В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Welcome to the сlub


Welcome to the сlub

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Участники: Michael Rinaldi, Frank Altieri, Ross Tomlinson
Место: South Sacramento, Oak Park, 3,  стриптиз-клуб "СowboyStrip" (будущий "Dollz")
Погодные условия: 5 января, 21.00, 
О флештайме: Джек Рубинштейн, собственник стриптиз-клуба, давно был занозой в заднице у своих мафиозных покровителей, андербосса Фрэнка Альтиери и его правой руки Майкла Ринальди - то за месяц недоплатит, то денег займет и долго проваландается. А тут еще выяснилось, что предприниматель в своем заведении вовсю торгует наркотиками, при этом скромно об этом умалчивая  и не делясь доходами с крышей. Терпение у гангстеров лопнуло - а Майку как раз захотелось завести свое развлекательное заведение...  Хитроумного Джека ожидают пиздюли, клуб - тотальный ребрендинг и смена имиджа, а молодого Росса Томлинсона - первые впечатления о том, как делает дела Коза Ностра...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-22 17:42:38)

+3

2

- Блять, прямо влезть негде! – проворчал Майк Ринальди,  с трудом втискивая свой мерседес между здоровенным хаммером и замухрышистым фордом. Припарковавшись, выбрался на улицу, подождал пока выйдет Фрэнк Альтиери, затем щелкнул ключом, закрывая машину. В позе досужего наблюдателя встал на обочине, около окрашенного в легкомысленный розовый цвет двухэтажного здания. глядя на подсвеченную неоном вывеску заведения. Сисястая девка с хлыстом в руках и в широкополой шляпе зазывно улыбалась всяком встречному и поперечному. И тут же здоровенные, кривоватые, будто намалеванные безумным маляром, буквы, «CowboyStrip Gentlemens Club». У Джека никогда не было ни вкуса, ни умения вести дела – вот как кого наебать или соврать с невинным видом, глядя прямо в глаза, вот тут он был мастер.
- Как, ты нормально довез вчера Гвидо?  Кулаки у него не чесались больше? Насчет баб  все то же самое нес? – пряча ключ, спросил Майкл, продолжая уже начатый с шефом и лучшим другом в автомобиле разговор. В душе же его больше всего заинтересовало, не замолвил ли за него Фрэнк словечко насчет долбаного повышения. Столько лет работает на организацию, бизнес налажен хорошо,  есть связи со всеми большими людьми, как тут, так и в других городах, заносит кучу денег – а босс, вроде как, и не замечает. Давно ему пора стать капитаном, очень давно – но иногда вера в это словно умирала. И тогда ее заменяли зависть и гнев. Будет и на их с Фрэнки улице праздник.
После вчерашних посиделок на стройке (и, главное, состоявшегося дома продолжения) у Майки Боя несколько побаливала голова, в настроении он был мрачном и дурном и чувствовал себя слегка разбитым. Xотя, как обычно, был безупречно выбрит и спрыснут хорошим одеколоном, в новом шелковом галстуке и английском сером костюме. Но по его несколько косой улыбочке и преувеличенно приветливому взгляду, знающие люди поняли бы, что гангстер заведен, если не кипит – даже если бы не знали, что рука в беспалой кожаной перчатке, засунутая в карман  пальто, поигрывает с тяжелым зубчатым кастетом.
Да и причин раздражаться было немало – список прегрешений и плутней Джекки Рубинштейна в глазах хозяев южной части города давно уже пошел на десятки. Он уже как-то и штрафовался, и был бит по спине бейсбольной битой, получал  предупреждения – но оставался все таким же ненадежным и неусердным «партнером». А сегодня окончательно подтвердилось, что бойкий еврей барыжит у себя в заведении коксом, который приносят прямо в кабинки для приват-танцев или реализуют возле туалетов. А крыше с того не поступало ни гроша – от одной мысли, сколько бабла зажилил жалобно говорящий о своем надвигающемся банкротстве проходимец, Ринальди становилось скверно.
- Интересно, сколько он у нас украл? Я бы его вообще кончил, cуку, э, Фрэнки? – проворчал Майки андербоссу, наблюдая за тем, как мужчины, одним за другим, проходят в аляповатую дверь, где их ожидали стражи фейс-контроля. Там их неубедительно обыскивали, спрашивали о несовершеннолетии, cмотрели, не совсем ли в зюзю пьяные -  на одежду же почти не глядели. У Джекки было не то место, где прогоняли за кроссовки или гавайскую рубашку – не до жиру, быть бы живу, как он любил говорить, садясь в свой дорогой внедорожник. Несмотря на то, что Рубинштейн умудрился сделать самый заурядный  стриптиз-клуб невысокого пошиба, куда солидная публика не ходила, клиентуры все-таки было немало. Как говорится, есть спрос, будет и предложение. Став хозяином, Майк впрочем все поменяет -  место хорошее, пора делать тут настоящий эксклюзив. Творческого начала-то у него в личности побольше чем у этого выжиги из Филадельфии.
- Пошли, что ли? – не желая больше ждать, Ринальди указал на служебный вход. Через него они являлись навестить коммерсанта столь регулярно, что сомнений в этом праве не могло возникнуть даже у самых тупых или храбрых охранников .

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-10 02:13:42)

+4

3

Очередной вечер - очередная гнида, из которой хочется вытрясти кишки.
Фрэнк и сам был сегодня не в духе - пускай вчера он и не напивался, как его друг, но и без алкоголя денек его вымотал. Вместо того чтобы проводить воскресный вечер с женой и детьми, Альтиери в который раз занимался делами, до ночи проторчав на стройке, разбираясь сперва с одним психопатом - Грегом, а затем и со вторым - Гвидо.
- Нормально, - ответил о Монтанелли, которого вчера подвозил. Как бы то ни было, оба добрались до дома живыми, что уже не плохо, учитывая накал в их отношениях. Нёс ли насчет баб всё то же самое? Это риторический вопрос? Фрэнк взглянул на друга, не весело усмехнувшись. - А то как же. Вся его власть, как он полагает, строится за счет этих баб. Якобы это они держат в своих руках улицы. - Все это, впрочем, Ринальди и сам понимал. Их боссу проще было контролировать слабых личностей, тех же женщин, им природой свойственно занимать позицию под мужчиной, либо сопляков, кто ему в рот заглядывали. Но смогут ли эти личности, которыми он себя окружал, контролировать улицы? Ливию или Агату, справляющихся с этой задачей, Фрэнк себе представить мог едва ли. Опытные парни, такие как они с Майком, и то не всегда справлялись. - Горбатого могила исправит, - заключил, махнув рукой. Что же касалось капитанства Ринальди, говорить тут пока особо и нечего было. Сейчас Фрэнк не был уверен и относительно того, сохранит ли сам свое звание. Точнее не был уверен относительно планов Гвидо на этот счет. Знал лишь только, что сам в этом случае предпримет – переступит, наконец, через Монтанелли. И тут Майки уже не капитанство даже получит, а похлебнее кормушку... Может стоит им эту тему вообще отдельно обсудить.
Подъехав к заведению, Фрэнк поднял взгляд на неоновую вывеску, с которой ему приветливо улыбнулась девушка в ковбойской шляпе. «CowboyStrip Gentlemens Club» - та еще дыра. Впрочем, при всей своей внешней убогости, посетителей в этом стрипклубе всегда хватало. Вот и сейчас они с Майком еле нашли свободное место на парковке. И это, на минуточку, был понедельник, а не пятница.
- Достаточно, чтобы скормить ему его же зубы. – А потом и свинцом на десерт угостить. Фрэнк и сам не прочь был прикончить эту еврейскую падлу, и заодно выбросить всю агрессию, которая скопилась за вчерашний вечер, но здравый смысл, который андербосс пока еще не растерял, подсказывал не спешить с этим. – Успеем, сперва деньги наши пускай вернет, - тормознул друга. А после, если повезет, Рубейнштейн им мог бы и одолжение сделать, сунув голову в петлю или сиганув с моста, как зачастую поступали неудачливые бизнесмены. Или же помогут ему в этом. Они давно сюда не заходили? Удивительно, что Джеки позабыл о том, что следовало делиться и за торговлю порошком тоже, причем в размерах куда больших, нежели он отстегивал за основную свою деятельность. Его ведь предупреждали…
Миновав охранника, который никак не воспрепятствовал негласным хозяевам клуба, итальянцы вошли внутрь. Джеки, как обычно, должен быть где-то здесь – они видели его тачку на парковке, и в первую очередь гангстеры заглянули в зал, где под притушенным светом играла светомузыка, а на сцене под современные ритмы крутили жопами две немолодые для своей профессии стриптизерши, уже начав развлекать публику.
- Вон этот гондон, - оглядевшись, Фрэнк махнул рукой в сторону бара, где их хитрожопый приятель сидел с бутылкой пива и говорил с кем-то по мобильнику – о чем-то серьезном, если верить выражению его лица. Рядом с ним никого не было, и Альтиери присев за стойку справа от него, одним движением отобрал телефон и положил его со своей стороны, обращая, таким образом, на себя и на своего друга внимание.
- Эй, парень, – Фрэнк подозвал жестом бармена, который волей случая оказался тут свидетелем. Новенький что ли? Выглядел пацан совсем зеленым, наверняка не был еще в курсе, кем являлись двое зашедших в их клуб итальянцев. Из основного контингента они, впрочем, заметно выделялись. Особенно Майки, который как обычно вырядился так, словно баб пришел снимать, а не еврейские морды бить. Фрэнк на его фоне смотрелся несколько попроще: на нем была черная кожаная куртка и легкий серый джемпер, но в глаза, однако, мог броситься крупный золотой перстень на пальце и не менее дорогие швейцарские часы, покрытые опять-таки золотом, на которые гангстер взглянул, перед тем как спросить, - есть пиво приличное? – Или дешевая моча как обычно? Озадачив паренька, Альтиери вернулся к тому, ради которого они с Майком и приперлись в этот клуб сегодня.
- Слышал ты, Джеки, наебать нас опять вздумал? – повернул голову в сторону Рубинштейна. Глядя на его хитрую рожу, было сложно удержаться от соблазна взять бутылку и уебать его ей по голове, но андербосс сделал над собой усилие. Не исключая, впрочем, варианта, что это произойдет чуть позже. - Ты тупой или прикидываешь?
- Э, Фрэнки, ты о чем? – сдвинув свои густые брови, сделал как обычно вид, что ничего не понимает. И более того, что подобные подозрения его оскорбляют, причем так умело, что на Бродвее бы его таланту позавидовали. – Майк? Я неделю назад все вам заплатил. Какого хрена опять надо?

Отредактировано Frank Altieri (2015-01-23 21:13:08)

+2

4

Если бы Россу не снились по ночам кошмары, то он бы не опаздывал на работу. В казино у Рекса все просто: раз опоздал – прости, два опоздал – наказали, три опоздал – пиши заявление на увольнение. Действительно, никому не нужен такой работник, которого постоянно нет на рабочем месте. И пусть даже у него есть Сид, который всегда может заменить брата, но это не срабатывает. У Томлинсона богатое воображение, поэтому он придумывал для себя невероятные отмазки, которые работали непродолжительное время. Результат – нужно срочно искать дополнительную работу, чтобы не остаться в луже.
В Макдональдс ему точно не хотелось идти, тогда куда? В книжный магазин? Скучно. В продуктовый? Его за кассу никто не пустит, только полы мыть. Прогуливаясь как-то по городу вечером, Росс наткнулся на стриптиз-клуб, о существовании которого никогда не знал. И счастья полные штаны, когда парнишка увидел объявление на двери: «требуются бармены». Отлично! Можно будет бесплатно пялиться на девочек, а руками всегда полезно поработать, глаза меньше от мониторов будут уставать.
Взяли Томлинсона работать в этот стриптиз-клуб, но дали неделю на то, чтобы мальчишка мог себя показать. В его состоянии с лучшей стороны показать себя сложно, но Росс дал слово, что когда получит первую зарплату, то обязательно обратиться к специалисту.  Главное, что теперь не придется оправдываться перед Рексом и выслушивать нравоучения об брата. Возможно, мальчишка даже сможет найти себе красивую девочку, просто он плохо себе представлял, что такое стриптиз-клуб. Ничего страшного, все когда-нибудь случается впервые.
И вот – первая рабочая неделя подходит к концу. Это не обычный бар, куда пьян заходит двадцать четыре часа в сутки. Здесь нужно бегать между столиками ночью, при этом, не уронив ни одной бутылки. Задача не из простых, но Росс был настроен достаточно серьезно. Успел даже поболтать с некоторыми танцовщицами, выставив себя полнейшим идиотом. Может, умеет, практикует. Спасло только то, что босс позвал на рабочее место, мол, хватит прохлаждаться.
В очередной раз протирая барную стойку, Томлинсон начал скучать. Он-то думал, что это будет веселая работа. Но ничего динамичного и интересного в ней не оказалась. Выслушивай наезды со стороны мужиков, у которых слюни капают на барную стойку от одного взгляда на стройные ножки. Гадость какая. Парнишка опять задумался над тем, чтобы стать геем. Но эта мысль тут же выветрилась, когда в клуб зашли два мужчины, тут же привлекая к себе внимание. По крайней мере, Росс их точно заприметил. Они как будто не вписывались в окружающий интерьер, как будто пришли не просто так.
Мальчишка забился в угол, потому что не желал неприятностей. В последнее время, ему все тяжелее себя сдерживать. Что-то рвется изнутри, заставляя Росса по уши утопать в дерьме. Нет, здесь все будет по-другому. Он покажет себя с лучшей стороны, закрепляя за собой место бармена. Под руки постоянно попадались кружки, которые нужно протирать. Томлинсон посвистывал себе под нос, притворяясь ветошью. И вздрогнул только тогда, услышал привычное: «эй, парень». Огонек зажегся где-то на уровне солнечного сплетения.
Спокойно, Росс, спокойно. У тебя работа такая, нужно уже привыкнуть, - подумал про себя молодой человек, шумно выдыхая.
Перед тем, как развернуться к посетителям лицом, брюнет натянул на лицо добренькую улыбочку. Впервые же работает барменом, поэтому не очень понимает, что нужно делать. По крайней мере, заказы тут всегда одинаковые: пиво. Бывает, что требуют водку или коньяк, но за такими следят охранники. Мужики не привыкли держать руки в карманах, особенно те, которые переберут. Поэтому Росс быстро кивнул, не глядя заказчику в лицо, и направился к холодильнику, где стояло холодное пиво.
Все было бы ничего, Томлинсон отрыл самое дорогое и качество пиво, в размере двух бутылок, как за его спиной развернулся диалог. Сказать мягко, собеседники не собирались обсуждать погоду или девочек, которые крутились на шестах. Что-то здесь не так. И это плохо. Не потому, что Росс боится, потому что его начинает клинить, безумно хочется засунуть нос не в свое дело. Он вернулся обратно к двум мужчинам, ставя бутылки на стойку и открывая их.
Держи себя в руках, Росс, а лучше – держи свой рот на замке, - Томлинсон уже привык себя сдерживать, но это у него всегда плохо получалось. – Что-нибудь еще? Джек сегодня не в лучшем настроении. Никак не можем поймать подозрительных типов, которые тут шатаются. Я слышал, что они наркоту толкают.
Черт его дернул это сказать, потому что буквально через секунду после того, как Росс закрыл рот, он почувствовал на себе гневливый взгляд босса. Упс, кто-то зря вообще рот открыл. Сглотнув, мальчишка попятился назад, снова хватаясь за тряпку и кружки, чтобы слиться с запахом алкоголя, сигарет и телесных выделений.

