Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Non-strangers in the night


Non-strangers in the night

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Vivian Broylen, Michael Rinaldi
Место: Central Sacramento, дом Вивиан Броулен
Погодные условия: 12 часов вечера, ветрено
О флештайме: Майки Бой Ринальди и его шеф обеспокоены - их контакт в правохранительной системе, помощник прокурора Броулен, пропала и прекратила выходить на связь! На телефонные звонки она не отвечает, на работе не появляется - что бы это могло быть? Терпение Майкла иссякло и он решил, в более конспиративное вечернее время, нанести Вив визит...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-21 21:01:15)

+2

2

Вв: волосы завязаны в хвост, черные шорты, красная майка с названием бейсбольной команды "Сокс".

Стоит отправить сына за порог, и я тут же прилагаюсь к бутылке. Не припомню, когда моя печень видела что-нибудь другое кроме алкоголя за последние.....Две недели? Как быстро летит, однако, время. Сделал глоток и день пронесся незаметно с оленьей скоростью. Сегодня я дома осталась одна. Кристофер решил сделать своей печени выходной и захотел поработать, сын до сих пор находился у моих друзей. Я решила устроить ему небольшие каникулы. Крис ушел от меня вчера рано утром, предварительно, он помог мне подняться с кровати и довел до душа. Сама я идти была не в состоянии. Не помню, сколько мы вчера выпили? Как я могла так надраться?  Он немного убрал тот мусор, что валялся в гостиной и на кухне: пустые бутылки, окурки, порванные пачки сигарет, коробки из-под пиццы. Не знаю, чтобы я без него делала. Но стоило ему уйти,а мне хоть чуточку протрезветь, все начиналось по новой. Сначала одна бутылка вина, потом вторая бутылка мартини, а дальше все как в тумане. Ничего не помню.
Помню,что слышала, как у меня звонил телефон. Ринальди и Альтиери по очереди терроризировали мой мозг. Сначала один позвонит пять раз,потом второй и далее по кругу. Неужели непонятно, что если не отвечаю- это значит, что я совершенно не хочу разговаривать ни с одним,ни со вторым. Неужели этот маленький факт до них так туго доходит? А еще строят из себя умных и честных бизнесменов. Бизнесмены хреновы, не могут уже полмесяца разобраться  с маленькой кучкой тостосумых лизозадов. После десятого звонка мои нервы не выдерживают и я топлю телефон в большой,  красной кружке, в которой было налито вчерашнее вино.Надоели. Хватит. Так вам и надо.Только вот, топя телефон, я не учла одной малюсенькой детальки: завтра на работу, будильника другого у меня нет. И я вообще забыла о том, что завтра понедельник. А утопив телефон, кто мне о нем напомнит?
Около половины девятого вечера, я вместе с бутылкой вина, доползла наверх, до своей комнаты. Включила какую-то смазливую мелодраму. Вроде "Спеши любить". И устроилась на кровати. Бутылку открыть не успела,так и уснула с ней в руках, не раздевшись. Не знаю, сколько часов я проспала. Но меня разбудил шум, доносившийся снизу, звон бутылок. Я слышала, как кто-то там. внизу, идет по осколкам. Как стекло хрустит под чьими-то ботинками. Сначала, я думала, что мне это все снится или у меня обычные слуховые галлюцинации. Я даже себя ущипнула за руку. Нет. Я не спала и с катушек, вроде, пока еще не слетала. Мне стало страшно. Криса сегодня не должно было быть. Он всегда предупреждает, когда собирается зайти. Шакса вроде тоже я не ждала. Габриель с Билли сидит. Не помню,чтобы я звала кого-нибудь в гости, чтобы об этом забыть.Вот вы знаете, а страх, между прочим, хорошее лекарство от похмелья.  Хотела бы я позвонить в полицию, но телефона нет.  Я лежала на кровати и вслушиваясь в шум, представляла себе, где сейчас может находится мой нежданный ночной гость. Вот он идет вдоль коридора, я слышу, как упала и разбилась бутылка- а это он дошел до гостиной. Затем идет на кухню. Боясь, что он может подняться сейчас наверх, я сжала крепче в руках бутылку, будто это была бита. Медленно поднявшись  с кровати и на цыпочках, стараясь не издавать шума, спустилась на первый этаж. Идя все время вдоль стены. Пройдя гостиную, я остановилась в коридоре, перед входом в кухню. Увидев мужскую фигуру, стоящую ко мне спиной, я сначала была в неком замешательстве. А стоит ли? Но с другой стороны, стал бы человек, с добрыми намерениями, врываться без приглашения и предварительного звонка в чужой дом? Я подкралась сзади и остановилась прямо за его спиной. Мужчина был выше меня ростом. Пришлось приподняться на цыпочки.  Затем  я подняла руку с бутылкой, замахнулась, зажмурила глаза, и прежде чем он повернулся ко мне лицом, я разбила бутылку об его голову.  Мамочки...
Услышав фразу, что-то вроде, что я идиотка, я открыла глаза. У меня дрожали руки, ноги, сердце бешено колотилось. Я была готова вот-вот упасть в обморок. Сделав шаг назад, я прислонилась к стене и начала медленно сползать на пол. И только потом, когда я нечаянно, спиной задела выключатель, я увидела своего ночного гостя.
-Твою мать!- это все, что я могла сейчас выкрикнуть....

+1

3

С силой захлопнув дверь автомобиля, Майкл выбрался наружу, по-прежнему сжимая в руках бесполезный мобильный телефон. Вечер был прохладный, морозный воздух ледяным пламенем жег лица немногим прохожим, еще бродившим по улицам – но Майк, хотя был только в черной кожаной куртке поверх белой футболки, узких джинсах и тяжелых армейских ботинках, не обращал внимания на температуру.  Отчасти причиной были злость и озабоченность, вызванные ситуацией, отчасти три выпитых в близлежащем, освещенном неоновыми огнями, баре коктейля. Вечер ведь так хорошо начинался – пока в очередной раз не позвонил Фрэнк, стервозная дамочка очередной раз не вышла на связь уже с самим Майком, и подгоняемый чувством долга гангстер не решил бросить все и самостоятельно отправиться на поиски.
Ситуация явно выходила из под контроля – Вивиан не снимала трубку уже несколько дней, на работе тоже не появлялась, из дома не выходила. Ребенка сплавила к знакомому – с чего бы это любящая мать решила сбагрить сына? Все это сильно не нравилось Майки Бою – вдруг она уже в какой-нибудь фбровской программе? Или уже давно где-нибудь во Флориде, под чужим именем и с чужими документами, скрывается и от мафии, и от коллег по службе закону? А может, не дай Бог, и вообще мертва… Именно поэтому Ринальди в этот вечер, плюнув на осторожность и перебарывая вызванную наличествующим в крови алкоголем сонливость, сел в одно из тусующихся возле питейного заведения такси и велел его доставить в центр города, за квартал до жилища Вив. Cветить свою машину лишний раз не хотелось, как и то, куда направлялся – мало ли что потом вспомнит шофер, эдакий здоровяк c усами подковой и в дурацкой клетчатой кепке, если его вызовут свидетелем?
Шел пешком,  прямо-таки по-спартански выдерживая попытки непогоды пробрать его холодом до костей, все более волнуясь и раздражаясь. Приблизился к дому, заметил, что свет в окнах не горит. Осторожно огляделся по сторонам, приблизился к заурядной деревянной двери, нажал на звонок, услышал тренькающую мелодию. Затем снова и снова, но безрезультатно. Дом, ночь и Вивиан хранили молчание, они пренебрегали домогательствами гангстера.
- Это я, Майк! Открывай, Вив… Ааа, Madonna… Ну-ка на хуй! – прорычал  Ринальди, с силой толкая дверь – и та, к его удивлению, распахнулась настежь, безалаберная хозяйка не удосужилась запереть ее на ключ. Автоматически обтерев тяжелые, со стальными заклепками, ботинки о коврик, правая рука андербосса вступил в темную прихожую.
- Вив! -  раскидал валяющиеся на полу туфли, прошел по коридору. – Вив! – поразился обстановке дикого хаоса в доме, везде валялись пустые и наполовину полные бутылки из-под вина, обертки, всякое барахло. – Вив! – с силой шандарахнулся коленом о край стола в гостиной, шипяще выругался по-итальянски. - Вив! – стекло дразняще захрустело под ногами, как бы не оцарапать дорогую кожу на обуви. -  Вив! –  в глубине души что-то тревожно вздрогнуло, может в самом деле девушку убили, похитили или изнасиловали, вот какие следы борьбы всюду. Приблизился к кухне, показалось, что там мелькнул какой-то силуэт или тень, надо проверить… - Ви…
Удар по голове был мощный и неожиданный, перед глазами заплясали кровавые солнечные зайчики,  реальность разлетелась по сторонам множеством звенящих осколков, пролилась на плечи и спину пахучей жидкостью. Повезло, что природа даровала Майклу крепкую макушку, а предмет нападения был из тонкого стекла. Резко развернувшись, Ринальди приготовился броситься на объявившегося врага – и тут же его узнал в порядком растрепанной и заспанной Харпер.
-  Мать твою, идиотка!! –Майк крепко схватил женщину за плечи (они почему-то показались очень теплыми) и пару раз основательно встряхнул, притянул поближе к себе. Несколько минут прерывисто дышал, справляясь с яростью, загоняя ее куда-то в глубь, затем остужая. Взглянул ей прямо в глаза, наклонившись совсем близко.
- Вивиан, ты что творишь, на хер!  Куда вообще исчезла, Франческо там на ушах стоит!

