Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Интервью с...демоном?


Интервью с...демоном?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://www.fonstola.ru/large/201402/141582.jpg
Участники: Alana Hanson & Balthazar di Stefano
Место: поначалу городской парк, где частенько прогуливаются пары и совершают пробежку любители здорового образа жизни. Потом здание Национального Банка, а именно кабинет вице-президента
Время: июль, 2014 г.
Погодные условия: тепло и солнечно, без намека на непогоду. Город с трудом, но все-таки приходит в себя после урагана
О флештайме: иногда судьба преподносит весьма неожиданные, но вместе с тем приятные сюрпризы в виде встреч двух людей, которые познакомились всего лишь на пробежке. Но кто знает, чем обернется эта встреча?

0

2

Пятьдесят две трубки, тридцать один болт, пять лопастей, четыре лампочки и один слой пыли. Именно из стольких запчастей состоял вентилятор над кроватью Аланы. Который, кстати говоря, по закону подлости сломался именно в тот день, когда в Сакраменто начались самые жаркие дни. Ну конечно.
В Сакраменто вообще в последнее время с погодой неладное творилось. Например, несколько дней назад был жуткий ураган, унесший жизни множества людей: чьих-то матерей, дочерей, братьев, отцов, сыновей. Алану до сих бросает в дрожь, когда она слышит об этом прошествии. Девушка прекрасно помнит, будто это было вчера, как услышала об урагане в новостях и кинулась к телефону, звонить сестре, про себя молясь всем существующим богам, чтобы старшая Хэнсон и родители еще не вернулись из своей поездки в другой город. Видимо, боги услышали ее молитву, так как Элис заверила Алану, что с ними все в порядке и они еще гостят у друзей родителей. Сама же девушка в то время была со своими друзьями по университету, отдыхая на загородной базе.
Повернувшись набок, Хэнсон вновь попыталась уснуть. Только вот сон никак не желал приходить к бедной девушке. Вместо него в голове проносились, словно скоростные поезда, различные мысли. И ладно бы просто проносились, так нет. Они наскакивали друг на друга и отлетали в разные стороны, не давая беспокойному разуму сосредоточится на чем-то одном и, тем самым, успокоится и расслабиться. Но это было только полбеды. Другая половина состояла из: то подушка не так лежит, то простынь обмоталась вокруг ног, то одеяло какое-то колючее, то этот бок уже отлежала, а другой только-только начал функционировать, а спать на спине Алана не могла.
Перевернувшись на живот, девушка приподняла голову и посмотрела на будильник.  Шесть сорок шесть утра, черт побери, а она до сих пор не может уснуть! Ну почему Алана опять пила на ночь кофе? Почему нельзя было воды выпить и спать отправится? Знала же, что не уснет после этого дьявольского напитка, и все равно выпила! Сейчас бы уже тридцать восьмой сон видела, а не считала прыгающих овец, надеясь уснуть.
Закончив с самобичеванием, Алана глубоко вздохнула и вновь предприняла попытку уснуть. И только-только девушка начала провалиться в царство Морфея, как ее оттуда безжалостно выдернул хлопок входной двери, а затем осторожные шаги сестры. Нащупав слева от себя подушку, Алана крепко прижала ее к лицу и застонала. Господи, да за что?
Полежав так еще пару минут, Хэнсон решила, что попыток уснуть с нее на сегодня хватит. Запустив подушкой в стену напротив, Алана решительно откинула одеяло и поднялась с кровати. Шагов Элис по квартире слышно не было, как и любых других звуков. Помня о своей суперспособности - собрать все имеющиеся на твоем пути углы – девушка аккуратно и медленно двинулась в сторону гостиной, решив скоротать время за просмотром какого-нибудь тв-шоу. Но и здесь Алану постигла неудача: диван в гостиной оккупировала сестра, уснувшая на нем. Младшая Хэнсон усмехнулась. Счастливица Элис. Хотя, учитывая сколько дел по работе на нее навалилось в последнее время, возможно, называть старшую сестру счастливицей было огромным преувеличением.
Опираясь плечом о дверной косяк и наблюдая за спящей Элис, девушка прикидывала возможные варианты. Вновь идти в свою комнату не хотелось, а дома делать было нечего. Взглянув на висящие на стене часы, Алана приняла решение отправится на пробежку. Как раз самое время.
Вернувшись в свою комнату, Хэнсон переоделась в штаны для йоги и футболку с логотипом Калифорнийского университета; волосы собрала в конский хвост. Быстро обувшись в кроссовки и схватив лежащий на тумбочке плеер, девушка двинулась к выходу из квартиры. Проходя мимо спящей сестры, Алана хотело было накрыть ту пледом или одеялом, но вовремя вспомнила, что Элис, также как и младшая Хэнсон, терпеть не могла жару, поэтому отказалась от этой идеи и быстро вышла из квартиры, тихонько закрыв за собой дверь.
Оказавшись на улице, шатенка сделала глубокий, медленный вдох и на минутку прикрыла глаза.
Алана любила этот город. Любила каждую улочку, каждое здание. Ей одинаково сильно нравилось как отсутствие людей на улицах, так и переполненность. Здешние люди девушке тоже нравились. Они разительно отличались от лондонцев и нью-йоркцев. Всю жизнь Хэнсон была словно не в своей тарелке. Она нигде не чувствовала себя на своем месте. Ни в Лондоне, в котором родилась и прожила все детство, ни в Нью-Йорке, в котором провела практически всю свою сознательную жизнь. И вот, после стольких переездов, Алана, наконец, почувствовала, что обрела дом. Здесь, в Сакраменто.
Вставив пластмассовые капельки наушников в уши, Хэнсон сделала пару упражнений, чтобы разогреть мышцы, и побежала по привычному для нее маршруту: через городскую площадь прямиком в парк. В ушах звучала песня Charli XCX – Boom Clap, помогая Алане окончательно сбросить с себя сонливое состояние, и настроится на нужный лад.
Хэнсон любила бегать. Особенно, по городу или парку. Как бы Алана ни старалась, бегая в спорт-зале она не могла избавиться от мыслей и сосредоточится только на окружающей ее обстановке. Возможно, девушке мешало отсутствие немного пружинистой почвы под ногами или же свежего воздуха, но все ее пробежки в зале заканчивались, едва начавшись.
Почувствовав позади себя движение, девушка резко обернулась на полном ходу. Сзади никого не оказалось. Алана вновь повернулась вперед и уже собралась нарастить темп, как правая нога девушки сбилась с привычного ритма, а щиколотку прострелила боль. Вскрикнув, Алана упала, при этом больно приземлившись на пятую точку. Выдернув наушники из ушей, Хэнсон кинула плеер рядом с собой и обхватила свою пострадавшую конечность руками.
— Черт, - выругалась Алана и, зажмурившись, принялась тихонько раскачиваться взад и вперед.
Кажется, Вселенная ясно дает понять, что сегодня – не ее день.

