Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I just want to live while I'm alive


I just want to live while I'm alive

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Руки Ливии крепко держали слабое тело Бернадетт, которая совершенно не понимала, где она находится и что с ней в данный момент происходит. Абсолютно никаких мыслей, один лишь едкий туман в голове, который выжирает весь разум и оставляет вместо него огромное, темное ничто. Удар головой сильно сказался на состоянии девушки, она не могла терпеть невыносимое состояние, стук в висках, тошноту, но не могла что-либо сделать, чтобы помочь самой себе. Руки ослаблены, ноги еле передвигают тело с места на место, Берн прилагает особые усилия ради того, чтобы просто удержать равновесие и не упасть в потную, пьяную танцующую толпу.
Голос Ливии словно звучит где-то вдалеке, прорывается сквозь рев клубной музыки. Она совсем рядом, Бернадетт чувствует ее руки, слышит тяжелое дыхание, но звук ее голоса тихий-тихий, едва уловимый, а смысл сказанных ею слов вовсе не разобрать.
Прохладный вечерний воздух блаженно обдумывал разгоряченную кожу Рикардс, как только Манчини вывела ее за дверь заведения и дала той как следует отдышаться. Берн казалось, что она только что пробежала километровую дистанцию под палящим солнцем, настолько сильно стучало сердце груди, настолько сильно ныли мышцы вкупе с головной болью, которая была мучительнее всего. Думать девушка не могла, она была похожа на сломанную куклу, которую Ливия все никак не может поставить на шатающиеся ноги и поэтому просто прислоняет ее к стене.
-Я ничего не приняла… - пролепетала Бернадетт, не поднимая взгляда на подругу. – Я…просто выпила, ты видела, - она действительно просто выпила стакан виски с колой, уходя с головой в общение с симпатичным и обаятельным Крисом, который сам за весь вечер сделал лишь несколько глотков алкоголя; так, для храбрости.
Медленно, но постепенно Берн становилось чуть легче. Не было маниакального желания броситься с обрыва или перерезать себе вены, что несказанно ее пугало, хотя ноющая боль и полное состояния расслабленности не давали девушке полностью прийти в себя.
В стакане Бернадетт плескался новомодный на рынке наркотик, от которого человек, принявший его, полностью уходил в себя и погружался в густой туман, полностью отрешаясь от действительности. Становился овощем, если коротко говорить. Крису и нужно было, чтобы Берн была в сознании, но не понимала, что с ней происходит и где она находится. Но знал ли он, насколько плохо становится человеку после прекращения действия наркотика? Возможно.
-Я не знаю, - до Бернадетт быстрее стал доходить смысл слов Ливии. – Я не помню, - она закрыла лицо ладонями и вновь опустила голову. – Не помню.
Девушку стошнило, благо она успела вовремя дернуться в сторону кустов, чтобы не запачкать платье Манчини. Ей никогда еще не было так плохо.
-Где машина? – Берн все еще не могла сориентироваться на местности. Она понимала, что стоит возле стены дешевого протона, но было такое ощущение, будто она находится здесь впервые. Все казалось едва ли знакомым.
-Не вернемся, да, - пролепетала девушка и пошла в сторону парковки, опираясь о стену,  хотя она понятия не имела, куда идет. Ей просто хотелось выбраться отсюда как можно дальше, и никогда сюда не возвращаться. – У них ужасные туалеты…
С горем пополам подруги добрались до Форда. Бернадетт кое-как уселась на переднее сиденье и сразу откинулась назад, до сих пор чувствуя то, будто она плывет по волнам в расслабленном состоянии, не чувствуя своего тела. Боль в мышцах постепенно притупилась.
-Как ты? – наконец, обратилась к Ливии красноволосая. - Поведи машину, я верю тебе. Только езжай медленно, она новая.
Язык заплетался, Берн растягивала слова и говорила негромко, а в ушах до сих пор стоял грохот от клубной музыки.