+2

5

- Это Лив-то держит, ага. Старику давно пора понять, времена Донато прошли и не вернутся. – изрек  Майк, сжимая в кармане шипастые края кастета и сводя губы в жесткую складку. Улицы мог держать только настоящий гангстер,  решительный и cильный, подобный Фрэнку, а не девушка, бледнеющая при виде трупака, это было ежу понятно.
- Мне говорят, он совсем обнаглел, решил  походу по всему городу барыжить, прикинь? У Эрнандеса-колумбийца закупился по самые яйца, вчера в Сакраменто, а сегодня прямо в клуб привезли. Там порошка дохерища, на пять таких сиськолавок хватит. –  Ринальди аж вздохнул, дивясь еврейской жадности. Вроде бы и ссыкло последнее, а ради бабла готов о любых рисках забыть – ну наебываешь партнеров, торгуешь в клубе, хрен ли дальше борзеть? Закупаться так, словно ты Пабло Эскобар какой-то. Совсем от кокаиновых доходов голова поехала? – Ну или может, дешевая партия попалась, хули.  Надолго запастись.
Прошли по темному коридору, оказались в зале. Пластиковые столики, за которыми невзрачные компании лениво тянули пиво и пялились на потасканные силиконовые прелести вертящихся у шестов танцовщиц.  Несколько охранников,  рослых жлобов в черной форме, крутились около входа, зорко отслеживая слишком пьяных – вот какого-то хмыря в коричневых ботинках уже выводили прочь, а он, с трудом передвигая ногами, лепетал что-то про сволочей и проходимцев.  Было надымлено, сигаретные облака крутились где-то у потолка, кое-где раздавленные бычки валялись прямо около столов. Гадюшник, одним словом.
Джеки Рубинтштейн сидел за барной стойке, в желтом твидовом пиджаке и джинсах, громко говорил по мобильнику, довольно похохатывая – такой булькающий звук он издавал всегда, когда хотел кого-то напарить. Его густые сросшие на переносице брови шевелились, а толстая лапа в перстнях сжимала стакан с гинессом. Когда Фрэнк приземлился около него и  отнял сотовый, Майки Бой оказался с другой стороны, присев рядом.
- Да, парень, подгони пива, будь добр – сказал он юному бармену, прежде чем перейти к делу – промочить горло не помешало бы. Проводил его заинтересованным взглядом – один из соучастников южной команды доложил, что столь полезную инфу для Ринальди ему слил некто Росс, трудящийся в заведении. Вроде как очень хочет попасть в обойму, попросил к нему приглядеться. Не этот ли пацан?
- Ты, блять, Джеки, дурочку-то не строй…. Ну признайся, старичок, заплатил  ведь, но не за все, a? – с деланной ласковостью сказал Майк, дружески приобнимая хозяина «КовбойСтрип» за плечи. Его губы растянулись в улыбке, он укоризненно качал головой – прямо строгий, но справедливый папочка, отчитывающий шалопая-сына за украденную конфету. Но Рубинштейн, прекрасно знавший, что означала эта манера Ринальди, побледнел. Охранники демонстративно смотрели в сторону, только один, крупный негр, было дернулся – но старший, Эдди, продувной тип с песочным бакенбардами, дернул его за рукав и явственно прошипел – Не лезь.-
- Спасибо,друг. – мафиози принял у юноши бутылку, отхлебнул прямо из горлышка – не фонтан, но по местным меркам приличное. Обтер губы, вслушался в слова мальчугана – на ловца и зверь бежит. Просветлевшими глазами окинул собеседников -  Так, что,  молодой человек, говоришь, никак не могут поймать? Ай-ай-ай, какие ловкачи, а, Джеки? Секьюрити у тебя совсем подкачали… И весь прошлый месяц ловили? И позапрошлый?
- Какие-то пидоры с собой проносят и торгуют, я здесь причем! Мужики, вы ж меня знаете! – собравшись с силами, ответил Рубинштейн. Теперь на его лице снова была маска возмущения, он даже цокал языком от негодования, что его могли заподозрить в чем-то столь низком.
Воцарилось гробовое молчание. Рука Майка сжала полупустую бутылку.
- Ты нас, кажется, за мудаков считаешь, Джеки. Вот скажи, Фрэнк тут сидит – он мудак, наверное? И я мудак?  Давай, поделись соображениями.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-26 19:15:10)

+2

6

- Нихуя себе, - коротко, но емко высказался Фрэнк, услышав о грандиозных планах Рубинштейна. Зная, что у него в заведении торгуют наркотой, Альтиери думал, что тот пустил к себе какого-то барыгу, который ему отстегивает. На большее этот кусок говна, по мнению андербосса, способен не был, очко бы заиграло. А вышло же в итоге все вона как. Неужто торговля в его гадюшнике пошла настолько бойко, что он удумал на целый город расширяться? Решил почувствовать себя наркобароном? Джеки ожидали серьезные проблемы. И как урок остальным его, пожалуй, и в самом деле не мешало бы завалить, особенно если будет и дальше гнать порожняк, утверждая, что все в его заведении чисто.
Фрэнк взял из рук паренька бутылку пива и сделал глоток. Разумеется, все у них сегодня за счет заведения, хозяин им итак прилично задолжал, а потому о деньгах андербосс и не подумал даже. Получив от бармена пиво, он не обращал на него внимания вплоть до того момента, как тот, поняв должно быть что перед ними не легавые, заикнулся о наркотиках. Уж не тот ли это парень, работавший в клубе, который и слил их парням Джеки? Фрэнк еще раз глянул на пацана - теперь внимательнее. На вид ему было немногим больше двадцати, а может и меньше. Совсем еще сопляк, а в разборки ввязывать не трухнул. Верзила Эдди на его фоне продолжал смотреть в сторону, как будто бы и не он здесь был старшим по охране. Опыт Эдди, впрочем, должен был подсказывать о том, что с итальянцами лучше не связываться, особенно с боссами, особенно на их территориях. Вернутся те уже не вдвоем, а компанией побольше, и вооружатся не кастетами. Чтобы положить здесь всех, много усилий предпринимать не понадобится. Так что Эдди не случайно тормознул дернувшегося в их направлении черномазого.
- Подозрительные типы – это не Эрнандес с его шавками случайно? – полюбопытствовал Фрэнк, принимая информацию от бармена во внимание и как бы говоря что знают они достаточно для того, чтобы пристрелить этого иудейского «наркобарона» прямо здесь и прямо сейчас. Или тот рассчитывал, что делать это при свидетелях гангстеры не рискнут? Выволочь гондона в переулок, и там разрядить в него обойму делом было не долгим. Так, по крайней мере, остальные зная об участи Рубинштейна, подумают лишний раз, прежде чем пытаться их наебать.
- А у нас информация, что этот пидор ты, Джеки. – Фрэнк заглянул в его испуганные глазенки, а затем перевел взгляд на пацана за стойкой, который слышать и видеть мог больше, нежели поведал им. – Так ведь? – спросил у парня.
- Да пошли вы нахер, говорю вам, это не я!
Его упертость начинала сильно раздражать. Джеки должно быть и в самом деле за мудаков их держал, если рассчитывал, что поверив его словам, они с Майком допьют свое пиво и тихо отсюда уйдут, а он и дальше продолжит толкать кокс за их спинами и ржать над ними как над лохами. Что ж, не хочет по-хорошему… Фрэнк взглянул на Майка разрешая ему уже пустить в ход кастет или бутылку а затем, поднявшись, оставляя еврея наедине с Ринальди, махнул рукой охраннику, подзывая того к себе:
- Вы закрываетесь, разгоняй всех.
Поймав взгляд девочек, тех, что вертелись вокруг шеста, Альтиери жестом показал им спускаться и уматывать в гримерку переодеваться. Шоу на сегодня окончено, а то, которое будет после него, наличие зрителей не предполагало.

+1

7

Росс отчетливо понимал, что ему не светит больше работать в стриптиз-клубе. Желательно, прямо сейчас собирать свои манатки и сваливать куда-нибудь подальше, чтобы не задело дерьмом. Но, нет, раз уж заварил эту кашу, то придется самому и расхлебывать. Внутри Томлинсона загорелся нешуточный интерес: а что будет дальше? Ведь остается немного непонятным, кто эти люди. Если бы обычные постояльцы себя так вели, то охрана с ними бы быстренько расправилась. А здесь в чем дело? Одна часть парнишки, его задница, если сказать точнее, буквально орала о том, что нужно делать ноги. А все остальное: оставшиеся части тела, сердце и мозг – хотели посмотреть на то, как унижают его босса. Откуда это взялось? Плевать, главное, чтобы огонь распалялся быстрее.
Слова брюнета оказались хорошим маслом, незнакомцы подхватили идею о том, что в баре крутится что-то грязненькое. Один прямо таки серьезно был настроен на то, чтобы все тут разнюхать. Поэтому Росс выбрал того, который не Фрэнк, чтобы закинуть удочку чуть дальше. Парнишка перегнулся через барную стойку, ближе к мужчине. Томлинсон никогда границ не чувствовал, за что по шапке и получал.
- Советую вам проверить его кабинет. Эти странные типы там обычно ошиваются. Уж не знаю, что задумал Джек, но явно он там не конфетки детям раздает, - Томлинсон важно дернул бровью, медленно кивнул головой, как будто вел разговор с давним партнером. Выглядело это со стороны смешно, но мальчишка не врал. Он действительно видел, что босс за спиной шаманит. – Уверяю, информация проверенная. Могу прямо сейчас вас туда провести, если Джек начнет сопротивляться.
Парнишка раньше себя так никогда не вел, наверное, на него действовал солидный вид мужчин. Или его воображение слишком сильно разыгралось. Или он чувствовал, что лучше слить босса, потерять работу, потерпеть избиения, чем прикрывать нечестные дела. Может, ему вообще в полицию пойти? Стукачей там любят. От этой мысли стало не по себе, поэтому мальчишка отстранился, потирая шею ладонью. Да-да, сейчас он сделал что-то действительно плохое.
- Это… как его… - Росс попытался выкрутиться, но не знал, что сказать.
Как вернуть слова. Он не хотел Джеку зла, просто слишком много шатался там, где его быть не должно. Он ведь среднестатистический бармен, парнишка, которому нужны деньги. Ничего больше. А здесь…не удержал язык за зубами. Почувствовал власть знаний, обжегся. Или нет. По крайней мере, пули в башке у него пока не наблюдается.
- Чего уши греешь, гаденыш? Скажи, чтобы сворачивались, - выплюнул босс, а Росс сразу не отреагировал. Ему хотелось что-то в ответ сказать, но глянув на другого мужчину, который Фрэнк, то понял, что лучше пока сделал ноги.
Томлинсон сорвался с места, чтобы разогнать столпившийся народ. Сейчас будет куча возмущения. Да и самому парнишке хочется узнать, чем закончится вся эта шумиха. Шоу закрывалось на самом интересном месте, поэтому мальчишка не слышал оскорблений в свой адрес. Он постоянно смотрел назад, в сторону барной стойки, где все еще находилась троица. Если они сейчас уйдут, то ему нужно будет поспеть. Росс буквально не переживет, если что-то пройдет мимо.

