Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I just want to live while I'm alive


I just want to live while I'm alive

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://sf.uploads.ru/IfOqN.gif

Livia Andreoli, Bernadette Rickards

11 августа 1998 год; Сакраменто, парк развлечений; вечер

Когда-то они были близкими подругами. Две совершенно разные молодые девушки, которым удалось найти общий язык и стать по-настоящему родными, дорогими друг другу людьми.
Им обеим по шестнадцать. У обеих факел в заднице и ветер в голове, им суждено постоянно попадать в неприятности и различного рода приключения.
Воспоминания о том, как это было.

+2

2

внешний вид

- Я не хочу торчать на этом вечере, - категорично заявила матери Лив, скрестив руки на груди и демонстративно закатив глаза. Никакие уговоры, что сбегать прямо перед приходом гостей невежливо и некрасиво, на девушку не подействовали. Нравоучительная беседа между матерью и дочерью протекала посреди кухни и не переходила на повышенные тона только из-за того, что за стенкой отец уже поил одного из своих друзей любимым вином, привезенным соседом из Италии. По ее мнению, сидеть за столом со взрослыми друзьями родителей и слушать их повторяющиеся по кругу байки было высшей степенью занудства, тем более когда подруга предложила куда более интересный вариант, а именно поблатовать по городу на ее новой тачке.
- Но Дольфо приедет со своим дядей... - развела руками мать, считая, что этот аргумент станет решающим.
- А, отлично. Я так и знала, что без этого не обойдется! - эта маниакальная идея родителей свести ее с итальянским парнем из хорошей семьи, просто выводила из себя. С чего они решили, что она сама не разберется? Обладая незаурядными внешними данными и, самое главное, признавая это, Ливия придерживалась мнения, что уж повыбирать ей природа позволяет. Поэтому все это сватовство казалось ей чем-то диким и возмутительным. Она же не страшила какая-то, да и не тупая вовсе, чтобы чувствовать себя обязанной понравиться какому-то хмырю. - Тем более не останусь! - как обладательница довольно вздорного и дерзкого характера, в купе с подростковым максимализмом, упрямством и желанием все делать наперекор, девушка осталась непреклонной. - Мам, я тысячу раз повторяла, что сватать меня не надо! Тем более за Дольфо! Ты его видела? Он же урод!
- Тише!
- Короче, я пошла. Чао, - попрощалась она на итальянский манер, который в их эмигрантской семье так любили. Супруги Манчини старались и детям своим привить любовь и уважение к родине и ее традициям. Джино вот, ее старший брат, пока не погиб, в совершенстве владел итальянским и с удовольствием учил фразочкам (особенно матерным) своих американских сверстников. Ливия же целенаправленно этот язык никогда не изучала, но ей хватало и той речи, что она в течение всего детства слышала на таких вечерах, как сегодняшний, чтобы понимать итальянский и довольно сносно на нем объясняться.
Как чаще всего и бывало в этой семье, мама сдалась, лишь махнув руками и оглядев напоследок дочь.
- Только возвращайся не поздно... А что за платье? Выглядит как ночная рубашка...
- Отстань, это модно, - повеселевшая от выигранного спора Ливия только хитро улыбнулась и, насильно чмокнув маму на прощанье в щеку, скрылась за дверью кухни. Она в принципе считала, что уже достаточно взрослая для того, чтобы не только самой выбирать себе наряды, но и чтобы гулять с друзьями по вечерам. Родители ее в этом вопросе были довольно либеральны и, хоть нормы морали в дочь и закладывали, палку при этом не перегибали. Сбегать через окно, чтобы повеселиться с подругой, ей никогда не приходилось. Диалог был приоритетным в их семье, и Ливия, не без ужаса наблюдая за тем, как проходит процесс воспитания у других ее сверстников, предков своих любила, ценила и никогда от них ничего не скрывала - просто необходимости даже такой не возникало.
Махнув папе и его другу рукой, девушка захватила из прихожей сумочку на длинной цепочке, и воодушевленная вышла на улицу, где уже ей сигналила Бернадетт.
- Привет! - она довольно запрыгнула в новенький Форд Контур подруги и первым делом взглянула на себя в зеркальце салона, проверяя в порядке ли ее прическа. Подружка с машиной, пускай не особенно крутой, была верхом гордости Ливии и отчасти предметом зависти. Она и сама бы с великим удовольствием села за руль, но семья ее не была настолько обеспечена, чтобы покупать дочери, едва перешагнувшей рубеж семнадцатилетия, отдельную машину. Ливия в принципе за это и в обиде на них не была. Несмотря на то, что папа из кожи вон лез, чтобы у его семьи было все необходимое, при этом ничего не жалея для дочери, разбалованной Лив не была и счет деньгам знала, не предъявляя родителям каких-то глупых завышенных требований. Но иметь такую тачку, какую подарили Берн на ее последний день рождения, ей бы страшно хотелось! Это же так круто! А какую свободу передвижения дает!
- Хорошо, что ты предложила прокатиться. Родители достали! - нетерпеливо пристегнулась, готовая к поездке. - Представляешь, снова хотели притащить ко мне Дольфо! - про этого тощего парня Лив подруге уже как-то рассказывала, не стесняясь в отрицательных эпитетах. - Что бы я с ним делала? Опять слушала про его ящики? - Дольфо увлекался компьютерами, которые в последние годы стали активно продвигаться на рынок, и, несмотря на то, что сама Ливия довольно быстро разбиралась во всех новшествах, говорить о компьютерах часами ей вовсе не хотелось. - Жуть, короче... - она вздохнула, откинувшись на спинку сиденья. - А твои что на сей раз отмочили? Они хоть в курсе, что ты уехала? - с ухмылкой поинтересовалась и о предках подруги. Прекрасно зная трудный характер Берн, которая не только поступками, но еще и внешним видом выделяться любила (взглянуть хотя бы на ее огненные волосы! Это же ужас!), Ливия могла себе представить, как им непросто справляться с дочерью. Она и сама-то подругу не раз тормозила с ее необузданной страстью к приключениям. Хотя может именно чувство риска как раз и держало Ливию рядом с Бернадетт? Во всяком случае, скучать с ней точно никогда не приходилось. - Прокатимся, а потом можно в парк заехать, - мороженое поесть, на аттракционах покататься, с мальчиками познакомиться... Каникулы - как раз самое время для веселья.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-01-18 14:11:05)

+1

3

http://sf.uploads.ru/iL5xs.gif   http://6url.ru/cdrL

Если весь мир сошёл с ума, неужели я не могу побыть хоть чуть-чуть сумасшедшей?

Она считает себя уродиной. Высокой, недостаточно стройной, с жидкими посеченными волосами и рубцами по всему телу от бесконечных лазаний по деревьям. Ей нравится лезть чуть ли не до самой верхушки дерева, сдирая руки и колени в кровь, и смотреть на мир сквозь зеленеющую листву, представлять себя иным существом. Когда она хочет спрятаться ото всех и вся, она залезает на дерево, там она чувствует себя в безопасности. Люди проходят мимо, смотрят себе по ноги, редкие личности смотрят вперед и вертят головой по сторонам, но никто никогда не смотрит наверх. Будто грязный сероватый асфальт интереснее глубоко-синего неба.
Так вот, вновь об уродстве. Бернадетт не та шестнадцатилетняя девчонка, которая старается выглядеть в два раза старше благодаря броскому макияжу и откровенным, взрослым нарядам, в прошлом сезоне вошедшим в моду у подрастающего поколения. Она не следует моде, ведь мода, в какой-то степени, немало ограничивает свободу выбора и ставит определенные рамки для так называемого самоутверждения в обществе. Стоит ли говорить, что из-за своего донельзя упрямого желания оставаться независимой от всего окружающего мира юная Берн забывает о таком понятии, как тренд.
-Я не хочу такое же платье, как у Нэнси, мама! – кричит она и со злостью закрывает дверь своей комнаты, в очередной раз отвергая попытки своей матери сделать из дочери среднестатистическую девочку из старшей школы. Поздно. Даже если однажды Бернадетт выйдет на улицу без кислотного оттенка на волосах и в модном платье, она останется той, кем всегда была. Девчонкой со двора, которой не нужно быть красивой и привлекательной, ведь и без этого ее невозможно не заметить на улице. За это Берн и считала себя уродиной. За невозможность быть красивой и привлекательной в глазах парней, которые ей так симпатизировали. Да и не только парней, есть в любом человеке такая потребность - нравиться людям.
Но больше ей нравится быть собой, ведь Берни в платье с рюшами – не Берни. Она переживает тот самый момент, который наступает в жизни каждой молодой девушки, и он обязательно найдет свое законное место в прошлом. Выпустив из головы все угнетающие мысли, молодая Рикардс включила на полную громкость музыку и стала копошиться в комнате, собираясь на очередную ночную прогулку по городу в компании подруги. Домочадцы не решаются отвлекать Берн от музыкального часа, несмотря на то, что стены здания начинают ходить ходуном в такт барабанной дроби в проигрыше песни, и девушка спокойно собирает свой рюкзак, выбирается через окно в задний двор и спрыгивает на сырую из-за вечернего дождя траву. Музыка заканчивается, и Рикардс стремительно несется к гаражу, где стоял ее новенький, подаренный месяц назад на день рождения автомобиль. Берни была рада даже низкому, недорогому Форду Контуру, больше похожему на средство передвижения для престарелой супружеской пары, хотя парни хорошо оценили этот подарок. Лучше хоть какая-то машина, чем ее отсутствие.
Рикардс выезжает на дорогу и мигом скрывается за поворотом, надеясь на то, что мать, занятая делами на кухне за просмотром телевизионной передачи и не заметила дочь, уезжающую навстречу манящей ночи.
Она останавливается около дома Ливии Манчини – подруги, которая составит компанию в прогулке по ночному городу. Вот она выскакивает на порог в открытом платье, больше напоминающем комбинацию, что носят женщины бальзаковского возраста и старше под своими нарядами, и прыгает на переднее сиденье.
-Привет, - протянула Берн, осматривая подругу. – Хочешь вместо этого своего Дольфо парнишку погорячее найти? У тебя сиськи из выреза вываливаются!
Они совершенно разные. Воздушно-сахарная Ливия и огненная Бернадетт, казалось, о чем они могут говорить? Да обо всем на свете.
-Будут в курсе, если заметят пропажу тачки, - со смехом произнесла Берн, дергаясь с места. – И это, Лив, ты только не психуй… У меня прав нет. За катания без прав в шестнадцать лет не сажают, так что я нажимаю на газ, а ты не кипишуй. У меня всегда все на высшем уровне, смекаешь?
И они понеслись по полупустым дорогам Сакраменто девяностых годов. Берн открывает окно и впускает в салон жаркий вечерний воздух, наслаждается им, тяжело вдыхает его, будто через несколько секунд ей придется надолго задержать дыхание, как перед прыжком в воду.
-Сейчас еще немного покатаемся, и в парк твой, - воодушевленно ответила Рикардс и включила радио, по которому крутили какую-то глупую и непонятную мелодию, но довольно бодрую, как раз для хорошего настроения в пути.
Через какое-то время девушки были в парке развлечений, когда Бернадетт устала кататься по улицам на той скорости, на которой была меньшая вероятность врезаться в столб или попасться на глаза полицейской машине.
-Опять тут дофига толпы, не покатаешься нормально! – воскликнула Берн, хотя сама знала, что проберется к любому аттракциону без очереди и еще потащит за собой Ливию.  - Прорвемся.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-01-19 11:28:47)

