Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если ты доверял, а тебя предали, они должны заплатить


Если ты доверял, а тебя предали, они должны заплатить

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://se.uploads.ru/ibaIy.png
Autumn Grayson и Rex Tyrell
открытие яхт клуба
До этого: Рекс женится, его квартиру взрывают, парень с женой к счастью вовремя успели заметить ловушку.

Учти, что доверие подпитывается отнюдь не слепой верой. Если ты доверял, а тебя предали, они должны заплатить, компенсировать доверие, понести наказание.

+1

2

As you tear me to pieces
You are beautiful
Even at your ugliest I always say
You're beautiful and sick like me

http://33.media.tumblr.com/77aebe13f68831c072f26fa0a9edf490/tumblr_n0hf0xfWE11tqoojmo3_250.gif

Смотри, смотри, вон! Сумасшедшая идет! Она красивая. Ага, только ума лишенная. Как часто на меня тыкали пальцем мимо проходящие незнакомые люди? Почти постоянно. С тех пор как я снова сорвалась, я перестала себя контролировать. Разговаривала сама с собой, ругалась, смеялась, плакала. А потом меня заперли дома, выставив ультиматум: или я прекращаю так себя вести, или меня снова отправят в Европу в клинику.
И им плевать, что в прошлый раз я в этой клинике чуть не расшиблась - на меня накинулись двое пациентов и выкинули меня через перила со второго этажа. Им просто не понравилось что я выше их ростом. Вот так там за нами приглядывали. Но вот шрам у меня на спине знатный. Хотя на самом деле, я не помню ничего вовсе, это мне все рассказала мать, когда я очнулась в больнице в родном Сакраменто. Врачи объяснили мою амнезию тем, что мозг решил отфильтровать все негативные воспоминания, и заверил, что так возможно будет лучше.
И вот я, та самая умалишенная снова иду по солнечным улицам, улыбаюсь, и чувствую себя свободной. От всего, от таблеток, от той тьмы, которую они принесли в мою жизнь. Я снова дышу. Я перестала разговаривать сама с собой, перестала плакать без причины, и пытаться выдрать себе волосы [да, и такое бывало], даже попыток суицида больше не было. Я излечилась.
Только вот моя бледная тень всегда стояла за спиной, теперь такая молчаливая, с п о к о й н а я. Не обращаю на неё внимания. Просто привыкла, а она и не беспокоит меня больше. Как будто с тем падением моей второй личности оторвало язык. Хорошо я упала, не озираюсь в ужасе по сторонам и ночью сплю спокойно. Хожу к психологу, кстати. Мы разговариваем на разные темы, но никогда не вспоминаем мои припадки. Они боятся что мозг может вернуть те воспоминания и они повредят мне, и вернется мое психическое расстройство. И вообще все вернется: паранойя, припадки, таблетки, алкоголь, наркотики.
Но я взяла себя в руки. Я не хочу ничего помнить. Даже брата. Своего любимого брата, ради которого когда-то могла и жизнь отдать. Он сейчас редко появляется. Даже не так. Он вообще практически не появляется. Иногда может скинуть смску. И знаете, он больше не просит денег.
Папа рассказывал, как он разгромил дом почти полтора года назад. Говорил, я дома была, и в моей комнате было гораздо хуже, нежели в других комнатах. Я лишь пожимала плечами. Ну было, и было. Это воспоминание покрыто мутной завесой, и приоткрывать мне ее не особо хочется. Мне страшно. Страшно вновь становится той Отэм.

http://media.tumblr.com/0ae87b27fa6db08f8238f1fa01581d57/tumblr_mzb4ick7Tk1sunajqo4_r1_250.gif

I will fall and rise above
And in your hate I find love
'Cause I'm a survivor
Yeah I am a fighter

- Мисс Грейсон, выпрямитесь! Мисс Грейсон, пожалуйста, сидите ровно! - девушка визажист упорно пыталась ровно нарисовать мне стрелки, а её ассистент завить мои непослушные волосы в красивые локоны. Я, закрыв глаза, постукиваю ладошками по коленкам в такт музыке в наушниках, и дергаюсь а-ля пританцовываю. Этих двух мадам это бесит.
А меня бесит то, что мои ненаглядные, прекрасные, милые и любящие родители решили выставить меня всем напоказ как живой пример исправившейся девочки. Отец настаивал, что если я справлюсь с задачей, меня возьмут в долю. Маменька заботилась чтобы я выглядела подобающе. Когда мне начинают водить кисточкой по глазу, начинаю хихикать и выворачиваться. Мне щекотно, они тут все решили поиздеваться надо мной.
- Да что Вы из меня куклу делаете? Мне надо всего лишь речь толкнуть перед этими толстосумами, а Вы меня тут разрисовываете, словно мне по подиуму ходить несколько часов. Там такая жара, а на мне тонна макияжа, - эта мадам поспешила меня уверить что текстура у их косметики совершенно невесомая и кожа прекрасно дышит, - Ага, знаем мы Ваши невероятно хорошие продукты, плавали. Давайте уже заканчивайте, я весь зад себе отсидела, - ворчу, и вновь закрываю глаза, подставляя личико под все эти адские приборы для красоты.
Не успеваю погрузится в приятную лиричную мелодию, как наушники наглым образом вырываются из моих ушей. Распахиваю очи, и готовлюсь произнести гневную матерную тираду. Ах, всего лишь мама. Недовольно фыркаю, и смотрю на неё, пытаясь разобрать что она так быстро трещит себе под нос:
- Господи, женщина! Отдышись между монологами! - прерываю я её словесный поток, и рассматриваю пакет в её руках, - Я надеюсь там пончики, а не вечернее платье, в которые ты так любишь меня заворачивать, - корчит мне моську, и достает белый костюм.
Ну как костюм, короткие шорты и такой же короткий топ. Всё слишком открытое:
- Беру свои слова обратно. Лучше бы это было платье, - мама очевидно не понимает причину моего недовольства, и хлопает своими идеально накрашенными ресницами.
Моя родительница вообще всегда выглядит идеально, даже если её в мешок из-под картошки завернуть. А уж сколько в ней аристократизма! Больше чем в каком-нибудь крутейшем замке Англии или Франции. Моей матушке следовало родиться во времена королей, она бы хорошо вписалась со своим вечным желанием устраивать званные приемы, и виртуозным умением плести интриги. В кого я такая уродилась, ума не приложу:
- Ты серьезно считаешь, что я это надену? Я не собираюсь демонстрировать свои шрамы всему этому сборищу, - начинаю злиться, и явственно ощущаю как где-то в глубине начинает копошиться мерзкий маленький червяк. Ну уж нет, я не для этого такой путь проходила. Глубокий вдох, выдох. Вдох. Выдох.
Прислушиваюсь к тому, что несет эта якобы вменяемая женщина, что двадцать два года назад меня породила. Вполне логичные вещи говорит. Раз уж вырученные средства пойдут на благотворительность, на помощь сиротам и наркозависимым, я как человек побывавший в той самой стихии, должна показать себя всю. Такую какая есть.
- Я всё еще думаю, что это плохая идея, показывать меня как собачку на выставке, - махнула на меня рукой, положив сверток перед носом. Я закатила глаза, но выбор у меня не велик, либо в этом, либо - голышом. Хотя разница-то не особо большая.
внешний вид;
Стою у своего отца за спиной, пока он вещает всем со сцены как он им всем рад, и сколько это событие значит для него. Бездумно скольжу взглядом по гостям, свою речь я уже вызубрила, осталось только вылить всё на них. До сих пор не могу понять, почему всем людям так любопытно это знать. Почему все они так отчаянно пытаются раскопать все темные истории, услышать их, насладиться ими. Передергивает.
- А сейчас, я предоставлю слово своей дочери Отэм, которая как Вы знаете, прошла нелегкий путь, прежде чем вернуться к нам, - поворачивается в мою сторону. Господи, сколько пафоса. Натягиваю улыбку, и выхожу занять его место у микрофона:
- Здравствуйте. Мы очень рады видеть всех Вас здесь, на открытии нашего яхт клуба. Как Вы уже наверняка знаете, деньги, что Вы будете тратить здесь будут перечисляться в благотворительные фонды помощи детям-сиротам и наркозависимым людям. К группе последних год назад относилась и я. Я никогда не перестану благодарить своих родителей, что помогли мне вовремя осознать мои ошибки, вовремя вытащили меня из того ужаса, в который я по глупости своей попала. Я никогда и никому не пожелаю того, через что я прошла. Это было ужасно. Сначала я воспринимала это как развлечение, после - как средство убежать от проблем, и не заметила как это превратилось в зависимость. Мне помогли, успели, как раз в тот момент когда я находилась в так называемой точке не возврата. И я хочу, чтобы у каждого была такая возможность. Эта глобальная проблема затрагивает всех и каждого, и если Вы думаете, что это Вас никогда не коснется - Вы заблуждаетесь. Это может коснуться каждого. Почти у всех есть дети, а когда-то будут и внуки. Но эта болезнь распространяется с каждым часом, и может подкосить каждого. Поэтому все средства будут уходить в приюты и клиники - мы не должны проходить мимо. Эта проблема всего человечества, и если есть возможность помочь, я буду стараться сделать все, что в моих силах. Потому что знаю как это. Потому что сама была такой же, - киваю присутствующим, - Приятного вечера, - почти убегаю со сцены и иду к бару. Ужасно жарко и в горле словно пустыня:
- Воды со льдом, пожалуйста, - опускаюсь на стул и потираю шею, и кажется чувствую зуд от всех взглядом что устремлены на мою открытую спину. Да, смотрите. Два больших шрама, и три более мелких на видном месте. Любуйтесь.