Отредактировано Alana Hanson (2015-01-26 23:11:18)

+1

3

Воскресное утро выдалось практически обычным, и Бальтазар проспал еще до полудня как минимум, если бы рыжий Тибальд не решил поспать прямо на своем любимом хозяине. Кот был массивным, но не толстым, как могло показаться изначально. Его реальный вес равнялся девяти килограммам, что вполне себе нормально для взрослого мейн-куна. Поэтому пушистый "император" часам к девяти залез на кровать Бальтазара и, пройдясь по нему, наступил везде, куда только мог. Это топтание нехотя проснувшийся сонный парень еще выдержал. Но когда зверь улегся ему на грудь, то здесь ди Стефано хватило максимум на полчаса. Переворачиваться не хотелось, чтобы не потревожить кота, но и дышать было очень тяжело. У этих двоих происходили частые бои за широченную кровать итальянца (ну да, при его росте-то). Предприняв несколько попыток заснуть, Бальтазар с трудом, но все-таки разлепил сонные глаза, протер их почти что по-детски кулаками и все-таки решил вставать, поскольку упрямый кот все равно своего добьется, а выспаться уж точно не получится как следует.
Засранец рыжий. То ревнует ко всем чужим людям, которые могут так или иначе присутствовать в моей постели, то скоро меня из дома выселит.
- Тибальд, ты наглая рыжая харя, - проворчал ди Стефано, приподнимаясь, и кот тут же переместился к нему на подушку, как ни в чем не бывало. Бальтазар зевнул во все свои белоснежные тридцать два, потянулся вверх и слегка повел плечами, разминаясь. Кажется, за все то время, что он возлегал на кровати вместе с котом, он отлежал себе спину порядочно, поэтому она как-то неприятно ныла. 
- Бальтазар, ты старая развалина, - шумно выдохнул мужчина, откидывая одеяло и потопал к окну, распахивая шторы и впуская в комнату яркий солнечный свет. Который попал на кота, вследствие чего рыжий узурпатор недовольно мяукнул и отвернулся, сворачиваясь клубком и прикрываясь хвостом. - Так тебе и надо, меньше будешь меня выгонять и не давать мне выспаться, - ехидно пропел Бальтазар, глядя на кота. Потом оглядел себя. Ну то, что он стоял возле окна в чем мать родила - ничего страшного. Его двухэтажный пентхаус находился практически на крыше небоскреба, и не найдется самоубийцы-журналиста, который в погоне за сенсацией решит заснять банкира в первозданном виде.
Поэтому ди Стефано решил посвятить это чудесное воскресное утро себе любимому, а именно пробежке. Он давно не бегал, ну как давно: практически неделю, а для него это было очень много. Оправдание, конечно же, это было и значительное - Бальтазар приезжал домой после работы очень поздно, а по утрам практически заставлял себя просыпаться как следует, одеваться и снова ехать на работу. Неделя выдалась воистину адская, поэтому на себя у вице-президента не оставалось времени. Поэтому для того и существуют выходные, чтобы восполнить те пробелы, которые образовались за прошедшие безрадостные дни.
Покататься на роликах или же совершить пробежку в парке неподалеку?
Размышлял шатен, стоя под прохладным душем и постепенно просыпаясь как следует. Конечно можно было совместить и то и другое, но все-таки сегодня хотелось выбрать что-то одно. День сегодняшний обещал быть очень жарким, поэтому надеть на себя нужно что-то по минимуму: футболку, шорты, кроссовки, потом плеер в уши, шагомер на запястье и в путь. Бальтазар был приверженцем здорового образа жизни, поэтому на себя всегда находил время и любил заниматься спортом. Потому как знал, что если он даст слабину, то вполне способен потерять ту форму, что приобрел, благодаря частым и правильным тренировкам. А кому хочется стать менее привлекательным? Мужчина был не из таких, не фанатиком, конечно же, но и не лодырем. Точно также, как и занимался он сам, частенько заставлял младшего брата делать тоже самое. Хотя Амадео и заставлять не нужно, предпочтения у братьев были одинаковыми.
Под душем ди Стефано торчал недолго, минут пятнадцать. Покинув ванную комнату, он вновь вернулся в спальню, обнаружив Тибальда на том же месте и даже не поменявшим позу. Поворчав над наглостью кота, мужчина направился в гардеробную, где быстро нашел всю ту одежду, что необходима для пробежки. Прихватив с собой небольшой рюкзак и покидав туда футболку на смену, небольшую бутылочку минеральной воды, пару бутербродов с салатом и мобильный телефон, Бальтазар специально потрепал кота по холке и, выйдя из квартиры, сел в лифт, спускаясь на первый этаж и решив пройтись пешком, благо до парка было совсем недалеко. И для этого совсем необязательно пользоваться машиной, поскольку пешком вообще ходить полезно и, желательно, как можно больше.
Погода на улице стояла чудесная, и даже на Тибальда долго злиться по поводу раннего пробуждения Бальтазар не мог. Конечно в последнее время практически каждый человек в Сакраменто с опаской глядел на небо, замечая на нем серые тучи, предвещающие осадки и грозу. Тот страшный ураган, что прошелся по городу, унес с собой множество жизней, оставив после себя страх, разрушения и сотни искалеченных судеб. Ди Стефано посчастливилось находиться в командировке в это время, но ему хватило того, что он видел в новостях и чему ужасался. К счастью, его семья тоже отсутствовала в городе, поэтому за них банкир не беспокоился. Должно пройти еще немало времени, прежде чем люди смогут прийти в себя. Воспоминания были не радужными, поэтому мужчина, слегка размявшись, выбрал себе маршрут и темп движений, побежал вдоль аллеи. Народу в парке было немного, что и к лучшему, Бальтазар не любил толпу. Тихо подпевая песне, звучавшей в наушниках, итальянец заметил впереди девушку, которая, судя по всему, неудачно подвернула ногу, и упала. Непорядок.
- Мисс, что с вами? Вы сильно ушиблись? - ускорив движение, Бальтазар достиг места падения незнакомки, вытащив наушники из ушей, выключив плеер и сев рядом с девушкой на корточки.

+1

4

Алана как раз осматривала свою ногу, выясняя тяжесть повреждений, когда услышала глубокий мужской голос, приближающийся к ней. Девушка подняла голову, чтобы посмотреть на незнакомца, но вместо лица мужчины перед ней появился лишь его силуэт, а в глаза ударил яркий солнечный свет. Зажмурившись, Алана вновь опустила голову. Перед глазами плясали солнечные зайчики, и Алана попыталась поморгать пару раз, чтобы избавить от них. Не очень-то помогло.
— Ничего страшного, – Алана начала ощупывать щиколотку, пытаясь отыскать больное место. В это время, в поле ее зрения возникли мужские кроссовки, а затем и коленки их обладателя. Видимо, мужчина присел на корточки. – Наверно, я просто оступилась. – Повернув ступней по кругу, девушка поморщилась, но с удовлетворением отметила, что боль понемногу сходит на нет. Хороший знак. – Думаю, если приложить лед, ну или что-то холодное, и использовать эластичный бинт, то все будет в порядке.
Мимо Аланы и мужчины пробежала девушка, чуть не раздавившая плеер Хэнсон. Аккуратно потянувшись за устройством, Алана взяла его в руки и выключила. Штаны для йоги не предусматривали карманов, поэтому девушка обмотала наушники вокруг ладони и крепко сжала плеер в руке. Пляска желтых пятен перед глазами прошла, поэтому девушка вновь предприняла попытку поднять голову вверх и поблагодарить незнакомца.
— Спа…, - начала Хэнсон, улыбаясь, но, увидев лицо незнакомца, запнулась. Глаза Аланы немного расширились, а улыбка медленно сошла на нет; рот Аланы же слегка приоткрылся. Перед ней сидел не кто иной, как Бальтазар ди Стефано, вице-президент Национального банка. Именно он на прошлой неделе приходил в компьютерную фирму, в которой Алана работает секретарем, чтобы лично заключить контакт на поставку какого-то там оборудования. Девушка прекрасно запомнила его. Еще бы, такого мужчину захочешь, не забудешь. Высокий, широкоплечий и нереально красивый. Алана тогда подумала, что мистеру ди Стефано максимум лет двадцать пять и он как-то немного молод для такой должности, что ли. Правда потом, немного погуглив, Алана с удивлением обнаружила, что Бальтазару тридцать пять. Видимо, мужчина много занимался спортом, чтобы поддерживать себя в такой замечательной форме. А за такие потрясающие глаза, голубые, словно небо в ясный безоблачный день, можно было душу продать.  Алана моргнула, приходя в себя от потрясения. - …сибо, - продолжила девушка и нервно закусила губу. Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы мое потрясение длилось максимум пару секунд, а не минут десять, как мне показалось.
Почувствовав слабый укол боли в своей руке, Алана перевела свой взгляд на плеер, зажатый в ладони. Видимо девушка, находясь под впечатлением от такой встречи, немного не рассчитала силу и чересчур крепко сжала устройство в руке, из-за чего его острые углы больно впились в ладонь девушки. Слегла ослабив хватку на плеере, Алана покраснела. Надо же было выставить себя такой идиоткой. О Господи! А ведь Алане еще надо будет с ним встретиться, чтобы взять интервью для своей работы в университете, будь неладен тот проект и все, кто придумал ввести в практику интервьюирование таких важных персон, как господин ди Стефано! Алана едва подавила в себе желание закрыть глаза и, запрокинув голову, застонать. Ладно, это же может подождать, правда? Потому что хорошее интервью не сделаешь, сидя прямо на аллее в Центральном парке Сакраменто. Поэтому, сейчас явно не время и не место для проведения чего-то такого.
Надо идти отсюда, чтобы не испортить и без того "замечательное" впечатление. И надеяться, что ди Стефано не вспомнит ее или, помоги Господи, вообще не признает в Алане ту девушку, с которой вел беседы на прошлой неделе, сидя в приемной и ожидая директора компании.
— Мне, наверное, пора. Надо позаботиться о ноге. Спасибо за то, что остановились и извините за беспокойство. -  Быстро проговорила девушка и с такой прытью, какой сама от тебя не ожидала, вскочила на ноги, забыв о своей травме. Да вот травма-то о ней не забыла и, едва Алана встала на ноги, как через ее щиколотку будто разряд тока пустили. Вскрикнув, девушка начала вновь оседать на землю, при этом инстинктивно ища поддержки рукой. И такая поддержка нашлась. В виде опоры на плечо мистера ди Стефано.
— Ох, - все, что удалось выдавить из себя Алане, когда до нее дошло. Супер. Просто супер момент. Заверните мне два таких. Извините, – девушка быстро убрала руку с плеча мужчины и опустила голову, закусив губу. Не зная, как быть и что делать, Алана убрала за ухо выбившиеся из хвоста локоны. Уйти прямо сейчас девушка не могла, это бы только ухудшило ситуацию, а о чем говорить с этим мужчиной Алана ума не могла приложить.
Да уж, Алана. Сегодня неловкость могло бы быть твоим вторым именем.
Да что с ней сегодня такое твориться? Хэнсон-младшая ведь никогда отсутствием координации не страдала, да и смущение ей было чуждо. Интересно, это на нее недостаток сна влияет или же присутствие такого знатного мужчины, как Бальтазар ди Стефано?