+1

4

- Завидно что ли? - с дразнящей улыбкой Ливия посмотрела на подругу после того, как поправила лиф своего летнего платья. Ничего у нее не вываливалось! Вполне приличный наряд для вечерней прогулки. А во что надо было одеться? В растянутую футболку и потертые джинсы, как Бернадетт? - Ты вообще никого не найдешь, пока будешь это свое тряпье носить! - бесцеремонно отозвалась о внешнем виде подруги. Они уже не раз, в общем, обсуждали эту тему, и обиды на подобные высказывания должны были оставить где-то далеко позади. На то она и дружба, чтобы в открытую говорить человеку, что о нем думаешь, не прячась при этом за лживым набором лестных фраз. И потом, Ливия ведь только лучшего для подруги хотела, она ей советы давала, как поменять имидж и поведение, чтобы мальчишки стали на нее смотреть не просто как на дворовую подружку, с которой классно по деревьям лазить и в футбол гонять, а как на сформировавшуюся девушку, которую можно и на человеческое свидание пригласить. В глубине души ведь Бернадетт именно этого хотелось, Ливия чувствовала. Она отнюдь не считала подругу уродиной. Вот чокнутой - это да, определенно. И это касалось не только ее пристрастий в одежде и прическах, но и поступков. Вот сейчас, например. - Что?! - как это, прав нет? - Ты прикалываешься! - не поверила и полезла в бардачок в активных поисках документов подруги. Может их и не посадят, конечно, но привод в участок еще никто не отменял. Вот позорище-то будет... - А штраф тебя совсем не волнует? - Отлично зная Берни, Ливия могла себе представить, что та и в обезьяннике найдет свою романтику, поэтому перспектива провести там пару часов ее, может, и не пугала вовсе, а вот деньги уже она не из своего кармана платить будет. - Родители у тебя, после такого, тачку сразу отберут, - недовольно пробурчала, закрывая бесполезный бардачок, и, перегнувшись через сиденье, потянулась к брошенному сзади рюкзаку Рикардс. - Что ты только сюда напихала? - Ливия еле его подняла и, переместив к себе на колени, принялась искать документы в нем, все еще считая, что подружка ее разводит. Необходимость всюду таскать за собой рюкзак, к слову, девушка тоже не понимала. - Блин, ты реально что ли не взяла права? - она в шоке уставилась на Берн, закончив осмотр ее сумки. - Ты больная, - подытожила, покачав головой, и отвернулась к окну. Ливию, пожалуй, сейчас и правда больше всего заботило то, как бы у Берн не отобрали машину. Она уже успела настроить в своей голове планов, как с наступлением учебного сезона ей не придется больше добираться в школу на автобусе. Рикардс ведь не сможет ей отказать в доставке, тем более что им по пути было. С тех пор, как подруга огорошила ее новостью о подарке, который ей сделали родители, Ливия уже не раз рисовала в своем сознании красочные картины, как будет появляться у порога школы, вылезая из салона машины (пускай и не собственной), а не из пыльного автобуса вместе с остальной ребятней. В общем, ей, конечно, и соседский Эндрю уже не раз предлагал свою компанию - машина у него даже покруче, чем у Берн была - но зная его дурную репутацию, садится с ним в машину Ливия считала излишне рискованной затеей, потому и отказывала, придумывая всякие дурацкие предлоги.
Веселая мелодия, пойманная подругой в радиоприемнике, заставила отвлечься от собственных мыслей, а скорость, которую набирала Берн, повеселить. - Кайф! - восторженно улыбнулась Лив, чувствуя, как аж дух захватывает от мелькавших мимо уличных огней. С ними на мгновение поравнялся кабриолет с явно нетрезвыми парнями, которые начали активно сигналить при виде девушек и что-то кричать, жестом прося приспустить окно. - Когда-нибудь и у меня такая будет... - Ливия мечтательно засмотрелась на их тачку и, рассмеявшись на очередной выпендреж парней, отвернулась. Покружив по районам еще с полчаса, девушки все-таки приехали к парку и, выйдя из машины, не без разочарования отметили дикие очереди на все аттракционы.
- Пошли на колесо обозрения! - предложила, после того, как они купили входные билетики. - У меня там один знакомый работает, он без очереди пропустит! - придется, конечно, глазки немного построить, но это для Ливии было не впервой. - Это Сэм, - пояснила подруге, пока они пробирались сквозь толпу, - помнишь, я тебе про него как-то рассказывала? - она почти кричала, стараясь заглушить бьющую со всех сторон музыку и визги людей с аттракционов. - Он днем в музыкальном магазине работает, а вечером здесь. Заодно познакомлю вас. Может, он тебе даже понравится, - Сэм придерживался того же стиля в одежде, что и Берн, а одно это уже могло заставить их обратить внимание друг на друга.
- Привет, Сэмми, - она мило улыбнулась, подойдя к парню, который как раз готовил "Колесо" к очередному запуску. - Как у тебя дела?
- А, это ты, - как-то мрачно взглянул на нее парень и вернулся к пульту. - Не кажется, что немного припозднилась?
- В смысле? - не поняла вопроса, заданного, как ей показалось, с ядовитой иронией в голосе.
- Ты со мной в кино обещала сходить на прошлой неделе. Забыла уже? Я вообще-то битый час ждал тебя у кинотеатра, билеты купил... - недовольно пробурчал Сэм.
- Ах, это... - Ливия переглянулась с Берни. Она даже и забыла о том нелепом случае в музыкальном магазине, когда пообещала прилипшему к ней Сэму, что сходит с ним вечером в кино. Она и значения этому не придала, это же не всерьез всё было! Но Сэм видимо думал иначе... - Слушай, я тогда не смогла придти, - тут же соврала, изобразив печаль в голосе, - извини. Меня родители не отпустили... - Парень молчал, делая вид, что копается в пульте управления. Приняв это за сигнал к действию, Лив украдкой подмигнула Бернадетт и повеселевшим голосом добавила, уже обращаясь к Сэму. - Ну, а сегодня я здесь, с подругой... После твоей смены могли бы прогуляться, м? - парень молчал, и Лив посчитала, что стены его обиды постепенно разрушаются. - Слушай, мы покататься у тебя хотим, но там такая очередь, - вздохнула, надув губки, - не пропустишь нас в следующий заезд? По дружбе. - Сэм поднял на нее глаза, и Ливия обезоруживающе улыбнулась.
- Нет, Лив, мне не положено, - отрезал парень и вышел из своей кабинки, чтобы выпустить "откатавших" свое людей. - Вставайте в конец очереди.
Сэм начал пропускать на следующий заезд других, преграждая путь им с Рикардс, и Ливии ничего не оставалось, как недовольно надуться и сцепить руки на груди. - Ну и что делать будем? - спросила у Берн, не собираясь отстаивать всю очередь уже чисто из принципа.
- Девчонки, - их отвлек посторонний мужской голос, принадлежавший рослому темноволосому парню из очереди, - пошли, прошмыгнете с нами? - Стоящий рядом с ним кучерявый друг активно закивал. Кабинка как раз была рассчитана на четверых... Почему бы и нет? И без очереди пройдут, и с симпатичными ребятами познакомятся, и Сэма заодно триумфа от своей маленькой мести лишат. Тем не менее, Ливия предпочла посоветоваться с подругой, молча, но вопросительно взглянув на нее.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-01-19 14:55:40)

+2

5

-Ой, все! – подытожила Берн, цокнув языком, но затем вновь вернулась к наболевшей теме моды и неподобающего внешнего вида для молодой девушки. Ливия время от времени пыталась искоренить в подруге эту любовь к растянутым вещам, больше напоминающим одежду из мужского гардероба, но Берн все никак не поддавалась. Честно говоря, она даже не слушала девушку, когда она язвительно комментировала ее неформальный стиль. – Ты не понимаешь всей фишки, Ливи. Вот ношу я мои любимые футболочки потому, что хочу быть другом для парней, с которыми я гуляю. А когда я покажу сиськи, я уже не буду для них другом, они увидят во мне девушку, смекаешь? Не для них моя роза цвела. Когда я почувствую симпатию к мальчику, как к мальчику, вот тогда я и стану девушкой с отменными сиськами и отличной задницей!
Ливия первая настоящая подруга Бернадетт. Так уж получилось, что девушка, которая вечно носится по дворам, пьет баночное пиво в компании бездельников и бунтарей, и дымит, как паровоз, не пользуется популярностью в женском обществе. Для того, чтобы стать своей среди представительниц женского пола, нужно быть классной девчонкой.
Как все любят говорить – классная девчонка. Она красивая, она веселая, она прикольная, она никогда не показывает своей злости и агрессии, никогда не злиться на своего молодого человека. Она лишь улыбается милой улыбкой и заливается звонким смехом, носит красивые платья с заманчивыми вырезами и пьет легкие коктейли на школьных вечеринках. Она готова лезть из кожи вон ради того, чтобы нравится окружающим ее людям, и она всем кажется милой, даже если ее душа засрана дерьмом. Классная девчонка любит то, что модно, ест то, что не вредит фигуре и лишь изредка позволяет себе вкусную вредность в компании ее парня. От таких девчонок люди без ума.
А вот Бернадетт не классная. Она крутая, она чокнутая, она готова пуститься в сумасшедшее приключение без раздумий, она делает все, что угодно только ей одной. Таких либо обожают, либо ненавидят, но таким на все плевать.
-Я их и не могла взять, - протянула Берн. – У меня их даже нет... Я хожу в автошколу, зуб даю! У меня экзамен через неделю, и это будет единственный экзамен, на котором я буду знать ответы на вопросы.
Рикардс действительно неплохо водит для своих шестнадцати лет, хотя, признаться, страх перед дорогой у нее все-таки есть. Но когда она начинает чувствовать скорость, страх и адреналин смешиваются в крови, и вырабатывается новое чувство, которое мы все привыкли называть одним словом – кайф.
-Я сегодня купила нам сигареты, - произнесла красноволосая, когда Ливия полезла рыться в ее рюкзаке. – Зажигалка лежит в боковом кармане, не вырони ее. Аккуратно, говорю! Она новая, прошлую я потеряла.
Бернадетт наслаждалась каждым моментом, пока они ехали в машине к парку развлечений. Ливия восхищалась скоростью, а затем и проезжающим мимо красным кабриолетом, в котором сидела небольшая компания подвыпивших парней.
-И у меня тоже будет такая… - Берн нравились машины, хоть она в них и не так хорошо разбиралась. Ей хотелось крутую, навороченную, яркую тачку, в которой она будет разъезжать по дорогам на огромной скорости и забывать обо всем остальном мире…

Ливия потянула подругу к колесу обозрения, где, по ее словам, работал хороший парень.
-Он тебе уже пытался под юбку залезть? – спросила Берн подругу, понимая, что на нее ни один парень не посмотрит, как на просто подругу. В этом смысле Рикардс завидовала брюнетке.
Бернадетт вскоре получила ответ на свой вопрос и ехидно улыбнулась, стоя за спиной у Ливии и украдкой поглядывая на Сэма. Он казался милым молодым человеком, симпатичным, и красноволосая в какой-то момент подумала, что сама не прочь познакомиться с ним, но она упустила свой шанс. Очередь продвинулась вперед, оттолкнув двух девушек в сторону, и Сэмми начал принимать билеты у отдыхающих.
-Нормальный пацан, могла бы и погулять с ним, - на удивление спокойно и без издевки проговорила Берн. – Пойдем на «Тошнилку», будем крутиться, вертеться, пока нас чуть не унесет ветром в наблюдающую толпу! 
Позади подруг послышался мужской голос. Рикардс резко развернулась и уткнулась носом в накаченный торс молодого, но явно достигшего совершеннолетия парня. Рядом стоял его друг и одобрительно кивал, попутно осматривая стройные оголенные ноги Ливии.
Вот так всегда, один парень проявляет активность и общается с девушками, а его друг стоит в стороне и все ждет, задумчиво ковыряя землю носком ботинка.
-Чего смотришь на меня так? – спросила Берн, обращаясь к подруге с усмешкой. – Ну, пойдем, ладно.
Они запрыгнули в кабинку, как раз рассчитанную на четыре персоны. Ливия и Бернадетт сели рядом, незнакомые парни решили присесть по бокам от незнакомых дам
-Меня Отто зовут, - отозвался тот, кто изначально говорил с девушками. Он сидел рядом с Манчини, весь такой красивый и готовый к романтическим приключениям под светом луны и звезд на синей небесной пелене. – А вас как, прелестные дамы?
-А я Саймон! – отозвался кудряш, прижимаясь к Бернадетт. Та, в свою очередь, жалась к Ливии, не желая тискаться с парнем с макаронной фабрикой на голове.
-Клементина, - выпалила Берн, решив, что этим двум ее настоящее имя знать необязательно. Была раньше у Рикардс страсть такая – представляться другими именами.
Тут их кабинка резко дернулась и пошатнулась. Все четверо чуть не полетели по инерции со своих сидений, цепляясь друг за друга.
Колесо обозрения остановилось.

