vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Sweet taste of hatred


Sweet taste of hatred

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://savepic.su/4664116.jpg

Участники:
Paula Vinci, Christopher von Herz
Время, место действия:
6 января, лифт бизнес-центра
Описание:
Льву и тигру не место в одном зале. А мы живем будто по сценарию паршивого кино.

0

2

выглядит так + кожаная куртка

https://pp.vk.me/c320926/v320926220/4ed8/9_k0_FYTL4Y.jpg

- Пропуск.
- Какой пропуск? - все это уже порядком начало мне надоедать. Сегодня вообще какой-то неудачный день. Деньги на нуле, настроение где-то там же, а задница прямо чувствует, что ее ждут какие-то не самые приятные и полезные для ее округлостей приключения. Переступив с ноги на ногу, я раздраженно побарабанила пальцами по стойке и воззрилась на охранника в новенькой, чуть ли не хрустящей от потраченных на нее зелененьких банкнот, форме возле турникета со всем возможным презрением, - Я к мистеру Бигенду, на девятнадцатый, у меня назначена встреча.
Охранник на секунду отвлекся и окинул меня откровенно оценивающим взглядом... а потом снова уткнулся в монитор, на котором, вместо картинок слежения или еще какой-то профессионально охранничьей хрени явственно был виден в отражении стекла за его спиной пасьянс паук. Самое полезное времяпрепровождение в этой богодельне.
- Пропуск.
- Да какой, нахрен, пропуск?! - начинаю не на шутку закипать, загораясь истовым желанием дотянуться до шнура питания и выдернуть его из розетки к чертовой матери. Неужели нельзя отвлечься и объяснить по-человечески? Я даже потянулась к телефону в кармане объемистой черной сумки, небрежно перекинутой через плечо и заведенной за спину, как мне на плечо опустилась чья-то изящная ручка с классическим - три миллиметра от кончика пальца - французским маникюром.
- Ой, пойдемте, я вам все объясню! - прощебетал приятный голосок, обладательница которого - брюнетка с бесконечными ногами и классической двойкой, вкусно облегающей эти самые ноги, которая, к слову, стоит больше, чем я зарабатываю за полгода, уже увлекала меня куда-то в сторону от роботоподобного охранника и его пасьянса.
- Поподробнее, - раздраженно закатив глаза, я поплелась за ней, позабыв о намеченном звонке заказчику.
- Вам сейчас нужно подняться на второй этаж, зайти к дежурному администратору и выписать пропуск. Потом спуститься, пройти турникет, дойти до лифта, нажать...
- Спасибо-спасибо. Не настолько подробно. - уже не слушая дальнейший нежный треп из мягко очерченного рта, машу рукой, в надежде, что этот жест можно истолковать не только как "да иди ты!", но и как "спасибо, вы очень мне помогли, пока!", взбегаю по лестнице, укрытой за неприметной серой дверью. Пропуск - это у них, видимо, боевое крещение. Нужно было отказаться. Нужно было отказаться к чертям собачьим!