+1

5

Бальтазара, конечно, достаточно сложно было назвать рыцарем, спасающим прекрасных дам от ужасных чудовищ и вытаскивающим их из различных неприятностей, но тем не менее его воспитание всегда давало о себе знать. И все благодаря матушке, которая была окружена аж тремя мужиками, двое из которых были сыновьями и которых она воспитала в лучших традициях итальянцев, которые славились своим темпераментом, любвеобильностью и обожанием прекрасного пола. Опустим некоторые интимные подробности и маленькие тайны личной жизни ди Стефано и скажем, что в общем и целом он не мог, просто не позволил бы себе просто пройти мимо, когда девушке требовалась помощь.
Почему-то сейчас вспомнился один забавный случай несколько лет назад, когда на Сакраменто пролились поистине тропические дожди, вследствие чего на дорогах образовались огромные и глубокие лужи, перебираться через которые можно было или в болотных сапогах до колена или попросту вообще закатав штанины и сняв обувь. Так вот тогда Бальтазар возвращался домой с работы и заметил стоявшую на тротуаре девушку, в руках у которой были пакеты из ближайшего супермаркета. Вид у прелестницы был растерянный, поскольку перед ней была лужа глубиной по щиколотку, не меньше. А девушке явно необходимо было перебраться через дорог, дабы направиться дальше, а она и шагу боялась ступить. Люди - существа порой слишком жестокие и безразличные к чужому горю и трудностям. Бальтазар же не мог попросту смотреть на это. И не потому, что ему захотелось выпендриться или таким образом познакомиться с девушкой.
Поэтому он припарковался неподалеку, подошел к растерянной даме и предложил свою помощь. Которая заключалась в том, что он попросил ее поставить на землю пакеты, взял девушку на руки и, погрузившись именно также по щиколотку в струящуюся по дороге воду, наплевав на то, что ботинки намертво оказались залиты, что он порядочно перепачкал брюки. На эти мелочи мужчина попросту наплевал, это была такая ерунда по сравнению с тем, что если бы девушка рискнула перебраться на ту сторону, могла попросту потерять равновесие, споткнуться и свалиться в грязную воду. Та очень долго смущалась, пока Бальтазар ходил туда и обратно, перетащив потом и ее покупки и слыша одобряющие аплодисменты и свист проходящих зевак, среди которых тоже были женщины, которые кричали нечто навроде: "Вот это настоящий мужчина!" А добрые дела никогда не остаются неоправданными и, буквально через несколько дней ди Стефано повысили в должности, как и было обещано и запланировано ранее.
Вот и сейчас он снял темные очки, подняв их наверх на волосы, как своеобразный ободок, сидя на корточках перед упавшей девушкой и вопрошая о ее состоянии. Та сразу же забормотала что-то, что с ней все в порядке, что просто оступилась, на что мужчина слегка поморщился. Оступиться можно по-разному: вполне вероятно получить растяжение или того хуже - разрыв связок. Второе, конечно же, грозило несколькими неделями полной обездвиженности. А для такой молоденькой девушки сие было скорее всего смерти подобно.
- Эх, девушка, и чего вы бравируете своим состоянием? Лучше убедиться в том, что с вами действительно все в порядке, а то же я никогда себе не прощу, что оставил вас и просто так ушел, - покачал головой Бальтазар и в этот момент, цапнувшая к себе поближе плеер девушка подняла на него взгляд и так и замерла, хлопая ресницами, уставившись на него широко распахнутыми глазами.
Вроде бы на привидение я не похож...
Мелькнула первая мысль, а потом банкир получше вгляделся в личико девушки. Он её явно где-то видел. Ну конечно же, буквально совсем недавно он беседовал с генеральным директором одной компьютерной фирмы насчет закупки оборудования для банка и выразил свое пожелание поучаствовать в дальнейших переговорах лично, несмотря на то что подобными договорами занимался совершенно иной отдел. А поскольку прибыл ди Стефано на фирму гораздо раньше, чем договаривался, то его вниманием целиком и полностью завладела хорошенькая секретарша, с которой он разговорился и разговаривал до тех пор, пока не приехал ее непосредственный босс.
Как же ее имя было... Черт побери, вроде бы для склероза еще не настало время. Анна? Нет. Анабель. Нет, снова что-то не то. А, вспомнил! Алана! Точно!
И прежде чем Бальтазар успел радостно заметить то, что ему снова посчастливилось повстречать девушку вне рабочей обстановки, как с откуда-то взявшейся прытью Алана поднялась на ноги, слегка неуклюже пошатнувшись и быстренько отрапортовала, что у нее все хорошо и что ей пора идти. Шатен слегка хмыкнул только, как Алана, тихонько вскрикнув видимо от боли, снова потеряла равновесие и оперлась на его плечо, вновь начиная извиняться.
- Ну-ну, Алана, и не надо делать вид, что вы меня не узнали, - фыркнул банкир, после чего огляделся и заметил неподалеку лавочку, на которую запланировал разместить Алану. Не на земле же ей сидеть с больной ногой. - Так, сейчас не рыпаемся и не возмущаемся и не спорим со старшими, - шутливо высказался он, после чего сам выпрямился и легко подхватил девушку на руки, неся ее по направлению к лавочке. - Поскольку из меня весьма хреновый медбрат, сейчас мы подумаем, как вам помочь, потому как ваша пробежка на сегодня явно закончена. будем надеяться, что у вас всего лишь растяжение. Как мы умудрились-то?
Вопросил он, наконец-то добравшись до лавки и усаживая девушку на нее. Сам же снова пристроился на корточках напротив, аккуратно положив ее ножку себе на колено, не терпя никаких возражений и начав слегка ощупывать лодыжку.
- Вы скажите, если будет очень больно. Попробую на ощупь определить, что с вашей ногой.