+1

6

- Ага, - Ливия скептически поджала губы, повернувшись к Бернадетт, - только когда ты почувствуешь к нему симпатию, будет уже поздно менять его мнение о тебе. Они же все одним местом думают! - и когда говорят, что ты им нравишься, то просто переспать с тобой хотят, не более того. О какой там непонятной ей фишке говорила Рикардс, Ливия не знала, зато другую фишку, насчет того, что все парни их возраста мечтают исключительно о сексе, просекла уже давно. В отличие от подруги, девушка симпатию к одному отморозку уже успела испытать. Чувства разбились довольно быстро, когда предмет воздыхания после нескольких неудачных попыток затащить ее в постель перестал звонить и вскоре переключился на другой, более доступный объект. Ливия даже и не сразу поняла, в чем дело, что в ней не так-то? А потом дошло, что ему не она сама была интересна, а то, что у нее между ног, и, как и большинство сверстников, в отношениях с девушкой он искал просто сексуальный опыт, не более того. Ну да, еще у парней было модно своей красоткой перед друзьями прихвастнуть, с этим Ливия тоже как-то столкнулась. Ухажеров у нее и правда было в избытке, только вот обычно больше трех свиданий никто из них не держался. Может, это Ливия, конечно, выбирала неправильных парней, и надо было к такому, как тот же Дольфо, присмотреться... Того вон точно не волновало, что у нее под юбкой. Его скорее сетевые карты да материнские платы интересовали...
Если верить определениям Бернадетт, которые она давала понятию "классной девчонки", то Ливия к нему тоже не относилась. Несмотря на то, что одевалась женственно и вела себя соответствующе, покладистым характером она отнюдь не обладала, восторженно при виде крутых парней не визжала и над дурацкими шутками привычки хохотать не имела. Ливия таких девочек просто дурными считала, а вовсе не классными. Но да, с ними мальчикам всегда было проще общаться, с такими легко, не надо особо напрягаться, что-то выдумывать. Рядом с такой девочкой ты всегда король положения, а вот Берни с Ливией за глупость и излишнее бахвальство запросто и засмеять могли, они на этом когда-то давно отчасти и сошлись.
- Точно, ты больная, - кивнув, девушка вынесла вердикт на заявление про то, что Бернадетт еще и экзамен на права сдать не успела. Говорить что-то еще по этому поводу не имело смысла - Рикардс как раз и нравилось делать всё наоборот, выделяться, нарушая общепринятые правила и нормы. Радовало хотя бы то, что водила она весьма сносно и на удивление аккуратно.
- Не, я с этим дерьмом завязываю, - отозвалась по поводу сигарет и отложила рюкзак обратно на заднее сиденье. Побаловались пару недель и хватит. - От курения рак легких развивается, ты в курсе? - а это она уже, кстати, словами мамы говорит. Та уже успела провести с дочерью воспитательную беседу, когда нашла у нее в сумке полупустую пачку. Застращала она ее, надо признать, прилично. Все эти ужасающие рассказы про мучительные смерти и разрушение организма на мозг девушки подействовали заметно. - Я тебе серьезно говорю. В девяносто процентах случаев рак легких - результат чрезмерного употребления табака, - минутка серьезных нравоучительных бесед, прежде, чем Берн выжмет максимальную скорость из своей тачки. На секунду Ливии даже подумалось, что если и дальше продолжит дружить с Рикардс, то табак, пожалуй, - последнее, от чего она может умереть раньше времени, ведь Бернадетт всегда умела ее втянуть в какие-то сомнительные авантюры.
Одной из них была и так называемая "Тошнилка". Пару лет назад, помнится, Бернадет ее на "слабо" брала, заставляя кататься не по разу на этом адском аттракционе. И несмотря на то, что с вестибулярным аппаратом у Ливии все было в порядке, отходила она от того вечера достаточно долго, чтобы возненавидеть подобные штуки на всю жизнь. - Нет уж, давай на сей раз без нее, - недовольно покосилась на подругу, припоминая ее детские издевательства. - А Сэмми слабак, - еще и злопамятный, оказывается. Она проводила его мрачным взглядом. - При желании мог бы и телефон мой узнать, и адрес тоже, - дом ведь в одном районе с его магазинчиком находится, знакомых опять же масса, - приложил бы хоть немного усилий, попытался заинтересовать, добиться... А если ему проще обидеться, то значит и не сильно хотелось, чтобы я с ним куда-то пошла, - равнодушно пожала плечами. У нее таких, как этот Сэмми, еще целая очередь найдется. Если за чувства каждого переживать, можно и свихнуться. Тем более, что за ее-то чувства никто как раз и не беспокоился. На свиданках, по крайней мере, все ее парни думали лишь о том, как бы ее побыстрее поцеловать. А она, может быть, хотела прежде всего настоящего друга иметь. Только ее что-то никто за подругу считать не хотел, ей, как успела подметить Берн, всё больше под юбку стремились заглянуть, хотя она и повода вроде к этому не давала (на шею точно уж никому не вешалась). А последней, кстати, с закадычными друзьями мужского пола везло больше - у нее их было хоть отбавляй, аж завидно иногда становилось.
Из двух парней, с которыми они уселись в кабинку, Ливии, конечно, приглянулся тот, который самый разговорчивый и инициативный - Отто, стало быть. Да он и внешне был явно привлекательнее своего кучерявого друга. Благо, и он, судя по всему, ответил взаимной симпатией, раз опустился в кресло именно рядом с ней. Услышав имя, которое выдумала себе Бернадетт для представления, Ливия едва не прыснула со смеху. Клементина?! Где она выкопала-то такое? Но подыграть, тем не менее, девушка возможности не упустила: - Лолита, - представилась и она, вспомнив фильм, который они с Берн буквально на днях смотрели, закрывшись в ее комнате. Скандальное кино, в прошлом году вышедшее на экраны, казалось девушкам чем-то запретным, а оттого и еще более интересным. А снявший его Эдриан Лайн еще после просмотра "Девяти с половиной недель" прочно вошел у Ливии в список талантливых творцов современности. Об этом, кажется, она Берн уже не раз говорила. - И да, я тоже люблю мужчин постарше, - добавила тут же шутку, намекая на сюжет фильма и одноименной книги. Но заметив по замешательству на лицах ребят, что они не поняли, о чем она, Лив быстро приуныла. Радовало только, что пускаться в объяснения не пришлось - их кабинка внезапно резко дернулась и замерла. Хорошо хоть и до середины не успели подняться. - Ой, мамочки... - тем не менее, высота была приличная, и не то, чтобы Ливия сильно ее боялась, но поломка заставила ее схватиться за поручни покрепче. Послышались визги, особенно от тех, кто застрял на самой верхотуре.
- Не бойся, держись за меня, - посмеиваясь, предложил Отто, но Ливия отказалась, качнув головой.
- Ты бы лучше спрыгнул, раз такой смелый, и нам всем выбраться помог, - бросила вызов, веселясь от одного того, что поставила парня в неловкую ситуацию. Теоретически спрыгнуть было можно, но и риск неудачного приземления присутствовал. Для его высокого роста, этот риск был минимален, как посчитала Ливия, но вот сам парень походу думал иначе, потому что, поглядев вниз, явно в восторг от предложения девушки не пришел. Зато неожиданно отозвался молчавший до сей поры Саймон и, не успели они и оглянуться, как парень уже спрыгнул на землю и, потерев ушибленную ногу, протягивал руки к девушкам, предлагая им прыгать следом и обещая подстраховать. Ливия нерешительно переглянулась с подругой. Она в общем-то пошутила со своей затеей и рассчитывала, что скоро колесо починят, и их вернут на землю более безопасным способом. А теперь неожиданно вызов оказался брошен и им с Берн. Хорошо хоть, на ногах у нее сегодня лодочки без каблуков...

Отредактировано Livia Andreoli (2015-01-20 01:59:39)

+1

7

Ливия видит в парнях потенциальных партнеров, Бернадетт – отличных друзей и замечательных товарищей, которые и помогут в трудной ситуации, и в эту же трудную ситуацию за собой приведут.
-А ты не думаешь одним местом? – спросила Берн, понимая, что этот вопрос может обидеть подругу, которая все воспевала романтические чувства и влюбленность, словно этим только и забита ее прекрасная голова. Рикардс не является сторонницей цветочно-конфетных отношений, даже больше, она терпеть их не может. Но вряд ли она откажется от пышного букета алых роз и коробки наивкуснейшего шоколада, подаренных руками симпатичного молодого человека. А ведь Бернадетт ни за что не признается, что хочет быть любимой, как и многие другие девчонки. Только без показательных выступлений с песнями под окнами и плюшевыми подарками на день Святого Валентина.
-Я не больная. Мне просто на все пофиг, - с усмешкой проговорила Берн, у которой действительно в голове гуляет шквальный ветер, сдувая все мысли и все здравомыслие в неведомые края. Она предпочитает не думать, в ее возрасте это позволительно. В какой-то степени она еще ребенок, готовый с особым рвением познавать окружающий мир и пробовать все, что кажется ему интересным. Ребенок, поглощающий литры алкоголя табака в компании друзей-бездельников, предпочитающих жить сегодняшним днем. Для современного общества это норма.
-Рак, краб, морская звездочка, - пропела Бернадетт, не понимая такого резкого отступления Ливии от модной и распространенной среди молодежи привычки. Признаться, еще годом раньше сама Берн была противницей табака, но первая сигарета искоренила все глупые подозрения насчет пагубности данного увлечения; в конце концов, курение – последняя вещь, от которой эта девушка сможет когда-нибудь умереть, судя по ее образу жизни. – Ты говоришь, как чопорная мамаша. Не ссы, Ливи, от одной сигареты не помрешь. И выкинь этот бред из головы. Это ж сколько надо дымить, чтобы легкие в угли превратились.
Курила Бернадетт не так уж и много. В основном за компанию, по несколько сигарет в день, дабы отвести душу и не бегать потом по ночам за двор, когда последний человек в доме погасит свет и отправится в постель.
Девушке нравится водить свою изнеженную подругу по непривычным для нее местам, в которые она вряд ли пошла бы в одиночку или в компании других ребят. Берн имеет удивительную способность вести за собой человека своим безумным нравом, и чаще всего это единственное, что привыкли в ней замечать. Будто за яркой внешностью и бездумными поступками нет ничего существенного, что может привлечь внимание. И странно, что такой, как Андреоли удалось вывернуть душу девушки наизнанку; принять то, что далеко не каждый готов принять в своем товарище.
-Черт возьми! – воскликнула красноволосая после высказывания подруги о Сэме. – Почему ты думаешь, что только парень должен делать первый шаг? Ты его послала, когда не пришла на свидание, нахрен теперь ему бегать за тобой, словно ручная собака? Возомнила себя принцессой.
Бернадетт уверена, что у Ливии с личной жизнью в будущем все будет великолепно. Внешне она удивительно красива, а это ее умение строить кукольный взгляд обезоруживает не только неизменных романтиков. В какой-то степени девушка понимала поведение подруги, но совершенно его не одобряла.
Конечно, Лив всегда достаются симпатичные парни, эдакие местные знаменитости, предметы воздыхания многих представительниц женского пола, крутые ребята из футбольной команды или детки богатых родителей. Отто будто был и тем, и другим, и третьим. Естественно, только такая девчонка, как Ливия, заинтересует подобного парня. Берн и Саймон были словно из другого мира, но, тем не менее, вместе они смотрелись неплохо.
Лолита. Черт возьми, изо всех сил Рикардс сдерживала пробивающийся наружу смех, ведь вся ситуация складывалась крайне нелепо, в какой-то степени абсурдно, но забавно. Все равно девушки ничего не теряют, представляясь другими именами. И Клементина еще куда не шла. Но Лолита!..
-Наши матери хотели выделяться среди всяких Сар и Джессик, - пожала плечи Берн и, не выдержав, громко усмехнулась. Как раз в этот момент кабинка резко дернулась, и колесо, спустя несколько мгновений, со скрипом застыло на месте.
-Да блин, - разочарованно, безо всякого испуга протянула красноволосая, и то, что она застряла в воздухе в приличном расстоянии от земли, ее не волновало. И не в такие передряги попадала.
Первым спрыгнул Саймон, что несказанно удивило двух подруг, которые до этого обращали на него внимание только из-за его вычурной «макаронной фабрики» на голове. Зато красавец Отто не торопился возвращать твердую поверхность под ногами, он лишь мягко обнял Ливию за плечи, уговаривая ее не волноваться и оставаться рядом.
-Да полезли вниз, я не хочу ждать починки колеса, - Берн поднялась с места, раскачивая кабинку, и собралась вести за собой подругу. – Пойдешь? Придется сверкать трусиками, если, конечно, ты их сегодня надела, - девушка ехидно приподняла брови и покосилась на вмиг заинтересовавшегося Отто.
-Короче, я спущусь, а ты прыгай к нам вниз. Или бросай меня и оставайся с красавчиком, я ведь не обижусь, нет, - конечно, она не обидится. Даже без толики сарказма в голосе суть этой фразы мало похожа на правду.
И Берн начала спускаться. Внизу ее ждал Саймон, готовый поймать девушку, если та неожиданно сорвется с кабинки и полетит на землю. К счастью для обоих Рикардс спустилась без травм и повреждений, ловко спрыгивая вниз.
-Идешь? – спросила Бернадетт у Ливии, смотря на нее снизу вверх. – Давай, прыгай, мы поймаем тебя внизу. Я прыгну, и ты прыгнешь, помнишь? Ты будешь моей Розой, а я буду твоим Джеком! – как же Рикардс любит «Титаник», несмотря на стоящую на первом плане любовную линию и слезоточивый сюжет.
Вдруг колесо двинулось с места. Дернулось, остановилось, затем снова дернулась, а после вновь продолжило свой размеренный ход. Кабинка, в которой осталась Ливия и Отто, поплыла вверх, и Берн с Саймоном решили дожидаться парочку возле выхода.
-Приплыла моя Роза, -  с улыбкой сказала девушка, встречая подругу, выходящую из кабинки вместе с Отто.
Интересно, он успел проверить, есть ли на Ливии нижнее белье?

