Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Welcome to the сlub


Welcome to the сlub

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Именно его желторотость Фрэнк и имел в виду, когда назвал пацаном. Была заметно, что в подобные истории Росс ввязывался впервые, и все его криминальное прошлое ограничивалось безбилетной поездкой на метро и переходом дороги в неположенном месте. В его возрасте опыта у Майка и Фрэнка было действительно поболее. Альтиери лет с пятнадцати крутился в обществе гангстеров, наблюдал за ними и впитывал в себя их манеру поведения, а потом копировал, пытаясь быть похожим на, так называемых, людей чести. Он знал о них достаточно, чтобы стремиться стать похожим, а вот что знал Росс? Признаться, он казался андербоссу очередным мальчишкой, пересмотревшим фильмов про гангстеров, тем, у которых однажды что-то замыкает в голове, они приносят в школу ствол, утащенный у отца, и открывают там стрельбу, к вечеру попадая в морг, а на утро на страницы газет.
- А ты хоть что-нибудь о нем знаешь? – Вовлечь в дело он захотел. Может у него семья копов? Фрэнк, впрочем, и сам понимал, что парней толковых сейчас просто нет. Во-первых, в таком возрасте вообще с мозгами туго у всех – даже вспоминая самого себя, Альтиери признавал, что проблем от него было более чем пользы – во-вторых, «профессия» гангстера, если можно так выразиться, престижной нынче не была. Их ряды пополняли представители неблагополучных слоев населения, эмигранты, и просто бездельники, желавшие легко и быстро заработать – Росс на первый взгляд казался представителем последней категории. Тех же, кто проникались романтикой их тайного общества, становилось все меньше. Даже боссы все чаще выбирали для своих детей иное будущее, и Фрэнк исключением здесь не был, он понимал, что с хорошим образованием зарабатывать можно не меньше, поэтому и не видел для своих сына такой же жизни, которую вел он сам. – Припугнуть его надо хорошо. - Чтобы и в мыслях не было идти и петь. Хотя вариант с убийством он, конечно, самый надежный, потому как даже став частью общего дела, пацан мог их слить. Если он станет свидетельствовать против андербосса организации, ему простят очень многое, даже то, что он примет участие в устранении Рубинштейна.
Понаблюдать за Россом у них с Майком время еще было, и бармен по плану Альтиери должен был оказать им еще одну услугу. Лопата, которую притащил Фрэнк, предназначалась как раз для него – пацан он хоть и зеленый, но с виду крепкий, управиться должен был.
А Джеки, тем временем, борясь за жизнь, оказывал в машине отчаянное сопротивление.
- Черт возьми, Росс. Просто езжай! - рявкнул на парня, занятый тем, что выцеливал еврея, боровшегося сейчас на заднем сиденье с Майком. Перегнувшись через спинку кресла, чтобы в упор всадить в него пулю, андребосс лишился револьвера, получив мощный удар локтем и выронив его под ноги дерущимся парням. – Блять, - прошипел со злостью и, почувствовав прилив ярости, полез помогать в рукопашку. Благо вскоре Ринальди вырубил все же проклятого еврея, воспользовавшись кастетом, а Росс догадался свернуть в безлюдный переулок, чтобы они смогли переместить Джеки из салона в багажник, перекурить, еще раз вмазаться и двинуться дальше в путь.
- Прямо. На следующей развилке съезжай с трассы, - играя с револьвером, показывал дорогу парню. Несмотря на все с ним произошедшее Росс умудрялся крепко держать руль в руках и не устраивал истерики, что уже неплохо было. Все-таки не каждый день, будучи студентом, становишься участником таких разборок, многие бы на его месте уже штаны обделать успели, но Фрэнк, принюхавшись никаких характерных запахов не учуял.
- Держи. – Выйдя из машины, когда они приехали на подходящее, по мнению Альтиери, место для захоронения – в достаточной удаленности от трассы – он воткнул перед Россом лопату черенком в землю и похлопал его по плечу, чтобы приступал к работе. Из них троих – Джеки они не рассматривали по причине его крайне печального физического состояния – он был самым молодым. И коли уж хочет присоединиться к ним, пускай учится выполнять приказы. Оружие в руках гангстеров, возможно, добавит ему мотивации.
Контрольным выстрелом Фрэнк положил конец этому поддонку и, оставив его мордой лежать в пожухлой траве, вернулся к Майку и Россу в свет фар, где они должны были до рассвета успеть выкопать яму.
- Ну, так, какие планы на клуб? – закурив, решил поинтересоваться у друга, пока пацан орудовал лопатой. Надо же было занять чем-то время. Фрэнк протянул Майку пачку сигарет, чтобы угощался. Сигар, увы, не было; этим андербосс баловался разве что дома в бассейне или в офисе, когда хотел расслабиться.
- Эй, Росс! – окликнул трудящегося пацана. – Не устал? Может перекуришь? Мне тут сказали, ты на нас хотел бы работать. Серьезно, что ли? – Или передумал уже?