Но организм, каким бы неприхотливым благодаря упорной дрессуре детства он ни был, хочет не только духовной, но и материальной пищи. Желательно - регулярно. А это значит, что нужно зарабатывать деньги. Именно поэтому я здесь, и пытаюсь попасть на злополучный девятнадцатый этаж сквозь вражеские паучьи заслоны - там меня ждет большой денежный мешок по имени мистер Бигенд, который воспылал страстью к моему... нет, к моему художественному таланту. Впрочем, это не помешало ему всю нашу первую беседу пялиться мне в вырез блузки, почти не отвлекаясь на другие внешние раздражители. А хочет он от меня, собственно, портрет дамы с собачкой. Его, естественно, дамы, с ее карманной крысой, которую кто-то по недомыслию назвал тойтерьером.
- Девушка, вы, наверное, ошиблись. Отель Хэмптон...
- О боже мой, скоро я начну в тебя верить... Мир полон идиотов! Мне нужно на девятнадцатый к Бигенду.
- Вы - художница? - сколько удивления в этих водянисто-серых глазах!
- Нет, бл*, сантехник. - Кажется, они все сговорились.
- Но мистер Бигенд не вызывал... - "Да мать же твою!.."
- Паула. Паула Винчи, художник, к мистеру Бигенду. Нельзя ли побыстрее?
Мне пришлось прождать еще пять минут, то и дело постукивая пальцами по бедру, затянутому в колготки, и думая о несовершенстве мира, ненависти к рождественским каникулам, которые превращают вполне разумных людей в коматозных зомби, и презрении к крысоподобным тварям, которых можно спрятать в косметичке или случайно раздавить сослепу, прежде чем в моих руках оказался заветный пропуск. Я даже не попрощалась, каюсь. Мне уже не терпелось покончить со всем этим и приступить к работе, поэтому я почти бегом преодолела два лестничных пролета, ткнула пластиковую карточку под нос охраннику и, не глядя, залетела в лифт.
"Суческий день"
Вдавив большой палец в кнопку "19", я, наконец, позволила себе вздохнуть спокойно, прикрывая глаза. Теперь самое страшное, что может произойти со мной - это застрявшая где-нибудь в районе восемнадцатого этажа кабинка лифта. Даже думать об этом не хочу, разлепляя смыкающиеся от усталости и недосыпа веки, и обнаруживаю в отполированных до блеска дверях лифта свое отражение. И не только свое.
- Суческий день...
"Вот тебя здесь мне только не хватало перед работой..." Оказывается, есть что-то настолько же страшное, как и застревание в лифте. И это "что-то", а точнее уж "нечто" - этот чертов немец. Я даже не помню, с чего у нас все началость, за что именно мы зацепились (хорошо-хорошо, я зацепилась!), но меня начинает клинить при одном только его виде. Меня адски бесит его этот позерский снобизм, замашки даже не истинно немецкого педантизма, а этот его гребанный перфекционизм английского лорда. Этот его чертов снисходительный взгляд, губы, кривящиеся в усмешке... Аррр! Да я никогда и ни к кому не испытывала такой сильной ненависти и отвращения!
И это-то меня как раз и пугает.
После любой, даже самой короткой нашей встречи, я начинаю рисовать, как заведенная, растрачивая и выражая пережитое. Этот невыносимый немец - источник почти что бесконечной энергии, которой мне обычно перестает хватать после дух-трех месяцев пребывания в новом городе, но кто бы знал, как он при этом меня раздражает! Да мне и спать даже с ним не нужно, чтобы испытывать всплеск адреналина и нездоровой злобы. Это. Не. Нормально.
- Как, ты все еще не сдох? Прискорбно.
Ничего, скоро это все кончится, лифт поднимется на нужный мне этаж, и сердце опустится от ключиц на положенное ему место. Скоро...

