Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Хей, малышка, всё будет OK


Хей, малышка, всё будет OK

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://31.media.tumblr.com/556d23af1c8ad73fd2a0efb830d30945/tumblr_mqu4chCorA1r2a24bo6_250.gif

http://31.media.tumblr.com/18e7359a41c3ea1a77e524ecf8f8e6a1/tumblr_mqu4chCorA1r2a24bo8_250.gif

Участники: Алана и Элис Хенсон
Место: дом Хенсонов - потом центральный парк Нью-Йорка
Время: лето 2011 года
Время суток: вечер
Погодные условия: тепло
О флештайме: как убедить сестру, что всё будет шикарно

Отредактировано Alice Hanson (2015-01-24 18:37:06)

+1

2

— Господи, папа, почему тебе карьера твоей дочери дороже ее душевного спокойствия?! Неужели тебе важнее то, кем я буду работать, чем мое счастье?! Или ты думаешь, что счастье и заключается в том, чтобы стать детективом?! Как бы не так! – И прежде, чем отец успевает сказать что-то еще, Алана продолжает, даже не переведя дыхания: - Я знаю, что Элис раньше хотела быть актрисой, но ты помог, - на последнем слове девушка изобразила пальцами кавычки и усмехнулась, - ей встать на путь истинный. Но ты забываешь, что мы с ней совершенно разные!
С последним громким криком, Алана поворачивается к отцу спиной и выбегает из гостиной прямиком в прихожую. Бежит к входной двери, не разбирая дороги из-за навернувшихся на глаза слез. Девушка больно натыкается бедром на край комода, но не обращает на это никакого внимания. Как и на крики, и топот ног отца, которые раздаются прямо за ее спиной. Алане просто нужно сбежать отсюда, хоть на какое-то время остаться одной, успокоиться и обдумать, как быть дальше.
Распахнув входную дверь, брюнетка быстро сбегает по ступенькам, тыльной стороной ладони вытирая горючие слезы боли и обиды. Она бежит, не разбирая дороги. Да и совсем не важно, какой сейчас она выберет маршрут. Все равно от всего этого не сбежать.
Пока бежит, Алана налетает на людей, которые недовольно кричат проклятия в ее адрес, но ей совершенно все равно. Она уже привыкла к враждебности и злобности здешних людей. Казалось, что весь этот город построен именно на этом чувстве. Люди, живущие здесь, кажется, совершенно не заинтересованы в ком-то другом. Для нью-йоркцев не существует никого, кроме них самих. Поэтому, даже налетев на плачущую девушку восемнадцати лет отроду, их заботит лишь то, не выплеснулся на их дорогие рубашки или платья кофе. Или не пострадали ли их новые туфли от Prado? И совершенно никому нет дела до того, нужна ли помощь юной незнакомке и не ранена ли она.
Поначалу, Алана радовалась переезду в Нью-Йорк. Ей всегда нравилось путешествовать и открывать для себя мир и новые места. Но теперь, прожив здесь столько времени, она лишь с каждым днем сильнее и сильнее понимает: Нью-Йорк – не ее город. Оптимистичной, доброй и всегда готовой прийти на помощь Алане здесь не место. Да, проживание в «большом яблоке» закалило ее характер и помогло стать сильнее, помогло научиться добиваться поставленных целей, но атмосфера этого города давила слишком большим грузом.
Завернув в один из тупиков, Алана прижалась спиной к кирпичной стене какого-то старого магазина. Громкий всхлип сорвался с губ девушки, а тело начали сотрясать рыдания. Зажмурившись и закрыв рот руками, Хэнсон присела на корточки. Еще никогда девушка так не плакала. Да, у нее с родителями часто случались ссоры и недомолвки, но  никогда прежде они не причиняли столько боли сердцу девушки, как эта. Алана всегда была уверена, что родители желают своим дочерям только счастья. Но после сегодняшнего разговора с отцом, когда Алана взяла пистолет в руки, а отец с энтузиазмом начал расписывать оружие как плюс работы копом,  девушка поняла, что в жизни больше не возьмёт никакого оружия в руки. Потому что просто держать его в руках для нее уже трудно, а чтобы воспользоваться по назначению и речи быть не может. Подавив в себе рвотные позывы, Алана отдала глок назад отцу, вытерла вспотевшие ладони о шорты и твердым голосом заверила отца, что кем-кем, а детективом она точно стать не сможет. Не в ее натуре это – угрожать кому-то оружием. Да, девушка могла идти по головам к своей цели, могла пояснять отношения с кем-то… Но всегда обходилась без насилия.  И тогда, вместо того, чтобы поинтересоваться, почему или кем Алана сама себя видит, отец накричал на нее!
Подождав, пока рыдания стихнут, девушка, держась за стену, поднялась на ноги и размяла порядком затекшие ноги; затем осмотрелась вокруг. Если Алане не изменяет память, она в одном из кварталов, находящихся рядом с центральным парком.
На девушку вдруг накатила жуткая апатия. Идти домой и снова соревноваться с отцом, у кого децибел в голосе больше, не хотелось. Правда, гулять одной вечером в самом популярном парке города тоже не комильфо, но, как говорится, из двух зол выбирают меньшее. Поэтому, протерев пару раз лицо руками и обняв себя за талию, Алана тихо и медленно направилась к центральному входу в парк.
Раньше, когда семья Хэнсон только переехала в Нью-Йорк, Алана и Элис часто приходили сюда после школы, чтобы насладиться свободой и побыть подальше от всех проблем, связанных с переездом. Они часами могли сидеть на качелях, болтая или просто смотря на других детей, играющих на площадке. 
Интересно, а где сейчас Элис? Ее и мамы точно не было дома, когда Алана с отцом тестировали возможности своих глоток. Встала бы сестра на защиту Аланы? Или же тоже стала бы убеждать ее, какую возможность та упускает и как пожалеет о том, что пошла против воли отца?
Выкинув все мысли из головы и войдя в парк, Алана на секунду застыла, закрыв глаза и позволяя водовороту воспоминаний вернуть ее в ту пору, когда все проблемы были такими незначительными. Медленно выдохнув, девушка открыла глаза и практически на автомате двинулась по давно известному маршруту, прямиком к излюбленным качелям.
Прямо, налево, прямо, еще раз налево, прямо, направо. Еще один поворот налево и вот они. Забыв про все свои несчастья, Алана улыбается уголками губ и, протянув руку, берется за цепочку. Девушка делает осторожный шаг и медленно садится, боясь, что под ее весом качели могут сломаться, хотя в детстве она и видела по многу раз, как дети и взрослые качаются на таких и ничего с качелями не случалось. Правда, в детстве все казалось проще: катание на качелях, отношения с родителями, взрослая жизнь.
Интересно, неужели все это безвозвратно исчезло?

0

3

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Хей, малышка, всё будет OK