+3

22

Джек разошелся не на шутку, как же медленно до него дошло, что дышать осталось недолго. Да и Росс как-то не особо мог догнать, что в скором времени произойдет убийство. Человека не станет. Да, он урод и козел, обманывает крупных шишек, но все-таки. Парнишка ничего не знает о своем бывшем боссе: если ли у того семья, бегает ли тот по любовницам. Может, у него сын, может, красавица дочка. Но теперь Томлинсону нельзя открывать рот, нужно крепко в руках держать руль и сворачивать туда, куда командуют. Нельзя потерять контроль над собой и над машиной. Главное, все-таки, сейчас в руках держать, ведь на плечах лежит большая ответственность, позвоночник должен выдержать.
Педаль газа практически все время была вжата в пол, Росс громко и часто дышал, пытаясь балансировать между отключкой и истерикой. Чем-то драма между Джеком, Майком и Фрэнком была похожа на сцену из гангстерского фильма. Мол, одни плохие парни нагнали другого плохого парня, разобрались с ним и оставили могилу без памятника. С экрана это все смотрелось намного интереснее, а тут Томлиснона постоянно толкали в спинку сидения чьи-то ноги. Нельзя было отвлекаться на крики и странные звуки, которые раздавались с заднего сидения.
Явно, по главной трассе так ехать нельзя, поэтому молодой человек свернул на какую-то старую дорожку. Тут точно нет полиции за каждым углом, да и людей не видно. Вообще, что-то плохо видно, скорее нужно оставить руль в покое, но никуда не врезаться. Пришлось остановиться, чтобы перетащить тело Джека из салона в багажник. Пока парни там корячились, это Росс рассмотрел в боковое стекло, парни успел пустить скупую, мужскую слезу. Не выдерживает напряжения, цепляется за адекватность из последних сил.
Когда дорога продолжилась, то стало легче, хотя бы больше никто не пинался сзади. Отъехав на дальнее расстояние, Томлинсон выпрыгнул из машины, разминая шею, плечи и руки. Все затекло от неудобной позы, а еще потряхивало слегка от переполняющих ярких эмоций. Фрэнк и Майк вытащили Рубинштейна из машины и дали возможность убежать, что было очень странно. Молодой человек даже сначала не понял, что происходит. А когда Майк достал пушку и одним метким движением снял Джека, то Росс чуть не рухнул на землю. Во-первых, он дернулся от звука выстрела, сглатывая густую слюну. Затем несколько секунд смотрел на тело, которое не шевелилось. Джек не дышал, не пытался встать, не ругался. Больше. Да, он мертв. У него дыра в башке, откуда обильно вытекает кровь. Блять!
Очнулся паренек только от того, когда его хлопнули по плечу. Перед лицом оказалась лопата, которая предназначалась для будущей могилы Рубинштейна. Кажется, для Ринальди и Альтиери такие прогулки были обычным делам. Скинув с себя куртку, брюнет кинул ее на землю рядом с собой. Закатал рукава кофты, чтобы не мешались, и взялся за лопату. Воткнув ее первый раз в мерзлую землю, Росс моргнул, как бы не понимая, что делает. Для чего? Что будет потом? Но даже не задавать лишних вопросов, он принялся капать. И капал достаточно энергично, чтобы избавиться от мерзкого чувства, что рядом где-то валяется труп.