+1

3

L O O K


Плевать. Все равно хуже уже этот день стать не сможет.
Подобного рода мысль должна была взбодрить, но чуда не произошло, и я лишь с большей злобой сжал руль своего рэнджа, с двойным остервенением вдавил педаль в пол. Машина, утробно зарычав, рванулась с места. Я еле подавил желание впечатать своего любимого зверя в ближайший столб. Ну а что? Едва ли это сделало бы сегодняшнюю картину моей жизни еще дерьмовее.
Все началось, когда с раннего утра мне на стол уронили огромную стопку портфолий. Кандидаты на звание "слабого звена" должны были пройти через мои руки, прежде чем администрация университета скажет им "прощайте". И эта полугодовая чистка обрушивалась на голову несчастного декана, то есть меня, именно тогда, когда не спал уже третью ночь, когда столько проблем с документами на квартиру. Проблемы наваливались одним сплошным комом, еще и эти чертовы рождественские праздники! Все эти люди в своем сахарном праздничном бреду совершенно забывали о делах насущных, чем порядком бесили. Кто-то еще не протрезвел, кто-то еще не доел новогодние салаты. Так или иначе, общество на каких-то две недели стремительно деградировало, превратилось в аморфное тело, не желающее работать. Вот что меня раздражало. Топтание на одном месте, этот застой мозга лишал меня душевного равновесия. И я бегаю, стараюсь крутиться, чтобы поддерживать жизнь в измученном теле, но бесполезно. Весь мой энтузиазм разбивается о горы людской лени. Особенной Новогодней лени.
С праздником, твою мать.
Встреча с Мистером Гдански была назначена на шесть часов вечера, но буквально в три мне позвонили и сообщили, что если я хочу разобраться с делами сегодня, то должен успеть в офис к четырем. Конечно же, пришлось бросить в мусорное ведро кипу портфолий, отменить лекцию и нестись в бизнес центр быстрее оленей Санта-Клауса. Ситуация стремительно выходила из-под контроля. Нарушался порядок, и это просто вымораживало. Как же я ненавидел бардак. Но то, что происходило сейчас - это не бардак, а самый настоящий срач. И я по уши увяз в нем без малейшего шанса на спасение. Разумом я понимал, что моя злость ничего не изменит, поэтому начал мысленно считать.
Eins.
Дело уже близится к вечеру, скоро все это дерьмо закончится, а завтра новый день.
Zwei.
И завтра нет лекций, я смогу решить все бумажные вопросы на кафедре.
Drei.
И тренировка. Тренировка поможет отвлечься от всего, что навалилось за последние дни. Остается потерпеть совсем немного.
Vier уже не понадобилось. Дыхание выровнялось, кажется, я пришел в норму. Но насколько крепка эта паутина умиротворения, которой я себя так успешно окутал? Неизвестно. Она могла продержаться до следующего дня, а может легкое дуновение ветра разрушит все, и весь мир покатится к чертям собачьим. Но мне уже было все равно, ибо я наконец-таки добрался до пункта назначения. Нужно только набрать побольше воздуха и разобраться с этим раз и навсегда.
В последнее время я до того часто здесь бываю, что по всей машине уже валялись пропуска. Схватил первый попавшийся, не имеет значения, что срок его действия уже истек, все равно этот дуболом на входе никогда не сверяет данные. Как и планировалось, я легко проник внутрь, торопливо зашагал к лифту. Быстрее. Побыть минуту в замкнутом пространстве, чтобы окончательно обрести равновесие.
Не тут-то было.
Хуже быть не может, говоришь?
Знаете, я подумал, что если бы земля разверзлась, и передо мной предстали пылающие глубины самого Тартара, я бы не так опешил, как сейчас, когда в лифт вслед за мной вихрем занеслась девушка. Почему? Почему из всех жителей Сакраменто это оказалась именно она? Эта бестия с волосами непонятного цвета, с хитрыми кошачьими глазами и ярко накрашенным губами, которые она так часто кривила в гримасе недовольства. Ох, детка, поверь, я разделяю твои чувства. Поверь, меньше всего на планете я сейчас хочу стоять здесь рядом с тобой, в этой тесной кабинке лифта.
Блестящие двери бесшумно закрылись, и мы неторопливо поехали вверх. Теперь мне казалось, что чертов аппарат еле тащится, а еще внезапно я обнаружил у себя клаустрофобию. Мы как ошпаренные шарахнулись по разным углам лифта.
- Как, ты все еще не сдох? Прискорбно. - эта фраза заставляет меня поморщиться. Могла бы ты сделать одолжение и не открывать рот?
- И доставить тебе удовольствие? Никогда в жизни. - удивляюсь, когда слышу звук собственного голоса. Черт. Не нужно было заговаривать с ней. Но теперь старт был дан, в колокол ударили. И нас уже было не остановить. Напряжение стремительно нарастало, грозилось захлестнуть нас с головой. Я никогда не думал, что человек может выводить меня из себя одним своим присутствием. Я ведь Мистер Спокойствие. Но эта Госпожа Сумасшедшая лишала меня этого звания. Рядом с ней я терял над собой всяческий контроль. А от этого я злился еще больше. Кровь огнем разливалась по жилам, заставляя сердце биться учащенней. И я ненавидел себя за то, что эта Паула Винчи способна одним взглядом довести меня до ручки.
Внезапно кабинку встряхнуло. А далее погас свет.
Бл*ть.
- Я думал, ты похудела, но нет, даже лифт не выдержал. - практически рычу сквозь стиснутые зубы. И могу поклясться, что видел, как в темноте сверкнули ее глаза. Достаю телефон, свечу на панель, начинаю с особым рвением нажимать на кнопку вызова диспетчера. Ну же, прошу. Это полная задница.
- ....Мастер постарается добраться до бизнес центра как можно быстрее. Ожидайте.
- Но мы... - связь оборвалась. - Давай же! - рявкаю на машину, практически продалбливая несчастную кнопку.
Никакого результата. Просто замечательно.
Кулак с шумом опускается на стену. Не чувствую боли, лишь адское жжение где-то внутри. Я кожей ощущаю, что она рядом. И мне это не нравится. Скажу больше, меня это просто доводит.
- Я был бы признателен, если бы ты не дышала. А то шум твоего дыхания меня раздражает. - поворачиваюсь к ней лицом. В темноте вижу только, как чуть отливают серебром ее волосы. - Как и ты вся, собственно.