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-01-24 09:07:08)

+1

8

Ее прекрасная голова не была забита исключительно романтической лабудой, хотя конечно красивых ухаживаний, с цветами и пылкими признаниями, как и любой девочке ее возраста, Ливии в глубине души хотелось. Более того, она готова поспорить, что и Берни, несмотря на внешний протест, была бы совсем не против таких отношений. А кому не хочется сказки? Тем более в шестнадцать лет.
А за длинный язык и острые зубки, которые Берни так лихо порой демонстрировала, Ливия хотела подругу если не убить, то ударить точно. - Место, которым думаю я, называется голова, - проворчала на подкол, брошенный ей в машине, и недовольно отвернулась к окну, не собираясь развивать эту тему. - Но ты с ним тоже не знакома. - Честное слово, иногда ей казалось, что Рикардс просто завистью исходит от того, с какой легкостью парни зовут Лив на свидание, ведь саму Берн приглашали исключительно выпить пивка на заднем дворе и перекурить сигаретку-другую. И что бы там она не говорила о безвредности табака, у Ливии на этот счет сложилось уже другое мнение, и менять его она не собирается. В конце концов, сигареты - это просто позерство, желание выглядеть взрослее и сексуальнее, как героини киноэкрана. Чего уж там, Ливия и сама начала курить вместе с Берн, потому что считала это чертовски привлекательным, а не потому что вкус табака ей доставлял какое-то особое удовольствие.
- А кто должен делать первый шаг? - с не меньшим возмущением ответила на замечание насчет Сэмми, когда они уже были в парке. - Кто кого должен добиваться? Может, ты считаешь, что мне стоит к нему вернуться и задрать юбку прямо в его кабинке? Чего парня обижать, да? - психанула на подругу, у которой видимо представления об отношениях между мужчиной и женщиной сильно разнились с представлениями Ливии. Она росла в семье, где отец все делал для своей жены и детей, и не было ни дня, чтобы он не проявил по отношению к маме заботу и внимание. Вся их семейная жизнь строилась на любви и взаимоуважении. Понятно, что без ссор никакая пара не обходится, но держаться достойно даже в них, может не каждый. Ливия, имея пред глазами столь удачный пример, и для себя, конечно, хотела чего-то подобного, вот и искала. Ну и мнения о себе она конечно была высокого, чего уж там лукавить. Принцесса или нет, а перед всякими там Сэмми пресмыкаться она точно не собиралась. И вообще, она же ему предложила сегодня прогуляться после его смены (пускай и из корыстных побуждений), но сам же отказался - вот пусть теперь локти и кусает. У нее, вон, уже Отто появился...
Отто, к слову, не перестал считать себя героем даже после того, как струхнул спрыгнуть, и продолжал ненавязчиво приобнимать ее за плечи, заверяя, что скоро аттракцион починят, и они выберутся целыми и невредимыми. Ливию никогда не привлекали трусы и особенно те, которые при этом еще строили из себя смельчаков, а потому, раскусив Отто, она потеряла к нему интерес, и внимание ее уже переключилось на Саймона, пускай менее привлекательного и разговорчивого, но зато деятельного.
- Я тоже не хочу ждать, - аккуратно сбросила ладони парня со своих плеч и заинтересованно поглядела вниз, где их ждал Саймон. Ее бурная фантазия уже нарисовала достаточно красочную картину, как он по-геройски будет ловить ее там внизу, а она конечно нарочно постарается упасть прямо в его объятия, чтобы он утонул в аромате ее легких духов. Романтическую картинку разрушила Бернадетт своим внезапным высказыванием насчет ее нижнего белья. Что?! Она взметнула злостный взгляд на подругу, которая только что просто опозорила ее перед Отто, почти что в открытую сравнив со шлюхой. - У моей подруги весьма своеобразный юмор, - она повернулась к явно удивленному от такого откровения парню, изо всех сил стараясь остаться милой. - Потом расскажу, почему, - кинула затравку, уже предвкушая маленькую девичью месть, которую преподнесет ядовитой Рикардс. Вообще она действительно была не прочь после такого психануть и бросить подругу в парке. И плевать ей было на то, обидится та или нет. Берн ведь не особенно заботилась о том же, когда придумала эту якобы шутку про отсутствие на ней трусов. Но с другой стороны, тогда с Рикардс останется Саймон, которого Ливия хотела уже привлечь к себе, да и отказываться от доставки до дома на новой машине подруги не хотелось...
Взвесив все "за" и "против", Ливия твердо решила прыгать и поднялась со своего места, прикидывая как бы поудачнее приземлиться прямо на Саймона. Комментарий Бернадетт по поводу Розы и Джека она предпочла оставить без внимания. Во-первых, потому что была жутко рассержена на подругу за ее злую шутку, а во-вторых, потому что сама "Титаник" никогда особо не любила, считая этот фильм слишком сопливым, а историю любви и вовсе неправдоподобной. Зрелищные съемки катастрофы - самое интересное и напряженное, что в нем было.
Спрыгнуть, однако, она не успела: кабинка дернулась, откинув ее обратно на свое кресло, а затем продолжила свое плавное восхождение наверх. - Ну вот, а ты переживала, - Отто накрыл ее ладонь своей. - Я же говорил, всё починят.
- Ага... - рассеянно произнесла Ливия, наблюдая за тем, как внизу Саймон и Берн уже о чем-то заворковали в ожидании, когда прибудут их друзья. - Так вот насчет моей подруги... - начала она осторожно, возвращая взгляд Отто. - Ты передай Саймону, чтобы он не слишком надеялся на что-то... она у меня... не совсем традиционной ориентации... ну ты понимаешь, - изображая неловкость, она смущенно пожала плечами, - ее только девочки интересуют. - Внешний вид подруги и ее недавнее сравнение самой себя с Джеком из "Титаника" не должны были противоречить тому, что только что Ливия наплела парню. Один один, мисс Рикардс. - Она и ко мне пристала не просто так, уже не знаю, как от нее отделаться...
Вытянувшийся в лице Отто после рассказанного за весь круг не произнес больше ни слова - вероятно уже думал, как огорошит этой новостью своего друга, ну а Ливия наслаждалась своей маленькой, но триумфальной местью. Поэтому когда круг завершился, и они с Отто вышли навстречу друзьям, Лив пребывала уже в приподнятом настроении. И Берн могла искать причины этого в чем угодно, вплоть до того, что парень действительно успел проверить наличие ее нижнего белья.
- Я хочу мороженого, а вы? - намекнула парням на то, что пора им немного потратиться. - А вон и лоток как раз недалеко, - она махнула рукой в сторону, и ребята, пообещав мигом вернуться, удалились. И Ливия, в отличие от Бернадетт, отлично понимала, о чем они сейчас там шепчутся, стоя в очереди.
- Ну как тебе Саймон? - спросила намеренно не слишком заинтересованно, когда они с Рикардс остались наедине. - Что рассказывал?

+1

9

Дело было вовсе не во внешности. Люди привыкли смотреть на внешнюю оболочку и считать ее прямым отражением внутреннего состояния человека. Красивый фантик – вкусная конфета, не так ли?
Берн может любить и быть любимой, только ей этого пока не понять, да и она сама не может представить, какого это – любить кого-то по-настоящему. Ей всего шестнадцать лет, и она сторонница той мысли, что в таком возрасте невозможно по-настоящему любить, что в таком возрасте чаще всего симпатию, влюбленность путают с истинной любовью.
-Думать только лишь головой скучно, особенно когда тебе шестнадцать лет, - бодро проговорила девушка, усмехаясь в ответ на желание Ливии казаться взрослой и здравомыслящей. – В твоем случае – семнадцать.
Рикардс вовсе не смущала эта разница в возрасте. Казалось было, всего один год, но в молодости он явно заметен. Как ни крути, у Ливии голова на плечах закреплена крепче, чем у Бернадетт, и именно она является той противостоящей силой, что не дает девушкам не просто попасть в приключение, но не влипнуть в дерьмо по самые уши.
И насчет сигарет Манчини права. В юном возрасте начинают курить либо из-за влияния общества, окружающей компании, либо из-за желания казаться более взрослым на фоне своих сверстников. Куришь – крутой, так считают если не все, то многие, в том числе и Бернадетт. Ей нравится табачный дым, да и курение неплохо отвлекает от дурных, тревожных мыслей, которые, порой, закрадываются в ее ветреную голову.
-Да ты так делаешь перед каждым парнем, который тебе нравится! – настало время возмущаться Берн. Она никогда не имела способности держать себя в руках во время споров, практически мгновенно взрываясь после нескольких перекинутых друг другу фраз. Особенно с Лив у них двоих были жаркие споры, что неудивительно. Эти две друг друга стоят. – Если Сэм тебя не хочет это не значит, что он слабак, просто он не желает унижаться ради какой-то там левой девки.
А Бернадетт росла в семье, где мать никогда не хотела выглядеть слабой и беспомощной в глазах своего мужа. Она не терпела подачек и чрезмерной заботы, а отец никогда особо ее не проявлял. Всю свою совместную жизнь они шли плечом к плечу, поддерживая друг друга, и это, возможно, одна из немногих вещей, которой Берн восхищается в своих родителях.
Отто и Ливия уехали в кабинке дальше по кругу. Берн была довольна тем, что ее выбрал не тот высокий и крепкий красавец, а Саймон – неуверенный в себе, но храбрый и забавный молодой человек, который, если присмотреться, довольно симпатичный. Рикардс злорадно усмехалась про себя, зная, какой тип достался ее подруге, а сама наслаждалась компанией нового знакомого парня.
-Мы с Отто не часто видимся, - начал говорить кудряш, когда он и Берн пошли в сторону выхода с колеса обозрения дожидаться своих друзей. – Он странный тип, хотя играет в баскетбольной команде…
-А ты чем занимаешься? – перебила его американка.
-Учусь в колледже, - пожал плечами парень. – И фотографирую. Мне нравится фотография, это живая память о том, что было и чего никогда не будет…. Вот, смотри, как девушка смеется! – Саймон указал на парочку влюбленных, которые то и дело хохотали с собственных слов. Берн поморщилась от увиденного переизбытка нежности. – Очень искренне.
Девушке нравилась романтичная натура парня. Пожалуй, эта его отчаянная храбрость и тонкая натура творца, художника, делают из него действительного крутого и интересного человека. Бернадетт была тронута, а такое происходит довольно редко. Она, привыкшая к тому, что ее окружают бунтари и хулиганы, считает редкостью встретить парня с таким набором личностных качеств.
-Нифига, ну ты даешь, - произнесла красноволосая с улыбкой. – Однажды ты станешь известным фотографом, серьезно. И я приду к тебе на выставку и всем буду говорить: «хей, с этим чуваком мы когда-то прыгали с чертового колеса!». Круто будет.
Они раздули из этой темы слона и стали обсуждать несуществующее будущее, будто читали его со только что напечатанных страниц книг. Затем прибыли Ливия и Отто, и парни ушли в ларек за мороженым, а подруги остались наедине.
-Хороший он, - радостно проговорила Берн, считая, что прежняя ссора уже забыта. – Опять я убедилась в том, что первое впечатление часто бывает ложным. О, а еще он хочет показать мне свои фотографии на выходных!.. А что у тебя там с красавчиком?
Когда парни вернулись, Бернадетт заметила перемену в поведении Саймона. Если раньше он не отходил от Берн, то теперь наоборот, он разочарованно смотре куда-то вперед, делая вид, будто увидел там что-то интересное. Даже мороженое он отдавал, молча, словно сам был продавцом, унылым, уставшим и равнодушным.
-Слушай, чего ты мне сразу не сказала, - не выдержав, сказал парень, пока они гуляли по парку, переходя от одного аттракциона к другому. Людей становилось все меньше, и под конец их осталось совсем немного. Музыка притихла, через полчаса должны были объявить о закрытии парка на ночь до десяти утра следующего дня.
-Что именно? – удивленно спросила Бернадетт.
-Ну, что ты...это…того…
Через половину минуты Рикардс подбежала к Ливии и с силой пихнула ее в плечо.
-Ты охренела совсем?! – взорвалась Берн. – Какая я тебе лесбиянка блять!
Нет, ей нравились красивые, ухоженные девушки, но Рикардс никогда не думала о том, чтобы рассматривать представительниц своего пола, как партнерш.
Бернадетт не собиралась драться с Ливией на глазах у новых знакомых мальчиков, хотя сломать ее аккуратный носик руки ой как чесались. И все-таки, ей удалось сдержать свою злость и отойти в сторону, ведь, как ни крути, Манчини ее единственная подруга.