Мальчишка ничего и никого не видел вокруг себя. Буквально упивался физическим трудом, чтобы лишнего не думать. Ему было сложно эмоционально, тяжело физически, но уж лучше так, чем сидеть в машине и ничего не делать. Когда его окликнул Фрэнк, то Томлинсон не сразу отозвался. Сделал еще пару взмахов лопатой, а когда рука дернулась, мышцы не выдержали такого перенапряжения, то Росс наконец-то остановился. Глубоко закопался, чуть выше пояса, молодец. Грязной рукой вытер потный лоб, тяжело дыша, выпуская изо рта пар. Сердце бешено билось в груди, в глазах плавали разноцветные круги.
- Я в порядке, - бросил молодой человек, выбираясь из ямы на коленях, прихватывая с собой лопату. – Я в порядке… - повторил уже тише, как в бреду, успокаивая самого себя.
Состояние не стояния, но мальчишка держался. Он прилежно отряхнулся, поправил волосы даже, но это только усугубило его внешний вид. Как полезет обратно в машину – не понятно. Или его закопают вместе с Рубинштейном, но пока это не пугало. Он подошел обратно к парням, нога подкосилась, но на землю тот не упал. Шмыгнув носом, он посмотрел сначала на Майка, потом на Фрэнка, а затем кивнул назад, указывая на яму.
- Это, я не знаю, какая глубина нужна… Это вообще все очень странно, - почесал затылок, нервно усмехнулся. – Вы, ребята, как из телека вылезли, честное слово.
Покачав головой, молодой человек что-то еще пробубнил себе под нос, но этого не было слышно. Разворачиваясь, Росс ушел к трупу, который уже начал медленно остывать. Мальчишка ткнул его ногой в бок, как будто проверяя: сдох или все-таки притворяется. Нет, Джек от этого не ожил обратно. Мурашки пробежались по спине, Томлинсон передернул плечами. Взяв мертвеца за руки, брюнет попытался потащить его или хотя бы приподнять, но ничего толком не получилось.
- Помогите, пожалуйста, - вежливо попросил, как будто ему нужно было с домашкой помочь, но одному ему действительно не справиться.
Три пары рук взялись за дело, стало как-то спокойнее и легче. Они отнести тело Джека к яме, столкнули туда, Росс снова взялся за лопату. Наверное, нужно все это обсудить, но у парнишки каша в голове, поэтому лучше молчать. Закапывать, почему-то, было сложнее. Особенно в первые моменты, когда песок только засыпал мертвое тело. Желудок снова начал громогласную войну, но там ничего не было, поэтому Томлинсон сжал губы, чтобы его прямо в яму не вырвало. Через какое-то время работа была завершена, можно было выдохнуть и отряхнуть руки. Правда, было бы здорово, если бы он капал картошку, а не труп прятал.
- Что же будет дальше? – этот вопрос был философским, но достаточно жизненным сейчас для Росса. Пока мальчишка физически трудился, то успел успокоиться. Его завтра еще догонит, но сейчас он вернулся в более или менее стабильное состояние. – Мы вот так просто отсюда уедем? И, неужели, никто его искать не будет? - Томлиснон оставил лопату в покое, поднимая с земли свою куртку, которую накинул на плечи.