Отредактировано Autumn Grayson (2015-03-07 17:45:50)

+1

3

Редко когда люди совершают правильные поступки. Редко поддаются нужным эмоциям и следуют за голосом разума Просыпаясь каждое утро и наблюдая возле себе полуголое женское тело Рекс все еще не решался назвать ее женой. Да, разумные поступки это все же не по его части. Они вместе уже три месяца, при родителях мило изображают счастливое семейство, но стоит им уйти от назойливого взгляда Декстера, и этой милости как не бывало. Влюбленных отличают от другого населения особым бережным отношением друг к другу, сопливыми речами и нежностью в каждом прикосновении. Человеку, что никогда не любил, это было неподвластно. И даже если когда то между ними и будет любовь, то врятли все будет как в сказке с кучей романтических подарков и совместными завтраками в постели. Пока же это было больше похоже на какую то сделку в результате которой каждый из них получит то что желает. Вот только выгоды в этом всем и вовсе не было. Разве что Рексу больше не приходится слушать гневные триады отца о том, как он разбил сердце Отэм.
Да, Отэм, он довольно долго пытался выкинуть ее из головы. Она и Джек прочно засели в его мыслях и не отпускали, будто держали его и не давали двигаться дальше. Это страшно. Страшно понимать, что ты все сам разрушил, что все мечты этих людей завесили от тебя, а ты отвернулся и не протянул им руку помощи. Он корил себя, винил и боялся увидеть в очередной сводке новостей что-то о них. Поэтому последние месяцы он перестал читать газеты и смотреть телевизор. А потом это прошло. Все проходит и это прошло. Все эти чувства заменились пустотой и черствым равнодушие, холодом который врятли уйдет с наступлением солнечных дней. Он закрылся. Перестал что либо чувствовать, кому либо сожалеть. Он и раньше не отличался особым пониманием, сейчас же начал все больше походить на отца. Такой же холодный во всех своих действиях, равнодушный и закрытый. Он не подпускал к себе никого, даже жену. Наверное, ей было обидно, но даже этого он не замечал. Свадьба ничего не изменила в его ничтожной жизни. Ничего, что должно бы было изменится.
Сестра искренне пыталась помочь ему выбраться из этого состояния, но не получалось. Кора хорошая, но рядом с таким как Рекс ей не место. Он боялся ее обидеть, но и открываться ей не хотел. Они уже давно стали чужими. После тех слов Отэм он был уверен, что все в этом городе стало чужим. А он предатель, который предал друзей и себя. Предал самого себя, когда пошел на поводу у отца. Ничтожная отцовская собаченка. Но скованный по рукам и ногам Рекс не мог освободится от этой зависимости, от этого давления, от влияния Декса. Ему 27, но он еще слишком слаб, что бы противостоять тому, кого просто ненавидел за все что он сделал.
Это утро не было особенным. Все было как обычно. Кривляния перед отцом за завтраком. Милые объятия, которые не несли в себе душевного тепла, но уже стали привычными и порой их не хватало. Он попрощался у выхода с женой и отправился в яхт клуб.
Желания присоединяться к этому летнему открытию у него не было ни малейшего желания. Он выкручивался как мог, но отец был непоколебим. Все старания прошли даром. Уже через полчаса они стояли у набережной, вслушиваясь в музыку и недовольно щурясь от солнца.
Он не хотел, искал причины, что бы не ехать сюда. Признаться, он просто боялся. Боялся, что это мероприятие не принесет в его жизнь ничего хорошего. Едва слышный скрип досок под ногами, они поднимаются наверх. Так много людей, это хорошо, можно затеряться в толпе и уйти как только выдастся удобный случай. Лица знакомые и не очень. Приходится здороваться, поддерживать беседу, принимать поздравления. Его все еще поздравляют с женитьбой, пытаются узнать о жене. А Рекс предпочитает отмалчиваться. Не любит говорить о себе, не любит говорит о жене. Он просто не любит говорит.
Музыка в зале становится тише. На сцену выходит виновник торжества. Все это время пытался не сталкиваться с семейством Грейсон, ни с детьми ни с их отцом. Единственный раз он выносил дверь в их дом, когда его квартиру взорвали, но это совсем другое, он просто был на эмоциях. Сейчас же посмотрев на этого человека он все еще не знал, что чувствует. Уважение? Злость? Ненависть? Наверное холод в его душе был слишком сильным, что бы понять. Ему было всеравно. Он медленно попивал шампанское, которое вручали каждому посетителю и бегал глазами в поисках бара, ему определенно нужно что-то покрепче чем этот лимонад с пузирьками.
Рекс слышит знакомый голос со сцены. Это Отэм, он все еще помнит эти нотки в ее голосе. Помнит как она кричала тогда на него, как угрожала, как уходила. Поднимает голову, что бы посмотреть на нее. Вдруг эти воспоминания стали слишком сильные и чувство вины снова ударяет в голову. Сквозь толпу он пробирается к бару, ухмыляясь от услышанных слов. Как легко она говорит о наркотиках, как просто ей даются слова. В какой то момент он перестает себя корить, выпивает стакан виски и этот голос внутри стихает. Просто шумит в ушах и больше ничего. Наверное, все же так было лучше, он успокаивается, все еще продолжая ухмыляться. Вот как все повернулось. Рекс перестает слушать ее, просто погружается в мысли, вертит в руках бокал и почти не смотрит по сторонам, пока в нескольких метрах от него не появляется кто-то.
Он поворачивает голову. Отэм. Они снова встретились. Больше всего он боялся именно этого. Но ведь он не ожидал, что все так повернется. Она прошла реабилитацию, она здорова.
- Рад, что у тебя все хорошо,- начинает Рекс, все еще продолжая смотреть на жидкость в бокале. – Такое событие, яхт-клуб. Твой отец не теряет времени зря. Но правда, хорошо, что у вас наконец то все наладилось.
Рекс ставит бокал на стол и собирается уходить. Им не о чем говорить. Он трус и предатель, кажется, так она говорила.