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-22 15:33:54)

+1

4

Не могу представить, как бы я себя чувствовала, если бы действительно его вырубила и проломила бутылкой череп. И как бы я потом объясняла это- в больнице, врачам? На худой конец все можно было выставить как самооборону. Я думала, что в мой дом ворвался грабитель и применила силу....Черт.Как же раскалывается голова... Майк не дал мне окончательно сползти на пол, а поднял на ноги и отлепил от стены. Я почувствовала боль. из-за того, что он сильно сжал мои плечи. Там теперь наверняка синяк будет.Больно- да. Но вида я не подала.
-Какого хрена ты вломился в дом?!- Хотела сказать "мой дом", но осеклась вовремя. Дом не мой и никогда моим не будет. И это даже не дом Шафта. Этот дом принадлежит государству, которое дает жилье копам за особые заслуги. И никто не знает, а не спрятаны ли здесь где-нибудь жучки или нет. Мне стало известно, что за мной ведется слежка. При чем слежка со всех фронтов. Поэтому я приняла решение закрыться дома и переждать. И в любом случае приход Майка сюда было крайне глупой затеей. Я отвернула голову, чтобы не встречаться с ним взглядом. Слегка приподняла бровь, удивясь, услышав про Фрэнка. Он и на ушах? А на яйцах не пробовал? Вдруг на них стоять удобнее?
-Идите_оба _нахрен! -Произношу сквозь зубы. Проговаривая каждое слово по отдельности, ставя акцент, чтобы эти слова как можно лучше дошли до его ушей. Они меня оба достали. Но поскольку сейчас рядом был Майк, то я готова была выместить свою злобу на нем в двойном размере. Но пока сдерживала себя, надеясь, что его визит будет не долгим. -Что не понятно в данном словосочетании? Показать направление жестами?
С тех пор, как эти двое появились в моей жизни, у меня пошла какая-то одна сплошная черная полоса. Одна проблема за другой. Я висела на волоске. И рисковала не только своей карьерой, но и жизнью. Я надеялась, что Фрэнк быстро разберется с адвокатами самостоятельно, я получу деньги и свалю прочь отсюда на все четыре стороны. Сделаю себе фальшивый паспорт, инсценирую собственную смерть....Меня никто и искать не будет. Но чем дольше они тянут время, тем все больше появляется вероятность, что я могу оказаться за решеткой. А я заканчивать свою жизнь в четырех стенах не хочу. Лучше смерть. И запой.
-Хочешь ударить? Давай, ударь. Ты наверняка привык бить женщин.-На моем лице появляется едкая улыбка. Я провожу тыльной стороной ладони по его правой щеке в ожидании ответа. Хотите бесплатный совет? Никогда не слушайте пьяных женщин. Никогда не идите у них на поводу и никогда! Никогда! не позволяйте им выводить вас из себя. По крайней мере, мне эта игра доставляет удовольствие. Городить чушь и знать, что тебе за это ничего не будет. А все от чего? А все от того, что  вместо мозговой жидкости у тебя, в черепушке, булькает чистый спирт. А он мешает здравому мыслительному процессу.
Я слышу его злобу. Слышу как он борется с собой и с желанием "а не задушить ли" меня. Затем спокойно убираю его руки от себя,разворачиваюсь и подхожу к столу. Беру в руки бутылку, подношу ко рту. Я хочу пить. Точнее даже не пить, а выпить. Никто не знает, женский алкоголизм лечится? В бутылке нет ни капли. Видимо, еще до обеда успела ее прикончить.  Какая жалость. Отхожу от стола и подхожу к шкафчикам. Открываю каждый шкафчик по очереди и пытаюсь найти хоть что-нибудь градусосодержашее. Определенно еще должно что-то остаться. Я не могла выпить за день весь полугодовой запас вина.
-Когда будешь уходить, поставь дверь на место, если ты ее снес. А если нет- то просто закрой снаружи..-Машу правой рукой, указывая направление, куда ему идти. Сама, присаживаюсь на корточки, чтобы удобно было открывать нижние ящики. Разбудил. Сейчас опять придется себя усыплять.

+1

5

- Вломился? Ты сама столь любезно оставила дверь открытой. Я уж подумал, к тебе грабитель забрался или серийный убийца. Хотя зная твой характер, наверное скорее убийце впору посочувствовать… - сердито проворчал Майкл, и осторожно дотронулся до головы, на нее теперь будто сверху положили что-то тяжелое, вроде пластинки свинца. Завтра наверяка вскочит шишка или расплывется синяк, шляпу что ли поносить, как у Ала Капоне? У чертовой бабы рука крепкая оказалась, бьет сильно, будто с юности о головы приставучих  ухажеров разные сосуды разбивала. Или так и было, фиг знает, что она творила там, в Нью Йорке.
Вообще злость сейчас смешивалась в гангстере с праведным возмущением. Неблагодарная она, прямо-таки  Гвидо Монтанелли, копия в копию. Первый  капитаном давно должен сделать и на Фрэнка прекратить коситься – а Вивиан могла бы и понять, что не вина Майкла, что она вляпалась в такую ситуацию. Не по своим делам он же к ней приходит, в конце концов – и при этом пытается всячески сделать для нее положение более комфортным. До дома подвез, помог отнести вещи. Несколько раз встречались в кафе и ресторанчиках, угощал всегда Майк. На Рождество послал анонимный подарок в упаковке, правда, собранный довольно сумбурно – дорогое шампанское для хозяйки и кучу разных игрушек для ребенка. Может, выкинула или поломала, с нее станется. Что, приятнее было бы общаться с Альтиери? Ринальди-то пока ее автомобильчик не сжигал – как говориться, почувствуйте разницу.
Используя уже испытанный психологический прием, отвлекаясь на посторонние мысли, Ринальди развеивал и загонял внутрь рвущийся наружу негатив. Срываться на Вив нельзя было сейчас, да и правда ее поступок был скорее смесью случайности и алкогольных паров, а не какой-то злонамеренностью. Да и не воевал Ринальди с девушками. Через какое-то время злость попискивала уже только где-то внутри, ее заменил несколько раздраженный сарказм и разные другие более безобидные эмоции.
- На хрен? Бегу, штаны потеряв. Покажи, может еще и указатель  мне нарисуешь, с иллюстрацией? – хмыкнул Майк, неспешно огляделся по сторонам. Внешне казалось, что сюда приезжать было бы опасно – но, в сущности, риски были не слишком велики. На самом деле, сама дерзость поступка, приезд в служебный дом, была в некотором роде гарантией безопасности – ведь легавые, c удовольствием следя за мирными обывателями, как законно, так и незаконно,  контроль над своим личным пространством не любят. Какому копу захочется, чтобы бравые ребята из службы наружного наблюдения глядели, как он, напевая какую-нибудь песенку Элвиса, голым идет из душа – или слушали несущиеся из его с женой спальни страстные стоны? А рука руку моет, допустишь такое один раз, может случится и с тобой. К тому же для таких вещей нужна санкция суда, а в отношении урожденной Броулен оснований ее давать не было – если бы были, наверняка бы донесли живущие на дотации мафии птички. К тому же Ринальди и не собирался особо откровенничать – в конце концов разве не может настойчивый кавалер навестить решившую залечь на дно строптивую подружку?
- Предлагаешь тебя отшлепать? Любишь ролевые игры? – ухмыльнулся Ринальди, уже окончательно успокоившись. Поднял руку, легонько коснулся ее подбородка. Вызывающая фраза Вивиан, ее нахальное прикосновение, даже несколько его развеселили - и завели. Все-таки эта дерзкая и красивая женщина не могла не вызывать у него интерес и оттенок симпатии – надо же, может на хер даже Фрэнка послать, колючка эдакая.  Хотя положение у нее не самое приятное и тот может крупно ей навредить, при желании. Cмелая – хотя с головой, видно, не совсем дружит, вот что тут устроила? Надо кончать с ее пьянством и приводить в чувство, а то так и она, и Альтиери до судебного процесса досидятся.
- Ну и долго бухать собираемся? Чего вообще празднуем? Ах да, я забыл. Мы никак уже стали вдовой с миллионным состоянием и отсутствием проблем – вот и отмечаем. О чем еще беспокоиться, конечно. -  мурлыкнул Майки Бой, шагая вперед и подходя к склонившейся над ящиками Харпер -  О ребенке хоть подумай, если о деле не думаешь.  Да и в конторе, думаю, они твое отшельничество странным находят. Ну и зачем гусей дразнишь?
Почему-то самому захотелось вина или хорошего виски – ситуация из тех, при которой, как говорил знакомый член русской мафии, двухметровый детина с бритым наголо черепом, bez pollitra ne razbereshsia.

+1

6

-Да? Это тебе что ли посочувствовать?Сильно долбанула?
И не поймешь: то ли в вопросе прозвучала нотка беспокойства, то ли нотка сожаления за то, что не расхерачила черепушку на пополам. Надо было замахнуться посильнее. И я-то все прекрасно понимала, что он всего лишь пешка между нами, просто меня дико раздражала эта ситуация. Я бы хотела нормально общаться, честно. Майк мне даже в какой-то степени нравился. Но водить с ним дружбу было не возможно по многим причинам, нам хорошо известным.
-Найду что-нибудь подходящее для тебя в Камасутре и нарисую направление.
Улыбаюсь. Все это меня не могло не веселить. Можно было еще Билли попросить нарисовать что-нибудь для дяди Майка с указанием "выход". И к детскому рисунку добавить немного своего, авторского. К слову о Билли. Подарки Майка я получила, и тут даже без подписи было понятно от кого они. Но сыну я ничего отдавать, а уж тем более показывать, не стала. Я просто убрала все на антресоль. И я хотела сказать "спасибо", к слову,но он меня отвлек от мысли своим вопросом про ролевые игры. И тут в ход пошла постепенно просыпавшаяся фантазия.
-Обожаю. Особенно заковывать таких как ты в наручники. И отхлестывать плеткой за то, что они были крайне не послушными мальчиками.
Когда у меня последний раз был секс? Так, стоп. Этот вопрос к делу не относится.Вино. Где-то была бутылка.
-Тебе какое дело?Отсутствием проблем? Да вы мне их оба только и делаете,что создаете,а не избавляете от них. Он поговорил с адвокатами? Когда я увижу свои законно причитающиеся деньги?
И я не праздновала. Я просто пыталась спиться и сдохнуть. Джейк совершил крайне эгоистичный поступок в своей жизни. Уже второй по счету. Сдохнул, не прихватив с собой меня. А как же наша клятва у алтаря "Умереть в один день"? Вино...Я хочу вина.  И в данном, конкретном случае меня волновал только один вопрос: где мои деньги? Он волновал меня куда больше, чем  то, как я попытаюсь анулировать подписку о не выезде Фрэнку или как я уничтожу запись телефонного разговора с Ди Марко. Майк попытался применить единственный рычаг давления на меня, который по его мнению, мог помочь мне протрезветь. Я лишь хмыкнула в ответ. Даже задираться не стала.
-А чего о нем думать? Он в надежных руках. Я могу за него не беспокоиться. И он не мой.
Язык мой-враг мой. Когда я пьяна, то могу наболтать лишнего. Например, как сейчас, проболтаться о том, что Билли не мой сын. Что он усыновленный. При чем усыновлен был с одной единственной целью- выбить из мужа алименты. Алименты выбить не удалось. Одним из трудностей , кроме срока принятия наследства, было то, что я настаивала на получение хотя бы части денежных средств, которые полагались в качестве алиментов на содержание ребенка в связи с потерей члена семьи. Адвокаты сомневались в том, что Билли- сын Джейка и требовали проведения генетической экспертизы. И это немного усложняло ситуацию.
-Они мое отшельничество странным не находят. Они находят странным то, что я провожу время в компании одного старого итальянца. Нашла!
Радостно кричу, когда обнаруживаю в предпоследнем нижнем ящике справа бутылку Шато. Достав, протягиваю ее Майку, все так же не поворачиваясь к нему.
-Держи. Где-то тут еще была...Ну куда Крис ее дел....
Бормочу под нос, продолжая искать дальше в нижних ящиках. Одна бутылка- это мало. Было же еще. Только если мой сосед не упрятал все заранее, когда перед своим уходом убирал хлам на кухне. Можно еще на антресолях, например посмотреть. Или в шкафу. Он вполне мог ее туда засунуть.