+1

10

Взрывным характером обладала не только Бернадетт. Другое дело, что сдерживать себя, в отличие от подруги, Ливия все же старалась, потому и не высказала свои претензии в лицо там, на колесе, когда девушка пошутила про ее нижнее белье. И про Сэмми тоже в дискуссию решила не вступать, хотя и эти слова Берн больно били по ее самолюбию. Все сказанное было неправдой: Ливия никогда не вешалась никому на шею и уж тем более юбки ни перед кем не задирала. У нее и опыта сексуального еще не было, что для ее внешности, вполне себе уже недетского возраста и, учитывая внимание к ней противоположного пола, некоторым могло показаться даже странным. Подруга, конечно, могла не верить в то, что Лив все еще ждет, когда ее сердце по-настоящему дрогнет, особенно если учитывать, что свидетелем некоторых ее нескромных поцелуев та все же была, но это не давало ей права высказывать свои предположения в таком грубом формате. Понятное дело, что она ее специально заводила и поддразнивала, но все равно Ливии было неприятно слышать о себе такое. Пускай она и правда быстро заводила новые знакомства и флиртовала направо-налево, но это ведь всего лишь игра, ни к чему не обязывающее развлечение, к тому же до неприличия в своих заигрываниях с ребятами Ливия никогда не опускалась.
Несмотря на то, что слова она про Сэмми проигнорировала, как и словесную оплеуху в виде "левой девки", обида в душе поселилась в ту же минуту. У Рикардс все-таки была уникальная способность испортить даже самое хорошее настроение. Ну ничего, сегодня и она свою дозу "юмора" получит. Как хорошо, что Саймон уже успел напеть ей в уши что-то сладенькое - иначе объяснить приблажное выражение лица подруги Ливия не могла.
- Фотографии? - брови изогнулись в скепсисе. - И что он снимает? Обнаженных девушек? - хотелось как можно быстрее стереть эту радостную улыбку с лица Бернадетт и "отвернуть" ее от Саймона. - Ты уже согласилась позировать? - не желая, впрочем, казаться излишне резкой, Ливия решила сменить тон на более заботливый. - Ох, смотри Берни, осторожнее. Второе впечатление тоже не всегда верное, - положив ладонь ей на плечо, она приобняла подругу и неспешно повела ее к ребятам, в сторону лотка с мороженым. - Отто успел рассказать мне, что его друг тот еще выдумщик. Да и кто из них не любит приврать? - о том, что они и сами совсем недавно соврали ребятам о своих именах, Ливия уже успела забыть.
Мороженое оказалось вкусным, а компания парней на удивление приятной, поэтому два часа за прогулкой пролетело даже как-то незаметно. А Ливия, проходя мимо кабинки Сэмми, не преминула продемонстрировать парню своих новых друзей, нагло втиснувшись между Отто и Саймоном и ухватив их под локти, тем самым желая вызвать ревность у того, кто ей сегодня отказал в услуге. Ни к чему скрывать, что находящиеся рядом мальчики у Ливии всегда были средством для тех или иных побед.
- Ой, смотрите, какая мартышка классная, - кивнула головой в сторону игрушечного тира, мимо которого они проходили. Задачей подобных мини-аттракционов было попасть по мишени и выиграть заветную игрушку. Одной из таковых как раз и была забавная большая мартышка, на которую указала Ливия, решив подкинуть ребятам еще один своеобразный тест. - А вы умеете стрелять? - лукаво посмотрела сначала на одного, а потом на другого парня, все еще не выпуская их из-под рук. - Я вот совсем не умею... - протянула разочарованно. - Сможете выиграть для меня ту мартышку? - самое время было пользоваться бравадой парней, с которыми они только начинали узнавать друг друга. С Сэмми, например, этот номер уже не пройдет никогда. А Отто с Саймоном еще пока не раскусили в Ливии динамщицу, а стало быть, можно запросто и поиграть ими в свое удовольствие. Насколько она помнила, Берн тоже ходила на спортивную стрельбу, но, понятное дело, что просить подругу выиграть для нее игрушку, Ливия не собиралась. Она наоборот вместе с ней и хотела за всем действом со стороны понаблюдать и повеселиться, но внезапно, пока Отто нацеливался на мартышку, кто-то больно пихнул девушку в плечо, и это оказалась Бернадетт.
- Ты чего?! - возмущенно потерла ушибленное место и непонимающе взглянула на подругу. Ответ, впрочем, не заставил себя долго ждать - Саймон, видимо, прокололся. - А потому что не надо было про мое нижнее белье шутить! - огрызнулась не менее громко, чем только что звучали ругательства от Берн. - Будет тебе урок на будущее! - драться с подругой Ливия не собиралась - не дети уже, да и Бернадетт походу дела запал свой сбавила, решив отойти в сторону. Ливия била тем же оружием, что и подруга пару часов назад - словом. Пусть знает, что впредь подобные шуточки могут вызвать соответствующий ответ.
- Я пошутила насчет Берни, - обратилась к парнями, смилостивившись над подругой, и только сейчас поняла, что выдала ее настоящее имя. - Ой, то есть... Клементины... - но выкручиваться было уже поздно, а потому она беспомощно всплеснула руками. - Ладно, сдаемся, с именами мы тоже немного приврали, - она с усмешкой посмотрела на подругу. Ну не смешно разве? Взрослые уже вроде девицы, а какой ерундой занимаются! Обида и злость на Берни стерлась от осознания нелепости всего произошедшего, и Ливия первая рискнула пойти на примирение, протянув ей руку. - Ну, мир? Хватит дуться, а то лопнешь, - она улыбнулась, надеясь, что подруга тоже засмеется и раскроет для нее свои объятия. Несмотря на свойственное ей дюжее упрямство, сделать первый шаг к примирению Ливия, тем не менее, была способна, особенно если признавала за собой ту или иную вину.

+1

11

Берн всегда находила повод высмеять Ливию, поддеть или упрекнуть за то, что она до конца понимает и не принимает, как должное. Например, этот безудержный поиск вечной любви, будто в любви кроется весь смысл жизни. Для Бернадетт же смысл жизни – жить. Жить так, словно через десять на всей Земле закончатся запасы свежего воздуха, и сама земля поедет под ногами, ведь такое возможно, и девушка боится этого больше всего на свете. Умереть быстро, не вкусив все прелести жизни. Умереть в огне, зная, что и другие умирают следом за ней. Этот страх силен, хотя с первого раза и не скажешь, что юная бесшабашная Берн боится мгновенной смерти, ведь она всегда находит поводы поиграть с ней в дразнящую игру.
Да и с людьми девушка играть не боится. В те годы Рикардс не знала истинную цену дружбе, она имела «потрясающую» способность разбрасываться теми, кто открывал перед ней душу, и пригревать на сердце тех, кому она была абсолютно безразлична. Через много лет она поймет свои ошибки и начнет лучше разбираться в отношениях между людьми; она дорастет до этого умом.
А пока Ливия справедливо обижалась на свою подругу и перешла в оппозицию. Бернадетт, разумеется, чувствовала, что девушка как-то по-другому стала держаться с ней рядом, но она не считала тому причиной свое бездумное поведение и колкие фразы. Знает ведь, что Манчини любит на нее обижаться, и все равно обижает ее, каждый раз с двойной силой.
-Я не знаю, что он снимает, - буркнула Рикардс, мигом теряя все легкое и радужное настроение после разговора с Саймоном. – Может и снимает голых баб. Если предложит, я не откажусь. А что? У меня хорошая фигура, лишнего жирка нет, стесняться мне нечего.
Слова пулями слетали с языка Бернадетт, она даже не думала, о чем говорила. Хотелось стукнуть этими словами Ливии по голове, придумать какие-нибудь обидные фразы и нанести ими решающий удар.
-Твой Отто – баба с причиндалом между ног. Саймон сказал, что у него есть гейские замашки, так что ты не торопись тащить его к себе в койку и не обижайся, если он откажет, - девушка врала, как могла, и ей это нравилось. У Лив и Берн бывали ссоры и похуже, но, как известно, что злые языки страшнее пистолета, что словом можно и убить.  Они не думали об этом. Они вообще редко думали перед тем прежде чем сказать, на этом и прогорали.
Парни ушли стрелять по мишеням, чтобы выиграть мягкую игрушку Ливии, и Бернадетт с усмешкой смотрела, как они через раз краем игрушечной пульки задевают мишень, но не опрокидывают ее. Сама девушка имеет навык обращение с оружием, на курсах стрельбы и самообороны она его и получила. Манчини не стала бы просить Отто и Саймон выиграть игрушку, если действительно хотела бы ее получить.
-Что в этом было плохого? – со смехом спросила Берн, отойдя от подруги, когда она, наконец, решилась высказаться по поводу ее лжи насчет нетрадиционной ориентации. - Если обиделась, значит, действительно забыла сегодня надеть свои трусы, или Отто полез к тебе после моих слов под юбку. Я права? В этом нет ничего ужасного, подумаешь. Ты его видишь в первый раз, он даже не знает твоего настоящего имени. Будь проще, Ливи.
Когда мальчики вернулись обратно, Ливия грациозно и умело выдала их с потрохами, назвав настоящее имя Бернадетт. Та недовольно закатила глаза, ей понравилось ее новое имя. Клементина.
-Да, я Берни. Вообще я Бернадетт, но всем лень называть мое имя полностью. Даже учителя называют меня Берни, гандоны хреновы, - ей уже было все равно. Ругалась девушка много, и не стеснялась своей речи даже при новых знакомых, ибо не могла сдержать свой крайне болтливый язык.
-Мир, дружба, жвачка, - Бернадетт хлопнула подругу по руке и повернулась к парням.
-В общем, у нас есть тачка. Поводить я вам не дам, ибо тачка моя, я ее никому не дам. Парк закрывается, тут больше делать нечего. Погнали в клуб? Там сейчас как раз полно народу, - девушка повернулась в сторону Ливии, ожидая ее одобрения идеи. Впрочем, Берн не терпелось поскорее уйти из парка, хотя после закрытия она в нем еще не оставалась…
-У меня есть идея получше. Спрячемся здесь и дождемся, пока все закроется. Ночью здесь гораздо интереснее, - тихо проговорил Саймон. – Закроемся в туалетах, пока не выключат свет. Я так уже делал.
Отто хотел уйти, это было заметно по одному только его выражению лица. Берн была не против, она вновь вопросительно посмотрела на подругу, надеясь, что та согласится на очередное приключение.
-Ты с нами или против нас? – спросила Бернадетт, дергаясь на месте. С одной стороны, было интересно остаться в парке после его закрытия. Но с другой, без Ливии ей тут делать нечего.

+1

12

- Ты знаешь, я даже насчет причиндала между ног у него не уверена, - Ливия рассмеялась в ответ на замечание об Отто. Ей было плевать, правда - то, что наплела ей Берни или нет, парень ей все равно не был уже интересен. Что бы там ни говорили о людях, девушка всегда предпочитала составлять о них собственное мнение, основываясь на личных наблюдениях и выводах. Что касается Отто, то ему свой вердикт она подсознательно уже вынесла.
Сомнений, что они с Бернадетт помирятся, у Ливии и не было. Так происходило всякий раз: обе вспыльчивые, они с легкостью награждали друг друга обидными словами и совершали глупые поступки, но так же быстро умели и остывать. Иногда Ливия всерьез задумывалась, а нормально ли это, вести такую нестандартную дружбу, и опасалась того, что когда-нибудь все же наступит та точка невозврата, из-за которой прощение и примирение будут уже невозможны, а их пути разойдутся раз и навсегда.
Но в любом случае, даже если такое и произойдет, то явно не сегодня.
- Даже мне не дашь? - на лице Ливии появилась смесь обиды и удивления, когда Берни заранее предупредила, что место за рулем автомобиля принадлежит исключительно ей. Практики вождения у Ливии почти не было, всё ограничивалось теорией, которую как-то объяснял ей папа, и парой уроков от него же, когда они отдыхали за городом у озера, в остальном за руль он дочь тоже не пускал, считая, что той еще рано. Вот в колледж поступит, тогда можно будет подумать и о личном транспортном средстве. Машина у ее родителей была одним из стимулов к хорошей учебе дочери, ведь та о ней мечтала уже давно. Поэтому когда Ливия услышала, что у Берни будет своя тачка, то, естественно, она не могла не надеяться на то, что подруга даст ей однажды порулить. - Ну смотри, - план шантажа Ливия, как всегда, придумала быстро, - останешься тогда без сочинения по литературе... - она намеренно безразлично повела плечом и лениво отвернулась. Училась она лучше, чем ее подруга, хоть над учебниками тоже сидеть особо не любила (обычно она хватала по верхам: что-то здесь услышит, что-то там, а остальное спишет у соседа, чтобы в итоге получить хороший балл), и об оценках Ливии, как правило, приходилось заботиться за них двоих. С сочинениями у Манчини было неплохо - передирала из пособий на раз плюнуть. Однако и на это все-таки нужно было время, которое Берни обычно жалела тратить на подобное занудство, поэтому очередное задание к началу учебного года лежало на плечах Ливии. А вот Бернадетт нужно было подарок родителей отрабатывать - те, кажется, не раз ей говорили, что взамен машине ждут от дочери исправления успеваемости в школе.
- Да ну! - возразила против идеи Саймона. - И что мы будем делать тут после закрытия? - людей нет, аттракционы не работают, а кабинки управления закрываются на замок... Бродить в темноте по пустому парку - сомнительное удовольствие. - Давайте лучше в клуб! - поддержала предложение подруги. - Тут есть один недалеко, довезти даже я могла бы, - не могла не поддразнить Берн, с хитрой улыбкой покосившись на нее. А вдруг и правда разрешит? До клуба было действительно рукой подать - меньше квартала, так что вряд ли их запалит какая-нибудь патрульная машина. И раз уж подруга и сама без прав ездит, то чем Ливия хуже? Трусихой она себя не считала. А если что, свалит всю вину на Берн - машина-то ее, в конце концов.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-02-02 13:20:16)