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-01-29 22:19:42)

+1

6

Когда оцепенение и неловкость ситуации наконец спали с Аланы, до ее мозга дошли слова мистера ди Стефано о том, что она бравирует своим состоянием здоровья. Вот еще. Нахмурив в недоумении брови, девушка уже хотела было поспорить  на эту тему, а потом вспомнила, какие упертые создания эти мужчины и как обычно сложно с ними спорить. По правде говоря, спорить с Аланой тоже не комильфо. Всегда считавшаяся боевой девушкой, она спорила до последнего дыхания. Последнего дыхания ее оппонента, конечно же. Это было семейной чертой любого из Хэнсонов – решающее слово должно быть за ними. Нет, это ни в какой мере не было манией победителя, ничего такого. Просто одна из семейных странностей (особенностей характера или внутренних убеждений, называйте, как хотите), которую сестрам Хэнсон привил их отец еще с детства. Взвесив все доводы за спор и сравнив их с болью в своей ноге, девушка закатила глаза, молча признавая свое поражение. Поведение, конечно, совсем для Аланы нетипичное, но она сегодня уже итак много чего делала, что совсем на нее не похоже, так что еще один несвойственный ей поступок ситуацию не изменит.
Услышав свое имя, произнесенное Бальтазаром, Алана закусила губу и попыталась сдержать улыбку. С одной стороны, ей это льстило. Такого интересного, богатого и знатного мужчину, как мистер ди Стефано наверняка окружало множество женщин, поэтому женское самолюбие Аланы было приятно польщено тем фактом, что он запомнил ее. С другой же стороны… С другой же стороны, после сегодняшнего, он наверняка запомнит не только ее имя, но и странное поведение. Алана бы точно запомнила. А ей еще у него интервью брать!
— Я ни в коем случае не делала вид, что не узнала вас, мистер ди Стефано. Я узнала, - сказала Алана и улыбнулась банкиру. На самом деле, все наоборот. Я делала все возможное для того, чтобы вы меня не узнали.Просто не хотелось отвлекать вас от пробежки. – Вообще-то Алана не любила врать, но на данный момент ей показалось разумным объяснить свое поведение. А так как истинная причина ее сегодняшней чудаковатости звучала не фонтан как хорошо, девушка придумала более правдоподобную версию. В каком-то смысле, ложь во благо. Тем более, не по серьезному поводу она лукавит, так что не все так плохо.
Услышав шутливый приказ, Алана сначала хотела было закатить глаза, но подумала, что делать это дважды за пару минут – признак нехорошего тона. А какой бы бойкой Хэнсон ни была, хорошие манеры и правила поведения в приличном обществе ей не чужды. Да и, девушка была уверена, Бальтазар ей только добра желает. А отвечать на добро пренебрежением не стоит, ведь в современном обществе оно встречается крайне редко. Особенно, от мужчин. Хотя, кого Алана обманывает. Половая принадлежность мало что определяет в этом вопросе. Как и возраст, раса, национальность. Все зависит лишь от самого человека, его принципов и убеждений. Вот, например, сама Алана жила по принципу бумеранга. Девушка верит:  если она сделает добро, это добро к ней же и вернется, причем в десятки раз усиленное.
— Есть, капитан, - ответила Алана и, не сумев сдержать в себе шутливого порыва, отдала честь. Едва она успела это сделать, как мистер ди Стефано выпрямился и подхватил ту на руки.
Крякнув от неожиданности, Алана обхватила шею Бальтазара руками, невольно сильнее прижимаясь к мужчине. Первой реакцией девушки, когда удивление спало на нет, оказалось ее сопротивление такому способу передвижения. Сработал типичный женский механизм под названием ну-я-же-тяжелая. Говорить об этом Алана не собиралась, просто молча попыталась слезть с рук мужчины и встать на ноги…ну, на ногу, точнее сказать. Но мистер ди Стефано оказался таким сильным, что любые ее попытки погибли на корню. Алане даже на миллиметр не удалось сдвинуться в мертвой хватке Бальтазара. Да он даже не заметил этого ее порыва, скорее всего. Вздохнув, Алана покрепче ухватилась руками и решила просто наслаждаться таким моментом. В конце концов, не каждый день мужчины ее на руках носят. Девушка уже собиралась было спросить Бальтазара, куда это он собирается с ней идти и каков дальнейший план действий, как заметила на их пути лавочку. О, теперь понятно.
Достигнув места назначения, Бальтазар аккуратно опустил Алану на скамью и вновь присел перед ней на корточки. Положив рядом с собой плеер, девушка слегка приподнялась на руках и подвинулась ближе к спинке лавочки. Облокотившись на ту спиной, Хэнсон взглянула на Бальтазара.
— Ого, мистер ди Стефано. Ругаетесь в присутствии дамы, - Алана в неодобрении покачала головой, но не смогла сдержать широкой улыбки, выдавшей девушку с головой. Пока Бальтазар устраивал пострадавшую ногу Хэнсон у себя на коленях, Алана поморщилась от легкой боли, вновь прострелившей ногу. Ой-ой. – Я бежала, и мне показалось, будто сзади меня кто-то есть. Обернулась, чтобы проверить, так ли это. Когда вновь поворачивалась, нога вдруг сделала кульбит и, - Алана указала на поврежденную ногу, - вот оно.
Столько заниматься бегом и так легко подвернуть ногу. Вот это удача.
— Хорошо, скажу. Хотя, я думаю, вы и сами поймете. Как только будет больно, я или вздрогну, или вскрикну.  Или вообще и то, и другое. – Алана смущенно улыбнулась. У девушки был не очень высокий болевой порог, да и к боли она не привыкла, поэтому, почувствовав ее уколы, Хэнсон частенько вскрикивала или содрогалась. Уловив краем глаза какой-то блик, Алана повернула голову в ту сторону. В поле ее зрения возникла семья; судя по всему, они делали фото для семейного альбома. И тут в голове Аланы промелькнула мысль. – Ох, мистер ди Стефано, наверное, будет лучше, если Вы просто отвезете меня в больницу. Или домой. Если журналисты застанут Вас в такой ситуации, вас замучают вопросами, а папарацци обязательно постараются, чтобы наш с Вами снимок попал на первые полосы. А я не хочу, чтобы у Вас из-за меня были проблемы.