+1

4

Наконец в моей руке оказывается стакан с ледяной водой и прислоняю его ко лбу, прежде чем осушить. Прикрываю глаза и слышу совсем рядом голос.
Тот самый голос что я оставила там, во тьме, который так боялась услышать. Его обладателя я не думала встречать еще ближайшие года три. Да и зачем? Он женился, у него все хорошо, как рассказывал отец. Только старший Тирелл почему-то не очень счастлив такому повороту событий. И я удивлена, почему? Неужели он лучше бы принял наркоманку Грейсон в свою семью, нежели какую-то там милую пташку? Бред ведь, правда. Мать пыталась мне рассказать гораздо больше о жизни Рекса, но я всегда заставляла её умолкнуть. Потому что это было тогда.
Потому что я не хочу проснуться утром и снова увидеть ухмыляющееся бледное лицо. Не хочу снова слышать этот мерзкий скрипучий голос в своей голове, не хочу шарахаться от всех и каждого. Потому что это тоже было тогда. Слабо улыбаюсь и поворачиваюсь к мужчине. Совсем не изменился, только взгляд другой. Более холодный. Более серьезный. Еще более похож на своего отца.
- Рекс... - и голос резко садится, а сердце куда-то ухает, видимо так давно я не произносила родное некогда имя, - Рада видеть, - делаю глоток, большой, жадный, потому что в горле внезапно пересохло. Почему меня не предупредили что они будут здесь?
Хотя чему я удивляюсь? Наши отцы до сих пор имеют общие дела, и то что сейчас в них участвует он это само собой разумеющееся. Слишком пристально рассматриваю каждый миллиметр его лица и понимаю - скучала. Я чертовски скучала по этому человеку из своего прошлого. Мне не хватало его. Наблюдаю как он хмурится, ставит бокал на стойку и собирается уходить. Я делаю это прежде, чем думаю о последствиях. Я останавливаю его: хватаю своей худой ручкой за запястье. После пугаюсь своего внезапного порыва, и резко одергиваю себя:
- Прости... Я... Действительно рада тебя видеть, - опускаю глаза вниз, смущаюсь как маленькая девочка, тихо усмехаюсь, - Ты же знаешь моего отца. Для него показать свой статус важнее всего. И меня тут выставили как товар на витрину, - я совсем ничего не знаю о тебе, родной когда-то человек, - Как ты?
Простой вопрос. И я знаю что он ответит: у него все хорошо, семья, бизнес, планы, планы. Жизнь идет своим чередом и ничего больше ему не мешает дышать свободно. Потому что больше нет в его жизни двух проблем что носят фамилию Грейсон. Передергиваю плечами, чтобы переброшенные на одну сторону локоны рассыпались по спине и прикрыли мои старые раны. Почему-то мне сейчас очень неловко за них перед Рексом. Почему-то я чувствую вину за эти отметины на моем теле. В глубине души что-то шевельнулось, повергая меня в ступор. Меня прошибает холодный пот и я судорожно хватаюсь за стакан с водой и залпом допиваю. Я упала. Меня просто вышвырнули со второго этажа, почему мне так неудобно из-за этого? Почему что-то странное начинает расти где-то в области сердца, и  так чертовски давит на этот глупый орган.
- Родители решили показать меня и все последствия моей болезни, - недоумевает, пока я не поворачиваюсь на стуле так, чтобы он смог заметить отметины, - Не помню как их получила... Отец говорит я подралась с другими пациентками, и они выкинули меня через перила со второго этажа. Почти неделю не приходила в себя, - разворачиваюсь лицом и пожимаю плечами, - Я вообще практически ничего не помню. Врачи говорят что мой организм включил защитную реакцию, и убрал из моей памяти все жуткие моменты. С одной стороны хорошо, с другой... Я даже не помню как летела в Европу в клинику. Есть какие-то обрывки, но я не могу их разобрать, а психиатр отказывается мне помогать. Говорит мой недуг может вернуться. А меня это раздражает, потому что я не знаю что я такое сотворила, что снова была отправлена через океан, - закатываю глаза, и жестом подзываю бармена, - Вишневый сок, пожалуйста, желательно очень холодный, - перевожу взгляд на Тирелла и понимаю: я вывалила на него абсолютно не нужную ему информацию. Просто потому что когда последний раз мы виделись, я ушла даже вещи не забрала. Мы просто поругались из-за какой-то очередной мелочи, и я решила показать характер, в надежде что Рекстон перебесится и позвонит, и все будет как всегда. Мы снова будем вместе веселиться, смеяться, потом ругаться, и вновь мириться. Однако этого не произошло. А я тоже гордая, первая звонить не стала. И отец как-то странно умолчал, когда я в больнице перед тем как снова провалиться в глубокий сон, спросила где Рекс. Неужели мы правда вот так просто перестали общаться? Почему я этого не помню?
Начнем с того, что я вообще знаю. Кгхм... Мы поругались, я ушла, а потом жизнь пошла своим чередом вроде, каждый день одно и то же - я просыпалась, плавала в бассейне, шла читать книгу, потом ходила по магазинам, потом семейный ужин, потом сон. И так каждый день в разной последовательности. Никаких событий. Вообще. Даже как-то подозрительно. Мозг, что ты делаешь, верни мне хотя бы часть моих воспоминаний, потому что так больше невозможно. Я помню какую-то чепуху, а такие важные события как потеря хорошего друга и парня - нет. Бред.
Я знаю что Рекс связан с моим прошлым, которое я сейчас так яростно отвергаю, но ведь он не был плохим. Не был худшей его частью. Наоборот. Он был таким светлым пятном во всем этом. Я помню ту радость что испытывала когда он появлялся в нашем доме. Помню, когда у меня уставали ноги от вечных шпилек, он молча брал меня на руки и спокойно нес до места назначения. И как-то мы даже замок из песка построили, потому что в моей попе заиграло детство в три часа ночи и мы пошли на пляж. Кто еще согласится поднять свой зад с уютной постели и поехать среди ночи на другой конец города?
- Слышала о радостном известии, - перевожу взгляд на свой стакан, потому что не очень хочется сейчас показывать свои настоящие эмоции. Потому что на самом деле мне не так плевать, как я стараюсь показывать. Потому что где-то в области диафрагмы неприятно ноет.
Потому что он никогда не был мне безразличен. Потому что ценила в своей жизни только двоих: брата и его. По последним новостям мой брат конченный мудак, и все что со мной произошло его вина. Отчасти, наверно я с этим согласна. Потому что он затащил меня в тот дурман. Потому что сам не справился с болезнью, и моим сопротивлениям препятствовал. А Рекс. Кажется, он помогал.
- У тебя правда все хорошо? - почему я решилась спросить об этом? Почему я не уверена что у этого человека в жизни все гладко?