+1

13

Смутить Ливию, говоря об отсутствии мужественности у Отто, у Бернадетт не получилось, хотя не согласиться с точкой зрения подруги она не могла. В который раз девушка убеждается, что далеко не всегда за красивой внешней оболочкой скрывается подобный этой оболочке человек. Сильный и крепкий на вид Отто уступал место завидного кавалера своему другу Саймону, который на первый взгляд казался неприметным и застенчивым парнем со своими тараканами в голове.
-Хочешь проверить наличие причиндала? – со смехом произнесла Берн намного громче, чем она ожидала, хотя эта громогласность на весь парк ее ничуть не смутила, даже когда заинтересованные фразой новые знакомые парни одновременно развернулись в сторону девушек.
Рикардс до сих пор не может понять ее дружбу с Ливией. Это странное явление, больше похожее на фарс, на игру, нежели на истинные дружеские отношения, но девушка готова ручаться за искренность своего отношения к Манчини. Да, порой, она терпеть не может эту девицу, которая является ей полной противоположностью; милая, несколько изнеженная, вся из себя воздушная и неприкосновенная, искренне верящая в любовь и принца на белом коне. Берн не всегда понимает Ливию, хотя искренне, хоть и не усердно, но старается ее понять, и понять то, чем она живет, что творится у нее в голове, когда она молчит или задумывается над чем-то. Совершенно другая. Именно это в Манчини ее и привлекает.
-Ты водить не умеешь, - фыркнув, ответила Бернадетт. Несмотря на всю бездумность ее поступков, за свои вещи, особенно за ценные вещи, она умеет нести ответственность, и знает цену родительским деньгам. Разбить машину в первый день еды на ней – непозволительная роскошь для ребенка из семьи, достаток которой едва превышает средний порог.
-Ну, Ливия! – капризно протянула Берн, дергая подругу за запястье. – Я не хочу писать о том, почему в произведении автора синие занавески. Они просто синие блять, не о чем там писать!.. Ладно, сядешь за руль, только езжай аккуратно, по-человечески тебя прошу.
Бернадетт доверяла Ливии, и вовсе не из-за сочинения позволила той управлять ее автомобилем. Манчини девочка сообразительная, а не бездумная уличная душа, как многие друзья Рикардс, которые частенько творили глупости и не желали за них отвечать.
Ливии не пришлась по душе идея остаться в парке после закрытия, и Берн не стала уговаривать ее изменить свое решение. Поссорятся ведь снова, не успеют и глазом моргнуть. А две ссоры за последние полчаса – слишком, даже для них двоих.
-Ладно, я с подруженькой, мы смотаемся  в клуб, - произнесла девушка. – Хотите с нами? Оттянемся как следует, у нас целая ночь впереди.
Парни дали отпор, причем оба и сразу. Видимо, клуб в их планы не входил, да и знакомство с такими безумными и истеричными дамами тоже. Бернадетт лишь хмыкнула и повела Ливию к выходу, пока он не был перекрыт последним уходящим с работы охранником.
-Сядешь за руль, пока трезвая, - серьезно произнесла девушка, выходя за границы парка аттракционов. – Погнали в клуб, я выпить хочу. У тебя деньги есть на что-то покрепче пива?
Рикардс усадила подругу за руль, показала, что да как, и затем села рядом на переднее пассажирское сидение.
-Покурим? – Бернадетт полезла за пачкой дешевых сигарет. – От одной ничего не будет, давай, бери, не ломайся. Я тебя не кокс предлагаю, в конце концов!

офф: прости, какая-то муть получилась(

+1

14

Рикардс неожиданно громко задала свой очередной похабный вопрос, заставив Ливию едва не подскочить на месте и начать оглядываться по сторонам - поняли ли прохожие смысл произнесенного или нет, но повернулись в их сторону многие, в том числе Саймон с Отто. Возмущение Ливии было подавлено ее же смехом.
- Дурочка, заткнись! - ладонью она зажала подруге рот, несмотря на все усилия той отвернуться. - Совсем ненормальная! - они продолжали смеяться, пока мальчики не вернулись из развлекательного тира, увы, без желанной Ливией игрушки. Подтрунивать над этим девушка уж не стала - и так из-за выходок Бернадетт они наверняка выглядели в глазах парней чокнутыми идиотками. И не удивительно, что они решили от них слинять.
- Ну вот, молодец, - насупившись, пробурчала Лив, исподлобья глядя уходящим вслед ребятам. - Спугнула парней... - Нормальные ведь мальчики были, не такие уж и отморозки, каких они порой встречали. Два часа, проведенные с ними в парке, по крайней мере, показались девушке довольно занятными. Но из-за выходок Рикардс они даже телефона у них не спросили, решив, вероятно, не связываться с ненормальными.
Ну зато Берни повелась на шантаж с сочинением и разрешила подруге сесть за руль, что, конечно, Ливию несказанно приободрило. Она аж подскочила и радостно захлопала в ладоши, как ребенок, которому дают долгожданную игрушку. - Не волнуйся, доедем быстро... - приобняла она Бернадетт, отбирая у нее ключи, - ...до первого столба! - она засмеялась и прыгнула на водительское кресло, тут же начав осматривать панель приборов, педали и рычаг переключения скоростей, пытаясь сложить в голове всё, чему учил ее отец. Обалдеть, она сейчас сама поведет машину по городу! Смесь восторга и здоровой нервозности прилично впрыснула в кровь адреналина. - Деньги? - отозвалась на вопрос Берн насчет выпивки в клубе. - Ну так, есть немного... Да чего ты переживаешь, там нас кто-нибудь угостит, - отмахнулась, прекрасно зная, что получить коктейль на дискотеках всегда проще простого - стоит только улыбнуться какому-нибудь одиночке у бара. Правда, если бы с ними остались Отто и Саймон, то и искать никого бы не пришлось, а так только лишняя трата времени. - Сама же спровадила наших кавалеров, - опять упрекнула подругу в очевидном. - Саймон был ничего.
Явно нервничая перед первой поездкой, Ливия переминала пальцы, долго не решаясь завести мотор. Наконец со второй попытки у нее получилось, и она неспешно тронулась, пребывая в дичайшем восторге, который не решалась, впрочем, проявлять. Затаив дыхание, она осторожно вырулила с парковки на проезжую часть - хорошо, что рядом машин не стояло. - Круто... - завороженно прошептала девушка, продолжая черепашье движение по дороге. Пару раз за медлительность им просигналили сзади и обогнали, но Ливия на это внимание не обратила. Но отвлечь ее решила еще и Берн, предложив покурить. Издевалась что ли? Ливия и так вцепилась в руль мертвецкой хваткой, боясь ненароком наехать на что-нибудь, а тут еще сигарета! - Другого подходящего момента не нашла? - недовольно выдохнула, покосившись на подругу, но быстро смягчилась. - Ладно, давай, но только прикури для меня. - От одной и правда ничего не будет. Это ведь последняя. Подумаешь, плюс к тем ста, что она успела выкурить за свой недолгий стаж. Не умрет, поди.
Дождавшись, когда Рикардс прикурит для нее, она, все так же не отвлекаясь от дороги, слегка повернула к той голову, чтобы захватить губами переданную ей сигарету. Остановившись на светофоре и не заглохнув при этом, она почувствовала себя уже немного увереннее, отпустила одну руку от руля и вытащила сигарету изо рта, выдыхая дым в открытое окно. За рулем неплохой тачки, почти что вальяжно покуривая, совсем как взрослая, в этот момент она чувствовала себя невероятно крутой. - А ты не боишься, что тебя в клуб не пустят в таком виде? - совсем осмелела и перевела взгляд с дороги на Рикардс. Это Ливия одета в платье, в ушах у нее сережки, на плече симпатичная сумочка на выход - для танцев самое оно. Бернадетт же была одета как всегда слишком просто и по-дворовому. - Коктейли, как всегда, я буду для нас добывать? - с усмешкой спросила, все так же медленно сворачивая на стоянку клуба. Машин здесь было побольше, чем в парке, и приткнуться так, чтобы никого не задеть у Ливии бы не получилось. - Дальше, чур, ты! - воскликнула, рассмеявшись от собственной боязни ситуации и, остановившись, вышла из машины.

офф: описание клуба с тебя)

+1

15

Рикардс не была огорчена тем, что новоиспеченные кавалеры решили покинуть их и поискать себе барышень лучше и разумнее. Возможно, сегодня или завтра им удастся подцепить тех самых классных девчонок, которые всегда пользуются популярностью у молодых людей, но Берн и Ливия еще долго будут сидеть в голове ярким, безумным воспоминанием.
-Да плевать, пусть идут, - без особого интереса отмахнулась девушка, краем глаза наблюдая за тем, как фигуры парней еще мельтешат около чертового колеса. Видимо, ждут, когда «неудачная партия» скроется за поворотом. – Тебе самой Отто не понравился, а Саймон все равно был бы мой, так что не ной, - пихнув в плечо подругу, с усмешкой произнесла Берн.
Несмотря на то, что внешне она казалась невозмутимой и равнодушной, ей было жаль терять такого интересного нового знакомого, как Саймон, с которым она была бы не прочь проводить время вместе. Когда девушка последний раз повернулась в сторону мальчиков, она на секунду задержала взгляд на парне с макаронной фабрикой на голове, которая ей вдруг так стала нравиться.
Ливия радовалась своей первой поездке на машине Берн, как долгожданному подарку на Рождество, и в своем восторженном состоянии она была похожа на маленькую девочку. Рикардс театрально закатила глаза, с неуверенностью отдавая ключи от автомобиля своей подруге, и она тут же поспешила занять место водителя.
-Я тебя убью, не смей мне тут говорить про первый столб! – шутка Манчини вызвала еще больше волнения у Бернадетт за новую тачку. – Не обижай малыша, он должен привыкнуть к женским рукам и женской манере вождения, - девушка любовно относилась к своему подарку, холила и лелеяла его, как свое дитя. Да к своему ребенку Берн не будет так относиться, как она относилась к своему старенькому Форду.
-Тебя угостят, а ты со мной поделишься, - заявила Рикардс, прекрасно понимая, что ее парни в клубе угощать не будут, даже если Ливия не будет стоять рядом. Она на это не обижалась, хотя любой девочке будет неприятно равнодушное к ней отношение со стороны молодого человека. – Да отвали ты со своим Саймоном, мальчик съехал, можно о нем больше не говорить. И вообще, я пошла с тобой гулять не для того, чтобы парней цеплять. Мы вроде как повеселиться хотели. Так поехали!
Ливия тронулась с места, крепко вцепившись пальцами в руль. Да, ехали они в три раза медленнее, чем до этого ехала Берн, но ругать за это девушка свою подругу не желала. Пусть едет медленно, но аккуратно, а не быстро и до первого столба.
-А ты молодец, - искренне произнесла Бернадетт, вспоминая, как она в свое время паниковала во время учебы и от страха путала педаль газа и тормоза. – Офигенно, да? Однажды я отправлюсь в путешествие, буду передвигаться по стране на своей тачке, как в книге Джека Керуака. Только с деньгами, - смеется, предаваясь своим мечтам.
Позади машины девушек недовольно сигналили более опытные водители, что-то выкрикивая вдогонку.
-Пошел ты нахер! – высунувшись из машины, крикнула Берн, когда парень за рулем своего автомобиля пронесся мимо и тоже выкрикнул пару ругательств пьяным голосом.
Девушке удалось уломать Манчини выкурить сигаретку, что несказанно ее обрадовало, и она тут же полезла в свой рюкзак за пачкой и новой зажигалкой, которую она так боялась потерять. Зажигалки Берн имеют чудесное свойство постоянно пропадать.
-Погоди, - Рикардс раскурила сигарету для подруги и передала ее так, чтобы девушка захватила ее губами, не отрывая рук от руля. – Смотри на дорогу, блин! – страх перед дорогой у Лив постепенно стал проходить, и эта до чертиков перепугало Бернадетт. – Пустят меня, а не пустят, то сама как-нибудь проберусь.
Привычный вкус табачного дыма во рту. Берн откинулась назад на спинку сиденья, зажала губами сигарету и делала короткие затяжки, пока та чуть не упала ей на колени и не оставила очередную дырку на джинсах.
-Конечно ты, посмотри на меня, - иронично ответила девушка, выкидывая окурок в окно, когда Ливия завернула в сторону стоянки клуба. Впрочем, парковать автомобиль самостоятельно она не решилась. – Ладно, выползай с моего места. Быстренько поставим малыша и пойдем штурмовать этот клуб.
Припарковавшись, подруги вылезли из машины и направились в сторону входа. Рослый широкоплечий мужчина стоял возле входной двери, а так же небольшая группа ребят – таких же школьников, как и Берн с Лив, которых не пустили на ночную вечеринку.
-У меня есть идея, - Бернадетт повела Манчини за собой, уводя ту за угол небольшого дома, отделанного под закрытый клуб. Около небольшой двери неподалеку стояли парень и девушка с сигаретами в зубах, оба уставшие, поникшие и молчаливые.
-У них тут курилка, - шепнула Берн Ливии, и затем приказала той стоять на месте и ждать ее, пока она не вернется или не даст сигнал следовать за ней. Отправившись в разведку, Рикардс примерно знала, что делать, хотя у нее был запасной план на случай того, если первый с треском провалится.
Спустя две минуты девушка машет рукой Андреоли, чтобы та подошла ближе к ней. Парень открывает подругам дверь и пропускает их внутрь, а затем заходит следом. Берн тащит Ливию вперед по коридору, проходит мимо подсобки и комнаты для персонала, а затем выводит подругу в главное помещение клуба, где и проходит вся тусовка.
-Я дала парню десятку и свои сигареты, чтобы он нас пустил, - крикнула Бернадетт на ухо Манчини, пытаясь перекричать музыку. – А теперь иди и добывай нам бухло, впереди у нас целая ночь!
Просторное темное помещение со слепящей музыкой и долбящей по ушам музыкой, к которой довольно быстро привыкаешь и перестаешь замечать всю мощь ее звучания. Стойки бара находятся у самих стен, тем самым делая танцевальную зону довольно просторной, но люди все равно умудряются наступать друг другу на ноги и пихать друг друга локтями.