+1

7

- Да бывало и хуже, у меня голова твердая. Вином ты меня однако знатно облила. Прямо ванна из шампанского, романтика. Только лепестков роз не хватает.  – махнул рукой Майк, устраиваясь на одном из стульев. Только сейчас, когда первый шок отошел окончательно, ощутил, как пропитанная красной жидкостью футболка прилипает к его телу, превратившись фактически в атлетическое трико. Ярко-алого цвета, ибо изначально была белоснежной.
- Камасутру лучше вдвоем почитать, на интересные идеи можно наткнуться. – хохотнул Ринальди, cнимая кожаную рокерскую куртку, тоже порядком забрызганную красными капельками. Стащил с рук безпалые перчатки, положил на стол.  Закинул ногу на ногу. Раз уж приехал и задерживается, не лучше ли устроиться с комфортом?
-Как интересно, игра в полицейского и преступника? Почему бы и нет? Нам с тобой и маскарадные костюмы не нужны, все налицо, ага. Только ведь иногда и преступник может поймать полицейского. И очень строго наказать, да.. -  Майки Бой белозубо улыбнулся. На мгновение дыхание перехватило, представились различные соблазнительные катины – Вивиан, полностью раздетая, его губы закрывающие ее губы поцелуем. Эта красивая и решительная женщина, ее огненно-рыжие волосы, энергия, французский акцент, не могли не возбуждать – а более всего та энергетика риска и опасности, которая исходила от нее. Черт побери, сама ситуация возбуждала – член мафии и работник прокуратуры сидят в служебном доме департамента и обсуждают криминально-коррупционную схему. А ведь страсть к адреналину была важной частью натуры Ринальди.
- Дьявол, так к тебе спешил, что еще и сигары забыл в баре, а они прямо из страны папы Фиделя… Видишь на какие расходы иду, ради этого дела – рассмеялся Майк, отгоняя посторонние мысли. Встал, прошелся по кухне, потянулся – Что до адвокатов – ты же понимаешь, Рим не за один день строился. Это Нью Йорк, другая территория, в Сакраменто все было бы быстрее.
Поглядел девушке прямо в глаза.
- Но какие-то шаги с твоей стороны ускорили бы ситуацию. Фрэнк должен видеть гарантии, что обещания выполняются… Та запись, она должна исчезнуть. Тогда проблема решится.
На самом деле Ринальди все чаще думал о том, что отношения у Альтиери и Броулен-Харпер построены не слишком правильно. Они совершенно не доверяют друг другу, связаны лишь одной локальной задачей – и блуждают в трех соснах, думая, как бы кто другого не наебал. Все было бы иначе, если бы их связывали нечто более постоянное и плодотворное, от которого оба бы получали стабильный профит. Вивиан по-видимому сейчас хочет урвать куш и уйти из полиции, забыв как страшный сон  и Альтиери, и Сакраменто. А что если бы ее убедить этого не делать, а наоборот помочь вырасти на службе, стать полезными друг другу на постоянной основе? Ведь, если так подумать, Вивиан, с ее силой воли, внешности, бэкграундом работающей женщины и матери-одиночки, можно было при желании помочь сделать весьма неплохую политическую карьеру, помочь в этом и финансово, и связями. Тогда бы в их сотрудничестве был другой коленкор – но тогда ее надо было и беречь в этом случае с профсоюзным делом, не давая подставляться слишком сильно.
Впрочем, это все фантазии за чашкой кофе, в гробу скорее всего Вив видела тому подобное, ей бы ноги унести, с деньгами в клювике – и ладно.
- Cлушай, ты тут на одной алкогольной диете сидела? Может, мне приготовить что-то по-быстрому?- спросил Майк, доставая стаканы и разливая вино. Затем хмыкнул.
- Мда, потом ополоснуться бы, а то теперь наверное и на вкус, и запах как целый винный завод.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-25 18:24:21)

+1

8

-Ну и что же ты без цветов тогда пришел?
Я хмыкнула, выпрямившись во весь рост. В нижних ящиках больше ничего не было. В верхних тоже пусто. Можно было посмотреть и пошарить под плитой и за ней. Или за холодильником. Бутылка вполне могла уместиться. и потеряться в груде хлама. Разговоры о камасутре снова немного отвлекли меня от поисков.
-Тогда наше чтение может затянуться ни на один день. И ты сначала меня поймать попробуй, а потом поговорим.
Я улыбнулась, на несколько секунд представив себе эпизод изучения занимательного трактата. Когда поняла, что слишком уж на долго затянулась пауза из-за разыгравшейся фантазии, и я слишком уж долго сижу на карточках не шевелясь,  моргнула и тряхнула головой. Отгоняя прочь от себя грязные мысли. Нет. Ни за что. У нас ничего нет общего. Между нами ничего не может быть. Это исключено. Пропала. Может я просто не хотела тебя видеть? Ты об этом не думал,да, когда вламывался в дом?
-Плевать. Фрэнк же тебе за это платит деньги. Значит компенсирует твои "расходы".
Интересно, он всегда действует по одной и той же схеме? На его замечание, что я ничерта не делаю для того, чтобы ускорить процесс, даже остановилась. Прекратила поиски и повернулась к Майку лицом. В этот раз я не отводила от него взгляда, выслушивая все то, что он нес здесь и сейчас. Неужели они специально тянут время? Или мне это только кажется? Я понимала. что Нью-Йорк и Сакраменто- это две разные территории с двумя разными законами и требованиями. Тем более кто бы Фрэнка в  Нью-Йорк-то отпустил, с его-то подпиской о не выезде? Которую, к слову, ему никто еще пока не аннулировал. Или мне что-то было не известно? Я скрещиваю недовольно руки на груди.
-У моего мужа в Сакраменто есть счет. Какого хрена вы тратите время на НЙ сейчас, если все вопросы можно было  решить здесь? Что стоит поговорить с его адвокатами и договориться с президентом банка об открытие счета? Что в этом сложного? Не понимаю.
Меня это все начинало снова раздражать. Улыбка и пьяное дружелюбие стерлись с лица, когда речь пошла о деле. Вечно мужчины совершают одну и ту же ошибку: смешивают секс с делами. Ничему их жизнь не учит. Гарантии, гарантии...Ему нужны гарантии, а мне нужны деньги, чтобы у него были эти гарантии. Я не могу работать  и не быть уверенной, что он меня не кинет в волчью яму.Так что бабки вперед. Сначала деньги- потом запись.
-Ты же понимаешь, что "Рим не сразу строился". - Передразниваю его. -Мне тоже нужны гарантии того, что работа  с адвокатами идет. Запись исчезнет, когда на моем счету появится кругленькая сумма...Скажем....Триста тысяч долларов. это немного по сравнению с тем, что у Харпера есть на самом деле в обоих банках. Я тоже иду на определенные риски, и они гораздо выше ваших.
Как бы не старался Майк, мы с Фрэнком никогда не будем доверять друг другу, потому что оба друг друга на дух не переносим. Ну это прям как ...Ну взять в качестве примера вражду между вампирами и оборотнями. Тут та же самая ситуация, только без сверхъестественных штучек. Высказав свое мнение, я вернулась в поиску. Думаю, он задумается над моими слова и донесет их до своего босса. А тот в свою очередь примет правильное решение. К тому же другого варианта и выхода из положения у Фрэнка Альтиери не имеется на данный момент.
-Люблю смотреть на то, как мужчины готовят.
Ничего против того, чтобы Майк постоял несколько минут у плиты и приготовил поздний ужин, я не имела. Прошарив всю кухню вдоль и поперек в поиске второй бутылки и не найдя ничего, я подошла к Майку сзади, встала у него за спиной, наблюдая за тем, как он разливает вино по бокалам.
-А Фрэнк в курсе твоего нового увлечения? Он хоть знает, что ты вытворяешь? Навряд ли он оценит то, что ты решил за мной приударить.
Я приподнимаюсь на цыпочки, дождавшись, когда он поставит бутылку на стол и стягиваю с него, залитую вином, футболку.
-Душ наверху. Я закину ее  в машинку, пока еще пятно не высохло и твои вещи еще можно спасти.