Потому что мой мозг внезапно выкидывает отрывок прошлого: я бегу по лестнице и зову его. После - громкий хлопок, падение, заложенные уши, и адская боль во всем теле. И темнота.
Из легких будто выбили весь воздух, а глазах наверняка отражается такой ужас, словно я не одного призрака увидела, а сразу толпу.

+1

5

http://se.uploads.ru/oxJWm.gif

We used to love one another
Give to each other
Lie under covers so,
Are you friend or foe

     Он хотел уйти. Так было бы даже лучше. Подальше от этих воспоминаний и подальше от Отэм. Он боялся, что в какой то момент он сорвется и с криком набросится на нее, утверждая «а я же говорил». Ведь он говорил. Вот только тогда его слова просто сотрясали воздух, его не слышали и не хотели слышать. Только что изменилось? Что изменилось спустя эти полгода? Неужели теперь лечиться это нормально … да впрочем уже не важно. Он рад, что у нее все хорошо. Он искренне желает ей счастья и просто уходит. Что бы больше никогда ее не видеть. По крайней мере он знает, что у них все хорошо, что она жива и наверное счастлива. Вот и славно.
     Он поднимается с места стуча полупустым стаканом по столу. И этот звон стекла о поверхность возвращает его в тот день, когда посуда летела с полок, когда по полу были разбросаны кучи осколков, когда кулак был разбит до крови и выпита не одна бутылка виски. Когда в беспамятстве он лежал на диване с одной мыслью просто забыться. Эти воспоминание бросали его в дрожь, заставляли увеличить шаг и бежать от сюда, бежать как можно дальше, что бы больше никогда не сталкиваться с ними. Что бы больше никогда не чувствовать это мерзкое чувство. Бежать как можно быстрее и дальше, не оставляя места для этих переживаний, он так долго избавлялся от них. Вот только сейчас он задавал себе лишь один вопрос, кто же на самом деле оказался предателем.
     Так просто было потерять друзей. Людей, которые были его частью, его жизнью, но в итоге предпочли не его, а белый порошок. Вот так теряют дружбу, любовь и заполняют пустое место литрами выпитого алкоголя и женитьбой, которая была никому не нужна, кроме его отца. Вот только Эмилия ни в чем не виновата.

Is it too late
Nothing to salvage
You look away
Clear all the damage

http://se.uploads.ru/u1oF6.gif

     Тогда она просто спросила его, как все это произошло. В какой момент они стали такими. Он не знал, что ответить. Да и сейчас не знает. Просто сейчас он уверен, что судьба развела их не просто так. Такие как они должны держаться подальше друг от друга. Наверное чувство обиды, что засело где то внутри не давало ему взглянуть на все это по-другому. Обида на себя и на Отэм, на Джека и на отца заставила смотреть на мир совсем по-другому, не видя ничего хорошего, ничего, что могло бы заставить его снова искренне улыбаться.
     Он так хотел уйти, однако не успел. Рука девушки схватила его за запястье. Рекс недовольно опустил глаза вниз. По телу пробежала холодная дрожь. Хотелось ответить «и что», но промолчал, просто остановился и молча смотрел на нее, не понимая к чему это все. Она вела себя так будто ничего не случилось, совсем ничего. А он не мог избавиться от чувства, что сейчас ему здесь не место.
     - Это твой отец, он хочет как лучше,- не сильно громко говорит Рекс. Неужели в этом разговоре есть смысл. Все это время он изматывал себя вопросом, как она, как Джек. Наверное, и правда боялся, что если что и случиться, то виной тому будет он. А теперь… теперь когда он увидел, что все хорошо, он может выдохнуть спокойно. Но на этом все… Он не хочет снова погружаться в туе дни, когда они были друзьями,   не хочет, да и не может выбросить из головы события прошедших дней.
     - Все хорошо,- его голос все так же строг и равнодушен, почти как в тот вечер. Хотелось возразить, просто прервать попытку милой беседы, но Рекс успел лишь набрать воздуха в легкие, а Отэм начала первой. Повернулась к нему спиной. Два больших шрама едва ли не во всю спину.
     - Мне жаль,- Рекс не находит лучших слов чем эти. – Наверное, так и правда лучше, раз тебе ничего не говорят. Порой и правда хочется многое не помнить, вычеркнуть из жизни и забыть. Так что возможно ты счастливая, что ничего не помнишь.
Ему бы тоже хотелось многое забыть. Вычеркнуть из жизни последние пару месяцев и в какой то момент начать все с начала. Вот только он не уверен, что это что-то бы изменило. Он не несчастен, нет. Он просто устал. Устал от постоянного давления, от чувства вины перед Отэм, перед женой…
Он поднимает голову и смотрит в глаза Отэм. Она и правда говорит искренне. Как много она не помнит? Но Рекс не решается задать этот вопрос.
    - Да, я женился. Его голос не звучит радостно, однако и разочарования в нем тоже нет. – Настолько хорошо, насколько это было возможно,- он все же улыбается, едва заметно. Все хорошо и он обязательно сделает все, что бы было лучше. Ему хотелось что бы Отэм тоже думала так. Однако ее взгляд… Он будто смотрел в пустоту, в какой то момент Рексу показалось, что она увидела кого-то или что-то что совсем не хотела видеть. Рекс даже оглянулся. Но позади стояло множество людей, да и до девушки им явно не было дела.
    - Все нормально? – немного обеспокоено заговорил парень, подсовывая к ней стакан с водой.