+1

16

На похвалу ее вождению Ливия с самодовольной улыбкой пожала плечом, мол, так и есть. На самом же деле, ей конечно было приятно услышать признание со стороны, тем более от любительницы подколов Бернадетт.
- Опять ты со своим Керуаком! - она негромко посмеялась, покачав головой. Про эти брождения по миру без гроша за душой она уже не раз слышала от подруги и всякий раз высмеивала ее за бредовость идеи. Путешествия - это безусловно круто, но только когда у тебя есть деньги и душ с туалетом всегда под боком. То, что, судя по рассказам подруги, предлагал пресловутый Керуак, которого сама Ливия не читала, ей было не по душе. - А, ну если с деньгами, то разрешаю и меня с собой взять, - улыбнулась, дослушав оговорку Рикардс. - Но сначала, видимо, придется ограбить банк, - занудно кивнула и выбросила почти докуренную сигарету в окно машины. - Подумаем об этом завтра, - воспользовалась известной фразой Скарлетт О'Хара и бодро улыбнулась. - А сегодня веселимся, да?
У входа в клуб стоял внушительного телосложения охранник, но это, в общем, Ливию не очень пугало, так как они почти всегда умудрялись проскочить, вот и на сей раз Рикардс удалось что-то придумать и провести ее. Внутри музыка била в уши так, что разговаривать было невозможно, но здесь подобное занятие в принципе и не поощрялось. Главным тут значилось выпить и потанцевать. Место, куда они пришли, было отнюдь не пафосное и не роскошное - о таком вряд ли пишут заметки в прессе, словом, среднячковый клуб с соответствующей публикой, но неплохой музыкой и лояльной охраной.
- Я в тебе не сомневалась! - так же выкрикнула она на ухо Берн, хваля ее за смекалку, и принялась осматриваться - все вокруг бара были уже по парочкам, если не считать двух одиноких красоток за стойкой с накладными ногтями и ярким макияжем, которые хищно выслеживали своих жертв на ночь. Ливия разочарованно поджала губы: - Градус конкуренции зашкаливает. Нам туда нельзя, - какого бы высокого мнения она о себе не была, тут уж вынуждена была согласиться, что рядом с этими взрослыми сексапильными тетками она будет выглядеть как жалкая школьница... собственно, которой она и являлась. - Вон, смотри, пошли поближе к той компании, - в дальнем углу у столика собрались молодые ребята, которые явно что-то отмечали. Были среди них и парни, и девушки и то, что первых было больше, говорило о том, что по парам разбиты не все, а это значило, что есть шанс не только попасть на алкоголь (который им до совершеннолетия не продали бы самим в руки), но и вечер провести неплохо. Потянув подругу за собой, Ливия остановилась неподалеку от столика компании и принялась танцевать, намеренно пятясь назад, пока наконец не натолкнулась спиной на одного из пританцовывающих парней. С толчком она правда переборщила и сообразила это, когда было уже поздно - в руках парня, оказывается, был бокал с шампанским, который и выплеснулся на его рубашку. Недовольно обернувшись, он грубо выругался, и даже увидев лицо Ливии, преисполненное сожаления, не смягчился. - Смотри, куда прешь, идиотка! - он оттолкнул девушку и вернулся к своему столику, старательно пытаясь свести капли с рубашки.
- Похоже, сегодня не наш день, - уныло протянула Ливия, оборачиваясь к Бернадетт. Возможно, Рикардс и считала, что самое лучшее, это провести время вместе друг с другом, ведь как сама и сказала - она пошла с ней гулять не для того, чтобы парней цеплять, но Ливии без новых знакомств и общения быстро становилось скучно, поэтому когда ожидания от клуба не оправдались, она резко сникла.
- Девчонки, привет, - раздался голос сзади Бернадетт. - Чего грустим? Расслабьтесь! - Парень приятной наружности украдкой протянул Берн какие-то таблетки и воодушевленно перевел на нее вопросительный взгляд, мол, будешь? - Угощаю дозой позитива, - он широко улыбнулся.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-02-09 17:41:42)

+1

17

Берн всегда тянуло к свободе. Она, вдохновенная «потерянным поколением» и философией Керуака, девочка с ветром в голове и шилом в пятой точке, она еще долго не сможет найти свое постоянное место. Ей хочется познавать мир, но не через журналы, учебники и фотографии, а на своем личном опыте, своими собственными глазами. Пускай без денег и с немалым риском. Но в этом заключен весь смысл.
-Перестань, он охренителен! Ты его не читала, так что не надо мне тут что-то говорить, - ее всегда цепляла эта скептичность окружающих ее людей. Бернадетт делает вид, что ей плевать на чужое мнение, но на самом деле она хочет знать, что есть на свете хотя бы один человек, который способен разделить ее точку зрения, поняв всю ее суть. – Какой банк, блин? Опустошаешь свою копилку, прыгаем в тачку и мчимся навстречу приключениям, - мечтательно отозвалась Рикардс, докуривая свою сигарету.
На самом деле клуб был ужасен. Душное помещение, сотни пьяных, мокрых от жары тел, толкающих друг друга локтями на танцевальной площадке, пребывая под кайфом от атмосферы и градуса в их стаканах, музыка, жутко долбящая по ушам... Бернадетт была в восторге оттого, что ей удалось провести Ливию в подобное место, ведь на что-то получше им рассчитывать в данный момент не приходилось. Одежда была неподходящая, да и возраст заметен, обе девушки никогда не стремились выглядеть старше, если этого не требовалось в тех или иных ситуациях.
Практически все были по парочкам, не считая нескольких размалеванных девиц и небольшую группку парней, чересчур слащавых и тоненьких, как прутики, чтобы на них было обращено женское внимание. Впрочем, им и без женщин было хорошо.
-Лив, ты опять устраиваешь охоту на самцов, черт тебя побери! Достала уже!– Берн злиться на свою подругу пуще прежнего, хотя иного поведения она не могла от нее ожидать. Высказывать свое «фи» и начинать скандалить Бернадетт не желала, ведь в конце концов все равно пойдет за Ливией потому, что не захочет с ней расходиться по разным углам.
Они пошли в сторону компании девушек и парней, где Манчини углядела потенциальных новых знакомых, особенно парней, на которых, признаться, можно было попускать слюни. Впрочем, девушка перестаралась с так называемым флиртом, и ее легкий толчок в спину чуть не вывел из равновесия молодого человека, который пролил на себя шампанское, чуть не выронив бокал из руки.
Берн хотела сказать пару ласковых, но Ливия вовремя ее заткнула. Жутко хотелось выпить, чтобы обстановка вокруг не казалась такой уж унылой и непритягательной, но денег у красноволосой практически не осталось, а Лив, кажется, отчаялась найти выпивку за счет парня.
Внезапно подошедший незнакомец вложил в руку Бернадетт небольшой пакетик с таблетками, спросил у подруг, желают ли они весело провести последующий ночь, и вопросительно посмотрел на Ливию, бесцеремонно переводя взгляд на ее грудь.
-Извини, чувак, нечем платить за позитив, - пожала плечами Берн, не горя желанием принимать наркотик. Вот что она никогда не одобряла, боясь привязанности к ним.
-Если нет бабла, можно натурой, - парень подмигнул Лив, обнял за плечо Рикардс и настойчиво продолжал настаивать на принятии таблеток.
-Девочки, не слушайте его, пойдем лучше выпьем вместе? – другой незнакомец подошел к Манчини. – Он тут каждый день ошивается. Лучше выпейте, чем принимайте колеса. Помните о последствиях. Ну, пошли, пошли, я угощаю! Вы мне сразу понравились, единственные трезвые люди в этом парнике.
Бернадетт понравился этот человек, она легко дернула Ливию за запястье, пытаясь повести ту за собой.
-Лучше с ним, чем с этим нариком, - ой знал бы она, что и второй парень не лучше. Девушки и не заметили, как он заказал и принес два рома с колой, довольный, прямо светящийся от радости, как новогодняя елка.
-Меня Крис зовут, кстати, - он отдал стаканы подругам. Берн отпила ром, почувствовала приятный ей привкус на языке и улыбнулась.
Через несколько минут перед глазами начало все плыть.