+1

7

Barbara Streisand – Woman In Love


Бальтазар тихонько хмыкнул, когда взял девушку на руки и, прежде чем сделать несколько шагов до ближайшей скамьи, почувствовал, что она сделала слабую попытку принять вертикальное положение и выскользнуть из его объятий. Да не тут-то было, хватка у банкира была крепкой, да и заметил он, с какой завистью смотрят на Алану пробегающие мимо начинающие "спортсменки". Да и в самом деле почему бы не поносить на руках красивую девушку? Взгляд шатена слегка скользнул по ее фигуре, на несколько секунда задержавшись на глубоком декольте, но пялиться было по меньше мере некрасиво, да и за такое откровенное разглядывание милейшей персоны можно было от этой самой персоны и по лицу получить неслабо. Поэтому раз уж вызвался помочь, надо именно помогать, а не раздевать взглядом (что, надо сказать, у Бальтазара получалось с постоянным успехом). Ди Стефано отнес пострадавшую на лавочку и принялся за осмотр её лодыжки.
А девочка с характером, мне нравятся такие. Не люблю обычных серых мышек. И хоть сейчас она работает простым секретарем, мне думается, что из неё явно выйдет что-то интересное. Когда мы с ней разговаривали тогда в холле, мне понравилось общаться. Поскольку некоторые красотки как откроют рот, так уши сразу в трубочку сворачиваются.
Воспоминания и вправду были весьма приятными. Бальтазар вообще был достаточно разговорчивым и эмоциональным человеком, который дико не любил скучать, а ожидать кого-то или чего-то и подавно. Поэтому красивая секретарша, которая приготовила гостю отличный кофе с пирожными, оказалась отличным собеседником, не стушевалась, а наоборот стала вовсю поддерживать разговор, когда ди Стефано попросту задал ей пару вопросов о жизни, без какого-либо подтекста. Еще ему подумалось о том, что если она так умело беседует, то смогла бы стать весьма неплохим журналистом, конечно если еще немного подучится. Сам-то Бальтазар "убил" восемь лет своей жизни на два высших образования, но совершенно не считал эти года впустую потраченными. Знания, полученные от замечательных преподавателей ему весьма пригодились в жизни, в особенности в поездках в другие страны, где он мог запросто попрактиковаться в разговоре с истинными носителями того или иного языка. В планах у мужчины было еще выучить испанский и, может быть, еще какой-нибудь язык, но пока что у него были небольшие проблемы со свободным временем.
- Ругаюсь? - Бальтазар слегка прищурил голубые глаза и посмотрел на Алану. - Ох нет, лучше бы вам не слышать, какими именно словами я ругаюсь. Примеры приводить не буду, а то научитесь от меня плохому, а я стану виноватым без суда и следствия. Это всего лишь констатация факта, - но девушка улыбалась, значит шутила, и эти самые шутки слегка разряжали текущую весьма неприятную для неё ситуацию. Хотя, как говорится, что не делается, все к лучшему, но не когда это лучившееся идет в ущерб собственному здоровью.
Чувствую, моя сегодняшняя пробежка также отменяется, как и её. Скорее всего просто растяжение, при разрыве связок она наверняка бы стонала уже от боли, не переставая. Хотя у всех людей разный болевой порог. Может быть она просто весьма терпеливая.
Хотя его догадки не подтвердились, потому что от его несильных прикосновений девушка морщилась от боли и вздрагивала. Да уж, на своих ногах она явно отсюда не уйдет. Еще и экстрасенс из него хреновый, не только медбрат. Бальтазар задумался над тем, что же делать дальше. Нет, конечно, он мог бы вызвать для нее такси, благо телефон с собой, но тут есть нюансы. Во-первых, бумажник он с собой не взял, да к тому же у банкира была дурацкая (а может быть и нет) привычка носить с собой небольшую сумму наличных денег. Он привык практически всегда и везде пользоваться картами, хотя, наверное, от данной привычки следовало избавляться, поскольку ситуации в жизни бывают разные и иметь при себе зеленые бумажки все-таки нужно.
А во-вторых, даже если они разберутся с такси, то как девушка сможет добраться до квартиры с больной ногой? Не на одной же конечности допрыгает... Хотя самым лучшим вариантом действительно было отвезти ее в ближайшую клинику, где ей смогут оказать квалифицированную помощь и, возможно даже сделать обезболивающий укол, чтобы она смогла добраться до своего дома. Ну это вполне означает, что первую половину дня они явно проведут вместе. Если его не прогонят, конечно же. Но пока Бальтазар раздумывал над тем, как дальше поступить, Алана внезапно выдернула его из состояния легкого задумчивого анабиоза и сообщила то-то насчет папарацци. Ди Стефано на это только головой покачал.
- Я вам честно скажу, мне абсолютно все равно, кто и что обо мне подумает. Даже если меня кто и сфотографирует, то для меня это будет лишний пиар, не более того. К тому же я нахожусь в компании красивой девушки, а не какого-нибудь забулдыги. Поэтому благодарю за беспокойство, но не стоит. Как бы к вам не было потом лишних вопросов, - он хитро ухмыльнулся и решил озвучить свой вариант решения возникшей проблемы. - Давайте так с вами поступим, если вы не против. На мой непрофессиональный взгляд, у вас просто сильное растяжение, не более того. Но поскольку вам сейчас лучше не опираться на ногу, чтобы не травмировать ее еще больше, я предлагаю вам немного подождать меня здесь. Я живу совсем близко отсюда. Быстро сбегаю домой, переоденусь и отвезу вас в клинику. Посмотрим, что врачи скажут. Не бросать же вас в таком состоянии тут. Мой забег до дома и обратно займет не более получаса, а поскольку погода хорошая, то я думаю, что подождать меня тут вы преспокойно сможете.
Да и не каждый второй человек меня в городе знает, чего она так волнуется...

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-01-30 22:50:40)

+1

8

Если бы не многолетняя практика делать покер-фейс перед тем, как получать нагоняй от сестры или родителей, то Алана бы сейчас смеялась, словно гиена в брачный период.  Нет, ну, правда. Неужели мистер ди Стефено думает, что смог бы научить новым ругательствам девушку, часто зависающую в одной компании с парнями? А также же девушку, учащуюся на факультете журналистики, студенты которого славится богатым словарным запасом не только в области литературных слов, но и могучего ругательного? Причем, могучий ругательный у них идет даже лучше, чем литературный. Порой он настолько хорошо идет, что плавно переходит в испанский или французский, или итальянский ругательный. А то и во все эти языки сразу. Особенно, когда не успеваешь сдавать важные работы в срок. Вот тогда большинство студентов не ругается матом, а разговаривает на нем. Но сама Алана такими словами пользовалась крайне-крайне редко. Поэтому, если кто и слышал бранные слова из уст этой красотки, то понимал – дело плохо.
Спорить насчет того, кто кого бы научил ругательствам, Алана тоже не стала (тем более, когда есть все шансы выиграть). Умение ругаться матом еще ни одну девушку не красило, поэтому не стоит даже заводить на эту тему разговор. Вместо этого, Хэнсон улыбнулась банкиру и опустила взгляд на свою ногу. Та, кстати говоря, выглядела как обычно, что являлось еще одним хорошим знаком, не правда ли? И боли практически не чувствовалось, только если пошевелить ногой.
Пока мистер ди Стефано на практике показывал свои знания в области медицины, Алана, от нечего делать, принялась вновь рассматривать мужчину. Пробежав оценивающим взглядом сверху вниз и возвращаясь вновь к лицу, девушка лишь еще раз убедилась – Бальтазар ди Стефано был очень красивым мужчиной. Интересно, почему он до сих пор холост? Если верить газетам, он все еще одинок.
Небольшая искра, отголосок давно забытого трепета, пробежал от шеи до колен Аланы. Расслабься, девочка. Он же тебе в отцы годится.
Ну да, конечно… если бы ее отец решил обзавестись потомством в тринадцать лет. Но, в любом случае, тринадцать лет разницы – это очень много, даже для Аланы, всегда считавшей, что, когда мужчина старше своей женщины - это хорошо. Но только когда у людей совпадают взгляды и цели. Мистеру ди Стефано наверняка уже хочется ощутить тепло домашнего очага и любимой женщины. А вот Алана быть хранительницей очага пока быть не готова. И, в ближайшее время, готова не будет. Да и детей иметь в двадцать два и ближайшие к этой цифре пару лет ей не хочется. Слишком уж она еще ребенок для такого ответственного и серьезного шага, как отношения со взрослым, уже состоявшимся мужчиной.
Воу, притормози, гонщица. Что-то ты по типичному женскому тупи пошла: он просто мне улыбнулся, а я уже придумала имена нашим будущим трем детям. Встретились вы несколько раз, ну и что теперь? За платьем в салон бежать, что ли? С чего вообще такие мысли?
Поморгав пару раз, Алана тряхнула головой, пытаясь выкинуть из нее ненужные мысли. Видимо, природный катаклизм что-то сделал с ее головой. Хэнсон и раньше мыслила…нестандартно, но сегодня просто бьет все свои рекорды.
Услышав от мистера ди Стефано речь о том, что ничего страшного ему снимки не принесут, а наоборот, пропиарят еще больше, Алана уже не сумела удержать себя и закатила глаза. Он знала не понаслышке, как работает эта индустрия, сама скоро станет ее частью. Не многие журналы, репортеры, папарацци способны преподнести новость так, какой она является. Чаще всего бульварная пресса искажает все факты и делает из одной ситуации диаметрально противоположную. И Алана не хотела бы потом сидеть перед родителями и, словно на допросе, отвечать на вопросы: как она познакомилась с Бальтазаром ди Стефано, почему они оказались вместе на пробежке, это совпадение или запланированное действие, почему ее нога на его коленях, почему именно он помогает их дочери и почему мужчина просто не отвез девушку в больницу? А, зная своих матушку и батюшку, именно так и будет же, черт побери! Сестра, конечно, тоже от ответов на парочку любопытных вопросов не откажется, но лезть с ними не будет. Станет выжидать, пока Алана сама во всем не признается. Про Сида и Джейми Алана вообще молчит. Если они увидят подобного рода статью, количество издевок, которые эта парочка применит к Хэнсон, можно будет изменять по всепланетарной шкале. Это уж точно.
Мистер ди Стефано выжидающе смотрел на девушку, которая, раз в сотый за сутки, выпадает из реальности и все представляет разного рода ситуации. Недостаток сна и жара явно неблагоприятно влияют на Алану.
— А? – немного пораскинув мозгами, девушка попыталась вспомнить, о чем мужчина только что говорил. И, надо признать, но не так уж сегодня она и лажает, потому что Алане удалось вспомнить слова мужчины. – О, нет, не стоит так утруждать себя. Я доберусь до дома на такси, я прихватила с собой немного наличных. А там уже или Элис об этом, - Алана указала на свою ногу, - позаботится или же схожу в больницу. Спасибо вам еще раз. – Девушка широко улыбнулась, а потом вновь вспомнила о своем задании – взять у мужчины интервью. И, раз уж с ее ногой они разобрались, почему бы не обозначить ситуацию с интервью? Была ни была, как говориться.Кстати говоря, - кстати, вы замечали, что слово «кстати» люди произносят совсем не кстати?, - мистер ди Стефано, никто из представителей Калифорнийского университета вам не звонил и не договаривался о встрече? Просто у нас в университете подготовили новый проект, в рамках которого каждый студент с последних курсов обязан взять интервью у влиятельного человека. И так получилось, что мой жребий решил выбрать вас. – Алана мило улыбнулась и пожала плечами, мол, что поделать.