+1

6

Мысли. Слишком много мыслей, что кажется моя голова вот-вот взорвется. Виски ломит, а руки начинают предательски дрожать. Что я наделала? Почему, почему сейчас и именно рядом с ним?
Я не могу сейчас взять и выпасть из реальности, я не хочу, мне не нужно это. Я не хочу этого видеть, пожалуйста. Но подсознание выставляет перед взором секундные отрывки. Пытаюсь сосредоточится на словах бывшего друга [как хреново это звучит, правда], вникнуть, вслушаться, отвлечься. Вижу по Тиреллу что он не особо желает поддерживать разговор со мной, но из какой-то вежливости все же отвечает. Сжимаю кулаки, и закусываю губу. Что происходит?
- Я... - запинаюсь, хмурюсь, подбираю слова, - Я рада, правда.. Прости, мне что-то... - пытаюсь встать, главное не смотреть ему в глаза, потому что... Потому что - что, Отэм? Резко поворачиваю голову в сторону, но кажется никто не смотрит на меня и не обращает внимания на разворачивающуюся у них под носом картину. Бегаю глазами по всей этой толпе в поисках той самой, что подтвердит мои опасения. Той, которая следует за мной по пятам.
И нахожу её. Стоит в стороне, улыбается одними уголками губ, и машет мне рукой. Мне плохо, голова начинает кружится, ноги ослабевают и еле держат меня, я делаю шаг в сторону к Рексу, но меня словно толкают в спину и я налетаю на него. Моя тень посылает мне воздушный поцелуй и растворяется в воздухе. В глазах парня вижу беспокойство, и он подставляет мне стакан с водой.
- Господи... Это... Я... - отшатываюсь, делаю шаг назад, второй, и моя голова взрывается от боли, словно мой череп пронзили насквозь раскаленной кочергой и провернули её там несколько раз. Зажмуриваюсь. Почему именно сейчас?
У меня всё хорошо, я не собираюсь возвращаться обратно. Я просто перегрелась на солнце, мне нужно прийти в себя. Прислоняю ладонь ко лбу, и хочу открыть глаза. Мне дурно. Мутная пелена, настолько густая, что я почти не различаю лиц. Слабость во всем теле. Нет, не такая как от наркотиков, я не лечу ввысь от эйфории, и на моем лице нет дурацкой улыбки. Я падаю. Падаю во тьму, от которой так бежала. Которой так боялась.

апрель 2014; день свадьбы Рекса
Красный ауди r8 несется нарушая все мыслимые и не мыслимые правило дорожного движения. Она должна успеть вовремя, и одному Богу известно, как она добирается без происшествий. Блондинку смело можно вписать к стритрейсерам, только вот вряд ли она станет когда-либо еще так лихачить. Почти боком входим в последний поворот, и залетает на подземную парковку, снося к чертовой матери шлагбаум. И плевать что поцарапала машину, потому что если она не успеет вовремя, от этого места ничего не останется. Бросает её посреди гаража, и бежит к лифту, что есть силы стучит по кнопке:
- Давай же, давай! - глупо, она кричит от злости и бежит к аварийной лестнице. Первый этаж, второй, она не успеет, она черт возьми не успеет. Пятый, шестой. Она залетает на этаж и вновь к лифту, кнопка, черт побери, работай. Слезы застилают её глаза, она не может допустить еще одной ошибки, нет, она просто не имеет права. Снова лестница, снова бежать, она спотыкается, больно подворачивает ногу, тринадцатый, четырнадцатый, почти:
- Блядь! - она почти успела, - Рекс!!! - что есть мочи кричит она, но этот отчаянный вопль тонет в оглушительном взрыве. Её отбрасывает назад, обсыпая бетонной крошкой вперемешку со стеклом, она скатывается с лестницы, и почти теряет сознание. Больно. Слишком больно. И она не успела. Она не успела.
Девушка лежит на спине и старается перевернуться. Отползти. Где-то недалеко воют сирены. Она должна выбраться раньше. Задыхаясь от гари и пыли, блондинка перекатывается на бок, группируется, и скатывается еще на один пролет по лестнице. Кажется, есть сломанные ребра, и спина горит огнем, она чувствует как из ран сочится кровь.
Но она поднимается, и шатаясь, пропуская ступеньки, оступаясь, больно ударяясь о перила и стены, кашляет, легкие печет и кажется она их вот-вот выплюнет, спускается обратно в гараж, молясь чтоб машину не засыпало.
Она убегает. Вновь.

Темнота обволакивает, убаюкивает. Я утопаю в ней - мне удивительно спокойно. Уютно и тепло. Она такая родная, кажется, я даже скучала по этому. По этой невероятной тишине, в которой различаю лишь стук своего сердца. Мне очень тихо.
Я почти улыбаюсь этому комфорту, как он резко сменяется лютым холодом. Словно резкий порыв ветра вынес все окна в доме, врываясь и переворачивая все с ног на голову, заставляя бежать, прятаться. Но он настигает, унося в свой ледяной круговорот, вселяет ужас.
Резко распахиваю глаза и сажусь. Видимо потрясение было слишком сильным, и я упала в обморок. Но потеря сознания ничто по сравнению с тем, что я увидела в своих воспоминаниях. В тех самых темных_больных воспоминаниях, о которых никто не говорил, а мозг запер их на сто замков. Стены хранилища дали трещину и выпустила на свет это.
- Нет... Я.. Господи, что я наделала?
Я была там. На Тирелла было покушения, и я... Похоже, я соучастница.
Хватаюсь за голову, и только сейчас замечаю парня сидящего рядом. Черт побери.

+2

7

Никогда не знаешь, что ждет тебя дальше и в какой момент жизни нужно будет вернуться в исходную точку и начать с начала, потому что исправить уже ничего нельзя. Жизнь Рекса напоминала онлайн в игру, без возможности сохранения, все ошибки стоили ему дорого и если что-то шло не так, это не всегда можно было исправить. Порой, спотыкаясь он набивал себе шишки, что не сходили так долго и долгое время напоминали об ошибке. Вот и сейчас. Казалось, что все это события давно прошедших дней, но место, где когда то сильно болело, снова начинало ныть.
Людям приходится жить с той ношей, что они возложили на себя. Рекс же возложил на себя слишком много, так много, что унести все это становилось невозможным. Нужно было избавиться от чего-то, чего-то ненужного, чего-то что уже не имеет значения. Сейчас он смотрел на девушку и понимал, что наверное стоит забыть эту часть его жизни, наконец то почувствовать себя свободным, ведь у них все хорошо.
Хорошо. Последнее что подумал Рекс, прежде чем Отэм рухнула ему в руки. Он просто стоял рядом, пытаясь понять, что происходит с блондинкой. Минуту назад такая заводная и жизнерадостная Отэм расспрашивала его о жизни. А уже сейчас, она едва держала равновесие и то и дело смотрела куда то вдаль холодными и пустыми глазами. Вдруг стало страшно.
- Отэм,- Рекс пытался достучаться до нее, но она не реагировала, - Отэм,- еще одна попытка, что не имела успеха. Девушка рухнула ему в руки и хорошо, что он оказался рядом.
- Только этого не хватало,- а ведь он только освободился от этого груза. И вот тебе последствия. Наверное людям не суждено забывать прошлое, оно как маяк или зовет назад или же дает ориентир в новую жизнь, напоминая, как поступать не нужно. Рекс был встревожен и обеспокоен.
- Отэм,- он пытался привести блондинку в чувства, но не получалось. Постепенно вокруг них начали собираться люди. Будто на этом вечере не было ничего интереснее. Чем девушка, что упала в обморок. Мистер Грейсон не одобрит это сборище, нужно было унести блондинку в какую то каюту, лишь избавить ее от назойливых глаз. Да уж скандала не оберешься, но это беспокоило Рекса меньше всего.
- Она просто перегрелась на солнце, - заявила какая-то дама попивая коктейль и изредка поправляя шляпу.
- Много вы понимаете в солнечных ударах,- огрызнулся Рекс и довольно злобно посмотрел в ее сторону. После чего дама поспешно покинула круг наблюдателей.
Отправив какого-то парня за врачом, Рекс взял девушку на руки. Может и правда дело было в солнце, погода выдалась довольно жаркой, а Отэм никогда не жаловала головные уборы.
- Что же ты, все ведь было нормально,- тихо лепетал Рекс. Девушка всеравно его не слышала, а он просто пытался успокоиться и не переживать. Вломившись в первую попавшеюся каюту, Рекс положил девушку на небольшой диван.
В голове крутилось множество мыслей, и то чувство вины, как давно оно не посещало его, а сейчас так сильно твердило, что это он виноват. Ведь все было хорошо, пока Рекс  не появился в ее жизни.
В каюту ворвалась какая то дама с аптечкой, утверждая что она закончила медицинский.
- Мы разговаривали, а потом она просто упала, я не знаю что произошло. Его голос звучал растерянно.
Парень мерил комнату шагами. Не мог устоять на месте и просто ждать. В каюте запахло спиртом, девушка гордо именующая себя врачом водила промконутую в спирт вату возле носа девушки.
- Рекс!!!- вскрикивает девушка, после чего парень тут же оказывается рядом, но девушка так же быстро замолкает снова погружаясь в темноту. Парень теряется в догадках. Не перестает ломать голову и так недовольно смотрит на эту даму, что пыталась привести блондинку в чувства.
Еще мгновением и Отэм приходит в себя.
- Как ты напугала меня,- Рекс опускается на край дивана рядом с девушкой. – Что? Что ты натворила? Он не понимает в чем делом. – Ты о чем? Ты просто упала в обморок. Просто перегрелась на солнце.
Женщина с аптечкой поспешно покинула каюту оставив их вдвоем.
- И это еще твой отец не знает, надо бы ему сказать. Ты как себя чувствуешь то? – он говорил почти без умолку иногда лишь прерывался, что бы набрать воздуха в легкие или выдохнуть. У него самого уже начала кружиться голова от переживаний.