+1

8

Запирательство Рубинштейна распаляло Майки Боя все больше  - если можно распалить сильнее уже давно горящий факел. На мгновение он отвернулся и подчеркнуто скорбно вздохнул, его длинные, с аккуратно подстриженными ногтями, пальцы нетерпеливо забарабанили по гладкой поверхности cтойки. Покосился краем глаза на молодого бармена – и увидел, что в глазах какую-то смесь нетерпения и любопытство, куда большую чем банальный страх Он явно получал удовольствие от того, что происходило с его начальником – и не потому просто, что тот ему чем-то насолил. Это вызвало у гангстера усмешку,  он почувствовал нечто знакомое.  Ощутил какое-то сходство. Если  мир пистолета и ножа, где нормой являются риск, насилие и основанная на них тайная власть над людьми, вызывает в тебе не отвращение, а интерес  и возбуждение – ты отчасти уже наш.  Если тебя привлекает романтика тайных обществ с их кодексом чести и взаимной порукой, а сама их цель не так важна – ты уже наш. Если ты отчаянно хочешь выбраться из своей посредственности, стать крутым,  хозяином своей судьбы, невзирая на средства – ты уже наш. Если тебе обрыдло жить от звонка до звонка,  каждый день все больше закисая в рутине правил – ты уже наш. И не важно, как мы называемся, Коза Ностра, Триады или картель,  мы уже положили на тебя глаз. И только от тебя зависит, сделаешь ли ты шаг – или останешься в пыли обыденности. Но есть ли это в парне или это просто приступ подросткового любопытства, желания влезть куда не надо?
Сделанное молодым человеком замечание вручило ему в глазах Майка приз зрительских симпатий, его взгляд довольно засиял, он хлопнул юнца по плечу.
- Cпасибо, друг. Я тебя не забуду, будь уверен. Тебя ведь Россом кличут, нет?-  сказал он, сидящий рядом Джеки явственно вздрогнул – ибо с парнем Ринальди говорил совершенно человеческим голосом, в отличии от него.  Неудавшийся наркобарон тоже, похоже, услышал комментарий  своего служащего – и поднял на него налитые кровью очи.
- Ты чего тут пиздишь, паскуденыш, я тебя закопаю…- прорычал он, попытавшись встать – но рука Майка легла ему на плечо, опуская обратно.
Тем временем,  посетители и сотрудники постепенно покидала заведение. Танцовщицы и официанты скрылись в своих подсобных помещениях, недовольно гудящую публику охранники выталкивали наружу. Вскоре зал опустил – и только угрюмые бугаи в черном камуфляже подчеркнуто смотрели в сторону. Еще бы, они давно знали, кто реально владеет этим шалманом. Только вот негр, похоже, не понимал – он порывался подойти, спорил с Эдди, который ему что-то отчаянно шептал. То ли он был слишком верный, то ли слишком отмороженный – а, может быть, все вместе.
- Не знаю никакого Эрнандеса! В жопу идите! Фрэнк, я копов вызываю! – хозяин стрип-клуба неожиданно рванулся, постаравшись скинуть руку Майка – и в следующую минуту гангстер, оскалившись, с силой разбил бутылку с пивом об его голову.  Темное стекло разлетелось на множество осколков, заскуливший Рубинштейн, покрытый с головы до ног пеной и желтой жидкостью, завалился лицом на стойку, а Майк одной рукой прижал его затылок к дереву, другой же приставил острую розочку из остатков бутылки к его горлу.
- Ты что, Джеки, попутал что? Копов он вызовет, ага. Я сейчас тебе яйца отрежу и сожрать заставлю, мудло. Где порошок, бля?

- Рруки! – темнокожий бугай неожиданно кинулся вперед, cхватил Майка за плечи и рванул.  Выронив бутылку, Ринальди покатился по полу –  но через мгновение, c кошачьей грацией, вскочил на ноги.  Добродушно поглядел на набычившегося и поднявшего кулаки охранника, прицокнул языкой и обезоруживающе развел руками.
- Тише, приятель, чего шумишь? Самый смелый, да? Уважаю смелых… -  приблизившись на несколько шагов, Майки Бой неожиданно крутался и нанес бодигарду ногой удар в челюсть. Лакированный ботинок с треском врезался в подбородок гиганту, заставляя  того завалиться навзничь. Не теряя не секунды, гангстер подскочил к нему, его лицо было бледным и злым.  Пинок в пах, пинок по ребрам, руки, схватившие туповатого стража за уши и раз за разом бьющие его черепом о пол.
- Ты, мать твою, кого тронул,  падла? У себя в Африке  порядки наводи.
Старательно отведенные глаза  коллег храбреца. Сломанная челюсть, разбитое в кровь лицо, стоны еще доносящиеся из порваного рта.  И Ринальди, уже вновь элегантный и спокойный,  встающий с колен и осматривающий свою обувь, затем поворачивающийся к Эдди.
- Откуда сей фрукт?
Начальник охраны развел руками,  виновато мигнул белесыми глазами.
- Хуй его знает, Майки, сам Джек привел черножопого. Латиносы порекомендовали. Вроде в Ираке служил, а они все ебанутые.
- Ну и что сейчас произошло? – прищурился Ринальди, поправляя сбившийся галстук и разглаживая воротничок, затем, морщась, осматривая поцарапавшиеся о выбитые зубы охранника костяшки на кулаках.
- Да известно что! Скотт сам поскользнулся, да мордой о пол.  Верно, чуваки? -  все блюстители дружно закивали, а некоторые откровенно ржали – видимо, новый собрат не вызывал симпатий.
- Вот и ладно. На лечение герою. – мафиози достал щегольский кошелек из страусиной кожи, извлек пару зеленых купюр, швырнул на грудь еще находящемуся в отключке негру. Затем повернулся к Рубинштейну, в каком-то ступоре  уставившемуся в свою кружку.
- Вот, человек из-за тебя пострадал. Мне это крепко надоело. Последний раз спрашиваю – раскошелишься по-хорошему?
- Ничего не знаю… - как сомнамбула, твердил Рубинштейн.  Его мясистая рожа, обычно цвета свежего стейка, теперь приняла приятно-молочный оттенок, волосатые лапы дрожали, ноги отбивали дробь.
- Ну ладно. Росс, покажешь, где что и как? -  правая рука андербосса дружески потрепал бармена по спине, затем повернулся к неудавшемуся королю кокаина – Слышь, Джеки, ведь документы на клуб у тебя там же хранятся?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-28 11:35:28)

+2

9

- За напитки можете не платить. - Ответил Фрэнк одному из посетителей, явно недовольному тем, что его отдых прервали. Подойдя к охране, тот попытался качать права, но узнав о компенсации от заведения, сразу притих. - В здании утечка газа, аварийную службу вызывать будем. – С серьезным видом пояснил причину, по которой потревожили ребят, и тут же глянул на стоящего рядом Эдди, мол, понял, что отвечать?
Как бы Майк об этом гадюшнике не отзывался, заведение приносило им деньги, поэтому, несмотря на их с хозяином отношения портить репутацию клубу не следовало. И уж тем более было бы лишним пугать клиентов, устраивая свои разборки при них – те могли и пальцем в них в случае чего ткнуть на допросе. Бывают и такие отморозки, кому торжество справедливости важнее сохранения собственной жизни. А бывают и те, кому деньги важнее – такие как Джеки. Впрочем, это все ненадолго, и неудачливый наркобарон еще сопли перед ними пускать будет, когда допрет до него, наконец, что эти два мафиозо не шутки с ним шутят.
Копов он вызовет? Услышав «угрозу», Альтиери не особо испугавшись, обернулся и увидел как его друг ебанул таки бутылкой по голове еврея. Неожиданное у Джеки возникло желание. Здесь, в клубе, если верить информаторам Майка было до жопы колумбийского порошка. То ли их «наркобарон» блефовал, то ли успел скинуть товар. Второе, учитывая умственные способности Рубинштейна, было маловероятно, скорее уж очередная бестолковая попытка отделаться от гангстеров. Ему бы дружкам-колумбийцам своим позвонить, вот это могло бы его спасти, пожалуй… на какое-то время.
Но защитник, тем не менее, у Джеки все же нашелся. Фрэнк даже успел хватануть из кармана куртки револьвер, когда тот сцепился с Ринальди.
- Хэй! - Изменившись в лице, окликнул «уголька», - тебе, сука, башку прострелить?
Впрочем, Майк был способен управиться и без его помощи, Альтиери разве что подстраховал, пока тот демонстрировал удар в стиле Ван Дамма. Не только с бабами его друг в фитнес-клубах знакомился, но и себя в форме поддерживал. Со стороны тот еще чистоплюй - всегда гладко выбритый и одетый с иголочки – Ринальди никогда не боялся помять или запачкать свои дорогущие костюмы, и эта его внешняя обманчивость часто играла злую шутку с его врагами. Вряд ли черномазый верзила, ветеран Ирака, подозревал, на что действительно мог быть способен гладенький итальяшка. Вот Фрэнк знал – своего врага Майки будет бить до тех пор, пока тот не перестанет шевелиться. Что он и продемонстрировал, уделав здоровенного охранника у всех на глазах. Можно было, конечно, утверждать, что колумбийский засланец африканского происхождения пропустил роковой удар, отвлекшись на револьвер Фрэнка, но сути это меняло мало – вон он валялся с окровавленной рожей на полу. Поскользнулся, мать его…
Глядя на все это, Джеки, кажется, присмирел. А может не отошел после удара по голове.
- Все еще не знаешь? – Фрэнк глянул на него, пытаясь понять, не выбили ли они остатки мозгов из его черепушки. Он побледнел и дрожал как осиновый лист, но продолжал стоять на своем, как будто бы был уверен в том, что ничего в его гребаном клубе они не найдут. На самом деле им и вещественных доказательств не нужно было, чтобы вынести еврею приговор. Он не был из числа тех партнеров, кем Альтиери дорожил, и уж подавно тот другом его не был, чтобы андербосс пытался выискать причину, по которой Рубинштейна можно было оставить в покое. Для их «суда» и слухов будет вполне достаточно.
- Джеки, не беси меня. – А то, что Фрэнк на пределе, было видно по тому, как он говорил – сквозь зубы. - Вся округа знает, что ты кокс толкаешь. На нашей, блять, территории! Тебе напомнить правило? Хочешь вести дела – плати! – Разумеется, правила он помнил, вот и включал дурочку. С наркотиков Семья Торелли брала не десять-пятнадцать процентов, как обычно. С Джеки попросили бы пятьдесят, не меньше, и едва ли на таких условиях игра стоила свеч. Вот он и шел в отказ.
Было любопытно, что же Росс сумеет им показать. С той ролью, которую он здесь сыграл, пацану следовало молиться о том, чтобы Рубинштейна таки грохнули. Иначе еврей вряд ли упустит возможности поквитаться с тем, кто лишил его самого дорогого – денег.
- Какие документы? – ожил их «приятель», заподозрив неладное в последней фразе Ринальди.
- Ты ведь должен нам. – Фрэнк понимал своего друга лучше и пояснил, что имелось в виду. Сунув руки в карманы брюк, андербосс оценивающим взглядом осмотрел помещение, как будто размышляя над тем, что и как здесь будет, когда поменяются хозяева заведения. Джеки оставлять, пожалуй, не стоило. Управляющий из него, прямо скажем, дерьмовый, да и вороватый он был, падлюга. – Отдашь клуб, и мы в расчете. – Фрэнк глянул на Майка, узнать, согласен ли тот на такой расклад. Или еще чего добавит?
- Клуб? – нервно усмехнулся еврей, промакивая платком мокрое от пива лицо. Посылать нахер, он как видно, уже побаивался, но интересы свои отстаивать по-прежнему пытался. Пускай и менее смело. – Вы прикалываетесь? Клуб я не отдам.
- Похоже, что я прикалываюсь? Отдашь, куда ты денешься. – Можно было процитировать Вито Корлеоне, но Фрэнк надеялся, что Джеки и без этого догадается, что вместо подписи могло оказаться на договоре в случае отказа.
- Сейф открывай. – Запихнул его в кабинет.
Где находился сейф, Фрэнк знал, бывать здесь уже приходилось. Документы, надо полагать, их приятель хранил именно там. А может и еще чего интересного могли там найти… Пацан обещал вроде. Альтиери и на него глянул, ожидая действий.