0

9

- Предупреждать было надо. Были бы тогда и цветы. А то я тут приготовился тебя от грабителей спасать. А Фрэнк мне кстати ни черта не платит, мы деловые партнеры… - усмехнулся Ринальди, и потянулся. На самом деле все было ровным счетом наоборот – это он, как один из солдат, формально должен был заносить долю Альтиери, который по-прежнему напрямую держал южную команду. И выполнять его поручения как андербосса Семьи, разумеется, даже если они не влекли за собой никакой выгоды. Как сказал кто-то, основной принцип мафии – деньги поднимаются вверх, дерьмо опускается вниз. В ситуации с Майком и Фрэнком все было несколько иначе, впрочем – ведь они были друзья детства и старые компаньоны по бизнесу и опосредствованно андербосс помогал своему подручному зарабатывать, вовлекая в совместные проекты.
- Тсс, да не злись ты. Просто сама пойми, Фрэнку, прежде чем он вручит тебе такую большую сумму денег, хочется увидеть какие-то результаты – а то мало ли что. Сидеть ведь ему, если не срастется. Но я твою позицию понимаю, ему передам. – Ринальди умиротворяюще поднял вверх руки и вздохнул. Триста штук, в жизни андербосс столько не выплатит, пока с записью решено не будет. И с адвокатами у него там непонятки вроде какие-то. Но так как ему эту тему непосредственно не поручали, передаст посыл – и пусть шеф решает.
Когда руки недавней знакомой стаскивали с него футболку, на секунду перехватил, задержав их на своей спине.
- Вот и поймал… - Желание пронзило все существо, от ощущения, что женщина так рядом, слегка закружилась голова. Чтобы смирить себя понадобилось еще больше усилий, чем прежде. Казалось, что электрические токи сами притягивают гангстера к строптивой помощнику прокурора. Отпустил, развернулся.
- За тебя, Вив, чтобы эта хрень поскорее закончилась и все были свободны и счастливы. Теперь давай выпьем, а?
О делах говорить уже совершенно не хотелось. В конце концов, разве они оба не заслужили передышку?
Майк приподнял бокал, чокнулся с собеседницей, затем с наслаждением пригубил вино. Потом сделал глоток побольше, ощутив, как по тела растекаются блаженная нега, какая-то приятная разболтанность. Вновь присел на стул, бездумно поболтал ногой. Кажется, напиток был неплохим, но, как известно, аромат и вкус имеют значение только до поры, до времени, потом их перестаешь различать – интересно, сколько бутылок опустошила Вив за эти дни.
Вино казалось все более достойным – но особенно приятно было смотреть на Харпер, ее фигуру, лицо, чувствовать энергетику, шедшую от нее даже в этом состоянии полуступора. Ладонь полезла в карман джинсов, автоматически ища потерянные сигары – и разочарованно вернулась обратно.
Думалось – а может и правда? Может Вивиан была бы интересна тема с политикой? Из прокуратуры ей по-любому уходить, а что дальше? Надо ли закапывать свои таланты в землю? Но сейчас говорить об этом не будет, попозже может – вот как начала сердиться из-за обсуждения темы с работой. Наверное натерпелась за все эти дни, нервы на пределе.
- Мужчины готовят только для таких красивых женщин.- рассмеялся Ринальди, открыл холодильник. Продуктов было очень негусто, явно девушка последние дни не баловала себя хождением в магазины. Но яйца, масло, ветчина есть  - уже кое-что,  Майк ведь и сам привык стряпать довольно простые блюда.
- Cделаю-ка я французский омлет, если ты не против. В Париже есть друг, Гастон, научил одному рецепту -  тот еще тип этот Гастон в сущности. Держит пяток борделей, работает на корсиканцев и мнит себя бандитом экстракласс. А по сути так, мелюзга, нет у них настоящей мафии, местных везде арабы потеснили. Но в стиле ему не отказать, недаром в качестве прикрытия картинную галерею держит.
Достал сковородку, поставил на медленный огонь, растопил немного сливочного масла. Краем глаза следил, чтобы плавилось, а не шипело и скворчало, иначе испортишь блюдо – и в то же время разбил в глиняной мисочек семь яиц, взбил венчиком. Залил горячим сливочным масло, смешал. Поперчил белым перцем, нарезал ветчину. Задумчиво посмотрел на баночки со специями, качнул головой – только вкус испортит, французский омлет должен быть нежным. Наконец, в душе перекрестившись, вылил получившуюся смесь на сковородку. Когда края яичницы начали белеть, еще посолил и поперчил, добавил зеленый горошек. Вскоре на двух тарелках уже дымились рулетики омлета.
- Вот, попробуй. Я, конечно, тот еще кулинар. – поставил блюдо перед Харпер, сел сам,  глотнул вина. Попробовал, вроде не так уж дурно. Затем поболтал напиток в бокале, поднес к свету. Рассмеялся, услышав вопрос Вив -  Не думаю, что ему есть до этого дело. Что у меня плохой вкус он уж точно не может сказать.
Приподнял бровь.
-Ты и правда меня стариком считаешь?
Накрыл ее руку своей рукой.
- Поверь. Я правда желаю только добра.
Оставил в сторону уже второй по счету бокал.
- Ладно, я в душ.
Поднялся наверх, слегка насвистывая, наслаждаясь всей прекрасной абсурдностью ситуации. Зашел в ванную, полностью разделся, встал под тугую струю. Она словно смывала все дневные заботы, расслабляла – но не желания, ни хмеля не прогоняла. Выбрался, натянул джинсы, теперь оставался только в них. Когда проходил мимо зеркало, мельком увидел свою высокую фигуру, старую пулевую царапину на плече, золотой католический крестик с небольшим медальоном.
Спускался вниз с какой-то легкостью в голове, зашел на кухню.
- Ну как ты?
Приблизился  со спины к девушке, положил руки на плечи, стал осторожно массировать. Затем обвил руками талию, прижал к своему мускулистому торсу, нижней части живота. Коснулся губами ложбинки на затылке.
- Тебе отдохнуть бы, нельзя же жить как на иголках, ну.
- Она как язык пламени

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-26 13:47:09)

+1

10

Интересно, от кого он меня собрался спасать? От самого себя? Меня еще мысль одна утешала, что если они продолжали за мной следить, то он не стал мне задавать вопросы про мужика постоянно заходящего и выходящего из дома. Избави Боже меня от этих объяснений.Если  Фрэнк ему ничерта не платил, тогда откуда у него столько денег, которыми он разбрасывается на право и налево? Любопытно. Просто любопытно. Но спрашивать и комментировать вслух я не стала.
И я еще не начинала злиться. Это я пока так, фыркала в слух. Мне казалось, что при любом раскладе у нас ничерта не срастется. Потому что мы оба птицы горды и оба хотим гарантий и никто друг другу не собирается уступать. И тут мне в какой-то степени стало жалко Майка, он-то по сути был ни при чем, он просто  выступал в роли "мячика" между нами. В конечном итоге доставалось-то именно Майку,а не Фрэнку. Последнему  доставались переданные слова без тумаков. И видимо Альтиери уж не сильно хотелось быть на свободе и свободно разъезжать по городам, раз Майк не предоставляет мне полный отчет об их проделанной работе. Договор-то был другим:он мне, я ему. А не на оборот. И какие еще нужны были гарантии для начинания дела? Кроу вон, уже до давненько до Фрэнка не домогается, не беспокоит. А все оттого, что я его слегонца подставила в одном деле. Случайно так вышло. И он теперь с ФБРовцами разбирается. У него другой головняк. Какой ему к черту профсоюз, когда его собственная карьера висит на волоске?
Я не сомневалась в том, что Майк ему дословно передаст мои слова. Меня волновало какое решение примет Фрэнк на этот счет.
-Поймал? И что же ты со мной делать собрался?
Стянув с него футболку, я положила ее на спинку стула и взяла бокал вина. Делая глоток, я в сотый раз думала о том, что мы разные люди. Между нами нет ничего общего. Чтобы мы были свободны? Интересно, в чем заключалась его личная несвобода? По-моему Майк от этого дела получал лишь удовольствие. И наверное, меня можно считать дурой. Я прекрасно понимаю к чему он ведет, я прекрасно понимаю на какую дорогу они с Фрэнком пытаются меня вывести. Я все прекрасно понимаю. Но я не понимаю одного: почему меня к нему так влечет, почему я жадно слушаю все то, что он мне говорит и делаю так, как он хочет. Почему я позволяю ему играть с собой? Это же все игра. Все эти манеры, искусно подобранные слова, цветы, подарки, рестораны, кафе....Не понимаю что мне так могло вскружить голову. Что есть такое в этом чертовом итальянце?
Я сделала еще глоток и села на стул, наблюдая за тем, как Майк развернулся к холодильнику, открыл его и стал изучать содержимое.  Я хмыкнула. Холодильник. Да там кроме консервов нормальной еды практически не осталось. Да и не было ее. Удивляюсь, как там еще мышь не повесилась с голодухи. Я была не из тех женщин, которые получают удовольствие, проводя все свое свободное время у плиты. Я ненавидела готовку. И готова была придумать тысячу и одну причину, чтобы не готовить. Сделав еще глоток, я прошлась оценивающим взглядом по Майку сверху вниз, пока он стоял ко мне спиной.
-Я не против. Ты был в Париже? Ты знаешь французский?
Еще глоток и бокал пуст. Я внимательно наблюдаю за тем, как он готовит. Как управляется со сковородкой, взбивает яйца, смешивает ингридиенты. Вдыхаю запах, который стал окутывать кухню, извещая о том, что омлет почти готов. Что ни говори, а итальянцами в плане готовки сложно не восхищаться. Кулинария у них в крови.
-Ммм..Очень вкусно.
Произнесла я, похвалив, когда  готовый омлет оказался на столе и я, отрезав кусочек, попробовала его на вкус.  изумительно. Заслужил похвалу. Я не успеваю снова взять в руки ножик.Едва дотронувшись до него, рука Майка останавливает и накрывает мою руку. Считала ли я его стариком? Давайте посчитаем разницу в возрасте. Ну, он не совсем старик, но  в отцы мне годится, Хотя по внешности  и до отца не дотягивает.
-Ты старше меня на двадцать лет. Желаешь добра пока я не выполнила часть сделки.
Убираю свою руку, притягивая к себе ножик. Затем разрезаю омлет на кусочки. Я киваю  головой, дожевывая омлет, когда он говорит, что пойдет в душ. Ради Бога. я пока спокойно поем.
Пока Майк был в душе, я успела прикончить с аппетитом омлет. Закинуть в стиральную машинку его рубашку. По хорошему еще и куртку тоже надо было бы в чистку отправить. Но не стала. Я заканчивала мыть посуду, когда он подошел сзади и стал делать массаж. Замерла с тарелкой в руках, и чуть даже дернула правым плечом спустя минуту, как бы "говоря", что не надо. Хватит. Это лишнее. Он убрал руки с моих плеч. Только  поднесла тарелку под воду и приготовилась ее мыть, как он притянул меня к себе.
-Пока ты был в душе? Не скучала.
Я поерзала на месте, переминаясь с ноги на ногу. Он держал меня крепко. От того, что Майк был сейчас рядом, так близко, мне становилось не по себе.
-Я отдохну только после того, как получу деньги и избавлюсь от вас обоих.
Я кинула тарелку обратно в раковину. К черту посуду. И повернулась к нему лицом. Мне стало трудно дышать. Так нельзя. Так не правильно. Я как могла сдерживала себя и чувствовала, что с каждой минутой мне становится все сложнее и сложнее себя контролировать. Я приподнялась на носочки и обвила его шею руками.
-Майк...Майк, мы не можем...Мы оба поплатимся за эту связь. Так нельзя.-шепчу ему на ухо. Так нельзя.  Нельзя...