+1

8

- самая большая ошибка, которую может совершить человек, - потерять себя во время того, пока слишком сильно кем-то дорожит, и забывает, что он тоже особенный.
Прежде чем отдавать всего себя любви, подумай, что у тебя останется, если эта любовь уйдет? Я всегда была слишком предана и слишком слепа. Я доверяла, снова и снова совершала ошибки, о которых говорила ранее - никогда больше не наступлю на те же грабли. И этим я вырыла себе могилу.
И это воспоминание будет преследовать меня до конца моих дней. Но какого черта? Я была в клинике, подралась с другими больными, вот и все. То что сейчас всплывало в моем воспаленном мозгу - не правда. Я не могла. Меня попросту не было в городе в это время. Я же была в больнице в отключке. Ведь так мне рассказали родители, зачем им меня обманывать? Хотя что за глупый вопрос я задаю сама себе?
Они могли. Это же семейство Грейсон, ложь у нас в крови издавна, и каждый пропитан_окутан её с ног до головы. Даже я. Но как же так, я всегда считала что моя ложь во благо. Господи, зачем, почему, как это вообще вылезло на поверхность? Откуда? Такое... Разве такое могло произойти со мной? Могла ли я участвовать в покушении на убийство?
Убийство человека, которым я когда-то дорожила, и которого... Наверное любила. И сейчас я смотрю на него, выглядящего таким потерянным и напуганным, и не знаю что сказать. Врать? Я не могу, у меня просто не хватит сил. Упасть еще раз в обморок? А если мое подсознание опять провернет фишку с прошлым и я вспомню еще какую-нибудь взрывную, в прямом смысле этого слова, деталь? И чего доброго, все эти картинки подтвердят мои опасения - я хотела убить Рекстона Тирелла.
Знать бы еще за что. Закрываю глаза, потираю переносицу, и напрягаю извилины, что остались у меня в голове. Если они вообще имелись, на самом-то деле. В чем я, лично, сейчас очень сомневалась. Додумалась - распластаться по полу перед всей этой светской толпой, которая теперь будет вновь промывать мне косточки на протяжении долгого времени.
Медленно поворачиваю голову к Рексу:
- Ох.. Думаю мой отец уже знает всё в красках. Удивлена как он еще не здесь, не рвет и не мечет что я опять выкидываю свои фокусы, - усмехаюсь, и с трудом сажусь, - Прости... Не хотела заставлять тебя волноваться, - в каюте немного прохладней чем на палубе, и мне становится легче, только начинает слегка подташнивать. Впрочем, как и обычно со мной бывает после падения в обморок. Он всё еще внимательно изучает мое лицо, словно подозревает, что я не договариваю каких-то важных деталей. Делаю глубокий вдох:
- Я кое-что вспомнила.. Из того времени, ну... Ты понимаешь, - отвожу взгляд и быстро моргаю, внезапно подступившие слезы сейчас ни к чему, он не должен их увидеть.
Больше всего я боюсь, что он поймет, догадается, и не правильно истолкует, обвинит меня, ничего не выяснив. Хотя что там не так понимает? Что из этих воспоминаний можно не так истолковать. Я была там во время взрыва. Я знала о нем заранее и бежала туда. Вопрос в том: зачем? Может внезапно осознала свою ошибку и бежала выручать/предупреждать?
Сперва нужно самой во всем разобраться, а уже потом вмешивать его. Хотя на самом деле, наверное стоит рассказать всю правду, потому что так будет верно, потому что я не могу больше лгать, потому что…
Потому что тогда вернется Тьма. Вернется та Отэм, которую я так боюсь и от которой бегу сломя голову. Которая не должна возрождаться из пепла как феникс. Потому что прошлое должно остаться там, в больнице, откуда я выписалась с выборочной амнезией. Потому что я не хочу больше бояться собственной тени.
- Я вспомнила, как падала с лестницы, и… Это не было похоже на лечебницу, – пожимаю плечами, и опускаю глаза в пол, слова срываются с языка прежде, чем я могу прикусить его, - У меня есть подозрение, что мои родители лгут насчет моего падения. И насчет многого другого, потому что... Ох Господи, - обхватываю себя руками, и начинаю раскачиваться из стороны в сторону, - Меня не толкали, меня не скидывали... Там вообще не было посторонних... И там жутко пахло гарью, было темно и кто-то кричал.. И мне было больно, очень больно, - это всего лишь часть, но я должна посмотреть как он отреагирует на эти слова, и пока он переваривает это, нужно, просто жизненно необходимо вспомнить, как я была замешана во взрыве в день свадьбы Тирелла.