+1

9

А девушка попалась упрямая в отношении помощи. Нет, конечно Бальтазар не любил настаивать на чем-то, хоть порой и приходилось это делать, но сейчас он чувствовал бы себя очень неуютно, если не смог ей помочь. Мужчина задумался, на сколько он помнил, такси отсюда конечно же ходили, но везде и всюду практически всегда бывают свои нюансы. Во-первых, парк находился достаточно далеко от проезжей части, поэтому если такси и вызывать или ловить, то точно не здесь, поскольку по дорожкам машина точно не поедет, нарушая все мыслимые и немыслимые правила. Во-вторых, если уж Алана сообщила, что у нее есть при себе немного денег, то этой небольшой по ее меркам суммы за оплату услуг таксиста могло попросту не хватить.
Так как есть разница, откуда именно заказываешь такси, сколько времени займет дорога до ее дома. А некоторые могут взимать плату только за одну доставку машины до клиента, а еще и после всего этого за километраж. Хотя Бальтазар конечно не думал, что девушка поедет за тридевять земель специально для того, чтобы побегать в парке. С таким же успехом можно нарезать несколько кругов вокруг собственного дома или вообще вдоль улицы. Но это смотря что за район проживания. Однако же внимательны итальянец не мог не отметить реакцию Алана на ту или иную его фразу, как она закатывала глаза и тому подобное. Внимания, конечно, на этом не заострял, для нее он был никем, но все-таки Алане следовало не так уж явственно не соглашаться с его словами. Вслух бы хоть высказалась что ли... Шатен покачал головой и, аккуратно опустив ногу девушки, выпрямился.
Надо бы порыться в сумке. Возможно что моя детская привычка устраивать себе заначки в виде забытых купюр по карманам не сыграет со мной злую шутку. Помнится, что в детстве купюры находились в самых неожиданных местах, к примеру, в зимней куртке или в самом дальнем кармане рюкзака. Запихнул и забыл, а потом нежданчик, а приятно.
- Да меня пока что еще совершенно не за что благодарить, я ничего не сделал, просто остановился рядом, - Бальтазар снял со спины свой небольшой рюкзак, бросил быстрый взгляд на Алану, которой, по-видимому, жара не доставляла удовольствия. А сейчас было всего лишь утро, сегодня же обещали поистине адское пекло. Ди Стефано был рад такому прогнозу погоды, поскольку к теплу он всегда относился гораздо более положительнее, чем к холоду: будь то еда, горячая ванна или же сауна. Гораздо более плохо он переносил холод, но при этом обожал зимние виды спорта. В общем, мириться мог, но не нравилось ему мерзнуть, существом мужчина был поистине теплолюбивым. Поэтому банкир извлек из недр рюкзака бутылку с минеральной водой и протянул Алане. - Вот, держите, охладитесь хоть немного. Я надеюсь, что она еще не успела нагреться до такой степени, чтобы ее было противно пить. Вы подождите немного, я просто хочу кое-что проверить, - и началась перетряска карманов. К счастью, ничего компрометирующего или ненужного найдено не было, рюкзак пустовал, но сегодня Бальтазару, судя по всему, сопутствовала удача - во внутреннем кармане обнаружилась пятидесятидолларовая купюра.
Слава тебе, Боже, хоть не опозорился вконец. А то как-то не очень получается - банкир и без денег. Нет, они, конечно, есть, но вот все-таки нужно приучаться брать с собой наличные.
- Так вот что я хотел... - начал было итальянец, но тут девушка внезапно спросила у него насчет того, не поступало ли ему каких-либо звонков из Калифорнийского Университета. Бальтазар слегка наморщил лоб, силясь что-то припомнить, но на ум как-то ничего не приходило. Он отрицательно покачал головой. - Вероятно, что я понедельник прибуду на работу, и мой секретарь сообщит мне, были ли какие-то звонки или приглашения на те или иные встречи. Вообще нужно посмотреть свой рабочий календарь, а что...
А вот что - Алан озвучила далее. Интервью? Значит верны были его догадки насчет возможной будущей профессии этой привлекательной мисс. Но вот только ее суждения насчет жребия заставили Бальтазара слегка ехидно ухмыльнуться.
Жребий? Не очень-то я верю в судьбу, но его Величество Случай может распорядиться так, как ему вздумается. Кто знает, может быть действительно просто так получилось. Хотя наша с ней тогдашняя беседа, сегодняшняя встреча и вот узнанная мною информация о будущем интервью... я могу уже судить о том, что как-то слишком много совпадений сразу.
- Значит я буду вашим своеобразным подопытным кроликом? Скажите, Алана, а это ваше первое интервью или же я буду нечто вроде вашей преддипломной практики? - улыбнулся банкир, вновь надев темные очки, поскольку солнце стало светить уже гораздо более ярко, а лавочка, на которую он усадил Алану, находилась на самом солнцепёке. Лучшего места конечно не нашлось, и до ди Стефано это хоть не сразу, но дошло. - Нет-нет, я ни в коем случае не против, думаю, что в понедельник мой секретарь сообщит мне об этом. Поэтому я буду чрезвычайно рад встретиться с вами снова. И все-таки поскольку у меня тоже обнаружилась кое-какая заначка, я все-таки вынужден буду настоять на том, чтобы вызвать такси, сопроводить вас до дома, а дальше поеду обратно. К тому же такси сюда не доедет, поэтому все-таки вам придется еще немного потерпеть меня и побыть у меня на руках, так как такси мы будем ловить на выходе из парка, но никак не здесь.
Что-то я уж слишком услужливый, не к добру это. Но все-таки я не могу не помочь красивой и интересной девушке.