+2

10

Росс до последнего не понимал, что происходит. Но ему было безумно интересно узнать, что же будет дальше. Явно, что эти двое не собирались стэнд ап тут устраивать, шуточками раскидываться. Может, они из полиции? Типа плохие копы. Но все равно, все это очень странно. Россу нельзя было высовываться, но так же ему не хотелось сидеть в сторону от всей это прелести. Пока народ ворчал и разбредался, Томлинсон думал о том, как ему попасть в первые ряды. Что будет дальше? Он спалил достаточно важную информацию, за которую можно вырвать язык, а лучше вообще голову с плеч.
Людей в клубе поубавилось, мальчишку чуть не вынесло на улицу, он еле-еле пробрался обратно в клуб. И тут перед его глазами предстала картина самой настоящей драки. Это тебе не «бои без правил» на заднем дворе университета, когда тебя бьют, а ты только успеваешь улепетывать. Брюнету стало по-настоящему страшно, но он не мог отвести взгляд. Нейронные связи в его голове явно работали не так, как надо.
Спрятаться, нам нужно спрятаться, Росс, - думал про себя Томлинсон, пока медленно подходил обратно к барной стойке. Схватка была нешуточной: кровь, ссадины, странная жидкость на полу, осколки стекла. Явно, парнишка пропустил самое интересное. Нахлынуло разочарование, поэтому Россу требовалось проявиться еще раз.
- Пойдемте за мной, - достаточно громко сказал брюнет, чтобы все, кто находились рядом, живые, люди обратили на него внимание. – Я точно не знаю, где находится сейф и что там внутри, но я могу помочь.
Росс чувствовал себя слишком уверенно, хотя у него на это не было прав. Сердце как будто замерло в груди, а телом молодого человека завладел какой-то персонаж из фильмов. Это не был Бетмэн или Супер Мэн, это был какой-то злодей. Джек, босс, ничего плохого ему не сделал. Даже наоборот, предоставил Томлинсону место работы, чтобы тот с голоду не помер. Но Росс решил примкнуть к темной стороне. Если же эти двое оставят Джека в живых, то брюнету придется валить из страны. Такого никто не прощает.
Зайдя в кабинет своего босса, Росс включил свет, оглядываясь вокруг. Он не знал, где сейф, но отступать некуда. Хотя он все равно рискнул, оглядываясь назад. И лучше бы этого не делал, потому что наткнулся на гневливый взгляд босса. Стало еще страшнее, мурашки побежали по спине, но это не помешало парнишке действовать по-умному. Он сделал шаг к столу, Джек даже не дрогнул, а когда сделал шаг к стене, где висела картина, то мужчина дернулся. Бинго!
Томлинсон тут же схватился за картину, снимая ее с петли. За ней действительно был сейф, но он закодирован, а вот кода Росс не знал. Прикусив нижнюю губу, мальчишка отошел в сторону. И тут же к его ногам упал Джек.
- Идите нахрен, ничего я делать не буду! Там нет ничего! – начал изворачиваться Джек, но теперь это была не проблема Росса. Нужно же было найти какие-то документы, кажется, на клуб.
- Джек, лучше не сопротивляйся, - подал голос Томлинсон, строя из себя важного мафиози. – Лучше тебе открыть этот сейф. Мы ведь оба знаем, что там находится наркота. И скажи, где документы.
- Заткнись, - прошипел с пола «везунчик», подаваясь вперед, видимо, чтобы схватить Росса за штанину, но не успел. – Я тебя живьем закопаю.
Чтобы не попасть в лапы ублюдка, Томлинсон отскочил назад, но не успешно, впрочем, как всегда. Он напоролся на письменный стол, который умудрился перевернуть. Упал на него сам, ударяясь рукой и ногой. Когда же стол оказался на боку, то все возможные ящики, который в нем были, приоткрылись. Кроме одного. Росс умудрился приложиться лицом об угол, поэтому раскроил себе бровь. Из-за высокого уровня адреналина в крови мальчишка не почувствовал боли, но скатившись на пол, указал рукой на ящик.
- Здесь могут находиться документы, - кое-как поднявшись на ноги, Томлинсон шмыгнул носом, вытирая его тыльной стороной ладони. – Только нужен ключ, но я не знаю, где он. Можно попробовать выбить.
Мальчишка посмотрел на Фрэнка и Майкла, такой радостный, широко улыбаясь, что смог наконец-то хоть чем-то помочь. Но мужчины оставались серьезными, поэтому он нахмурился и пискнул. Только тогда, когда капелька крови стекла по щеке, мальчишка понял, что пора остановиться. Нельзя быть таким дерганым, чтобы опрокидывать столы. Нельзя так близко подходить к людям, которые жаждут оторвать тебе голову.

+1

11

- Клуб, ага. Со всем имуществом – подтвердил Майк Ринальди, которого не оставляла мысль о порошке. Там его на большую сумму, можно здорово заработать, если толкнуть оптом или отдать распространителями. Еврей  тут не просто долг вернет, а с пребольшим процентом. Гангстер осмотрел свои модные ботинки, покачал головой – поцарапал таки дорогую кожу о черного головореза. Отряхнул слегка помявшийся пиджак.
- Фрэнк, Майки, мы не при чем тут… Мы ж не знали, как вы с Джеки договорились… Что вы одобрили, что нет…  - заныл неожиданно подошедший Эдди, делая печальное лицо. Стоявшие в отдалении охранники (кроме все так же валявшегося кулем на полу негра) дипломатично смотрели в сторону, ожидая, пока начальник разрулит.  Слушая сбивчивые оправдания, мафиози молчал – знали-не знали, но никто не донес, не подумал уточнить, так как получали процент от добавочного бизнеса хозяина. Ну да быки – они быки и есть, тупые и жадные.
- Лишние разговоры, Эд. Пока уголька на воздух оттранспортируете да глядите, чтобы все тихо-гладко было. – распорядился Ринальди,  и двинулся вслед за Альтиери, ковыляющим  Рубинштейном и ведущим всех Томлинсоном. Они двигались по служебным коридорам, мимо всякого барахла, вроде ящиков из-под пива, блоков сигарет, упаковок чипсов, пока, наконец, не оказались, в тупике, закончивавшимся всего двумя дверями. Одна вела в кабинет Джеки, а вторая, окованная железом, на улицу – и ключи от нее были только у самого горе-наркобарона. Владелец не любил, чтобы кто-то, даже служащие, видели, кого он принимает с черного хода.
В кабинете Росс сразу включил свет. Показалась небольшая комната, письменный стол с пресс-папье в форме Эйфелевой башни, фотографии голых телок на стене, картина с какими-то невнятными пальмами и обезьянами, холодильничек и  мини-бар. Не успел Майки осмотреться, как сметливый Томлинсон кинулся к картине, отогнул ее – и обнаружил тяжелый сейф. Не дурак пацан, надо к нему приглядеться, такие люди  в обойме нужны, и так который год вербуем разных тупиц, из-за текучки кадров.
Сразу брошенный на пол еврей разразился очередной чередой проклятий и возражений, но на него никто не обращал внимания – Ринальди шутливо зааплодировал  и наклонил голову.
- Молодец, Росс. Быстро соображаешь. А ключ достать не бином Нью… - его слова прервал Рубинштейн, который с каким-то собачьим рычанием бросился на парня. Тот отшатнулся в сторону, крепко ударился об стол, ушибся – но тут же умудрился найти закрытый ящик.  Блять, интуиция прямо, золотые руки – такого упускать грех, умных много, а счастливчиков мало.
- На землю лег! – Ринальди  с размаху ударил коленом Джеки в пах, так, что тот согнулся от боли, затем, схватив за широкую шею, дважды приложил головой о стену. У Рубинштейна из ноздрей хлынула густая кровь, и он бессильно рухнул на пол. Нагнувшись над ним, Майк, борясь с брезгливым ощущением, вызванным запахом пота от рубашки хозяина клуба, начал потрошить внутренние карманы его пиджака. Показалось водительское удостоверение, толстый бумажник и, наконец, магнитный ключ.
- Как  я говорил,  ключ достать не бином Ньютона. Ну-ка посмотрим! – оказалось достаточно одного щелчка, никаких кодов или дополнительных штучек-дрючек ленивый Рубинштейн не устанавливал.  Тяжелая дверь сейфа отперлась и Ринальди заглянул внутрь. Там лежала лишь одна вещь, вернее, несколько одинаковых вещей – множество полиэтиленовых пакетов, наполненных чем-то, похожим за сахарную пудру. Майк вскрыл один из них, опустил в него палец, лизнул  – сладковато, c каким-то непонятным оттенком. Кокса много, но качестве среднего, с примесями – ну да не на миллионеров рассчитывался.
- Глянь-как, Фрэнк, какое богатство! Никак подбросили болезному? Как думаешь, на сколько здесь бабок? – Майк отошел от сейфа, чтобы андербосс мог поглядеть сам, затем отправился к минибару, открыл его, извлек оттуда бутылку, стаканы.– Надо же, мартель. Что, джентльмены, отпразднуем успешное кладоискательство? Фрэнк, тебе налить? Росс,будешь?
Плеснул чуть-чуть алкоголя в три стакана, отставил бутылку. Прищурившись, посмотрел на Джеки. Тот немного оклемался и теперь злобно щерился – причем исключительно на Росса.
- Ты-то чему так радуешься, щенок? Это же мафия, бандиты. Они меня похоронят – и тебя замочат, как свидетеля.
Ринальди, не обращая внимание на еврея, нагнулся над закрытым ящиком стола, c cилой рванул его – и тот отлетел, обсыпав мафиози кучей щепок. Тот сунул руку в зияющую дыру и выудил оттуда кипу бумаг. Тут было все – и купчие, и доверенности, и лицензии на спиртное. Он протянул их Альтиери.
- Будем звонить нотариусу, пусть подъедет? –у южной команды, среди прочего, на содержании находился и таковой, по иронии судьбы, тоже иудейского племени. Берни Эйдельман, шестидесятилетний циник в роговых очках и потертом свитере, был всегда готов за деньги засвидетельствовать любые передачи собственности. Хоть у трупа, хоть задним числом – и при этом имел связи в регистрационных органах, помогающих все это пробить. Полезный человечек, хотя и сволочь изрядная.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-01-29 22:30:21)

+2

12

Обойдя опрокинутый стол, Фрэнк заглянул в открытый Майком сейф, где плотно один к одному лежали полиэтиленовые пакеты с белым порошком - кокаином, что очевидно, а не с сахарной пудрой. Увидев это добро, андербосс аж присвистнул и, засияв, произнес, - мать твою, Джеки, жадный ты засранец. Куда тебе столько? - Стало быть, Майки не врал, и Рубинштейн действительно планировал расширяться. Откуда он, черт побери, деньги только взял? В долги влез или партнера себе нашел? Впрочем, как уважающий себя еврей мог и со школы под матрасом откладывать.
Альтиери следом за другом сунул палец в пакет, чтобы оценить качество товара. Этой забавой, весьма распространенной в Штатах и, в особенности в Калифорнии, в том числе в среде состоятельных людей, Фрэнк время от времени также баловался, и о розничных ценах поэтому был в курсе. Одна доза более или менее приличного порошка, стоила у дилеров от пятнадцати баксов, и это в Калифорнии, где он доступен почти также, как пиво. В других штатах продавали дороже. По правде сказать, совсем уж дерьмом товар не был. Бавленый, конечно, но куда без этого? Чистый разве что у производителя купить можно, а затем чем дальше его путь, тем больше примесей в нем появляется, так что, в конечном счете, из килограмма запросто получается пять.
В сейфе Фрэнк насчитал двадцать три пакета, каждый из которых весил примерно по полкило - андербосс прикинул на глаз, разумеется, и цену также назвал приблизительную:
- Двести, может двести пятьдесят тонн. Не меньше. А, Джек, сколько ты выложил? - Усмехнувшись, глянул на него. Один такой пакетик за десять тысяч более мелким дилерам уйдет без проблем, это по оптовой цене. - В розницу если продавать... ну прикинь сам, - обратился уже к Майку, все также довольно улыбаясь. В каком-то роде они джек-пот срубили. - Здесь порядка десяти килограмм. - В грамме пятьдесят доз, а доза в паршивом клубешнике типа этого обойдется баксов в десять. Вот и выходило, что двести пятьдесят кусков можно было срубить уже не со всей партии, а с одного такого полукилограммового пакетика. Именно поэтому этот бизнес, несмотря на огромные риски и множество сопровождавших его накладных расходов, и был столь популярен. Где ты еще найдешь такую рентабельность?
Отметить, пожалуй, и в самом деле было что. Поэтому отказываться от мартеля Фрэнк не стал и вместе с остальными поднял свой бокал в честь удачного налета. Отсалютовал андербосс и парню, не без помощи которого они с Майком срубили столь немалый куш. Глядя на них Росс, кажется, начинал уже кое-чему учиться, даже угрожать не боялся, строя из себя настоящего гангстера. Наверное, первый тост можно было и за него поднять.
- За знакомство что ли, - кивнул пацану. - Славный ты парень, Росс, - отзывчивый, но при этом крысеныш еще тот. Фрэнк, по правде сказать, не был уверен в том, что их новый приятель завтра точно также не станет петь перед легавыми. Что даже став соучастником и получив долю от денег не пойдет каяться обо всем в участок. Так что доля правды в словах Рубинштейна была, и почему интересно он сам только сейчас об этом вспомнил? Уж он-то в отличие от Росса с самого начала знал, с кем имел дело.
- Джеки, - окликнул его и взял в руки бумаги, которые Майк ему передал. - Ты сейчас подпишешь то, что нам надо, и сделаешь так, чтобы больше мы тебя здесь не видели. - Насчет похорон пускай в голове держит, но вот говорить об этом пока было рано, а то ведь помимо того что пацана перепугает, и сам гнида откажется ставить свои подписи, зная, что обречен. Лишившись товара он, конечно, в любом случае попадал и крепко, но лишать его надежды совсем было бы не правильно. Они пока еще не получили от него всего что хотели. Судя по документам, с которыми беглым взглядом андербосс успел ознакомиться, клуб целиком находился в собственности Рубинштейна, а не его жены или любовницы, что уже радовало.
- Ну, а чего тянуть, сейчас и сделку оформим. - Поставив пустой стакан, Фрэнк достал из кармана телефон и нашел в справочнике номер Берни, их знакомого нотариуса. Коротко поинтересовавшись как у того дела, гангстер попросил его подъехать для заключения одной сделки (здесь уже должно было понятно о чем речь), и назвал адрес клуба, попросив при этом поторопиться. А то мало ли, их Джеки раньше задуманного напросится на пулю? Вон как хитрые глазенки бегали в поисках возможности удрать отсюда, или, что еще лучше, грохнуть обоих гангстеров. Впрочем, для убийства яйца у еврея были маловаты. Сделав над собой усилие, тот сумел все-таки подняться, но не на ноги, а сев, подперев спиной опрокинутый стол.
- Мужики, сколько вы хотите? Двести? Двести пятьдесят? - держась за сломанный нос, начал умоляющим тоном торговаться. Совсем уж идиотом этот еврей не был и понимал, что гангстеры планировали ободрать его полной, забрав и клуб и порошок. - Я вам все деньги отдам, только дайте мне время. На следующей неделе, я клянусь. Вы же знаете, где меня найти.
- Заткнись ради бога. - Поезд, как говорится, ушел. Не обращая далее на еврея внимание, Альтиери решил скоротать время, вмазавшись коксом (телевизора ведь не было) – заодно лучше узнать о его качестве. Давненько он им уже не баловался, с весны прошлого года, кажется, что удивительно даже, учитывая образ жизни, который вел гангстер. Нет, пожалуй, ему не стоит все-таки связываться с наркоторговлей, от такого количества кокса под рукой и башню снести может. – Бывало и лучше, но пойдет, - вынес свой вердикт, растирая нос.