Отредактировано Ross Tomlinson (2015-02-11 18:49:51)

+4

23

Земля была мерзлой и плохо поддавалась лопате Росса  -   это была нелегкая работа, и потому Ринальди оценил его старания. Когда они, подтащив труп Рубинштейна к разверзшейся яме,  откуда шел влажно-противный запах и где шевелили толстыми хвостами розоватые черви, бросили его туда,  Майки Бой с колебаниями поднял полупустую бутылку из-под водки. Поразмыслил, не отправить ли ее следом – но затем решительно сунул ее в себе в карман. Все-таки на ней в обилии были отпечатки пальцев, что, если по какому-то сумасшедшему выпаду случая, тело обнаружат быстро?
Пока последние горсти почвы падали на приобретшее в смерти даже некое несвойственное ему при жизни достоинство лицо Джеки, Ринальди курил и думал о  вечных вопросах.  Все-таки люди гоняются за столь малым, столь малое принимают за победу над окружающей реальностью – и упускают главное, пока не приходят к финальной черте. Возьмем того же покойного, он определенно считал, что оторвал свой ломоть счастья  - нищий мальчик с окраин Кенсингтона, он целью своего существования поставил деньги и удовольствия, ради них он предавал,  подличал, обманывал. И, казалось бы, откусил от яблока большой и сочный кусок, изрядно обскакав своих живущих в клоповниках и  пидорасящих автомобили на мойках сверстников. У него появился собственный клуб, дорогой джип,  неплохая съемная квартира,  обилие сверкающих перстней на жирных пальцах. И еще вчера, подрезая на своем грандчероки какого-нибудь честного работягу на раздолбанном форде или потягивая пиноколаду в баре, еврей ощущал себя царем и богом, хозяином вселенной. Ведь вселенная для нас – это то, что умещается в собственной черепной коробке, не более или менее. Думал ли он тогда, что через считанные часы не будет уже даже человеком? Неужто дистанция между богом и гниющим куском мяса так бесконечно мала? И ради чего живут они с Фрэнком? Нет, у Альтиери есть семья, дети, жена – а что есть у него, Майки, кроме того же набора фетишей, ради которых погиб Джеки Рубинштейн, этот подлинный рыцарь наживы?
Вздохнув, настроившийся на философский лад Ринальди повернулся к Томлинсону и с усмешкой качнул головой.
- Он был подонком, его никто не любил, он никому не был нужен, Росс. Потому его никто искать и не будет. – негромко сказал Майкл, глядя, как перед его глазами плывут дымовые колечки. Действительно, ведь в нашем существовании в этом мире заинтересованы только близкие люди – не полицейские же, у которых по сто висяков на дню и которые обязаны заботиться о нас, так сказать, исключительно по долгу службы? А Рубинштейн никого, кроме себя, не ценил и не уважал – кто обеспокоится от его пропажи? С женой он в разводе, она уехала из города – и засранец умудрился еще как-то напарить ее с деньгами. Отцу-раввину и старушке-матери в Филадельфии он уже четыре года не писал даже строчки, не говоря уже о финансовой помощи. Друзья все на уровне давайте-выпьем-и-трахнем-пару-телок, партнеры быстро найдут замену. Постоянной любовницы не было – а зачем, когда столько женской плоти каждый день проходит через руки? По сути своим бескрайним эгоизмом Джеки сделал сам себя идеальной жертвой  - хотя до этого полагал себя хищником, а добычей всех других.
Однако хватит рассуждений, пора приступать к делу. Решать, что делать с этим странным пареньком, неожиданно впутавшимся в эту историю.
- Росс, соберись давай и расскажи нам о себе. Что за семья, с кем живешь? Копов нет среди родственников? -  Ринальди прислонился к одному из деревьев, словно и не смотря на Томлинсона. Его неожиданно улыбнуло – вопросы были прямо как на «интервью на работу», даже с той же интонацией – только вот проходило все не в конференц-комнате какой-нибудь фирмешки, с  буклетами и минеральной водой на столе, а возле только что закопанной могилы.
- Как относятся твои, что устроился работать в стрип-клуб? Не осуждают? – а последний вопрос был уже с подковыркой – мафиози хотелось узнать, знают ли вообще в доме у мальчугана, что он трудится у Рубинштейна. Если нет – тем лучше, при необходимости будет легче отправить его в ту же яму, что и прежнего хозяина. Признаться, гангстер не любил убивать совсем невинных людей (хотя Росс сам ведь и по доброй воле вмешался в дело с наркотиками) – но знал, что иногда устранять свидетелей печальная необходимость.
- Ну так – ты хочешь быть с нами? Но ты понимаешь – что из нашего бизнеса выходят только одним способом, ногами вперед, вот как он? -  солдат Семьи Торелли указал в сторону импровизированной гробницы и пристально поглядел на Росса – Видел небось в том же кино, можешь составить представление... Ты абсолютно уверен, что готов на полную и безоговорочную лояльность? От твоего ответа будет зависить твоя судьба – впрочем, решать, по большому счету, Фрэнку. Хотя Ринальди и хотелось бы обойтись без фатального исхода. Что поделать, ребятишки и наивные юнцы всегда вызывали симпатию Майкла – может, из-за его украденного детства.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-12 15:37:56)