+1

22

Что и в каких количествах Берн влила в себя за сегодняшний вечер, Ливия не знала. Последнее, что видела, так это коктейль от Криса, но такой же был и у нее, а следовательно туда он ничего не намешал... Хотя стоп. Ливия ведь его как раз и не выпила - сделала всего глоток и, отставив на стол, ушла танцевать. Считай, повезло обеим, потому как в противном случае спасать Бернадетт было бы уже некому.
- Ладно, успокойся, - поспешила прервать объяснения Рикардс, крепко сжав ее плечо. Обнять уже не успела, так как подруга рванула в соседние кусты, где ее смачно стошнило. Ливия поспешила вытащить из сумочки платок и протянула его Берн. Судя по нечленораздельному лепетанию, который срывался с губ Берни, к разговорам она вряд ли сейчас была готова, поэтому попыток что-либо расспросить Ливия больше и не делала. С одеждой у подруги все было в порядке, ничего не порвано, а это значит, что ни до чего там в туалете дело у них так и не дошло, а стало быть, трагедии никакой не случилось. А вот то, как на Берн действовал наркотик, Ливию всерьез пугало. Она уже даже собралась в скорую звонить, но вовремя передумала. Шуму сколько поднимется! Они же несовершеннолетние. Родителей обязательно вызовут, разборки начнутся, и вот тогда Рикардс не то что машины, ей вообще никаких гулянок не видать, а этого уже подруга Ливии не простит.
- Куда ты? - очнувшись от собственных размышлений на тему "что делать", Ливия вовремя заметила, как Берн ползет вдоль стены совсем в противоположном от парковки направлении, и поспешила подхватить ее за талию. - Обопрись на меня. Вот так.
Бессвязную речь подруги, она пропускала мимо ушей, решив, что для начала надо пристроить ее в машину, а потом уже соображать, куда и как ее везти. К ней домой было нельзя - у родителей еще гости могли не разойтись, а позорить их не хотелось. Лучше к Берн. Ее предки ведь вообще не знали, что дочь куда-то слиняла, а потому наверняка уже видели десятый сон, и не попасться им на глаза будет нетрудно.
- Я-то? - с удивлением посмотрела на откинувшуюся в кресле Берн, переводя сбившееся дыхание. - Я в норме, - заверила как можно бодрее. На самом деле, коленки у нее все еще подрагивали, а во рту от волнения пересохло, но это всё, и правда, мелочи. Она наспех достала сигареты из бардачка и нервно закурила. - Только за руль я не сяду, - платить за побитую тачку Берн ее родителям будет не с чего, - но сейчас что-нибудь придумаю...
Она еще раз огляделась по сторонам: парочка, несколько минут назад вышедшая из клуба, как раз садилась в подъехавшее такси, и Ливия поспешила их затормозить.
- Эй, ребята, не подкините нас с подругой? У нас что-то с машиной...
Молодые люди не выглядели слишком уж неадекватно, а потому ничего страшного в том, чтобы попросить их о помощи, Ливия не увидела, и уже через минуту помогала Берн переместиться на заднее сидение такси. Из клуба как раз вытолкнули разбушевавшегося Криса, но, благо, в отъезжающей машине он их не заметил.
- Я с тобой сегодня ночевать буду, - тихо сообщила Берн, копаясь в захваченном из ее машины рюкзаке. - Не оставлю тебя в таком состоянии, - вдруг что случится, сердце, мало ли... подруга до сих пор была бледная, холодная и на вид мало что соображающая. - На, найди мне свои ключи от дома, - бросила бесполезные попытки отыскать что-то в ее рюкзаке, передав его Берни. Через некоторое время таксист высадил их у дома семейства Рикардс, и Ливия, поблагодарив и водителя, и подвыпившую пару, любезно с ними распрощалась, передав любовникам мелочь, что была у нее в сумочке. Отказываться те, понятное дело, не стали.
В окнах дома свет вроде не горел, а значит удастся пробраться незаметными. Подумав об этом, Ливия, открывая дверь, выронила из рук ключи, и те со звоном ударились о пол.
- Упс, я случайно, - прошептала подруге и быстро подняла ключи. - Где телефон? Хочу домой позвонить, - сказать, что все в порядке, и ночевать она останется у подруги.