+2

13

В голове мальчишки была самая настоящая каша, кажется, он совсем спутал реальность со своими любимыми видео играми. Ему просто казалось, что это очередной онлайн-сеанс, просто графика больше не лагает. А еще пахнет так натурально, и боль такая же резкая. Прямо, как в реальности. Росс до последнего не хотел верить в то, что все это происходит на самом деле. Он даже свое дыхание не мог настроить на нормальный лад, покачиваясь на стройных ножках. Бровь пульсировала, вся кожа вокруг раны вздулась, щипала при каждом мимическом движении. Томлинсон стоял тихо, перебегая взглядом от босса к двум мужчинам и обратно.
Внутри что-то неприятно щелкнуло, поэтому парнишка вздрогнул, глубоко вдыхая. Оказывает, что ему предлагали стакан с какой-то жидкостью. Росс не стал долго раздумывать, залпом опрокинул, даже не поморщился, хотя жидкость продрала всю слизистую оболочку. Он просто никак не мог придти в себя. Томлинсон вляпался, по самые уши вляпался. Теперь его Сид не вытащил из этой задницы, придется самому разбираться. А если родители узнают? Если это куда-нибудь просочится? Что с ним сделают? На все эти вопросы Росс не мог дать самому себе внятные ответы. Наверное, нужно расшевелить язык, чтобы получить хоть какую-то ясность.
Но не тут-то было, нельзя мальчику расслабляться. На него накинулся Джек, обещая веселое и болезненное будущее. Брюнет сглотнул, сжимая хилыми пальцами стакан. Действительно, а что произошло? Как будто на какой-то момент сознание Росса отключилось, вместо него в дело пошло тупое бессознательное. Точнее, не совсем тупое. Томлинсон стал действовать так, как бы себе никогда не позволил. Мир продолжал существовать, пока молодой человек судорожно продумывал план действий. Умирать ему точно не хочется, и даже через месяц он не ждет Смерть к себе в гости.
Пока бедняга рефлексировал, мужчины успели приложиться к пакетикам с белой начинкой. Росс прищурился, всматриваясь. Нужно все-таки начать носить очки, а не сопротивляться. Брату они идут, значит, и младшенький будет в них выглядеть не так уж убого. Все равно девушки не намечается в ближайшем будущем. Черт, ему пустят пулю в лоб, а он стоит и рассуждает о том, что ему идет, а что нет. Королева гламура. Будущая мертвая принцесса.
- П-парни, - окликнул двоих молодой человек. Нервно сглотнул, когда пара серьезных глаз устремилась в его сторону. – Я, конечно, все прекрасно понимаю, что у нас тут праздник. Но у меня есть парочка вопросов, которые не потерпят отложения, - брюнет прокашлялся в кулак, увидел, что в стакане пусто. – Это… у меня, во-первых, бухло закончилось. Во-вторых, Джек действительно толкал наркоту? И, в-третьих, что тут, блять, происходит?!
Прорвало малыша, с каждым бывает. Обычно в такое дерьмо Росс не влезает, шалит по мелочам, но чтобы вот так сразу… Явно, не полицейские, но кто тогда такие? Босс что-то там говорил про мафию, про бандитов, но парнишка не хотел этому верить. Быть того не может. Какая, нафиг, мафия? Откуда они тут вообще? Парнишка нервно хмыкнул, кивну взгляд на пакеты.
- Можно? – облизнув сухие, покусанные губы, кажется, Томлинсон опять не отдавал себе отчета в том, что делает. – Я просто это… ну… за компанию чтобы. Как бы это… отпраздновать.
Долгий речевой процесс прервал хриплый смех с пола. Росс аж вздрогнул, озираясь на своего [бывшего] босса. Ему было весело, или он так хорошо притворяется? Парнишка постарался не обращать на бедолагу внимания, но это невозможно было сделать. Такой веселый смех был очень заразительным, брюнет даже хмыкнул. Как бы тоже, за компанию. Но тут же Джеки перестал смеяться, снова оскалившись.
- Ты - пушечное мясо. Они тебя собакам скормят, какой тебе порошок, - Росс злобно оскалился, как та самая собака, правда, оторвать кусок она хотела именно от Босса.
Напряжение и стресс рвали нестабильную крышу Томлинсона. Поэтому он поставил стакан на пол, чтобы тот не вывал из рук. А затем размахнулся и со всей дури ногой ударил по лицу Джека. Кровь брызнула во все стороны, оставляя след на старом кроссовке молодого человека. Тяжело дыша, Росс прищурился, когда услышал хруст кости. Не умрет, но долго будет страдать. Босс взвыл, откинувшись на спину, захлебываясь собственной кровью. Росс профессионально хрустнул шеей, поднимая взгляд на мужчин, которые, кажется, не ожидали такого поворота.
- Что? – спокойно спросил мальчишка, пожимая плечами. – Он достал уже обзываться. Почему я должен это от него слушать?

off p.s.

не знаю, как до такого дошел вообще -_-

+3

14

Улыбаясь вычислениям Фрэнка, Ринальди приподнял стакан с мартелем, опустошил его. Чмокнул губами,  напиток был крепкий и ароматный,  по кончикам пальцев пробежалась приятная теплота. Взял бутылку, плеснул себе еще коричневой жидкости – ну кто сказал, что у Майки Боя проблемы с алкоголем? Это наоборот, у всех остальных с ним, Майки, проблемы.
- Да на хер розницу. Долго да еще спалишься распространять – лучше сбыть оптом, хоть тому же Эрнандесу. Он еще приплатит, чтобы мы ему его косяк забыли. – Ринальди закинул ногу на ногу, прикидывая, сколько они срубят с Альтиери на этом дело – и что важно, как поделят. Честно было бы пополам, и он был уверен, что Фрэнк не наебет друга. Хотя если бы тот, как андербосс, запросил бы большую долю, Майки бы не возражал – он всегда отдавал кесарю кесарево. Потому и жив до сих пор.
Нытье Джека становился противным. Все-таки надо бы его кончить, гнилой он типчик и прощать такие вещи – плохо для репутации. Да и навредить может, с его-то языком.  Будто невзначай засунув руку в другой карман своего модного пальто,  гангстер нащупал лакированную рукоятку глока. И почувствовал какое-то оживление – давно, давно он не валил никого, так, пожалуй, станешь постепенно пузатым бизнесменом с артритом. Может Фредо бы такое и устроило, но никак не его, Майкла Пеллегрино Ринальди.  Конечно, просто так никого убивать не надо и работать чаще всего лучше без издержек, но... Как говорил Джон Готти в тот злосчастный день, когда  феды его прослушали, Cosa Nostra will always be Cosa Nostra.  Ворчание Джеки, тем временем, сделалось совсем невыносимым– он то запугивал парня, то, по еврейской привычке, начинал торговаться, предлагая деньги за свой драгоценный клуб. Как будто он сам и его имущество уже полностью не были во власти Фрэнка и Майка.
- Мы тебе больше не можем доверить бизнес,  Джеки.  Когда ты пришел в Сакраменто, ты был вшивым сутером,  которому латиносы хотели утопить. Мы тебя выручили,  давали в долг, помогли раскрутиться – и чем ты нам отплатил? – Ринальди негодующе покачал головой, пожал плечами – и отхлебнул коньяку. Немного поболтал во рту, прежде чем проглотить. Затем встал, подошел к сейфу, опять любовно пересчитал пакетики с дурью – Отдаешь клуб нам и на этом заканчиваем.
Тем временем, Росс начал проявлять признаки беспокойства,  задавать  взволнованным голосом разные вопросы. И  глаза Ринальди по-ястребиному взглянули на него. Неужели в самом деле не понимает, во что впутался? Майк был изначально уверен, что у бармена какой-то хитрожопый план, вроде как втереться в доверие к подлинным хозяевам cего притона. А в самом деле, зачем он выдал босса? Не сдаст ли тогда и тех, с кем сейчас пил мартель? Предавший единожды… Хотя всегда бывают, исключения, в данном случае придерживающемуся понятий юноше было неправильно вместе с проходимцем- евреем обманывать элиту криминального мира. Но ситуацию с Россом это не разъясняло – и главное, не давало решения. Лишние свидетели были действительно ни к чему, тут Рубинштейн был прав.  Охрана не считалась – они, во главе с Эдди, сами были замешаны в множестве дерьма, от пособничества наркоторговле до избиений и организации занятий проституцией.  И тому же прекрасно знали, кто тут главный и кого надо держаться.  А Томлинсон, не запоет ли у копов? Выхода была всего три. Либо валить. Либо запугивать, подкупать, надеясь, что получится обеспечить молчание – что ненадежно. Либо вовлечь во всю схему, сделать участником этого дела. Сделать своим человеком. Это лучше всего, по сути это уже происходит – но в конечном счете решать Фрэнку.
- Отвечая на твои вопросы, Росс – да, Джеки торговал кокаином, причем втайне, при этом не делился со своими партнерами и покровителями.  Поставившими его на ноги, между прочим. Ты молодец, что рассказал нам – негоже помогать тому, кто обманывает своих друзей. – мягко сказал Ринальди, подливая бармену спиртного. Cудя по ему виду, тому это было надо. Затем насыпал себе на ноготь немного белого порошка, втянул левой ноздрей. Глубоко вздохнул, почувствовав, как все мышцы под пиджаком блаженно раслабляются. Поглядел на парня заблестевшими глазами, поднял вверх палец – Запомни раз и навсегда, нет худшего греха, чем обманывать своих друзей. Такие люди плохо кончают и в этом мире, и в том.
Выразительно моргнул Альтиери, пусть решает, можно ли сказать Россу больше об организации. Он же андербосс, в конце концов.
- А если я не подпишу? Убьете меня? Тогда ведь останетесь и без выкупа, и без клуба? – истерические нотки в голосе  владельца «КовбойСтрип»  вдруг сменились для него привычными вкрадчиво-коммерческими – Ребят, берите 300 тысяч, я соберу. Иначе прогадаете.
Не обращая внимания на соблазнительные посулы, Ринальди подтолкнул один из пакетиков к Россу, шутливо нахмурился.
- А не рано ли? Так скоро и курить начнешь. Да бери, бери на здоровье.
Тут голос подал Рубинштейн, встряв с очередной ехидной ремаркой –  и худенький паренек удивил обоих гангстеров, подскочив и нанеся разговорившемуся бармену сильнейший удар ногой по лицу. Там, что у того хрустнули зубы и он закашлялся от хлынувшей изо рта крови. Повалился на землю, держась за лицо и матюгаясь такими отборными выражениями, что Ринальди даже ощутил к богатству его лексикона невольное уважение.  Ринальди несколько секунд помолчал,  согласуя между собой  явления внешнего мира и остатки кокаинового рая.  Насыпал себе еще порошка, угостил вторую ноздрю.
- Правильно, парень, такое нельзя спускать, если ты мужчина. – наконец сказал Ринальди, прикрывая глаза и размазывая по внутренней стороне носа последние остатки кокса. В его голове завертелись сентиментальные воспоминания – он сам, чуть ли не моложе этого мальчугана, на стоянке своего университета. Охранник, грубо схвативший его за руку за отсутствие пропуска и что-то сказавший про его маму. Ярость, накипающая в одно мгновение, выливающаяся в беспощадные и жестокие побои. Его ноги, втаптывающие очки стража порядка в землю, его кулаки, крошащие его нижнюю челюсть. Вылет из колледжа и начавшаяся преступная карьера, с подачи дяди Винченцо. – Только не переусердствуй.
Затем, прикончив остатки хмельного зелья в своем стакане, как ни в чем ни бывало, обратился к стонущему на полу еврею.
- Как я уже сказал, мы не можем оставить во главе клуба человека, который раз за разом выказывал нем неуважение. Если не подпишешь сейчас – тебе будет очень больно. Здесь весь звуконепроницаемые стены, Джеки, верно? Знаю-знаю, ты здесь стрипок трахаешь. – ухмыльнулся Майкл, стряхивая с лацкана пиджака налипшие на него крошки порошка.  Его темные глаза смотрели на Рубинштейна серьезно и укоризненно  - Для начала я отрежу тебе пару пальцев. Потом – нос… И в конце концов ты все равно все подпишешь. Так давай ускорим и упростим процесс? Как ты думаешь, Фрэнк, я доступно объяснил?
Ничем таким охоты заниматься у него совершенно не было, он в конце концов не мясник - но напугать этого засранца следовало.
В этот момент у Майка зазвонил телефон, он вытащил его, поднес к уху. Это был нотариус, почему-то он не дозвонился до Альтиери и связался с его правой рукой. Стоял около черного входа в клуб, уже бил копытом, от желания заработать.
- Cейчас подойду. – взяв с собой по-хозяйски изъятую у Джеки горстку ключей, пошел к тяжелой двери в коридоре, оставив горе-наркобарона под опекой Альтиери и Росса. После некоторой возни открыл – и вернулся уже вместе с искомым лицом.
- Ну что, как я вижу, все тут в здравом уме и твердой памяти… - произнес Берни Эйдельман свою старую, набившую всем оскомину, шутку, равнодушно переступая через скорчившегося на полу Рубинштейна. В изношенном свитере грубой вязки, очках и с седой бородой, он косил под писателя-интеллектуала шестидесятых, хотя и бы просто-напросто бывшим адвокатом, заделавшимся продажным нотариусом. Поставил свой чемоданчик на стол, жадно покосился на бутылку с мартелем, деловито поглядел на Альтиери  - Ну, приступаем?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-01 23:19:13)