+2

24

- А если вдруг спросят, просто держи рот на замке, - добавил Фрэнк к словам друга в ответ на беспокойство паренька. Каким бы подонком Рубинштейн не был, а исчезновение его незамеченным не останется. Он не из тех одиноких стариков, которые по несколько лет не выходили из дома, хотя, и о тех рано или поздно вспоминали, когда те тихо помирали в  своем доме; счета и налоги им продолжали приходить и, в конце концов, как должников, их начинали разыскивать. В случае с Рубинштейном, искать его начнут раньше – партнеры, кому задолжал и с кем заключал договора, девочки со сцены… Непременно легавые поспрашивают нового владельца заведения о том, куда запропастился прежний, и Альтиери вряд ли этой же участи избежит, как тот, кого видели с Джеком последним, и Росс вот тоже – это будет первым настоящим для него испытанием, не сломаться под давлением фараонов, а давить и угрожать те умели, психологами они были хорошими. – Ты не знаешь, что произошло с Джеки – ясно тебе? – посмотрел на вспотевшего и  перепачканного в земле парня, до сих пор держащего лопату. - Ты ведь не хочешь разделить его участь? – А то ведь они и прямо сейчас могли решить этот вопрос, заставив того же Росса выкопать рядом еще одну яму, уже для самого себя. Фрэнк надеялся, что паренек их стал понимать лучше после того как поработал лопатой. Он не в фильме сейчас находился, в этом вся разница, то, что он вляпался по самые уши было вполне реально. И на его месте, конечно же, любой согласился бы присоединиться к ним, просто потому что другой ответ предполагал не самый лучший исход для паренька. Впрочем, что странно, отвечать им Росс не спешил, и то, что он проигнорировал заданный ему вопрос, обратив вместо этого внимание на то, дескать, они с Ринальди вылезли из телека – этот сопляк постебаться над ними решил что ли? - Фрэнку совершенно не понравилось.
Оставив Майка проводить «собеседование», Альтиери лишь наблюдал за кандидатом. На самом деле решение о его судьбе мог принять и Ринальди, рискнув и взяв того под свою ответственность. Это значило, что за все его косяки отвечать предстояло бы ему, и приговор в случае необходимости приводить в исполнение тоже бы ему поручили. Сдаст Росс своих новых друзей на следующий день копам? Держать ответ будет Майки, как тот благодаря кому этот пацан оказался с ними. Разумеется, Ринальди все это понимал, а потому и расспрашивал сейчас парня так подробно, пытаясь выяснить, что он за фрукт. И в интересах Росса было сделать так, чтобы гангстеры приняли его за своего. Если тот считал, что выкопать яму для трупа будет достаточно, он ошибался. Пока что Фрэнк и намека не увидел на то, что бармен захотел сменить род деятельности, стать таким, какими были они с Майком – значимым и уважаемым человеком, а не тем, кто стаканы протирал, прислуживая пьянчужкам, что ошивались в притоне у Джеки.
Очко у паренька определенно играло, хотя справедливости ради стоило отметить, мало, кто остался бы спокоен и хладнокровен на его месте, оттого наверняка и медлил с ответом. В реальности не было той романтики, которую показывали в фильмах, и объективно добиться высот в их деле удавалось лишь очень не большому проценту; большинство хотя и звались гордо мафиозо, представляли собой самых примитивных гопников, целью жизни которых было все то же «давайте-выпьем-и-трахнем-пару-телок», и к тридцати годам практически каждый из них успел побывать в тюрьме, кто не по разу, а кто и до сих пор оставался там. К сожалению, такими вот кадрами и пополнялись последние годы ряды Коза Ностры, и их Семьи в частности, сейчас и посвящали всех подряд вплоть до женщин, а вот в их с Майком времена попасть в Семью было очень не просто, им пришлось более десяти лет двигаться к этой цели, прежде чем они смогли называть себя людьми чести. Сейчас такого не было, толковые парни, как уже говорилось, были на вес золота.
- Возьми деньги за молчание и уходи, - видя его сомнение, произнес андербосс. Достав бумажник он достал всю крупную наличку, что у него была, а это порядка двух с половиной тысяч баксов и протянул их Россу. Разумеется, взяв их, никуда он отсюда не уйдет, а ляжет рядом с Джеки. Все чего хотел добиться Фрэнк этим трюком, узнать истинные намерения пацана.