+1

23

Саманта

На следующее утро Берн проснется с ужаснейшей, разрывающей черепную коробку головной болью, полным провалом в памяти, который сотрет практически все воспоминания о приключениях с Ливией за прошедшую ночь, и жутким сушняком. Будут какие-то расплывчатые очертания воспоминаний, но такие нечеткие, что разобрать их будет крайне трудно. Одна только надежда на Манчини, которая, возможно, расскажет пусть не все, но многое, что Рикардс не удастся вспомнить.
Когда Ливия затолкнула Берн в машину и та тронулась с места, красноволосая испытала непонятное тогда чувство облегчения. Она еще не понимала, что бросила дорогую сердцу машину на стоянке дешевого притона для пьяной молодежи, и что уезжает домой она на зеленоглазом такси в обнимку с подругой и в компании влюбленной парочки. Авто плавно катило по пустым ночным дорогам и Бернадетт начала уже засыпать, кладя голову на плечо Лив, однако через несколько минут девушкам нужно было выходить. Рикардс искала в своем синеньком рюкзаке ключи от дома, когда подруга отдала его в ее руки, бросив бессмысленные попытки что-либо в нем отыскать среди вороха вещей американки. Там было все, начиная от пачки сигарет и зажигалки, до Джека Керуака, книгу которого Бернадетт таскала, словно jyf была неким подобием библии для требующей свободы и независимости души.
-Полезли через окно, - сказала девушка, хотя ее предложение было неактуальным. Если Ливия и заберется по дереву до окна спальни Берн на втором этаже, то сама Берн вообще будет тыкаться в темноте и искать то дерево, по которому надо лезть наверх. Поэтому Манчини выбрала более легкий вариант, зайдя в дом через парадную дверь. По случайности она выронила ключи на пол, и звон разрезал умиротворенную тишину резким звуком.
-Только бы мать не проснулась, - Бернадетт не боялась ее гнева, она его просто не могла терпеть. Элла Рикардс капает на мозги дочери при каждом удобном случае, хотя уже и не надеется, что ее гневные тирады и лекции как-то помогут приструнить среднюю дочь.
-Вон, на столике стоит, - девушка кивнула в сторону журнального столика, на котором красовался современный в то время городской телефон.
Тут на лестнице послышались чьи-то шаги. Берн сразу напряглась, молясь про себя всем богам, чтобы это быть не Элла. Возможно, один из богов услышал пьяную американку, потому что на лестнице показалась стройная фигура Саманты, старшей сестры Бернадетт.
-Берни? – прошептала та ничуть не удивленная. Спросонья она не могла понять, кто стоит рядом с ее непутевой сестрой, но спустя несколько мгновений она узнала в темной фигуре Ливию.
-Сэм, иди спать, - пролепетала Рикардс, прислоняясь к стене, и съехала по ней на пол.
-Ты звонить собралась? – Саманта смотрит на телефонную трубку в руках Манчини и хмурится. – Я отведу Берн наверх, а ты постарайся не шуметь. Знаешь, куда идти, если вдруг собралась оставаться?
После старшая Рикардс повела юную пьяницу по лестнице, тихо приговаривая, чтобы та молчала до тех пор, пока они не переступят порог комнаты. Берн хваталась за руки Сэм и еле как передвигалась с места на место, чувствуя слабость в ногах, а сознание медленно, но постепенно возвращалось к девушке.
Только Саманта уложила Бернадетт на кровать, как следом за ней вошла Ливия, успевшая за время подъема по лестнице переговорить с родителями и догнать девушек.
-Она останется сегодня со мной, - проговорила Берн и посмотрела на Лив уставшим взглядом. Старшая Рикардс вышла из комнаты и побрела в свои покои, и Ливия с Бернадетт остались вдвоем.
-Спасибо, - за то, что оказалась рядом после всего, что я успела наговорить и вытворить в более трезвом состоянии. Возможно, дружба между девочками все-таки существует.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-02-28 16:42:40)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I just want to live while I'm alive