+1

15

- "Семеркам" толкнем. - Предложил Фрэнк подключить их черномазых "друзей". С этой бандой Торелли сотрудничали, или правильнее это было бы назвать "использовали", уже больше года. Снабжая их оружием, итальянцы, таким образом, поддержали войну с латиносами, в районе, который сейчас активно застраивали. Используя проверенную временем тактику они скинули цены на недвижимость до минимума, чтобы выкупить землю, а теперь стараниями их строительной компании превращали один из самых неблагополучных и криминальных районов города в такой, куда не страшно будет переезжать с детьми. И до сих пор время от времени они прибегали к услугам Ракима. Он присутствовал на рождественском собрании боссов, посвященному переделу территорий, тех, что остались от банды "Luz del sol". Как и все черномазые они приторговывали наркоторой, и Фрэнк не сомневался, их приятель Раким найдет каких-нибудь пафосных рэпперов, которые скупят у него для своих тусовок весь порошок. Хотя и вариант вернуть кокс Эрнандесу тоже показался неплохим - с этим колумбийцем в любом случае перетолковать следовало. И не факт, что после разговора у них с Майки на руках не окажется еще несколько килограмм кокаина - тот пиздюк им тоже занозой в заднице становился. В розницу же понятное дело он своему другу идти торговать не предлагал. Даже подключив всех своих людей, они бы такой объем сбывали несколько месяцев - если не год. Да и пересажали бы всех, конечно. - А с Эрнандесом еще отдельно потолкуем. - Кивнул головой, соглашаясь с тем, что колумбийцу придется заплатить. Фрэнку не нравился расклад, что на его улицах торговали все кому не лень. Эрнандес и ему подобные должны очень хорошо уяснить, чем это может обернуться. Но это все они с Ринальди обсудят потом, а пока у них здесь другие заботы были.
Поделив шкуру Джека (пока еще живого, что, впрочем, ненадолго), Альтиери переключил внимание на паренька, который как показалось, тоже идиотом прикинуться решил. Разве не он сам сообщил им о том, что его шеф приторговывает наркотой? А теперь решил сделать вид, что это для него неожиданность? Фрэнк переглянулся коротко с другом и усмехнулся. Бухло у него закончилось. Круто. А кто из них бармен?
- Похоже на то, что наш Джеки для себя на черный день запасся? - спросил у Росса и подставил свой стакан рядом, чтобы Майки заодно плеснул мартеля и ему. Шлифовать кокаин коньяком - кто сказал, что на утро голова болит? Зато прямо сейчас кайф несравненнее. И зрелище перед глазами разворачивалось наизанятнешнее, было забавно наблюдать, как этот сосунок старается быть с ними на одной волне, словно они приятели ему. Или же он до сих пор не догонял, что за люди перед ним? Представлять себя и своего друга, рассказывать о мафии, которой, как им с Майком известно, не существует, Фрэнк даже под кокаином разумным не считал. Быть может, до парня дойдет, когда к его башке ствол приставят?
- И те, кто пиздят много, тоже плохо кончают, - хлопнув Росса по плечу, добавил к словам друга еще одну мудрость.
В его возрасте (лет двадцать парню, кажется, было на вид) Фрэнка учили в обществе боссов - а для него тогда боссом, или большой шишкой, считался любой посвященный член Семьи - рот открывать только тогда, когда его о чем-то спрашивали. В остальное же время следовало помалкивать, и уж подавно самому никаких вопросов не задавать, как это делал Росс, еще и пронумеровав их. Но учитывая, что парень до сих пор считал их за обычных приятелей своего шефа, а может за инспекторов каких-то, ему это, пожалуй, простительно было… ну, до того времени, когда гангстерам это все перестанет казаться забавным.
А все не унимавшийся Джек получил тем временем еще раз ботинком по морде, на этот раз от их юного друга, решившего заодно продемонстрировать, что он вовсе уже не юный и способен постоять за себя, пнув по морде уже итак изрядно помятого человека. Как бы Джеки своим поганым языком не вынудил убить себя раньше приезда нотариуса.
- Твою мать, – обратился к еврею, присев рядом с ним на корточки. Выглядел он жутко, но пока еще был живой. – Ты до сих пор не понял, что от тебя требуется? – Переглянувшись с Майком, предложившим разобрать еврея по кусочкам, Фрэнк ухмыльнулся и, развернувшись, вновь вопросительно взглянул на последнего. – Он доступно объяснил? – переадресовал вопрос Ринальди непосредственно тому, кого все это касалось. – Или по-прежнему считаешь, что мы шутим? – Заглянув в его глаза, Альтиери помимо ненависти увидел там, наконец, обреченность. Рубинштейн не был из тех, кто готов умирать за идею или принципы. Умирать вообще мало кто готов, поэтому и продают дома, машины, берут кредиты, чтобы оплатить дорогостояще лечение или вот долг вернуть. Кому в могиле нужны деньги? Даже еврею они там ни к чему. А ощущение приближающейся смерти включало в людях заложенный природой инстинкт самосохранения. Следом за двух стами тысячами, последовали триста, а теперь он и на клуб согласен был. Пока у него остается хотя бы один шанс выжить, он будет за него хвататься. Кокаин и стриптиз клуб – не та идея, за которую можно отдать жизнь. – Вот и славно. Держи, - Фрэнк поставил рядом с ним свой стакан, в который вылил остатки мартеля, и встал на ноги.
***
- Обещаете, что оставите меня в покое? – с надеждой переспросил Джеки, перед тем как взять ручку и поставить свою подпись на договоре, который они дружно минут тридцать составляли, воспользовавшись компьютером экс-хозяина заведения.
- Я же сказал. Подпишешь, мы отвезем тебя домой и обо всем забудем, - повторил Фрэнк, вставая сзади него и кладя рядом с его дрожащей рукой свой паркер. И его отвезут и Росса отвезут (если Майк еще больше не накидается), но сперва подпись.
Покосившись на Майка, который много чего обещал ему отрезать, Рубинштейн для храбрости хапнул еще стаканчик коньяка и принялся ставить свои подписи на многочисленных страницах, которые ему подсовывал нотариус. Затем каждая из страниц отправлялась на подпись Майку во владение которого по их задумке эта собственность и должна была перейти.

+1

16

Кажется, все наконец-то закончилось. Джек больше не будет накидываться на Росса, как в физическом, так и в словесном смысле. Осталось только самому мальчишке разобраться с тем, что произошло. Разум затуманен, как будто кто-то просто захотел воспользоваться его телом. Опустив голову, Томлинсон увил свой окровавленный ботинок. К горлу подступил рвотный комок, тело пошатнулось. Неужели, это он сам сделал? Ударил невинного человека? На глазах у публики. За какие-то там слова, которые можно было пропустить мимо ушей. Но почему-то Росс себя не сконтролировал. Безусловно, все можно спихнуть на желание измениться, но скоро данная отмазка перестанет работать.
Майк и Фрэнк хвалили молодого человека, только он не понимал, за какие такие заслуги. Просто кивал, улыбался уголком губ, глядя куда-то в пол. В руках что-то находилось, парнишка не особо пытался встроить себя обратно в ситуацию. В ушах неприятно звенело, вокруг все что-то делали. Только Росс стоял на месте, как вкопанный. Его не пугало то, что может произойти чуть позже. Он практически не помнил то, что произошло. Настоящий момент казался каким-то нереальным, выбитым из целой картинки.
Найдя в себе силы, Томлинсон потряс головой, поднимая ее, глядя по сторонам. Майк куда-то делся, остался только Фрэнк. Потом мужчина снова вернулся. Между руками крутились какие-то бумаги, босса они не хотели оставлять. И правильно. Таких уродов нужно закапывать заживо. Лицо Джеки было разукрашено очень странно и устрашающе. Росс почему-то не хотел брать на себя ответственность, что это именно его рук…эм…точнее, ног дело. Хотелось убежать отсюда, но что-то мешало.
Наверное, целый пакет кокаина, который, как младенец, так уютно устроился на руках у Томлинсона. Сначала брюнет хотел его выкинуть, мол, улика, наркотики. Но вовремя остановился. Пока мужчины разбирались со своими делами, называя странные имена, места, события, молодой человек решил отойти. Скорее всего, его пропажи никто не заметит. Но Россу срочно требовался свежий воздух, или хотя бы какое-то личное пространство. Отложив пакет на край стола, чтобы тот никуда не пропал, парень тихо прошмыгнул из кабинета.
Шатаясь на узких ножках, он добрел до мужского туалета. Там не было никакого свежего воздуха, но можно было открыть окно. Как только Томлинсон это сделал, то ему в лицо ударил свежий ветер. Прикрыв глаза, он глубоко вздохнул, даже попытался улыбнуться. Но тут же его желудок скрутило, поэтому Росс вовремя упал на пол, обнял туалет и открыл рот. Кажется, из него вышло все, что он съел за текущую неделю. Но это вообще не суть, главное, что теперь он был абсолютно чист. В голове пусто, в желудке так же. Нужно как-то добраться до дома. Или понять, что с ним вообще будет дальше. Нужно ли переезжать в другую страну? Или можно остаться здесь. Здравствуй, новая работа.
Вывалившись из туалета, парнишка жалобно посмотрел на выход. В клубе никого не было, стояла такая тишина, готовая сожрать с потрохами. Если он сейчас убежит, то дело точно закончится плохо. Но если вернется, то будет еще хуже. Он и так весь взмок, его потряхивало, изо рта точно воняло неважно. Следовало бы вернуться в туалет, но тогда точно его начнут искать. Хотя бы затем, чтобы прикончить.
Поэтому Росс подобрал последние свои силенки, протер лицо руками, и двинулся обратно в кабинет. Там уже Джек сидел за столом, перед ним лежали какие-то бумаги. Майк и Фрэнк нависали сверху, скорее всего, сторожили. Босс, точнее, бывший босс выглядел просто ужасно. Томлинсон вовремя закрыл рот ладонью, чтобы его снова не вывернуло. И это сработало, но в кабинете очень жарко и чем-то воняет. Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, брюнет встал позади, сверля взглядом свой скромный презент.
Когда молодой человек услышал, что даже Джека отвезут домой, то дернулся на месте. Хотел уже было открыть рот и попроситься с ними, но подумал, что это будет выглядеть достаточно глупо. Когда же все перепалки физические закончились, то джентльмены выглядели достаточно солидно. По крайней мере, вели они себя манерно и выдержанно. Остались еще незаданные вопросы, которые бы хотелось прояснить, но не сейчас.
Наконец-то, кажется, бумажные дела были сделаны. Мужчины собрали аккуратную стопочку. Было видно, как Джек попытался расслабиться, но получилось это достаточно плохо. Сейчас уже напрягся Томлинсон, потому что его судьба еще не разрешена. Бросив короткий взгляд в зеркало, которое висело на стене, Росс поморщился. Как же он отвратительно выглядел. Как будто отравился, и уже неделю не слезает с толчка. Но если бы это был один длинный, кошмарный сон – плевать, но если это все-таки реально, то нужно было довести дело до конца.
- Майк, - тихо позвал Росс, если честно, не был особо уверен в том, кто из этих двоих отзовется. Но для начала получил гневный взгляд Джека. Голова опять закружилась от вида бывшего босса, поэтому Томлинсон поджал губы в сухой улыбке. – Можно те…Вас на минутку? – наконец-то выдавил из себя брюнет, когда столкнулся с уже нужным взглядом.
Отойдя чуть в угол, молодой человек замешкался. Как же правильно задать все вопросы? И стоит ли их задавать только одному человеку? Может, все-таки просто попросить довести его до дома? Или хотя бы высадить на первой попавшейся остановке. Как-нибудь отчистит свой, покрытый человеческой кровью, кроссовок. Прокашлявшись в кулак, взгляд Росса бегал по полу. Он промолчал, наверное, полторы минуты, прежде чем выдавить из себя хоть что-то.
- Понимаю, что я сейчас не особо к месту, - косвенно-криво начал молодой человек, все время спотыкаясь языком о зубы, но все-таки вздыхал и набирался смелости, чтобы продолжать. – Эта разборка не похожа на полицейскую. Или вы все-таки из полиции? Посадите меня? Или что? Что мне дальше делать? – парень поджал губы, наконец-то посмотрев в глаза мужчине. – Честно, если нужно держать язык за зубами – я могила. Если нужно что-то забыть, то я знаю способ, не волнуйтесь. Но мне нужно знать, с кем я имею дело. Точнее, кому я сдал своего босса? Мне же придется поменять теперь работу. Не очень бы хотелось, чтобы эта разборка как-то повлияла на мою репутацию. Я не знаю, правда.
Томлинсон нервничал, и даже не пытался этого скрывать. Он кину взгляд на Фрэнка, который, кажется, уже заждался своего партнера. Но Росс бы все равно не отступил, потому что не сможет тогда уснуть. Кхм, он не сможет дальше жить, если все не прояснит. И если ему все-таки суждено будет умереть, то пусть прямо сейчас. Поджав свои обветренные губы, мальчика скрестил руки на груди, чтобы хоть чуть-чуть почувствовать себя увереннее.
- Вы можете на меня положиться, честное слово, - эта фраза была двусмысленной.  Почему? А хотели ли молодому человеку повторить такое шоу? Где-то в глубине души он был полностью удовлетворен, получил массу удовольствия. Теперь осталось понять: что делать с той частью, которая жаждет новых приключений. Кровавых и ужасных приключений.