+1

25

До парня медленно, но уверенно стало доходить то, что он сделал. Хорошо, что не сам на курок нажал, но все равно. Человек был убит, его кровь сейчас впитывается в землю. А его труп будет гнить здесь, и никто даже памятника не поставит. Наверное, это правильно. Хотя, вполне может быть, что потом ребята отхватят проблем. Но глядя на Майка с Фрэнком, никто не подумаешь, что на них кто-то может наезжать. Суть в том, что теперь и руки Росса в крови. Он соучастник, сделал половину дела, если так можно выразиться. Странное ощущение. С одной стороны, самому хочется почувствовать этот миг убийства, Ринальди сделал это слишком просто. С другой стороны, это же ужасно! Несколько часов назад Рубинштейн пинался ногами в спинку водительского сидения, заставляя парня нервничать, а теперь он уже зарыт под землей. Это как-то неправильно.
Но желание убежать не было, определенно. Возможно, хотелось узнать побольше, для себя все по полочкам разложить, но точно не убежать. Хоть и из фильмов, но Томлинсон для себя уяснил, что от мафии никто не уходит безнаказанным. Пусть ты и помог, но выйти сможешь из задницы только ногами вперед. Это негласный закон, который знает каждый. Умирать пареньку точно не хотелось, вот бы сигаретку раскурить – совсем другое дело.
Майк как-то попытался отвлечь брюнета от мыслей, чтобы тот не грузился. И все было хорошо, пока в разговор не вступил Фрэнк. Он залез в карман за кошельком, вытащил оттуда зеленые купюры, которые Росс в темноте не мог рассмотреть, и протянул молодому человеку. Голос его был жестоким и холодным, аж мурашки побежали по спине. Томлинсон растерялся, потирая шею грязной ладонью, дома придется всю ночь отмываться от запаха, грязи и воспоминаний. Парень смотрел на эти деньги, а потом возмущенно хмыкнул.
- За кого вы меня принимаете, а? – Росс посмотрел сначала на Фрэнка, который предлагал ему взятку, а потом на Майка, который, кажется, очень был удовлетворен поступком своего партнера. – Я, блин, только что человека закопал, а вы мне деньги пихаете и приказываете заткнуться? – он указал рукой на могилу, которая оказалась у них за спиной. Потом фыркнул, скрещивая руки на груди, ноги все еще тряслись от напряжения. – Нет уж, простите, ребята, так дело не пойдет, - отрицательно покачал головой. – Вы либо меня с собой берете, либо прямо здесь закапываете, - задрал нос кверху, делая из себя такой важный вид, но потом покосился на деньги. – Конечно, он зарплаты я бы не отказался, потому что мне нужно долг брату отдать и за университет заплатить, но лучше я их честно заработаю.
В каком-то смысле, Росс был оскорблен до глубины души. Стало как-то прохладно, подул ветер, поэтому парень поежился. Вытащив лопату из земли, Томлинсон молча направился к машине. Ему все-таки нужно было подумать, что делать дальше. Явно, что язык придется держать за зубами, но такое точно просто так не забудешь. Вроде, Майк намекал ему на работу, тоже нельзя отказываться. К клубу он уже привык. Отхаркнулся, плюнул на землю, открывая багажник автомобиля и укладывая туда лопату, как к себе домой, прямо. Шмыгнул носом, обтирая его грязной рукой. Смотрел куда-то в пустоту, устал, не ел давно, пережил сильное потрясение.
- В роду копов у меня нет, ибо меня семья отсюда вообще очень далеко живет, - неожиданно начал свой рассказ Росс, так и не поворачиваясь к мужчинам лицом. – Живу с братом-близнецом, он тоже к полиции никакого отношения не имеет. Мы работаем в казино «Elenium», если слышали о таком, на камерах сидим. Еще я студент, но с этим как-то тяжко, - поморщился, вздыхая, а потом все-таки повернулся лицом к Фрэнку и Майку. – Я готов рискнуть всем, что у меня есть. Мне только главное, чтобы брат в это не смешивался. И чтобы его в это не затащили. Так можно сделать?
Томлинсон был уверен в своем выборе, но неприятностей для брата точно не хотел. Они слишком разные, чтобы продолжать жить одной жизнью. Скорее всего, им суждено будет разойтись, так пусть это отделение начнет Росс. Он во всем и всегда был вторым, сейчас же судьба ему предоставляет возможность что-то сделать первым. Шумно вздохнув, брюнет выпрямился в спине, уверено глядя на мужчин.
- Я поведу? – спокойно спросил, как будто уже ничего и не случилось.