+1

9

Она приходила в себя. В какой-то момент Рекс почувствовал облегчение. Всего пара минут переживаний казались ему вечностью. Но все хорошо. Все хорошо. Он мог спокойно выдохнуть и надеяться, что у всего этого есть разумное объяснение. Не хотел бы он, что бы каждая их встреча превращалась в сплошную катастрофу.
- Да, наверное, ты права. Постарайся не вставать. Тебе нужно еще придти в себя.
Рекс понимал, что с минуты на минуту сюда может ворваться мистер Грейсон. Нужно было подготовиться морально. Ему уже давно не доводилось с ним общаться. Их пути разошлись так же быстро, как и их пути с Джеком и Отэм. Не находилось никаких общих точек соприкосновения, кроме упреков, которые мог повторять мистер Грейсон часами, а Рекс не в силах был ему перечить. Трудно будет встретиться с ним снова. Рекс поднимается. В горле почему-то пересохло, хочется пить. Вовремя обнаруженная бутылка на столе, кажется спасением. Парень делает несколько глотков и снова возвращается к девушке.
Отэм начинала говорить, Рекс пытался удержать ее на месте, заставить лежать. Но девушка была слишком взволнована. В который раз он шел у нее на поводу, но в этот раз по другой причине, он не может ее заставить, он никто, просто никто для нее, когда то бывший друг. А сейчас его даже трудно назвать знакомым.
Рекс пытается ее понять, но ее слова казались ему хаотичными и не имели смысла. Рекс удивленно, нет даже встревожено смотрел на Отэм, пытался осознать, что же твориться в ее голове, но пока ничего не понимал. Наверное, это последствия солнечного удара. Она бредит. Наверное, ей просто приснился страшный сон, ведь так бывает.
-  Что? О чем ты говоришь?- отвечает ей парень. Кажется, они слишком рано отпустили ту женщину. Может Отэм нужно показаться врачу. – Темно… пахло гарью…,- тихо повторял Рекс, - там был взрыв? – как то машинально выдает парень. Он так и не смог избавиться от тех жутких воспоминаний, когда они едва с Эмилией остались живы, всего один шаг и все бы просто закончилось, так и не успев начаться. Долгое время, каждую ночь он прокручивал тот день снова и снова. Рекс пытался вспомнить какие-то детали, пытаясь понять, кому понадобилось взорвать его дом. Но ничего. Это пугало, неизвестность безумно пугала его. Да, он слишком хорошо, все это помнил и, наверное, именно поэтому мысли о взрыве так быстро слетели с его губ. Но нет, этого не может быть. Два взрыва, слишком странно. Конечно, Сакраменто огромен, но таких совпадений не бывает. Рекс пытался не придавать словам девушки особого значения. Мало ли что может сказать блондинка, что всего пару минут назад пришла в себя. Наверное, ей все же лучше полежать, выпить воды, успокоится. Бедная, просто перенервничала. Рекс так сильно отрицал все слова Отэм, что и представить себе не мог, что он упускает.
- Может позовем врача? – его слова больше звучали не как вопрос, а как утверждение. Но выбор был за Отэм, он не мог ей указывать. Он хотел как лучше, но, увы, он не имел права решать что-то за нее. Они уже слишком далеки. Когда-то все было иначе, но девушка сама решила предпочла жизнь без него.

+1

10

— я сам свое небо, я сам свой ад.

http://cs423616.vk.me/u17183572/docs/2e0addc4f334/tumblr_njdgcn3P0R1spk3foo3_250.gif?extra=bquVglCMg4y-SrQXDb3kLTL4aRY8KjdLnaKSMR5QNqvQJkj2yErCfLy332kNKxkOuyZlFGl87NqU6RyrG7ndpy1z4QtXfEQ

Возможно, я хотела бы родится другим человеком. С другой жизнью, с другими целями. С другим воспитанием. Хотела бы расти и добиваться всего сама. Ставить себе цели и идти к ним, спотыкаться, падать, вновь подниматься и идти. Что мешает мне сделать это сейчас? Привычка. Самая простая причина.
Наверняка каждый из людей мечтал изменить что-то в своей жизни. И так всегда: бедный желает стать богатым, богатый желает простых искренних радостей. И никто не замечает того счастья что у них под носом. Всегда ищут какой-то подвох, потому что в настоящие чувства уже никто не верит. Те, у кого есть деньги - думают что всем, кто рядом только эти бумажки и нужны. Не буду отрицать, в большинстве случаев так оно и выходит - дамы идут замуж за кошелек; желательно, престарелый. Те, у кого этих самых денег нет - разбиваются в лепешку, пытаясь заработать свои гроши, и просто не думают о своей второй половине, о какой-то другой жизни.
Я часто представляю себя другой. Вот я врач, вот - парикмахер в бедном районе с жуткой химией на голове и ярко розовой помадой на губах. А вот я инженер-проектировщик какой-нибудь. Через полчаса эта дымка испаряется и я вновь становлюсь собой. Избалованной девочкой от которой разве что проблемы. Мне так удобней. Зачем разрушать мир, в котором ты всегда жил и к которому ты так чертовски привязан? Я уже пыталась из него убежать, наблюдайте чем это закончилось. Нравится? Вот и мне не очень.
Хотя именно в тот момент у меня было то, именно то, чего все так желают. Счастье. То самое, которое я приняла как должное, и которое так просто вышвырнула из своей жизни, не думая, что теряю возможно самое важное и настоящее, что могло произойти со мной. Я повернулась спиной и гордо вскинув голову, ушла. Сожгла мосты, убегая к человеку, который собственно ничего этого уже не заслуживал. К тому, кого считала истинной своей половиной, своей частью, которая меня никогда не оставит и не предаст.
Итог: и оставил, и предал. И растоптал, оставив меня в том дремучем лесу проблем кишащем ужасными монстрами, в котором я долго блуждала, пытаясь найти выход к свету. И вышло так, что мои демоны оказались сильней меня, и выбралась я жутко поломанной. Вот так все перестают верить чувствам, закрываются, создают вокруг себя стены, замуровывают все входы_выходы, и живут в своем мирке. Без надежды.
Сейчас я смотрела на Рекса и понимала - у меня больше нет надежды. Мои глаза больше не блестят радостью, улыбка фальшивая и только потому что она нужна. Чтобы не задавали лишних вопросов, чтобы думали что у меня все в порядке. Потому что маски. Всюду маски.
То, что было тогда между нами кануло в небытие. Я вспоминаю и этот эпизод своего фильма под названием "Почти на дне". Теперь я понимаю, я всё мать его, понимаю. И его взгляды, и его жалость, и его нежелание вести со мной диалог. Мысли просто разрывают мой мозг, подкидывая все новые и новые картинки, которые сменяются слишком быстро, что я путаюсь, не успеваю запомнить. И наверное должно было наступить облегчение, мол ну вот, я всё помню, давайте снова задвинем это в самый дальний ящик, туда где оно хранилось, потому что закопать в глубокой могиле я хотела такие воспоминания. Ведь так делают нормальные люди? Принимают все плохое и просто живут, оставив сие где-то позади: было и было. Но нет же, я ведь не такая.
Сейчас мы будем переживать каждый больной фрагмент заново, царапая осколками сердце и душу, вынося дробью мозг, заставлять душу корчится в агонии, и умирать_умирать_умирать - снова и снова.

https://38.media.tumblr.com/3c18d59b1effaffdba1571387ba362ee/tumblr_mwjz74OETC1rhlp1zo1_500.gif

— человек навсегда прикован к прошлому: как бы далеко и быстро он ни бежал — цепь бежит вместе с ним.

Врача. Врача мне, желательно с такой анестезией, чтобы мне снова отшибло память. Хочу свернуться калачиком, укройте меня мягким пледом, погладьте по волосам, и помогите мне забыть все, что я сотворила со своей жизнью. Я не могу поверить в то, что пыталась убить сидящего напротив парня, который после моих истерик все же заботлив и учтив, и сейчас не бросил меня в руки какой-то неизвестной докторше, а остался рядом. Хотя, ведь он еще совсем не знает, что я вроде пыталась его убить. Почему, какого черта я вспомнила всякую дрянь, но не могу понять что я делала в тот вечер в том доме?
- Не надо врача. Врач не исправит моего прошлого, - отвожу взгляд, потому что от бессилия хочется разрыдаться, потому что не знаю, как рассказать ему всё, - Прости Рекс... За всё... - закусываю нижнюю губу, до крови, - Там был взрыв. Рекс, я была там, - просто потому что не могу молчать, потому что не могу скрывать это.
Потому что хочу разобраться во всем. Сама я не могла. Не могла, я не верю.