+1

11

-  Бывал раз шесть. По французски? Почти не говорю, совсем немного. –  Майк Ринальди изучал этот предмет в школе, успел походить на языковые курсы в свой единственный год колледжа – но, по-большому счету, основной опыт получил во время  деловых или развлекательных поездок в Париж и Ниццу. Иногда приходилось изъясняться с гарсонами,  иногда  с трудом приходилось искать выражения,  разговаривая с какими-нибудь малограмотными бандитами, которые и на своем-то языке с трудом что-то бормотали, не то что по-английски. Поднял глаза на девушку, улыбнулся - Tu est manifique.
- Рад, что тебе понравилось. – явно было, что реакция Вив обрадовала Майкла, он просветлел, подливая помощнику прокурора еще вина из бутылки. Cам ел также с аппетитом, ведь поездка к Харпер оторвала его от только что поданного стейка, поужинать не успел. -  Я больше по итальянским блюдам, но хотелось приготовить для тебя что-то особое. Что напомнило бы о Франции. Ты давно была там? Никогда не хотела вернуться?
Cамому Майку вспомнились его многочисленные поездки  в покинутое  отечество, наполнявшие его смешанными, порой приятными, порой тяжелыми эмоциями. Он бродил возле Колизея, глядел как Папа зажигает свечу мира в Ватикане, слушал пение гондольеров в Венеции. Он сидел в кафе с глиняными крышами и пил домашнее вино из облупленных стаканов, он стоял возле каменных ангелов на могиле своего предка-гарибальдийца, отыскал в Катании остов лачуги,  где когда-то жил прадед. Он наслаждался небом, морем, открытыми лицами, звонкой речью, гордился своей связью с этими местами – и тут же с болью осознавал, что он уже давно тут чужой, сколько бы не называл cебя сицилийцем. Что он не понимает много из того, что они говорят, что его раздражает  мелкое жульничество и лень, пронизывающая всех, от портовых грузчиков до сенаторов, что  коробит провинциальность – и ругал себя за это.
Протянул руку, провел по щеке Вивиан, снова накрыл двумя ладонями ее запястье, поднес к губам. Его черные глаза сейчас смотрели очень серьезно,
- Ты не права. Если надо, я всегда помогу и после этого. Если ты захочешь.
Майкл Ринальди не был хорошим человеком. Но иногда какое-то внутреннее «я» подсказывало ему, что надо нести определенную ответственность за тех, с кем появилась внутренняя связь. И почему эта взбалмошная Харпер,  которую Фрэнк считал проблемой и в ходе общения с которой он получил бутылкой по голове, вошла в эту категорию. Ему не хотелось, чтобы с ней произошло что-то плохое, чтобы попала за решетку или доигралась до конфликта с мафией – так как чувствовалось, что ходит она по лезвию ножа. И хотелось растопить лед, преодолеть колючки, барьеры, которые она порой столь упорно городила между ними – а ведь было что-то другое, это не мог чувствовать даже слепой.
Когда она обвила руками его шею и оказалась так рядом, дыхание перехватило и жар захлестнул с головы до ног. Теперь точно ничего нельзя было остановить, что там ни говори.  Линия была пройдена – и прошли они ее обе.
- Ты как язык пламени… Порой жжешь, порою греешь – но светишь всегда…
- Все будет хорошо, я обещаю. А я не обещаю зря. -  прошептал Майк на ухо Вивиан. Слегка прикусил мочку, поцеловал нежную ямочку возле него.  Покрыл поцелуями ее веки, щеки,  шею,  зарылся лицом в огненно-рыжих волосах, с наслаждением вдыхая их аромат. Рука нырнула под майку и  ласково провела по животу, затем неуклонно начала опускаться ниже. Губы нащупали ее губы – сначала осторожно, затем все более требовательно, жадно, пока не слились в поцелуе.  Вкус терпкого вина на ее языке опьянял его больше всех выпитых бокалов.
- Может ты теперь что-нибудь по-французски скажешь?
На мгновение оторвался от нее,  взглянул потемневшим взором, положил руки на бедра – и притянул их к себе, чтобы она ощутила его  возбуждение.
- Пойдем наверх? Можешь меня даже допросить, если хочешь. – его взгляд лучился смехом и желанием.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-27 19:05:47)

+1

12

Майк говорил по французски так же, как и я по итальянски. Он даже одну маленькую фразу , смысл которой мне был понятен, умудрился не так построить, что не могло не заставить меня улыбнуться. Думаю, у нас будет время попрактиковаться в изучении французского языка. И не только языка. Итальянская кухня, за исключением пиццы, мне была не знакома. Я не ходила по ресторанам, не была в Италии. Так что ничего против омлета я не имела. К тому же не помню, когда за последние две недели я нормально питалась после того, как отправила сына к друзьям.
А на счет Парижа...Вернуться обратно домой я  не хотела и не думала об этом. В Париже меня  никто не ждал и мне никто  не был  рад.  Вся родня, за исключением дяди Джорджа, от меня отвернулась после того, как я сбежала из дома и плюнула на семейный совет. После смерти бабушки, которая нам с братом заменила родителей, все имущество-дом, виноградники, деньги- достались Роджеру. Брат не пошел на сделку, как бы Джордж его не уговаривал. Я не знаю, что  стало с нашим домом и папиными виноградниками, кто им управляет после того, как Роджер уехал в Санто-Доминго. Не знаю и знать не хочу. Много лет я придерживалась легенды, что являюсь круглой сиротой. Что родители и брат погибли в автокатастрофе, воспитывающая меня бабушка умершая несколько лет назад. Других близких родственников у меня не имелось. Я придерживалась легенды и не хотела вносить в нее изменения, например о внезапно выжившим брате. Так что нет- Париж остался в прошлом. Ушедший поезд, который нельзя вернуть.
Я мотнула головой, отгоняя от себя мысли о доме. А ты- еще один ушедший поезд, который не обсуждается. Я права. Я всегда в конечном итоге оказываюсь права, какую бы лапшу ты не вешал мне на уши. Ты не поможешь ни сейчас, ни после, особенно когда я буду барахтаться в дерьме. Ты скорее курок спустишь у моего виска, чем будешь со мной и моими проблемами возиться. Я тебе нафиг не нужна и прекрасно это понимаю. И именно от этого понимания строю между нами бесконечные заборы. Вот Фрэнк бы спустил. А я бы посоветовала тебе брать с него пример, посоветовала бы, но не могу.
Я закрыла глаза и слегка откинула голову назад: хорошо, все будет хорошо....Что  у нас все будет хорошо- мне может пообещать только радио. Тебе я верить не могу. И не то чтобы я прям вот совсем не доверяю или так и есть то, что ты, вы, мне противны... Нет. Я просто боюсь. Боюсь, что как только я сотру стену между нами, сразу же окажусь в болоте с крокодилами. Просто меня так много раз обманывали, предавали. Что стена стала единственной моей защитой от окружающего мира.
Где-то внизу живота предательски заныло и сжалось, когда его рука скользнула под майку. На секунду  остановилась в замешательстве, думая, позволять ему двигаться дальше или нет. Быть этому поцелую или нет. Правая рука, на рефлексии, была готова к тому, чтобы оттолкнуть его. Но я не смогла.
Прижавшись ближе, я еще крепче обвиваю его шею руками, отвечая на поцелуй. Иногда можно себе позволить пуститься в безумие. Раз в год. Перед тем как он  прервал поцелуй, я  прикусила ему нижнюю губу,не специально. Надеюсь не до крови.
-Tu es insupportable- Шепчу  на ухо, смеясь, облизывая свои губы, запоминая вкус поцелуя. Мои руки с его шеи опускаются,  провожу ногтями по его обнаженной спине, слегка царапая ее, от чего остаются небольшие красные следы, которые где-то в течении двух-трех минут исчезают. Руки все еще были в мыле, поэтому не думаю, что так уж и больно ногти впивались в кожу.
-Passerons jeux de rôle
Целую его, и руками подталкиваю, чтобы он выходил их кухни.  Руками цепляюсь за его ремень на джинсах и тяну за собой  наверх, в спальню. Нет греха тяжелее страсти, движимой похотью.