Отредактировано Ross Tomlinson (2015-02-04 21:46:56)

+1

17

- Да, Фрэнки, Семерки - это самое то...
Когда последний документ был подписан, когда торжественно-деловитый Эйдельман украсил последнюю бумагу своей синеватой печатью, Майки Бой удовлетворенно прикрыл глаза и спрятал свой паркер с золотым пером во внутренний карман пиджака. Наконец-то сделался собственником своего клуба, как и мечтал. Однако вместе с радостью теперь на него, под влиянием кокаина и коньяка, навалилась какая-то меланхолия, захотелось отдохнуть, сходить на очередной скрипичный концерт, вернуть в сознание гармонию и спокойствие.
- А ведь мама хотела, чтобы я стал биржевым брокером... – промелькнула в голове у Майкла неожиданная мысль, пока он разглядывал превратившееся в один сплошной синяк лицо Джека Рубинштейна, судорожно стучащего зубами о край стакана с остатками мартеля. Тот был противен, он был гнидой и обманщиком – однако вид его не мог не ужасать, а грядущая судьба не казаться печальной. На минуту солдат семьи Торелли задумался, могут ли они его отпустить, лишив всего, как и говорили? Тут же в голове возникло множество сомнений – как принципиальных, что такое прощать нельзя, так и чисто практических. В клубе Джека бывали гангстеры, пусть и невысокого пошиба, он мог кое-что знать и слышать, ведь давно терся около Фрэнка с Майком – что если со злобы пойдет к копам и предложит сделку? Торговля наркотиками – ну так это не первый раз когда легавые прощали крысам даже горы героина и множественные убийства (вспомним Сэма Гравано) за полезную информацию о Благородном Обществе.  Рубинштейн, конечно, не обладал такими сведениями, как предатели высокого ранга, но со злобы мог вообразить, что такое у него пройдет  - и его сволочной характер, и подчас изрядная дурость (хоть этот эпизод с наркобаронством возьмите) были известны обоим мафиози. К тому же с ним они обходились справедливо – а вздумал пиздить у своих. В общем, как Фрэнк решит, так решит – но по идее щадить такого не следует.
Скрипнула дверь, вошел Росс, бледный и выжатый как лимон. Когда он выскочил за дверь, Ринальди тут же проследовал за ним, опасаясь, как бы не дернул – но услышав из-за двери туалета характерные звуки, успокоился и вернулся к своим баранам. То, что Томлинсон приплелся назад, позволило поставить еще один плюсик – или это потому, что понимает, от них не убежишь? Нет, судя по вопросам, ни хера не понимает.
- Пока что - мистер Ринальди. – заметил правая рука андербосса довольно сухо. Он был не против более простого общения, но парню именно сейчас надо было быть посдержаннее, для его же блага – вот Фрэнк как-то уж недобро поглядывает на его чересчур панибратскую манеру. Видно, что у мальчика живой характер, это хорошо – но ему надо учиться регулировать его, когда есть необходимость. Неожиданно для себя Ринальди понял, что оказался в роли ментора и усмехнулся. – Мы бизнесмены, партнеры Рубинштейна, которым он задолжал, я тебе говорил. К полиции отношения не имеем. Правила запрещали говорить об организации посторонним  и Фрэнк добра на это не давал - вот если мальчишка перейдет окончательно черту между своим и чужим, тогда дело иное.
Взял упаковку с кокаином, сунул ее в руки  остолбеневшему Томлинсону, оправил пальто, засунул в извлеченный из недр стола прозрачный фолдер бумаги. Проследил как нотариус отбывает восвояси, обещав сегодня же совершить все формальности с регистрацией сделки.
- По поводу работы не беспокойся, парень. Я теперь собственник клуба, ты работаешь на меня. И это будет не прежнее болото, а лучшее заведение столицы. Тебя тут ждет отличная карьера, если и правда покажешь себя достойным доверия. И за сегодня премию получишь,  ты молодец  –  порывшись в минибаре, Майки обнаружил там небольшую бутылку смирновки, сунул ее в карман пальто. Затем втянул ноздрями последнюю щепотку кокса и пошел к выходу, вслед за двинувшимся туда Фрэнком – Помоги отвезти мистера Джека, видишь, с трудом ноги передвигает. Там и поговорим о твоем трудоустройстве.
Рубинштейн сначала с ненавистью поглядел на Росса, словно хотел его ударить – а потом обреченно оперся о его плечо, всячески показывая как  тяжело ему двигаться.
Прежде чем выйти из комнаты,  Майк неожиданном посмотрел на юного бармена повеселевшими глазами и по-мальчишечьи улыбнувшись, заговорив теперь без налета прежнего официального тона.
- И это… Росс, не тупи, а? Ну раскинь сам мозгами, умножь два на два, и без вопросов-ответов разберешься.
В коридоре встретился Эдди с его всепонимающей физиономией. Джек ему кисло сообщил, что «КовбойСтрип» переменил владельца, что он отходит от дел и уезжает обратно в Филадельфию. Новый собственник приказал пока что повесить вывеску «Закрыто» и ждать дальнейших инструкций. Начальник охраны умчался выполнять, выслуживаясь между новыми грозными патронами.
Когда они оказались на улице, порывшись в ключах, Майк открыл машину и попросил Росса отконвоировать и усадить в нее Рубинштейна. Пока он вел к ней былого босса, Ринальди нагнулся к Фрэнку.
- Ну чего, куда его везти, Джека? И что с пацаном делаем? C нами быть вроде хочет – хотя и глупит что-то, кто мы не соображает. –  ухмыльнулся  Майкл. Неожиданно подумалось, что если решение будет в пользу устранения Рубинштейна, это может стать для парня последним испытанием, тем, что привяжет его к мафии – и шансом выйти из этой передряги живым.
Через пять минут машина с затемненными стеклами, на заднем сидении которой бессильно развалился еврей, уже мчалась по улицам города.

Отредактировано Michael Rinaldi (2016-01-10 02:25:37)

+2

18

- Спасибо, Берни, - поблагодарив нотариуса, Фрэнк достал из внутреннего кармана куртки портмоне и щедро отслюнявил несколько сто долларовых купюр, чтобы их приятель и дальше не отказывался сотрудничать с ними. Зная, что его услуги щедро оплатятся, этот еврей и примчался в клуб менее чем за час, бросив все свои дела. - Это аванс, потом в офис ко мне заскачи за остальными деньгами, - наказал ему, планируя заодно выяснить, как прошла регистрация сделки. В том, что Альтиери выполнит обещание и расплатится, Эйдельман, зная итальянца уже достаточно давно, лет пять, не меньше, мог не сомневаться. Что касалось партнеров, их у андербосса привычки кидать не было, а иначе вряд ли бы дожил до своих сорока трех и такими связями обросся. Зарабатывая сам, Фрэнк помогал зарабатывать и другим, в определенном роде это было инвестициями, в том числе и в собственную репутацию. Те, кто хотели заработать, охотно шли на сотрудничество, а вот те, кто привыкли кидать, с опаской протягивали ему руку, понимая, что попавшись, этой самой руки запросто могли лишиться. К таким в частности и Ливию можно было отнести, которая не любила делиться доходами. Считая себя ответственной за то, что превратила вонючий бордель мужа в элитный дом развлечений, она забывала о том, на чьи деньги все это организовала. Иными словами наебывала их всех точно также как это делал Рубинштейн. И когда-нибудь ее аналогичная судьба ожидала – сидя с разбитым носом подписать бумажки, которые ей подсунут, и отправиться в лес на прогулку, с которой уже вряд ли вернется.
- С нами быть хочет? – удивился Альтиери, повернул голову в сторону пацана. Каким образом это возможно, если он до сих пор не понимал, с кем имел дело, Фрэнку понятно не было. На самом деле складывалось большее впечатление, что это Майк хотел бы взять его к себе. Чем не ясно, но этот Росс приглянулся другу, быть может, он видел в нем то, чего не видел андербосс. Пытаясь разглядеть это скрытое, Альтиери и уставился на него, однако по-прежнему перед ним представал туповатый и простоватый тинейджер, связываться с которым совершенно не хотелось. В общем так и не найдя за что уцепиться, Фрэнк усмехнулся в ответ на фразу друга, не приняв ее всерьез. – Он же пацан еще совсем. – Джуниор в свои пятнадцать казался Фрэнку куда сообразительнее, хотя, тут, конечно, он мог быть предвзятым, все-таки сравнение шло с его сыном с одной стороны и с малоизвестным парнишкой с другой. Второй был заведомо в проигрыше. – Слушай, это точно он сдал нам Джеки? – шепнул Майку, подвергаясь сомнениям на этот счет. – И ты не много ему дал? – намекнул на мешок кокаина, который их юный друг и сбыть, не попавшись, вряд ли где сумеет. Фрэнка примерно в том же возрасте, что был сейчас Росс, копы взяли за хранение наркотиков, но нашли у него не четверть килограмма, а несколько грамм, и давно горя желанием упрятать в тюрягу, воспользовались поводом. Парню же за хранение кокаина в таких количествах срок уже грозил куда серьезнее, нежели два года. Впрочем, реальной причиной вопроса была не забота о бармене, а мнение что заплатить тому за молчание, они могли бы и меньше. Штука баксов для такого как Росс уже была пределом мечтаний.
Таким образом, перед андербоссом встал вопрос, что же делать с этим мальчишкой. Использовать наивного дурачка дальше?
- Эй, Росс! – Подозвал его к себе, когда Рубинштейн уже сидел в мерседесе Майка, пачкая кровью дорогую кожаную обивку сидений. – Отвезешь нас? А то мы немного перебрали.  – Фрэнк кивнул головой другу, чтобы тот бросил ключи пацану. Везти машину под кайфом было не лучшей идеей, но тот же кайф подал идею, как им можно будет развлечься, задействовав Росса. – Я покажу дорогу.
Как штурман Альтиери занял место рядом с пилотом на переднем сиденье, ну, а Майки вместе с Рубинштейном, которого на всякий случай следовало придержать от желания выпрыгнуть из машины или же еще чего учудить, сидя за их спинами.
За окнами  в темноте мелькали фонари и неоновые вывески зданий, мимо которых они проезжали, чем дальше от клуба они удалялись, тем менее освещенной становилась улица и на смену жилых и общественных зданий пришли производственные. Видя, что от маршрута ведущего домой они существенно отдалились, Джеки начинал нервничать.
- Вы куда это? – дернулся он, было на заднем сиденье, но Фрэнк на это реагировать не стал, зная, что позади него Майк держит все под контролем.
- На заправку заедем, - попытался успокоить еврея в ответ и жестом показал Россу сворачивать на заправочную станцию, хотя бензина в баке было почти полный бак. – Я сейчас. За сигаретами схожу и поссать. Ждите здесь.
Спустя минут десять Фрэнк помимо пачки Уинстона раздобыл и лопату. То, что возвращался он обратно быстрым шагом, давало понять, что лопату он не купил, а украл, разбив стекло на пожарном стенде. Впрочем, из всех присутствовавших понять это, дано было разве что Майку. Также Ринальди мог догадаться, куда именно андербосс решил отвезти Рубинштейна. Недалеко от города, километрах в пяти, свернув с главной дороги, можно было заехать в лес, им с Майки уже приходилось как-то закапывать там жмурика.
Кинув лопату в багажник, Фрэнк оббежал машину и нырнул обратно на пассажирское сиденье, скомандовав Россу трогать.
- Вот суки! – началась движуха на заднем сиденье. Увидев лопату, Джеки окончательно все понял, и теперь ему отступать было некуда. Он во что бы то ни стало, решил выбраться из машины, даже если ему придется передушить их всех. Начал Рубинштейн с Майка, разумеется, рядом с которым сидел…