+1

4

Maroon 5Animals
So what you trying to do to me
It's like we can't stop, we're enemies
But we get along when I'm inside you
You're like a drug that's killing me
I cut you out entirely
But I get so high when I'm inside you
Yeah you can start over
You can run free
You can find other fish in the sea
You can pretend it’s meant to be
But you can’t stay away from me
I can still hear you making that sound
Taking me down, oh, under the ground
You can pretend it was me below

http://33.media.tumblr.com/d6ff67dadb6fdadcd06b5d45e00c65c3/tumblr_nconytcDry1r793zwo2_500.gif


- Пф... А ты вообще хоть кому-то способен доставить удовольствие? - губы кривятся в оскале, который как-то сам собой складывается из слабой и, чего греха таить, не очень-то искренней попытки усмехнуться. Удивительно, как быстро в моей голове выбивает пробки при звуке его голоса! Мистика. И настроение в эту минуту, кажется, может поднять только красочная картинка чьих-то внутренностей, равномерно  размазанных по дальней стенке лифта...
Пожалуйста, даже лифт передернуло от моей кровожадности, так как я даже договорить не успела, а кабина еле заметно завибрировала, качнулась и встала.
"Блядский день, блядский лифт."
Свет конвульсивно мигнул и погас. Скорострел, сука! Осознание того, что я с этим типично библейским созданием в одной маленькой герметичной коробке, которая вот так провисит еще какое-то там время, которое понадобится мастерам, чтобы запустить подъемник снова, пришло не сразу, зато очень эффектно, обрушившись на плечи вместе с нежданным и уж совсем нетипичным приступом клаустрофобии. Следовало успокоиться, выровнять дыхание и просто смириться с ситуацией.
Смиришься тут, как же! Только не тогда, когда рядом бешеным кроликом бьется этот... этот...!
Даже жаль, что он не видит, как я закатываю глаза на его дурацкий комментарий. Мог бы уже придумать что-нибудь пооригинальнее, сдаешь позиции, мальчик. Где фантазия? Где, в конце концов, экспрессия, изящество выражений, скрытый сарказм где? Неужто про этих немцев правду говорят, что они деревянные по пояс с головы?
А он бесится так, будто это не меня-любимую загнали в одну коробку со снобом и педантом, а его - в клетку с аспидом, ей-ей. Мне кажется, или мистер "я сплю в морозильнике и ссу льдом" теряет самообладание? На этом месте я должна начать гордиться и придумывать сама себе хвалебные оды, определенно. Вот как выберусь - напишу свой автопортрет. Только выберусь.
- Я был бы признателен, если бы ты не дышала.
- И доставить тебе удовольствие? Никогда в жизни. - Смешок застывает на губах, когда кабина с рывком уходит вниз на полметра-метр... Да хера я знаю, на сколько она там провалилась вниз?! Мое еще такое молодое и памятное мне, как сувенир, тело находится на высоте гребанных десяти с хреном этажей, и если этот гробик на веревочке сейчас ухнет туда, поближе к первому этажу, то от меня тут останется только мокрое место!
А умирать в таком поганом обществе совершенно не входит в мои планы.
Еще один рывок заставляет меня вскрикнуть и оступиться в темноте, чуть не вспахав носом чью-то грудную клетку. В ноздри ударяет резкий запах дорогого мужского парфюма и адреналина, а чья-то (и я, мать вашу, знаю, чья именно!) рука, видимо, в попытке удерджать равновесие, смыкается у меня на предплечье. Кажется, хрустит кость. Надеюсь, это его пальцы, а не мой нос.
Кто-нибудь, скажите мне, что это был последний кульбит до прибытия спасателей! Присутствие немца становится настолько раздражающим, что у меня перехватывает дыхание.
- А теперь послушай меня внимательно, - я явственно чувствую его тяжелое дыхание где-то в районе моего виска, и мне приходится дважды глубоко вдохнуть, перед тем, как я могу продолжить говорить. Мне нужны уголь и охра! И немного света. Мне нужно рисовать прямо сейчас! - Соизволь помолчать то время, которое мы здесь заперты, если ты не хочешь, - короткий, покрытый прозрачным лаком ноготь упирается прямо в его горло, и я чувствую рукой, как он на мгновение задерживает дыхание. Я придвигаюсь ближе, - чтобы те, кто будет вытаскивать нас отсюда, нашли здесь твой коченеющий труп... - Ладонь скользит по незащищенному горлу, и на мгновение я испытываю острое эстетическое удовольствие, чуть сжимая пальцы.
Я вижу, как в липком мраке кабины блестят его глаза.
Я делаю попытку отстраниться...

Baby I’m preying on you tonight
Hunt you down, eat you alive
Just like animals, animals, like animals
Maybe you think you that can hide
I can smell your scent for miles
Just like animals, animals, like animals
Baby I'm...

https://31.media.tumblr.com/49983e3d1bbb8d0d5119c23c3a8e89b9/tumblr_ncpvqgpsDM1sx607oo1_500.gif

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Sweet taste of hatred