*tu es insupportable - ты не выносим
*passerons jeux de rôle-обойдемся без ролевых игр

0

13

- Ты неповторима – чуть хрипловато прошептал Майки Бой.  Он не до конца, понимал, что она имеет ввиду, но сам парижский акцент, проводящие по его спине алые полосы ногти, прикушенная ею в поцелуе губа говорили лучше любых слов. Это вогнало его в красное марево  возбуждение, взор стал совсем туманным, а там, под синей джинсовой тканью, он напрягся почти до физической боли. C трудом переступая, задыхаясь, он шел за ней, не ведая дороги, не глядя по сторонам. У лестницы на мгновение вновь прижал ее к стене, алчно поцеловал – и затем продолжил путь. Ринальди не заметил как они преодолели ступеньки лестницы, вошли в спальню, замерли около кровати. Он не видел ни обстановки,  ни мебели, ни окон – сейчас всего существо было сосредоточено только на ней.
И опять сплетение языков, затем рука, cдернувшая резинку с ее косы, так чтобы огненно-рыжие пряди рассыпались по плечам – и Ринальди мог бы окунуться в них лицом, вдыхая их терпкий пьянящий аромат.
- Обожаю твои волосы…-  Майки, не отпуская девушку, опустился с ней на кровать. Теперь она сидела у гангстера на коленях, несколько возвышаясь над ним. Взявшись за края майки, он нетерпеливо содрал ее, откинул в сторону – и прильнул губам к ее соблазнительному телу. Покрыл горячими следами поцелуев ее шеи, с нежностью остановился на небольшом шрамике на плече. Опытные пальцы мафиози твердыми движениями водили по груди, лаская ореолы сосков. Со вздохом он лег на бок, прижимая Вив к себе.
- Я с радостью посмотрел бы твой Париж… И показал бы свой... – его глаза глядели на нее твердо и уверенно, он хотел показать, что она ошибается,  если думает, что он оставит ее, как только закончился сделка. В голове, в тех пластах сознания, что за пределом логики и разума, мелькали безумные картины, они вдвоем на Елисейских полях, на спортивном кабриолете, ветерок ласкает волосы. Далеко от всей этой фигни, далеко от всего. Все это явно противоречило и жизненным правилам и реальной ситуации  – и Ринальди прогнал эти мысли. Тем более ему было чем занять их.
Его рот продолжал колдовать над телом Вивьен. Все более агрессивно покусывая и целуя, он опускался все ниже и ниже. Дерзко ласкал ее грудь, посасывая то один сосок, то другой, впивался в шею, чертил круги на животе. Руки опустился к шортам, стянули их, так, чтобы женщина осталось в одних трусиках. Подняв глаза на нее, Ринальди улыбнулся – и через мгновение его белоснежные зубы не больно, но ощутимо, прикусили мочку ее уха, а  рука оказалось прямо между бедер, бесстыдно лаская самое сокровенное место.
Все это время, несмотря на испытываемые мучения, он не снимал джинсов. Его плоть через ткань брюк прижималась к ее животу, бедрам, но он не торопился ее освободить.  Всегда лучше пройти по кромке огня, прежде чем оказаться в самом жаркой его части. Всегда лучше надкусить плод, прежде чем полакомиться его сердцевиной. Ринальди хотелось довести Вивиан до края наслаждения, прежде чем перейти к кульминации. Довести ее до стона еще до завершения, совсем погрузить в пучину желаний, чтобы она сама жаждала сорвать с него джинсы. Разве это невозможно?
И почему он все время думает о  пламени, когда с ней? И только ли это похоть? Нет, и тут все не просто в его запутанной и сложной жизни, иначе он не стремился бы так в ее общество. Ее энергетика и очарование, которое она не могла от него скрыть даже  резкостью, пленяла его, ему нравилось, что она видела и все-таки принимала его таким, каким он есть. Ему даже не надо было чего-то скрывать, как он делал с другими девушками, не надо было надевать, пусть правдивую, но все же маску. Ее бы не удивило самое плохое, из того, что он мог сказать о себе. И было что-то еще общее, что роднило их –  что, может тяга к свободе, одиночество, какое-то пренебрежение к писанным правилам?
Оторвавшись от ее рта, он опустился ниже. Накрыл их жарким прикосновением пупок, прильнул губами  к бедру. На котором красовалась татуировка, ангел и роза.
- Еще один твой секрет… -  поласкал языком внутренную сторону бедра, отогнул кромку трусиков, поднимая смеющиеся и вопросительные глаза. На ум, с трудом, в наплыве воспоминаний, пришли французские фразы.-
-  C'est une barrière dernière.
Последний барьер между ними, из тех, что она так старательно городила. Последняя стена, последнее препятствие. Сорвать ли его? Оставить ли ее полностью обнаженной?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-29 02:21:02)

+1

14

….И с тобой целуюсь по привычке,
Потому что многих целовал,
И, как будто зажигая спички,
Говорю любовные слова.
«Дорогая», «милая», «навеки»,
А в уме всегда одно и то ж,
Если тронуть страсти в человеке,
То, конечно, правды не найдешь…
(Есенин)

Это все напоминало мне сценку из обычного, среднестатистического американского фильма, переросшего в порно. Поднимаясь по лестнице, мы останавливаемся на секунду для очередного поцелуя, который в этот раз прервала я.  Потому что мы почти пришли. Я думала о том, что можно было не подниматься наверх, а остаться на кухне.  Знала бы, чем это все закончится успела бы подняться и прибраться в спальне, пока он был в душе. Ведя его за ремень джинсов, я завожу  в свою спальню. Обнаруживаю, что забыла выключить телевизор. Останавливаясь возле края кровати,  целую его, опускаясь вместе с ним на кровать. По пути хватаю в руки пульт, выключаю телек и кидаю  его в сторону. Сажусь к нему на колени, поднимаю вверх руки, чтобы  смог снять с меня майку и снова целую. Безумие.Безумие то, что мы делаем.  А ведь в этом человеке мне не нравилось абсолютно все: то как он одевается, то, как он себя ведет, его манеры я считала простым выпендрежничеством. Ты же на самом деле другой. Ты не тот за кого привык себя выдавать.  Раздражало то, как он выслуживается перед Альтиери, то как он смотрит на других женщин, когда мы куда-то выходим (да, я замечала те, украдкие, оценивающие взгляды на их грудь и задницу) Да, у Майка Ринальди есть много таких качеств за которые его можно было по праву ненавидеть. Но почему из всех мужчин в Сакраменто к себе притягивал именно он?
Тело сладко напрягается, когда он начинает ласкать мою грудь. Я глубок вдыхаю и выдыхаю. Обвиваю руками его шею, прижимаясь еще ближе. Когда мы ложимся на кровать, я чувствую как сильно он возбужден и улыбаюсь, облизывая губы.
Когда я еще только перебиралась в Сакраменто я не думала заводить интрижки, любовные романы, долгосрочные или кратковременные отношения. Не думала. Но никому ведь из нас не будет хуже от спонтанного секса на один раз? Однако в последнем вопросе  наши планы с Майком сильно отличались друг от друга.
Я вздохнула, и закрыла глаза, чуть опрокинув голову назад, когда он прильнул губами к соскам. Его руки, рот, творили нечто невообразимое. Я сжала руками простынь, не зная за что ухватиться, когда  он добрался до клитора.
Внезапно Майк  остановился и посмотрел на меня взглядом, спрашивая разрешения, насколько можно было зайти дальше. Улыбаясь, помогаю ему стянуть с меня то последнее, что на мне оставалось.
-Не останавливайся. - шепчу, чуть шире раздвигая ноги.Я едва сдерживаю стон, когда сначала один его палец осторожно заходит внутрь. Мое тело извивалось на кровати подобно змее. Он издевался надо мной. Он не давал мне кончить, каждый раз доводя до оргазма, не давая ему достигнуть своего пика. Когда мне только-только начинало казаться, что меня изнутри вотвот разорвет, он останавливался, давая мне отдышаться. чтобы снова продолжить начатое.
Я не выдерживаю, приподнимаюсь с кровати на локтях, толкаю его руками, чтобы он лег на спину.  Тянусь к его ширинке. расстегиваю молнию на джинсах,чуть приспускаю их, обнажая член, который уже давно жаждал свободы. Двигаясь ближе, беру его член в  руки и начинаю гладить сначала головку. Медленно и осторожно. Затем делаю движения сверху вниз лаская его то руками, то  языком, постепенно ускоряя темп по мере его возбуждения. Почувствовав, что Майк вот-вот готов кончить, останавливаюсь и глядя ему в глаза нахально улыбаюсь. Я тоже умею издеваться. И сейчас ты полностью в моей власти. Сейчас, когда твой рассудок одурманен похотью я могу издеваться над тобой так, как хочу.

Ты меня отвлекал,вот и получайте)))

+1

15

С трепетом внутри, Майк отшвырнул в сторону тот тонкий кусок материи, который отделял его от Вив – и прильнул к жаркому лону. Языком и рукой он ласкал ее клитор, проводил сверху вниз, все более напористо  и активно. Два пальца проникли внутрь, возбуждая ее самые чувствительные точки. Одновременно он осыпал поцелуями внутренние стороны ее бедер, то и дело с каким-то чувством нежности  в душе возвращаясь к ее татуировке. Трудно сказать, что она вызывало в Ринальди– мысли о тяжелой юности Вив, о том, насколько она сейчас одна в этом мире, о ее наполненной энергией натуре?
Ее стоны, ощущение, как ее тело выгибалось под его умелыми ласками, заставляло Майка самого задыхаться от желания и нетерпения, от стремления поскорее погрузиться в упрямицу. Неожиданно Вивиан сама прекратила его колебания  - оторвавшись от гангстера, она резко опрокинула его на спину, стянула джинсы, освобождая возбужденный член. Теперь уж начались его собственные сладкие мучения -  Ви ласкала его разгоряченный пенис, заставляла его самого содрогаться от желания. Она облизывала головку, порхала по ней языком и руками, совершала вращательные движения – но не давала ему получить полной разрядки, не забирала его мужского начала в рот целиком, не делала слишком резких движений. Его бедра дрогнули, он втянул в себе воздух, справляясь с дрожью. Затем поднял глаза – и встретился с ее лукавым взглядом.
Забавно, неужели они даже здесь, в постели, словно сражаются в битве, соревнуются между собой? Или участвуют в какой-то игре? Только вот Майкл Пеллегрино Ринальди всегда сам устанавливал правила игр – и менял их, по мере необходимости.
- Если орел – я выиграл, если решка – ты проиграла
Cо смехом он cкинул джинсы.  Привстал, притянул Харпер к себе. Покрыл поцелуями шею, прошептал на ухо:
-  Лисичка… -  прозвище вырвалось само по себе, непонятно почему. Он наслаждался медовым ароматом  ее кожи,  руки вновь бродили по элегантным изгибам ее тела – Можно хоть с другом другом … хоть иногда…  не хитрить, а?
Больше не в силах сдерживаться, он развернул Вивиан спиной к себе. Снова вдохнул пленительный  запах огненно-рыжих волос Харпер, положил ладони ей на бока, слегка надавил, побуждая прогнуть спину. Губы приникают к ключице, словно извиняясь за эту резкость. А затем правая рука стискивает грудь,  массируя большим пальцем совсем уж твердый сосок. Решив напоследок подразнить Вив, довести томление  женщины до крайности, берет член, несколько раз  шаловливо проводит головкой по ягодицам, потом по клитору, описывая круги. И затем входит в нее, решительно и напористо, целиком и полностью.  Девушка внутри уже совсем влажная, готовая принять его.
Он не целует ее– так как хочет слышать ее грудные стоны, ее горячее дыхание заставляет его вздрагивать от смеси не только похоти, но и чего-то иного, более тонких, чувств. Его толчки, сначала медленные, становятся быстрее,  более жесткими. Он чувствует, как ее плоть содрогается под его руками,  слышит стук ее сердца, его собственный взор снова затуманен от страсти. Майк уже недалеко от завершения – и поэтому приостанавливается,  на мгновение отпускает Вивиан. Несколько раз глотнув воздуха, автоматически поправляет  смятые простыни, Затем долго и чувственно целует ее, дотрагиваясь до языка, щекоча уголки рта.  И, слегка толкнув на кровать, ложится сверху. Стискивает попку Вивиан, приглашая крепко обхватить себя ногами – и вновь проникает в нее.
Все замирает, весь мир превращается в обитель блаженства, состоящую только из него и нее. Он прижимает женщину к себе, чувствуя как она извивается под ним, чувствуя как ее ногти  отчаянно царапают его спину – и не отпускает, не дает вырваться из своих объятий. Пара уже на грани оргазма, но Ринальди изо всех сил сдерживается, он хочет, чтобы она кончила первой – и тогда уж он сможет погрузиться в океан удовольствия. Он сдерживается, хотя в ушах уже гудит, а перед глазами плывут волны.
Неожиданно его пронзает обидная мысль, что она до сих пор ему не верит. Подддаваясь неожиданному импульсу, он нагибается к ее уху и произносит.
- Что бы ты там себе не напридумывала… Я тебе не оставлю в беде… Ни до, ни после этой херни… Слышишь, не оставлю… - почти зло произносит он. И тут их обоих накрывает – с головой, безудержно, безумно.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-01 18:52:16)