+1

10

I stay up too late, got nothing in my brain
That's what people say, that's what people say
I go on too many dates, but I can't make them stay
At least that's what people say, that's what people say
But I keep cruising, can't stop, won't stop moving
It's like I got this music in my body and it's gonna be alright

Cause the players gonna play, play, play, play, play
And the haters gonna hate, hate, hate, hate, hate
Baby, I'm just gonna shake, shake, shake, shake, shake
I shake it off, I shake it off
Taylor Swift - Shake it off
На лицо девушки упала прядка волос, которую она тут же сдула. Кажется, пора или переделывать хвост, или заколоть непослушные локоны как-то по-другому, потому как оставлять волосы совсем распущенными в такую жару Алане не хотелось, а ходить растрепанной и вовсе не вариант. Распустив хвост и используя пальцы как расческу, девушка вновь собрала волосы, правда, теперь уже в пучок. Что получилось и насколько ужасно, Алана увидеть не могла, да и не столь сейчас важно это было. Легкая небрежность ведь до сих пор в моде, верно? Так что все в порядке.
Пока Алана мастерила себе прическу, мистер ди Стефано аккуратно опустил ногу девушки и выпрямился. Вновь начал говорить о том, что не стоит его благодарить, на что Алана лишь улыбнулась и, опустив взгляд на свои ноги, провела по бедрам руками, убирая невидимые пылинки. На лбу девушки выступила легкая испарина. Проведя по ней рукой, Алана поморщилась. Хэнсон совершенно не любила жару. Точнее, любила, но в меру. И сегодня, судя по прогнозам метеорологов, эта жарища явно перешагнет допустимый для Аланы предел. Девушка мысленно застонала, вспоминая свой сломанный вентилятор, который сейчас висит без дела над ее кроватью и собирает пыль. Ну почему она так и не удосужилась попросить кого-то починить его, а? Кажется, придется вновь рыться в кладовой, в поисках старого настольного вентилятора, потому как даже открытые по всей квартире окна не спасут от жары и духоты. В такие моменты Алана скучала по Лондону: дождливому, туманному, пасмурному. Ей недоставало серых туч, грозно висящих в небе. Фонарей, расплывающихся дымными желтыми пятнами и отбрасывающих на мокрый тротуар поблескивающие круги. Запаха мокрого асфальта, едва заметно кружащего в воздухе.
Капля пота скатилась по позвоночнику Аланы и та поморщилась, что, по-видимому, не укрылось от внимательного взгляда банкира. Порывшись в своем рюкзаке, мужчина достал оттуда бутылку воды и передал девушке.
— Спасибо, - искренне поблагодарила девушка. Вода оказалась едва теплой, но даже такой Алана осушила полбутылки, пока не спохватилась, что вода-то не ее и не вернула бутылку законному владельцу. Пока девушка, запрокинув голову, делала быстрые глотки, в ее голове возник вопрос: как можно бегать с рюкзаком за плечами, даже таким небольшим, как у мистера ди Стефано? Алана никогда этого не понимала. Ей всегда казалось, что рюкзак, болтающийся за плечами, только мешает. Даже если он и вовсе не болтается. Сама девушка всегда бегала налегке, только плеер с собой брала. Ну и деньги, на всякий случай, которые сейчас надежно хранились в новом спортивном лифе Аланы от Victoria’s Secret, храни, Господь, эту марку!
Пока мужчина продолжал поиски чего-то, что он, как говорил, хотел проверить, Алана подняла левую бровь и слегка наклонила голову набок, с любопытством наблюдая. Вновь возвращаясь к вопросу об интервью, мистер ди Стефано сказал, что никаких звонков ему или его секретарю не поступало, и Алана нахмурилась. Это было странно. Потому как обычно руководство сначала договаривалось с людьми, у которых студенты должны брать интервью, а потом уже говорило этим самым студентам, у кого с кем будет интервьюирование. Какой-то там бизнесмен, который выпал на долю Джейми, уже позавчера был приглашен на интервью. Почему же мистера ди Стефано еще не уведомили и не пригласили? Хотя, писательница Сида тоже вроде как ни сном, ни духом до вчерашнего, когда он встретил ее в кафе, не знала ничего об этом проекте. Ладно, не Аланы это проблемы.
— Нет, участь подопытного кролика вам не грозит, - мило улыбнулась Алана, наверное, в тысячный раз отвечая на данный вопрос. Почему-то все, кто узнавал, что у них собирается брать интервью студент, а не квалифицированный журналист, задавали этот вопрос. Впору уже табличку повесить «нет, не учусь, уже умею» или что-то подобное. Учитывая, что она учится не на первом и даже не втором курсе, вопросы эти были немного…странные, мягко говоря. К тому же, интервью – одно из разновидностей беседы, череда вопросов и ответов, ничего сложного тут нет. Если, конечно, оно не проводится по типу «круглого стола». В обычной жизни подобного рода взаимодействие происходит раз пятнадцать на дню, – На счет преддипломной или простой практики не знаю, нам ничего об этом не говорили. Ну, или я прослушала, - что было не мудрено, потому как сидела она в это время между Сидом и Джейми, которые о чем-то шепотом спорили, не давая сосредоточится ни на их споре, ни на деталях собрания. Хорошо хоть, суть уловила и не прослушала имя своего будущего собеседника. Алана пожала плечами, улыбнулась и продолжила: - А вы были бы против дать интервью начинающему журналисту? – Посмотрев на мужчину и подняв бровь, спросила девушка. Мистер ди Стефано заверил Алану, что нисколько бы не был против ,и девушка слегка, приподняв только уголки рта, улыбнулась.
То ли чтобы перевести тему, то ли и правда заботясь о благополучии Аланы, банкир вновь вернулся к продолжению их спора о такси. Выслушав его предложение, девушка решила тоже высказаться:
— Насчет сопроводить до дома я возражений не имею, но могу Вас заверить, что живу недалеко и такой пристальный присмотр за мной совершенно не обязателен. К тому же, я все еще могу ходить, хоть и с трудом, и хромая, но могу. Так что, спасибо за заботу, но я все же на своих двоих доберусь до дороги. И оплата такси тоже уже чересчур. У меня и правда есть деньги, и я уверена, что их хватит. Если нет, попрошу Элис оплатить.
Алана понимала, что может обидеть мистера ди Стефано таким ответом на все его предложения, но не могла по-другому. Не любила девушка быть в долгу перед кем-то. Оказывать кому-то помощь, даже безвозмездную, – пожалуйста, но принимать ее от практически незнакомых людей, которым потом не сможешь помочь в ответ – увольте. И амплуа «девушки в беде» явно Хэнсон было не по вкусу.