+1

18

Опустошить свою копилку, прыгнуть в тачку и умчаться навстречу приключениям... Рикардс, как никто, умела заряжать подобными идеями, полными безумства и какой-то внутренней свободы. Присущий Ливии авантюризм разгорался от таких предложений, конечно, на раз плюнуть, но ей всегда не хватало определенной доли безрассудства, чтобы довести свои бурные фантазии до реальности. Поэтому и всплывшие в ее голове заманчивые образы о разгульных и беззаботных скитаниях по земле, она постаралась побыстрее отмести. Тем более, что пришлось переключиться на более актуальные задачи - например, найти тех самых самцов, охоту на которых Берн так не переносила.
- Если увидишь таких, дай знать, - Лив ухмыльнулась, продолжая пробираться сквозь танцующую толпу. В отличие от подруги, ей нравилось знакомиться, нравилось флиртовать, нравилось зарождать интерес к своей персоне... А где еще этим заниматься, как не в ночном клубе? Правда, тут были все уже изрядно поддатые, но тем и лучше даже - раскрепощение еще никому не мешало. Впрочем, таблетки, предложенные подошедшим к ним парнем, не то раскрепощение, которое искала Ливия. К наркотикам ее отношение было резко отрицательным, отчасти, как и у Берн из-за страха, что можно подсесть и угробить свое здоровье навсегда, а отчасти и потому, что разум свой терять Ливия не хотела, предпочитая всегда отдавать себе отчет в том, что делает и зачем. Она даже, напиваясь, никогда не позволяла себе дойти до состояния, чтобы проснуться не зная где, не зная с кем. На марихуану ее, правда, однажды уломали в летнем лагере, и поначалу вроде все было очень даже хорошо - приятное расслабление, раскованность в речи, мыслях и невероятное ощущение беззаботности. Но все эти приятные эффекты достаточно быстро уступили место ужасному головокружению, тошноте и периодически бешеному сердцебиению, что, естественно, не породило желания повторить сие приключение еще когда-либо и тем более перейти на что-то потяжелее. Веселиться Ливия умела и без этих "доз позитива", что предлагал им парень. - Шуруй дальше, - бесцеремонно ответила она ему вслед за Берн и поспешила отвернуться. Еще и натурой ему заплати! Урод.
Отворачиваясь от неприятного объекта, она неожиданно натолкнулась на мистера праведника, который не упустил случая прочитать им мини-лекцию. - Мы и не думали ничего принимать, - недовольно отозвалась она, увлекаемая подругой за руку. Парень подвел их к своему столику, где сидели еще четверо его друзей, среди которых была и одна девушка, чуть постарше них с Берн. Или она просто красилась ярче? - Привет, - Ливия махнула им в ответ. Вряд ли голос ее они услышали из-за бившей в уши музыки, но жест рукой точно мимо пройти не мог. О чем-то увлеченно беседуя за сигаретами и выпивкой, они так ненормально хохотали, что Ливия сразу усомнилась в их адекватности, но Берн, явно увлекшаяся новым знакомым, кажется, ничего не заметила. Ну и ладно, зато их наконец-то выпивкой угостят, да и Берн с кем-то поболтает.
Получив в руки ром с колой, Ливия с улыбкой поблагодарила парня, который представился Крисом, и пригубила чуть-чуть напитка, приложившись губами к трубочке. Дав возможность подруге поболтать с парнем, она немного отошла в сторону и вернулась к разглядыванию танцующей толпы. Не найдя для себя никого интересного, она почувствовала надвигающуюся тоску. Очень кстати кто-то проходящий мимо без слов вытянул ее на танец, и она, отставив свой бокал на пустующий столик, пошла веселиться. Благо, Берн была пристроена и явно не скучала. Пару раз она выхватила взглядом ее смех.
Сколько Ливия танцевала, сказать точно было сложно, но когда наконец смогла увильнуть от наглых приставаний разгоряченного парня, обнаружила, что время давно перевалило за час ночи. Надо же, а спать совсем не хотелось! Однако пора было подумать о том, чтобы закругляться, она ведь пообещала дома, что уходит не надолго. Родители ее, конечно, не убьют (у самих наверняка гости еще не разошлись), но и не похвалят точно.
К своему удивлению, подруги на прежнем месте Ливия не нашла. За столиком из друзей Криса осталась только парочка, которая активно целовалась, а оторвать их от увлекательного занятия оказалось не так-то просто. Из-за громкой музыки они не слышали голоса девушки или просто делали вид, что не слышат. Пришлось тронуть за плечо и проорать на ухо:
- Где Крис с моей подругой?
Пожав плечами, они расхохотались и попытались притянуть ее к себе на диванчик, но Ливия резко одернула руку и поспешила оставить их наедине друг с другом. Всё это начинало ей не нравиться. Поискав Бернадетт глазами в танцующей толпе и так и не отыскав, она не на шутку занервничала. Бросать подругу у Рикардс привычки не было.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-02-15 12:52:17)

+1

19

Злодейство носит много масок, и самая опасная – маска добродетели.

Веселее прожигать лучшие годы своей жизни, нежели готовиться во время них к светлому, успешному будущему. Бернадетт вообще мало задумывалась о том, что ее ждет, она всегда стремилась к свободе и независимости, которыми почему-то современное общество так рьяно старается пренебрегать. Будто ничего в этом мире нет, кроме определенной суммы денег на банковском счету, счастливого брака и большого дома в уютном районе любимого города. Для Берн это все невыносимо обыденно, и самым большим наказанием для нее будет – общепринятая норма комфорта. Жить в машине и мотаться по всей стране – уже не тот комфорт, о котором без умолка трещат взрослые люди и голоса дикторов по радио, ведущих по телевизору. Вот поэтому девушка практически не слушает окружающих ее людей, и старается отбиваться от навязывающего ей идеологии современного мира общества. Впрочем, не всегда эта ее вседозволенность и упрямство идут ей на руку.
Крис показался Бернадетт симпатичным, адекватным молодым человеком, которому едва можно дать двадцать лет. Высокий, поджарый, с удивительно проницательным, внимательным взглядом, который способен расшевелить все чувства внутри особо впечатлительной девушки. Несмотря на то, что Рикардс таковой не являлась, взгляд этого парня все равно подействовал на нее невероятным магическим образом. Этому мог послужить причиной выпитый крепкий алкоголь, или атмосфера, царившая в дешевом душном ночном клубе, но на самом деле причина была в другом.
В наше время доброта имеет особую ценность, но всегда ли она истинна? За маской добродетели нередко встречается полная ее противоположность – темнота, затягивающая за собой в омут сначала медленно, постепенно, а затем быстро, но человек перестает этого замечать. Людская доброта – наркотик, который доставляет немыслимое удовольствие и радость, без него мир кажется серым и тусклым.
Вот и Бернадетт тогда, купившись на мнимые доброту и здравомыслие Криса, погорела, но на тот момент она не могла подумать об этом. Наркотик,  подмешанный в стакан с алкоголем, снес с ног такую крепкую и волевую Берн, затмил остатки ее здравомыслие и затуманил разум разноцветным туманом. Ей было дурно и одновременно хорошо. Она понимала, что происходит, но все происходящее не казалось ей нечто опасным или ужасным. Ей было все равно, все происходящее было даже забавным. До поры до времени.
Крис утащил ее в сторону туалета. Среди танцующей в пьяном угаре толпы Бернадетт не выглядела подозрительно, странно; казалось, она просто перебрала, и добропорядочный Крис пришел девушке на помочь.
В туалете делали все что угодно, но не то, для чего он предназначен. Парочки традиционной и нетрадиционной ориентации трахались в кабинках, в темных углах, кто-то принимал наркотики или блевал после нескольких выпитых литров пива. Те, кого действительно приспичило, кричали благим матом и изо всех сил старались найти свободную кабинку.
Когда Крис уже начал расстегивать ширинку и стягивать штаны, мимо него и Берн пробежала пьяная девчонка и, не заметив красноволосую, сильно пихнула ее в плечо, и та, пошатнувшись, упала на пол и больно ударилась головой о стену. Кайф сменился дурным состоянием быстро, но Рикардс этого не заметила. Тошнота подступила к горлу, в голове гудело, перед глазами все плыло, было в густом тумане. Однако Крис, стоявший рядом с расстегнутыми штанами, теперь вызывал в девушке исключительно чувства страха и злости. Парень рывком поднял Берн с пола, но та решила дать отпор и, слабо замахнувшись, слабо ударила Криса по лицу.
-Тупая блядь, - прорычал парень и попытался вывернуть девушке руки, но той удалось вовремя вырваться из так называемых объятий, будучи охваченной паникой. Хотелось убежать не только от Криса, но и от ужаснейшего состояния, которое легче искоренить смертью, как думала Берн, чем постараться его пережить.
Хотелось броситься из окна, только вон окон не было видно.
-Идите все нахуй, - пробиралась она через толпу, раздражаясь от каждого локтя, задевшего ее, от каждого неловкого движения и даже прикосновения.
Крис бежал за Берн, и ей казалось, что она несется стремглав, вот только она еле-еле передвигала ноги.
-Ливия, - единственная, кто спасет от этого ужаса. – Ливия!!!
Тошнило неимоверно. Ушибленное на голове место, казалось, горело огнем. Бернадетт продолжала чувствовать, будто плывет по волнам, только это уже не доставляло удовольствия.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-02-22 11:17:24)

+1

20

Не отыскав Бернадетт ни в толпе танцующих, ни у барной стойки, Ливия двинулась к туалету. Уборные в этом чудном местечке не делились на мужскую и женскую, а потому дверь была одна, и, толкнув ее, девушка попала в самый эпицентр событий: Крис, подбирая штаны, сыпал ругательствами в сторону Берн, которая пронеслась мимо подруги, не узнав ее и оттолкнув со своего пути, как и десяток последующих незнакомцев. Шокированная увиденной картиной, девушка еще пару секунд не двигалась с места, наблюдая, как Крис наспех застегивает брюки. Рикардс, конечно, любила по-всякому развлекаться, но Ливия никогда не замечала, чтобы секс в грязной кабинке общественного туалета входил в перечень ее предпочтений. Да и, выбегая отсюда, выглядела она, мягко говоря, не очень довольной. Сообразив наконец, что произошло (или чуть не произошло), Ливия молнией рванула вслед за подругой и, нагнав ее, резко развернула за плечи к себе:
- Очнись, это я! - ответила на ее выкрики и с силой встряхнула подругу. - Да что с тобой?! - она испуганно наблюдала за реакцией Рикардс, которая явно была не в адеквате. Никогда прежде она не видела, чтобы Берни так развозило от спиртного, а стало быть, Крис или еще кто угостил ее какой-то дурью, реакция организма на которую у всех разная. Кто-то получает от этого кайф, а кому-то становится плохо, прям как было сейчас с Берни. - Ты вся бледная! - заключила Лив, с ужасом осматривая позеленевшую подругу, и, не будучи до конца уверенной, что та ее слышит и понимает, расспросы решила прекратить. - Пойдем на воздух! - крикнула она, пытаясь переорать музыку, и крепко схватив Рикардс за руку, потащила ее к выходу. От осознания того, что только что произошло с ее подругой в туалете, сердце Ливии заколотилось в таком бешеном темпе, что даже дыхание сбилось. Несмотря на то, что обе были уже не маленькие, тем не менее, девушка почувствовала себя ужасно виноватой за то, что не уследила за подругой, за то, что оставила ее в компании непонятного Криса, за то, что вообще настояла поехать в этот гребанный клуб! Она ведь всегда считала, что уж кто-кто, а Берн точно сможет постоять за себя и не даться в обиду, а тут вон оно, как все вышло.
У дверей кто-то дернул ее за локоть и, обернувшись, Ливия встретилась глазами с Крисом.
- Да ладно, все в порядке с твоей подружкой. Просто перебрала немного. Давай я с ней поговорю, - он попытался перехватить Берн, но Лив ее не отпускала.
- Отвали! - со злостью крикнула она и грубо пихнула его в грудь. - Я сказала, не трогай ее! - ей стало безумно страшно, потому что парень был физически сильнее, явно тоже что-то принял, судя по бешеному взгляду, да и к тому же, его еще и бросили в возбужденном состоянии, а потому никаких признаков тормозов не намечалось. Ему ничего не стоило зашибить их обеих прямо здесь. - Я сейчас полицию вызову! - решительно громко припугнула силами закона и начала шарить глазами хотя бы в поисках представителя охраны. Если бы он только видел, как дрожат ее коленки в этот момент! - Эй! - махнула она рукой проходившему мимо охраннику. - Тут к нам пристает какой-то тип! - она с вызовом продемонстрировала внушительного размера мужчине свою руку, зажатую в железную хватку Криса, от которой тот ее моментально избавил. Воспользовавшись тем, что охранник по ее сигналу прицепился к парню, она толкнула дверь запасного выхода и дернула за собой Берн, а когда они очутились на улице, пригвоздила ее к стенке:
- Ты что приняла, дура? - музыка, бившая в клубе, еще гудела в ее ушах, а потому голос звучал громче, чем ей казалось, а волнение за подругу легко трансформировалось в злость, особенно после стычки с Крисом. Храбрость ведь ее была напускной и просто вынужденной - на самом же деле она до ужаса испугалась за них обеих.
Судорожно соображая, что делать с Бернадетт, которая едва стояла на ногах, Ливия оглядывалась по сторонам, то и дело нервно запуская руку в волосы: пара человек спокойно курили у входа, даже не замечая возбужденного состояния двух девушек - подобные пьяные разборки были для этого места не редкость. Как теперь добираться домой? Берн за руль не сядет, а Ливия в таком нервном состоянии явно не сможет довезти их, не раздолбав по пути тачку. Просить кого-то подбросить тоже не хотелось: приключений на сегодня и так достаточно.
Вернув свое внимание подруге, которая опустилась на корточки возле двери, Ливия почувствовала, как сердце кольнула жалость и сочувствие, и она, смягчившись, присела напротив Берн, тронув ее за руку. - Ну прости, - за резкость. - Как ты? Он... ничего тебе не успел сделать? - Лив с беспокойством заглянула подруге в глаза. - Это я виновата! Не надо было далеко от тебя отходить! - прерывисто вздохнув, она спрятала лицо в ладонях. От стычки с Крисом ее еще всю трясло. - Больше никогда не будем так делать, ладно? - опасливо оглянулась на распахнувшуюся дверь: нет, это был не Крис, а просто захотевшая покинуть клуб парочка, но им обеим пора было подумать о том, чтобы убираться отсюда, пока разъяренный парень их не отыскал. - И больше никогда не вернемся в этот притон... - черт, ощущение было такое, будто бы ее саму едва не изнасиловали, а каково же было Рикардс, и представить страшно. Хотя вполне возможно, она еще до конца не понимает, что произошло.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-02-22 19:04:47)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I just want to live while I'm alive