+1

16

Татуировка? Да ладно. Она была сделана в студенческие времена по  пьяной глупости. И не носила в себе никакого смысла. Периодически, когда она выцветала или вытягивалась, поправляла в татусалоне.
И да, даже в постели она была готова показать Майклу Ринальди, что сдаваться без боя не собирается. Что все козыри были у нее, и это она может управлять ситуацией,а не он. Мда..И тут речь шла не только о сексе.
Не хитрить? Не хитрить? Да кто бы говорил о хитрости? И она бы с ним поговорила на эту тему. Поспорила. Но позже. Потому что сейчас ей было не до этого. Ее тело извивалось под ним, подобно змее. Она чувствовала его внутри себя, когда он вошел в нее. Она молила Бога о том, чтобы это дурманящее ощущение блаженства, чтобы эта сладостная дрожь никогда не заканчивалась. Ее мысли глушились стонами, которые вырывались из нее с каждым новым толчком. Он доводил ее до безумия. Этот мужчина доводил ее сейчас до такого состояния, что она даже забыла о том, что ненавидит его и все , что с ним так или иначе связано. Она даже забыла о том, что этот мужчина всего лишь орудие в руках другого, который пытается превратить ее жизнь в ад.
Переворачиваясь,  сначала обвивает его ногами, притягивая к себе ближе, ближе....Она хотела ощущать всего его в себе.Всего. Без остатка. Хотела знать что сейчас, в эту минуту он только ее и ничей больше. 
-Ты- животное.-шепчет ему на ухо, когда он ускоряет темп. Она извивается и начинает стонать все громче, не  в силах сдерживаться.. Ногтями она расцарапывает ему спину до крови, чувствуя, что вотвот кончит. Еще пару толчков, и к счастью для Майка, она не слышит его последних слов из-за своего крика.
В минуту, когда они оба кончили, она думала, что если это и есть Ад, то рай без него ей был ни к чему.
-Ты был великолепен.-последнее произношу по слогам. Я еще несколько минут не выпускала его из себя, пока восстанавливала дыхание. Затем отползаю, перекатываясь на другой бок, и целую в знак благодарности того, что между нами только что было. Заслужил. Еще ни один из  мужчин не мог заставить меня кончить несколько раз подряд.  Кладу голову ему на грудь и черчу на ней ногтями какие-то узоры.  Мне нужна передышка. Несколько минут. И затем в душ. Облизываю губы, еще раз прокручивая в памяти произошедшие события. Когда пелена эротического тумана спадает, я мысленно ударяю себя по лбу. Черт. Первым делом, с утра, надо заскочить в аптеку за противозачаточными. Вместо завтрака.
-Я в душ. Кажется, мы с тобой только что изобрели средство от алкоголизма и похмелья.
Придаваясь любовным утехам,они не заметили, как время перевалило к шести утра. И идя в душ, Вивиан Броулен совершенно забыла о том, что ее сын должен был еще вчера приехать домой с внеочередных каникул. И она совершенно была не в курсе того, что ее полуобнаженный  любовник, спускающийся вниз за рубашкой, застегивающий штаны, может столкнуться в коридоре с маленьким семилетним  мальчиком. Который был явно не в курсе того, что у его мамы есть двойная жизнь.
Вивиан Броулен, вылезти из теплой ванны, наполненной водой и воспоминаниями о самой потрясающей ночи в ее жизни, заставил крик сына. Черт. Уже сегодня?
Выругав себя за все грехи, которые  удалось совершить за две недели, она накинула халат и спешно спустилась вниз, запахиваясь по пути. Она не могла себе  представить, что подумал ее ребенок, когда увидел полуобнаженного, незнакомого мужчину в доме. Она могла бы придумать для Билли правдивую легенду. Но, у нее на это не было времени. И...Вивиан Бролуен сейчас сожалела, что сегодня не канун Рождества.
-Билли, дорогой. Ты уже приехал? А как ты добрался?
Она отодвинула Майка в сторону, подбежала к ребенку, присела перед ним на корточки, обняла и поцеловала в макушку. Эта женщина вновь и вновь ругала себя за безалаберность и безответственность. Ее сын смотрел то на нее, то на Майка, то поглядывал на тот бардак, что был за спинами взрослых.
-Ты должна была забрать меня еще вчера. Дед меня привез.
Вчера? Разве вчера -это уже не сегодня? Мне надо определенно меньше пить.
-Дедушка тебя отвез? Как это ....Мило. У него появилось свободное время на внука....
О своем дяде Джордже, который работал на мэра, Вивиан никому и ничего не рассказывала. О дяде, который помог ей вылезти из того дерьма, в которое она сама себя загнала. О дяде, который выбил ее в люди  и дал ей работу. Помог усыновить Билли и отдал им  свою квартиру. Которую его любимая племянница умудрилась просрать спустя полгода. Ее поражало то, что Джордж до сих пор помнил о ней и о Билли.Она была готова высказать в слух все, что думала, но вовремя вспомнила о Майке, стоящем за ее спиной.
-Милый, познакомься. Это мамин друг- дядя Майк. А это мой сын- Билли. Майк, можно тебя на секундочку?
Не дав им пожать друг другу руки, она хватает Майка за его ремень на джинсах и тащит на кухню. Нет. Это было глупо. Они не должны были делать то, что сделали. И теперь этот  грех придется как-то исправлять. Или кому-то объяснять ребенку от куда берутся дети.
-Посиди с ним,займи его,пока я уберу весь этот срач. Мне нужно полчаса. Мне плевать, чем вы будете заниматься. Можете...Можете порыться в антресолях и ты ему покажешь игрушки, которые прислал на Рождество. И не смотри на меня так. Иди, иди..
Да. Она получала его подарки. Даже без подписи было понятно от кого они.И в силу некоторых обстоятельств она еще не была готова к тому, чтобы в ее жизни появился кто-то, кроме Билли. Она не  была готова отмести сына на второй план.
-Майк! Рубашка!

Отредактировано Vivian Broylen (2015-02-01 19:33:07)

+1

17

- Мне с тобой очень хорошо – Майк последний раз поцеловал женщину в разгоряченные губы, провел рукой по обнаженному животу. Его взгляд говорил– и если ты захочешь, это повторится снова. Он приложил все усилия, чтобы справиться со сбившимся дыханием, обтер покрытый капельками пота лоб, несколько раз моргнул, прогоняя до сих пор застивший взгляд туман. Удовлетворенно усмехнулся– для его сорока с лишним лет такой забег это весьма неплохо. Как там Вивиан сказала, «старый итальянец»? Но ведь это и от ее присутствия у него словно открывается второе дыхание. Вспомнилась фраза из этого дурацкого гламурного фильма, с такой скоростью перекочевавшая в Сеть – you are my personal brand of heroin. В устах человека,  стремившегося контролировать наркоторговлю в южном округе города, это звучало бы особенно актуально.
- Я после тебя.  Мы с тобой  изобрели в лучшее в мирe средство– проводил уходяшую Вив взглядом – и понял, что даже сейчас, когда вроде как измочален, не может оторвать взгляда от ее фигуры. Бедер, попы, спины. Под одеялом опять почувствовалось какое-то пробуждение, может быть, попозже повторят. Пока что Майк просто лежал, заложив руку на голову, блаженно прикрыв глаза и вспоминая ее губы, запах, прикосновения. И очень жалея, что нет даже банальной сигареты, сейчас бы доза никотина не помешала. Хотя может пока одеться и выпить крепкого кофе? Кажется, видел у нее внизу банку с арабикой.
Натянул джинсы, побрел вдоль комнаты -  и только выглянув в окно, понял, что уже раннее утро, солнце прямо в глаза бьет. Надо бы собираться, сегодня еще работы по горло. Двинулся вниз по лестнице, спустился в холл, осторожно переступая через горы раскиданного барахла и  пустые бутылки. Не успел дойти до кухни, как услышал пронзительный крик, от которого едва сам не схватился за сердце. Резко развернулся, инстинктивно запустив руку в карман брюк, где обычно таился ствол или кастет -  и увидел в дверном проеме мальчика лет семи, испуганно глядевшего на него расширенными глазами.
- Il diavolo…  - пробормотал Ринальди, ошарашенно смотря на мальчугана, очевидно являвшегося тем самым пресловутым сыном помощника прокурора. Начал отчаянно подбирать слова, думать, как бы успокоить  отпрыска любовницы – но та уже мчалась вниз, бросилась к Билли (да, так его звали), обняла, стала шептать какие-то объяснения – которые в конечном счете ничего не объясняли. Затем, представив Майка, но не дав ему вымолвить не слова, утащила за ремень на кухню. Прямо как тогда, ночью, но теперь никаких приятных утех уже не предполагалось.
- Что он у тебя любит, хоть скажи? И зачем ты  туда  игрушки засунула? – неожиданно гангстер ощутил себя немного уязвленным. Специально ведь провел час в самом большом детском магазине города, выбирая то, что могло бы понравиться ребятенку новой знакомой. Может и то, что ей самой прислал, поломала и выкинула? Теперь вот, хитрая, сбросила на него бремя объяснений. Но делать ничего, мистер Ринальди, становитесь бэбиситтером.  Майки Бой обреченно двинулся к выходу из кухни  - пока окрик рыжеволоски не напомнил о рубашке. И в самом деле набросил ее, застегнул. Подумав, зачем-то накинул cвою кожаную, всю в стальных заклепках, байкерскую куртку – может, подсознательно желая казаться ребенку более одетым. Выйдя, улыбнулся мальчугану, серьезно протянул руку.
- Привет, я Майк. Ты ведь Билли, так? Я друг мамы, пока тебя не было, приехал помочь, поболтать и всякое такое. – Майкл Ринальди говорит без тени фамильярности и сюсюканья, с его точки зрения любому пацану такое только не понравится. Надо понимать, что дети не взрослые, у них другие понятия и уровни сознания. Но пренебрежения, пусть и сладкого, они не выносят, фальшь в интонациях тоже чуют отлично - Мама говорит, там на антресолях игрушки всякие остались, что на Рождество тебе прислали – а она отдать забыла. Давай достанем, что ли, коробка тяжелая, чего маме возиться?
Когда начал копаться на антресолях, мафиози понял, что не соврал – тюк, уже распечатанный,  с разрезанными праздничными лентами (все-таки посмотрела!), был увесистый.  Правая рука андербосса даже крякнул, когда приподнимал его и ставил на пол, затем откинул крышку. Наверное Билли это заинтересует, выбор был богатый  - и роботы со светящимися глазами, и водяной револьвер с тремя стволами,  и радиоуправляемый космический корабль . Когда Ринальди выбирал, сам увлекся - -ведь в каждом мужчине мальчишка живет еще очень долго. С интересом наклонился над коробкой – и тут понял, что нечто тяжелое вываливается из кармана куртки и со стуком падает на пол. Поглядел – так и есть, глок, вот ты где был, паразит. Мысленно чертыхнувшись, поднимает оружие и прячет его обратно.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-02 12:23:14)