+2

26

Майкл Ринальди, не отрываясь, смотрел на парня – надо было принимать решение. Рука его была уже в кармане пальто, а палец – на курке заряженного глока. Одно движение, один выстрел – и мальчик навзничь упадет на землю с простреленным черепом. Затем окажется в яме, под слоем той же самой земли, молчаливый и безопасный. Затем наступит весна, зачирикают птицы,  по лесу будут гулять желающие вкусить природы парочки и родители с детишками – и даже и не догадываться о страшной тайне, покоящейся у них под ногами. Не догадается даже и его брат- близнец (так он, кажется, сказал)? Значит, трудится с ним в "Элениуме", у Рекса.
Брат-близнец. Такой же неоперившийся юнец. Ни родителей, ни других опытных родственников, разбирающихся в городе и способных энергично организовать поиски. Именно пропажи таких вот неприкаянных, отделившихся от родного гнезда, раскрываются хуже всего – что на руку гангстерам, если они примут фатальное для Томлинсона решение.  И если  брюнет сейчас возьмет столь соблазнительно выглядывающие из кулака Фрэнка деньги, если польстится на предложенный куш –  тогда он переступит последнюю черту.
Но  юноша не взял долларов – и решительно заявил, что желает быть с ними.  Готов, мол, на смерть. Детский максимализм, любовь к красивым метафорам? Или догадался – что это единственный путь к спасению?
-  Если будешь вести себя правильно – с братом не случится ничего дурного. – подчеркнув слово «если», произнес наконец Ринальди, глядя куда-то в сторону. Осмотрел пальто и пиджак, они было в пылевых пятнах, жесткий воротник рубашки порван Джеком во время драки в машине – верхнюю одежду придется отдавать в чистку, а сорочку даже выбросить. – А как сделать так, чтобы он не знал о том, чем занимаешься -  твоя забота.
Говорил, а думал, тем временем, все о том же – убить или не убить? Брать или не брать? Андербосс молчал – значит, вся ответственность за решение, за будушие поступки Томлинсона, если он согласится взять его под свою руку, лягут на его, Ринальди, плечи. Стоило ли обременять себя ради зеленого и наивного паренька, видимо, пересмотревшего бандитских фильмов и не понимающего пока  того сотканного из железа  и крови, чести и грязи,  мира, куда бы хотел вступить?
Мафиозо вздохнул и качнул головой. Все обстояло не так, как оно обстояло семьдесят, даже пятьдесят лет назад. Да, они были благородным обществом с историей, традициями и порядками, не ровней всевозможным ниггерским шайкам. Они были больше, чем преступной группировкой, воплощая образ жизни. Но тот кадровый голод, о котором они с Альтиери не раз говорили, подтачивал мафию все сильнее – начинало не  хватать не только умных и инициативных, но просто-напросто верных. Просто-напросто способных хранить старые и простые заповеди, благодаря которым Коза Ностра превозмогала все трудности. Бабки начинали