на губах проскальзывает саркастическая улыбка. - Ну я бы так не сказал, что ты бы вышла сразу же за него замуж. Ведь у тебя изначально была другая цель всех этих твоих «отношений», - на последние слова приподнимаю ладони вверх и сгибаю пальцы на обеих руках, тем самым беря данное слово в кавычки. Ну а что? Ведь отношения с Аароном были лишь для того, чтобы разозлить меня, довести меня до самоубийства или же убийства. Так что, тут свадьба бы была не от чистой любви и желанием остаться с моим братом, а лишь выгодной местью Да и всего лишь то. - Знаешь, как-то трудно воспринимать эти слова учитывая некоторые факты, - под которыми имею лишь то, что они бывшие, она его бывшая невеста, то, что у него никого до сих пор нет, и то, что Уинбуш до сих пор ему небезразлична.
Подсознательно слегка даже улыбаюсь, слыша, как с её губ в мой адрес срывается «твоя», но сразу же эту «победу» с мыслей «выбивает» Уинбуш, когда тыкает в меня пальцем. Что за дурацкая привычка, м? -Ещё скажи, что это была ваша единственная встреча после вашего, эм, расставания?, - да, правда мне было интересно, после какой вот такой встречи Аделина собиралась сказать, что встречалась с Аароном. В глазах за долю секунд читается непонимание, когда слышу какую-то несусветную чушь про флирт и прочее. Какого черта? Какой флирт? Она сейчас шутит или издевается? Хотя, чтобы это не было – не самая лучшая затея. - Либо меня контузило на работе, либо так оглушило от выстрелов, что слышу непонятный бред, который ты тут несешь... Какой флирт, Уинбуш? Флиртую с трупами в морге и на месте преступления?, - развожу рукой чуть в сторону, понимая, что это какой-то бред слышится с её стороны. - Спасибо, что ты через столько времени сказала то, что обо мне думаешь, - с натянутой и кислотной улыбкой произношу на губах, - Быть придурками у нас это семейное, ты могла это заметить, - еще одна нотка сарказма слышится в голосе. - ооо, просто прекрасно!, - развожу руками в сторону, а после опускаю их, - продуктивный у нас разговор получился, Уинбуш, - произношу ей вслед, и через пару секунд следую за ней на кухню. - Так какого черта ты и правда связалась с таким придурком, как я, который оказался хуже брата?, - останавливаюсь около стола, на который вскоре опираюсь ладонями. - Что тебе мешает сейчас поставить точку? Зачем жить с придурком, с последним кобелем, который флиртует налево и направо?, - выпрямляюсь, - да и вообще с чего ты себе вбила это в голову, что так себя виду?, - голос не то, что звучит возмущенным, но нотки подобного явно присутствуют

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Now you're feeling like I do