Отредактировано Autumn Grayson (2015-03-07 17:41:59)

+1

11

- Скажи хоть что-то. Он не понимал. Терялся в догадках и в конце концов это сводило его с ума. Почему именно сейчас? Почему именно с ним? Он терпливо ждал, пока девушка набиралась смелости. Возможно не стоило давить на нее, но Рекс всегда был таким упрямым.  Наверное зря. Ее слова заставили его сжать кулаки, его глаза наливались кровью только от одной мысли о взрыве, а она… она говорит что была там. Всего несколько секунд было достаточно что бы Рекс подскочил с дивана. 
- Что ты несешь? – Рекс грубо срывается на нее. Его строгий взгляд направлен в ее сторону, она не смотрит на него, но наверняка чувствует с каким упреком он смотрит. – Отэм! Посмотри на меня. Голос Рекса все больше переходит на крик, а ведь всего пару секунд назад он был так мил с ней. Что на него нашло? Это все нервы и не иначе. Он слишком много всего пережил за эти меясца и теперь, теперь когда он ничего не понимает она говорит ему о взрыве. Он злился. Злился потому что не понимал, что происходит. Он хотел знать больше, хотел достучаться до нее, что бы услышать все, а не глупые отрывки из ее воспоминаний.
- Отэм, это не смешно. Что ты вспомнила. Что с тобой вообще происходит? Рекс схватил ее за плечи, вынуждая посмотреть в его газа. Но не было времени. В каюту влетел отец девушки едва не силой отталкивая его от блондинки.
- Убирайся! – так грозно звучал его голос. Грозно, но не страшно. Рекс лишь сделал пару шагов назад устремляя взгляд на девушку.
- Что произошло?,- уже более спокойно повторил он. Тирелл не хотел верить, что они думают об одном и том же. Так не бывает. Слишком много совпадений, что бы это оказалось правдой. Рекс сцепил зубы, что бы не сорваться снова.
- Мистер Грейсон, и это все что Вы можете мне сказать? Но кроме призирающего взгляда Рекс так ничего и не получил. Этого стоило ожидать.
- Хорошо молчите, можете скрывать это от дочери, но не от меня. Я все равно узнаю, мистер Грейсон и тогда … Набирая снова обороты он все же смог себя остановить. – А впрочем, пошли Вы…
Слишком громко. Дверь каюты грюкнула и Рекс довольно быстро оказался на палубе желая тут же покинуть эту яхту и больше никогда… никогда не оказываться рядом с их семейством.
Почему некоторые люди приносят в  жизнь так много боли. И когда казалось, что все уже давно закончилось, правда была в том. Что это еще не конец.
Рекс терзал себя мыслями, одна его половина хотела вернутся и узнать у Отэм все, а вторая… вторая просто хотела уйти и не вспоминать об этом случае, не вспоминать об этой истории и об этой девушке. Так долго он старался вычеркнуть ее из жизни. А что теперь? А теперь он снова оказался в той же яме и как знать, как быстро выберется от сюда.
Он так быстро шел, что сносил все на своем пути. Столы, стулья, официантов. Ему было плевать, он просто шел не пытаясь остановиться. Просто шел, пытаясь избавить от мысли, что Отэм хотел его убить. Он не хотел в это верить. Не хотел, но чем больше думал, тем сильнее эти слова казались ему правдой.

+1

12

Каково это, смотреть в глаза некогда родному человеку и не знать что ответить? Когда видишь сколько ярости в его глазах, слышишь грубые нотки в его голосе. Осознаешь, что он все понял, и как он теперь тебя ненавидит. И не знаешь, как оправдаться, и лишь молчишь. Прекрасно понимаешь что еще несколько секунд и каюта превратится в место массового побоища, хотя участвовать будут только два человека.
Рекс зол и хватает меня за плечи, причиняя боль, встряхивает, просит_требует ответить, но я не успеваю. Дверь распахивается [наверняка с ноги] и влетает мой отец, отшвыривая от меня Тирелла. Я снова сломана. Я не знаю что ответить бывшему жениху, я не знаю как говорить с родителем. Оцепенев слушаю теперь их перепалку. Вздрагиваю от слишком_громкого хлопка двери, вскакиваю, потому что мне хочется все ему объяснить. Не знаю как, но хочется, делаю шаг, чтобы выбежать следом, догнать, остановить.
Но старший Грейсон резко хватает меня чуть выше локтя, больно впиваясь пальцами, дергает на себя. Вскрикиваю от неожиданности и получаю звонкую пощечину. Толкает меня от себя, взгляд полон презрения, еле удерживаю равновесие чтобы не упасть на пол:
- Ты что наделала?! Ты что ему сказала, наркоманка чертова?! - да как он смеет, и это мой любимый папочка? И это его я защищаю, скрывая правду?
- Не смей. Больше никогда не смей поднимать на меня руку. Я тебе не твоя малолетняя шавка-любовница, с которой можно делать все что угодно! - меня трясет, и я перестаю сдерживаться в высказываниях, - Или мне рассказать всё матери? Ох, она будет очень счастлива что её драгоценный муж опять нарушает условия брачного договора!! - сжимает кулаки и делает шаг ко мне, интуитивно делаю шаг назад и натыкаюсь на столик, - Или ты мне сейчас же рассказываешь какого черта я делала в день свадьбы Рекса в его доме в момент взрыва, или... Ты больше никогда меня не увидишь, и поверь, ты будешь бояться что я начну рассказывать все твои грязные и самые отвратительные секреты папочка. Что? Может попытаешься меня убить? Или нет, не так.. Убьешь единственную наследницу? Или я уже не единственная, и у тебя есть внебрачные дети?!
- Да как ты..
- Смею папочка! Очень даже смею! Я может и была наркоманкой, но сейчас я в более здравом уме и многое вспоминаю из того, что Вы от меня так тщательно скрывали. Драка в больнице? Да я даже не выезжала за пределы Сакраменто! - возникает желание кинуть в него чем-нибудь, пока он стоит неподвижно как статуя, и кажется собирается с мыслями. Потирает переносицу и присаживается на подлокотник дивана:
- Это твой брат, - то, что выбивает почву у меня из под ног, то, что заставляет меня повторять одно и тоже "нет_нет_нет". Отец смотрит в одну точку куда-то мимо, я не могу вымолвить и слова, потому что не верю что Джек мог сделать такое со своим лучшим другом:
- Было понятно что ты захочешь взять вину на себя. Поэтому ты ничего не знала. Отэм, это сделал твой любимый брат, - встряхиваю головой, стараюсь отогнать все мысли от себя, отрицаю эту очевидную правду.
- Почему?
- Разве не очевидно? За предательство, - медленно поднимается и подходит ко мне, внутренне вся сжимаюсь, но отец лишь обнимает меня, и гладит по волосам.
Я вновь чувствую страх и бессилие. Я вновь та разбитая Отэм Грейсон.
И я никогда не смогу жить нормально.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если ты доверял, а тебя предали, они должны заплатить