заменять все, и подлецы и лицемеры забирались даже на самый верх. Даже когда уже  в шестидесятых годах солдат Дженовезе Джо Валачи дал показания о «нашем деле» в федеральной тюрьме, это стало шоком  для всех  - как же, посвященный член организации докатился до того, что нарушил Омерту. А потом началось – под угрозой предписываемых законом РИКО драконовских сроков, стучать начали даже представители администрации, crème de la crème элиты преступного мира.   Показания Сэма «Быка Гравано», андербосса клана Гамбино, отправили многих из  его коллег, включая собственного дона, за решетку.  Возглавлявший клан Боннано Джо Массино, столь авторитетный, что сумел на короткое время присвоить древней семье свое имя, попав в заточение, двинул в программу защиты свидетелей. Энтони Кассо, действующий глава семьи Дженовезе,  в крови по рукава от организованных им мокрых дел, оказавшись в гостях у копов, за поблажки сдал тех, кто выполняли его указания. Так же сделали и исполнявший обязанности босса в Лос-Анджелесе Джимми Фратианно, и заправлявший  в Кливленде Энджело Лонардо.  Если даже самые высокие лица порой  становились крысами, что уж говорить об общей массе обычных солдатах и соучастниках, то и дело изрыгавшей  из себя изменников? Семье Торелли, в силу удаленности от внимания ФБР и некоторых других внешних факторов, повезло больше иных - и таких эпохальных предательств не было. Но расслабляться не следовало. Именно потому надо было относиться тщательно к набору людей – но одновременно и ценить преданность общему делу более, чем что-либо. А мальчуган похоже искренне хотел стать одним из них – и о лояльности говорил тоже искренне.
Глядя, как Росс идет в машину, Ринальди вытащил пистолет  и прицелился ему в затылок. Открывавший дверь мерседеса юнец этого не видел – и тогда Майки-бой переглянулся с Фрэнком. Понял, что не выстрелит, что где-то в душе уже сложилось решение (со множеством «но», не такое уверенное, но решение) – и он, свистяще выругавшись по-итальянски, cпрятал оружие. Ладно, они будут считать, что он прошел испытание – а дальше посмотрим, времени для наблюдений предостаточно.
- OK, пока поработаешь у меня в клубе, как говорили, в той же позиции. Персонал будет получать получше – и за сегодня премию выпишем- прозвучало по-смешному деловито, будто они сейчас разбирали бумаги в офисе, но хрен с ним.  Секунду помолчав, Ринальди хлопнул Томлинсона по плечу. - Покрутишься, а там поглядим. Езжай, возвращаемся в город.
Когда они уже катили вдоль дороги,  Майкл Пеллегрино молча грыз сигару – и надеялся, что юнец оправдает его доверие.  Затем едва заметно улыбнулся и посмотрел в окно. – Welcome to the club, Росс. Добро пожаловать в клуб.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-02-17 23:24:45)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Welcome to the сlub