+3

19

Росс расслабился, мол, все закончилось, и хорошо. Но, нет, не все так просто оказалось. Эти двое не пальцем деланные, с ними сложно. Мальчишка думал, что Ринальди с ним будет добродушным дяденькой, которые возьмет малыша на руки и все сделает. Но это бредовые мечтания, которые мешали смотреть на мир реально. Он вообще затерялся где-то в своих фантазиях, нещадно путая реальность с видео играми. Безусловно, было очень классно разбивать морду бывшему боссу, почувствовать настоящую боль и кровь, но Томлинсон не умеет вовремя восстанавливать границы. Поэтому сейчас он не понимал, чего от него хочет Майк.
С другой стороны, возможно, это все к лучшему. Получив в руки оставленный пакет с кокаином, брюнет нахмурился, глядя то на ношу, то на мужчин. И что с этим богатством теперь делать? По каким карманам распихивать? Или сразу  пустить в действие? Но Росс никогда с такой дрянью не имел дела, он даже пиво пьет раз в год, за компанию. А вот от сигареты малыш бы сейчас не отказался. Но где ее взять? Пришлось запасы спрятать за пояс, из клуба все равно нужно будет как-то выбраться. Тем более, если до дома ему добираться одному. Еще и Сиду все придется объяснить…
Но рабочий день не закончился, хоть и барную стойку Томлинсон может больше не тереть. Ему позволили помочь, только вот незадача: как доволочь до машины человека, который тебя готов убить вилкой? Вопрос. Но Джек не сопротивлялся, когда брюнет закинул одну руку мужчины себе на плечо, обнимая его за пояс, чтобы помочь ползти. Тяжелый, Росс сжал зубы, чтобы не скулить, пытался не жмуриться, чтобы не выдать, как ему сложно. Еще и помогать это червяку? Пф, слишком много хочет.
Выйдя на улицу, молодой человек вздохнул, подтягивая «ценный», полуживой груз. Бывший босс там что-то еще возмутился, но парнишка не обратил на это внимания. Он просто смотрел под ноги и тащил туда, куда ему скажут. Затих, пытался анализировать и сопоставлять между собой факты. Но голова кружилась, в ушах стучала кровь, а ноги были, кажется, набиты тяжелым свинцом. Ему бы сейчас выпить, курнуть, занюхнуть – и жизнь тут же станет намного слаще. Но, нет. Вывалив Джека на заднее сидение безумно дорогой машины, Росс отряхнул руки, как будто в говне из обвалял.
Захлопнув заднюю дверь, чтобы мужчина не попытался вылезти, Томлинсон обратил внимание на то, что Фрэнк и Майк отошли в сторонку. Безумно хотелось послышать, что они там обсуждают, но парнишка не стал рисковать. Он ковырялся ногой в темном песке, засунув руки в карманы. Чувствовал на себе взгляд сидящего в машине, но не готов был на него как-то ответить. Чувство самосохранения все еще дремало, поэтому Росс не бился в истерике, что, мол, в заднице застрял. Точно вляпался, но, возможно, сможет выйти сухим. Вздрогнул малыш от того, что услышал свое имя. Вовремя поднял голову, схватывая на лету ключи от машины.
- Что? – он уже хотел продолжить свой вопрос, как вовремя поджал губы, кивая. Молчи, просто молчи, не высовывайся, а то получишь по башке. Или останешься без башки. – Да, конечно.
Три водопада сошло со спины молодого человека, когда он открыл дверь машины, усаживая свою задницу в кожаное кресло. Непередаваемые ощущения, но слишком большая ответственность. Сможет выдержать напряжение? Ну, по крайней мере, без лишних телодвижений, ключ уже был в замке зажигания, а нога покоилась на педали газа. Они тронулись мягко, как будто Томлинсона посетило второе дыхание. Кажется, они уже ехали, когда молодой человек, наконец-то, расслабился, откидываясь в сидении, но внимательно наблюдая за дорогой.
Дорога была парнишке, действительно, показана, нужно было всего лишь слушаться и держать себя в руках. В глазах мутнело, ведь он выпил тоже, но за руль держался крепко. Стал единым нервом, чтобы все чувствовать и не натворить глупостей. В какой-то момент, ему сказали свернуть на заправку, парнишка нахмурился, глядя на панель. Уже рот открыл, чтобы рассказать о том, что бензина вполне достаточно в машине, но вовремя его закрыл, только немо вздохнув.
Фрэнк вышел из машины, Майк и Росс остались наедине с Джеком. Сначала было тихо, даже слишком, парень начал нервничать. А затем вздрогнул, когда услышал, что происходит что-то сзади. Мужчина притащил лопату, брюнет нахмурился, сводя взгляд на бывшего босса. Майк даже не дернулся, лицо его выражало уверенность в себе и спокойствие. И до Росса все доходило, наверное, минуты три. Затем его глаза округлились, и он отвернулся вперед, чтобы не подать никаких знаков Джеки, но он догадался обо всем сам.
Началась потасовка, мужчина попытался вырваться, чтобы не оказаться мертвым. И Томлинсон не знал, что ему делать, потому что сзади сидел Майк, он точно сам разберется. Сердце бешено колотилось в груди, нужно было удержать себя в руках, чтобы не сорваться. Или не убежать. Что же перевесит. Все-таки, Джек сильно ранен, его обработали, сил не хватит, чтобы далеко убежать. Если бы у Росса было оружие… эта мысль своеобразно возбудила молодого человека, заставляя облизнуть губы и собраться с мыслями.
- Помочь? – задал глупый вопрос брюнет, но все-таки, не сидеть же ему, сложа руки. Или ему хочется быть в каждой бочке затычкой, чтобы выделиться. – Босс, куда? – тут же спросил Томлинсон, как только Фрэнк сел обратно в машину. Это «босс» выскочило как-то неожиданно, брюнет даже не успел себя одернуть. Выглядел он серьезно и сосредоточено, наверное, потому что до него стало доходить, к чему все идет. Значит, истеричный мальчишка тут никому нужен не будет, отправиться в яму вместе с Джеком. Россу бы так кончать совсем не хотелось, следовательно, нужно полностью подстроиться под вышестоящих. Под Фрэнка и Майка.

+1

20

- Я в этом возрасте давно уже на дядю работал.  Говорит, можем на него положиться. Ник говорил мне, что информацию слил он. - усмехнулся Ринальди, хотя и понимал, что сравнивать себя и этого зеленого пацана не слишком корректно. Однако многие из начинающих соучастников были не сильно лучше, встречались законченные дубины, даже изъясняющиеся с трудом – все-таки  следовало признать, что, после принятия РИКО и правительственного наступления на оргпреступность, мафия переживала некоторый кадровый кризис и привлекать толковую молодежь  стало труднее, чем раньше. Но по итогам большинство обстругивалось, становились вполне нормальными гангстерами – могло такое произойти и с Томлинсоном, под чутким руководством Майки Боя. Да и сейчас речь шла не  о том, что Ринальди так уж хотел брать его под свое крыло, а несколько в другом.
- Фрэнк, ясно одно. Подкуп – не выход. Парень  эмоциональный, ты видел сам. Если отпустить его восвояси и оставить наедине с тысячей баксов и  этой херней, он запоет, как пить-дать. Перед папой, девушкой, копами – вспомни что было с Лив, а она вращается в этом годами. Его надо либо валить и закопать вместе с Джеком. Либо вовлечь, сделать частью этого дела –и потом иметь под присмотром. В этом возрасте они как глина, из них можно слепить, что угодно. – Ринальди говорил вполголоса, надеясь, что андербосс поймет это слегка сумбурное объяснение. Роль теневого консильери научила его быть в какой-то степени психологом – и он сильно подозревал, что такой юнец не выдержит груза подобных событий, сколько бы баксов ему не всучили, если не будет плеча, на которое он мог бы опереться, чего-то, что дало бы ему сознания правильности сделанного, чувства общности с ними. Потому тут было однозначно – либо пуля, либо соучастие и, желательно, работа. – Если оставляем в живых, мог бы пока и дальше трудиться в клубе, бармен он нормальный. Там посмотрим, на что годен.  Если нет – то нет, но пускать дело на самотек я бы не стал.
Пожав плечами, гангстер рассмеялся предположению, что он преподнес мальчишке полный пакет кокаина. Он не так щедр, штуки-другой тут и правда бы хватило.
- Росс, конверт в багажник швырни! – окрикнул он уже оказавшегося около автомобиля брюнета. Затем двинулся  в сторону машины, улыбнулся Фрэнку – Да, жирно c него,  это я для нас захватил.
Когда моторизованная колесница понеслась по улицам, магзинчики и кафе сменились фабриками и мастерскими – еврей явно занервничал, начал беспокойно оглядываться вокруг, бегая подозрительными масляными глазками. Немного напрягся внутри и Майк, поняв план Альтиери – но продолжал безмятежно улыбаться и травить анекдоты, только покрепче сжав в кармане пальто тяжелый кастет.
Когда же Фрэнк отлучился якобы помочиться на заправку и вернулся с лопатой, Рубинштейна наконец озарило – и он с поросячьим визгом набросился на Майка, пытаясь прорваться к двери автомобиля. Тот,  заранее напружинившийся как готовый к броску ягуар,  схватил того за плечи, прижимая к сидению. В салоне завязался потасовка.
- Урою, суки, бляди! – мохнатые лапы неожиданно вцепились Майку в горло. У того перед глазами побежали круги – откуда у проклятого экс-сутенера взялись такие силы? Размахнувшись, гангстер ударил кулаком со стальной пластиной Джеки прямо в челюсть – и почувствовал, как его костяшки царапаются в кровь о крошащиеся зубы бывшего хозяина стрип-клуба. Но и что одновременно ослабевает стальная хватка на шее Ринальди. Воспользовавшись этим, мафиози рявкнул.
- Росс, дуй в безлюдное место! Уеби его черенком, Фрэнк! – и тут вновь получил ощутимый хук в грудь, едва удержав равновесие. Превозмогая боль, он нанес еврею ответный удар – прямо в солнечное сплетение. Тот, завыв, согнулся в три погибели – и тут, зажав в двух кулаках кастет, Ринальди снизу вверх обрушил на его затылок эту грозную конструкцию. Будь побольше места для замаха, проломил бы шейные позвонки – а так только умудрился пригвоздить к полу и оглушить. Затем коротко размахнулся и стукнул в висок -  и до этого бешено вращающий глазами Рубинштейн обмяк на коленях своего недруга.
Автомобиль с визгом тормозов, тем временем, влетел в какой-то задрипозный тупичок c недостроенным зданием и мусорной свалкой. Людей поблизости вроде не было – и Ринальди поблагодарил провидение за то, что стекла машины были тонированными. Прощупал пульс, продувной тип вроде не дышал, но сердце билось – по идее можно было кончить прямо сейчас, не париться. Но у Ринальди еще с прошлого раза в багажнике хранился моток бечовки, а в бардачке скотч – и потому вскоре надежно связанный пленник, с коричневым кляпом на рту, был оттранспортирован в ближайший лесок. Где его, вновь пришедшего в себя и тупо моргавшего очами, наконец выпустили из машины и даже развязали веревки, позволив сделать пару шагов по примятой траве.
Майк Ринальди, с ссадинами на подбородке и горле,  кровоточащими пальцами заправил ноздри изрядной дозой кокса  - и вскоре нервы и чувства пришли в порядок. Оглядел изъеденные короедом липки, подгнившие сучья, послушал пересвист птиц, усмехнулся – под порошком даже этот отстойник казался раем. Затем вытащил из кармана бутылку водки и швырнул тупо молчащему еврею.
- Выпей напоследок, Джеки. -  Майки Бой и сам не знал, что его сподвигло на такой щедрый жест. Рубинтштейн открутил пробку и стал жадно глотать – и когда поднял глаза от горлышка, на него уже смотрело дуло заряженного глока.
- Ты последний раз обманул нас. – произнес человек чести– и тогда Рубинштейн побежал. Но пуля летела быстрее. – Передавай привет Моисею.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-09 08:28:00)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Welcome to the сlub