+1

11

Бальтазар не привык использовать правило тех "нет". Если сказали нет единожды, то можно, конечно же, попробовать во второй раз, но если и в этот раз получил отказ, то как-то третьего раз не желаешь. Поэтому банкир и не стал настаивать снова на том, чтобы проводить девушку до дома и уж тем более оплатить такси. Если Алана так в себе уверена, то зачем же пытаться поколебать эту уверенность своим упорством? Да и со стороны это смотрится не очень уж корректно.
Наверное, я слишком гоню лошадей. И вправду, чего я так заупрямился? Надо всегда стараться ставить себя на место другого человека, только не всегда это получается. Если бы я был на ее месте, то наверняка бы подумал о том, что мужик кадрится и не собирается просто так отступать. То предложит донести до выхода из парка, то за такси заплатить, то до дома проводить. А там и до постели рукой подать. нет, ну а как же - больной человек должен лежать в постели. Да к тому же же это наша не последняя встреча с ней. Неверной я пошел дорожкой, нужно сворачивать на правильную.
- Алана, я никогда не против дать интервью начинающему журналисту, - он взял из рук девушки уже полупустую бутылку воды, которую убрал обратно в рюкзак. Наверняка она чувствует себя уже нехорошо, находясь на солнцепёке, а банкир тут еще настаивает и разглагольствует почем зря. Надо все-таки уже вызывать такси и двигаться к выходу из парка. - Всем мы когда-то начинали с самых азов, да и я сам не сразу стал вице-президентом, пройдя весьма сложный путь до этой должности. Но если вам будет интересно, об этом мы как раз сможем поговорить с вами на интервью. Вы продумаете те вопросы, которые, возможно, интересны вам и будут полезны для того, чтобы отчитаться перед вашими преподавателями, ну и я тоже постараюсь не ударить в грязь лицом и не сделать интервью скучным и однообразным.
А жара тем самым достаточно активно набирала обороты, ди Стефано почувствовал, как вдоль позвоночника начинают стекать редкие капельки пота, и это чувство было достаточно неприятным. Он встал, достал из кармана рюкзака мобильный телефон и вызвал такси к самому выходу из парка, после также попросил Алану назвать адрес местонахождения ее дома. Удостоверившись, что девушка-оператор все правильно зафиксировала и повторила ему, мужчина удовлетворенно кивнул, убрал телефон и повернулся к Алане.
- Тогда чтобы не привлекать к себе лишних взглядов, давайте помогу вам добраться до выхода из пара. Мне сказали, что такси прибудет минут через пятнадцать, а к этому времени мы как раз доберемся до выхода. Постарайтесь только не наступать на поврежденную ногу, чтобы не травмировать ее еще больше. Понимаю, что на одной ножке особо не попрыгаешь, но если что, мое предложение донести вас до места назначения будет в силе, - улыбнулся Бальтазар, протягивая Алане руку, чтобы она опиралась на него при передвижении. Хреновый из него был помощник, конечно, но пройти просто так мимо он попросту не мог - не позволяло воспитание. Да и следовало бы на будущее поумерить свою настойчивость и пыл. Это было нелегко для итальянца, привыкшего добиваться поставленной им цели любыми способами и готовому, при необходимости пойти по головам. К женщинам, конечно же это не относилось, здесь действовать необходимо было по-другому, но сейчас ди Стефано не ставил целью завоевать девушку любыми правдами и неправдами, иначе просто так он не отступился бы. Не та ситуация...
Но, как он и предсказывал, добралась пара до выхода из парка как раз за пятнадцать минут, и когда Бальтазар остановился, все также поддерживая Алану, чтобы она отдохнула (идти по жаре, да еще с травмированной конечностью - хуже нет), как на горизонте показалась желтая машина такси. По крайней мере не опоздали, и то хорошо. А раз уж Алана дала свое согласие на то, чтобы он проводил ее до дома, то грех было не воспользоваться этим и отказаться поехать. Кроме того, до этого сам предлагал.
На самом деле, что ни случается, то к лучшему. Конечно то, что она травмировала ногу, не самое приятное происшествие, но все-таки воля случая была такова, чтобы мы встретились снова, пусть даже при таких обстоятельствах. А я верю в то, что если встречаешь незнакомого тебе человека несколько раз, то это что-то да значит. Как жаль, что я не умею разгадывать подобные знаки или знамения, если они таковыми являются.
Алана не слукавила, жила она и вправду неподалеку, поэтому совсем скоро машина остановилась возле небоскреба, и Бальтазар помог девушке выбраться из машины и дойти до подъезда. Прежде она расплатилась с водителем.
- Жаль конечно, что утренняя пробежка не задалась, но не скрою, мне было очень приятно еще раз увидеться с вами. Хоть и обстоятельства не самые удачные. Но тем не менее берегите себя, лечите поскорее ногу и - до встречи на интервью. Готовьте свои каверзные вопросы, Алана - мужчина улыбнулся уже более широко, во второй раз назвав девушку по имени за сегодняшний день и мягко прикоснулся губами к тыльной стороне ладони Аланы. После чего развернулся, направляясь к тому же такси, чтобы добраться до своего дома. Случайности не случайны...

+1

12

Мистер ди Стефано еще раз заверил девушку, что вовсе не против дать интервью начинающему журналисту. Мужчина даже обещал поведать Алане свою историю становления вице-президентом Национального банка. Конечно, эту информацию можно было найти и в интернете, если очень хорошо поискать, но все же это совсем не то нежели личный разговор.
Алане намного больше нравилось самой узнавать о человеке, задавать вопросы, слушать ответы и делать свои выводы, а не читать уже готовые. Она знала, насколько важно уметь прислушиваться к себе. Порой то, что ты слышишь о человеке, оказывается совершенно далеко от истины. И поэтому Алана никогда никого не судила по рассказам, всегда предпочитая личное общение сарафанному радио. Наверное, именно причина недоверия маркетингу из уст в уста и стала одной из главных причин решения Хэнсон податься в журналисты.
Пока Алана в уме прикидывала вопросы, которые она смогла бы задать банкиру, тот уже успел вызвать такси и спросить у девушки ее адрес. Хэнсон быстро продиктовала банкиру нужную улицу и номер дома и усмехнулась. Ей нравились такие мужчины, как Бальтазар ди Стефано - упорные и целеустремленные. Жаль, что сейчас таких редко встретишь...
Алана еще раз ощутила, как по нее позвоночнику скатилась капля пота. Поморщившись, девушка села на скамейке ровно и, заведя руку за спину, отняла от кожи слегка прилипшую материю майки. Быстро то отводя ткань от своей спины, то приближая, девушка попыталась хоть немного остудиться. Помогало мало, конечно, но хоть как-то да легче становилось. Мистер ди Стефано, до этого все еще договаривающийся о такси, повернулся к Алане лицом. Подняв на него взгляд, девушка сильно прищурилась: солнце светило прямо в глаза.
— Оперативная работа, мистер ди Стефано. Спасибо, - ответила Алана на слова мужчины о том, что такси прибудет к выходу из парка через пятнадцать минут. Банкир же уже протягивал ей руку и напомнил, что его предложение о путешествии на руках все еще в силе.
— Спасибо, - искренне произнесла Алана и, широко улыбаясь, взяла мужчину за руку. Опираясь на протянутую ладонь, девушка встала на ноги, стараясь переместить вес тела на здоровую ногу. Обернувшись к лавочке, Алана взяла свободной рукой плеер и, намотав, как и раньше, наушники на свою ладонь, вновь повернулась к мистеру ди Стефано лицом. Взяв одной рукой мужчину под руку, другой, в которой был плеер, Алана указала в сторону выхода и жизнерадостно, будто ничего веселее на свете нет, произнесла: - Что ж, попрыгали?
До выхода из парка парочка добралась, слава Богу, без курьезов и происшествий. Девушка даже ни разу не взяла перерыв на остановку, что было хорошо, по ее мнению. Правда, ближе к выходу, нога Аланы все же разболелась сильнее, и Хэнсон пришлось перекинуть руку через шею мужчины для более существенной поддержки. Добравшись до оговариваемого места прибытия такси, Алана и Бальтазар остановились. Жара с каждой минутой становилась все сильнее и девушка уже чувствовала, как кто-то в ее голове начинает стучать по стенкам черепа молотками. Прислонившись к мужчине для поддержки, Алана поморщилась и потерла рукой лоб. По приезду домой надо бы выпить аспирин или что там у нас в аптечке есть от головной боли. Пока Алана пыталась силой мысли изгнать из головы болезненные ощущения, возле мужчины и девушки притормозил желтый автомобиль такси. Собрав все силы, Хэнсон поспешила юркнуть в прохладный салон. Следом за ней на сидение скользнул и Бальтазар.
Дорога до дома Аланы прошла в полном молчании: Хэнсон, закрыв глаза, откинула голову на спинку сидения и наслаждалась легкими порывами воздуха, которые обдували разгоряченную кожу, а мужчина видимо решил не тревожить ее покой и дать отдохнуть. Головная боль потихоньку сходила на нет и девушка слегка улыбнулась. Возможно, не придется пичкать себя лишними химикатами.
Машина затормозила ровно через секунду после того, как Алана открыла глаза. Первым на тротуар выбрался мистер ди Стефано, после чего помог выбраться и девушке; конечно, после того, как та оплатила такси.
Алана уже приоткрыла рот, чтобы вновь поблагодарить Бальтазара за его помощь, но мужчина первым завел разговор и затем эффектно завершил свою речь: мягко поцеловал тыльную сторону ладони девушки. Мужчина развернулся к такси, когда к Алане вернулся ее дар речи.
— Мистер ди Стефано, подождите минутку! – Крикнула девушка и осторожно двинулась навстречу мужчине. Дойдя до Бальтазара, Хэнсон глубоко вздохнула. – Спасибо Вам за вашу помощь. Это было очень мило с Вашей стороны и я благодарна Вам за все, что вы сегодня сделали. Я прошу прощения, если обидела Вас чем-то. Я не хотела, правда. И простите, что испортила Вашу пробежку, я не специально. - Замявшись на секунду, девушка закусила губу. Но затем, откинув все сомнения в сторону, Алана быстро приблизилась к мужчине и крепко обняла его, прижавшись щекой к его груди. Затем, отойдя на пару шагов назад, вновь взглянула на Бальтазара : - до свидания, мистер ди Стефано. – И, улыбнувшись на прощание, девушка аккуратно двинулась домой, стараясь не особо не хромать, но и не тревожить ногу.

+1

13

To be continued...

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-02-08 13:27:17)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Интервью с...демоном?