+1

18

Какие тут приятные утехи? Мне стыдно. Мне дико стыдно. Я забыла забрать собственного ребенка. О чем я только думала? Майк был прав, когда говорил, что с алкоголем надо завязывать.А я еще надеялась на послеполуденный секс.Я забыла. Прямо как тогда, когда Билли только ко мне переехал, я умудрилась забыть о его Дне  Рождении. До сих пор стыдно. Но сейчас я переплюнула саму себя. А что если бы Джродж его не забрал? И почему Тэдд мне не позвонил? Хорошо хоть дядя не нажаловался в органы опеки. Он может. С него станется. Что Билли любит? Прости, у меня нет времени вспоминать сейчас и перечислять. А на счет игрушек... На счет моего вранья про подарки,  мне совсем не стыдно. Да брось. Ты был номером вторым в моем списке после Билла Гейца. Или даже нет, третьим. После моего мужа, которого я хочу убить. Хотя опять нет- четвертым. Третьим значился Фрэнк. И тут снова поправочка. Джейк уже мертв, значит Фрэнк становится на вторую позицию, а ты, соответственно на третью.
-Прости.- Пожимаю виновато плечами и подталкивая, выпроваживаю вон из кухни в коридор. Где до сих пор стоял Билли.Он крепко пожал руку Майку в знак знакомства. Как бы показывая, что он взрослый и сильный. И за маму сможет постоять, и дом защитить и мир спасти от динозавров.
-Я вас не знаю. Я знаю всех маминых друзей
Хоть Билли и не родной сын, но кое-чего он от меня нахватался. Например, нельзя доверять незнакомым. Пусть даже если это и мамины друзья.
-Мама бы отдала.
Он повел Майка и показал ему, где находится антресоль. Ребенку казалось, что его обманывают. Если бы в доме были игрушки, он бы их давно нашел. И какого же было его удивление, когда Майк достал и открыл коробку с подарками, которые ему купил. О них он мечтал очень давно. Что-то увидел в магазине, что-то у своих друзей. Он давно просил купить ему то робота, то космический корабль. Но увы и ах. Я знаю цену этим игрушкам. Они стоят очень дорого. И мы их не могли себе позволить. И Билли, держа в руках робота, был сейчас счастлив как никогда. Он сел на пол, рядом с коробкой. Бережно вытаскивал одну игрушку за другой и клал рядом с собой.
-Ух ты! Я такой корабль видел у Дэрека из второго класса. Он клевый. Корабль. Ты знаешь какие у него функции есть? Что он может?
Билли взял в руки космический корабль и пульт от него. Он был так счастлив. И думал, что теперь-то сможет утереть нос другу.
-Бери робота. А я возьму пульт от корабля и буду на тебя нападать. Обстреливать сверху.
Пока мальчишки возились с игрушками, я бегала по дому, как в пятую точку ужаленная с мусорным пакетом. Собирала по кухне и гостиной бутылки, окурки, коробки. На скорую руку подмела пол. Открыла окна на проветривание. Как позвонил Джордж.
-Да, Джордж. Спасибо. что завез Билли. Я тебе признательна. Нет. Я просто... Закрутилась на работе. Ну и что, что у меня отпуск?Нет. Я не пила. Можешь не читать мне нотации? Шум? А..Это...Эмм..Друг зашел. Они с Билли играют в нападение инопланетных чудовищ. Ладно. Спасибо еще раз. Пока.
Разговаривая с дядей по телефону, я отложила веник в сторону и вышла посмотреть на то, чем занимаются мои мужчины. Заметив меня в дверях, Билли не дал толком договорить и подбежал ко мне.
-Мама, мама! Смотри! Я-тирранозавр  Рррррекс! А дядя Майк- робот. И сейчас я буду на тебя нападать.
-Хорошо, тирранозаврик мой. Всевсевсе. Хватит. А ну марш, руки мыть.У кого-то вещи не разобранные.  Давай. Наверх, я сказала. Позже доиграешь.
Протянув свое любимое, протяжное "Ну маааам",я посмотрела на него таким взглядом, который мой сын знает наизусть. Что когда мама смотрит на тебя из-под лобья, спорить с ней бесполезно. Понурив голову, Билли взял рюкзак и пошел наверх. Я подошла к Майку и забрала из его рук робота.
-Прости.
И тут речь про извинения была даже не на счет того, что я прятала от сына его подарки. Они не должны были встретить друг друга и познакомиться. Он не должен был его видеть.Я улыбнулась, присела рядом и поцеловала.
-На счет старого итальянца беру свои слова обратно. Мне так стыдно. Я- ужасная мать.

+1

19

- Мы с твоей мамой не так давно познакомились. Она шла с тяжелыми пакетами, я ее подвез до дома, вот и разговорились. – зачем врать ребенку, если можно просто сказать правду. Взял в руки пульт, нажал пару кнопок, корабль с жужжанием поднялся в воздух. Начал петлять по комнате, делать пируэты и мертвые петли.
- Видишь? Эта кнопка выдвигает пушки, от этой он в воздух поднимается. – мафиози засмеялся, глядя, как на борту галактического крейсера зажигаются синие и красные огоньки и слышатся механические команды пилота. Затем передал пацану бразды правления над судном, показал, как маневрировать игрушкой, как держать баланс во время полета -  Жми сюда и сюда…
- Давай, я буду прятаться за ножкой этого стула! Как бы моя крепость будет. Отстреливаться от тебя  буду. - когда Билли предложил робота, Майки готовность взял его в руки, расправил антенны на его голове, поднял вверх руку с бластером, нацелив его на корабль. Помолчав, заговорил холодным автоматическим голосом - Замечен вражеский боевой крейсер. Цель – уничтожить. Готов открыть огонь.
И Ринальди, и ребенок увлеченно проиграли битые полчаса. Они успели облететь несколько солнечных систем, побывать и друзьями и врагами, сразиться с ордами вредных многоглазых инопланетян и  освободить принцессу из плена у гигантского паука-разбойника. Попутно Майк рассказывал Билли всякие вещи, которые  могли бы быть интересны мальчику этих лет и такого темперамента. О пиратских кораблях с их черными флагами, о водящихся в африканских джунглях львах и леопардах (на которых Майк даже охотился),  о последнем фильме о Звездных войнах, об огромном ньюфаундленде Боуи, который был у Ринальди в детстве. В конце перешли на динозавров и дружно решили, что теперь мальчик станет здоровенным зеленокожим хищником, гангстер же останется скромным роботом – и они снова вступят в бой ни на жизнь, а на смерть. В конце этого времени у сурового преступника уже был рот до ушей – и он, в увлечении, даже не заметил, как подошла Вивиан, велев ребенку подняться наверх, мыть руки и собирать свои вещи.
- Пока. Если хочешь, в другой раз лазерные мечи  принесу, в джедаев поиграем. – Ринальди пожал руку Билли – и вскоре осталась наедине с  помощником прокурора. Молча положил свои ладони на свои, дотронулся до ее губ своими губами.
- Ты замечательная мать. Я прекрасно помню, как ты в то Рождество хлопотала о подарке для него. И он у тебя классный парень. – последний раз мягко проведя рукой по волосам женщины и прижав ее к себе, Майкл посмотрел на часы. Пора было  двигаться.
-  Надо ехать, вскоре важная встреча….  – тихо сказал Ринальди. Затем слегка сжал ее запястие и посмотрел на нее теплым взглядом.
- Но я искренне надеюсь, что у старого итальянца еще будет шанс приготовить тебе настоящие spaghetti carbonara. И потом – мы с Билли так и не дозавоевали Альфа Центавра!
Когда Майкл заводил машину, слушая, как ее мощный двигатель вновь начинает жить своей жизнью. Когда ехал по утренней дороге, лениво разглядывая немногочисленных зевок за витринами кафе. Когда зашел в магазин Гроссмана купить своих любимых сигар и приценился к неплохой трубке. Все это время он думал о Вивиан, проведенной у нее ночи - и утре. И понимал, что еще обязательно вернется - если его будут ждать.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-04 10:19:02)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Non-strangers in the night